Читать онлайн Королевский маскарад, автора - Джеймс Арлин, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевский маскарад - Джеймс Арлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевский маскарад - Джеймс Арлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевский маскарад - Джеймс Арлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Арлин

Королевский маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Он удивил ее. Лили слушала плавно льющиеся слова Ролли, и перед ее взором возникали дом и амбары из белого камня с зелеными крышами и ограды загонов. На мягких склонах холмов, залитых солнцем, паслись прекрасные лошади с развевающимися на ветру хвостами и гривами. Но у владельца этого ранчо не было семьи, не было ни жены, ни детей. Никто не жил рядом с ним, никто не гордился его достижениями, не помогал ему в работе и не играл на зеленых лужайках.
Ее сердцу было больно от мысли, что Ролли мог прожить жизнь одиноким. Если бы только она смогла убедить его, что в мире существует любовь, такая любовь, которая может длиться целую жизнь и сопротивляться всем трудностям! Лили знала, что это так, поскольку, если бы такой любви не существовало, жизнь была бы пустой. Смешно даже, что никогда раньше она так не думала. После истории со Спенсером она стала воспринимать любовь как опасную, рискованную затею, которой нужно избегать. Только в последнее время она начала понимать, что ждала кого-то, кто мог бы сделать опасность и риск оправданными. К несчастью для нее, первый же человек, который мог бы это сделать, и сам думал почти так же, как она. И вот она слушала, как он делился с ней своими мечтами, и желала не только слушать, но и воплощать их вместе с ним.
Когда казалось, что он рассказал все, она побуждала его продолжать, и наконец он выговорился полностью. Ролли улыбался ей, и счастье сверкало в его синих глазах.
— Я не могу поверить, что столько наговорил.
— О, это же замечательно! — воскликнула Лили.
— Ты действительно так думаешь?
— Тебя ждет успех, я знаю. Джок говорит, что у тебя легкая рука, и это только подтверждает мое собственное мнение. В самом деле, никто не сможет устроить ранчо лучше тебя. Ты сотворишь чудо, Ролли.
Я знаю.
— Благодарю тебя, — сказал он. — Твое мнение очень важно для меня.
— Пожалуйста.
Они замолчали.
— Если ты не остановишь меня, я не удержусь и поцелую тебя, — прошептал он, наклоняясь к ней.
— Я не остановлю тебя. — Она задержала дыхание, прекрасно зная, что ей следовало его остановить.
Сначала это был простой поцелуй — соприкасающиеся губы и ничего более. Затем она нерешительно подняла руку, чтобы коснуться его плеча, и почувствовала, как он перенес над седлом свою ногу и, вставая, притянул ее к себе. Лили охотно двинулась к нему. Ее голова откинулась назад. Одной рукой Ролли обхватил ее бедра, другая двигалась вверх по ее спине.
Когда кончики его пальцев сбросили с плеча бретельку платья, Лили, слегка вздрогнув, дала ей упасть. Когда же его ладонь скользнула по ее груди, она без слов поняла, чего он хочет от нее. Ее сердце колотилось так сильно, что она была уверена — он чувствовал это. Она высвободила руку из бретельки и подождала, пока Ролли сообразит, что происходит.
Она придерживала кружево рукой, и вдруг он отодвинулся от нее. Медленно, мучительно медленно он отвел ее руку, и мягкая ткань соскользнула с ее обнаженной груди. Казалось, он потерял способность что-нибудь делать, а мог только смотреть, но через некоторое время он поднял руку, и кончики его пальцев коснулись ее кожи. Она закрыла глаза, отдаваясь сладостным ощущениям, чувствуя, как слабеют ноги.
— Ты — само совершенство, — проговорил он хрипло, и его ладонь осторожно накрыла ее грудь. — О, небеса, — сказал он, взвешивая округлость ее плоти в своей руке. — Я должен теперь же все прекратить. — Но он снова осторожно прикоснулся к ней, слегка сжимая ее сосок большим и указательным пальцами. Она закинула голову. — Скажи, чтобы я остановился, — потребовал он.
Лили попыталась открыть глаза. Веки ее отяжелели. Да и не только веки. Все ее тело налилось томной тяжестью. Она чувствовала, что ее грудь набухла в его руке. Она никогда не предполагала, что ей может быть так хорошо. Что-то подсказало ей, что этот момент был драгоценным, одним из наиболее драгоценных в ее жизни.
— Не сейчас, — сказала она, изумляясь, что ее голос звучал уверенно и ровно. — Не останавливайся.
Еще не сейчас.
— Лили, — шепнул он и опять отстранился от нее, уронив руку.
Внезапно она поняла, что если не сделает чего-то, причем быстро, то все так и закончится. И каким-то образом она точно знала, что должна сделать. Лили сдвинула бретельку с другого плеча. Нежные кружева слетели на пол, грациозно собравшись вокруг ног, и на ней не осталось ничего, кроме туфель, чулок, пояса для подвязок и узких трусиков.
Ролли отступил, приложив руку к сердцу, его рот открылся, и он окинул ее жадным взором.
— О, небеса!
Его голос звучал так, будто он задыхался, и на мгновение Лили испытала сумасшедшее желание смеяться без остановки, но Ролли снова приблизился и обвил сильными руками ее талию. Ее обнаженное тело казалось шелковистым и податливым рядом с его напряженным телом. Его джинсы и рубашка были шершавыми и прохладными, но она знала, что огонь, обжигающий жар таится под ними. Она протянула руку к его груди, отчаянно желая почувствовать этот жар.
— Ты хоть понимаешь, что делаешь? — спросил он сквозь стиснутые зубы, отдернув от нее руки.
— Нет, — призналась она. — Я только знаю, что хочу этого.
— Ох, Лили, — снова шепнул он хриплым голосом, и его губы, нежные и горячие, сомкнулись с ее губами, одна рука легла ей на затылок, другая — на талию.
Его пальцы двинулись вниз от ее затылка, и он ощутил все выпуклости и впадины ее трепетного тела. Лили положила руки на его плечи и встала на цыпочки, прижимаясь к нему. Он застонал, и его руки сомкнулись вокруг нее. Она гладила его шею, еще теснее прижимаясь к его груди. Ей показалось, что она плавится, превращаясь в сироп, горячий, сладкий и густой, как нагретая патока, и никогда еще она не была столь уверена в том, что все происходит так, как должно происходить.
Он долго обнимал ее, целуя губы, лицо, шею, плечи. Он ласкал ее гибкое тело дрожащими руками, давая ей понять, как сильно хочет ее. Каждый ее вздох, каждое прикосновение кончиков ее пальцев к его коже, каждый поворот ее тела, каждое движение ее губ говорили о том, что она желала отдать ему все. Она знала, что он понимает это, но знала также, что он не готов принять ее дар. И это разбивало ей сердце.
Роланд очень хотел ее. Ох, как он хотел смести последние преграды и овладеть ею хоть у стены, хоть у двери, хоть на полу. Он хотел потеряться в ее жаждущем теле… но это было невозможно из-за лжи, которая разделяла их. Он знал, что Лили заслуживала большего, чем он способен ей дать. Был момент, когда он едва не забыл обо всем, но чем дольше он обнимал Лили, тем сильнее становилось его желание и тем яснее Роланд понимал, что он не имеет права предаваться удовольствиям за ее счет. Как бы сильно Лили ни желала его в этот миг, она не могла подарить ему лишь свое тело, не подарив и сердца. А это было для него слишком щедрым даром, и он не мог принять его.
И он сделал то, что должен был сделать, хотя далось ему это с неимоверным трудом: осторожно, понемногу, прерывая поцелуй и ослабляя объятия, он наконец смог оторваться от Лили, закрепив свое решение судорожным вздохом. Боже, как она была прекрасна! Ее золотисто-розовая кожа светилась.
Груди казались слишком полными и тяжелыми для ее нежных плеч и стройного тела. Талия была немыслимо тонка, а ноги — длинны и стройны, руки само совершенство. А лицо! Чудное лицо в сиянии золотистых волос, ниспадающих на плечи. Лили была прекрасна, и она хотела его так сильно, как никогда не хотела никакого другого мужчину, но он должен был дать ей уйти.
Отводя глаза, он отошел от Лили, наклонился и подобрал с пола ее платье. Роланд держал его за бретельки и отряхивал невидимые пылинки неуклюжей рукой, затем повернулся — Лили стояла, скрестив руки на груди; он улыбнулся, увидев это запоздалое проявление скромности. С трудом, пытаясь не смотреть на ее тело, он поднял платье над ее головой.
Медленно, судорожно она разомкнула руки и продела их в бретельки. Платье скользнуло вниз. «Вот, подумал он, проводя по кружеву пальцами, — дорогая, прекрасная одежда для дорогой, прекрасной женщины». Закрыв глаза, он сказал:
— Я хочу, чтобы ты ушла.
Когда он открыл глаза, он увидел ее умоляющий взгляд. Но любить ее значило привести ее к краху.
Любить ее было нечестно, жестоко. Вступить же с ней в связь без любви было совершенно немыслимо.
— Возвращайся во дворец, — сказал он грубовато. Возвращайся на вечеринку.
Лили поднесла руку к губам, которые прежде были красными от губной помады, а теперь от его поцелуев, и пошла к двери, с трудом передвигая ноги.
У двери она повернулась, будто хотела что-то сказать, и он увидел смятение в ее глазах.
— Это совсем не значит, что я не хочу тебя, — выдавил он надломленным, прерывающимся голосом. Это значит, что я не в состоянии предложить тебе так много, как тебе нужно.
Она подняла подбородок и внезапно стала выглядеть по-королевски. Знала ли принцесса о том, как походила на нее ее служанка? Не только имя у них было одинаковым.
— Это очень плохо, — мягко сообщила ему прелестная Лили. — Ведь я уже привыкла получать от тебя все, чего хочу. — С этими словами она повернулась и зашагала прочь, размахивая руками.
— Что же делать, моя прекрасная, милая Лили, тихо произнес он. — Так уж я устроен.
Она должна соблазнить Ролли Томаса. Ничего другого не оставалось. Ей необходимо преодолеть его опасения, и Лили знала лишь один способ сделать это: проникнуть к нему в постель, чтобы привязать его к себе всей силой их обоюдного желания, чтобы он не смог — нет, чтобы он не сумел — оторваться от нее. И она должна сделать это обязательно до того, как он обнаружит, кто она на самом деле.
Знать бы только, как все это устроить!
Она ведь почти разделась и подала себя на серебряном блюде, а он лишь снял пробу и отослал блюдо обратно на кухню. Теперь она должна как-нибудь разжечь его аппетит, чтобы у него потекли слюнки и он забыл все причины, по которым не должен предаваться наслаждению. Если потребуется, она будет кокетничать, намекать, завлекать. Но ей оставалось только молиться, поскольку она не имела ни малейшего представления, как это сделать.
Она и не ждала, что молитвы помогут. Несомненно, то, что она хотела сделать, было греховно. Но Лили каким-то образом смутно сознавала, что поступает правильно. Она принадлежала Ролли Томасу, и он принадлежал ей. Она знала это в глубине души и верила этому всем сердцем.
Логично было начать с гардероба. Она вытащила парадные, затем просто строгие и приличные платья и зашвырнула их в самый темный угол кладовки. Затем она начала примерять оставшиеся вещи и оставлять те, в которых казалась себе обольстительной.
Хотя штат горничных был удвоен, на это ушло три дня. В результате в ее гардеробе остались только такие вещи, которые она прежде считала слишком маленькими, слишком открытыми и слишком простыми.
Далее следовало воспользоваться знаниями более опытных гостей — женского пола, разумеется. Для этого в своих личных апартаментах Лили организовала сборище болтливых, сплетничающих, хихикающих женщин, которых обычно избегала. Это мероприятие называлось «чай». Не составило большого труда перевести разговор сперва на одежду, потом на мужчин, затем перейти к обсуждению влияния женской одежды на поведение мужчин. Вскоре они начали, как дети, играть в переодевание. Леди Маргарет Данлеви, которую подруги звали Мэгги, взяла на себя роль консультанта по модам для романтически настроенных натур. К тому времени, как чайник успел остыть, она подобрала для Лили десяток рискованных нарядов, предназначенных для того, чтобы волновать мужчин и распалять их воображение, хотя, если говорить честно, на долю воображения уже почти ничего не оставалось. Лили боялась, что у нее не хватит смелости надеть некоторые из этих нарядов, но была благодарна за советы. К своему удивлению, она нашла применение даже некоторым вещам, висевшим у нее в гардеробе без надобности.
Но ей очень не понравилось обсуждение «шикарного конюха», от одного вида которого ее гостьи, казалось, получали удовольствие. Они обсуждали все: цвет волос, которые так соблазнительно падали на его лоб, выпуклость на его синих джинсах, игривую снисходительность в его голосе, его поведение.
— От такого мужчины у меня всегда дрожь в спине, — заявила одна из дам, и они заговорили о том, что простой конюх, о котором велась речь, мог оказаться лучшим любовником, чем мужчины их круга.
Лили ужаснулась такому разговору и буквально позеленела, выяснив, что ее Ролли вызывает такой интерес. Как он очаровал их? Неужели флиртовал с ними? Может, ее гостьи выскальзывали из дома в конюшню и Ролли дал им то, чего не дал ей? Что бы они сделали, если бы вдруг ее планы раскрылись?
Заревели бы от зависти или покатились со смеху?
Важнее было другое — что бы предпринял Ролли?
Скоро она узнает. Возможно, он просто еще не понял, от чего отказался. Это рискованно, конечно. Ее мать требовала, чтобы при посещении конюшни Лили была тише воды и полагалась только на Джока и двух наиболее надежных конюхов, которые должны были помогать ей работать с лошадьми. Но, несомненно, кто-нибудь еще знал ее тайну. Оставалось только надеяться, что никто не скажет Ролли. Ничто ей не поможет, если он слишком рано обнаружит, кто скрывается под именем Лили.
По утрам в конюшне дел всегда было по горло. В то утро, когда наконец появилась Лили, Ролли сразу понял: что-то случилось. Обычная суета внезапно прекратилась. Отложив инструмент, которым чистил копыто, он выпрямился и посмотрел в широкий коридор. По нему, старательно качая бедрами, шагала Лили, но эта Лили была совсем не похожа на ту, которую он видел прежде.
Раньше она носила удобные джинсы или классические брюки для верховой езды, свободные свитера или строгие блузки. Теперь на ней были легинсы из черной эластичной ткани. К ним она добавила ярко-желтую футболку с глубоким вырезом, завязанную узлом под роскошной грудью. Шнуровка белых полусапожек на шпильках аккуратно стягивала мягкую кожу вокруг щиколоток. Волосам она предоставила свободно падать на плечи.
Роланд сглотнул слюну, чтобы вернуть сердце на место, и заморгал выпученными глазами. Почему-то он не мог отвести взгляд от полоски ее тела под завязанной футболкой, и это напомнило ему о том, как она стояла перед ним почти обнаженная. Его сердце рвалось из груди. Вдруг он осознал, что каждый мужчина в конюшне точно так же уставился на нее.
Не успев прийти в себя, он вылетел из стойла.
Лили остановилась перед ним и сцепила руки за спиной, выдвинув грудь вперед, будто и без этого вырез футболки почти не прикрывал ее.
— Привет, Ролли!
— Ли… — Его голос сорвался. Прочистив горло, он снова попытался говорить, на этот раз тихо:
— Лили, я… я не ждал тебя так рано.
Она подняла плечо, испугав его до полусмерти, так как ему показалось, что ее грудь вот-вот вывалится из столь скудного одеяния.
— Да, обычно я прихожу позже, но несколько дней я была очень занята, и теперь у меня выдалось свободное время. Я только хотела проведать Леди Дублон, — сказала Лили и двинулась к стойлу, поводя плечами и качая бедрами.
Роланд бросил свирепый взгляд на работников, затем повернулся, чтобы следовать за нею. От вида ее изящно покачивающихся бедер его кровяное давление подскочило. Она хоть соображала, что вытворяет?
Видимо, соображала, так как залезла на ворота стойла Леди Дублон и выставила себя на всеобщее обозрение. Он положил этому конец. Заведя руку вокруг ее талии, он поставил ее на землю. Она взглянула на него с удивлением, захлопав красивыми ресницами.
— О, Ролли, что с тобой?
— Со мной? — Он хорошо представлял себе, сколько вокруг зевак, даже если некоторые парни поняли его молчаливое предупреждение и вернулись к своим обязанностям. Он снизил голос до шепота. — Где ты взяла этот наряд?
Она заморгала, сама невинность, только и ждущая, чтобы ее украли.
— В моем шкафу, конечно. А почему ты спрашиваешь?
— Потому, что он неприличный, — проворчал он.
Удивленно вскивнув брови, Лили осмотрела себя, затем подняла глаза на него, положив руку на бедро, которое как бы естественно выдвинулось вбок.
— Я вполне прилично одета. — Ее голос превратился в шепот, и она добавила:
— На мне было гораздо меньше всего в тот раз, когда…
Не успев подумать, он прикрыл ей рот ладонью, потом поспешно отдернул руку и оглянулся вокруг, чтобы видеть точно, кто наблюдает за ними. Разумеется, почти все. Взглядом Ролли пообещал содрать шкуру с любого, кто окажется настолько глуп, что не удалится. Все забегали, как в муравейнике, в который ткнули палкой. Тогда только он повернулся к Лили и заговорил с огромным терпением и заботой:
— Я только хотел сказать, что это не похоже на тебя.
Лили повернулась и взялась ладонями за верхнюю перекладину ворот, положив на нее подбородок и глядя на Ролли.
— А ты думаешь, что знаешь все, что можно знать обо мне?
— Я бы так не сказал.
Она перевела взгляд на Леди Дублон.
— Что не так с моей одеждой?
— Ну… — Ролли сжал губы, хорошо зная, что должен тщательно выбирать слова. Он просто боялся сболтнуть, что эта одежда привлекает к ней взоры всех мужчин. Это могло показать ей, что он ревнует, но даже под пытками он бы в этом не сознался. — Ничего, — процедил он наконец сквозь зубы. — Просто мне кажется, что это не твой стиль.
— О? И каков же мой стиль, как ты думаешь? Чопорный, немодный, скучный? Правильный?
— Классический, — просто сказал он.
Она повернулась и прижалась спиной к воротам.
— А откуда ты знаешь, что такое классический стиль?
Он открыл рот, подумал о том, что собирался сказать, и закрыл его. Став рядом с Лили, он закинул локти на ворота и стал разглядывать лошадь в стойле.
— Наша Леди Дублон совсем застоялась, — сказал он. Лили отбросила назад свои длинные золотистые волосы и повернулась к нему. — Она… мы удивлялись тому, что ты не приходишь.
Лицо Лили засияло от улыбки.
— У тебя есть сейчас время вывести ее?
Не было у него времени, и не должен был он это делать, и уж совсем не следовало так открыто показывать Лили, что он скучал по ней. Но она выглядела такой счастливой в этот момент, счастливой и изумительно красивой. Оказалось, он был больше склонен делать глупости, чем полагал.
— Конечно. Почему бы и нет?
Он даже не потрудился уладить это с Джеком, а просто оседлал для себя мерина, пока Лили седлала кобылу. Когда же они галопом поскакали из конюшни, смеясь от радости, он понял, что за эти мгновения безумия обязательно наступит расплата, но совсем не беспокоился об этом.
Через несколько часов они спешились, чтобы посидеть под величественным вязом, спиной к массивному стволу. Мягкий бриз шевелил листья. Этот бриз принес привкус моря, чистый, загадочный запах. Иногда было легко забыть, что они находились на острове, но этот бриз напоминал, что они окружены мощью и простором океана. Лили прижалась головой к грубой коре дерева и удовлетворенно вздохнула Ролли поднял прутик и начал ломать его на кусочки, которые отбрасывал прочь. Лили улыбнулась от восторга, что его ревность так явно проявилась сегодня утром. Он увез ее при первой же возможности, которую она предоставила ему.
Наклонившись вперед, она подтянула колени и оперлась на них локтями.
— Знаешь, о чем я думала?
— О чем же?
— О твоем ранчо.
Он повернулся к ней с растерянным выражением лица.
— Что ты о нем думала?
— Я подумала, что начало работ обойдется очень дорого.
— Очень, — признал он, недоумевая, к чему она клонит.
— Ты не пытался искать инвесторов?
Его брови поднялись.
— Инвесторов?
— Я уверена, что Джок поручится за тебя, — продолжала она, — и я сама знаю нескольких людей, для которых нашего поручительства будет достаточно.
Да и у меня есть немного денег, и я не сомневаюсь, что мои родители, как только узнают тебя, тоже помогут.
— Лили! — воскликнул он. — Ты действительно думаешь, что я позволю тебе дать мне деньги?
Она повелительно подняла подбородок, но тут же опустила его, вспомнив роль, которую играла.
— У меня есть столько же прав делать инвестиции, сколько у любого другого.
Он усмехнулся, и рука его непроизвольно поднялась: ему захотелось погладить ее по щеке.
— Дорогая моя, я глубоко тронут, но не могу позволить тебе сделать это.
— Почему?
— Потому, что я хочу все сделать сам.
— Но ты, возможно, не соберешь достаточно денег, чтобы .
— Не соберу? — Он приложил палец к се губам. Я могу быть простым конюхом, Лили, но у меня есть связи. — Ролли убрал руку и, прищурившись, взглянул на луг. — Брат уже обещал мне деньги.
— Тот, который занимается строительством, — пробормотала Лили.
— М-гм.
Она обхватила колени руками, обдумывая то, что он сказал.
— Я должна спросить тебя кое о чем, — робко осмелилась она, принимая его взгляд как разрешение продолжать. — Что ты делаешь здесь?
Какая-то тень промелькнула в его глазах, и он преувеличенно небрежно помахал рукой.
— Ну, я, хм, хотел доказать и себе, и Джоку, что чего-то стою, и заодно узнать у него что-нибудь новое.
— Другими словами, ты пришел учиться у великого Джока Браунинга? — спросила Лили с сомнением в голосе, повторяя свой разговор с Джеком.
Ролли раскрыл рот для ответа, и она почувствовала ложь прямо на кончике его языка. Она вздрогнула, внезапно смутившись от ощущения того, что уже так хорошо понимает его. Но одновременно Лили исподволь пугалась тех признаний Ролли, которые ей, возможно, еще предстояло услышать. Однако ложь испарилась у нее на глазах. Он встряхнул головой и отвел взгляд, отбросив остатки прутика.
— Нет, — признался он, — не затем я пришел сюда.
Она ждала, но он не произнес более ни слова.
— Даже если бы я спросила, ты не захотел бы мне сказать?
Он мрачно покачал головой. Она подумала, что ей следует начать беспокоиться, даже сердиться, но почему-то ничего подобного не возникало. Глядя на Ролли с удивлением, Лили внезапно поняла, что полюбила его. Действительно полюбила. Это чувство было не просто пробудившимся желанием. Это была настоящая любовь, чистая и простая. И она видела перед собой только один путь. Доверие. Она просто должна верить ему.
Глубоко вздохнув, она сказала:
— Тогда я не буду спрашивать.
Он резко откинул голову назад и прошептал:
— О, Лили!
И обнял ее.
Когда он поцеловал ее в этот раз, его поцелуй был легок и полон благодарности, несмотря на желание, которое она остро ощущала и которым наслаждалась. Она боролась с необходимостью потребовать большего, немедленно испытать свои новые уловки на этом мужчине, который оказался намного лучше се мечты. Но сейчас был неподходящий момент, и она знала это так же хорошо, как свое собственное имя, настоящее имя, которое ему, бедняге, было неизвестно. Странно, что теперь она почти не беспокоилась о секрете, который скрывала от него. Он тоже утаивал от нее что-то, имея на то, несомненно, серьезные причины. Конечно, он поймет, почему она хранит свои тайны. Любовь могла искупить множество грехов — так ей всегда говорили. Если бы только время не ускользало столь быстро. Она просто чувствовала, что оно бежит, как вода через решето.
Лили могла остановить этот поток, только держась за Ролли…
Они не видели одинокого всадника, издалека наблюдавшего за ними. Он подождал завершения поцелуя, и переместился за деревья, продолжая следить за ними, пока они наконец не направились к конюшне. Если бы они заметили его, у обоих появилась бы причина бояться, что все их секреты раскрыты.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Королевский маскарад - Джеймс Арлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Королевский маскарад - Джеймс Арлин


Комментарии к роману "Королевский маскарад - Джеймс Арлин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100