Читать онлайн Королевский маскарад, автора - Джеймс Арлин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевский маскарад - Джеймс Арлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.17 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевский маскарад - Джеймс Арлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевский маскарад - Джеймс Арлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Арлин

Королевский маскарад

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 10

— И чем это ты занят, сынок?
Роланд повернулся на звук знакомого голоса и усмехнулся седому конюху.
— Чищу лошадь, старина. Разве не видишь? — Делая вид, что не замечает прищуренных глаз Джока, Роланд повернулся, чтобы запереть ворота. — Я назвал его Веселый Роджер. Красавец, а?
Огромный черный конь поднял голову и фыркнул так, будто находиться в центре внимания было его долгом. Единственным белым пятнышком на могучем животном был браслет над копытом сильной передней ноги.
— Ну, что ж, выглядит он прекрасно, но выдержит ли тренировки? Вот вопрос.
Роланд точно знал, что он сам больше интересовал Джока, чем конь. Не желая таиться, он прямо выложил старику все, что тот хотел знать.
— Я люблю ее, Джок. И без нее не уеду.
Джок помолчал, кивнул с удовлетворением и стал пристально разглядывать коня.
— Это будет нелегко, парень. Она ужасно расстроена, наша Лили.
— Думаю, это можно понять.
— Наверное, ты хочешь знать, почему она лгала тебе и почему я допустил это?
— Ты не обязан объяснять, — сказал Роланд. — Она берегла себя, это же очевидно.
Джок кивнул.
— И теперь она боится, что отец откажется от нее, если она уйдет с тобой.
— С Чарлзом Монтегю я все улажу, — ответил Роланд, — и я уверен, что если смогу как-нибудь поговорить с Лили, то и с ней смогу все уладить. Но мне понадобится твоя помощь, друг мой.
— И что заставляет тебя думать, что я стану помогать тебе? — спросил Джок, и его глаза превратились в крошечные щелки.
— Ты тоже любишь ее, — просто сказал Роланд. И ты знаешь, что я сделаю ее счастливой.
Джок посмотрел в сторону, потом сказал:
— Тебе лучше сначала позаботиться об ее отце.
— Я тоже так считаю. Он здесь?
— Да, приехал вчера вечером.
— Превосходно. Теперь все, что ты должен сделать, — провести меня во дворец, чтобы я мог увидеть его.
Джок вздохнул, кивнул и наконец сказал:
— Но сперва ты должен мне сообщить, что собираешься делать.
Роланд похлопал старика по плечу.
— Обязательно, но сначала я хочу задать тебе личный вопрос. Ты можешь подумать и ответить позже.
Не хочешь ли ты управлять самой прекрасной конюшней во всем мире?
— Считаешь, что я могу не захотеть? — Джок раздулся от гордости, и Роланд рассмеялся.
— Считаю, что нам с Лилиан понадобится помощник, чтобы осуществить наши мечты, и я не могу думать ни о ком, кроме тебя.
— А, ну, в общем, если ты так ставишь вопрос, сказал Джок, потирая подбородок, — то над этим можно и подумать.
Роланд усмехнулся.
— Да, — сказал он, принимая важный вид, — можно и подумать.
В зале он почти столкнулся с Дэймоном. Роланд смог бы принять вызов, но Джок уже оттащил его за угол, зашипев, как змея:
— Ш-ш-ш-ш-ш, ты что, парень, спятил? Теперь не время отвлекаться. Не забывай, к кому идешь.
Роланд согнул руку и взялся за поля ковбойской шляпы, которой прикрывал лицо, следуя за Джеком мимо охранников. Джок заглянул за угол, сообщил, что путь свободен, и дал ему знак следовать за ним.
Они ступили на темный красный ковер, лежавший на полу украшенного позолотой холла. Роланд считал, что, на его вкус, дворец был излишне роскошен, особенно королевские покои, но он пришел сюда не для того, чтобы разглядывать обстановку. Он шагал, наступая Джоку на пятки, и почти врезался в старика, когда тот остановился перед узкой дверью.
— Жди здесь, — прошептал Джок, — пока я не отделаюсь от лакея, который стоит у двери принца.
Роланд кивнул и скользнул в комнату с маленьким столом и изящными стульями со спинкой в форме лиры. Комната женщины, возможно матери Лили.
Джок поскребся в дверь, открыл ее и просунул голову — Ну, чего ждешь? — раздраженно проворчал он.
Роланд молча вышел за ним следом. Через десять секунд они стояли перед другой дверью, высокой и широкой. Джок постучал, затем открыл дверь и просунул голову.
— Вот вы где, — сказал он кому-то внутри, — сидите, такой важный, только что вернулись из кругосветного путешествия и ни единого словечка не скажете старому другу.
— Джок! Входи же. Входи.
Джок щелкнул пальцами, подав Роланду знак, толкнул дверь и ступил через порог.
— Да я ведь привел кое-кого, кто хочет вас видеть, — обратился он к плотному мужчине, сидящему за огромным столом из полированного черного дерева с золотыми листьями. — И не надо кричать. Лакея я отослал.
Чарлз Монтегю из Роксбери, полный человек с белыми волосами, окружающими лысину на макушке, оттолкнул свой стул и вскочил на ноги.
— Что, черт возьми, все это значит?
— Чарлз, принц Роксбери, я привел к вам принца Роланда из Тортонбурга, — сказал Джок, формально представив их друг другу.
— Из Тортонбурга! — взорвался Чарлз.
— Да, и на вашем месте я бы выслушал его, очень спокойно произнес Джок. — У него сеть то, что вы хотите получить, и у вас тоже есть то, что надо ему.
С этими словами он обернулся и хлопнул Роланда по плечу, прошептав:
— Твой любимец будет оседлан, и Лили будет ждать тебя, не будь я Джок Браунинг.
Нахально поклонившись, пока Чарлз бушевал, крича о правилах приличия, вспоминая предателей и все такое, Джок отступил за дверь и закрыл ее за собой.
— Как вы смеете, — почти визжал Чарлз, — кто бы вы ни были! Принц Роланд Тортон, надо же! Тортоны это в лучшем случае сброд, но вы просто грязный ковбой и, уж конечно, никакой не принц, ей-богу!
Роланд пересек комнату, бросил свою ковбойскую шляпу на античный бюст, стоящий на мраморной колонне, сел на стул и нагло положил ноги в сапогах на угол стола.
— Нехорошо так грубо говорить с будущим зятем, сказал он, вынул из кармана своей рубашки свернутые бумаги, перевязанные лентой, бросил их на стол и продолжал:
— А особенно, когда он принес вам документы, удостоверяющие ваши права на морские перевозки.
Чарлз Монтегю уставился на бумаги, лежавшие перед ним на столе, будто боясь, что они укусят его, но через несколько долгих секунд потянул их к себе и снял ленту. Просмотрев лишь два первых параграфа, он упал на стул. Роланд сплел пальцы, улыбнулся и начал объяснять, почему принц Чарлз из Роксбери позволит своей единственной дочери выйти замуж за Роланда Тортона.
— Он великолепен, Джок, — сказала Лили, заглядевшись на огромного черного коня. — Как, ты сказал, его имя?
— Веселый Роджер.
— Хм, это что-то пиратское. Но ему подходит. Не понимаю только, откуда он. Вчера вечером его привез отец? Но он сказал бы мне.
— А, нет, — пробормотал Джок, потирая подбородок. — Этот красавец прибыл сегодня утром.
— Откуда?
— Кажется, из Ирландии, — ответил Джок, следя взглядом за тем, как конь с неудовольствием косился на седло и мешки на своей спине. — Представь себе, он может быть из Лондона или даже из Кентукки.
Мне не сказали. Но я вижу, что у него чистокровные ирландские предки.
— Ты прав, — сказал знакомый голос.
Лили повернулась и увидела Ролли — вернее, Роланда, — который стоял позади них, небрежно облокотившись о столб, скрестив ноги и упершись носком сапога в пол. Он держал ковбойскую шляпу из светлой соломы и неуверенно улыбался, но взгляд синих глаз был тверд. Сердце Лили перевернулось.
— Ты!
— Я сказал, что вернусь, и вот я здесь.
— Ты привез этого коня и сделал так, что Джок вызвал меня сюда?
— Я.
Он пересек проход, прошел мимо нее, открыл ворота и проскользнул в стойло.
— Зачем ты это сделал, Джок? — требовательно спросила она.
Роланд снял поводья с перекладины, к которой они были привязаны, вставил носок сапога в стремя и вскочил в седло.
— Ох, девочка, для твоего же блага, — любезно ответил Джок, — а теперь ступай к своему парню.
— Почему я должна?
— Потому, — сказал Роланд, держась рукой за луку седла, — что у меня есть для тебя что-то важное.
— Важное? — переспросила она с притворным безразличием, но ее сердце забилось быстрее, когда он выехал из стойла.
— Да, я хочу показать тебе наше будущее, — ответил он, внезапно нагибаясь, чтобы поднять ее к себе в седло. Она взвизгнула. Конь фыркнул и затанцевал, выказывая раздражение.
— Джок, — ей не хватало воздуха, поскольку Роланд посадил ее перед собой, — сними меня отсюда!
— О, не могу, девочка, — сказал Джок с притворным сожалением. — Я боюсь даже приближаться к такому зверю.
— Кого из них ты имеешь в виду?
Она сжала зубы, цепляясь за руку Роланда. Джок засмеялся.
— Когда вернусь, Джок, я надеюсь получить утвердительный ответ, — сказал Роланд.
— Держу пари, ты его получишь, — сердечно ответил Джок, — и даже не один.
Роланд пустил коня в галоп сразу же, как только они выехали из конюшни.
Поражаясь высоте, на которой они находились, Лили могла только прижаться к Ролли, а он нагнулся, будто готовясь защищать ее. Через несколько секунд они были уже возле дворца. Она увидела брата, выходящего из двери, которая вела к автостоянке, и закричала:
— Дэймон!
Роланд пришпорил коня. Они помчались вперед.
Будто вылетев из пушки, конь скакал, прыгая через кусты и выворачивая огромные комья дерна. Ее дыхание еще не успело успокоиться, а они уже оказались на лугу.
Дворец скрылся из виду прежде, чем она собралась бороться с Ролли.
— Остановись! Отпусти меня! Дай мне слезть!
— Не остановлюсь. — Он дернулся, когда она локтем ткнула его под ребра. — Сиди спокойно, а то упадешь!
Она знала, что он прав, но ее здравый смысл куда-то пропал после растерянности и муки прошедших дней.
— Здесь тебе не Тортонбург! — кричала она, пытаясь вырваться из его стальных лап. — Я принцесса Роксбери! Я прикажу посадить тебя в тюрьму! Я прикажу расстрелять тебя!
Роланд резко натянул поводья, и конь встал. Лили с возмущением повернулась к Роланду, и прежде, чем смогла сообразить, что происходит, он поцеловал ее.
Прикосновение его губ лишило ее возможности двигаться. Ее веки затрепетали, когда в ней забурлил водоворот желания, и она уже была готова ответить на поцелуй. Но конь шагнул в сторону и нетерпеливо фыркнул, и се гордость поднялась на крыльях негодования. Она попыталась уклониться от губ Ролли.
— Мой отец…
— Твой отец дал мне свое согласие, — заявил Роланд, сводя ее с ума своим спокойствием.
Она фыркнула.
— Он никогда не сделает этого.
— Я говорил с ним сегодня утром.
Она уставилась на него, отводя волосы от лица.
— Я не верю тебе.
— Подумай, Лили. Зачем мне лгать тебе?
— Не знаю. Зачем ты лгал мне прежде?
— У меня не было выбора. А ты зачем лгала мне?
Чувствуя себя уязвленной, она молча вскинула подбородок. Он вздохнул и пустил коня быстрым галопом.
— Куда ты везешь меня? — спросила она, не желая отвечать на его вопрос.
— На мыс Шхуны.
Она ахнула.
— Это же в двух часах от дворца!
— По дороге — да. Веселый Роджер домчит нас меньше, чем за час.
Она все еще пыталась сопротивляться.
— Ты не можешь сделать это!
— Не могу?
— Дэймон видел нас. Он будет следовать за нами по пятам.
— Джок задержит его.
— Он не посмеет!
— Посмеет. Он сделает все, чтобы ты была счастлива.
— Но так же нельзя! — воскликнула Лили, и слезы снова брызнули из ее глаз.
— Это единственный способ, который я смог придумать.
Она знала, что он прав. Если бы у нес был выбор, она бы с ним не оставалась так долго. Это было слишком болезненно. Оглядевшись, она не увидела ни одной живой души вокруг.
— Почему бы тебе не расслабиться и не наслаждаться? — мягко предложил он. — Когда мы доберемся, ты сможешь вес мне сказать, если захочешь.
Лили прищурилась. Сказать. Она ему скажет. Погрузившись в угрюмую тишину, она решила сохранять силы для предстоящего сражения. Роланд пытался говорить с ней время от времени, но потом объявил, что беседа может подождать, пока они не приедут. Они ехали в тишине, минута за минутой, в то время как она боролась с растущим желанием расслабиться и позволить теплу его рук успокоить ее расстроенные нервы.
Конь оказался волшебным. Таким, наверное, был мифический крылатый Пегас. Его силы были неисчерпаемы, уверенный шаг устойчив и ровен. Роланд не мог и желать лучшего коня, если действительно хотел заняться разведением лошадей. Лили уже и в мыслях не допускала, что у Роланда что-то может не получиться. То воодушевление, которое он проявил, описывая свою мечту, просто не могло быть притворным. По крайней мере, она не хотела так думать.
Пока же ей было трудно отличать мечту от действительности.
Она была в безопасности в руках человека, в которого, как ей казалось, была влюблена, когда еще не знала, кто он, и он еще не знал, кто она. Как можно быть влюбленным в того, кого не знаешь? Но, если она не была влюблена, почему так горевала без него?
Почему ей хотелось просто положить голову на его плечо и с облегчением поплакать? Почему она молилась, чтобы ее отец дал согласие на их брак, хотя ей было известно, что это невозможно? Внезапно она захотела наброситься на него по той простой причине, что он заставил ее надеяться. И в этот момент вдалеке показался мыс.
Роланд пришпорил коня. Огромный конь двинулся еще быстрее. Роланд замедлил его, когда они приблизились к покрытому травой мысу, который спускался к мелководной бухте, где волны катились бесконечной чередой, омывая узкий песчаный пляж. Через десять минут они спешились. Лили соскочила на землю первой. Она ожидала испытать ощущение свободы и успокоения. Вместо этого она почувствовала странное одиночество. Лили стояла, глядя на море и обнимая себя, чтобы не разлететься на части, — так раздирали ее противоречивые чувства. Когда наконец Роланд присоединился к ней, у него в руке был бинокль.
Стоя рядом с ней, он осматривал морской горизонт, пока не нашел то, что искал. Он тщательно навел на резкость.
— А, вот он.
Роланд опустил бинокль и указал в море в направлении Тортонбурга, который, как Лили знала, лежал за горизонтом.
— Вон, взгляни. Вон туда.
Он предложил ей бинокль, но Лили была не в настроении смотреть. Она отклоняла голову, переминаясь с ноги на ногу, и не обращала на него внимания. Он подошел сзади, обхватил руками и мягко повернул ее голову, поднимая бинокль к ее лицу.
— Это прямо там, — сказал он, когда ее ресницы коснулись линз бинокля. — Не упрямься, Лили. Мы так долго ехали. Только посмотри.
Тяжело вздыхая, убеждая себя в том, что она должна что-нибудь сделать, чтобы снова установить некоторое расстояние между ними, она вырвала бинокль из его рук, ступила вперед и посмотрела в указанном направлении. Через миг, почти на горизонте, она обнаружила маленький остров, похожий на сверкающий изумруд в узкой коричневой оправе берегов.
— Видишь?
— Я вижу остров, если это то, что ты хотел мне показать.
Она сунула бинокль ему в руки и чуть отступила от Ролли.
— Не просто остров, — сказал он, — это наш остров.
Она взглянула удивленно.
— Ты, наверное, не в своем уме? У нас нет острова. У нас нет ничего. Никаких нас не существует. И тебе было бы лучше убраться отсюда подальше, пока мой брат не нашел меня.
Роланд покачал головой, отнес бинокль туда, где конь спокойно щипал травку, и положил его в мешок, привязанный позади седла.
— Это, — серьезно сказал он, — остров, где мы собираемся жить и растить наших лошадей. Это — герцогство Тортонбург, но…
Лили откинула голову назад и рассмеялась.
— Почему ты никак не можешь взять в свою тупую голову, что мы — это лишь плод твоего воображения?
— А почему ты никак не можешь взять в твою прекрасную головку, что я люблю тебя? — Он повернулся и подошел к ней.
Она смотрела на Роланда, принца Тортонбурга, и внезапно печаль, гнев, разочарование, опасение, сомнения исчезли, и она, закричав, бросилась к нему.
Он поймал ее в объятия и просто ждал, пока ее гнев не перейдет в рыдания.
Он держал ее долго, обнимая, нашептывая какие-то нежные слова, смысла которых она не понимала.
Потом он начал целовать ее, сначала лоб, затем глаза, нос, щеки и, наконец, губы. Страсть вспыхнула там, где только что был гнев, и она не смогла удержаться, чтобы не положить руки ему на шею и не прижаться к нему; она не смогла остановить слезы надежды.
Роланд крепко-крепко и очень нежно обнял Лили и поцеловал ее, отдавая ей свое сердце. Казалось, одним-единственным поцелуем он хотел отмести все ее сомнения и опасения. И ему это удалось. К тому времени, как он отпустил ее, она поняла, что все еще любит его.
— Зачем ты это делаешь? — заплакала она. — Слишком многое против нас.
— Нет, моя любимая, — сказал он, обнимая ее за плечи. — Ничего не осталось против нас, ничего и никого.
Это и есть то, что я пытался сказать тебе. Я говорил с твоим отцом. Он действительно дал согласие.
Она открыла рот от удивления.
— Но как? Почему? Это же немыслимо!
— Ты можешь сама его спросить, но только после того, как согласишься стать моей женой.
Он выудил что-то из кармана джинсов и протянул ей. Это был старинный бриллиант. Он сверкал, как маленькое солнце.
— Это кольцо моей бабушки. Родители отдали его мне одновременно с островом.
Лили протянула руку к кольцу, остановившись в последний момент. У нее даже голова закружилась от удивления.
— Они знали, что ты собираешься дать его мне?
— Да.
— И они согласились?
— Они больше чем просто согласились, любимая моя, они пожелали нам всего наилучшего и просили меня передать тебе: добро пожаловать в нашу семью.
Лили от изумления потеряла дар речи, когда он взял ее руку в свою и надел кольцо ей на палец. Оно оказалось великовато, но она сжала кулачок, чтобы удержать его.
— Н-н-но ты же сам говорил, что никогда не… Что ты не веришь…
— И ты показала мне, каким я был дураком, — сказал он, поднимая ее руку к губам и целуя. — Ты однажды сказала, что сможешь научить меня верить в любовь, но к тому времени ты уже научила меня. Лили, той ночью, когда ты пришла ко мне, я уже это знал. А когда выяснилось, что твоя семья непричастна к похищению моей сестры, у меня не было причин оставаться, — кроме тебя. Я уже решил сказать тебе правду о себе и просить тебя стать моей женой, но ты оказалась в соблазнительном платье и устроила такой стриптиз, что я мог думать только о том, как бы заняться с тобой любовью.
— О, Роланд, — прошептала она. — Это правда? Ты действительно любишь меня, а наши родители…
— Все правда, любимая. Тебе осталось только сказать, что ты меня любишь и выйдешь за меня замуж.
Тогда, как только моя сестра будет спасена, мы с тобой и Джеком сможем заняться обустройством нашего ранчо.
Она обняла его так крепко, что он чуть не задохнулся.
— О, Ролли, Роланд, кто бы ты ни был, я люблю тебя! Я выйду за тебя!
Смеясь, он обнял ее и поднял в воздух. И тут Лили увидела трех всадников, спешащих к ним. Один был уже совсем близко.
— Они догнали нас, — сказала она, затаив дыхание, и подняла руку над головой, чтобы помахать им.
Роланд повернулся, не отпуская ее. Дэймон остановил лошадь. Улыбаясь, Роланд опустил Лили на землю, но не убрал руки с се талии. Дэймон спрыгнул с седла, схватил ее за руку и дернул прочь от Роланда.
— С тобой все в порядке? — спросил он сестру, впиваясь взглядом в Тортона.
— Конечно, в порядке, — ответил за нее Роланд. Даже еще лучше. Только что Лили согласилась стать моей женой.
— Это мы еще посмотрим. — Дэймон повернул ее лицом к себе. — Лили, ты не должна этого делать. Мы отдадим обратно эти морские перевозки. Отец не имел никакого права торговать тобой, как…
Лили отскочила от него и положила руки на бедра.
— О чем ты говоришь? Какие перевозки?
— Морские перевозки Тортона, — снова ответил Роланд. — Я отдал их вашему отцу, чтобы прекратилась вражда между нашими семьями.
Тут подоспели и Чарлз с Джеком. Чарлз отдувался так, будто не он скакал на лошади, а лошадь на нем. Раньше Лили не преминула бы указать отцу на вред избыточного веса и пользу упражнений, но сейчас у нес на уме было совсем другое.
— Это правда, отец? Роланд отдал тебе морские перевозки?
— Да, — пропыхтел Чарлз.
— При условии, что отец согласится на ваш брак, добавил Дэймон. — И еще он пригрозил отцу, что иначе мы никогда больше не получим контракт с Уинборо.
Лили резко повернулась к Роланду.
— Это правда?
— Да.
— 'Но как же это?..
Он небрежно пожал плечами.
— Моя невестка, принцесса Элизабет, уговорила отца, и он согласился предоставлять контракт исключительно Тортонам.
— А ты передал контракт моему отцу, — поняла она.
— Да. Чтобы закончить вражду.
— И чтобы мой отец согласился на наш брак.
— Да.
— Но, — вставил Чарлз, все еще отдуваясь, — твой брат, как обычно, был со мной не согласен.
— Я не собираюсь торговать своей сестрой, как акциями на свободном рынке! — взревел Дэймон.
— Никто ничем и никем не торгует, — горячо парировал Роланд. — Я отдал вашему отцу эти перевозки, чтобы закончить вражду и получить его согласие на брак. А согласие Лили зависит только от нес самой.
— Так и есть, — сказал Чарлз, наконец отдышавшись и вновь обретая королевский вид. — Решать будет Лилиан и только Лилиан. Так как ты решишь, дитя мое? Ты хочешь взять в мужья вот этого Тортона?
Ты любишь его?
Лили уголком глаза наблюдала за Роландом, восхищаясь тем, как он вел себя в присутствии ее разгневанного брата, и сердце се таяло от понимания того, как много он сделал, чтобы они были вместе. Это он убедил Тортонов уступить перевозки, подарить ему остров, принять ее в их семью, даже подарить ей кольцо его бабушки. Она подняла руку и посмотрела на великолепный алмаз, и ей захотелось смеяться, раскрыв объятия всему прекрасному миру, но слишком драгоценна была эта радость, слишком трудно добыта, чтобы делиться ею. И она просто сказала:
— Я хочу взять его в мужья. Я люблю его.
Она протянула Роланду руку со сверкающим бриллиантом. Он поймал ее, притянул к себе, его руки сомкнулись вокруг нее, и он прошептал:
— Лили. О, моя Лили.
Тогда она засмеялась, не в силах сдерживать переполнившую ее радость, и он поцеловал ее. Поцелуй длился до тех пор, пока Джок не слез с лошади, прочистил горло и положил руку на плечо Роланда со словами:
— Думаю, пора бы показать мне этот ваш остров, сынок. Если я соберусь устроить самую прекрасную в мире конюшню, я должен увидеть все.
— Что это значит? — потребовал Чарлз, сползая с седла. — Что за остров? Что за конюшня?
— Подойдите, и мы покажем вам, ваше сердитое высочество, — сказал Джок.
Смеясь, Роланд отошел за биноклем и, вернувшись, указал на крошечное пятнышко вблизи горизонта. Когда он взял Лили за руку, желая подвести ее к остальным, Дэймон поймал ее за другую руку.
— Я хотел бы поговорить с сестрой наедине.
Роланд пристально посмотрел на Дэймона, поцеловал Лили в губы, сжал ей руку и отпустил. Она смотрела ему вслед сияющими глазами. Он шел с Джоком и ее отцом, которые ссорились, как дети. Да они и были большими детьми.
Как только она повернулась к Дэймону, он взял ее за плечи, пристально посмотрел ей в глаза и мягко спросил:
— Ты уверена?
Задумчиво улыбаясь, она кивнула.
— Уверена.
— Нет больше сомнений?
Она покачала головой.
— Ни единого.
Тут он наконец улыбнулся.
— Если ты действительно счастлива, то и я счастлив за тебя.
Она обняла его.
— Спасибо.
— О, дорогая, — сказал он, обнимая ее крепче, моя младшая сестренка собирается стать замужней женщиной.
— Бедный Дэймон, — дразнила она его, — теперь мама займется твоей женитьбой.
Дэймон застонал.
— Тебе обязательно надо было мне напомнить…
Лили расхохоталась.
— Возможно, какое-то время она будет занята организацией нашей свадьбы.
— Смею надеяться, это будет грандиозная свадьба?
— Ни на что другое не надейся. Ты же знаешь маму!
— Ну, я всегда отдавал должное матерям, — сказал подошедший Роланд, обнимая ее и мягко уводя от Дэймона, — но наша свадьба состоится лишь при одном условии.
— И каком же? — спросил Дэймон.
— После того, как мы найдем мою сестру.
— Надеюсь, вы будете держать меня в курсе и сообщите, если я смогу помочь?
— Конечно, если ты хочешь.
Дэймон кивнул.
— Да, хочу. Мне кажется, так и должно быть, раз уж мы собираемся стать одной семьей.
— Семьей, — повторила Лили, глядя на них, когда они обменялись рукопожатием. Возможно, это были два самых красивых человека на земле, но она и не мечтала, что когда-нибудь они, Монтегю и Тортоны, породнятся и что она будет причиной этого. Когда-то давно любовь отняла у нее разум и принесла ей горе.
Теперь любовь не только сделала ее счастливой невестой, но и примирила старых врагов.
Она подумала и о сестре своего будущего мужа, с которой когда-нибудь встретится. Она смотрела на сомкнутые в пожатии руки обоих мужчин и в глубине души чувствовала, что у похищенной дочери Виктора Тортона были настоящие защитники, была любящая ее семья.
Семья. Да. Это то, что нужно. Никакое зло, никакие страхи и сомнения не в состоянии одолеть любящих людей. Сестра Роланда, конечно, целой и невредимой вернется в семью.
Улыбаясь, Лили положила голову на плечо будущего мужа.
Теперь у нее есть свой дом.
Своя семья.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Королевский маскарад - Джеймс Арлин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Королевский маскарад - Джеймс Арлин


Комментарии к роману "Королевский маскарад - Джеймс Арлин" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100