Читать онлайн Загадочный виконт, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

Загадочный виконт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Никогда не доверяйте молодому человеку, не важно, бедный ли это сквайр или титулованный и богатый джентльмен, и ни на минуту не оставляйте его наедине с вашей подопечной.
Мисс Сайсели Тремейн. Идеальная компаньонка
Сестрица Фоксмура устремилась в библиотеку. Маркус последовал за ней, изо всех сил стараясь не пялить на нее глаза. Легче сказать, чем сделать. Поступь ее была легкой и чарующей, как мелодия… тьфу ты, пропасть, он даже вспомнить не мог, когда же в последний раз слышал что-то подобное. Маркус не мог отвести глаз от ее аппетитной попки, которую пикантно обрисовывало платье, сшитое по самой последней — ну еще бы! — моде. Он с радостью отдал бы половину своего состояния, лишь бы усадить ее к себе на колени… почувствовать эту упругую плоть, трогать, ласкать и наслаждаться каждым дюймом этого надушенного, затянутого в муслин девичьего тела.
Маркус метнул в ее сторону сердитый взгляд — как же, размечтался! Да она и близко его к себе не подпустит! Даже после того, как он не дал ей свалиться с лестницы, эта девица косится на него так, словно он собирался овладеть ею прямо там, на ступеньках!
Между прочим, он бы не отказался. Да и какой мужчина не дрогнул бы, почувствовав прикосновение этой упругой груди, которая так и манит прильнуть к ней губами и, забыв обо всем, погрузиться в пучину наслаждения?
Вот-вот… и захлебнуться в нем, растеряв последние мозги, угрюмо добавил он про себя. Чтобы хорошенькая сестрица Фоксмура явилась сюда просто так? Ну уж нет, в это он не поверит никогда! В конце концов, кого выбирали всякий раз, когда требовалось утолить голод дракона? Правильно — хорошенькую девственницу.
Правда, эта девица оказалась явно храбрее своих сестер по несчастью. Какая из жеманных светских куколок решилась бы явиться к нему в дом, да еще без приглашения, учитывая его репутацию и все эти грязные сплетни, ходившие на его счет? А простушкой ее не назовешь, недаром в обществе ей дали прозвище «La Belle Dame Sans Merci» — Прекрасная, но жестокая дама. Похоже, тут сыграла свою роль и та поэма Чосера о красивой, но безжалостной кокетке
type="note" l:href="#FbAutId_5">[5]
.
Наверное, именно поэтому ее чертов братец и подослал ее к нему. Впрочем, Маркус мог его понять: именно таких женщин имели в виду поэты, когда воспевали любовь, ради которой мужчины с радостью идут на смерть.
С этими чаровницами хлопот не оберешься.
— Ну? — рявкнул Маркус, томясь искушением вышвырнуть соблазнительницу из своего кабинета. — Что это за разговоры о каких-то тайных встречах?
Она невозмутимо обернулась. Боже, помоги ему, ко всему прочему она еще и блондинка! Как нарочно… Маркус мысленно застонал. Светло-золотистые локоны, кокетливо выглядывая из-под задорно сдвинутой на один бок шляпки, так и манили коснуться их рукой… рукой или губами…
Чума на нее и на всю их породу! Особенно сейчас!
Девица с ледяным спокойствием встретила его взгляд.
— Ваша сестра и мой брат не намерены расставаться. Если вы и дальше будете препятствовать их встречам, что ж, воля ваша, они найдут способ ускользнуть от навязчивой опеки ее стражей. Вот уж тогда-то их наверняка застигнут при весьма компрометирующих обстоятельствах. Надо ли говорить, что это причинит куда больше вреда Луизе, чем моему брату?
— Именно поэтому ей и не стоит вести себя столь безответственно.
— Неужели? — Леди Регина смерила его надменным взглядом. — Между прочим, я здесь как раз потому, что Луиза не желает действовать за вашей спиной, пока у нее остается надежда заставить вас изменить свое мнение.
В груди Маркуса вспыхнула тревога.
— Луиза говорила вам об этом?
— Скажем так — это я отговорила ее что-либо предпринимать втайне от вас. Луиза уже готова была согласиться с планами моего брата. Но я убедила ее, что даже герцогу позволено отнюдь не все, в особенности в подобных делах, и что, если их поймают, разразится скандал и весь позор…
— Черт с ним, со скандалом! Будь я проклят, если позволю своей сестре водить дружбу с вашим братцем или кем-то из его развратных дружков!
Серые глаза Регины потемнели от гнева.
— Однако не похоже, чтобы Луиза разделяла ваше мнение относительно его высочества.
В том-то вся и, беда! Луиза даже толком не понимала, из-за чего весь этот шум. Ей было всего десять, когда мать покинула их. Принни для нее так и остался «дядюшкой Джорджем», вечно баловавшим ее игрушками и сладостями. А Маркус сделал все, чтобы грязные сплетни относительно истинной природы «дружбы», связывавшей их мать с этим человеком, никогда не коснулись ее ушей.
Достаточно он наслушался их сам. Ему было одиннадцать, и он тогда только приехал в Хэрроу. В первый же день к нему прилипла кличка «принцев ублюдок». Вскоре он понял, что волей судьбы принадлежит к тем, над кем принято потешаться в отличие от других, пользовавшихся уважением общества. Поэтому, когда вскоре родилась Луиза, Маркус поклялся сделать все, что в его силах, чтобы избавить ее от подобной участи. В особенности потому, что она-то — не в пример ему самому — была законнорожденной.
Он свято держал свое слово. И вот теперь эта искусительница и ее распутный братец грозят уничтожить все, ради чего он из кожи вон лез столько долгих лет!
— Надеюсь, вы отдаете себе отчет, что Луиза не настолько искушена в светской жизни, как вы и ваш брат, и из нее вряд ли выйдет подходящая жена для него?
— Ничего, она научится. Со временем, конечно. И она сделает его счастливым, а это главное.
Он горько усмехнулся.
— Странные слова… особенно в ваших устах, мадам. Регина склонила голову, и страусовое перо, украшавшее ее шляпку, заколыхалось.
— Что вы хотите этим сказать? Вы ведь меня совсем не знаете!
— Зато я достаточно слышал о вас. Кому же в свете не известна леди Регина Тремейн, разбившая сотни мужских сердец и отказавшая стольким претендентам на свою руку? В чем дело, мадам? Не нашлось такого, кого бы вы захотели сделать счастливым? Или хотя бы просто достойного вашей семейки?
На скулах Регины вспыхнули два ярких пятна.
— Оказывается, вы обожаете глупые сплетни… вот уж никогда бы не подумала!
— Теперь, когда я немного узнал вас, они не кажутся мне такими уж глупыми, — усмехнулся Маркус.
— Ну, о вас тоже ходит немало слухов!
— Вот как? И что же обо мне говорят сейчас? — Маркус, вызывающе вскинув бровь, молча ждал, в надежде насладиться ее замешательством, — в свете никто не осмеливался высказать ему в лицо то, о чем шептались за спиной.
Но Регина ничуть не смутилась. Наоборот, на губах ее заиграла слащавая до приторности улыбка.
— Говорят, что. вы — тяжелый человек с на редкость дурным нравом. Что вы скрываете тайны, настолько позорные, что убьете любого, лишь бы они никогда не выплыли наружу.
Маркус коротко фыркнул:
— Да ну? А о вас говорят, что вы просто обожаете сбивать спесь с выскочек и ставить их на место. Что у вас острый язычок и довольно своеобразное чувство юмора, благодаря которому вы являетесь любимицей света — все семь лет, с тех пор как начали выезжать, — едко добавил он.
— Шесть, — жестко поправила она. — А вот о вас ходит молва, что вы собственноручно вышвыриваете за порог безобидных торговцев и посыльных.
Маркус шагнул к ней:
— Говорят, что какой-то безумец написал поэму о вашем жестоком сердце!
Лицо Регины окаменело.
— В свете считают, что Уильям Блейк, этот полоумный художник, попросил позировать вас, когда писал одного из своих жутких драконов!
Кстати, у него есть полотно с одним из «этих жутких драконов» — Блейк, будучи одним из многочисленных приятелей Кэтрин, сам преподнес картину ему. Честно говоря, Маркус всегда считал, что это просто шутка в духе Блейка. До этого дня.
Злобно осклабившись, он медленно опустил голову, пока не оказался нос к носу с этой надменной и языкастой девицей.
— А я слышал, что вы высокомерная, кичливая и заносчивая красотка, уверенная, что солнце встает и садится исключительно ради того, чтобы доставить ей удовольствие, потому как она герцогская дочка.
Взгляды их скрестились как шпаги, и на мгновение ему почудилось, что в ее глазах мелькнула боль. Но он тут же прогнал эту мысль как вздорную. Таким женщинам, как эта, просто неведомы подобные чувства.
— А про вас говорят, что вы пожиратель детей, — не остаюсь в долгу Регина. — Вы, мол, кушаете их на завтрак — вместо ветчины.
Вопиющая нелепость подобного заявления заставила его разинуть рот. А Маркус очень не любил, когда последнее слово оставалось за кем-то другим. Взяв себя в руки, он смерил Регину презрительным взглядом:
— А вас прозвали «Прекрасная, но жестокая дама». Регина так резко вскинула голову, что страусовое перо у нее на шляпке едва не выкололо ему глаз.
— А вас называют «виконт Дракон»! Но не обольщайтесь — просто в обществе обожают давать прозвища тем, кому завидуют, кого боятся или кем восхищаются. Это забавно, знаете ли. И ничего не говорит о характере человека. Впрочем, кому об этом знать, как не вам, верно? — припечатала она.
Столь хладнокровный вывод касательно светских сплетен заставил его опешить. Коротко вздохнув, Маркус отодвинулся.
— Кажется, вы были так любезны, что предпочли не пересказывать самые грязные сплетни, которые ходят в обществе на мой счет, — мрачно буркнул он. — Что мне доставляло удовольствие мучить собственную мать, что в конце концов я выгнал ее из дому, заставив бедняжку обратиться к помощи ее друзей — таких, как ваши родители, например. Что даже осмелился поднять на нее руку. Что отказался выполнить последнюю волю своего отца. Или вы этого не слышали?
— Почему же? Слышала, конечно.
— Тогда как же вы не упомянули об этом? Или… да нет, вы ведь верите всему этому, разве нет?
Регина надменно вздернула подбородок:
— А должна? Или это неправда?
Маркус даже отшатнулся. До этой самой минуты никто никогда не осмеливался задать ему подобный вопрос.
— Все равно вы не поверите… так какая разница, что я скажу?
— Для меня — большая.
Это было сказано так искренне, что Маркус едва не поверил ей. И оттого разъярился еще больше.
— Не важно! — прорычал он. — Думайте обо мне что хотите!
— Ладно. Договорились.
Когда до него дошло, что она не намерена пререкаться с ним и дальше, Маркус едва не разразился проклятиями в адрес этой нахалки, даже не удосужившейся сказать, чему же она намерена верить. Не то чтобы его это очень волновало, вовсе нет. Ему на это наплевать — даже если речь идет о самой хорошенькой женщине в мире.
А она вдобавок послала ему улыбку, настолько нежную, что у него вдруг дрогнуло сердце.
— Сама не понимаю, как это мы так уклонились от темы, — проворковала она. — Речь ведь не обо мне. А о Луизе.
Да, конечно — о Луизе. Пропади она пропадом, эта леди Регина, она буквально лишила его разума разговорами о счастье собственного непутевого братца. Ах, хитрюга! Маленькая ханжа! И опасная соблазнительница при этом, хотя оставаться святошей с таким телом, как у нее…
Маркус заскрипел зубами. Ад и все дьяволы, наверное, именно на это и рассчитывал Фоксмур, подсылая к нему эту прожженную кокетку! Будь они неладны, и брат, и сестра!
— Да! — жестко бросил он. — Мы говорили о том, как вы с вашим братом околдовали мою сестру. Иначе ей бы и в голову не пришло ослушаться меня. Может, она и упряма, но отнюдь не глупа.
Регина надменно выгнула тонкую бровь:
— Без сомнения, вы сами никогда не влюблялись. Иначе бы вы знали, что влюбленные редко действуют, подчиняясь разуму.
— Влюблена? Ха! После нескольких танцев на каком-то балу? — И вдруг неприятное предчувствие надвигающейся беды ужалило его в сердце. Руки у него похолодели. Отвернувшись, Маркус в три шага пересек комнату и остановился перед камином, протянув их к огню. — Не станете же вы меня убеждать, что было что-то еще, кроме этого?
— Ну, на балах девушки не только танцуют, но иногда еще выходят на балкон, знаете ли. — Регина, прищурившись, смотрела, как Маркус взялся за кочергу. — А джентльмены иной раз предлагают им погулять в саду. Внезапно вспыхнувшая симпатия может быстро перейти в страсть — много времени для этого не надо.
Маркус с размаху швырнул кочергу в огонь.
— Может, Луиза и вбила себе в голову, что влюблена, но держу пари, что этот проходимец, ваш брат, понятия не имеет о столь высоких материях.
— Если вы намекаете, что мой брат попытается покуситься на честь вашей сестры…
— Нет, нет, это было бы слишком даже для него. Вряд ли подобный поступок украсил бы его репутацию. — А вот если за всем этим, как подозревал Маркус, стоит Принни…
Регина растерянно моргнула:
— Но не можете же вы думать, что он охотится за ее приданым! Состояние моего брата настолько велико, что…
— Вот и замечательно. — Маркус резко обернулся, и взгляды их встретились. — Потому что если она против моей воли станет его женой, то ему придется взять ее в одной рубашке. Луиза не получит ни единого пенни!
Перехватив брезгливый взгляд, которым смерила его леди Регина, как будто он был омерзительным слизняком, которого противно даже раздавить каблуком, Маркус почувствовал сильное искушение взять свою дурацкую угрозу обратно, тем более что это была ложь от первого и до последнего слова. Он сказал так лишь для того, чтобы заставить эту гордячку дважды подумать, прежде чем помогать влюбленной парочке.
— Ну, вряд ли подобная угроза сможет помешать моему брату ухаживать за вашей сестрой. — Она пожала плечами. — Скорее уж побудит его к действию, невзирая на все ваши запреты. А мне доставит немалое удовольствие помочь ему.
— Что?! А публичный скандал?! — вскричал Маркус. — Вы никогда не пойдете на это!
Ледяной взгляд, которым она смерила его, заставил Маркуса прикусить язык.
— Ну, если они готовы пойти на скандал, лишь бы обрести счастье, почему бы и нет? С радостью! Меня-то вы этим не напугаете!
Маркус с трудом подавил стон. Наверное, пришло время открыть леди Регине глаза на то, что на самом деле представляет собой ее братец. Неужели эта светская львица действительно верит в такую чепуху, как истинная любовь?
Вот чудеса! Ну, тогда ей вряд ли придутся по вкусу его проделки.
Ну а если она в курсе того, что замыслил Фоксмур? Что ж, все равно пора выложить карты на стол.
— А вы не спрашивали себя, с чего бы это вашему братцу, которому кинулась бы на шею любая из светских дебютанток, вдруг вздумалось остановить выбор на девушке из семьи, столь настроенной против него?
Регина снова вздернула подбородок:
— Он влюблен — что тут странного? Маркус подавил короткий смешок.
— Ну да, конечно, влюблен — в кресло премьер-министра. — На этот раз он тщательно выбирал слова, не желая, чтобы эта девица догадалась о притязаниях Принни («Вбил себе в голову, что он отец Луизы, — это ж надо!»). — Видите ли, мадам, Принни — а он ближайший друг вашего брата, не так ли? — привязался к моей сестре, еще когда играл в нашем доме роль «дядюшки Джорджа». И он весьма раздражен тем, что я всячески препятствую ему проводить время в обществе Луизы…
— Вы не позволяете его высочеству видеться с Луизой?! И он допускает это?
— Что тут удивительного? Ему хорошо известно, что он не может заставить меня — ведь у него нет никаких прав на нее. Она всего лишь дочь его прежней любовницы. Но это, однако, не мешает ему совать свой нос в то, что не имеет к нему ни малейшего отношения. Вспомните, как отвратительно он и мистер Фитцхерберт поступили с той бедной девочкой, Минни, после того как умерла ее мать, также его бывшая возлюбленная. Всем на свете было известно, что эта девушка не его дочь, и, однако, у него хватило наглости навязать ей опекуна, причем против воли всей семьи!
Маркус бросил в сторону Регины косой взгляд:
— К счастью, мне известно достаточно тайн нашего принца, чтобы ему не пришло в голову попробовать проделать такое с Луизой. Именно поэтому он теперь пытается добраться до нее, используя вашего брата. А нам с вами хорошо известно, что ради карьеры красавчик Фоксмур сделает все, что угодно, — даже поможет завлечь Луизу в сети Принни.
Вспыхнув от возмущения, Регина отшатнулась в сторону.
— Вы думаете, что мой брат… что принц использует моего брата…
— Нет, — оборвал он, — я думаю, что это ваш брат использует мою сестру. По просьбе Принни, разумеется. Как верноподданный, герцог Фоксмур более чем счастлив угодить принцу — ведь в один прекрасный день тому предстоит стать королем.
В глазах Регины мелькнуло недоверие.
— Но почему Луиза никогда ни слова не говорила мне о ваших подозрениях?
— Потому что она ничего об этом не знает. Я ни разу не обмолвился о том интересе, который питает к ней Принни. Впрочем, и о планах вашего братца тоже. Не хотел причинять ей боль.
— А с чего вы решили, что я этого хочу?! Подозревай я, что мой брат замыслил что-то дурное, ноги бы моей тут не было. И потом… между нами нет тайн. Уверяю вас, если бы он хотел жениться исключительно ради выгоды, он бы так мне и сказал!
— Сомневаюсь, что ваш брат вообще думает о женитьбе. Поухаживать, вскружить девушке голову… Что ж, этого вполне достаточно, чтобы свести мою сестру с принцем. А потом…
— Да как вы смеете?! Вы же совсем его не знаете! Саймон не способен на такую низость, да еще по отношению к женщине! Использовать любовь совсем еще юной девушки ради каких-то политических интересов… чушь! — И тут лицо ее внезапно просветлело. — А кроме того, если бы это было все, чего он хотел, он бы рассказал ей о намерениях принца во время первого же танца. Но Луиза даже не упоминала об этом. Так что тут какая-то ошибка…
— Нет тут никакой ошибки! Не знаю, почему ваш брат ей ничего не сказал, но, уверяю вас, о любви тут и речи нет. А все эти разговоры о тайных свиданиях лишь для того, чтобы дать возможность Принни сблизиться с ней, сыграть на ее тщеславии и подорвать ее уважение ко мне.
— А вам не кажется, что Луиза имеет право знать о желании принца устроить ее будущее?
— Не кажется! — рявкнул Маркус. — Она еще слишком молода и невинна, чтобы блистать в свете, и к тому же понятия не имеет о том, как опасен Принни. С таким же успехом можно было швырнуть ее в море, кишащее акулами! — Шагнув к Регине, он понизил голос до едва слышного шепота. — И помоги вам Бог, если вы проговоритесь Луизе об этом, ясно?
— Я не сплетница, сэр! — вспыхнула Регина, и подбородок ее снова упрямо полез вверх. — И потом, у меня нет ни малейшего желания пересказывать ей весь этот бред о предполагаемом сговоре между его высочеством и моим братом.
Что ж, такая преданность брату вызывает невольное уважение… хотя он совершенно ее недостоин.
— Не верите мне — спросите самого Фоксмура, с чего ему вдруг вздумалось ухаживать за моей сестрой. Посмотрим, что он скажет.
Тень сомнения промелькнула в ее глазах. Но девушка тут же снова ринулась в атаку:
— А мне и нет нужды его спрашивать. Я хорошо знаю брата. Он вовсе не такой расчетливый дьявол, каким вы его считаете. — Она выразительно изогнула аристократически тонкую бровь. — Кстати, очень жаль, что вы так низко цените свою сестру. Она очаровательна. Любой мужчина был бы счастлив взять ее в жены.
— Луизу? Сестру пресловутого виконта Дракона, чья мать в свое время была не более добродетельна, чем Далила? — Вызывающе хмыкнув, Маркус облокотился о книжный шкаф. — Знаете, когда Луиза стала выезжать, я надеялся, что ей встретится какой-нибудь приятный молодой баронет или просто добродушный сквайр, не слишком щепетильный, которого не отпугнут ни ее деревенские манеры, ни я в качестве ближайшего родственника и который женится на ней, прельстившись ее миловидностью. И тут вдруг она имеет несчастье обратить на себя внимание великолепного герцога Фоксмура, богатого, как Крез, которого впереди ждет блестящее будущее. Так можно ли винить меня за излишнюю подозрительность?
— Уверяю вас, мой брат — всего лишь один из ее многочисленных поклонников.
Эти слова неожиданно привели его в ярость. Маркусу было обидно, что какой-то светской вертушке известно об успехах его сестры куда больше, чем ему самому.
— Так пусть они и ухлестывают за ней! А не ваш брат! Потому что, если честно, мысль об ухаживаниях вашего блистательного братца всегда была мне отвратительна! Голову даю на отсечение, что Принни так или иначе замешан в этой истории. Я просто нюхом чую, что тут не обошлось без него! И я не допущу…
— Если бы вы были знакомы с моим братом, вы бы с извинениями взяли назад ваши оскорбительные слова! — запальчиво бросила она.
Маркус рассмеялся резким, лающим смехом.
— Ни за что на свете, мадам! В отличие от этих ослов из парламента я не склонен развешивать уши, слушая нахального юнца с хорошо подвешенным языком!
Регина со свистом втянула в себя воздух. На щеках ее алели два пятна, грудь порывисто вздымалась. Помилуй Бог, в гневе она была еще соблазнительнее. Чего бы он сейчас не отдал, лишь бы почувствовать под собой это упругое, молодое тело, вдохнуть присущий только ей одной аромат и вместе с ней мгновенно сгореть в пламени страсти…
— Вы сами толкаете их на побег этим вашим идиотским отказом! — выпалила Регина.
Маркус, тряхнув головой, постарался отогнать непрошеные мысли.
— Очень сомневаюсь, что ваш брат думает о побеге. Но все равно спасибо за предупреждение. Теперь, когда я знаю, что у него на уме, я немедленно верну Луизу домой. Больше он ее не увидит.
— И ради того, чтобы спрятать ее от моего брата, вы готовы лишить ее возможности вообще выйти замуж?! — Глаза у нее от удивления чуть не вылезли из орбит.
Маркус пожал плечами:
— Ничего страшного — вернется на следующий сезон. А к тому времени она повзрослеет и сможет взглянуть на эту ситуацию другими глазами.
— Нет. Она возненавидит вас за ваше упрямство и уже не станет мучиться угрызениями совести из-за того, что обманывает вас. — Регина бросила на него испепеляющий взгляд. — Впрочем, может, вы собираетесь посадить ее под замок? У вас, кстати, тут нет подземной тюрьмы? Или хотя бы донжона
type="note" l:href="#FbAutId_6">[6]
?
— Не говорите глупостей! — прогремел виконт. — Как только Луиза вернется домой, я смогу убедить ее, что я прав…
— …или напугаете своим драконьим рыком до того, что бедная девочка сама решит сбежать. И предупреждаю вас, если Луиза постучится ко мне, я охотно предоставлю ей убежище.
— Будь все проклято! Если вы это сделаете… я… да я…
— Что? Публично вызовете меня на дуэль? Ославите в обществе? И как вы думаете, кому поверят: вам или мне и моему брату?
Маркус, тяжело дыша, стиснул кулаки. Да, у герцога много друзей в обществе. А у него самого только деньги да бешеный нрав.
И еще сводные братья…
— Ладно, ваша взяла… я не стану забирать ее до конца сезона, — неохотно кивнул он. — Но вы должны клятвенно пообещать, что на пушечный выстрел не подпустите к ней вашего брата.
— Что ж, тогда Саймон договорится с кем-то еще, помимо меня, — невозмутимо пожала плечами Регина. — И это может оказаться женщина, о которой вы понятия не имеете. А Луиза будет только рада ускользнуть из-под вашей опеки.
— Чума на вашу голову! — прорычал он. — Чего вы от меня добиваетесь? Вы не оставляете мне выбора! Я не хочу, чтобы Луиза убежала из дома. Но ваш брат не должен увиваться вокруг нее и завлекать мою сестру в сети Принни!
— Тогда попробуйте разобраться, что движет Саймоном. Маркус застыл, словно налетел лбом на каменную стену.
— Что вы имеете в виду?
— Пусть встречаются… но, так сказать, у вас на глазах. Почему бы вам, сэр, самому не появиться в обществе? Ведь тогда вы смогли бы собственными глазами увидеть, как обстоят дела. Но, понаблюдав их вместе, вы тут же откажетесь от своих нелепых подозрений, даю вам слово! А если даже нет, ведь тогда вы сможете лучше контролировать ситуацию, чем сидя здесь, в этом вашем медвежьем углу.
Вернуться в общество?! К грязным сплетням и перешептываниям за спиной? Маркуса передернуло от омерзения.
— Вы сами не понимаете, что мне предлагаете. Я ненавижу светское общество. А оно воздает мне сторицей.
— Это вы о той старой истории? Чушь! Все уже забыли о ней. Ну, посплетничают первое время, как же без этого. Но потом убедятся, как вы беспокоитесь за сестру, и это заставит замолчать даже самые злые языки.
Нет, эта девица точно сошла с ума, если считает, что все так просто! Но в одном она, несомненно, права — тогда ему будет легче приглядывать за Луизой.
— И никаких тайных свиданий у меня за спиной! Договорились?
— Считайте, что я дала вам слово. Дайте им всего месяц, и мой брат сможет доказать, что у него самые честные намерения.
Честные, как же! Да Фоксмур знать не знает, что означает это слово! Ну хорошо… а если Маркусу удастся доказать, что его подозрения имели под собой основания, найдется ли у сестры Фоксмура мужество осудить поведение брата?
Вряд ли… что брат, что сестра — одна порода! Однако же девчонка явно не глупа и понимает, что вмешательство Маркуса тут же расстроит замыслы ее братца. Вращаясь в обществе, он сможет вовремя помешать Фоксмуру привести в действие очередной злодейский план.
Маркус смерил ее надменным взглядом:
— Надеялись, что я откажусь, да? И тогда вы со своим братцем сможете наябедничать Луизе, как упрям и несправедлив я был, чтобы бедная девочка могла без угрызений совести ослушаться меня?
Регина захлопала глазами.
— Не говорите глупостей!
— А что, если подумать хорошенько, отличный план! Это вы сами придумали? Или вас надоумил ваш хитроумный братец?
Ее отливающие серебром глаза обожгли его гневным взглядом.
— Именно этим вы и занимаетесь тут весь день, сидя в своей норе, — воображаете всякие интриги, которые плетутся за вашей спиной, да? Жаль разочаровывать вас, сэр, но меня волнует только счастье моего брата и Луизы.
Естественно, он ни на минуту ей не поверил. Что ж, он докажет, что она лжет, даже если это убьет его.
— Хорошо, я принимаю ваш вызов. Я вернусь в Лондон и глаз не спущу с вашего брата и моей сестры. И ничто не сможет мне помешать: ни сплетни, ни досужие домыслы. Я готов на все, лишь бы заставить Луизу прислушаться к доводам разума.
— Это все, чего я хочу, — с подкупающей прямотой сказала она. — Чтобы вы дали им шанс.
— Но тогда вы, наверное, не станете возражать против одного небольшого условия?
На лице ее отразилось сомнение.
— Вот как?
Чем больше он думал об этом, тем сильнее ему нравилась эта мысль. Разглядывая ее с высоты своего роста, Маркус вкрадчиво улыбнулся:
— Похоже, в этом деле все шишки достанутся мне. По вашей просьбе я снова стану вращаться в обществе, сносить гнусное злословие и таскаться на рауты и балы, чего я терпеть не могу. И все, что я, возможно, получу взамен своих мучений, — это возможность избавить сестру от волокитства вашего брата. Что ж, отлично. Но раз уж мне придется мириться со сплетнями, так помогите и вы мне! Так и быть, я позволю Фоксмуру ухлестывать за Луизой, если… если вы разрешите мне поухаживать за вами.
Приоткрыв от изумления рот, Регина молча воззрилась на него.
«Попалась, леди Задавака!» — с мрачной иронией подумал Маркус.
Жестокая, но прекрасная дама смилостивится и снизойдет до презренного виконта Дракона? Никогда! Рисковать своей репутацией… своим положением в обществе? Ни за что на свете! Что ж, отлично, это ему только на руку!
Может, тогда Луиза поймет наконец, как пусты и суетны эти ее новые друзья.
Губы Регины внезапно раздвинулись в улыбке. Но в глазах, серых, как осеннее небо, по-прежнему стоял холод.
— А теперь, наверное, вы надеетесь, что откажусь я?
— Боже упаси! — насмешливо бросил Маркус. — Вы же принимаете так близко к сердцу интересы моей сестры. А ради счастья влюбленных можно вытерпеть все — даже мое общество!
— Согласна. Знать бы еще только, для чего вам вдруг это понадобилось.
Маркус невозмутимо пожал плечами:
— Хочу подсластить пилюлю, вот и все. Если уж мне придется бывать в обществе, так пусть рядом будет красивая женщина. — Он окинул девушку достаточно откровенным взглядом, словно раздевая ее. И удовлетворенно улыбнулся, заметив яркую краску смущения на ее щеках. — В таком месте, как лондонский свет, ваше общество даже может доставить удовольствие, знаете ли…
Глаза ее сузились.
— А вы не затеяли это только для того, чтобы позлить моего брата?
— Звучит заманчиво… но если честно, то нет. Просто пора и мне подыскивать себе жену. Так почему бы не начать поиски в высших кругах лондонского общества? — Собственно говоря, он брякнул первое, что пришло в голову. Но поскольку она все равно откажется, Маркус не испытывал ни малейших угрызений совести за свою ложь.
— Я польщена! — ледяным тоном протянула она.
— Ну, я же не прошу вас стать моей женой! Просто хочу, чтобы вы уделяли мне исключительное внимание — как ваш брат моей сестре. Подумайте сами — если светская дама, к тому же занимающая столь высокое положение, с безупречной репутацией, станет искать моего общества, это существенно облегчит мою жизнь.
Какое-то время она вглядывалась в его лицо, словно пытаясь понять, что у него на уме. Потом знакомым уже жестом вскинула подбородок:
— Хорошо. Я принимаю ваше предложение, сэр.
Улыбка Маркуса как будто разом полиняла. Она что — шутит?!
— Возможно, я не совсем ясно выразился, — заторопился он. Похоже, она не понимает, о чем речь. — Я не имел в виду тайное донжуанство. Так, я не стану приглашать вас покататься верхом где-нибудь за городом или отправиться в театр, в ложу, где нас ни одна живая душа не увидит вместе. Нет, вы должны открыто танцевать со мной на балах и кататься в моем экипаже по Роттен-Роу. Чтобы смягчить эффект от моего неожиданного появления в обществе, вам придется пообещать, что по крайней мере на два раута или бала из трех вы приедете вместе со мной.
В глазах Регины вспыхнул огонек.
— Надеюсь, это все? Или у вас есть еще что-нибудь в рукаве? Тогда предлагаю продлить наше соглашение на месяц. Вы позволите Саймону открыто ухаживать за Луизой, а я весь месяц буду делать вид, что у меня роман с вами.
— Решили, что я шучу, да?
— Нет. На шутника вы не очень-то похожи.
— Проклятие, говорю вам, я серьезно! — Но теперь Маркус уже и сам толком не знал, хватит ли у него сил пройти через это…
Впрочем… когда речь шла о Луизе, у него достанет мужества на что угодно. Конечно, его появление в обществе во время светского дебюта сестры не слишком желательно… но, черт возьми, если ее застанут тет-а-тет с распутным герцогом, репутация Луизы погибнет! Ну а решись Принни в своих сластолюбивых чаяниях перейти ему дорогу, что ж, тем хуже для него! Уж кому, как не Маркусу, известно, сколь легко его августейший папочка способен разрушить чью-то жизнь. Ну так Луизы ему не видать как своих ушей — он, Маркус, позаботится об этом!
А если Фоксмур вбил себе в голову использовать его сестру как ступеньку в своих честолюбивых планах, Маркус отплатит ему той же монетой. Он позаботится, чтобы его появление в свете рука об руку с леди Региной не прошло незамеченным. Она у него попляшет! Леди Воображала еще сама станет умолять своего братца оставить Луизу в покое!
— Итак, договорились, — кивнул он. — Саймон увивается вокруг Луизы, а я приударю за вами.
Надо отдать ей должное, она и ухом не повела.
— Я согласна.
— Очень хорошо. Насколько я знаю, завтра вечером в доме Айверсли состоится суаре — специально для того, чтобы дать возможность Луизе продемонстрировать обществу свои музыкальные таланты. Я заеду за вами в семь.
Маркус думал, что она начнет выкручиваться, но вместо этого леди Регина только высокомерно дернула плечиком.
— Очень хорошо, и Саймон тоже. Вообще говоря, его не пригласили, поскольку Айверсли по вашей просьбе стараются держать его подальше от Луизы. Ноя, хоть и получила приглашение, никуда не поеду, если он…
— Я позабочусь об этом прямо сейчас. — Маркус широкими шагами двинулся к столу и поспешно нацарапал какую-то записку. — Раз уж вы так любите ездить с визитами, загляните к леди Айверсли и передайте ей это. — Он протянул ей листок. — Читайте, не стесняйтесь! Может, тогда вы будете мне больше доверять.
В глазах Регины промелькнуло странное выражение, похожее на страх. И тут же пропало.
— Я вам верю.
— Тогда до завтра.
Он проводил ее вниз, от души надеясь, что она сообразит, что ее попросту выпроваживают. Раз уж ей удалось неприметно пробраться в дом, ее счастье, только вот ускользнуть незамеченной он ей не позволит!
— И еще одно, прежде чем я уйду, лорд Дрейкер, — с надменным видом бросила она к Маркусу через плечо. — К завтрашнему дню сбрейте, пожалуйста, бороду. В наше время они вышли из моды, — с изрядной долей ехидства в голосе добавила она.
Он смерил ее ледяным взглядом:
— Так же как и нахальные девицы. Впрочем, насколько я понимаю, вас это не волнует. Прощайте, мадам.
— Я просто решила, а вдруг вы не знае…
— До завтра! — непререкаемым тоном отрезал он.
Регина уже открыла было рот, собираясь что-то сказать. Потом молча захлопнула его, коротко хмыкнула и решительно направилась к двери.
Мелькнули белые муслиновые юбки, застучали каблучки, и она выпорхнула из комнаты. Маркус возмущенно засопел носом. Сбрить бороду! Как же! Интересно, а вдруг именно поэтому она и согласилась? Интересная мысль… решила, значит, что сможет водить его на коротком поводке? Как бы не так!
Что ж, если так, ее ждет немалый сюрприз. Он не из тех покорных, влюбленных марионеток, кто станет плясать под ее дудку. И он не позволит этой дерзкой особе, пусть она даже герцогская дочка, приказывать ему побриться!
Ему наплевать и на ее чарующую, кокетливую улыбку, и на нежную грудь, которая словно просит, чтобы ее коснулись губами, и…
Пот крупными каплями выступил у него на лбу, заставив Маркуса выругаться. Черт знает что! Нет, с этим он справится. Должен взять себя в руки. Просто нужно запретить себе думать о всяких пустяках, кроме цели, которая перед ним стоит. Да и потом, если даже он решится перевернуть всю свою жизнь ради прихоти этой капризной вертушки, — а он никогда такого не сделает, — то это, скорее, пойдет на пользу его планам. Чем больше он станет портить жизнь этой несносной леди, тем быстрее она уговорит своего братца оставить в покое Луизу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина



книга интересная. не пожалеете.
Загадочный виконт - Джеффрис Сабриналилия
8.01.2012, 15.19





Фуфло!!!
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаРигина
10.01.2012, 12.02





Читать легко, но автор почти треть книги посвятила эротико-постельным сценам, хотя без этой детализации роман никак не проиграл бы...Кроме того тягучие диалоги и растянутая интрига в один момент пропадают и все герои вдруг стают благоразумными и безупречными.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаItis
17.07.2012, 15.31





skuchnii roman! Ne ponravilsya!
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаAndreevna
12.05.2013, 13.44





Автор явно перемудрила. Какая там дислексия - банальная близорукость. Вся проблема - почему ребенка не показали врачу - что за диагнозы в семье герцога без осмотра? Ситуация надуманная. ГГ - такой ярый читатель должен лучше разбираться в людской породе и понимать возможные пути решения, а не вести себя как пещерный житель ничего ни о чм не ведающий. Все надуманно и за уши притянуто. Глупо делать потуги на некие исследования и решения социальных проблем в чтиве сего сорта. Для этого здесь слишком много постельного.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаKotyana
21.12.2013, 1.49





Этот роман еще раз доказывает, что все проблемы и комплексы родом из детства. Читайте, не подалеете.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаФиалка
21.10.2014, 8.36





Королевское братствоrn1.«В постели с принцем»rn2.«Загадочный виконт»rn3.«Ночь с принцем»
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.46





Не очень понравился роман. ГГня хорошая, а вот от рычания ГГя быстро устала. Ну не люблю я драконообразных мужланов. Перечитывать точно не стану. 1я и 3я книги понравились больше.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаСветлана П.
15.04.2015, 18.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100