Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

В Бостоне существовал еще один человек, недовольный Натаниелем О'Коннором. Только его намерения были куда более зловещими и хитроумными.
Даже смертельно опасными.
Его звали Иона Морленд. Месяц назад он приехал из Лондона, сначала в Нью-Йорк, а потом в Бостон. За короткий период своего пребывания в стране он уже сделал вывод, что янки наглые и нахальные типы и, несомненно, самый варварский народ на земле.
Человек, которого он здесь выслеживал, не отличался особым умом, и это огорчало Иону.
Дело в том, что простые и легкие пути были не для него, Иона слишком любил свое занятие. Он предпочитал азарт погони, противоборство ума и воли и торжество победы. Вот что привлекало Иону в его профессии. Как бы там ни было, он гордился своей непредвзятостью и проницательностью.
Бесспорно, Натаниель О'Коннор будет поставлен перед необходимостью заплатить давно просроченный долг. Если же Иона почувствует, что может позволить себе быть великодушным, то он даст Натаниелю О'Коннору еще один дополнительный шанс.
Но не более того.
В данном случае его нанял виконт Филипп Хэдли. Иона уже не первый раз работал на него, и надо признать, что лишь немногие смельчаки или глупцы пытались обмануть виконта.
Натаниель О'Коннор пытался, и это была его первая ошибка. Вторая состояла в том, что он не вернул долг. Третья — что он не предполагал возмездия.
Иона совсем не случайно выбрал одно из питейных заведений города. Действительно, объект его внимания был частым посетителем «Вороньего гнезда». Вот и теперь Натаниель О'Коннор сидел в углу, обняв шлюху, с которой провел вечер, и, как воду, хлестал спиртное.
Бесцветные глаза Ионы сузились до щелочек, он рассеянно почесывал шрам на щеке. Видно, Натаниель О'Коннор считал себя большим умником, когда несколько месяцев назад решил скрыться из Лондона. Но на взгляд Ионы, несчастный был безнадежно глуп. Он также был удивительно предсказуем.
Иона взглянул на карманные часы. Если он не ошибается, О'Коннор скоро поднимется и отправится домой, где будет отсыпаться и приходить в себя. Завтра после обеда он снова повторит всю процедуру предыдущего дня. Он проведет вечер в карточной игре и пьянстве, в компании дорогой проститутки. Короче говоря, в жизни Натаниеля О'Коннора существовало всего три интереса: азартные игры, пьянство и женщины.
Как раз в этот момент О'Коннор с трудом поднялся, попрощался с подругой и, шатаясь, направился к дверям.
Иона Морленд допил вино, аккуратно промокнул салфеткой рот и щелкнул крышкой часов. Он вышел следом за О'Коннором и на расстоянии нескольких шагов проследовал за ним в ночь.
О'Коннор ничего не заметил.
Морленд объявился только тогда, когда они приблизились к дому О'Коннора. С ловкостью, которой он был знаменит, Морленд схватил молодого человека за шиворот и затащил его в проход между домами.
Он приставил к его горлу свое любимое оружие, острое и блестящее.
— Должен признать, О'Коннор, вы заставили меня побегать с тех самых пор, как скрылись из Лондона.
— Кто вы такой? — заикаясь пролепетал Натаниель.
— Считайте меня посланником виконта Хэдли. Вам известно, что виконт терпеть не может грабителей? Как видно, неизвестно, раз мы встретились так далеко от Лондона. Тогда позвольте мне освежить вашу память. Виконт щедро одолжил вам весьма значительную сумму, скажем прямо, половину своего состояния! Вы поймете, сколь он был огорчен, когда вы покинули Лондон, не вернув ему ни гроша!
Морленд ослабил пальцы на горле Натаниеля и медленно повернул его к себе лицом; кинжал теперь упирался ему прямо в сердце. При виде нападающего Натаниель невольно проглотил слюну. Он не мог оторвать взгляда от узкого белого шрама, рассекавшего щеку Ионы от уха до рта, и его угрожающей улыбки.
— Вы, конечно, понимаете, зачем я сюда приехал. Виконт Хэдли любит доводить дело до конца.
Голос О'Коннора охрип от страха.
— Что вам от меня надо?
— Только то, что причитается виконту, дружище, и ничего больше.
— Когда? Мне необходимо время, чтобы…
— Три дня, — прервал Иона. — Даю вам три дня. Буду ждать вас с деньгами в том самом баре, где вы только что были. Вам понятно?
О'Коннор кивнул. Он не мог выговорить ни слова.
— Прекрасно. — Иона водил пальцами по острию кинжала. — А теперь убирайтесь, пока я не передумал.
Натаниель повернулся и бегом пустился к дому. Иона улыбнулся, отряхнул сюртук и пошел прочь.
Элизабет страдала.
Ее брак всегда был непрочным, но теперь он рассыпался на куски. Они с Морганом вели себя как совершенно чужие люди. И хотя она жаждала положить конец ссоре, ни он, ни она не могли забыть обиды. Несколько раз Элизабет пыталась втянуть Моргана в простой разговор, но он отвечал короткими, односложными фразами. Он не шел на примирение, что еще больше выводило ее из себя. Невозможно было притворяться, будто ничего не случилось, когда мир рушился вокруг тебя.
Она не знала покоя, особенно после того, как месячные не пришли в положенный срок, чего раньше никогда не было. Боже мой, неужели она беременна? Только не сейчас! Она вспомнила предсказание Стивена: «Раньше или позже это все равно случится. И скорее раньше, чем позже».
Она испытывала то радость, то отчаяние. Ее дитя… Дитя Моргана. На кого оно будет похоже? Девочка или мальчик? Пусть будет девочка, мечтала она. Ей так хотелось иметь крошечную дочь.
А что Морган? Надо ли ему сказать? Она пока еще сомневалась насчет своего состояния, к тому же сейчас было неподходящее время. «А если подходящее время вообще никогда не наступит?»— спрашивала она себя почти в истерике.
Пришел день обеда у Портеров, и подтвердились самые плохие предчувствия Элизабет. Недаром она так страшилась этого дня, он стал для нее настоящим испытанием.
По пути в экипаже стояло тяжелое молчание. Элизабет надела жемчуг в слабой надежде, что Морган похвалит красоту ожерелья. Или то, как выглядит она сама.
Ее надежда не оправдалась.
В доме Портеров их тут же разлучили. Морган сидел на дальнем конце стола, а Элизабет рядом с хозяйкой. Он ни разу не улыбнулся и не посмотрел в сторону той, с кем был обвенчан.
После обеда в гостиной был небольшой концерт. Элизабет улыбалась и болтала, пока у нее не разболелась голова и она уже не различала лиц. Она искала глазами Моргана и не находила. Она уже давно его не видела…
Зато она увидела ту самую женщину, опять в красном. Все тот же прелестный, безупречный профиль. Элизабет не могла отвести от нее взгляда.
Вот она, та женщина в опере. Его любовница. Любовница Моргана.
Кто-то в толпе отошел и сторону, и Элизабет увидела ее собеседника.
Это был Морган.
Резкая и жестокая боль сжала ее сердце. Мир, вдруг лишившийся красок, черный и мрачный, закружился вокруг. Она еле удержалась на ногах.
Когда Элизабет снова посмотрела в их сторону, они все еще беседовали. Женщина подняла лицо к Моргану, ее губы были совсем близко, она с видом собственницы взяла его под руку.
Элизабет чуть не закричала от терзавшей ее • муки. Неужели она сама вернула Моргана в объятия любовницы? «Перестань, — урезонивал ее внутренний голос. — Все ночи он проводит дома. В комнате рядом с тобой».
А как он поступит сегодня?
— Что-то вы неважно выглядите, Элизабет. Как вы себя чувствуете?
Элизабет вздрогнула от неожиданности, но это был всего лишь Стивен.
— Не очень хорошо, — отозвалась она прерывающимся голосом и ненавидя себя за это.
Еще один взгляд в сторону Моргана, и она расплачется так, что не сможет остановиться.
— У меня ужасная головная боль. Боюсь, я испорчу всем настроение. — Она попыталась улыбнуться. — Не попросите ли вы кого-нибудь вызвать экипаж?
— Немедленно. — Стивен поднял голову, вглядываясь в толпу. — Я скажу Моргану, что вы хотите уехать…
— Нет, — быстро остановила она его. — Зачем портить ему вечер? Виллис отвезет меня, а потом вернется и подождет Моргана.
Стивен нахмурился.
— Вы уверены, что обойдетесь без моей помощи?
— Ну конечно, Стивен.
— А что, если я все-таки провожу вас, на всякий случай…
— Нет, Стивен, в этом нет необходимости. Мне просто надо лечь, и все сразу пройдет. Вызовите экипаж, этого достаточно. И, пожалуйста, передайте Моргану, что я плохо себя почувствовала. '
Через полчаса Элизабет уже была у себя в спальне. Анни расстегнула ей на спине платье, и Элизабет отпустила ее; больше всего на свете ей хотелось побыть одной. Медленно, словно боясь причинить себе боль, она надела ночную рубашку и пеньюар.
Села у туалета и распустила волосы, свернутые в тугой жгут на затылке. Будет ли Морган сегодня ночевать дома? Страдания были невыносимы. Его любовница — Элизабет даже не знала ее имени — была прекрасна, как яркий пышный благоухающий цветок. Несомненно, Морган находил ее обольстительной и привлекательной…
А жену считал сварливой придирой.
Элизабет смотрела на свое отражение в зеркале. Густые тяжелые пряди волос рассыпались по плечам, зеленые глаза были ярче нефрита, лицо же выглядело несколько бледноватым. Она казалась себе еще живым, но увядающим цветком. Нахмурившись, она взяла щетку и принялась расчесывать волосы и тут заметила, что забыла снять жемчужное ожерелье. Непослушными пальцами она все же сумела расстегнуть замочек и положила кучку жемчуга на туалетный столик. Элизабет слишком устала, чтобы убрать ожерелье в футляр, она сделает это завтра.
Легкий шум раздался в коридоре, Элизабет повернула голову и прислушалась. Что это — стук в дверь? Это не Морган, тот бы не стал стучаться. Снова раздался тихий приглушенный стук.
Элизабет уже приготовилась откликнуться, когда дверь широко растворилась и в комнату вошел Натаниель.
С возгласом удивления Элизабет поднялась, запахнув пеньюар на груди.
— Натаниель! — воскликнула она. — Что вы здесь делаете? Вам нельзя здесь быть!
— Я должен был с вами увидеться, Элизабет, — торопливо произнес он. — Вы вернулись домой без Моргана, и я понял, что сейчас самый подходящий момент. Я вошел через кухню.
Элизабет покачала головой.
— Если это насчет места, Натаниель, то я должна вас огорчить. Я говорила с Морганом, и он отказал…
— Речь совсем не об этом, — замахал он руками. Элизабет ощутила неловкость. Шляпа Натаниеля съехала набок, он волновался и тяжело дышал, как будто кто-то за ним гнался.
— Тогда о чем? Что случилось? Натаниель сдернул с головы шляпу и принялся комкать ее в руках, при этом он нервно ходил по комнате.
— Элизабет, мне нужны деньги. Много денег. Я не могу попросить у Моргана. Я знаю, что он откажет. Поэтому я решил обратиться к вам.
— Деньги? — Элизабет была потрясена. — Зачем вам деньги, Натаниель?
— Мне некогда сейчас объяснять. Клянусь, я расскажу вам завтра. Элизабет, пожалуйста, помогите мне! Дайте мне все, что у вас есть.
Чувство неловкости сменилось страхом.
— У вас неприятности? — спросила она. Натаниель коротко и резко рассмеялся.
— Да. Можно назвать это неприятностями.
— Какие неприятности?
Он нервно провел пальцами по волосам.
— Элизабет, умоляю, у меня нет времени. Даю слово, я все расскажу в следующий раз. Сейчас мне нужны деньги, все, что у вас есть.
Он был вне себя, Элизабет чувствовала глубину его отчаяния. Она беспомощно пожала плечами.
— Сомневаюсь, что сумею вам помочь. Морган открыл мне счет в банке, я никогда им не пользовалась и не знаю, сколько там денег, но банк закрыт до понедельника.
— Господи! — простонал Натаниель. — Если я не достану хоть что-нибудь…
— Постойте! — перебила Элизабет. — В кабинете у Моргана есть деньги на домашние расходы. Не знаю, какая там сумма…
— Все пригодится, Элизабет. Сколько бы ни было. Она кивнула.
— Ждите меня здесь. Я пойду за ними.
Элизабет бегом спустилась с лестницы. В кабинете Моргана она быстро достала ключ из вазы на каминной полке. Торопливо выдвинула ящик стола, вытащила из глубины небольшую металлическую шкатулку и отперла ее. Схватила пачку банкнот, захлопнула и заперла крышку. Трясущимися руками она засунула ключ обратно в вазу.
Натаниель стоял у окна и повернулся, когда Элизабет вошла в комнату. Она молча показала ему пачку денег. Он засмеялся от радости.
— Благодарю, мне послал вас Всевышний.
Он взял деньги и засунул пачку во внутренний карман сюртука. Затем на секунду остановился и посмотрел на Элизабет. Непонятное выражение промелькнуло на его лице, что-то похожее на сожаление.
Элизабет взглянула на дверь.
— Натаниель, торопитесь, — умоляюще попросила она, — Морган вот-вот вернется.
В его глазах вспыхнули озорные огоньки. —
— Подарите мне поцелуй, — объявил он с чарующей непринужденностью, некогда покорившей ее в Лондоне. — Один последний поцелуй, Элизабет, и меня как не бывало.
— Нет, Натаниель! Это неприлично!
Он расхохотался громким веселым смехом.
— Разве я когда-нибудь следовал приличиям? Боже мой, Элизабет, всего-навсего один поцелуй. Я не уйду, пока вы не согласитесь.
Элизабет открыла рот, чтобы протестовать, но было поздно. Схватив за плечи, он привлек ее к себе, его рот прижался к ее губам.
Странно, но она ничего не почувствовала: ни волнения, ни жара, ни проникновенной дрожи, как это было с Морганом. Прежнее волшебство исчезло без следа. Элизабет, пожалуй, несколько дольше, чем следовало, задержала поцелуй, но она хотела точно убедиться, что Натаниель ей безразличен.
Теперь в этом не было сомнения.
Она высвободилась из его объятий.
— Торопитесь, Натаниель, — вновь повторила она.
Кивнув головой и помахав на прощание, он исчез за дверью в темноте коридора. Только уверившись, что его никто не заметил, Элизабет с облегчением вздохнула. Если бы Морган знал, что здесь побывал Натаниель, он пришел бы в неописуемую ярость.
Морган знал.
И он действительно был в неописуемой ярости, потому что через тонкие кружевные занавески увидел силуэты мужчины и женщины, слившиеся в долгом страстном объятии.
Морган не спускал глаз с окна спальни Элизабет. Вскоре за углом он услыхал шелест раздвигаемых кустов и глухие шаги.
Это определенно был Натаниель. Морган сжал кулаки, но не пошел за ним. Он не решился. Притронься он к брату хоть пальцем, он разорвал бы его на куски.
Войдя в дом, Морган направился прямо в библиотеку. И к графину с бренди. Он налил рюмку почти до краев, но не стал пить. Сжав челюсти, он смотрел на янтарную влагу, словно ее творцом был сам дьявол.
Снова его высокомерная супруга унизила его и довела до состояния, когда он презирал себя за слабость и глубину падения. Он напомнил себе, что поддайся он пороку, и исчезнет разница между ним и пьяницей отцом, между ним и Натаниелем.
Но соблазн погрузиться в забытье, обрести покой был непреодолим, слишком велик, чтобы с ним бороться.
Морган опрокинул рюмку в рот, и огненная жидкость потекла, обжигая горло.
Когда графин опустел, его мысли были в беспорядке, он смутно понимал, что делает, но его гнев разгорелся с еще большей силой.
Он поднялся на второй этаж к себе в спальню и секунду, насупившись, созерцал дверь, ведущую в комнату Элизабет.
Постепенно горечь поборола в нем все остальные чувства. Он вспомнил, как выглядела она в то утро, ее обнаженное тело рядом с ним. Он снова видел ее нежную беззащитную шею, хрупкие белые плечи, такие женственные и покорные в своей слабости. Такие, как она сама… Нет, тут он ошибался. Элизабет никак нельзя было назвать уязвимой, она била уверенной и сильной и знала, чего добивается.
Совсем как Амелия.
Он бросил сюртук на кровать, проклиная себя за то, что оказался слепым глупцом. Он был обманут дважды. Дважды. Сначала Амелией и вот теперь Элизабет.
Красный туман ярости застлал ему глаза, вновь он представил себе Элизабет и Натаниеля, их губы слиты в поцелуе, руки страстно обнимают друг друга.
Прямо перед ним висела та самая подаренная ею картина с изображением клипера. Морган сорвал ее со стены и швырнул на пол. Удар был такой силы, что рама разбилась на куски. Так же как и его сердце.
Элизабет приостановилась. Она уже готовилась лечь спать и одним коленом опиралась на кровать, другая босая нога зарылась в мягкий ворс ковра. Насторожившись, Элизабет склонила голову набок, она точно слышала, как что-то тяжелое упало на пол в комнате Моргана.
Все замерло.
Желтая полоска светилась под дверью Моргана. Очень тихо, на цыпочках, она подкралась к двери и снова напряженно прислушалась.
Ни звука.
Сдерживая дыхание, Элизабет взялась за ручку и медленно повернула, движимая силой, которой не могла противостоять. Она приоткрыла дверь и заглянула внутрь. На полу меж осколков разбитой рамы лежала картина, та самая, что она подарила мужу.
Этот разгром не мог быть случайностью.
Страшная боль сжала ее грудь. Так вот что за шум она слышала в соседней комнате! Она пошатнулась, как от удара.
Внезапно дверь широко распахнулась, и Элизабет отдернула руку. Подняв голову, она в растерянности и ужасе смотрела на возникшую прямо перед ней высокую фигуру мужа.
Он вглядывался в нее с пугающей напряженностью покрасневшими, горящими глазами. Они стояли так близко, что между ними нельзя было просунуть руку, и Элизабет почувствовала резкий запах спиртного.
Морган был пьян.
За все это время Элизабет никогда не видела, чтобы он даже прикасался к спиртному, и вот теперь он был пьян. Она пришла в ужас.
С криком она повернулась, чтобы броситься бежать, но Морган оказался быстрее. Сильные руки взяли ее в плен и прижали к широкой груди. Сопротивление было напрасным, еще три шага, и он втащил ее к себе в комнату.
Боясь двинуться или вздохнуть, Элизабет посмотрела ему в лицо. На этот раз в его взгляде читались все его чувства, и Морган был столь ужасен, что Элизабет почти поверила, что он сам убил Амелию…
— Морган, — воскликнула она. — Что случилось? Что с тобой?
Он отпустил ее, но, продолжая разглядывать, медленно обошел ее вокруг. Сердце Элизабет неистово колотилось, она вздрогнула, когда загрубелый палец потрогал нежную ямочку между ее ключицами. Прикосновение было подобно ласке летнего ветерка и противоречило злобному выражению его глаз.
Всего шаг отделял их друг от друга, но, казалось, между ними лежал целый океан.
— Прошу тебя, Морган, оставь меня в покое, — с трудом выговорила она. — Ты пьян.
— Верно, Элизабет, я пьян. Очень пьян. — Он улыбался неестественной улыбкой. — Но позволь мне спросить, дорогая, не хочешь ли ты мне что-то рассказать?
Элизабет побелела: он знал, в этом не было сомнения.
— Неужели, — начала она, еле шевеля губами, — неужели ты видел…
Его улыбка исчезла.
— Ты угадала, Элизабет. — Его голос был полон издевки. — Я видел свою добродетельную жену в любовном объятии с моим собственным братом.
У Элизабет пересохло во рту. Она хотела отвести глаза и не могла. Взгляд Моргана прожигал насквозь, до самой глубины души.
— А теперь все-таки откройся мне. Если бы я не видел тебя с Натаниелем, ты бы сама мне призналась?
Элизабет судорожно сглотнула. Она не могла вымолвить ни слова.
Я его предупреждал, чтобы он не являлся без приглашения. Так вот, скажи мне, Элизабет, ты сама пригласила его к себе в спальню?
— Нет! — Наконец голос вернулся к ней. — Морган, ты ошибаешься!
— Я ошибаюсь, Элизабет? Я застал вас, когда вы обнимались, скажи мне, в чем моя ошибка.
Морган был неумолим, она видела приговор в его глазах, ей оставалось только упрашивать.
— Нет, Морган, ты ошибаешься! Натаниель действительно приходил, но я его не ждала и не приглашала. У него неприятности, Морган. Ему нужны деньги, и я… Я отдала ему ту сумму, что лежала к шкатулке. На хозяйственные расходы…
— А что еще ты отдала ему, Элизабет? Что еще?
Слова прозвучали, как пощечина, Элизабет побледнела, но стояла на своем. Разве есть что-нибудь на свете сильнее правды?
— Я не обманываю тебя, Морган. Натаниель меня поцеловал. Он отказывался уходить, пока меня не поцелует. Но если ты хочешь кого винить, то вини меня. Я должна была сразу его остановить, но я хотела увериться раз и навсегда, что мои прежние чувства к нему умерли. Неужели ты не понимаешь? Умерли! Я ничего не почувствовала и думала только о тебе!
В его взгляде мелькнула теплота, но челюсти по-прежнему были стиснуты.
— Тогда докажи мне, Элизабет. Докажи, что ты меня любишь.
Перчатка была брошена, Элизабет оставалось только ее подобрать. Она должна принять вызов, иначе навсегда лишится его доверия.
Очень медленно Элизабет приблизилась к мужу, у нее подкашивались ноги, и несколько шагов казались бесконечными. Она облизала сухие губы.
— Я не знаю, что ты от меня хочешь, — сказала она неуверенно.
— Поцелуй меня, Элизабет. Мы с Натаниелем братья, а у братьев все пополам. Даже их жены. Ты согласна?
Элизабет сжалась от обиды. И почему только он постоянно издевается над ней? Но отступать было поздно, он мог никогда ее не простить.
А что значит простить? Морган О'Коннор был из тех, кто никогда не прощает. Он еще не простил Натаниелю некую неведомую ей вину! Непонятным образом Элизабет знала, что это именно так.
— Я жду, Элизабет.
С внутренним трепетом она положила самые кончики пальцев ему на плечи и, приподнявшись на цыпочки, боязливо прижалась губами к его губам.
Морган оставался холодным и неподвижным, его губы были сурово сжаты. Он словно окаменел и не отзывался на ласку, хотя Элизабет ощущала, что внутри он был как натянутая струна. Она попыталась расшевелить его, прикасаясь к его губам то с одной, то с другой стороны, и кончила тем, что прикрыла его рот своим, безмолвно умоляя смягчиться. Ее ладони в неосознанной ласке легли ему на затылок. Языком она обвела красивую линию его рта. Его губы чуть приоткрылись, и их дыхание смешалось.
У Элизабет кружилась голова, когда наконец она отодвинулась от него. Они смотрели в глаза друг другу, и его по-прежнему светились, но уже не гневом, а голодной жаждой, столь сильной, что Элизабет оробела.
— Раздень меня, — приказал Морган; его голос стал хриплым.
Сердце подпрыгнуло, и Элизабет чуть не пустилась наутек, но в то же время роль зачинщицы и соблазнительницы, этого она не могла отрицать, действовала на нее странно возбуждающе.
Она прикоснулась к пуговицам на его рубашке и, несмотря на внутреннее волнение, быстро расстегнула их. Морган молча подчинился, когда она сняла с него рубашку и бросила ее на пол.
Следующими были брюки. Элизабет стала перед ним на колени. Здесь задача оказалась труднее: пуговицы не поддавались из-за давления плоти под ними. Когда же наконец она с ними справилась, то рывком стянула брюки, и вслед за рубашкой они упали на пол; Морган ногой отшвырнул их в сторону. Ничто больше его не стесняло.
Он было наклонился, чтобы поднять ее с колен, но Элизабет остановила его легким движением головы. Подняв лицо, она робко и просительно смотрела вверх на мужа, положив руки на его узкие поджарые бедра.
Его руки застыли у нее на плечах. Мгновение, почти не дыша, они оставались неподвижными.
Затем она прикоснулась губами к его плоти. Языком, неторопливо и с остановками, продолжила осторожное знакомство, отчего его плоть еще больше увеличилась в размерах.
Он запустил руки в ее волосы.
— Элизабет, — прошептал он и снова уже громко:
— Элизабет!
Испытываемое Морганом наслаждение возбуждало Элизабет, пальцами она вцепилась в его бедра, Морган запрокинул голову и громко застонал от удовольствия. Когда его терпение истощилось, он поднял ее на ноги и вместе с ней рухнул на кровать; с невольным вскриком она схватила его за плечи и торопливо притянула к себе. Это было яростное и бурное слияние, со страстным бесстыдным шепотом и стонами восторга…
Первое из многих за эту ночь.
Возможно, это был только сон.
Но, пробудившись, Морган обнаружил рядом свою жену, обнаженную и прекрасную. И хотя болела голова, а во рту пересохло, прошлая ночь была самой необыкновенной в его жизни.
А также самой горькой. Воспоминания нахлынули, словно волна прилива.
«Я не обманываю тебя, Морган. Натаниель меня поцеловал. Он отказывался уходить, пока не поцелует меня. Я должна была сразу его остановить, но я хотела увериться раз и навсегда, что мои прежние чувства к нему умерли. Неужели ты не понимаешь? Умерли! Я ничего не чувствовала и думала только о тебе».
Морган сжал зубы, он не мог так просто забыть увиденное. И все же, несмотря ни на что, он хотел верить каждому слову Элизабет.
Но разве мог он это сделать?
Все события были повторением прошлого. Амелия и Натаниель, и вот теперь Элизабет и Натаниель. Конечно, следовало признать, что Элизабет увлеклась Натаниелем задолго до того, как он с ней встретился, но ни Элизабет, ни Амелия не смогли устоять перед лживым обаянием брата.
Этого ему не забыть. А что если все повторится снова? Что если Элизабет опять не устоит?
Подложив руку под голову, Морган смотрел, как постепенно розовел потолок от первых, еще слабых лучей солнца. Его терзали беспокойные мысли. Он застонал, вспомнив, с какой бешеной страстью двигались под ним ее бедра. Сладкие и мучительные мгновения… Неужели Элизабет ему лгала? Ее губы могли лгать, но только не ее тело. Ее тело получало наслаждение от его объятий.
А что если ей так же нравились объятия Натаниеля?
Опять же Натаниель, в какую историю он снова попал? Элизабет утверждала, что у него неприятности, что ж, это очень похоже на брата. У него талант попадать во всяческие истории. А может быть, это еще очередной обман или способ заручиться сочувствием Элизабет?
Когда Элизабет наконец проснулась, Морган уже принял ванну и оделся. В светло-сером сюртуке, брюках и жилете, высокий и стройный, муж был для Элизабет образцом мужской красоты. Он запер небольшой кожаный саквояж и, подняв голову, перехватил вопросительный взгляд Элизабет. Он подошел и сел на край кровати, очень близко, но не касаясь Элизабет.
— Я сейчас уезжаю по делам в Нью-Йорк, — объяснил он. — Меня не будет несколько дней.
Элизабет медленно села, прикрывая простыней обнаженную грудь и приглаживая спутанные длинные пряди волос. Морган казался приветливым, но был сдержан и задумчив. Вопрос напрашивался сам собой.
— Ты еще сердишься на меня за вчерашнее?
Она задержала дыхание в ожидании ответа. Его взгляд потемнел.
Не знаю. Наверное, я еще сомневаюсь в тебе.
Откровенно говоря, я часто спрашиваю себя, кто тебе по-настоящему дорог. Я или Натаниель.
Элизабет замерла. В его тоне не было ничего оскорбительного, он не старался причинить ей боль, а просто говорил правду, как она есть. Элизабет протянула руку и прикрыла его ладонь своей.
— Мне понятны твои сомнения, но я повторю тебе то, что сказала Натаниелю. Я вышла замуж за тебя, Морган, и не за кого другого, — подчеркнула она. — И я всегда буду тебе верна.
«Как и мое сердце», — добавила она про себя.
Глаза цвета грозовых туч вглядывались в ее лицо, будто хотели проникнуть в самые глубины ее души. Элизабет не опустила своих глаз под его пристальным взглядом.
Наконец он молча взял руку жены и переплел ее пальцы со своими. Контраст был удивительным: его загорелая кожа и ее белоснежная, его длинные сильные пальцы и ее хрупкие и нежные. Он вздохнул и чуть улыбнулся.
— Мне пора, — сказал он и, прикоснувшись губами к ее руке, встал.
Элизабет почувствовала его настроение и нежелание ее покидать, и ликование охватило ее душу. Морган уже был около двери, когда она негромко позвала:
— Морган…
Он обернулся, держа в руке саквояж.
Элизабет соскочила с постели и, закутавшись в простыню, чтобы прикрыть наготу, подбежала к нему и остановилась. Ее щеки порозовели, маленькая ладонь легла ему на грудь.
— Поскорее возвращайся домой, — прошептала она и, закрыв глаза, протянула ему свои губы.
Свободной рукой Морган обнял ее, губами прижался к ее губам, долгий поцелуй вызвал желание, которое уже не было им подвластно. Элизабет приникла к его груди, чувствуя ответный отклик.
— Мне пора, — пробормотал он, глядя на ее влажные губы.
— Пора, — подтвердила Элизабет. — Тебе надо торопиться.
Блеск ее полуприкрытых глаз был одновременно насмешливым и страстным. Она обвила его шею руками. Простыня упала на пол у ее ног. За ней последовал саквояж Моргана.
Стон вырвался из его груди, он подхватил ее на руки. Прошло немало времени, прежде чем они наконец распрощались друг с другом.
Элизабет напевала, открывая дверь в свою спальню. Анни стояла посередине комнаты, уперев руки в бока, и в недоумении смотрела на нетронутую кровать хозяйки.
Элизабет негромко кашлянула, и Анни испуганно повернула к ней румяное лицо. Она перевела растерянный взгляд с Элизабет на полуоткрытую дверь в спальню Моргана, затем снова на хозяйку. Элизабет не могла удержаться от звонкого смеха при виде ее изумления.
— Доброе утро, Анни, — приветствовала она горничную, которая тут же пришла в себя.
— Доброе утро, — отозвалась та с улыбкой. — Прекрасная погода сегодня, мэм.
Остаток дня прошел в ленивом отдыхе. Элизабет приняла ванну и долго лежала в воде, наслаждаясь воспоминаниями о недавних часах.
Морган был скуп на похвалу, но сколько слов он шептал ей о своей страсти, неутолимом голоде, о том, как возбуждало его бурное необузданное движение ее бедер, какое наслаждение доставляли ему ее рот и руки, ласкавшие его плоть.
А ведь он был человеком, который таил свои чувства глубоко в душе и открывал их только избранным.
Элизабет в задумчивости остановилась около комода. Сама того не замечая, она положила руку на сердце, где затеплился пока еще слабый огонек надежды.
Впервые она спросила себя, одно ли плотское желание движет Морганом. Возможно, это нечто большее, чем обычная тяга мужчины к женщине, любой женщине, для утоления своей голой страсти. Совсем недавно она лежала в его объятиях в сладком забытьи после любви, и им не нужны были никакие слова. Его руки не только охраняли и защищали ее, в объятиях Моргана она становилась частью его, и это-чувство особой близости превосходило все остальные. Могла ли она надеяться, что Морган ее любит?
Она боялась надеяться… И вопреки всему надеялась.
Элизабет вздохнула, пробуждаясь от снов. Внезапно она заметила, что крышка ее шкатулки для украшений приоткрыта. Она заглянула внутрь и обнаружила, что черный бархатный футляр для ожерелья был пуст, и тут же вспомнила, что накануне не убрала свой жемчуг.
Но ожерелья не было и на туалетном столике. Нахмурившись, Элизабет смотрела на то самое место, где оставила ожерелье. Она почти не сомневалась, что положила его именно сюда, но, видимо, память ей изменила.
Элизабет обыскала все вокруг, ожерелья нигде не было.
Беспокойство зародилось в ее душе, она призвала на помощь Анни, и они вместе обшарили все ящики, закоулки и щели под мебелью и за ней, но все безрезультатно.
Когда Анни ушла по другим делам, Элизабет попыталась припомнить события прошлого вечера.
Вернувшись домой от Портеров, она сразу начала готовиться ко сну. Расчесывая щеткой волосы, она заметила на шее ожерелье и сняла жемчуг как раз перед появлением Натаниеля…
Натаниелъ…
— Нет, — сказала она испуганно. — Не может быть.
Страшное подозрение зародилось у нее в душе. Натаниель пришел за деньгами. Элизабет ужаснулась своим подозрениям, но что иное она могла предположить? Натаниель оставался у нее в комнате, пока она ходила за деньгами в кабинет Моргана. «Натаниель, о Натаниель, как ты мог?»
Не прошло и десяти минут, как Элизабет, вся в напряжении и сжав губы, уже ехала в экипаже к Натаниелю. Она надеялась, что ошибается и что Натаниель не виновен в краже ожерелья. Она боялась поверить в это не потому, что жемчуг был подарком Моргана и нужно объяснить его исчезновение, ей было страшно за Натаниеля.
Экипаж едва успел остановиться перед невзрачным кирпичным домом, как Элизабет уже выскочила из него, не дожидаясь помощи Виллиса, который еще сидел на козлах. Занятая своими мыслями, Элизабет лишь мельком взглянула на высокого худого человека в коричневом котелке, который появился из ближайшего переулка.
— Ждите меня здесь, — коротко приказала она Виллису. — Я скоро вернусь.
И с грозным видом зашагала по дорожке к дому, чувствуя, как с каждой секундой в ней нарастает гнев. Она громко постучала в дверь медным молотком.
Но Натаниель не спешил появляться.
При любых иных обстоятельствах Элизабет не стала бы упорствовать и удалилась, решив, что Натаниеля нет дома. Но сейчас она еще громче застучала в дверь кулаком. Возможно, он отсыпается после вчерашних излишеств и ничего не слышит. Если так, то она его все равно разбудит. У нее к нему серьезное дело.
Не дождавшись ответа, Элизабет застучала еще сильней. Виллис некоторое время наблюдал за ней, затем сдвинул на затылок шляпу.
— Может, я помогу вам, мэм?
— Нет, благодарю вас, Виллис.
Элизабет снова повернулась к дверям и схватилась за ручку, чтобы с силой потрясти ее.
Дверь отворилась сама собой.
Значит, этот несчастный все-таки был дома! Элизабет толкнула дверь и вошла в дом.
— Натаниель! — позвала она. — Натаниель, выходите, я знаю, что вы здесь.
Ответом было полное молчание.
Нет, не совсем, какой-то звук слышался из глубины дома. Слишком сердитая, чтобы думать об осторожности, Элизабет двинулась в гостиную и остановилась на пороге, недовольно созерцая представ перед ней картину. Портьеры были плотно задернуты, и в комнате царил полумрак. Прошло некоторое время, прежде чем глаза Элизабет привыкли темноте. Наверное, этот лентяй все еще нежится в постели. Она уже собралась обыскать спальню, когда до ее слуха донесся слабый стон.
Только тогда Элизабет разглядела фигуру, распластанную у камина. Он лежал лицом вниз, повернув голову в сторону. Элизабет подошла к нему.
— Натаниель! — строго позвала она. — Натаниель, ради Бога, ведь уже давно за полдень! Неужели у вас нет здравого смысла…
Внезапно она замолчала. Сердце бешено заколотилось. Широко открытыми глазами Элизабет смотрела на большое темное пятно на полу. Она в ужасе вскрикнула. Это была кровь!
В одно мгновение Элизабет опустилась на колени и попыталась повернуть его на спину.
— Натаниель! — звала она. — Натаниель! Ей удалось повернуть его на бок, и он застонал.
— Слава Богу, вы живы! — вырвалось у нее с рыданием.
Его лицо было мертвенно бледным, рубашка красной от пропитавшей ее крови.
Элизабет поднялась и, подхватив юбки, бросилась бежать. Как безумная, она выскочила наружу и помчалась по дорожке к экипажу.
— Виллис! — звала она во весь голос. — Идите сюда быстрее!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100