Читать онлайн Загадочный виконт, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 62)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

Загадочный виконт

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Бойтесь западни, куда вы рискуете попасть благодаря хитроумию вашей питомицы.
Мисс Сайсели Тремейн. Идеальная компаньонка
К тому времени как часом позже они выехали из Каслмейна, Регина уже места себе не находила от страха.
— Маркус, прочти мне письмо! — взмолилась она. — Ведь знаешь же, что я сама не могу!
С той самой минуты, как муж сделал свое ошеломляющее заявление, он не сказал ей ни слова. Не обращая внимания на ее просьбы прочитать письмо, Маркус рявкнул, чтобы немедленно подали экипаж и уложили его саквояж — на тот случай, если обстоятельства сложатся так, что ему придется заночевать в Лондоне. Но когда Регина велела собрать и ее вещи, муж смерил ее мрачным взглядом. И опять-таки промолчал.
И вот теперь они наконец остались вдвоем. Карета, подпрыгивая на ухабах, стремительно неслась по дороге. Маркус с угрюмым видом молча смотрел в окно, в то время как Регина просто умирала от любопытства. — Маркус, прошу тебя… — Ты и без того знаешь, что в нем.
— Что ты хочешь этим сказать?
Он повернулся к ней. В глазах его сверкнул гнев.
— Ты ведь с самого начала знала, что задумал Фоксмур, разве нет?
— Нет!
— А как же тогда твои стоны насчет того, что тебе, мол, срочно нужно в Лондон, поскольку ты беспокоишься из-за Луизы? Ты знала, что он собирается натворить!
Регина с трудом проглотила застрявший в горле комок.
— Если честно, я боялась, что он может попытаться сделать что-то… увидеться с ней, например. Но мне и в голову бы не пришло, что он может решиться на похищение! Саймон никогда не был таким…
— Расчетливым? Не был готов пойти на все ради власти?
— Безрассудным, — поправила она. — Уму непостижимо, чего он этим добивался!
— Навсегда погубить ее репутацию! — прорычал Маркус. — Он собирался встретиться с ней на улице, среди бела дня, на глазах у всех усадить ее в свой экипаж! Будь он проклят!
— О нет! — простонала она. — Их кто-то видел?
— Слава Богу, нет. Но если бы не находчивость мисс Тремейн, которая, увидев, как Луиза чуть свет выскользнула из дома, последовала за ней, ему бы удалось ее увезти.
— Это я виновата. Если бы…
— И в чем же ты виновата? — Маркус, скрестив руки на груди, впился мрачным взглядом в лицо жены.
Регина в полном отчаянии подняла на него глаза. Придется признаться ему во всем. Лучше уж сделать это сейчас — до того как разъяренный Саймон решит опорочить ее в глазах мужа.
— Маркус, постарайся понять, — умоляюще пролепетала она. — Если бы я хоть на мгновение представила, что замыслит Саймон…
— Так почему это твоя вина? — ледяным тоном перебил Маркус.
Сердце у Регины упало.
— Потому что в ту ночь после бала в «Олмаке» Саймон признался мне, что намерен нарушить свое слово не видеться с Луизой. Поклялся, что так или иначе устроит ее свидание с его высочеством. Но я и подумать не могла, что у него хватит духу зайти так далеко…
Лицо Маркуса стало похожим на маску.
— Поэтому ты и не предупредила меня?
— Я надеялась, что Сайсели сможет этому помешать. И ведь ей это удалось, разве нет?
Он наклонился к ней. Глаза его горели.
— Репутация Луизы могла погибнуть навсегда! А ты не сочла нужным мне сказать!
Ладони у Регины вспотели.
— Да, я не осмелилась. Саймон пообещал, что если я это сделаю, если сообщу о его планах тебе или самой Луизе, он в отместку поклянется, что я с самого начала знала обо всем. — Глаза ее наполнились слезами. — Он угрожал сказать тебе, что я приехала в Каслмейн по его просьбе.
— А разве не так? — с едкой иронией спросил Маркус.
— Но ты же сам не веришь, что я участвовала в этом! Ты же не можешь думать, что я согласилась бы причинить зло Луизе!
На скулах Маркуса заходили желваки.
— Теперь я уже не знаю, чему верить!
— Но если я знала, тогда для чего я оставила с ней Сайсели?! Ведь она нужна мне самой!
Застывшее лицо Маркуса чуть заметно смягчилось.
— Ты должна была рассказать мне все. И об этих угрозах тоже. Тогда я был бы начеку.
— И ты бы поверил мне, а не ему? — Регина пожала плечами. — Прости, но Саймон был достаточно жесток, чтобы открыть мне глаза. Он сказал, что раз ты даже сейчас не веришь, что я буду верна тебе, как ты сможешь поверить, что я не лгала тебе с самого первого дня?
Хриплое проклятие сорвалось с его губ.
— Твой брат самый настоящий мерзавец!
— Возможно. Но он был прав. — Почувствовав на себе его взгляд, Регина со вздохом добавила: — И потом, даже если бы я все тебе рассказала, что бы ты сделал? Увез бы Луизу с собой? Медовый месяц втроем? Или вообще запер бы ее в Каслмейне?
— Запри я ее, — буркнул он в ответ, — глядишь, ничего бы не случилось!
— Конечно. Но вряд ли это помогло бы ей найти себе мужа. — Регина строптиво выпятила подбородок. — Я поступила так, как сочла правильным, — я велела Сайсели быть начеку и сделать все, чтобы помешать ему добраться до Луизы. И Сайсели поступила так, как я сказала.
— Но если бы Сайсели не удалось им воспрепятствовать, репутация Луизы была бы погублена…
— Знаю, знаю. — Регина тяжело вздохнула. — Я никогда себе этого не прощу. Но хотя все выглядит так, словно он намеренно устроил так, чтобы ее увидели, я, однако, не думаю, что он на самом деле хотел опорочить ее. Скорее всего речь шла всего лишь об одной встрече с принцем.
Маркус исподлобья бросил мрачный взгляд на жену:
— Похоже, ты не видишь в этом ничего страшного.
— Я не могу одобрить тот способ, которым он этого добивался. И ты это знаешь. Но если бы не твое упрямство, у Саймона не было бы нужды прибегать к подобным методам. Ты мог бы сам устроить встречу Луизы с его высочеством. И предоставить ей самой принять решение.
— Эта маленькая дурочка рискует своей репутацией ради твоего негодяя братца, а ты предлагаешь дать ей возможность самой определять свою судьбу или, что еще хуже, доверить ее вероломному регенту!
— Послушай, это глупо! Его высочество вовсе не такое чудовище, каким ты его считаешь!
— Да много ли тебе о нем известно? Ты видишь, как он мило воркует с дамами, смеешься над его остроумными шутками, восхищаешься его тонким вкусом, когда речь идет о музыке или о живописи. А темную сторону его души знаю лишь один я.
Регина похолодела — что-то в голосе Маркуса подсказывало ей, что речь идет о том, что ей неизвестно.
— О чем ты? — с дрожью в голосе спросила она. — Какая темная сторона?
— Его драгоценное высочество так преисполнен сознания важности собственной персоны, что в его глазах соблазнить замужнюю женщину ничто! И не важно, кто она — моя мать или мать Айверсли…
— Так лорд Айверсли тоже сын Принни?! — ахнула Регина. Сообразив, что проболтался, Маркус растерянно заморгал. Потом выругался:
— Черт побери! Я не имел права говорить тебе это. Регина молча хлопала глазами. Мысли у нее разбегались.
Так вот отчего они так дружны! И леди Айверсли… теперь понятно, почему она опекает Луизу. Святители небесные!
— А ты точно знаешь, что лорд Айверсли — его сын? — осторожно спросила она.
— Еще бы! Муж его матери был импотентом, а у нее за всю жизнь была одна-единственная связь. Догадываешься, с кем? — фыркнул Маркус. — Айверсли и сам так считает.
— Но у его матери могли быть еще любовники…
— Ни одного, если верить Айверсли. По его словам, она была полной противоположностью моей мамаши. — В голосе Маркуса появились металлические нотки. — Хотя добродетель женщины мало что стоит в глазах Принни, он готов затащить в постель любую, была бы юбка!
— Тут я с тобой согласна. И хорошо понимаю, что ты не можешь не презирать его. — Регина старательно выбирала слова. — Но многие мужчины ведут себя так же — взять того же мистера Бирна! Ты же нисколько не возражаешь, когда он болтает с Луизой! И тут же встаешь на дыбы, когда речь заходит о его высочестве.
— Проклятие! Да как ты не понимаешь, что лишь только принц доберется до Луизы, он сделает все, чтобы добиться своего! — прорычал Маркус. — Даже если ему придется запугивать ее! Или запереть в донжоне!
— Запереть в донжоне?! — Регина выразительно подняла брови. — Не говори глупостей, Маркус! Он никогда… — Но тут лицо Маркуса внезапно приняло такое выражение, что кровь застыла у нее в жилах. — Ты не… о нет! Только не говори мне, что тебя когда-то держали на цепи в донжоне Каслмейна!
Повисла тишина, прерываемая только грохотом копыт бешено мчавшихся лошадей. Маркус с каменным лицом молча смотрел на дорогу.
— Да. Однажды. Регина сдавленно ахнула.
— Из-за Принни?
Маркус повернулся к ней — глаза его горели бешеной ненавистью.
— Потому что он так приказал! Его надутому высочеству пришлось не по вкусу, что о нем думает его тринадцатилетний сын. И он решил проучить нахала.
— Ты осмелился сказать принцу, как ты к нему относишься?! — Регина решила, что ослышалась.
— Я назвал его сукиным сыном, недостойным носить корону своих предков.
— Господи помилуй! — пробормотала она, невольно подивившись мужеству тринадцатилетнего мальчишки.
— Я был в бешенстве, понимаешь? А чего еще ждать от мальчишки, который услышал, как его собственную мать называют уэльской шлюхой или августейшей подстилкой?! А меня в лицо обзывали ублюдком. Это было в школе… а потом я должен был возвращаться домой и притворяться, что верю, будто он просто друг семьи и все такое… — Хриплое проклятие сорвалось с его губ, и Маркус замолчал.
— Наверное, это было ужасно. — Регина попыталась представить себе, что должен был чувствовать затравленный мальчик, которому на каждом углу тыкали в нос его незаконным происхождением. — Странно… любой другой на твоем месте был бы польщен, узнав, что его отцом является принц.
— Сомневаюсь — особенно если бы этот «отец» имел обыкновение хлестать его по щекам за малейшую провинность. Сказать по правде, я ненавидел приезды Принни. Отец запирался в библиотеке, мать с утра до вечера флиртовала, а обо мне просто забывали, предоставив меня учителям, которым было велено на пушечный выстрел не подпускать меня к ее спальне. — Пальцы Маркуса сжались в кулаки. — К тому времени как я догадался, что все это значит, Принни уже женился на Каролине. И какое-то время не приезжал в Каслмейн. Я был счастлив — у меня появилась сестренка, а мать с отцом, казалось, наконец-то поладили. Я уже было поверил, что мы навсегда избавились от этого похотливого старого козла. А потом вернулся домой на каникулы и увидел его на обычном месте, возле матери. Мне было тогда тринадцать. И тогда я… — Маркус вполголоса выругался. — Тогда я потерял голову и назвал его подлым сукиным сыном…
— Я могу понять, что ты тогда чувствовал…
— Да? А вот принц не понял. — Голос Маркуса дрожал от едва сдерживаемой ярости. — Он потребовал, чтобы я извинился. Но я наотрез отказался. После этого он приказал запереть меня в донжоне на три дня.
— На три дня?! — Сердце у Регины оборвалось.
— Да. Он велел оставить меня там — наедине с крысами, с промозглым холодом, от которого ноют все кости, с темнотой, которую невозможно даже вообразить… — Маркус содрогнулся. — В тринадцать лет я был упрям, как сам дьявол, но такого не вынес бы даже взрослый, а я ведь был еще совсем ребенок. Короче, когда на третий день мать спустилась ко мне и потребовала извиниться, пригрозив оставить меня там, если я не соглашусь, я не выдержал… — Маркус скрипнул зубами. — Я заставил себя проглотить гордость. И пришел с повинной. — Его горящий ненавистью взгляд обратился на нее. — Но я никогда не простил ему этого. И не прощу. Я так и сказал ему, девять лет спустя. Бросил ему в лицо, что ненавижу его. Велел ему немедленно убираться из Каслмейна — вместе с моей матерью — и никогда не возвращаться. Чтобы ноги их не было в моем доме! Тогда-то я и получил удар раскаленной кочергой…
В его голосе была такая боль, что сердце у нее разрывалось.
— О, дорогой…
— Я рассказал тебе об этом не для того, чтобы ты меня жалела! — Гладко выбритая щека Маркуса задергалась. — Просто хотел, чтобы ты узнала наконец — он не тот человек, за которого ты его принимаешь. И я сделаю все, чтобы он и близко не подошел к Луизе! Все — ты меня слышишь?!
Регина молча кивнула. Она попыталась представить себе, как Принни — милый, обаятельный Принни — приказывает бросить в донжон тринадцатилетнего мальчишку…
Это было невероятно. Но ведь Маркус никогда не лгал ей. Вдруг в ее памяти всплыло, как он не хотел показывать ей донжон… вспомнился его гнев в тот день, когда она со смехом рассказала ему, что идет молва о красавицах, которых он держит там в цепях. Да, Маркус сказал ей правду. Но…
— А ты уверен, что это приказал именно принц? — осторожно спросила она. — Может, твоя мать…
— Моя мать была только игрушкой в его руках. Уверяю тебя, она бы не сделала ничего без его разрешения.
— А где же был виконт?
— В Лондоне. Именно поэтому Принни чувствовал себя в Каслмейне полновластным хозяином.
Регина, поколебавшись немного, все-таки решилась задать ему еще один вопрос, хотя заранее знала, что он ему не понравится.
— А ты сам слышал, как Принни велел запереть тебя в донжон? Своими ушами?
Маркус злобно фыркнул.
— Что же, он не заметил моего отсутствия?! И того, как я выглядел, когда Они притащили меня извиняться?!
Горло Регины сжала судорога. Ей мучительно было даже думать о том, что пришлось пережить несчастному ребенку, запертому в подвале, наедине с крысами… И не важно, кто отдал этот чудовищный приказ.
— Они морили тебя голодом?
— А им и не нужно было! — возразил он. — Оказаться там уже само по себе было ужасно. Нет, у меня была и постель, и еда, и даже отхожее место. Меня просто заперли там, вот и все. — Он обхватил себя за плечи, зябко поеживаясь, чтобы унять дрожь. — Ладно… в конце концов, это было давно. — Он обратил взгляд на нее, и Регине стало страшно. — Я рассказал тебе об этом только для того, чтобы ты поняла — этому человеку верить нельзя. Как и твоему брату.
— Уж Саймону-то точно, — вздохнула Регина. — И что ты теперь собираешься делать?
— Хочу услышать, что скажет Луиза. А уже потом буду решать.
— Пообещай мне, что не вызовешь Саймона на дуэль. Маркус поднял брови:
— Боишься за брата, да?
— Нет — за тебя! — крикнула она. Мысль о том, что он даже сейчас не понимает, насколько он дорог ей, ранила ее в самое сердце.
Лицо Маркуса немного смягчилось.
— Со мной ничего не случится.
— Если вы будете драться, я потеряю и мужа, и брата. Один из вас может быть убит, а другому придется бежать из страны. Я этого не переживу. И это убьет Луизу. Дай мне слово, что не вызовешь его.
Маркус чуть слышно выругался.
— Дай слово, Маркус!
— Ладно, ладно, обещаю! Но только потому, что, уехав, не смогу позаботиться о Луизе, — проворчал он.
Регина с болью в душе отметила, что Маркус ни словом не упомянул о том, что боится потерять жену. А что, если ему все равно? Или он так уверен, что она последует за ним, даже если ему придется бежать за границу?
Снова воцарилось молчание. В атмосфере ощутимо чувствовалось напряжение, и это было мучительно. Регина изнывала от желания утешить его. Каждый раз, когда она, украдкой взглянув на мужа, видела это, ставшее для нее родным, изуродованное лицо, ее сердце разрывалось от жалости и сочувствия. После нескольких дней замужества, когда он с такой исступленной, трепетной нежностью любил и ласкал ее, ей было нестерпимо думать о том, что она ему безразлична.
Она любила его.
Комок встал у нее в горле. Неуверенная в его чувствах, она была вынуждена молчать, но сердце ее рвалось к нему.
Да и как она могла не полюбить его — мужчину, в медовый месяц учившего ее читать? Готового на любое унижение, лишь бы быть с ней рядом? Так привязанного к сестре, что пожертвовал бы жизнью, лишь бы уберечь ее от позора?
Слезы заструились по лицу Регины. Да, она любила его. Только любовь могла заставить ее так страдать.
Украдкой смахнув слезы, она молча уставилась в окно, моля Бога о том, чтобы со временем он тоже смог ответить ей взаимностью. Чтобы нашел в себе силы простить ту роль, которую она невольно сыграла в планах ее брата. Если этого не случится, она не сможет больше жить.
Глава 22
Всегда оставайтесь верной интересам своей подопечной, и тогда она, выйдя замуж, с лихвой вознаградит вас за все.
Мисс Сайсели Тремейн. Идеальная компаньонка.
Дворецкий Айверсли провел их в гостиную, и Регина почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине. Атмосфера в доме напоминала ту, что обычно бывает на похоронах. Луиза сидела на софе, возле, словно часовые, застыли Сайсели и леди Айверсли. Сам лорд Айверсли стоял спиной к камину. Но если на лицах остальных были написаны сомнение и тревога, то сама Луиза явно пребывала в бунтарском настроении.
Не удостоив взглядом сестру, Маркус направился к лорду Айверсли. Его сводный брат. Теперь сходство между двумя мужчинами бросилось Регине в глаза — темные волосы, огромный рост, упрямый подбородок — возможно, Маркус был немного плотнее, но подбородок у братьев определенно похож… в точности как у принца.
Леди Айверсли перехватила ее взгляд, и в глазах ее вспыхнуло сомнение. Знает ли она, кто настоящий отец ее мужа? Наверняка, решила Регина. Иначе почему она так охотно согласилась взять Луизу под свое крылышко? И как тогда сказал граф о Маркусе? «Он практически член нашей семьи…»
Еще бы — конечно, они одна семья! Регина удивлялась: как это она раньше этого не заметила?
Увидев Маркуса, Алек поднял голову, и на щеках младшего брата вспыхнул румянец стыда.
— Дрейкер, мне очень жаль. Клянусь, я даже подумать не мог…
— Ты тут ни при чем. Ты и так сделал для нее больше, чем я надеялся. Но если девчонка ведет себя как полная дура, мог ли ты помешать ей?
— Как ты смеешь?! — взвилась Луиза. — Ты не понимаешь…
— Замолчи, Луиза! — резко бросила Регина. — Твой брат очень зол, и на твоем месте я бы сейчас не стала испытывать его терпение.
Все так же подчеркнуто не замечая сестру, Маркус повернулся к Сайсели, которая дергала Луизу за подол и шипела, чтобы та села.
— Мисс Тремейн, я бы хотел вам кое-что сказать. Сайсели смущенно заерзала на диване, вертя в руках носовой платок.
— Да, милорд?
— Во-первых, благодарю вас от лица жены и от себя, разумеется. И даю слово, что не останусь в долгу. А теперь расскажите мне, и очень подробно, что же все-таки произошло между моей сестрой и герцогом.
Сайсели бросила на Регину вопросительный взгляд. Та молча кивнула в ответ, и лицо Сайсели тут же просветлело.
— Простите, виконт, но я так до сих пор и не поняла, как же герцог Фоксмур умудрился сообщить Луизе о своих планах, иначе, клянусь, я бы не потерпела, чтобы дело зашло настолько далеко. Я перехватывала все письма, которые он ей посылал.
— Предательница! — злобно прошипела Луиза. Казалось, Маркус только сейчас заметил сестру.
— Прошу прощения, юная леди, не ослышался ли я? Кажется, вы только что нанесли оскорбление этой даме, женщине, намного старше вас и заслуживающей всяческого уважения? И к тому же родственнице моей жены! — В глазах его сверкнула молния.
У Луизы хватило ума, опустив глаза, тихо прошептать:
— Извините…
— Вот так-то лучше. И чтобы я больше этого не слышал! — Он снова повернулся к Сайсели: — Продолжайте, прошу вас.
С тревогой покосившись на Луизу, Сайсели неуверенно заговорила:
— К счастью, виконт, сон у меня чуткий. И просыпаюсь я на рассвете. Поэтому я и услышала, как Луиза выходит из своей комнаты. Боясь, как бы чего не случилось, я осторожно последовала за ней. Герцог ждал в карете у калитки сада, и Луиза была уже возле нее, когда я окликнула ее. И велела ей вернуться. Я пригрозила, что закричу на весь дом, если она не послушается. Саймон стал упрашивать ее не обращать на меня внимание и ехать с ним, но… — Она снова покосилась на Луизу. — Она поняла, что это бесполезно.
— Мы бы просто не успели добраться до Гретна-Грин, если бы она подняла на ноги весь дом, — угрюмо объяснила Луиза.
— До Гретна-Грин?! — рявкнул Маркус. — Маленькая дурочка! Неужели ты решила, что он собирается жениться на тебе?
Луиза побелела как полотно.
— Он так сказал.
— Будь он проклят! — выплюнула Регина. Она ушам своим не верила… как он мог так лгать?! И все лишь, чтобы добиться своего?! — Только мой брат мог быть таким бесстыдником!
— Скоро он будет мертвым наглецом! — прорычал Маркус.
— Нет! — бросилась к нему Луиза. — Ты не должен! Мы же не сделали ничего дурного! Мы просто хотели пожениться, а ты бы никогда не позволил этого!
— Ты же дала слово, что не будешь видеться с ним! Луиза низко опустила голову:
— Знаю… но… я же понимала, что ты и через два года не согласишься. И подумала, что если мы обвенчаемся, ты уже ничего не сможешь поделать…
— Зато сейчас еще могу. Иди собирай вещи, Луиза! Ты возвращаешься в Каслмейн вместе с нами.
— Но, Маркус, сезон ведь еще не закончился! — запротестовала Луиза.
— Для тебя он уже позади. И я очень сомневаюсь, будет ли у тебя другой!
Регина и леди Айверсли обменялись встревоженными взглядами. Обе знали Маркуса достаточно хорошо, чтобы предвидеть подобный шаг. И обе хорошо знали Луизу — и девушек вообще, — чтобы понимать, насколько это неразумно.
— Но ты же не можешь вот так взять и увезти меня! — зарыдала Луиза.
Маркус упрямо выпятил губу:
— Между прочим, я пока еще твой опекун! И могу поступать так, как сочту разумным! Нужно было увезти тебя сразу же, как только этот мерзавец принялся крутиться вокруг тебя! Но я надеялся, что у тебя хватит мозгов раскусить его!
— Он любит меня! — вспыхнув, возмутилась Луиза. — Я не верю тебе! Он любит меня — он сам так сказал!
Святители небесные, чем дальше, тем хуже, в полном отчаянии подумала Регина.
— Маркус, расскажи ей правду, — тихо сказала она. — Если он на это не решился, тогда сделай ты. Нельзя от нее скрывать.
— Будь я проклят, если что-то ей расскажу! — злобно буркнул он. — Не вмешивайся, Регина. Это не твоего ума дело.
Регина поморщилась, но предпочла не показывать мужу, как сильно его слова задели ее.
— Теперь уже моего.
— Что же ты не подумала об этом, когда скрыла от меня, что замышляет твой брат?
Супруги Айверсли, как по команде, изумленно воззрились на нее, и Регина вспыхнула:
— Маркус, прошу тебя! Может, обсудим это потом, наедине?
— Нечего тут обсуждать! — огрызнулся он. Эта его манера прятаться в свое логово сводила ее с ума. — Луиза, ступай собираться. И вы, мисс Тремейн, тоже, если еще не передумали ехать с нами.
Луиза открыла было рот, собираясь протестовать, но Маркус тут же железной рукой подавил бунт в зародыше.
— Живо! — рявкнул он таким голосом, что все вздрогнули.
Луиза пулей вылетела за дверь. За ней последовала и Сайсели.
Маркус, тяжело дыша, повернулся к брату:
— Прости, что причинил тебе и Кэтрин столько беспокойства. И не кори себя — твоей вины тут нет.
Лорд Айверсли наконец смог расправить плечи.
— Знаешь, твоя жена права. Ты просто обязан объяснить Луизе, что происходит. Иначе Принни не оставит свои попытки.
— И Саймон тоже, — ввернула Регина.
— О Фоксмуре я сам позабочусь, можете быть уверены. — Маркус бросил испепеляющий взгляд на жену. — И больше никакого заступничества, ты меня поняла?
Это было сказано так, что Регина моментально ощетинилась. Да как он смеет разговаривать с ней тем же самым тоном, что и с Луизой?!
— Я знаю только одно — ты сейчас не в состоянии рассуждать как нормальный человек, иначе тебе и в голову бы не пришло командовать мной, словно я малое дитя!
— Как ваш муж, я имею полное право приказывать вам, мадам! — прогремел Маркус. — И требую, чтобы вы повиновались! Иначе вы очень пожалеете!
Леди Айверсли вспыхнула:
— Маркус, по-моему, ты заходишь слишком далеко!
— Айверсли, попроси свою жену попридержать язык! — рявкнул Маркус.
— Как ты — свою? — насмешливо хмыкнул Айверсли. — Нет уж, слуга покорный! Тогда мне придется спать вполглаза! — Ухмыляясь, он предложил Кэтрин руку. — Пойдем, дорогая. Думаю, нам обоим лучше поскорее убраться с линии огня!
Леди Айверсли, метнув в сторону Маркуса убийственный взгляд и возмущенно фыркнув, величественно выплыла из комнаты. А у Регины стало тяжело на душе. Она вновь увидела перед собой прежнего Маркуса — грубого и невоздержанного на язык, которому было наплевать на то, что он может оскорбить чьи-то чувства, — словом, настоящего дракона, готового спалить огнем любого, кто осмелится встать у него на пути. Но если он думает, что она будет молча смотреть, как он оскорбляет тех, кто его любит, то он глубоко заблуждается.
— Маркус…
Он резко обернулся. Вид у него был взбешенный.
— Если ты надеешься утихомирить меня с помощью очередной уловки…
— Никакой надеждой я себя не тешу, — перебила она. — : Когда ты вот так рычишь, все бесполезно. Но если ты успокоишься и сможешь рассуждать здраво, то сам поймешь, что увезти Луизу в Каслмейн без объяснений, как какую-то вещь, было бы верхом глупости. Она заслуживает большего — хорошего мужа и положения в обществе. А запри ты ее сейчас в деревне, потом она обязательно отомстит.
— Пусть только попробует!
— Попробует — можешь не сомневаться. Да разве это разумно — увезти ее посреди сезона? Ты хотя бы представляешь себе, какие это вызовет сплетни? Пока скандал еще достаточно легко замять. Но ты сам своим нелепым поведением подольешь масла в огонь.
— А ты, значит, предлагаешь оставить ее в Лондоне? — возмутился он.
Регине сразу стало легче дышать. Слава Богу, кажется, ее дракон уже перестал плеваться огнем во все, что шевелится.
— Не одну — с нами. А если ты еще расскажешь ей все начистоту, то тогда, я уверена, Луиза будет вести себя безупречно. А уж после того, как я переговорю с Саймоном…
— Даже и не мечтай! — взорвался он. — Ни ты, ни я не должны больше иметь дело с этим негодяем! Ты поняла?
Господи, дай ей силы!
— Но ведь кто-то же должен сказать ему, чтобы он больше никогда…
— Я сам поговорю с Фоксмуром. Когда речь идет об этом человеке, ни тебе, ни Луизе верить нельзя… вы обе пляшете под его дудку! Так что предоставьте все мне. А вам обеим я запрещаю даже близко подходить к нему!
Кровь бросилась Регине в лицо.
— Правильно ли я поняла вас, милорд? Вы не разрешаете мне видеться с собственным братом?!
Ледяной тон, которым это было сказано, похоже, слегка остудил его пыл, но Маркус, упрямо набычившись, всем своим видом ясно показывал, что не намерен отступать.
— Именно!
— Никогда?
Лицо Маркуса стало каменным.
— У тебя в любом случае не будет ни единого шанса видеться с ним. Мы сегодня же вечером вернемся в Каслмейн. И Луиза тоже.
Регина стиснула зубы:
— Даже если после этого поползут разговоры о попытке похищения?! А ты подумал о том, что после этого она вряд ли решится показаться в обществе?
— Как я решил, так и будет. Мы не останемся в Лондоне, даже учитывая, что ты предпочитаешь вращаться в свете, а не прозябать в деревне с мужем.
— Это неправда! — возмутилась Регина.
— Неужели? Мы еще не успели приехать в Каслмейн, а ты только и твердила о возвращении в Лондон. Нет уж, можешь жаловаться, сколько душа пожелает, но я не стану потакать твоим — и Луизиным — капризам, как когда-то отец потворствовал моей матушке! Я не позволю, чтобы моя жена и сестра выбрали тот же путь…
— Что и твоя собственная мать? — перебила разбушевавшегося супруга Регина. — Значит, раз тебе не удалось помешать твоей матери нарушить супружеский долг и изменить мужу с Принни, ты собираешься теперь посадить нас с Луизой под замок, чтобы мы не сделали того же самого? Это так? — Чувствуя, что терпение ее на исходе, Регина шагнула к мужу. — Но Луиза не твоя мать! И я, слава Богу, тоже!
— Как же — так я и поверил! Да ты в точности такая же, как она. Только во сто раз красивее, соблазнительнее, во сто раз лучше…
— Проклятие, тогда почему ты мне не доверяешь?!
— Пойми, я не тебе не доверяю, а твоим чертовым поклонникам! Ты не только красивее и нежнее — ты еще гораздо уязвимее моей матери. А эта свора похотливых юных мерзавцев только и ждет момента, когда ты выйдешь из дома, — ведь теперь ты замужем и тебе не нужна компаньонка!
Сказать по правде, в свете того, что он только что рассказал ей о своей матери, она отчасти могла понять терзавшие его страхи. Но это вовсе не означало, что Регина собиралась и дальше терпеть это безобразие.
— Знаешь, дорогой, для супружеской измены как-никак нужны двое. И пока я храню верность одному тебе, не все ли равно, сколько их крутится вокруг меня?!
— Смотря о ком идет речь! Ты понятия не имеешь, моя дорогая, какие бывают мужчины…
— Знаешь, потратив целых два дня на то, чтобы научить меня читать детский букварь, ты, похоже, и впрямь вообразил, что я малое дитя! — возмущенно фыркнула Регина. — К твоему сведению, в мужчинах я разбираюсь получше тебя, дорогой! И прекрасно умею с ними управляться. Не забывай, что все последние годы я только тем и занималась, что отбивала атаки своих воздыхателей.
— А со мной у тебя ничего не вышло! — Его глаза торжествующе сверкнули. — Ты хотела поиграть с огнем, а в результате вышла за меня замуж.
— И что — ты хочешь, чтобы я теперь горько пожалела об этом? — Глаза Регины наполнились слезами. — Какой же ты глупец! Я стала твоей женой просто потому, что влюбилась в тебя! И это единственная причина, иначе я бы скорее умерла, чем вышла замуж.
Какое-то время Маркус молча хлопал глазами, не в силах шевельнуться от изумления, в которое его повергли ее слова. Потом взял ее руку в свои.
— Если ты любишь меня, то согласишься вернуться со мной в Каслмейн. И навсегда забудешь о Лондоне.
Регина отшатнулась, будто получила пощечину. Она думала, что он ответит ей любовью на любовь. А вместо этого он решил воспользоваться ее слабостью, чтобы держать ее в узде.
— Да как ты смеешь?! — Сдерживая злые слезы, она выдернула свою руку. — Я никогда не стану твоей пленницей! Твоей женой — да. Возлюбленной — с радостью. Но пленницей — никогда!
Гримаса бешенства исказила его лицо.
— Ты моя жена! — прорычал он. — Ты принадлежишь мне душой и телом. А я говорю, что мы возвращаемся в Каслмейн. У тебя есть выбор: либо ты повинуешься мне…
Регина отпрянула от него.
— Ни за что! — Она яростно затрясла головой. — Я не позволю тебе посадить меня под замок! Если ты сам не выдержал взаперти и трех дней, неужели ты рассчитываешь, что я проведу в твоей тюрьме всю жизнь?!
Маркус навис над ней, словно дракон, собирающийся растерзать свою жертву.
— Ты сделаешь, как я скажу!
— Ты дал слово, что я смогу вернуться в Лондон, когда захочу!
— Дал. А твой братец поклялся, что близко не подойдет к моей сестре! И не сдержал слово! Так почему бы, черт побери, и мне не нарушить мое?!
— Но ты дал слово мне, а не ему. Не могу же я отвечать за непорядочность своего братца! — вспылила Регина. — Но я надеялась, что ты сдержишь клятву.
— Так же, как ты — свою. Помнится, ты дала мне слово любить, уважать и повиноваться. Так что выбирай — или ты вернешься в Каслмейн вместе со мной и Луизой, либо… либо когда ты все-таки надумаешь это сделать, я запру дверь у тебя перед носом!
У нее за спиной кто-то сдавленно ахнул. Но Регина не услышала.
— Ты… что ты сделаешь?!
— Ноги твоей после этого не будет в Каслмейне, — повторил Маркус, однако несколько натянуто, как будто и сам понимал, что зашел слишком далеко, но стеснялся показать, что успел уже пожалеть о вырвавшихся у него словах.
Регина застыла, словно оглушенная громом. Впрочем, чему она удивляется? Точно так же он вышвырнул собственную мать, и не только из дома, но и из своей жизни. Почему она решила, что он сделает исключение для жены?
Только потому, что жена никогда не запирала его в донжоне и не била по лицу раскаленной кочергой? Да, жена любила его… но она пыталась оспорить его власть.
Еще слишком ошеломленная, чтобы говорить, Регина повернулась. И тупо уставилась на стоявших у двери Луизу и Сайсели. У них за спиной маячили лакеи с баулами.
Луиза, повернув пепельно-серое лицо к брату, взмолилась:
— Маркус, может, хватит этих глупостей?
— Ступай в карету, Луиза! — рявкнул он. — Мы уезжаем.
— Но, Маркус…
— Немедленно, я сказал!
Луиза, захлюпав носом, бросилась вниз. Сайсели, неловко переминаясь с ноги на ногу, проводила ее взглядом.
— Мисс Тремейн, — окликнул ее Маркус, — прошу вас напомнить вашей бывшей питомице, чего требует от нее супружеский долг.
Под его грозным взглядом Сайсели мгновенно съежилась и сразу словно стала меньше ростом.
— Регина, дорогая, — залепетала она, — почему бы тебе не сделать, как говорит твой муж?
— Спасибо за совет, — возмутилась Регина. — Может, тебе и нравится жить в тюрьме, а вот мне, представь себе, нет!
— Похоже, вам предстоит нелегкий выбор, мисс Тремейн, — вмешался Маркус. — Вы можете остаться с моей женой, но в этом случае двери Каслмейна будут закрыты и для вас. Причем навсегда. Или можете отправиться с нами в качестве компаньонки моей сестры. Надеюсь, вы примете мудрое решение.
Регина смерила его гневным взглядом:
— Как ты смеешь втягивать в нашу ссору мою кузину! Тем более после того, что она сделала для нас?! Чего ты добиваешься?
Он ответил жене взглядом, не менее сердитым, чем у нее.
— Хочу привести тебя в чувство, разве это не ясно? Вряд ли тебе удастся обойтись без ее помощи — ты не сможешь ни играть в карты, ни отвечать на приглашения, ни писать записки — короче, ты без нее как без рук!
Регина почувствовала, как к горлу подкатила тошнота. Маркус воспользовался ее слабостью… как это подло с его стороны!
— О-он знает, что ты не умеешь читать? — проблеяла Сайсели.
— Знает, — с горечью выплюнула Регина. — Сказал, что для него это не имеет значения. Соврал, очевидно.
Глаза Маркуса сверкнули.
— Какого дьявола, я сказал тебе правду! А сейчас я имел в виду только то, что если это и имеет значение, то лишь в глазах твоих так называемых друзей! Тех, которых ты предпочла мне.
— Нет, Маркус, ты ошибаешься — я выбрала не их, а свободу, — устало покачала головой Регина. Она не могла отвести от него взгляда — обезумевший упрямец! Лицо пылает гневом, а в глазах прячется страх. Стоит ей подчиниться, уехать с ним, и этому сумасшествию не будет конца. Но если она останется, если настоит на своем, сможет ли он простить ее?
Но она должна попытаться. Это ее сражение, битва за его душу, и она должна ее выиграть, чего бы ей это ни стоило.
— Ты всегда прятался у себя в норе, скрываясь от жизни, потому что она казалась тебе уродливой. Но у нее есть и свои прелести, а ты о них ничего не знаешь. Ну а я так не хочу. Решишь вернуться — я буду ждать тебя. Но я люблю тебя слишком сильно, чтобы позволить тебе посадить меня на цепь, даже если ты будешь сидеть рядом.
Повернувшись на каблуках, Регина вылетела из комнаты и направилась к лестнице, сама толком не зная, куда идет. Она была уверена в одном — останься она хоть на минуту, и сердце ее разорвется.
Она услышала, как муж бежит за ней.
— Поедем домой, Регина. Я приказываю тебе, наконец! Регина даже не обернулась.
— Проклятие, ты же моя жена!
Да, и он уже с лихвой успел отблагодарить ее за то, что она ею стала! Слезы застилали Регине глаза, и она беспомощно смахнула их ладонью.
Позади нее воцарилась тишина. Уже на самом верху лестницы Регина остановилась, гадая, куда пойти, чтобы выплакаться без помех. И тут она вдруг услышала снизу его гневный рык:
— Ну хорошо! Если хочешь остаться в Лондоне, черт с тобой! Но ты будешь тут одна!
Регина застыла. Слезы ее мгновенно высохли. Она услышала, как он шумно пронесся через холл, а вслед за этим — стук захлопнувшейся двери. Потом ее слуха коснулся грохот копыт по тротуару… он становился все тише, пока не затерялся среди уличного гула.
Только тогда она решилась обернуться. Без сил опустившись на пол, Регина беспомощно заплакала. Что, если она потеряла его навсегда?! Неужели он не вернется?
На лестнице послышались чьи-то торопливые шаги, захлопали двери, кто-то суетился вокруг нее, невнятно бормоча, а Регина все плакала, не в силах остановиться, не в состоянии даже заставить себя встать.
Внезапно чья-то рука обняла ее за плечи и ласковый, хорошо знакомый ей с детства голос прошептал на ухо:
— Тише, дорогая, не надо так плакать!
— Сайсели? — пробормотала Регина, сквозь мутную пелену слез различив встревоженное лицо кузины. — Ты… ты же уехала с ним?
— Кто — я?! Чушь! Мое место возле тебя, дорогая.
— А как же его угроза? Он сдержит свое слово, ты же знаешь. А я не могу обещать…
— Ш-ш-ш, милая, — пробормотала Сайсели, укачивая ее, как ребенка. — У тебя есть еще брат.
— Нет, — покачала головой Регина. — Это он во всем виноват! Я не хочу видеть его — никогда! — Комок застрял у нее в горле. — И потом, Маркус пообещал, что убьет его.
— Не убьет, об этом я позабочусь, — услышали они чей-то голос.
Регина, вскинув глаза, увидела стоявших рядом лорда Айверсли с женой. Лица их были полны искреннего сочувствия.
— Я немедленно пошлю записку вашему брату, — продолжал граф, — и напишу, что если ему дорога жизнь, пусть укроется в своем имении и не высовывает носа, пока Дрейкер не поостынет.
— Маркусу это не понравится. Да и я тоже не хочу вмешиваться между вами и вашим бра… — Регина вовремя прикусила язык. — И вашим другом, — поправилась она.
Расстроенное лицо графа немного смягчилось. Покосившись на Сайсели, он криво улыбнулся:
— Наша дружба выдержала и не такое. Но если придется выбирать между ссорой с Дрейкером и его смертью, которая будет на моей совести, я предпочитаю первое.
— Он одумается, — вмешалась леди Айверсли. И с улыбкой положила руку на плечо мужу. — Так всегда бывает, уж вы поверьте мне на слово.
— Мне бы вашу уверенность… — уныло пробормотала Регина.
— Он любит вас, даже не сомневайтесь, — поддержал жену лорд Айверсли. — Но некоторым мужчинам трудно сразу свыкнуться с этим. Кэтрин права — нужно дать ему несколько дней. Хотите, я с ним поговорю?
— Нет. Он сам должен решить, кто ему нужен — жена или рабыня-пленница. И он знает, что последнее — не для меня. — «Только чтобы понять это, ему понадобится куда больше, чем несколько дней», — добавила она про себя.
— А пока вы погостите у нас, — радушно предложила леди Айверсли.
— Мне не хочется вас стеснять. Кстати, есть еще и мой дом…
— Чушь! — тут же вмешался граф. — Вы с Сайсели останетесь у нас, и разговор окончен. — Регина открыла рот, чтобы возразить, но он поспешно добавил: — У вас же нет ключей, верно? А Дрейкер мог запретить своим слугам пустить вас — это вполне в его духе.
При одной только мысли о подобной подлости Регина рассвирепела так, что слезы ее тут же высохли.
— Да, — с горечью кивнула она. — С него станется. Мужчина, не постеснявшийся сделать попытку отнять у нее Сайсели, от которой она полностью зависела, запросто мог подложить ей и такую свинью.
Но Сайсели осталась с ней, и у Регины сразу стало легче на душе.
К тому же в голове у нее забрезжила пока еще неясная мысль…
С трудом проглотив комок в горле, она посмотрела сначала на кузину, потом перевела глаза на леди Айверсли. Кэтрин… выходит, она ее невестка. И она может ей довериться.
— Раз уж мне предстоит побыть тут несколько дней, может, вы попробуете научить меня читать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Загадочный виконт - Джеффрис Сабрина



книга интересная. не пожалеете.
Загадочный виконт - Джеффрис Сабриналилия
8.01.2012, 15.19





Фуфло!!!
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаРигина
10.01.2012, 12.02





Читать легко, но автор почти треть книги посвятила эротико-постельным сценам, хотя без этой детализации роман никак не проиграл бы...Кроме того тягучие диалоги и растянутая интрига в один момент пропадают и все герои вдруг стают благоразумными и безупречными.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаItis
17.07.2012, 15.31





skuchnii roman! Ne ponravilsya!
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаAndreevna
12.05.2013, 13.44





Автор явно перемудрила. Какая там дислексия - банальная близорукость. Вся проблема - почему ребенка не показали врачу - что за диагнозы в семье герцога без осмотра? Ситуация надуманная. ГГ - такой ярый читатель должен лучше разбираться в людской породе и понимать возможные пути решения, а не вести себя как пещерный житель ничего ни о чм не ведающий. Все надуманно и за уши притянуто. Глупо делать потуги на некие исследования и решения социальных проблем в чтиве сего сорта. Для этого здесь слишком много постельного.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаKotyana
21.12.2013, 1.49





Этот роман еще раз доказывает, что все проблемы и комплексы родом из детства. Читайте, не подалеете.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаФиалка
21.10.2014, 8.36





Королевское братствоrn1.«В постели с принцем»rn2.«Загадочный виконт»rn3.«Ночь с принцем»
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.46





Не очень понравился роман. ГГня хорошая, а вот от рычания ГГя быстро устала. Ну не люблю я драконообразных мужланов. Перечитывать точно не стану. 1я и 3я книги понравились больше.
Загадочный виконт - Джеффрис СабринаСветлана П.
15.04.2015, 18.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100