Читать онлайн Сильнее только страсть, автора - Джеймс Роби, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сильнее только страсть - Джеймс Роби бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сильнее только страсть - Джеймс Роби - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сильнее только страсть - Джеймс Роби - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Роби

Сильнее только страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Шотландцы вырыли, как было задумано, глубокие ямы, вернее, траншеи, в болотистой почве у подножия крутой холмистой гряды, на которой расположилась некоторая часть войска под командованием Кита. Траншеи перегородили острыми железными кольями, скрытыми под жидкой грязью. Задача Кита и его конников состояла в том, чтобы, якобы угрожая англичанам атакой, завлечь их в болото.
У шотландцев имелись и другие хитрые, обманные ходы: на одном из флангов, например, за сравнительно небольшим отрядом всадников скрывались копьеносцы, на другом – лучники. Такие уловки помогали армии Роберта Брюса, усиливали ее, поскольку англичане не меньше, чем в три раза превосходили ее в численности.
«Нам никогда не одолеть врага с помощью только одной конницы, – не уставал говорить Брюс своим соратникам после очередной вечерней тренировки, – но если они хоть на минуту поверят, что мы можем победить их, то считайте – мы выиграли. Конница будет изображать атаку, заманивать противника, а завершить все возле Баннокберна предстоит пешим воинам».
Карлейль обсуждал с Брюсом порядок действий, выполнял приказы, мысленно восхищался его военным талантом, но добрая половина мыслей у него оставалась с Джиллианой – где она, как доберется и доберется ли до него? Как там его сестра? Благополучно ли разродилась?
Роберт Брюс, видя и понимая его состояние, даже немного опасался, что в сражении его друг может оказаться менее предприимчивым и полезным, чем всегда.
– Она скоро будет здесь, Джон, – постарался он утешить его на четвертый день ее отсутствия. – Не переживай понапрасну. Обязательно приедет, хотя бы потому, что хочет завершить с нашей помощью все дела с Мантитом. Пусть он до окончания главного сражения не вылезает из Эшинтона, остается там. Надеюсь, он не очень осведомлен, где мы находимся и что собираемся предпринять.
Карлейль с сомнением покачал головой.
– Не заблуждайся, Роберт. После того как посланные им люди не вернулись к нему и не доставили Джиллиану, он может совершить еще одну попытку выкрасть ее. По дороге сюда, к нам.
– Уверен, больше он не осмелится. Наоборот, затаится, и мы найдем его в собственной берлоге и выкурим оттуда. А до того выбрось из головы все опасения, или я буду вынужден отстранить тебя от командования и не пустить в бой. Ты мне нужен живым.
В голосе у него послышался металл, но Карлейль знал и верил: несмотря на то что ровно шесть лет назад Роберта Брюса провозгласили королем Шотландии, между ними остаются те же дружеские отношения, и слова, которые Джон сейчас услышал, произносил не король, в первую очередь друг.
Посмотрев на друга чуть насмешливо, он ответил спокойно:
– Хорошо, Роберт. Я тоже предпочитаю оставаться живым. Тут у нас с тобой нет разногласий...
В двадцатых числах июня в лагерь шотландцев прибыл брат Уолдеф с несколькими монахами из монастыря Мелроуз и с мешками различных снадобий и лекарственных трав.
А через два дня поступило сообщение, что огромная английская армия во главе с королем подошла и раскинула лагерь в двадцати милях к юго-востоку от расположения главных сил шотландцев близ Баннокберна...
Джиллиана добралась до Баннокберна без всяких приключений, но с небольшой задержкой в дороге по собственной воле, потому что внезапно почувствовала душевную необходимость заехать в Данбар, находящийся на самом берегу Северного моря.
Она знала, что там в фамильном склепе своего семейства, в церкви Святого Магнуса, находится могила первой жены Джона Марты. Возле нее и хотела помолиться Джиллиана, попросить у неба заступничества для себя и для своего будущего ребенка.
Церковь оказалась большой, намного больше их церкви в Гленкирке. Джиллиана спустилась по каменной лестнице в склеп, нашла при неярком свете факелов в длинном ряду могил мраморную плиту с именем Марты и маленьким рельефным изображением ее лица. На какое-то мгновение ей показалось, что она стоит перед живой женщиной.
– Марта, – робко сказала она, – я ношу его ребенка и очень прошу тебя: помолись там, на небе, чтобы он родился здоровым. Ты сама хотела родить ребенка для Джона, теперь то же самое надеюсь сделать я... – Слезы полились из ее глаз, закапали на мрамор.
Она осторожно прикоснулась к холодному каменному лицу и долго стояла так, не ожидая ответа и не получая его. Затем поднялась наверх, прошла в церковь, опустилась на колени перед алтарем.
Ей подумалось: если женщина, которая там, внизу, не умерла бы шестнадцать лет назад, она бы не узнала Джона, и в ней бы не зажглась искорка новой жизни. Она не могла решить, плохо ли с ее стороны, что она может такое думать. «Я люблю его», – прошептала она в пустоту церкви, неотрывно глядя на алтарь, где горел светильник, означавший Божественное присутствие...
Когда разведчики сообщили Карлейлю, что видели его жену на пути к Баннокберну, на другом берегу реки, он сразу вскочил на коня и помчался ей навстречу. Она заметила его издали и остановилась, наблюдая с улыбкой, как он понуждает своего черного скакуна ступить в воду. Наконец Карлейль нашел брод и вскоре очутился рядом с ней. Не слезая с седел, Джиллиана и Джон обнялись.
– Как радостно видеть свою жену, – сказал он, и она чувствовала, что его слова искренни, как никогда.
– А мне радостно сообщить тебе, дорогой муж, – произнесла она, – что Агнес благополучно родила мальчика. – И тут же спросила: – Как наши дела? Где сейчас англичане?..
По дороге в лагерь Джиллиана узнала от Джона кое-какие подробности о последнем решении Брюса – о роли, которую он отводил своим верным военачальникам и их отрядам, о том, что Мантит, по всей вероятности, продолжает пребывать в Эшинтоне. Она увидела, как сам Брюс на огромном поле проводит учения с теми, кому поставлены особые задачи: обмануть противника, заманить его, огорошить внезапным ударом. Такого рода особые операции выпали на долю самых опытных всадников, копьеносцев, лучников.
Позднее Брюс позвал ее и Карлейля на ужин, и там продолжился разговор о плане военных действий. И потом Брюс сказал слова, вызвавшие слезы у Джиллианы, хотя она и раньше неоднократно могла слышать их от своего отца и его сподвижников.
– Если Шотландия падет, – сказал Брюс, – это будет и моей смертью.
На что Карлейль ответил:
– Она не может пасть, Роберт, слишком много сердец в ней жаждут победы.
Ужин продолжался, но Джиллиане было не до еды: с волнением она слушала то, что говорил Брюс о предстоящей битве, с горечью сознавая, что теперь уже не может, не должна принимать в ней участие.
Однако она еще не сказала о своем главном секрете Джону, все время откладывая сообщение.
Перед тем как покинуть шатер Брюса, отвечая на вопрос мужа, отчего так задержалась в пути, Джиллиана призналась, что по дороге из Гленкирка заехала в Данбар.
Джон сдвинул брови.
– Данбар?
– Да, – подтвердила она, – я там просила Марту помочь мне сохранить для тебя ребенка... – она положила руку себе на живот, – которого я зачала. Боюсь, одной мне не справиться.
Возможно, она ошиблась, но ей почудилось, что в глазах у Джона блеснули слезы. Ничего не говоря, он чуть не раздавил ее в объятиях.
После молчания первым заговорил Брюс:
– Примите мои сердечные поздравления, друзья. Отпразднуем столь приятное известие вместе с победой. Послезавтра...
На закате следующего дня передовой отряд шотландских конников под началом графа Морэ обнаружил авангард английской армии и, согласно плану, завязал с ним короткий бой, а затем отступил, увлекая противника за собой, к подножию холмистой гряды.
Увидев, что на вершине холма сосредоточены крупные силы шотландцев, англичане отошли, чтобы соединиться с подошедшим подкреплением.
И вдруг на открытом пространстве долины, между двумя армиями, появился в тусклом предвечернем свете одинокий всадник.
С обеих сторон – с холмов и из горловины долины послышался нарастающий гул голосов, вылившийся в одно слово:
– Брюс!.. Это Брюс!..
Роберт Брюс верхом на низкорослой серой лошадке, приученной к ходьбе по болотистой местности, спустился с холма и остановился в низине. Лошадь и всадник сохраняли неподвижность, они выглядели как изваяние, как застывший конный страж, стерегущий местность.
Шотландские воины с беспокойством, но и е великой гордостью взирали на своего смелого, но безрассудного вождя, который не взял даже оружия, если не считать боевого топорика, небрежно лежащего на седле.
Брат Уолдеф осенил себя крестом и торопливо забормотал молитву, поняв, что задумал Брюс Карлейль, находившийся рядом с отрядом копьеносцев, командовать которыми ему поручили, негромко выругался: зачем Роберт дразнит врага в такой момент, когда от его присутствия столько зависит? Неужели сомневается в силе духа своей армии и хочет таким образом подлить масла в огонь?
Карлейль хотел броситься за ним вслед, чтобы остановить, заменить собой!.. И бросился бы, если бы не понимал, что его друг так решил сам, а другу он привык доверять...
И сейчас же из рядов англичан на огромном боевом коне выехал рыцарь, закованный в броню, в шлеме, с копьем в руке. Выехал, чтобы бросить вызов или принять его от короля Шотландии. Вызов на поединок.
Брюс наклонил голову, как бы подавая знак начинать, и англичанин сразу рванулся вперед на стоявшего неподвижно противника.
Он неуклонно приближался, грузный топот громадного коня заполнял, казалось, все пространство, копье в руках рыцаря, нацеленное на соперника, уже вот-вот готово вонзиться в него, когда Брюс легким движением колена заставил свою хорошо выученную лошадь слегка отступить вбок, а сам привстал на стременах и молниеносным движением метнул топор в шлем рыцаря, расколов его, как скорлупу ореха.
С шотландской стороны раздались всеобщий вздох облегчения и ликующие крики.
Боевой конь поверженного противника после падения хозяина на землю не двинулся с места. Брюс взял его за повод и повел за собой.
Он остался доволен, даже улыбался себе под нос. Что ж, все получилось как нельзя лучше: наутро все воины будут знать, что сам король Шотландии на обыкновенной лошади и без копья поборол одного из сильнейших английских воинов. Такая победа вселит страх в сердца противников и укрепит дух сторонников как раз перед началом решающего сражения.
Военачальники из ближнего окружения Брюса выражали недовольство его поведением, но тот, продолжая улыбаться, сказал им:
– Не ругайте меня, милорды. Наши воины сейчас так гордятся моим поступком, как будто совершили его сами. Чувство гордости не повредит им и завтра утром, когда они вступят в бой... А мне... а мне замените топор. У прежнего сломалось топорище...
Карлейль и Джиллиана всю ночь перед сражением не сомкнули глаз. Они много говорили, подолгу молчали, думая друг о друге и каждый о своем. Карлейль считал себя сейчас счастливейшим человеком на земле и молил Бога, чтобы завтрашний день не оборвал такого ощущения. Он молился о благополучии сестры, всего Гленкирка, о здоровье своего будущего ребенка и его матери.
Джиллиана тоже взывала к Богу, прося о том, чтобы он сохранил ей мужа во время битвы, потому что в предстоящей битве она не сможет находиться рядом с ним и защитить его со спины.
Еще только начало светать, когда они были уже на ногах. Лагерь тоже проснулся, все занимали отведенные для них места, даже без приказа командиров – так хорошо знали, что им предстоит делать. Карлейль отправился к своим копьеносцам, расположившимся позади отряда конников, у которых на одного боевого коня стало теперь больше. В его задачу входило просочиться сквозь них в нужное время и ударить по врагу. Джиллиана, как они условились, перебралась на другой холм, где располагались тыловые службы...
И вот сражение началось.
Шотландские всадники, подчиняясь зычному голосу Кита, ринулись с холма по заранее намеченным тропам в обход ям-ловушек, нашпигованных острыми кольями. Они смяли ряды английских лучников и рассеялись по сторонам, давая возможность действовать идущим за ними копьеносцам. В третьем эшелоне располагались пешие, и вскоре наступил их черед.
Сражение длилось уже несколько часов, трава под ногами становилась скользкой от крови, и первой дрогнула английская кавалерия, уже понесшая большие потери убитыми, ранеными, попавшими в ловушки. Начавшие отступать всадники нарушили порядок в рядах пеших англичан, где сражалось много воинов, пригнанных из Уэльса и Ирландии и вовсе не расположенных умирать за английского короля. Воспользовавшись смятением, они предпочли бежать с поля сражения, подчас увлекая за собой других...
Джиллиана неотрывно наблюдала битву со своего холма, пытаясь следить за Карлейлем, но, конечно, сразу же потеряла его из виду. Зато вдруг заметила, что по одной из дорог, ведущих в долину, движется к англичанам свежее пополнение, и поняла: если его введут в бой, перевес может оказаться на стороне противника. Что делать? Бежать и искать кого-то из военачальников или самого Брюса? Но время не терпит!
Решение пришло сразу. Она обвела взглядом множество людей, сгрудившихся вокруг нее на холме: пожилые мужчины, состарившиеся в прежних боях, воины, раненные в только что начавшемся бою, женщины разного возраста... Их всех и каждого в отдельности видела сейчас перед собой Джиллиана, к ним обращалась, вытаскивая свой меч и поднимая его вверх:
– Люди! Следуйте за мной! Берите ножи, кинжалы, палки! У кого что есть... Мы тоже можем, если пришла такая минута, помочь спасению страны!..
Джиллиане чудилось, что слова произносит не она, а ее отец, но она боялась, когда уже начала спускаться с холма, что за ней не последует никто. Как сквозь сон слышала она голос брата Уолдефа. «За Брюса!» – кричал он... Еще голоса... Когда обернулась, она увидела плотную массу людей, бегущих вслед за ней...
Как и понадеялась Джиллиана, англичане издали приняли их толпу за свежее пополнение противника, что внесло еще больший переполох в их ряды, которые окончательно сломались и вышли из-под управления.
Король Эдуард и его ближайшие советники, наблюдавшие за сражением, изумились такому внезапному перелому в ходе битвы, но поделать уже ничего не могли. И не сумели. Они поняли, что потерпели поражение.
Король первым покинул поле боя со своей гвардией и оставшимися невредимыми баронами (из коих недосчитались двадцати восьми, что стало известным к вечеру) и бежал в сторону Стерлинга.
Эдвард Брюс предпринял попытку задержать его и взять в плен, но ему не удалось, а от старшего брата он ко всему прочему получил большой нагоняй. Роберт кричал, что тот уже не маленький и должен соображать: дразнить и тем более подвергать унижению такого сильного и грозного врага, как Англия, себе дороже, и если англичане потерпели поражение в последней битве, то это не означает, что их страна ослабла. Наоборот, нужно всеми силами стремиться к почетному миру с ней, а не к постоянному противостоянию.
Итак, армия короля Эдуарда отступала, бросая оружие и повозки с провиантом, которого оказалось так много, что он стал неплохим подспорьем оголодавшим от войны и разрухи шотландцам. Да и лишние запасы оружия не помешают.
Словом, битва при Баннокберне – так она стала именоваться впредь – принесла Шотландии заслуженную славу.
Уже далеко за полночь, когда Карлейль и Джиллиана встретились впервые после долгого и тяжелого дня, он с улыбкой сказал:
– Ну что ж, теперь можно отпраздновать твою радостную новость, жена.
Она засмеялась и ответила, бросаясь в его объятия:
– Джоя, мое сердце так переполнено счастьем, что в нем уже больше ни для чего нет места...
Она так и не узнала, потому что никто не сказал ей, известно ли Брюсу и, главное, Джону Карлейлю о том, как она ринулась с холма в долину во главе группы безоружных людей и нарушила тем самым обещание, которое дала своему супругу и своему королю.
Впрочем, брат Уолдеф не посчитал нужным скрыть ее поступок от обоих, однако слезно просил не выдавать его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сильнее только страсть - Джеймс Роби



Не зацепил. Средненкий какой т. Сразу видно что автор новенький в этом деле..
Сильнее только страсть - Джеймс Робинека я
8.07.2013, 22.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100