Читать онлайн Счастливая звезда, автора - Джеймс Анна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастливая звезда - Джеймс Анна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастливая звезда - Джеймс Анна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастливая звезда - Джеймс Анна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеймс Анна

Счастливая звезда

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 11

Анжелика пронеслась по широкой лужайке, вспугнув на бегу стайку разноцветных птиц. Она встревожено звала Джастин.
– M’selle, m’selle,
type="note" l:href="#n_5">[5]
– на ходу взывала она, семеня, словно в быстром танце. Ее ноги в босоножках едва касались травы.
Джастин прекрасно знала, чем вызвано ее возбуждение.
Она спустилась в холл и вышла на широкую веранду в ту самую минуту, когда девушка оказалась у подножия лестницы.
– Ils sont la?,
type="note" l:href="#n_6">[6]
– сказала Анжелика, указывая на небо. – Ils sont la?.
Джастин улыбнулась в ответ и постаралась ничем не выдать своего беспокойства. Она достаточно хорошо знала французский и поняла, что прибыл Логан, и не один, с ним прилетел и Стив, чем как раз и вызваны возбужденные крики Анжелики. Припоминая нечто вроде de?ja? vu,
type="note" l:href="#n_7">[7]
Логан подгадал так, чтобы зафрахтованный им для полета на Санта-Кэтрин самолет вел Стив.
Услышав возбужденный голос, мальчик-слуга направился через лужайку к джипу. Девушка нетерпеливо проследила за ним, а потом с обиженным видом повернулась к Джастин.
– Ладно, – сказала та, – иди, встречай самолет.
– Attends, je viens,
type="note" l:href="#n_8">[8]
– крикнула водителю девушка.
Шофер развернул машину, поджидая, пока она не вспрыгнет на переднее сиденье, а потом направился к аэродрому за Стивом и Логаном.
Джастин почувствовала нечто вроде зависти к Анжелике из-за ее разгоревшихся глаз и нетерпеливого предвкушения радостной встречи, которую девушка ожидала с замиранием сердца. Джастин повернулась и направилась в прохладные комнаты. Отсюда не так далеко до аэродрома, они быстро погрузят багаж и вернутся. Джастин, лишенная уверенности Анжелики как в самой себе, так и в отношении к себе Логана, в душе желала растянуть минуты ожидания подольше. Ей нужно было время, чтобы прийти в себя.
Она спустилась в длинный коридор, чувствуя, до чего ей сейчас не хватает Картера. Он связался с ней вчера по передатчику Мартина и рассказал, что репетиции идут совсем не так, как ему хотелось бы, слишком вяло, без споров и напряжения. Но звонит он отнюдь не из-за этой обычной суеты, а просто беспокоится за нее. Он позвонил, потому что хотел разузнать, как она справляется с ожиданием.
– Хочу, чтобы ты был здесь, – призналась она.
– Я знаю, что сейчас ты хочешь именно этого. Завтра, как только вы с Логаном опять привыкнете друг к другу, все станет совсем по-другому.
– Если только привыкнем, – прервала Джастин.
– Я в этом не сомневаюсь, – уверил ее Картер. – Вот увидишь, пройдет час, и все будет так, как прежде.
– До несчастья?
– Да, – согласился он. – Это я и хотел сказать. Несчастный случай изменил многое, Джастин, но все вернется на круги своя. Помни и жди.
Джастин до конца ему не поверила. Ее нервы так и не успокоились за прошлый вечер и сегодняшнее утро, когда она потратила уйму времени, раздумывая, что бы ей надеть. Она чувствовала себя неуверенной Кларой Джонсон в самом начале своего пути к вершинам славы. Внутренне она дрожала от страха перед встречей с Логаном так, как дрожала когда-то перед встречей со зрителями. После недель нерешительности все вдруг закрутилось вокруг Джастин. Она начала осознавать, что же в ее жизни на самом деле важно, и испугалась даже больше, чем раньше.
Наконец, после нелегкого утра, состоящего из двух долгих прогулок и перелистывания не менее дюжины журналов, в которых она не запомнила ни одной картинки и не прочла ни слова, Джастин вернулась в свою комнату с высоким потолком на втором этаже и вытряхнула всю одежду из гардероба. Почему-то все это время в глубине души она знала, что наденет ярко-желтый сарафан, купленный в тот раз, когда они швырялись деньгами на распродаже.
В простом ситцевом сарафане было очень прохладно. Она надевала его в тот вечер, когда впервые пела для Логана. Джастин гадала, помнит ли он об этом.
Она была уверена, что выглядит, как прежде, но, подойдя ближе к зеркалу, осознала, как много изменилось с того вечера, случившегося несколько месяцев назад.
Отеки вокруг глаз и рта спали, но ничего не осталось от чеканных черт лица. Шрамы еще заметны. Недавняя операция не смогла стереть последних следов несчастного случая. Впадина под челюстью сразу же бросалась в глаза.
Время, уверил ее хирург, время и еще одна операция позволят ей стать прежней. А пока она старалась не подходить близко к зеркалу. Правда, скоро появится Логан, и она не сможет удерживать его на расстоянии.
Джастин слегка подкрасилась, не пытаясь спрятать шрам, но когда вышла на веранду в ожидании джипа, в котором Стив сидел рядом с водителем, а Анжелика с Логаном на заднем сиденье, она внезапно разволновалась. Она вбежала в холл, поднялась по лестнице в свою комнату и схватила соломенную шляпу и солнечные очки, ставшие ее камуфляжем.
Водрузив это снаряжение на законное место, она вернулась на крыльцо встречать Логана.


Через полчаса Логан разложил свои вещи, принял душ и переоделся. Встреча с Джастин была очень чопорной и неловкой, так что он был рад надолго исчезнуть в своей комнате, стараясь привести в порядок мысли. Ее вид потряс его даже больше, чем он предполагал. Джастин стояла на крыльце в желтом сарафане, который так врезался ему в память с того свободного и чудесного времени, когда они были вместе. Она выглядела словно живое олицетворение всех его тайных желаний. Даже в шляпе и очках Джастин была прекрасна, но он отобрал их у нее, как только очутился рядом с ней на лестнице. Затем пристально взглянул на нее, и ее ослепительная красота и сияние снова потрясли его.
Кроме того, он не смог вымолвить ни слова. В неловкую паузу она отступила, вызвала мальчика-слугу и велела ему отнести багаж в комнату Логана. Джастин предложила ему разложить вещи и принять душ. Логан сразу согласился, не в силах придумать ничего другого.
Позже спустившись вниз, он с радостью отметил, что шляпа и очки Джастин все еще лежат на стуле рядом с парадной дверью.
Сейчас она сидела в качалке на веранде, потягивая прохладительное, и он гадал, в самом ли деле она так холодна, как выглядит, так спокойна и собранна. Логан определенно не мог сказать этого о себе. Он никогда не чувствовал себя так неуверенно, так не владел ситуацией и не знал, чего ожидать. Действительно ли Джастин захотела, чтобы он приехал на Санта-Кэтрин, а может, она совсем не просила Картера его приглашать? И вот он здесь. Следующее слово должно быть за Джастин.
Казалось, она не готова к разговору, но он не мог знать, что удерживали ее здесь, так плотно закутанную в непробиваемую холодность, сосредоточившуюся на своем большом бокале, те самые нервы, расшалившиеся не хуже его собственных. Появление мальчика-слуги в огромной двери позволило ей небрежно переброситься словами с Логаном в присутствии постороннего. Она улыбнулась мальчику и спросила у Логана, даже не глянув в его сторону, не хочет ли он чаю со льдом.
Он покачал головой.
– Может, еще что-нибудь? – настаивала она. – Соку или, может, пива?
– Нет, спасибо.
Слуга ушел, унося с собой ту капельку спокойствия, которая создавалась самим его присутствием, и нервы у них опять разгулялись. В какой-то момент ситуация стала невыносимой. Когда Логан заговорил, то высказал не только свои, но и ее мысли.
– Кажется, я больше ни минуты не выстою на этой веранде, Джастин. Пойдем хоть прогуляемся или займемся чем-нибудь другим, чтобы я наконец смог как-нибудь разрядиться.
Джастин молча поставила стакан, поднялась и подошла к нему, не забыв, однако, прихватить свою шляпу и очки. Он хотел взять ее за руку, но потом вдруг передумал и вместо этого мягко и убийственно вежливо поддержал под локоть, когда она спускалась с крыльца рядом с ним.
Темная, почти черная, утоптанная дорожка под ее ногами в босоножках разворачивалась перед ними широкой и гладкой лентой. Она прорезала надвое английский регулярный сад, в котором заботливо ухаживали за орхидеями и ярко цветущими пирамидальными кустиками. Их рассадили по цвету, один тон незаметно перетекал в другой, от пурпурного к красному, оранжевому и желтому. За оградой дорожка сузилась, и они вступили в мир девственной красоты. Какофония цвета обрушилась на глаза Логана. Не тронутая человеком природная красота неистовствовала в чаще деревьев. Среди немыслимых переплетений растений вдруг возникла удивительная, ни на что не похожая орхидея, победно выставившая свое ярко-фиолетовое личико с вызывающим желтым зевом.
Логан наклонился и сорвал цветок, а потом нерешительно протянул его Джастин. Она улыбнулась, и ему показалось, что улыбка ее так ослепительно прекрасна, что перед ней меркнет любая орхидея. Джастин заботливо пристроила цветок в волосах над ухом и опять улыбнулась. В это мгновение Логану больше, чем когда-либо, захотелось ее поцеловать. Притягательное сияние ее губ очаровывало и наполняло его страстным желанием. Казалось, он ощущал вкус их свежести. При взгляде на Джастин в нем всколыхнуло желание.
– Я виновата перед тобой, Логан, – произнесла она мягко, и на какое-то мгновение глубина его фантазии настолько поглотила его, что он не сразу понял значение сказанных ею слов. Он молча шел рядом с ней, в воображении пробуя на вкус ее губы, и даже наклонился к ней в этом поцелуе, прежде чем осознал, что Джастин говорит об их последней встрече, в тот тоскливый день, который начался со ссоры из-за молочного коктейля. Беря всю вину на себя, она просила у него прощения.
– И ты тоже прости меня, – сказал он, когда они вместе свернули и двинулись в другую сторону. Логан взял ее за руку, и она не отстранилась. – Ты немного поправилась, – заметил он. – Должно быть, тебя поддержали тамошние коктейли.
Она улыбнулась.
– Так и есть, хотя я больше не притрагивалась к той бурде, которую выдумала медсестра. Я поправилась на пять фунтов, – добавила она с гордостью.
– Тебе очень идет, – сказал он и с головы до ног ее оглядел, задержав на ней взгляд дольше, чем было необходимо. – Я скучал по тебе, Джастин.
Дорожка опять сузилась, когда они начали подниматься в гору, так что им пришлось теснее прижаться друг к другу, а Логан, что было вполне к месту, даже уютно обвил рукой ее талию.
– Я тоже по тебе скучала, – сказала Джастин. – Мне бы хотелось объяснить, что я имела в виду, говоря тогда о твоей жалости ко мне.
Логан весь превратился в ожидание, сознавая, что наконец-то она решилась поговорить с ним, и предчувствуя, как это будет нелегко.
– Ты прав, Логан. Я сказала это лишь потому, что жалела сама себя. Думаю, сейчас я наконец покончила с жалостью. Картер сказал, что мне пора приходить в норму. Что бы под этим ни подразумевалось, – добавила она со смехом.
– Я никогда не жалел тебя, Джастин, но и я отчасти виноват в том, что произошло между нами. Я не знал, что делать, поэтому и давил на тебя. Или, как ты выразилась, слишком опекал тебя. – Он покачал головой. – Я не представляю, как тебя хватило так долго все выносить.
В отдалении послышался явственный шум воды и сильный грохот, что заставило Логана остановиться прямо под гребнем холма.
– Что это? Похоже на речные пороги.
– Ты сейчас такое увидишь! – сказала она, радуясь, как ребенок, что ей удастся его удивить.
Джастин легко прибавила шагу, Логан последовал за ней.
Когда они добрались до вершины холма, перед ними раскинулось огромное голубое озеро. Оно было таким глубоким, что отражение в нем маленького голубого квадратика неба, видимого сквозь переплетения ветвей окружающих деревьев, было почти фиолетовым. В одном конце озера ревел водопад, извергая тонны воды с высоты двадцать футов.
– Господи! – воскликнул Логан. – У меня нет слов!
– Я так счастлива, что могу чем-то удивить тебя на Санта-Кэтрин, – сказала она, сжав его руку. – Я уже обошла весь остров, и это мое любимое место.
– Могу понять почему, – ответил он.
– Мне нравится думать, что это место только мое. Картер иногда приходил сюда со мной, и все-таки это очень уединенный, очень интимный уголок. Я здесь много думаю, – сообщила она ему.
– И нашла уже все ответы? – Он погладил нежную кожу ее голого плеча.
– Да, – ответила она. – Полагаю, что да. Но на это ушло много времени.
Логан ни о чем не спросил ее. Просто знал, что в свое время она сама расскажет ему обо всем. По тому, как она смотрела на него, он догадывался, что именно он занимал ее мысли и занимает их до сих пор.
– Давай я покажу тебе водопад поближе, – предложила она.
Рука Джастин все еще покоилась в руке Логана. Так рядом они и спустились вниз с холма и прошли берегом к водопаду.
– Если пробежаться быстро под водопад, не промокнешь, – предложила она.
– Давай попробуем, – согласился он и схватил ее за руку. Они бросились через округлые валуны к краю озера, потом поднырнули под падающие струи, держась поближе к скале, и очутились в сухой пещере под водопадом.
– Ладно, во всяком случае, промокли мы не насквозь, – сказал Логан со смехом, вытряхивая воду из волос.
– Но было здорово, – ответила Джастин.
Они стояли спиной к крутому обрыву, с которого в нескольких футах перед ними каскадами низвергался водопад, вырывая ослепительные брызги на поверхности озера. Поймав солнечные лучи, они создавали радугу – потрясающее зрелище танцующего света и воды.
– В самом деле здорово. – Логан обхватил рукой плечо Джастин и развернул ее к себе. – Я рад, что я здесь с тобой, – произнес он.
Он присел рядом с ней на мшистый валун подальше от воды.
– Расскажи мне об ответах, которые ты получила на свои вопросы.
Здесь, под летящими струями, он чувствовал себя с ней гораздо раскованнее, чем раньше. По улыбке Джастин он понял, что и ей передалась умиротворенность этого места.
– Расскажи, – снова попросил Логан.
– Я решила, что была дурой.
– Нет, – сказал он, ласково касаясь ее лица.
– О да. Я думала о своем несчастье, как об ужасном ударе отыгравшейся на мне судьбы. Это совсем не так. Спустя два месяца я в конце концов осознала все то хорошее, что пришло ко мне вместе с болью.
Логан нахмурился, вспомнив о пережитых ею страданиях.
– Это правда, – сказала она. – Все прошло. Несчастье и вынужденный простой сослужили мне на самом деле хорошую службу. Как будто судьба вовсе не играла со мной, а лишь хотела сказать: «Довольно, Джастин. Пришло время жить реальной жизнью, твое место рядом с Логаном». Я была не права, – мягко напомнила она, – когда сказала, что не собираюсь за тебя замуж.
Логан потянулся и снял с нее соломенную шляпу.
– Ты сможешь надеть ее, когда мы пойдем назад. А что касается остальных твоих опасений, думаю, сейчас самое время навсегда от них избавиться, – заявил он, стащив с нее очки, и бросил их в низвергающийся поток.
– Логан!
Он закрыл ей рот поцелуем. Это был их первый настоящий поцелуй за все два месяца – нежный и испытующий. Дрожащие губы встретились с такими же дрожащими губами, словно вернулось то время, когда в них обоих только зарождались понимание и желание.
– Джастин!
Логан обхватил руками ее лицо и взглянул на нее сверху вниз.
– Я так рад, что вернул тебя! – прошептал он и тотчас же снова ее поцеловал.
Джастин уже плавилась в его поцелуе, в руках Логана, чудесно любимая и опять желанная. Ей давно уже не хватало этих сильных рук, обвивших ее тело. Сейчас они снова вместе, и наконец она в безопасности.
– Я считаю до десяти, – Логан жарко задышал ей в ухо, – а потом давай побыстрее выскочим отсюда.
Крепко обнимаясь и целуясь, забрызганные водой с ног до головы, они проделали весь обратный путь до Савой-Ривендж, поднялись по широкой лестнице и спустились по коридору вниз к комнате Джастин. С мокрыми волосами и блестящей от воды кожей, в облепившей их одежде, поеживаясь от холода, они отчаянно дрожали.
Долгое мгновение они стояли у подножия огромной кровати с откинутым пологом, рассматривая друг друга и улыбаясь, во власти памяти и предвкушения. Затем Логан потянулся и расстегнул сарафан Джастин, стащив его с плеч, чтобы дотронуться губами до ее обнаженной кожи. Его язык пробовал на вкус ее соленую свежесть, когда он медленно все ниже и ниже стаскивал сарафан до самой талии. Глубоким поцелуем он накрыл рот Джастин.
Влажная майка Логана плотно прилипла к коже, но Джастин ухитрилась проскользнуть руками прямо под нее, ощутив тело, которого она жаждала коснуться вот уже более двух месяцев. Она задрожала, тесно прильнув к Логану, вдавившись в него всем своим телом, охваченная таким острым желанием, которое не оставляло ее все это время.
Свежесть их вновь обретенной любви сохранилась нетронутой, но она уже не была столь неуверенной и неопытной. Она стала жадной и требовательной, как поцелуй, которым они обменялись. Продолжая целоваться, они как-то умудрились избавиться от своей одежды и бросить ее на пол у постели.
Джастин опять задрожала, не столько из-за холодного воздуха, касавшегося ее влажной обнаженной кожи, а скорее из-за выражения в глазах Логана и интонации его голоса.
– Джастин, – сказал он, взяв ее за руку. – Я чувствую себя так, словно вижу тебя впервые. – Он медленно провел пальцами по ее руке и плечу. – И касаюсь тебя впервые.
Логан наклонился, пока его губы опять не встретились с ее ртом.
– Целую тебя в…
Он так и не окончил своей мысли, поскольку не было конца этому бесконечному поцелую. А их обнаженные тела продолжали сливаться, вначале мягко и медленно, затем все сильнее и теснее – кожа к коже, губы к губам.
Время повернуло вспять, и они снова стали любовниками, как в тот давний день на побережье Санта-Кэтрин. Логан поднял Джастин на руки и положил на холодные простыни. Наверху лениво гудел вентилятор, сквозь окна солнце омывало их своим белым сиянием.
– Я так счастлив, что сейчас день и я могу видеть тебя, когда мы занимаемся любовью, – хрипло произнес Логан, ложась рядом с ней.
Джастин так долго жила без солнца, что ее кожа стала сливочно-белой. Веснушки на носу исчезли вместе со следами загара. Ее бледная кожа, казалось, придала волосам еще большую яркость, карие глаза словно стали еще глубже, а губы рдели еще сильнее, чем прежде.
Логан восторженно покачал головой.
– Ты прекрасна! – прошептал он.
Сердце Джастин услышало эти слова и поверило им. Под его любящим взглядом и нежными руками она ощущала свою красоту. Когда он снова поцеловал ее, она поняла, что любима так, как никогда не была любима раньше и никогда не будет любима впредь. Все ее тело открылось ему.
Руки Логана коснулись ее груди. Она была мягкой и упругой, но соски отвердевали под его ладонью. Язык Логана вторгся в ее рот, а пальцы продолжали ласкать ее тело. Он чувствовал жар ее страсти на поверхности своей кожи. Казалось, страсть изливается из Джастин в его трепетных руках. Ощущения жгли его ладони, а потом охватили все его тело. Но Логан все еще сдерживал себя, ласками и нежностью стараясь поскорее пробудить в ней прежние любовь и желание.
Он обнаружил это в ее глазах, которые смотрели на него, лучась любовью, доверием и жгучим желанием. Все время, прошедшее с того дня, как они в последний раз занимались любовью, сжалось в один миг, и вся любовь, которую Джастин когда-либо знала, была здесь и сейчас.
Джастин словно перенеслась из реальности в мир мечты, в котором существовало только соприкосновение их нагих тел.
Они вместе достигли вершины взаимного наслаждения и вскрикнули в унисон, а затем, уставшие, вместе расслабились в объятиях друг друга, тяжело дыша, с колотящимся сердцем.
Утомленные и истощенные, они громко смеялись от удовольствия и шептали друг другу слова любви перед тем, как глубоко заснуть, не разжимая объятий.
Когда они одновременно проснулись, потянулись и теснее прижались друг к другу, Джастин сказала:
– Я так по тебе скучала. Мне казалось, что я размышляю о себе, о своей жизни, а на самом деле я думала о тебе, представляла тебя, рисовала тебя в своих мечтах.
– Я знаю, любовь моя, – ответил Логан, нежно откидывая волосы с ее лба. – Я мечтал о том же и гадал, вернется ли все на самом деле. Слава Богу, сейчас это все наяву.
Он медленно ее поцеловал.
Но страсть, которая владела ими, не улеглась и после сна. Снова пробудились потребность друг в друге, возбуждение, наполнявшее их обоих, желание принадлежать друг другу, взаимное восхищение, ставшее частью влечения. Все это всколыхнуло их любовь и превратило ее в горячее желание. Легкий поцелуй снова стал их первым поцелуем, руки начали свои странствия по горячему телу, губы пробовали на вкус губы другого, улыбающиеся глаза вдруг заблестели, когда их желание вновь воспламенилось даже ярче, чем прежде. Исчезло все – время, место, даже сам Санта-Кэтрин. Их любовь поглотила весь мир.
Два часа спустя они спокойно сидели друг против друга в столовой за громадным столом. Безупречно одетый дворецкий Картера стоял неподалеку. Свечи горели в изящных серебряных подсвечниках. В центре стола более экзотическое, чем обычно, сооружение из цветов загораживало обзор, и Логан быстро исправил положение, сдвинув эту экзотику вбок, чтобы видеть глаза Джастин.
Разговор, пока дворецкий оставался в комнате, крутился вокруг Нью-Йорка и погоды, которую Логан оставил там и обнаружил здесь. Они не могли не вспомнить о Стиве и Анжелике.
– Стив сказал мне, что этим летом они поженились.
– Это правда, – ответила Джастин. – Картер сожалеет, что потерял Анжелику, и я уверена, что месье Моро тоже.
Логан засмеялся.
– Моро, должно быть, вынужден теперь немножко поработать сам, ведь его дочка упорхнула.
– Уж он-то что-нибудь придумает, – ответила Джастин.
Дворецкий собрал суповые тарелки и отправился на кухню за следующим блюдом. Логан посмотрел ему вслед и сказал:
– Сегодня утром ты была просто тигрицей!
– Шшш, – прошептала Джастин, когда дверь опять распахнулась и принесли новое блюдо, что заставило Логана прекратить на время свои игривые намеки, но не помешало хотя бы изредка ей подмигивать.
Обед прошел под аккомпанемент непристойных замечаний Логана, заполнявших промежуток между блюдами и вызывавших густой румянец стыда на лице Джастин, пока они переходили от супа к десерту. Допив кофе, Джастин позвала Логана на веранду и с трудом дождалась минуты, когда они оказались вне пределов досягаемости для слуха дворецкого.
– Я тебя смутил? – поинтересовался Логан.
Джастин попыталась легонько стукнуть его по спине, но промахнулась, а он гордо прошествовал на веранду и плюхнулся на зеленую качалку.
– Мне всегда хотелось чего-то подобного, – сказал Логан.
– Мы ведь так…
– …старомодны, – подсказала Джастин.
– Точно. Кажется, что все в этот чудесный дом перенесли прямо из фильмов сороковых годов.
– Мне тоже так кажется. – Джастин села рядом и склонила голову ему на плечо. Логан упорно раскачивал качалку, пока она не начала мерно поскрипывать.
– Не правда ли, этот дом так романтичен?
Логан улыбнулся:
– Особенно когда в нем ты. А сейчас давай вернемся к тому, о чем мы говорили под водопадом.
Он опять призывно улыбнулся, и она улыбнулась ему в ответ, вспоминая, на чем прервался их разговор.
– Ты говорила, что хочешь выйти за меня замуж.
– Это звучит слишком вульгарно, Логан!
Джастин забавлялась, не замечая серьезного выражения его лица.
– На самом деле я сказала, что была не права, заявляя, что мне не следует выходить за тебя замуж.
– Думаю, нам нужно поговорить об этом, Джастин.
Лишь теперь она осознала, как он серьезен, и почувствовала, что ведет себя с ним слишком высокомерно.
– Я люблю тебя, – сказал он. – Ты прекрасно это знаешь. Сегодняшний день только подтвердил то, что я и так всегда чувствовал, но я… – Казалось, он с трудом подбирает слова. – Я не хочу сейчас на тебе жениться.
Джастин постаралась ничем не выказать своего изумления, но понимала, что выражение лица выдает ее с головой.
Так и произошло.
– Выслушай меня, Джастин, – успокаивающе произнес Логан. – Я не хочу жениться на тебе сейчас, когда у тебя нет другого выбора. У меня тоже было время подумать, и будь я проклят, если опять тебе покажется, что я спасаю тебя или снисхожу до тебя. Ты ведь никогда не простишь мне этого.
Джастин с трудом понимала, что он хочет сказать и о чем вообще разговор. Она лишь старалась отбросить все сомнения и прислушаться к его словам.
– Джастин, я хочу жениться на тебе, но не раньше, чем ты вернешься на вершину славы и сможешь сказать: «Вдобавок ко всему я еще хочу и Логана».
Босые ноги Джастин едва касались пола, но она ухитрилась остановить движение качалки и резко вскинула голову.
– Пока я не вернусь на вершину славы? – Выражение ее лица было недоверчивым. – Логан, но я не собираюсь возвращаться на сцену. Я не могу этого сделать. Я…
– Нет, можешь. Я это знаю. И Адель тоже. Мы оба знаем, что тебе это по силам, Джастин.
– Нет, – с дрожью в голосе произнесла она. – Я хочу стать твоей женой. Хочу выйти за тебя замуж и стать миссис Логан Аддисон. И это мое единственное желание.
Он глянул на нее сверху вниз, и его глаза сузились.
– Нет, Джастин.
– Я лучше знаю, чего хочу, – защищалась она.
– Ты просто вбила себе это в голову. Мне хочется, чтобы ты использовала свой шанс вернуться на сцену. Ты однажды заявила, что никогда не бросишь свою карьеру.
– То было раньше. А мы говорим об этом сейчас.
– Но ты все еще Джастин.
Она сердито отвернулась и впервые с тех пор, как они были вместе, подумала об операции и вспомнила о шраме.
Логан обхватил ладонями ее лицо и требовательно развернул к себе.
– Послушай, моя дурочка, ты сейчас выглядишь даже лучше, чем когда бы то ни было, хотя я люблю тебя, и для меня не имеет значения твой вид. Я хочу только, чтобы ты поняла это и тоже любила меня без всяких «но». Я хочу, чтобы ты сказала себе: «У меня есть моя слава и мой Логан». А потом мне хочется, чтобы ты выбрала. Выбрала что-то одно: карьеру или меня, а может, то и другое, но обязательно выбрала. Я как-нибудь справлюсь с твоей славой, если ты решишь, что хочешь разделить ее со мной. Если нет, ладно, пусть будет так. Я могу потерять тебя, но первым делом ты возвращаешься на сцену, а уже потом принимаешь любое другое решение.
Джастин такого не ожидала.
– Думаю, все это в прошлом, – сказала она. – Вот почему мне нужно было время, и я приняла решение. Я не могу вернуться на сцену. Никогда не смогу вернуться.
Она почувствовала, что переходит на крик, но ничего не могла с собой поделать.
– Опять петь, выступать… Я не смогу.
– Ты должна. Неужели ты не видишь, что для нас нет другого выхода? Когда я встретил тебя, ты была на вершине славы. Ты была знаменитой Джастин. Когда я женюсь на тебе, мне хочется, чтобы у тебя оставался этот шанс. Нужно сделать выбор, любовь моя, но ты должна занять свое прежнее место, чтобы все было по-честному.
– Но я не могу! – прошептала она с безнадежностью в голосе.
– Не могу! Ты хоть понимаешь, о чем просишь?
– Я прошу не больше, чем ты можешь дать.
Джастин покачала головой. Ее нога снова легко коснулась пола, приводя в движение качалку.
– Я не знаю.
– Обещай, что хотя бы попытаешься, – настаивал он.
Она подняла на него взгляд и внезапно осознала, что Логан рядом с ней и теперь ей ничего не страшно или по крайней мере она может хотя бы попытаться.
Он крепко обнял ее за плечи.
– Я хочу вернуть тебя туда, где ты пела в последний раз. В Ла-Кинту.


Все было по-иному в ту ночь в кабаре Ла-Кинты, когда вернулась Джастин. Напряжение в зале достигло предела, публика нетерпеливо ждала появления певицы, и в этом не было ничего необычного. В царившей в зале тишине чувствовалось ожидание. Казалось, весь зал одновременно затаил дыхание, и витающее в воздухе напряжение ощущалось почти физически.
Логан заказал маленький столик у сцены, где к нему подсел Картер. Веселья, бурлившего на последней премьере Джастин, не было заметно, да это и вообще не было премьерой. Это было испытание, которое устроила себе Джастин, желавшая посмотреть, что у нее получится.
До этого дня никто даже не знал, что она снова будет петь. Прессу не известили заранее. Не было ни Фрэнка с Дианой, ни Адель. Джастин просила их не приезжать, поскольку не желала превращать эту ночь в сенсацию. Ей хотелось, чтобы шоу стало совершенно иным. Но и совсем не заметить его было нельзя, ведь Джастин Харт вернулась.
Хотя не было никакой рекламы, два репортера, очевидно, почуяли сенсацию. Вот так с ними всегда, подумал Логан, заметив газетчиков среди публики.
– Пресса здесь, – сказал он Картеру.
– Хорошо, – прозвучало в ответ. Картер спокойно зажег тонкую черную сигару. – Выступление непременно будет иметь оглушительный успех, и узнают об этом везде. Так и должно быть.
За кулисами Джастин одиноко сидела в гримерной. Не будучи в состоянии побороть смущение, колебания и душевное напряжение, она отослала всех прочь. Джастин уже оделась, приготовилась, поэтому думала, что хочет побыть в одиночестве. Но как только дверь закрылась и она в самом деле осталась в пустой комнатушке одна, Джастин поняла, что ошиблась. Ей нужны были люди вокруг в эти последние минуты перед выходом, но не могла же она как дура звать их назад.
С первым звонком Джастин с трудом встала, вышла из гримерной, прошла по коридору и оказалась в темноте. Тревога целиком завладела ею, сердце у нее замерло. У нее не было сил выйти на публику, слова ее первой песни совершенно вылетели у нее из головы. Так или иначе, когда музыканты грянули вступление, она приготовилась к выходу, но не смогла сделать ни шагу.
Вместе со звуками музыки вернулись воспоминания о ее последнем концерте, когда прожектор обрушился на нее, вернулась боль, время мучительных раздумий и в результате решение не возвращаться на сцену… А сейчас она стояла и слушала аплодисменты. Они становились все громче.
Все казалось так просто и легко, ее жизнь с Логаном была такой спокойной. Раньше, чем она сообразила, что происходит, он организовал ее возвращение на Ла-Кинту. И ошибся. Она никогда не сможет оправдать надежды людей, терпеливо ждущих ее в зале. Она уже и не выглядит как Джастин. Она больше не Джастин и вовсе не хочет ею быть. Она не хочет воспользоваться шансом, чтобы доказать себе это.
Аплодисменты звучали все громче, Джастин закрыла глаза, тряхнула головой, и, хотя ноги отказывались ей подчиняться, оказалась на сцене. Свет ослепил ее. Забыв о данном себе обещании не смотреть вверх, она сосредоточилась как раз на верхнем освещении. Охваченная воспоминаниями, она пристально смотрела на прожектор, а музыка пронзительно кричала в ее ушах, странная и незнакомая. Она не сможет петь под такие ужасные звуки, да к тому же еще не помнит первую строчку и даже первое слово песни. Почему она позволила Логану втянуть себя в эту историю? Паника охватила ее целиком.
Наблюдая за сценой, Логан почувствовал, как гигантская рука сжала его горло. Он до смерти испугался за Джастин, и, черт возьми, ему оставалось лишь сидеть и надеяться, что он не допустил трагической ошибки. Первые аплодисменты увяли, началось вступление, а Джастин все еще стояла на сцене, такая маленькая, но храбрая и очень одинокая. Слезы жгли глаза Логана. Он хотел выскочить из-за стола, броситься к ней и унести со сцены. Он лихорадочно молился, чтобы у Джастин все получилось, чтобы принятое им решение оказалось верным.
Когда она пропустила свои первые слова, дирижер еще раз начал вступление, удивленно нахмурившись, но Джастин оставалась неподвижной, как статуя. Молчание публики воцарилось в зале, повиснув ужасным гробовым покровом. Оно ощущалось почти физически, словно все ждали несчастья.
Музыканты тянули последние ноты до неприличия долго, пока вдруг Джастин, как марионетка, которую дернули за ниточку невидимые руки, не пошевелилась и запела, но робко и неуверенно:
– Вижу надпись на стене…
Логан услышал дрожащий голос и вскочил. Репетиция – это одно, но привести ее сюда, заставить повторить то, что будило лишь ужасные воспоминания, было безжалостно и жестоко. Кровь стучала в голове у Логана так громко, что он не услышал голоса Джастин. В мозгу у него крутилась одна мысль – пойти остановить ее и сделать хоть что-нибудь, чтобы все стало на свои места.
Но что-то остановило его. Ладонь Картера легла на его руку и заставила снова сесть.
– Все хорошо, Логан. Послушай. Джастин вернулась!
Джастин пела для Логана, и только для него, как когда-то на Санта-Кэтрин, и он слышал ее, слышал настоящий полнозвучный и ни с чем не сравнимый голос Джастин. Он знал, что Картер прав. Она вернулась, и вернулась навсегда.


Моя награда
Это мое утро
С тобой.


Джастин держала последнюю ноту так чисто и высоко, что, казалось, хотела послать ее в бесконечность. Эта нота звучала в голове Логана и в его сердце. Когда публика вскочила на ноги, из глаз у него хлынули слезы.


Прошло два часа, и овация, угасая, наконец медленно замерла. У нее все получилось! Джастин стояла за сценой в окружении множества голосов и лиц. Как в тумане она заметила, что к дверям ее гримерной прислонился Логан. Он стоял слегка поодаль от толпы, руки в карманах, на лице слабая полуулыбка.
Прежде чем она смогла улыбнуться ему в ответ, поклонники обступили Джастин. Она узнала несколько близких знакомых и попыталась отблагодарить их за похвалы, краем глаза следя за Логаном. Потом она услышала голос Картера:
– Как я и думал, ты удивительна, дорогая. – Он украдкой быстро поцеловал ее в щеку. – А сейчас могу я всех выпроводить?
Он заметил, что Джастин не может оторвать взгляд от двери, где все еще молча ждал Логан.
– Да, – прошептала она. – Скажи им, что я отлучусь на пять минут.
С этими словами она бросилась к Логану, схватила его за руку и потащила в гримерную.
Усмехнувшись, Логан закрыл дверь и крепко обнял ее.
– Они попытаются выломать дверь, – предупредил он ее между поцелуями.
– Ну и пусть, – пробормотала она. – Я же должна отблагодарить тебя, Логан, за то, что ты вернул мне Джастин.
– Тебе не за что меня благодарить, дорогая, – ответил он. – Ты всегда была потрясающа, ты и сейчас такая – все очень просто, посмотри сюда.
С этими словами он повернул ее лицом к зеркалу, и она замерла на мгновение, вглядываясь в свое отражение. На Джастин смотрело лицо, раскрасневшееся от восторга.
– Это замечательно! – произнесла она раздельно. – Стоять на сцене, чувствовать любовь публики. Мне это необходимо, Логан! – добавила она, повернувшись к нему.
– Я знаю.
При этих словах он почувствовал в сердце тоскливую боль. Ведь это он сам настоял, чтобы Джастин вернулась, он заставил ее вернуться на сцену, и все-таки где-то внутри у него жила надежда, что после своего триумфа она сможет от всего отказаться. Но этого не случилось, да, по правде, он и не ждал другого. Джастин не просто вернулась, она вернулась, чтобы остаться. Он должен был произнести то, что в противном случае сказала бы она:
– Я знаю, что ты не сможешь уйти.
Она отвернулась от зеркала. Гордо выпрямившись, Джастин вздернула подбородок и высоко вскинула голову.
– Нет ничего, что я не смогла бы сделать. Если ты еще хочешь на мне жениться, я могу бросить все.
Произнесенные вслух, эти слова прозвучали удивительно искренне.
Логан отступил, его сердце гулко забилось от возбуждения. Он мог ее заставить сделать для себя все, что угодно. Мог даже увести ее отсюда. Но знал, что, сделай он это, Джастин навсегда потеряла бы частичку своей души.
– Нет, – сказал он, оборачиваясь к ней. – Я хочу на тебе жениться, но мне не нужно, чтобы ты бросала сцену.
Джастин со вздохом облегчения бросилась к нему.
– Я всегда это знала, – призналась она, обхватив его руками за шею. – И я люблю тебя за это. – Она целовала его снова и снова. – О, я так люблю тебя. Ты ведь женишься на мне, правда, Логан?
Логан засмеялся.
– Пусть только попробуют меня остановить! – заявил он, возвращая все ее поцелуи, а потом нежно обхватил ладонями ее лицо и серьезно заглянул в глаза.
Джастин, подняв на него взгляд, улыбнулась:
– Я нашла тот настоящий мир, который мы искали, Логан. Он просто внутри нас, где бы мы с тобой ни были и до тех пор, пока мы вместе.
– А мы всегда теперь будем вместе.
Он опять поцеловал ее, обнял и крепко прижал к себе, стараясь не замечать настойчивого шума за дверью.
– Твоим поклонникам придется потерпеть, – сказал он. – Ладно, пусть уж ходят на твои концерты, если хотят, и получают автографы. – Он снова ее поцеловал. – Ты можешь даже петь им свои песни – на сцене. Ну а в остальное время будешь петь для меня одного!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Счастливая звезда - Джеймс Анна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Счастливая звезда - Джеймс Анна



Очень скучно!
Счастливая звезда - Джеймс АннаВалентина
25.11.2014, 22.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100