Читать онлайн Верное сердце, автора - Джеймс Саманта, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верное сердце - Джеймс Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верное сердце - Джеймс Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верное сердце - Джеймс Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Саманта

Верное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Дожди, которые докучали им всю вторую половину января, скоро уступили место холодным зимним ветрам, дувшим с севера. Многие обитатели Соммерфилда благодарили Бога за то, что были избавлены от долгой суровой зимы, однако в течение почти целого месяца окрестности замка были припорошены снегом. Люди старались собираться поближе к очагу или сбивались в кучки, ища тепло везде, где только возможно.
К счастью, за последнее время морозы ослабли и небо очистилось. В тот чудесный зимний день лучи солнца разогнали утренний слой легких облаков, заливая мир внизу своим золотистым сиянием. После всего долгого вынужденного затворничества большинство обитателей замка высыпали наружу, чтобы вволю насладиться солнечным светом.
Целая толпа рыцарей и оруженосцев – среди них сэр Маркус и сэр Бентли – сидели возле арсенала, затачивая лезвия своих палашей и вертя их в руках то так, то этак: лучи солнца играли на их стальной поверхности. Однако все дружно вскочили на ноги, едва завидев проходившую мимо Джиллиан.
– Как, неужели вы собираетесь сражаться со мной, благородные господа? – Ее рука взметнулась к груди, глаза широко раскрылись от притворного ужаса. – В таком случае мне остается только молить вас о пощаде, ибо я всего лишь беззащитная женщина.
Рыцари и оруженосцы разом затаили дыхание при виде чарующей улыбки, с которой хозяйка замка обратилась к ним. С непокрытой головой и каскадом пышных, черных как смоль волос, ниспадавших ей на плечи поверх плаща, она представляла собой самое прелестное зрелище.
– Не хотите ли остаться с нами и посмотреть, как мы упражняемся с оружием, миледи? – крикнул ей кто-то из толпы.
Джиллиан заколебалась, испытывая сильное искушение ответить вежливым отказом. Но затем случайно заметила краем глаза Гарета. Он находился в дальнем углу двора и беседовал с каменщиком, однако то и дело бросал взгляды в ее сторону. Даже на расстоянии она могла заметить на его лбу хмурую складку. Его явное недовольство только подхлестнуло в пей желание продлить его насколько возможно. Неужели он намеревался следить за каждым ее шагом, словно она была одним из соколов в клетках, которых все время обучения держали на привязи, а потом возвращали хозяину только для того, чтобы они никогда больше не узнали свободы? Она присела в низком реверансе:
– Рада сделать вам одолжение, господа.
Сэр Бентли перевел взгляд на сэра Маркуса, слегка приподняв бровь:
– Мы будем первыми.
Сэр Маркус с шаловливой улыбкой на губах описал мечом круг в воздухе.
– Принимаю вызов. – Он обернулся к Джиллиан: – Вы сами назовете победителя, миледи.
Кто-то побежал за креслом для Джиллиан. Они вместе выбрали место для схватки. Короткий поклон в ее сторону – и оба рыцаря подняли вверх свои мечи и щиты: поединок начался. Каждый горел желанием доказать свою силу и ловкость. Они то обходили друг друга по кругу, то наносили и парировали удары, двигаясь взад-вперед, из стороны в сторону, прикидывая в уме слабые стороны противника. Но так как оба оказались примерно равными по росту, ширине плеч и весу, схватка возобновлялась снова и снова. Пригнувшись низко к земле, Маркус одним молниеносным движением развернулся к Бентли. Сталь в его руке вспыхнула серебром, когда он нанес очередной удар. Бентли высоко подпрыгнул, чтобы избежать смертоносного лезвия. Тут Джиллиан почувствовала, что не в силах больше этого выдержать.
– Довольно, прошу вас! – воскликнула она, прижав ладони к порозовевшим щекам. – Мужчины могут находить это забавным, но, клянусь, каждый раз, когда вы скрещиваете мечи, у меня сердце замирает в груди!
– Они просто резвятся, как мальчишки, – крикнул кто-то из задних рядов. – Если вы хотите увидеть настоящее фехтование, миледи, вам надо взглянуть на его светлость!
Маркус и Бентли прекратили поединок, ткнув лезвия мечей в замерзшую землю. Они в упор рассматривали друг друга, делая вид, будто обижены этим вмешательством.
– А кто, по-вашему, научил нас всему тому, что мы умеем? – бросил через плечо Маркус с улыбкой на губах. – Недаром мы считались самыми способными его учениками!
– Да, – вторил ему Бентли. – Мы оба брали уроки у лучшего из лучших!
Краем глаза Джиллиан уловила среди собравшихся какое-то движение. Кто-то еще присоединился к кругу рыцарей. Бросив взгляд в дальний угол двора, она убедилась, что Гарета там уже не было, – и ей не нужно было объяснять, куда он исчез. Поднявшись с кресла, она направилась через двор туда, где стояли Маркус и Бентли, на достаточном расстоянии друг от друга, чтобы она могла встать между ними. Одарив каждого из них по очереди сердечной улыбкой, Джиллиан наклонила голову и вложила свои тонкие изящные пальцы в их руки в латных рукавицах.
– Я должна похвалить вас за ваше мастерство и объявляю вас обоих победителями. И конечно, с вашей стороны очень любезно ставить искусство господина выше своего собственного. Однако вы наверняка преувеличиваете способности моего мужа в обращении с мечом.
– О нет, что вы, миледи! – запротестовал кто-то. – Неужели вы не знаете, каким образом милорд сумел заполучить большую часть своего состояния?
– Полагаю, оно досталось ему от отца и деда.
– Да, и это тоже, – ответил с усмешкой сэр Годфри и пригладил бороду. – Но, кроме того, хозяин участвовал во многих турнирах, переезжая с одного на другой. Ах, какие призы ему доставались, какие баснословные выкупы! Никто не мог с ним сравниться, разве что сам Уильям Маршалл в его молодые годы!
– Да он мог напасть на дюжину вооруженных людей сразу и уложить их в один прием! – подхватил кто-то другой.
Тонкие черные брови Джиллиан поползли вверх.
– В самом деле? Это отчасти объясняет его высокомерие.
Появился Гарет и не спеша направился к ней.
– Нет, не высокомерие, леди! – крикнул он. – Я предпочитаю называть это уверенностью в себе.
Их взгляды скрестились в безмолвном поединке. Нежные губы Джиллиан сжались в жесткую линию. Она ничего не могла ему возразить, поскольку, без сомнения, и этого качества ему тоже было не занимать!
Остановившись прямо перед ней, Гарет поднял руку и произнес, обращаясь к своим людям:
– Говоря по справедливости, я боюсь, что многие из этих деяний все еще ускользают из моей памяти. Так что прошу вас, друзья, никаких больше рассказов о моих славных подвигах, не то моя жена решит, что она вышла замуж не за человека, а за божество. – Он предложил ей руку. – Пойдем, любовь моя?
Гарет даже не подумал замедлить шаг, когда увлек ее за собой со двора в главный зал. Джиллиан вынуждена была бежать за ним трусцой, чтобы не отставать, ибо там, где ему хватало одного шага, ей приходилось делать два. Они не остановились в зале, но продолжили путь вверх по лестнице в спальню. Он чуть ли не втолкнул ее в комнату, после чего прикрыл дверь. Джиллиан между тем сняла с себя плащ и положила его на кресло, чувствуя на себе его пронизывающий взгляд, подобный острию кинжала. Она намеренно сделала вид, будто смахивает что-то с корсажа платья, и затем, шурша юбками, развернулась в его сторону, словно только сейчас заметила за своей спиной его присутствие. Гарет стоял, скрестив руки на груди. Она с самым невинным видом подняла голову.
– Что-нибудь не так, милорд? Ответа не последовало.
– Ну, милорд? Неужели вам нечего мне сказать?
Он по-прежнему хранил молчание, не спуская с нее, однако, сурового взгляда.
– Можете говорить, если вам так угодно, сэр. – За внешней беспечностью ее тона скрывалась едва уловимая насмешка. – Я жадно прислушиваюсь к каждому вашему слову.
Его неодобрение казалось совершенно очевидным.
– Думаю, вы и сами знаете, в чем дело, миледи. Вы отвлекаете двух моих самых лучших рыцарей, одаривая их чарующими улыбками, взмахивая ресницами и осыпая похвалами. – Он презрительно фыркнул. – Оба они распустили хвосты, словно два павлина!
По правде говоря, Джиллиан и сама не знала, что на нее нашло.
– Я просто проходила мимо, направляясь в главный зал, – заметила она. – Я остановилась переговорить с рыцарями и затем задержалась, чтобы полюбоваться их рыцарским искусством. Хотя надо признать, что и помимо этого там было чем любоваться. – Последовала короткая пауза. – Сэр Маркус очень красив, не правда ли? А у сэра Бентли такая обезоруживающая улыбка. Пожалуй, я сама не знаю, кто из них двоих нравится мне больше.
Глаза Гарета вспыхнули.
– Другим мужчинам лучше не привлекать к себе твоего внимания, моя прелесть.
«Это уже становится весьма забавным», – подумала про себя Джиллиан.
– Ты уже дал мне понять, что в моих интересах как можно скорее обзавестись ребенком, но ты ни слова не сказал о том, что этот ребенок непременно должен быть твоим.
Гарет выругался себе под нос. Вот маленькая плутовка! То, что она одаривала Маркуса и Бентли притягательным теплом своей улыбки, пробуждало в нем чувство, которое нельзя было назвать иначе, чем ревностью. С ними она могла смеяться, кокетничать, но с ним – никогда, и для него это сознание было хуже жала в плоти. Она упорно избегала его. Его просто выводило из себя то, что до сих пор она ни разу не притронулась к нему по собственной воле. Он хотел ощутить ее ласку на своей коже, ее горячие губы, касавшиеся его обнаженной груди, чтобы затем скользнуть вниз по его животу, пробуя мягким влажным язычком на ощупь его бархатистую плоть…
Гарет снова выругался про себя, ибо его мысли не только приняли совершенно непредвиденный оборот, но и оказали сильнейшее воздействие именно на ту часть его тела, о которой он только что вспоминал. Он неловко переминался с ноги на ногу, чувствуя, как ткань его одежды туго натянулась от возбуждения. Да, подумал он про себя мрачно, ему действительно хотелось, чтобы она сама обратила к нему свои губы для поцелуя, не заставляя его разжигать огонь, который, как он уже знал, скрывался за ее внешней холодностью. Ему хотелось, чтобы она хотя бы один раз пришла к нему сама…
Нет, не один раз. Всегда.
Его понемногу охватывала ярость. Днем она избегала его, ночью держалась отчужденно. Она по-прежнему отвергала его, хотя и не напрямую. Не раз она делала вид, что спит, а когда он прижимал ее к себе, то чувствовал ее напряжение. Однако ему стоило только пощекотать кончики ее грудей, чтобы они сразу стали острыми и упругими, ибо это место было у нее наиболее чувствительным… или погладить заветную ложбинку между бедрами, чтобы его пальцы покрылись влагой – очевидным доказательством ее возбуждения. И даже когда он проникал в нее так глубоко, что каждый его вздох становился ее собственным, она всячески старалась скрыть удовольствие, подавляя стоны до тех пор, пока губы ее не начинали кровоточить… лишь для того, чтобы провести весь остаток ночи, свернувшись, словно котенок, в его объятиях. Если бы не то затруднительное положение, в котором они оба оказались по милости короля Иоанна, ему было бы совершенно безразлично, как скоро она понесет во чреве, так как теперь это служило ему удобным предлогом для того, чтобы делить с ней ложе, и как можно чаще. Однако его мужская гордость была задета.
– Некоторые мужчины имеют обыкновение делить жен с первым встречным, – отрезал он. – Но у меня такой привычки нет.
Джиллиан наслаждалась своей победой, какой бы незначительной она ни казалась.
– Не может быть! Неужели вы ревнуете меня, милорд?
– Ни в коей мере, – солгал он, и так убедительно, что все ее приподнятое настроение куда-то исчезло. – Но хотя я и не ревнив, у меня властный характер. И если бы я действительно верил, что ты мне изменила…
– А почему ты так уверен в том, что я тебе не изменила? И сэр Маркус, и сэр Бентли очень красивы и на редкость галантны.
На сей раз настала его очередь улыбнуться.
– Да, это правда. И тем не менее я не думаю, что ты способна предать собственного мужа.
Он произнес это таким убежденным тоном! Вместе с тем внезапный блеск в его глазах дал ей некоторую передышку.
– Почему? – осведомилась Джиллиан холодно.
– Потому, что я знаю тебя, жена.
– Ба! – воскликнула она. – Ты ничего не…
– Нет, знаю. – Его недавняя досада уступила место ленивому безразличию. – Ты та самая женщина, которая спасла мне жизнь, когда я лежал беспомощным в постели. Ты кормила меня из собственного рта…
Джиллиан пришла в ужас. Откуда он мог об этом знать, лежа в лихорадочном бреду?
– Ты… ты негодяй! – вспылила она. – Откуда тебе это известно?
Гарет запрокинул голову и рассмеялся, как и подобало отъявленному плуту вроде него!
– Ты сама сказала мне, Джиллиан. Более того, ты показала, как именно ты это делала, в ту ночь, когда… – Его глаза держали ее в западне, дьявольская усмешка играла на губах. – В ту ночь, когда ты напилась допьяна, любовь моя.
Щеки Джиллиан горели огнем. Она мысленно поклялась себе, что отныне никогда больше не станет пить так много!
Гарет приблизился к ней с видом хищника, готового напасть на свою жертву. Джиллиан сделала шаг назад лишь для того, чтобы упереться в стену рядом с кроватью. Она мысленно проклинала себя за глупость, ибо в конечном счете ее отступление только сыграло ему на руку!
С намеренной неспешностью он уперся ладонями в стену рядом с ее головой. Сердце Джиллиан бешено забилось. Она поняла, что попала в ловушку. Его грудь прижимала ее всей тяжестью к стене, ее ноги оказались зажатыми между его собственными.
– Мне вдруг пришло в голову, что в последнее время я пренебрегал тобой и потому тебе было так приятно общество моих рыцарей – в особенности Маркуса и Бентли.
Она тяжело дышала.
– Гарет…
Его губы находились так близко, что она ощущала его дыхание.
– Маркус и Бентли могут сколько угодно мечтать затащить тебя в свою постель, но ты принадлежишь мне, и только мне одному.
И он впился губами в ее рот. Несмотря на то что в глубине души она приходила в ужас от подобного предположения, от этого поцелуя у нее подкашивались колени… Затем он оторвался от нее, чуть дыша.
– Раздень меня.
– Нет! – У нее просто не хватит на это смелости… или?
Его взгляд блуждал по ее лицу, зорко подмечая каждую черту.
– Однажды ты уже сняла с меня всю одежду. Почему же ты не хочешь сделать то же самое сейчас?
Она тщетно пыталась его оттолкнуть.
– Это совсем другое дело. Тогда ты был совершенно беспомощен.
В его изумрудных глазах блеснул огонек.
– Ты можешь связать меня, – предложил Гарет лукавым тоном. – Тогда я снова стану беспомощным, как дитя.
Джиллиан невольно сглотнула. Его запах окружал ее со всех сторон – запах кожи, шерсти и слабый мужской аромат мускуса, присущий лишь ему одному. Почти болезненный жар, возникнув в самой глубине ее существа, распространился по всему ее телу до самых кончиков пальцев. Ему достаточно было лишь взглянуть на нее, чтобы снова заставить ее с особой остротой ощутить его присутствие. Но снять с него одежду… провести ладонями по очертаниям его гладких, словно вытесанных из камня мускулов, закаленных после долгих часов упражнений с оружием и на ристалище… О да, искушение было велико, даже слишком велико! Однако она опасалась, что у нее не хватит смелости для подобного шага.
В его глазах появилось странное выражение, от которого ее охватил трепет. Всякий раз, когда он заявлял свои права на нее, она могла бы поклясться, что им двигал не долг, а совсем иное чувство… нечто сродни голоду. Было ли это похотью? Ее сердце яростно противилось подобной мысли. Однако временами Джиллиан казалось, что он просто не мог ею пресытиться.
У нее не было никакой возможности отговорить его от задуманного. Она уже успела в этом убедиться. Никогда прежде Джиллиан не мечтала испытать подобное блаженство в руках мужчины… в его руках. Для нее это и впрямь стало чем-то вроде соблазна – полного угрозы и неотразимой притягательной силы.
Она сжала кулаки, словно не знала, на что решиться… словно душа ее разрывалась на части, как оно, впрочем, и было в действительности. Ей так хотелось избавиться от волнения, которое закипало в ее груди всякий раз, стоило ей увидеть Гарета. Джиллиан пришлось напомнить себе о том, что он женился на ней лишь затем, чтобы спасти ее от когтей разгневанного короля… возможно даже из чувства вины или признательности за то, что она спасла его жизнь. В любом случае он сделал это не потому, что питал к ней нежную привязанность. И Бог свидетель, она сама опасалась своего влечения к нему… опасалась того, что эта неизъяснимая тоска уступит место другому чувству, куда более глубокому и сильному. Она не могла так рисковать, зная, что он никогда не ответит ей тем же! Любить, так и не познав ответной любви, как она сможет вытерпеть подобную муку?! Для нее это наверняка станет полным крушением всех тех надежд и грез, которые она так долго и бережно лелеяла. О да, ей следовало как можно тщательнее оберегать свое сердце!
Опустив глаза, Джиллиан отвернулась. Это движение открыло его взору линию ее шеи, такой длинной и изящной. Не тратя зря времени, он упивался ее красотой, приникнув губами к чувствительному месту у нее под подбородком, и его поцелуи были для нее сладкой мукой.
– Гарет, – произнесла она слабым голосом. – Гарет, прошу тебя!
Он приподнял голову. Его сильные теплые руки обвили ее талию.
– Да, – произнес он, и глаза его потемнели. – Да, именно этого я и хочу, леди. Угодить вам.
Дальше Джиллиан помнила лишь, как ее перенесли на кровать, избавив от одежды. Гарет сбросил сапоги, стянул через голову тунику и швырнул ее сверху. Ей казалось чистым бесстыдством смотреть на него вот так, при свете дня, однако она не могла оторвать от него взгляда. У нее вдруг пересохло в горле. Его тело было словно изваяно из камня рукой искусного мастера – настоящее тело воина, с крепкими, отливающими матовым блеском руками и плечами. Едва он снял узкие штаны, как ее взору предстал во всей красе символ его мужского достоинства, свободный и ничем не стесненный, разраставшийся в размерах прямо перед ее округлившимися от изумления глазами. От одного его вида сердце ее забилось чаще.
Она оказалась в его объятиях, их губы слились в пылком, страстном поцелуе, который отнял у нее всякое желание сопротивляться. Одно его крепкое бедро находилось между ее собственными, пока он выражал горячими поцелуями свой восторг.
Он свел ее груди вместе. Ее соски тут же затвердели, розовые и круглые, словно два соблазнительных плода, только и ждущих, чтобы их кто-нибудь сорвал. Контраст между темно-розовой серединой и бледной кожей вокруг казался особенно восхитительным. Он легко коснулся губами кончика каждой из них, наслаждаясь тем, как она ахнула, не в силах скрыть своего восторга. Затем Джиллиан услышала его низкий прерывистый шепот.
– У тебя такие восхитительные груди, моя прелесть. Цвета утренней зари. – С этими словами он медленно провел языком по одному ее соску, оставив его разбухшим и блестящим от влаги. – Мне еще никогда не приходилось видеть ничего прекраснее.
Ее пальцы покоились у него на затылке.
– Возможно, ты просто об этом не помнишь, – задыхаясь, произнесла она.
– Нет. Я помню только тебя.
Его слова вызвали в ней трепет, который она даже не пыталась скрыть. О да, она понимала, что в его жизни, без сомнения, были и другие женщины. Он был почти на десять лет старше ее, не говоря уже о его потрясающей внешности и недюжинной силе. Всего этого было вполне достаточно, чтобы вскружить немало женских голов. Предательская боль на миг сжала ей сердце. Не столько при мысли о Гарете рядом с другими женщинами, но рядом с Селестой…
Едва она успела выбросить эту мысль из головы, как его губы накрыли сначала один тугой сосок, затем другой, и один вид этих губ казался ей чрезвычайно возбуждающим. Он долго ласкал ее соски, и отзвуки его ласк проникали в самую глубь ее существа.
Однако это было еще не все. Гарет провел губами по шелковистой коже вдоль ложбинки на ее животе, одновременно запустив пальцы в треугольник мягких, черных как смоль волос, увенчивавший ее лоно. Неожиданно он задвигался, оказавшись между ее колен, заставив ее широко раздвинуть их из-за ширины своих плеч. Его ладони обхватили ее полные ягодицы, приподнимая се… У Джиллиан пошла кругом голова. Глаза ее широко раскрылись при вида его черной головы. Она вцепилась пальцами в его волосы, слегка потянув за них:
– Гарет…
Нет, лихорадочно размышляла про себя Джиллиан. Это невозможно. Неужели он осмелится поцеловать ее здесь?
Он сделал нечто большее, чем просто поцеловал ее.
Его большие пальцы раздвинули лепестки, прикрывавшие шелковистую сердцевину. Первое прикосновение его языка потрясло все ее существо, словно ее пронзила молния. Второе подействовало на нее еще сильнее. Горячие языки пламени распространились по ее телу, и она ухватилась за его голову, за покрытые бронзовым загаром плечи. Остановить его было невозможно. Он был властным. Настойчивым. Кончик его языка с ошеломляющей дерзостью проник между скользкими, влажными складками, беззастенчивый и чувственный, завладевая своей добычей, щекоча ей кожу, все время кружа вокруг скрытой внутри жемчужины… однако ни разу не дотронувшись до нее.
С губ ее сорвался стон. Этот звук, казалось, распалил его еще больше. Бедра ее приподнялись, словно желая положить конец этой утонченной пытке. И когда это наконец произошло, ослепительная вспышка восторга озарила все внутри ее, из ее недр выступила жаркая влага. Джиллиан словно в тумане слышала собственные всхлипывания, раздававшиеся снова и снова.
Кровь кипела в жилах Гарета, охватившее его желание отдавалось болезненной пульсацией в чреслах, когда он вытянулся рядом с ней во весь рост. Те же гибкие загорелые пальцы обратили ее лицо к нему. Глаза Джиллиан открылись, подернутые дымкой.
В голове у него шумело, шепот прозвучал почти неистово:
– Тебе это понравилось, дорогая? Я сумел тебе угодить?
Кончики ее пальцев остановились на шершавой поверхности его щеки.
– Да, – отозвалась она слабым, неуверенным голосом и затем снова: – Да!
Едва Джиллиан поняла, в чем только что призналась, как глаза ее сделались круглыми. Она бы наверняка спрятала голову в подушку от стыда, если бы не его пальцы в ее волосах.
Между ними уже не осталось места для робости. Только не сейчас, когда его близость казалась ей почти невыносимой. Именно такой он втайне и мечтал ее увидеть.
Он завладел ее рукой, все это время не спуская с нее взгляда. Один за другим он сомкнул ее пальцы вокруг своего мужского органа. Ее ладонь оказалась под его собственной, и до его слуха донесся ее прерывистый вздох. Однако когда он ослабил хватку, она не убрала руки. Его глаза были крепко зажмурены, живот напрягся. Ощущение от ее пальцев, обхвативших бархатистую плоть, оказалось именно таким, каким он себе его и представлял. По телу его пробежал трепет, его охватило сильнейшее возбуждение, превосходящее всякий здравый смысл, руки сжались в кулаки, пока он боролся с искушением запустить пальцы в ее волосы. Опустить ее голову ниже… еще ниже, чтобы ее шелковистые пряди ласкали кожу у него на бедрах… чтобы восставший символ его мужского достоинства коснулся ее жаркого, влажного неба…
Тут его глаза внезапно раскрылись, так и впившись в нее взглядом.
– Прикоснись ко мне, – произнес он хриплым голосом. – Попробуй меня на ощупь.
Ей казалось странным, что его едва слышная прерывистая мольба сделала ее такой дерзкой… что ощущение его близости придало ей столько смелости. Сердце подскочило в ее груди чуть ли не до самого горла, когда ее пальцы сомкнулись еще крепче вокруг его плоти, до такой степени раздавшейся, что у нее перехватило дыхание. Пожалуй, подумала Джиллиан про себя с чувством почти благоговейного трепета, если бы даже ей пришло в голову пустить в ход вторую руку, она все равно не смогла бы обхватить его целиком…
Его плоть оказалась такой горячей, что буквально обжигала ей кожу. Затем она сжала его мужской орган в руке, проводя по нему пальцами то вверх, то вниз, словно движимая каким-то эротическим чутьем, которого она сама до конца понять не могла. Под действием его горящих, словно в лихорадке, глаз ритм ее движений начал постепенно учащаться.
– Боже правый! – пробормотал Гарет, когда по прошествии нескольких долгих томительных мгновений оторвал ее руку от своей разгоряченной плоти. – И где только ты всему этому научилась? Может быть, у меня и впрямь есть причины ревновать к Маркусу или Бентли?
Он оказался сверху. Жесткая поросль на его торсе щекотала ей грудь, мускулистые ноги раздвинули ее собственные. Джиллиан ахнула, почувствовав опаляющее прикосновение его главного орудия, требовавшего входа. Его взгляд словно пронзил ее насквозь… и в то же самое мгновение Гарет проник в ее тело. Она громко вскрикнула, оказавшись распластанной на постели и заполненной до отказа его раздавшейся плотью. Он приподнялся над ней на локтях. Глаза его сверкали от еле сдерживаемого желания.
– Помоги мне Бог, я просто не могу действовать медленно и осторожно, – голос его был низким и прерывистым, – ибо ты слишком соблазнительна, любовь моя. Так неотразимо соблазнительна…
Его слова разожгли в ней огонь. Возбуждение судорогой пробежало по ее телу. Охваченная приливом блаженства, Джиллиан могла сдерживать себя не более чем он сам. Не было ли это наслаждение само по себе порочным, греховным? Этого она не знала, да ее это и не заботило. Ибо в тот миг она напрочь забыла обо всем – и о Селесте, и о мире за пределами этой спальни. Лишь один Гарет имел для нее значение. Отчаянная потребность слиться с ним в одно существо, быть с ним близкой, как только могут быть близки между собой мужчина и женщина…
Ее пальцы скользнули вниз по тугим узлам его мускулов. Она со стоном обхватила руками его голову, сведя его губы со своими, прильнув к нему бедрами в беззвучной, бессознательной отдаче. И он дал ей то, что она так искала. Снова и снова его жало проникало в самые глубины ее медвяного сосуда, сила его выпадов была такова, что ей пришлось ухватиться за его плечи. И с каждым новым движением она поднималась все выше и выше к небесам… Голова Джиллиан упала на подушку, и она даже не отдавала себе отчета в том, что слабые жалобные стоны, раздававшиеся в воздухе, принадлежали ей самой.
Гарет стиснул зубы, губы его находились у самого основания ее шеи. Выпады его были яростными, неистовыми. Гулкий стук его сердца, казалось, отдавался эхом в ее собственной груди. Гарет пытался сдержать себя, укротить бурю, бушевавшую в его чреслах, продлив тем самым утонченное наслаждение. Он как мог стремился оттянуть неизбежную развязку, но слепые первозданные инстинкты взяли верх. Ее колыхавшиеся, словно волны, бедра, тот восторг, который, как он знал, его ожидал, манили его. Дыхание его сделалось частым и прерывистым. Боже правый, он весь кипел изнутри. Еще… еще немного…!!!!
– Гарет, – прошептала она. – Гарет… Гарет!
Беспрестанное повторение ею нараспев его имени привело к тому, что он не выдержал. Он ринулся стремглав к вершине наслаждения, достигая ее снова и снова.
Когда все осталось позади, он перевернулся на бок, крепко прижав к себе Джиллиан. Так они лежали рядом, обессиленные, дрожащие, и прошло немало времени, прежде чем кто-либо из них смог пошевелиться. Джиллиан первой нарушила молчание.
– Гарет? – произнесла она медленно.
Он поцеловал ей ладонь, после чего положил ее на темную поросль своей груди.
– Что, моя прелесть?
Щеки Джиллиан сделались пунцовыми, и она оказалась едва в состоянии выдавить из себя слова:
– Было ли это… похотью?
Гарет рассмеялся низким хриплым смехом. Этот звук вибрировал в самой глубине его груди. Он заставил ее посмотреть ему прямо в глаза. Его губы сложились в самую настоящую улыбку, зеленые глаза блестели так, что она почувствовала себя совершенно покоренной.
– Об этом лучше судить тебе самой, моя дорогая Джиллиан. То, что может казаться похотью одному, для другого может значить нечто совершенно иное.
Гарет поцеловал ее в кончик носа и неспешно поднялся с постели. Джиллиан нахмурилась и потянулась за одеялом, чтобы прикрыть наготу. Она подавила зевок. Несмотря на ранний час, ей не хотелось покидать так быстро удобную постель.
Его ответ, по сути, ничем ей не помог. Но если это действительно было похотью, решила про себя Джиллиан как в тумане, тогда она обречена вечно гореть в аду.
Ибо – помоги ей Бог! – для нее это стало поистине райским блаженством.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Верное сердце - Джеймс Саманта



Чудесный роман.Средние века,как я люблю.Прочитала за один вечер.Особенно хорош-главный герой! 9/10
Верное сердце - Джеймс СамантаНиколь
20.06.2012, 23.03





Очень затянуто,не логичное и порой глупое поведение главной героини
Верное сердце - Джеймс СамантаЛю
18.04.2013, 20.26





очень понравился роман, легко читается, понравился гнрой
Верное сердце - Джеймс Самантамарина
25.12.2013, 22.56





очень понравился роман, легко читается, понравился герой
Верное сердце - Джеймс Самантамарина
25.12.2013, 22.56





очень понравился роман, легко читается, понравился герой
Верное сердце - Джеймс Самантамарина
25.12.2013, 22.56





Согласна с Лю.Лишение девствености,постельные сцены равно как взятие неприступной крепости,пришлось пролистнуть.Что ж так авторши на этом заморачиваются?Скучновато. 5/10.
Верное сердце - Джеймс СамантаЧертополох
4.04.2014, 14.56





А я читала каждую строчку! Не хотелось пропускать даже самую малость.
Верное сердце - Джеймс СамантаНаталья 66
25.07.2014, 13.55





Глупая романтика..,наверное лучше быть прагматичным человеком.но...лучше наивная и несовершенная романтическая линия поведения героев, чем их отсутствие.9 баллов
Верное сердце - Джеймс СамантаЛилия
9.03.2015, 13.21





ГГня просто глупая баба с длинным языком. Ей сто раз говорили "молчи", но нет, все проблемы нужно обсуждать именно в присутствии тех, от кого все надо скрыть и при первой же возможности сообщить кто она откуда, кто увез кого и зачем... Это не романтика.
Верное сердце - Джеймс СамантаKotyana
15.06.2015, 3.16





класс)))нет слов!
Верное сердце - Джеймс Самантаюля
20.07.2015, 1.54





Самая скучная книга у Саманты Джеймс. Главная героиня- редкая идиотка.
Верное сердце - Джеймс Самантаksenya
26.08.2015, 1.05





пожалусто помогите найти один роман женщина с тремя детьми вступает в фиктивный брак с мужчиной который балотируется в сенаты героиню звали Сара Монгомери унее 1 дочьи 2 сына она работае парихмахером пожалустот помагите найти он буквально вчера в комметах был
Верное сердце - Джеймс Самантамика
21.04.2016, 2.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100