Читать онлайн Верное сердце, автора - Джеймс Саманта, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верное сердце - Джеймс Саманта бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верное сердце - Джеймс Саманта - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верное сердце - Джеймс Саманта - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Саманта

Верное сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Джиллиан провела весь остаток дня у себя в комнате, то изнывая от тоски, то кипя гневом из-за высокомерия Гарета. Ее новоиспеченный муженек оказался прирожденным лжецом, и если она увидит его снова только на том свете, то и это будет для нес слишком рано!
Она лежала на постели, пытаясь собраться с мыслями и заново обдумать события этого бурного дня, когда в дверь постучали. Джиллиан вздохнула. Она чуть было не крикнула, что не хочет, чтобы ее тревожили, но тут дверь слегка приоткрылась.
– Миледи?
Это оказалась Линетт. Горничная зашла в комнату.
– Милорд приказал мне передать вам его просьбу спуститься вниз и присутствовать на празднике в главном зале.
Между бровями Джиллиан залегла хмурая складка. Она чуть было не спросила девушку, по какому случаю устроен праздник, но вдруг вспомнила. То был день свадьбы их хозяина… день ее свадьбы. И Гарет отныне являлся ее мужем.
Линетт стала закрывать ставни. Уже совсем было поздно. Небо из стального сделалось почти черным. Снежинки кружились в воздухе, медленно оседая на землю.
Джиллиан хотела было ответить горничной отказом, но подумала, что Гарет мог прийти и привести ее силой. Кроме того, ей казалось несправедливым взваливать бремя на плечи Линетт. Она не боялась Гарета и не станет отсиживаться у себя в комнате, словно какая-нибудь трусиха!
– Не угодно ли вам, чтобы я причесала ваши волосы, миледи?
Помедлив, Джиллиан утвердительно кивнула. Она уселась на скамью под окном, а Линетт встала за ее спиной. Без сомнения, горничная ожидала увидеть сияющую счастьем новобрачную, однако в сердце Джиллиан не было места для радости или ликования. Да и могло ли быть иначе?
Линетт отложила гребень в сторону, ловко разделяя волосы Джиллиан на пряди при помощи одних только пальцев.
– У вас такие чудесные волосы, миледи, – произнесла она мечтательно. – Темные и блестящие как ночь.
Сердце в груди Джиллиан болезненно сжалось. Мысли ее тут же устремились к Селесте. Что там сказал в ту памятную ночь Гарет? «Как будто ты можешь об этом забыть», – поддразнил ее внутренний голос.
«Какие у тебя прекрасные волосы! – произнес он тогда восторженно. – Такие мягкие, теплые и золотистые. Цвета солнца в ясный летний день».
Селеста. Жена Гарета… Да, но теперь она, Джиллиан, была его женой! Это казалось ей совершенно непостижимым. Еще утром она и вообразить себе не могла, что выйдет за него замуж. Кроме того, был еще маленький мальчик Робби. Сын Гарета. Ей пока еще трудно было осознать это до конца, но теперь он был и ее сыном! Стать в один миг женой и матерью…
Она готова была зарыдать. Возможно, с ее стороны это было дурно. Возможно, она просто эгоистка. Да, Робби – славный малыш, но… она представляла все себе совершенно иначе. Джиллиан надеялась, что день ее свадьбы принесет с собой много радости, смеха и любви, но этого не было и в помине.
– Скажите, Робби очень похож на свою мать? – тихо спросила она у Линетт.
Проворные пальцы Линетт вдруг замерли. Джиллиан бросила взгляд через плечо и не удивилась, заметив на лице девушки замешательство.
– Вам незачем смотреть на меня так, Линетт. Я уже знаю о жене Гарета, Селесте.
– Да, Робби очень похож на леди Селесту, – призналась Линетт. – У него такие же золотистые волосы… я еще всегда говорила, что со стороны они кажутся посыпанными волшебной пудрой. – Пальцы ее снова принялись быстро перебирать волосы Джиллиан. – Он сейчас спит, бедный малыш. Милорд почти весь день не выпускал его из объятий. Хозяин очень горевал после смерти супруги, но сейчас все в замке изменилось к лучшему. С тех пор как он вернулся и Робби тоже здесь, Соммерфилд уже не кажется таким пустым. – И она почти робко добавила: – А теперь у него есть еще и вы, миледи.
Джиллиан не ответила. Чувства Гарета к своему сыну были предельно ясны. То, с каким глубоким волнением он опустился перед мальчиком на колени… то, как Робби прижался к груди отца… одного воспоминания об этом было достаточно, чтобы в ее горле встал болезненный комок. Но его чувства к ней самой были иными, чем предполагала Линетт, – совершенно иными!
– Ну вот, миледи, готово. Надеюсь, вам понравится.
Джиллиан не хотелось разочаровывать девушку, которая так старалась угодить, и потому задержалась на своем отражении в зеркале. Она увидела, что горничная подобрала ее волосы и заплела в длинную косу, уложив венцом вокруг головы.
– По-моему, выглядит очень красиво, Линетт. – Джиллиан улыбнулась с искренним удовольствием. – Благодарю вас.
Затем она направилась в главный зал. Ей было неловко стоять одной в дверном проеме – и это в день ее свадьбы! С некоторым опозданием она спрашивала себя, не намеренно ли Гарет послал за ней Линетт? Возможно, он тем самым хотел подвергнуть ее своего рода испытанию?
Здесь, в зале, царило шумное ликование. Веселая мелодия плыла в воздухе. Глаза Джиллиан окинули взглядом присутствующих, отыскивая среди них Гарета. Наконец она заметила его. Он стоял рядом с возвышением в окружении своих рыцарей – внушительная фигура в сапогах и тунике ярко-зеленого цвета. Материя плотно облегала его плечи, открывая взору таившуюся в нем недюжинную силу. Несмотря на все ее старания сохранять самообладание, сердце ее бешено заколотилось. Только сейчас, видя его рядом с другими мужчинами, она в полной мере осознала, каким рослым и широкоплечим он был. Гарет от души смеялся и с явным удовольствием беседовал с сэром Годфри. Должно быть, он почувствовал ее присутствие, потому что поднял голову и повернул в ее сторону.
Улыбка тут же исчезла с его лица. Он по-приятельски хлопнул одного из собеседников по плечу, затем развернулся и широкими шагами направился к Джиллиан. Когда Гарет оказался рядом с ней, она заметила, что губы его были плотно сжаты, словно что-то вызвало его недовольство. Он едва удостоил ее взглядом.
– Как раз вовремя, – только и мог сказать он.
На какой-то миг Джиллиан показалось, что он наступил ей прямо на сердце, но затем ей на помощь пришел спасительный гнев. О да, он был тверд, как камень, а она… она оказалась наивной дурочкой! Там, наверху, она позволила себе смягчиться, но сейчас горько пожалела об этом, и место сочувствия заняла ярость. Раз уж он решил выказать ей свое безразличие, она отплатит ему тем же!
Без единого слова Гарет подхватил ее за локоть и повел к креслу с высокой спинкой в самом центре возвышения. Когда они вместе поднимались по ступенькам, в зале воцарилась тишина. Он не сразу усадил жену, но взял за руку и поднял ее высоко в воздух.
– Леди Соммерфилд, – объявил он коротко. Гром приветственных аплодисментов и радостные возгласы еще разносились эхом по залу, когда Джиллиан заняла свое место.
Гарет решил, что будет лучше послать за ней Линетт, ибо, когда они расстались, леди не скрывала своей враждебности, а у него не было никакого желания вступать с ней в очередную перепалку. Приблизившись к Джиллиан, он, к своему огромному облегчению, убедился, что ее глаза не были красными и опухшими – по крайней мере она не провела целый день в слезах. Откровенно говоря, Гарет до сих пор злился на нее из-за последней размолвки. Она выразила свое отношение к их браку – и к нему самому – в самых недвусмысленных выражениях. Он ни за что не станет разыгрывать из себя влюбленного дурачка, сгорающего от страсти к жене, которая его знать не хочет.
Этот день принял весьма неожиданный для него оборот. В глубине души Гарет понимал, что как только короля известят о его возвращении, он не замедлит нанести визит в замок. Однако никак не мог предположить, что это случится так быстро.
Он не знал, каким образом ему в голову пришло подобное решение, только дело было уже сделано. В ту страшную минуту, когда Маркус объявил о скором прибытии короля, Гарет, глядя в искаженное ужасом лицо Джиллиан, ухватился за первое, что пришло ему в голову. У него не оставалось времени, чтобы как следует все обдумать и взвесить. Разумеется, ему еще многое предстояло узнать о себе самом, но почему-то Гарет был уверен в том, что он человек решительный, склонный действовать под влиянием инстинктов и всегда готовый отстаивать свои убеждения. О нет, никаких сожалений он не испытывал. Более того, когда они вместе стояли перед священником, странное чувство торжества переполняло его грудь. Он хотел ее. Он хотел ее с самого первого дня, когда очнулся в ее постели, и можно ли было найти лучший способ заполучить ее, чем сделав ее своей женой? Однако завоевать ее доверие будет не так-то легко…
Бог свидетель, он не хотел становиться слепым орудием в руках короля, однако сделанного не воротишь. Если он не хотел навлечь на себя беду или пойти на открытое столкновение с королем, никакого другого выбора у него не оставалось. Правда, теперь Гарет вынужден был подчиняться всем требованиям Иоанна, однако тут он попался в свою же ловушку. Ему было крайне неприятно мириться с присутствием двух людей короля – Стивен и Александр сидели тут же, рядом с очагом, – но и это было его собственным выбором. Однако ему следовало соблюдать крайнюю осторожность, так как со стороны короля всегда можно было ожидать новых уловок. То, что Иоанн обманом пытался выманить у него деньги, привело его в неописуемую ярость!
Однако ему все же удалось на время обезопасить Джиллиан, оставив ее при себе. Гарет горячо молил Бога о том, чтобы этот день положил конец мести короля.
И кроме того, ему удалось вернуть сына. Гарет не мог передать словами, что он почувствовал в тот миг, когда после долгой разлуки впервые увидел Робби. Ему показалось, словно внутри его все превратилось в мягкую массу… словно кто-то проник ему в душу, ухватившись за самое сердце. Он не мог ни говорить, ни двигаться, ни даже дышать, не чувствуя ничего, кроме этого маленького тельца, прижатого к груди, не видя ничего, кроме сияния зеленых глаз, которые были лишь отражением его собственных. Чувство вины вспыхнуло в нем, подобно лесному пожару. Никогда он не забудет угрызений совести, которые терзали в тот миг все его существо, – угрызений совести, вызванных тем, что он провел несколько последних недель, совершенно забыв о своем сыне. Но было еще и другое чувство – чувство стыда, не менее глубокое, чем то, которое он испытывал в присутствии сына, ибо его мысли по пути сюда, в замок, часто обращались к Селесте. К его крайней досаде, он ничего не мог о ней вспомнить – даже когда увидел перед собой Робби.
Может быть, это объяснялось тем, что она умерла? По словам короля, он был ожесточен и подавлен после кончины жены. Значит, он любил ее и горько оплакивал свою утрату. Почему же тогда он ничего о ней не помнил? Гарет бранил себя последними словами, ибо не имел понятия даже о том, как и отчего умерла Селеста, а спросить у кого-нибудь из домашних ему мешала гордость. И все же ему было совестно оттого, что он не чувствовал никакой печали. Никакой боли. Вероятно, теперь, когда он снова оказался дома, воспоминания со временем вернутся к нему…
Впрочем, независимо от того, что именно он помнил о своем прошлом, он не мог слишком долго на нем задерживаться. Ему следовало думать о будущем. А это означало, что ему придется позаботиться о безопасности Джиллиан и Робби. С этой мыслью он снова взглянул на жену.
Как только они заняли свои места, с кухни в зал хлынули толпы слуг. Обед в тот вечер оказался особенно роскошным: жареный каплун, приправленный тмином, огромные блюда с рыбой, свежеиспеченный хлеб и богатый выбор сыров. Гарет ел и пил с удовольствием, поскольку недавние злоключения лишь обострили его аппетит. День, бесспорно, начался не слишком удачно, однако закончился не так уж плохо, и ничто не мешало Гарету насладиться им сполна.
Служанка предложила ему еще пирога с голубями, однако Гарет отказался. Сытый и довольный, он откинулся на спинку кресла. То, что его взгляд то и дело обращался в сторону жены, отнюдь не являлось простой случайностью. Бледная и спокойная, она сидела неподвижно, не удостоив его ни словом, ни взглядом. Джиллиан почти не притронулась к еде.
Гарет слегка наклонил голову в ее сторону:
– Неужели еда пришлась тебе не по вкусу, жена?
Жена. Тон, которым было произнесено это слово, граничил с насмешкой, и его колкость достигла цели. Джиллиан хотела резко возразить, что ей не по вкусу вовсе не еда, а муж, к которому она была прикована против воли!
Ее суровый взгляд был устремлен прямо на него. Должно быть, ее недовольство отразилось и на лице, потому что он наклонился к ней, опираясь о подлокотник кресла, украшенный резными львами, и произнес так, что лишь она одна могла его слышать:
– Можешь дуться, сколько тебе угодно, Джиллиан, но только когда останешься одна. Нельзя, чтобы твое дурное настроение передалось и моим людям. Они полагают, что у них есть причина для радости, и ты должна сделать им одолжение.
Их взгляды сошлись в безмолвном поединке. – И ты тоже?
– Да, и я тоже, – подтвердил он коротко.
– Понимаю, – произнесла Джиллиан медоточивым голоском. – Ты хочешь, чтобы я выглядела счастливой и беззаботной?
– Да, – отрезал он. – До сих пор ты сидела тут рядом, словно каменная статуя. Полагаю, танец был бы как нельзя более к месту…
– Что ж, пожалуй, ты прав.
Улыбка на лице Гарета отражала его удовлетворение. Возможно, она понемногу смягчится. Возможно, ее холодность на самом деле вовсе не была холодностью, а просто самой обычной робостью. И кто знает, быть может, этой ночью его ждет не такой враждебный прием, какой он с полным основанием ожидал встретить. Но она неожиданно вскочила с кресла.
По правде говоря, Джиллиан презирала его в тот миг за высокомерие… и за кажущееся спокойствие, ибо у нее самой неприятно сосало под ложечкой при одной мысли о том, что предстояло ей этой ночью. Сама она предпочитала не думать об этом. Тут ее взгляд упал на Маркуса. Он был очень добр к ней, и Джиллиан понравились его мягкие манеры. Она остановилась перед ним, гнев на Гарета придал ей смелости.
– Прошу вас простить меня за дерзость, сэр Маркус, но не согласились бы вы потанцевать со мной?
От ее внимания не ускользнуло выражение изумления, промелькнувшее на красивом лице Маркуса, однако он тотчас отставил свою кружку с элем в сторону.
– Вы оказываете мне честь, миледи. Я буду только рад вас сопровождать.
С чарующей улыбкой Маркус подал ей руку. Джиллиан вложила в нее свою, и молодой рыцарь увлек ее за собой туда, где уже кружились в танце несколько других пар. Однако вскоре его лицо стало хмурым.
– В чем дело, сэр Маркус? Скажите мне прямо, прошу вас, – предложила она ободряющим тоном. – Вы же знаете, я не кусаюсь.
От его хозяина вполне можно было этого ожидать, не без сарказма решила про себя Джиллиан, но только не от нее.
– Миледи, – ответил Маркус со всей искренностью, – я вовсе не собираюсь вмешиваться в ваши личные дела или в дела моего господина, однако, зная, что вы приходитесь дочерью Эллису из Уэстербрука, хочу вас заверить, что мы все рады приветствовать вас здесь.
Ею овладел испуг. Джиллиан едва могла найти в себе силы, чтобы встретиться с ним взглядом.
– Стало быть, всем уже известно о том, что мой отец собирался убить короля.
– Да, миледи.
Джиллиан почувствовала внезапную острую боль в груди. Если даже ей когда-нибудь удастся покинуть Соммерфилд, не превратится ли она после этого в изгоя?
– Нет, это вовсе не то, о чем вы подумали, миледи, – добавил Маркус поспешно. – Милорд уже сообщил рыцарям о некоторых обстоятельствах вашей жизни – о том, как вы бежали из дома, опасаясь мщения короля. Я просто хочу заверить вас, миледи, в том, что вы можете на меня положиться. Я предан Гарету – и вам тоже. Я поклялся защищать своего лорда и точно так же готов защищать и вас. То же можно сказать и об остальных рыцарях.
Джиллиан была тронута до глубины души.
– Благодарю вас, Маркус, – произнесла она мягко. – Ваши слова очень много для меня значат. – Она улыбнулась, глядя на него снизу вверх в знак признательности. Маркус тоже улыбнулся в ответ, отчего на его щеках появились симпатичные ямочки.
– Что ж, превосходно, – пробормотал он, и глаза его блеснули. – Ну а теперь, чтобы вы не выглядели такой грустной, миледи…
Он опустил ее так низко к полу, что ее глаза широко раскрылись и она вынуждена была ухватиться за его плечи, а спустя мгновение она неожиданно для себя рассмеялась…
Гарет, наблюдавший за парой с противоположного конца зала, выпрямился в своем кресле. Ну и плутовка! Ему хотелось стиснуть зубы от досады, направиться прямо к ним и с силой оторвать пальцы Маркуса от ее тонкой талии. Кровь Господня! Эту сторону ее натуры он предвидеть никак не мог – да что там, даже не подозревал о ее существовании! И вот теперь эта девица вовсю кокетничала с Маркусом, и Маркус, судя по всему, оказался покорен ее чарами, более того, открыто восторгался ею!
Впрочем, он не мог осуждать его за это. Высокая прическа открывала взору ее длинную стройную шею и изящную линию затылка. Пока Джиллиан сидела рядом с ним, он не раз порывался протянуть руку и погладить тонкие и мягкие, как у младенца, локоны, выбившиеся у нее на затылке. Однако хотя эта прическа, по форме напоминавшая королевскую корону, чрезвычайно шла ей, в глубине души Гарет предпочитал видеть ее волосы распущенными – как в то памятное утро, когда они ошеломленно смотрели друг на друга и черные как смоль пряди падали в беспорядке ей на плечи. Ему не терпелось запустить пальцы в их шелковистую массу, привлечь жену к себе и впиться в ее губы поцелуем.
На какой-то миг ее юбки приподнялись, и под ними промелькнули соблазнительные очертания стройных ножек. Даже на расстоянии Гарет мог заметить, что подол ее платья обтрепался, а само оно выглядело поношенным. Он нахмурился. Увы, ее гардероб оказался на удивление скудным. Ему придется позаботиться о его пополнении, так как он не хотел, чтобы его жена выглядела, как какая-нибудь бродяжка. И еще не мешало бы немного ее откормить…
Танец закончился, однако не успел Маркус отступить в сторону, как его место занял еще один кавалер, потом другой, третий… Гарет почувствовал, как в нем закипает негодование. Все они негодяи – все до единого! Тлевший подспудно гнев снова дал о себе знать – гнев, вызванный ее вниманием к его людям при полном безразличии к нему самому!
Однако теперь она принадлежала ему одному. Он был единственным мужчиной, имевшим законное право обладать несравненной красавицей. И он предъявит свои права – теперь уже совсем скоро!
Ее девственность могла оказаться препятствием, однако ему это обстоятельство доставляло огромное удовольствие. Он позаботится о том, чтобы боль была не слишком сильной. Он облегчит себе путь нежными поцелуями и пламенными ласками. Сознание того, что до него она не принадлежала ни одному мужчине, опьяняло Гарета. Он сам нащупал пальцами хрупкую преграду, оберегавшую ее целомудрие, а за последнее время они не расставались ни на миг, если не считать последней ночи. Хотя сама Джиллиан об этом не подозревала, он приказал поставить часового у дверей ее спальни. О да, от одной мысли, что он будет в ее жизни первым мужчиной, кровь закипала в его жилах, отдаваясь приливом жара в чреслах.
Ему не терпелось снова ощутить рядом с собой ее тело – такое маленькое, мягкое и хрупкое, упругое и податливое одновременно. Ночь, проведенная в разлуке с ней, только многократно усилила в нем это желание. Чувственные образы один за другим проплывали в его сознании. Этой ночью она будет полностью обнаженной, как и он сам… Однако уголки губ Гарета тотчас поползли вниз, когда он обнаружил, что предмет его грез одаривает чарующими улыбками сэра Бентли и даже шута – хотя никто из них не был и вполовину так хорош собой, как сэр Маркус.
– Похоже, общество моих рыцарей доставляет тебе удовольствие, – заметил он любезным тоном, как только она вернулась на место.
– Ты хотел, чтобы я веселилась вместе с твои ми людьми, вот я и исполнила твою просьбу.
– На губах Джиллиан играла слабая улыбка. – Впрочем, я должна признать, что их общество действительно доставило мне удовольствие – без сомнения, только потому, что мне столько времени почти не с кем было общаться.
Гарет выругался себе под нос. Она умышленно пренебрегала им, делая вид, будто тех недель, что они провели вместе, вовсе не существовало. Он ехидно приподнял бровь.
– Вы обижаете меня, миледи, – произнес он мягко. – Неужто ты забыла, как мы провели вместе многие недели, не расставаясь ни днем, ни ночью? Ты плакала у меня на груди. Ты засыпала бок о бок со мной, положив щеку мне на плечо. – Он покачал головой. – Жаль, но мне кажется, что теперь твоя память подводит тебя. То, что я сказал королю, было чистой правдой. Ты действительно приходила каждую ночь в мои объятия, пока я выздоравливал. – Он не сводил с нее глаз. – Или я ошибаюсь?
Джиллиан метнула на него суровый взгляд. О да, он выглядел до крайности самодовольным. А почему бы и нет? Он вернулся домой и снова рядом с сыном… тогда как ее собственный дом сровняли с землей. Больше всего ей сейчас хотелось схватить со стола кувшин с вином и выплеснуть ему на колени, чтобы немного охладить его пыл. Может быть, тогда он наконец упадет со своего высокого пьедестала! Она спокойно произнесла:
– Я сделала то, о чем ты меня просил. А теперь не могу ли я удалиться?
Джиллиан уже хотела было встать из-за стола, но тут стальная рука сомкнулась вокруг ее талии.
– Нет, нельзя.
Судя по холодному выражению лица, его недавняя любезность была обманчивой.
Она снова уселась на место, так резко, что почувствовала боль в зубах. Гарет тем временем откинулся на спинку кресла. Поза его казалась небрежной, почти ленивой, он окинул неспешным взглядом толпу в зале.
Ее снова охватил прилив ярости. О да, он был настоящим хозяином замка!
– Похоже, ты чрезвычайно горд собой.
– А почему бы и нет? Я снова дома и даже сумел вернуть себе сына.
– И кроме того, у тебя теперь есть жена.
Его рука тут же накрыла руку Джиллиан, покоившуюся на подлокотнике кресла. Он погладил ей пальцы.
– Не бойся, Джиллиан. Тобой не будут пренебрегать. Это было похоже на скрытую угрозу. Для любого, кто случайно взглянул бы в их сторону, его жест мог показаться обычной нежной лаской между влюбленными. Однако Джиллиан знала его достаточно хорошо, чтобы понять: для него это являлось всего лишь способом лишний раз ее поддразнить. Это не было добродушным подшучиванием, но самой настоящей войной – и он вел свою игру куда успешнее и с куда большим искусством, чем она! Джиллиан вырвала у него руку.
– Наш брак не более чем фикция! – прошипела она.
– Тем не менее это вполне законный брак, – возразил он холодно. – Теперь мы связаны друг с другом как одно существо, и я с нетерпением жду появления на свет нашего первого ребенка. Кстати, хорошо, что ты мне напомнила… у меня есть кое-какие обязанности, которые мне предстоит выполнить сегодня ночью, если мы хотим зачать этого ребенка.
Вот грубая деревенщина!
– Тебе не следовало лгать королю, – отрезала она.
– Если бы я ему не солгал, тебя бы уже не было в живых. По правде говоря, глубина твоей признательности меня просто поражает. – Он скривил губы, глаза его превратились в две зеленые льдинки. – И полагаю, нам сейчас самая пора приступить к делу.
У нее не было времени обдумать его слова, не было времени возобновить борьбу. Одним стремительным движением он поставил ее на ноги и перекинул через плечо, словно мешок с мукой. Джиллиан так и ахнула, когда весь мир вокруг нее перевернулся с ног на голову. Громкий хохот и непристойные жесты сопровождали их на пути. Гарет передвигался с преувеличенным трудом, словно и впрямь не мог выдержать легкий вес жены.
Ну и скотина! Джиллиан протестующе закричала, требуя, чтобы он немедленно ее отпустил, однако его мускулистая рука удерживала ее стальной хваткой. С нагловатой ухмылкой на губах Гарет вместе с ней покинул зал, а затем уверенной походкой поднялся вверх по длинной узкой лестнице в свою комнату.
Джиллиан все еще кипела негодованием, когда он ногой захлопнул дверь и опустил ее на пол. Она инстинктивно попятилась от него, не останавливаясь до тех пор, пока не наткнулась на что-то, оказавшееся сундуком у изножья кровати. Взгляд ее переметнулся на дверь в форме арки за его спиной, после чего она осмотрела каждый угол комнаты в поисках пути к бегству. От дюжины свечей в подсвечниках, горевших на столе, спальня казалась еще больше, но спрятаться здесь было негде. По правде говоря, с горечью подумала про себя Джиллиан, во всем королевстве не осталось места, где бы она могла спрятаться от него!
Гарет неторопливо прошел к камину. Там стоял маленький круглый стел с подносом, на котором были искусно разложены фрукты, стояли графин с вином и два кубка. А Джиллиан чувствовала себя так, словно весь мир уплывал у нее из-под ног.
Гарет разглядывал ее, слегка приподняв черные брови.
– Хочешь что-нибудь поесть? – осведомился он вежливо. Джиллиан покачала головой. – Тогда, быть может, выпьешь немного вина?
И снова получил в ответ все тот же безмолвный отказ. Гарет пожал плечами.
– Ну как угодно. – Он налил себе щедрую порцию вина и поднес кубок к губам. Кадык задвигался на его шее, когда он проглотил вино. Однако в тот миг все ее внимание было приковано к его рукам, небрежно державшим кубок.
Для нее они всегда таили в себе какое-то особое, почти запретное очарование – сейчас же более чем когда-либо. У него были длинные гибкие пальцы, покрытые бронзовым загаром, – пальцы настоящего мужчины. Мысли Джиллиан пришли в полное смятение. Будут ли эти руки нежными или, напротив, причинят ей боль? Ее охватил страх. Сознает ли он, что для нее эта ночь будет первой? Или его это совсем не заботит? Быть может, все закончится быстро? Нет, подумала она про себя с дрожью, ибо Гарет был из тех людей, которые привыкли наслаждаться своими победами. Эти же самые руки едва не лишили ее жизни… не говоря уже о многом другом. Джиллиан не могла забыть того, что он мог убить ее, даже не задумываясь.
Глаза девушки были плотно зажмурены. Боже, она не в силах этого вынести!
– Джиллиан!
Она открыла глаза. Уголки его губ приподнялись в улыбке – улыбке, от которой ей стало не по себе. Глаза Гарета были прикованы к ней. Чувствуя себя неловко под его пристальным взором, она облизнула губы.
– Что? В чем дело?
С намеренной неспешностью он отставил в сторону кубок. Высокомерная улыбка на его лице сделалась еще шире.
– Просто мне только что пришло в голову, – произнес он мягко, – что день нашей свадьбы почти на исходе… а я еще ни разу не поцеловал свою жену.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Верное сердце - Джеймс Саманта



Чудесный роман.Средние века,как я люблю.Прочитала за один вечер.Особенно хорош-главный герой! 9/10
Верное сердце - Джеймс СамантаНиколь
20.06.2012, 23.03





Очень затянуто,не логичное и порой глупое поведение главной героини
Верное сердце - Джеймс СамантаЛю
18.04.2013, 20.26





очень понравился роман, легко читается, понравился гнрой
Верное сердце - Джеймс Самантамарина
25.12.2013, 22.56





очень понравился роман, легко читается, понравился герой
Верное сердце - Джеймс Самантамарина
25.12.2013, 22.56





очень понравился роман, легко читается, понравился герой
Верное сердце - Джеймс Самантамарина
25.12.2013, 22.56





Согласна с Лю.Лишение девствености,постельные сцены равно как взятие неприступной крепости,пришлось пролистнуть.Что ж так авторши на этом заморачиваются?Скучновато. 5/10.
Верное сердце - Джеймс СамантаЧертополох
4.04.2014, 14.56





А я читала каждую строчку! Не хотелось пропускать даже самую малость.
Верное сердце - Джеймс СамантаНаталья 66
25.07.2014, 13.55





Глупая романтика..,наверное лучше быть прагматичным человеком.но...лучше наивная и несовершенная романтическая линия поведения героев, чем их отсутствие.9 баллов
Верное сердце - Джеймс СамантаЛилия
9.03.2015, 13.21





ГГня просто глупая баба с длинным языком. Ей сто раз говорили "молчи", но нет, все проблемы нужно обсуждать именно в присутствии тех, от кого все надо скрыть и при первой же возможности сообщить кто она откуда, кто увез кого и зачем... Это не романтика.
Верное сердце - Джеймс СамантаKotyana
15.06.2015, 3.16





класс)))нет слов!
Верное сердце - Джеймс Самантаюля
20.07.2015, 1.54





Самая скучная книга у Саманты Джеймс. Главная героиня- редкая идиотка.
Верное сердце - Джеймс Самантаksenya
26.08.2015, 1.05





пожалусто помогите найти один роман женщина с тремя детьми вступает в фиктивный брак с мужчиной который балотируется в сенаты героиню звали Сара Монгомери унее 1 дочьи 2 сына она работае парихмахером пожалустот помагите найти он буквально вчера в комметах был
Верное сердце - Джеймс Самантамика
21.04.2016, 2.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100