Читать онлайн В постели с принцем, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В постели с принцем - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В постели с принцем - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В постели с принцем - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

В постели с принцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Женщинасловно запертая шкатулка. Если вы хотите проникнуть в нее, то рискуете ее сломать. Мудрый мужчина находит ключ.
Аноним. Руководство для повесы
Воодушевленный своим триумфом, Алек наблюдал за тем, как Кэтрин уходит прочь, а блестящее шелковое платье при каждом движении красиво оттеняет каждый изгиб ее стройного тела. Это зрелище вызвало приток крови к вискам.
Сейчас Алек хотел не только жениться на этой девушке, но и уложить ее в постель. И как можно скорее.
Ему хотелось вкусить ее, ощущать в руках эту массу буйных волос. Уложить рядом и раздеть ее. Убедиться, что ее плоть под платьем столь же белоснежна и безупречна, как и кожа на шее и груди. А может, озорные веснушки, высыпавшие на очаровательном носике, добрались и до нежного животика и длинных ног…
«Осторожно, приятель, — мысленно приказал он себе, — помни основные правила — не позволяй забегать далеко в своих желаниях. Ты получишь ее достаточно скоро».
О да, он заполучит ее. Кэтрин, сама того не понимая, открыла Алеку секрет того, каким образом пленить ее. Под покровом благопристойности и здравомыслия таилась необузданная страсть, едва сдерживаемая увещеваниями Ловеласа и воспитанием.
Алек хорошо понимал, каково это — рваться на свободу из удушающих пут. Не в пример Ловеласу он хотел освободить Кэтрин от них, пуститься с ней во все тяжкие, когда они будут одни, и это будет ее освобождением. Алеку пришлось в свое время тренировать лошадей, и он знал, что нельзя дикую кобылу держать в путах слишком долго. Кэтрин надо взбрыкнуть, и он будет тем самым человеком, который отпустит ее на вольное пастбище.
Но это будет его пастбище, только его.
Довольно улыбнувшись, Алек вернулся в бальный зал. Возможно, он пригласит Кэтрин на танец.
Алек почувствовал, что кто-то оказался рядом, и, повернувшись, увидел Гэвина Берна, который держал в руке бокал шампанского и наблюдал за толпой. Алек удивленно вскинул бровь:
— Контролируете меня?
— Я хочу удостовериться, что Элеонора пригласила нашу маленькую наследницу, как обещала.
— Леди Дженнер была весьма полезна. — Даже более того.
Берн насмешливо хмыкнул:
— Должно быть, делала авансы? — Заметив удивление Алека, он добавил: — У меня нет иллюзий в отношении моей нынешней любовницы. Она чувственна, и я не возражаю, если она отдается страсти. Я ведь тоже не всегда ей верен.
— Наверно, это не должно удивлять меня, — сдержанно ответил Алек.
Берн засмеялся.
— Вероятно, ваша жизнь за рубежом не была столь бурной и беззаботной, как говорят люди?
Алек бросил на Берна взгляд:
— Почему вы так думаете?
— Я гляжу в корень. — Берн поболтал в бокале шампанское. — Я обнаружил, что мой младший брат гораздо более интересный человек, чем я полагал. Почему вы не рассказали нам, что вы тот самый Александр Блэк, который мог стоя скакать на лошади и прострелить сливу на расстоянии ста шагов?
Фыркнув, Алек отвел взгляд в сторону.
— Мускусную дыню. Поражаемая мною цель уменьшается при каждом пересказе. Скоро будут говорить, что я пробивал горчичное семя.
— Тем не менее это впечатляет.
— Всего лишь трюк, не более того.
— Да, но для лорда не совсем обычное дело. Вы этому научились за границей?
— Можно сказать, что так.
Однажды, когда дядя Алека увидел, как тот выполняет на скаку упражнение, которому научился у местных цыган, он приказал ему регулярно демонстрировать свое умение своим друзьям. Алек с готовностью согласился, предпочитая скачки другим обязанностям по дому.
Позже, в девятнадцатилетнем возрасте, он узнал, что его дядя говорил своим друзьям, якобы Алек — цыган-полукровка, и именно этим объясняется его умение обращаться с лошадьми и ссылка в Португалию. Из всех возможных придумок, на которые был способен дядя, эта, какой бы смешной ни казалась, была близка к истине.
В тот же день Алек ушел от дяди, и «отец» отказал ему в жалованье, чтобы принудить его вернуться в клетку, которую когда-то устроил для него. Но к тому времени Алек уже устал от клеток.
— Откуда вам известно о моих способностях? — спросил Алек.
— Я разговаривал с владельцем отеля «Стивене». Он говорит, что вы спасли ему жизнь, когда он был кавалеристом. Уверяет, что вы научили его, как он выразился, выделывать чудеса на коне.
— Он преувеличивает.
— Сомневаюсь, иначе он не предоставил бы вам бесплатно жилье. Кроме того, мне и раньше уже приходилось слышать о бесстрашном Александре Блэке. Вы стали легендой в кругу людей, помешанных на лошадях.
— Вы один из них?
— Кто, по вашему мнению, финансирует пари на скачках в Эпсоме? — Берн сделал глоток шампанского. — Это правда, что Уэллсли нанял вас обучать английских кавалеристов, после того как увидел, как вы тренируете португальских рекрутов?
Алек снисходительно пожал плечами:
— Мне доставляет удовольствие эта работа, к тому же это хороший способ добывать себе на пропитание.
— Вы могли бы воспользоваться своим титулом лорда.
— Вы имеете в виду то, что я мог бы использовать свой титул для получения кредита? Или пользоваться приглашениями для посещения замков, как мой отец? Нет, благодарю. Я предпочитаю работать с лошадьми. И мне хорошо платят.
Берн окинул взглядом Алека с ног до головы.
— Но, готов биться об заклад, не настолько хорошо, чтобы одеваться столь изысканно, как вы одеты сейчас.
— Должно быть, вы удивитесь, узнав, как легко графу получить кредит у лучшего портного, если никто не знает, что он разорен, — невесело улыбнулся Алек.
— Я думал, вы не хотите увеличивать свои долги.
— Я не могу в лохмотьях ухаживать за богатой наследницей, не правда ли?
— Это верно. — Берн отвел взгляд. — Направьте счета вашего портного мне.
Алек весь напружинился:
— Я говорил вам, что не хочу ваших денег.
— Я могу подождать, пока вы женитесь. Если это не займет слишком много времени.
Мороз пробежал у Алека по спине. Он скорее предпочел бы задолжать портному, чем своему хитроумному единокровному брату. С другой стороны, ему ни к чему было расширять круг лиц, которые требовали у него уплаты долгов.
— Хорошо, — коротко сказал он. — Я принимаю ваше щедрое предложение.
Берн засмеялся:
— Вы в самом деле это не любите?
— Просить? Одалживаться? Терпеть не могу!
Алеку претило также и то, что жильцы и арендаторы Эденмора ютились в коттеджах с протекающими крышами и разбитыми окнами, потому что его «отец» не смог их содержать в должном порядке. И что в конюшнях, в которых некогда содержались самые чистокровные лошади во всей Англии, сейчас прозябали две старые клячи да одна ломовая лошадь. И что леса на южной окраине имения настолько были разграблены браконьерами, что мальчишки не могли поймать там даже кролика…
Нет, он не должен быть сентиментальным. Его мать совершила ошибку, тоскуя о любви, которой ей не мог дать муж, а потом позволила принцу себя совратить… Алек не будет настолько глупым. Он понял правила, которые не смогла понять его мать, и будет играть по этим правилам. Но когда, Бог даст, он приведет имение в порядок, то пошлет общество ко всем чертям.
— Почему вы не сказали, что мисс Меривейл почти помолвлена?
Берн презрительно фыркнул:
— Об этом едва ли стоило упоминать. Свет ожидает сообщения об их помолвке уже несколько лет. Мужчина вряд ли всерьез заинтересован.
— Пожалуй, вы правы. — Алек скользнул взглядом в сторону Кэтрин. Должно быть, она уладила размолвку со своим поэтом и претендентом на руку, поскольку они в этот момент любезно беседовали с миссис Меривейл. — Похоже, он не испытывает слишком пылких чувств к девушке, и мне кажется, он не нуждается в деньгах.
— Едва ли. Он имеет по меньшей мере двадцать тысяч в год. Хотя я очень сомневаюсь, чтобы какой-нибудь мужчина воспротивился, если бы ему предложили сто тысяч фунтов.
Алек прищурился:
— Вы уверены, что так много? Мисс Меривейл ведет себя отнюдь не как богатая наследница, и леди Дженнер сказала, что сквайр оставил им всего лишь небольшое поместье.
— Даже Элеонора не знает, что мисс Меривейл унаследует состояние своего дедушки, после того как выйдет замуж.
— Вы не считаете, что миссис Меривейл стала бы кричать об этом со всех крыш?
Она связывает свои надеждыс Ловеласом. Зачем привлекать к себе охотников за состоянием?
Алек нахмурился:
— Стало быть, ее мать благоволит к Ловеласу?
— Лишь постольку поскольку. Поверьте мне, она будет приветствовать любого респектабельного джентльмена. Хотя я полагаю, что она предпочла бы состоятельного человека, которому не потребуется из состояния дочери денег больше той суммы, которую нужно выплатить по долгам сквайра.
— Особенно долг вам. Берн пожал плечами:
— Не моя вина, что Меривейл плохо играл в карты. Или что он не сумел прикоснуться к ожидаемому состоянию дочери и отдать мне долг.
— А поскольку Ловелас тянет с предложением, вы решили подстраховать себя, введя в игру меня.
Легкая улыбка тронула губы Берна.
— Не помешает иметь вас двоих на поле боя. Даже если вы не завоюете ее, вы можете подтолкнуть Сидни на то, чтобы он сделал предложение. Результат для меня одинаков: мисс Меривейл получит наследство, ее цепкая мать отдаст мне пять тысяч, и все счастливы.
— Другими словами, — отчеканил Алек, — вам без разницы, завоюю ли я мисс Меривейл, поскольку вы получите свои деньги.
Берн небрежно смахнул лепесток черешни со своего сюртука.
— Если вам не нравится подобное соперничество, только скажите — и я найду другую богатую наследницу.
— Нет! — ответил Алек и сам удивился тому, с какой поспешностью он это сделал. — Нет, я хочу эту. Но мне не нравится, что мной манипулируют. Вы намерены свести Ловеласа и меня друг против друга, коварный брат мой!
— Коварный? Но ведь не я женюсь на деньгах и скрываю этот факт от очаровательной мисс Меривейл, разве не так?
Алек сверкнул глазами:
— Зачем говорить ей сейчас и тем самым все разрушить?
— Потому что в конце концов все выяснится. А когда мисс Меривейл узнает, что ее провели и она вместо своего возлюбленного поэта получила безденежного графа, имение которого лежит в руинах, произойдет нечто страшное.
— Если я не предотвращу это! — парировал Алек. — У нее не будет причин жаловаться на брак. — Он поступит с ней определенно лучше, чем поступил старый граф с его матерью. — Я знаю, как сделать женщину счастливой.
— Благодаря тем похождениям, которым вы предавались за границей.
Алек проигнорировал сарказм Берна.
— Хотя в военных лагерях для этого мало возможностей, у меня было несколько женщин. — Обычная проститутка, переезжающая с воинской частью, скучающая офицерская жена и, в течение короткого времени, португальская любовница.
— Вы намерены рассказать мисс Меривейл, чем на самом деле занимались за границей?
— И объяснить, почему наследник графа вынужден был кормить себя сам? Не думаю. Она должна принять меня за мои собственные заслуги.
— Это требует многого. — Берн бросил на Алека пронзительный взгляд. — В особенности если рядом Ловелас, утонченный джентльмен, с которым надо соперничать. А если она любит его…
— Она не любит. — «Иначе она никогда не целовалась бы со мной с таким энтузиазмом». — Можете насмешничать по поводу моих шансов сколько угодно, но уверяю вас: я украду девчонку у Ловеласа раньше, чем он поймет, что произошло. — Алек окинул взглядом зал. — А сейчас извините меня, я должен найти кого-то, кто официально представит меня будущей жене.
Сейчас нужно придерживаться правил, по крайней мере до тех пор, пока он снова не останется с Кэтрин наедине.
Кэтрин могла испытать облегчение. Сидни простил ей «взрыв», как он назвал ее поступок, и снова вернулся к своему обычному стилю общения.
Жаль, что она не могла поступить так же. Ее мысли постоянно возвращались к поцелую лорда Айверсли — удивительно нежному, затем жаркому, затем…
О, почему она не может этого забыть? Это был интересный опыт, только и всего. Она познакомилась с привкусом страсти, и этого достаточно. Она выходит замуж за Сидни.
— Не посетить ли нам игорный зал, дорогая? — спросил Сидни, предлагая Кэтрин руку, как и положено идеальному джентльмену, каковым он был всегда.
Не то что какой-то граф, который притиснул ее к мраморным перилам и давал волю своим губам, рукам и… Долой мысли о нем.
— Да, это было бы чудесно.
— Вовсе нет, — вмешалась мать Кэтрин. — Весьма любезно, сэр Сидни, с вашей стороны уделять Кэтрин так много внимания, но вы должны позволить ей беседовать с другими ее поклонниками. Ведь вы не обручены.
Сидни недовольно поморщился, а Кэтрин готова была провалиться сквозь пол. Мама была деликатна, как кувалда.
— Ты ведь знаешь, мама, что у меня нет других поклонников.
— Вздор! — возразила миссис Меривейл. — Этот славный мистер Джексон недавно спрашивал о тебе. И еще мне сказали, что граф Айверсли наблюдал за тобой, хотя я и не знаю, что он собой представляет. Покажи, где он, чтобы я могла тебя представить…
— Мама! — всполошилась Кэтрин, а лицо Сидни покрылось красными пятнами. — У меня нет ни малейшего желания знакомиться с лордом Айверсли. Ты знаешь, что о нем говорят.
— Я знаю, что леди Дженнер говорит, будто его доход составляет…
— Сидни, — перебила ее Кэтрин, — будь любезен, принеси мне пунша. У меня пересохло в горле после танца.
Ловелас отпустил локоть Кэтрин и, как полагается истинному джентльмену, поклонился.
— Я буду счастлив принести тебе все, чего ты пожелаешь. — Сидни, к ужасу Кэтрин, схватил ее за руку и запечатлел на ней поцелуй. Когда он выпрямился, на его лице играла слабая улыбка. — Я считаю минуты, когда мы врозь.
Сидни бросился в сторону буфетной комнаты; потрясенная Кэтрин смотрела ему вслед. Неужели он поцеловал ей руку? Неужели Сидни начинает понимать, до какой степени он был невнимателен к ней?
— Весьма красиво и элегантно выполнено. — Миссис Меривейл также проводила баронета взглядом, пока он не скрылся в дверях, украшенных цветущей черешней. — Означает ли это, что сэр Сидни наконец-то…
— Не строй иллюзий, мама. Сидни не вполне… готов обсуждать вопросы женитьбы. Однако, как только его мама почувствует себя лучше…
— Его мать, как же! Пора тебе расстаться с мечтой о сэре Сидни и поискать кого-нибудь другого. Ты не так молода, чтобы терять целые годы в ожидании, когда он наконец решится. Так что дай шанс кому-нибудь другому. Если ты не можешь заставить сэра Сидни сделать это, значит, он не годится для твоей цели.
— Ты имеешь в виду — для твоей цели. Миссис Меривейл неопределенно пожала плечами.
— Твоей… моей… Это все одно. Семейной! — Она понизила голос до шепота. — Я ведь хочу лишь добра для всех нас, дорогая дочка. Твой брат просто обязан посещать Итон, а твои сестры — проводить каждый сезон в городе до тех пор, пока не выйдут замуж…
— Я так и не вышла, — заметила Кэтрин.
— Потому что ты имеешь дело с Сидни. И у нас нет денег более чем еще на один сезон.
Все верно. И папа не хотел, чтобы его жена и дочь находились в городе, когда он вел себя как холостяк.
Нельзя сказать, что Кэтрин сильно против этого возражала. Ее вполне устраивала тихая спокойная жизнь в Корнуолле. А когда она уставала от ухаживаний за сестрами и переделкой платьев в целях экономии, у нее был Сидни, с которым она говорила о поэзии.
Правда, он слишком труслив, чтобы противостоять своей матери.
Дьявол бы побрал этого графа Айверсли с его критикой и коварными репликами. Не говоря уж о его неуместных, неразумных и — следует признать — волнующих поцелуях, которые внесли смятение в ее душу и ослабили надежду связать свою будущую жизнь с Сидни. До этого даже критические замечания мамы не могли достигнуть такого эффекта.
— Выпрямись, Кэтрин, — зашипела миссис Меривейл. — К нам направляется хозяйка. Мы счастливы, что она пригласила нас. Все лучшие люди стремятся посетить ее вечера и…
Пока мама продолжала жужжать над ухом, Кэтрин бросила тоскливый взгляд в ту сторону, куда удалился Сидни. Если бы он пришел поскорее, она могла бы избежать спектакля, когда мама станет лизать леди Дженнер ботинки… то бишь танцевальные туфли.
— О Господи, но с ней этот приятель, который выглядит таким нелюбезным…
— Какой приятель? — Кэтрин проследила за взглядом матери и увидела, что хозяйка приближается вместе с лордом Айверсли. О Боже, только не с ним!
— Я не знаю, почему она так любезна с этим человеком, — продолжила свои размышления вслух миссис Меривейл. — Вероятно, он ее любовник, какой-нибудь дурно воспитанный армейский офицер. Хотя они обычно носят форму…
Кэтрин не могла себе представить лорда Айверсли в армейской форме. Он виделся ей в халате, с сигарой и бокалом бренди. Как на одном из рисунков скандальной папиной книжки, в которой мужчина развлекал женщину сомнительной морали.
Женщину такого сорта, которая позволила ему дважды поцеловать ее на галерее.
Сердце Кэтрин гулко застучало. Наверно, граф Айверсли все же не предаст это гласности?
— Ты не должна танцевать с ним, даже если он попросит, — проговорила вполголоса мама. — Право, я не понимаю, зачем леди Дженнер ведет его сюда.
— Мама…
— Тсс, дай мне уладить это. — Миссис Меривейл улыбнулась леди Дженнер и графу, когда те подошли ближе. — Добрый вечер, миледи. Я только что говорила с дочерью о том, насколько великолепен ваш бал. В особенности эти цветущие ветки черешни, которые можно видеть повсюду. Эти цветы…
— Благодарю вас, — холодно перебила ее леди Дженнер. — Я рада, что вам понравилось.
— Я всегда говорила, что наилучшее место для танцев — это лондонские балы, — нервно залепетала миссис Меривейл. — Здесь самая лучшая музыка, самый лучший танцевальный зал и самые безупречные леди и джентльмены. Разве я тебе не говорила это, дорогая? — Она не сделала ни малейшей паузы для возможного ответа Кэтрин, поскольку в этом совершенно не нуждалась. — У нас есть все возможности танцевать в Хитс-Энде, но на деревенских балах все совсем иначе: там наряду с аристократами много лавочников и фермеров. — Миссис Меривейл бросила на лорда Айверсли презрительный взгляд. — Хотя я полагаю, что даже в Лондоне можно всегда избежать общения с людьми сомнительного сорта.
Миссис Меривейл сделала паузу, чтобы перевести дыхание, и этим воспользовалась леди Дженнер.
— Лорд Айверсли попросил представить его вам и вашей дочери, и я была счастлива оказать ему эту услугу.
— Л-лорд Айверсли? — с ошеломленным видом переспросила миссис Меривейл. — Вы лорд Айверсли?
— Как вы слышали, — не без иронии ответил Алек и, изысканно поклонившись, добавил: — Весьма рад познакомиться с вами, мадам.
На сей раз миссис Меривейл нашла в себе силы последовать правилу этикета. Однако когда Кэтрин, сделав низкий книксен, взглянула на графа, то поняла, что опасность пока не миновала. Не приходилось сомневаться, что в этих неземного цвета голубых глазах сверкают лукавые искорки. О нет! Он не должен предать гласности…
— Рад наконец-то познакомиться с вами, мисс Меривейл.
Кэтрин наградила графа игривой улыбкой:
— Я столько слышала о вас, что у меня такое ощущение, будто я знаю вас давно, милорд.
Лорд Айверсли удивленно вскинул бровь:
— Надеюсь, ничего плохого.
— Не более того, что говорят о молодом мужчине, который возвращается в Англию после путешествия по заграницам.
— Надеюсь, вы не хотите сказать «после легкомысленных заграничных курбетов»?
Кэтрин растерянно заморгала. Зачем она ведет себя столь глупо и дразнит графа?
Миссис Меривейл нервно хихикнула:
— Курбеты, говорите? Ваши bonmottes свидетельствуют о вашем остроумии.
— Bonmots, мама, — еле слышно проговорила Кэтрин, поправляя мать.
— Нет, ваша мама права, — спокойным тоном произнес граф. — Я в самом деле глуп, как комок земли. Я не должен думать, что вы верите сплетням обо мне.
Кэтрин смутилась.
— Я не знаю, какую сплетню вы имеете в виду, милорд.
— В самом деле? — Граф лукаво блеснул глазами. — Но вы только что сказали…
— Я сказала лишь, что о вас все говорят. Однако я… гм… не прислушиваюсь к сплетням. Или по крайней мере стараюсь их не слушать.
— Стало быть, вы достойны уважения зато, что занимаетесь своим делом. Боюсь, что я не таков. Если люди настолько неосторожны, что говорят там, где я могу их слышать, то я слушаю. И сегодня я услышал множество интересных вещей.
Что ж, Кэтрин заслужила это.
Ухмыльнувшись с видом человека, выигравшего очко, Айверсли добавил:
— Но я совсем забыл, зачем пришел. Я шел сюда с надеждой на то, что вы удостоите меня чести и согласитесь подарить следующий танец.
— Прошу прощения, приятель, но мисс Меривейл обещала его мне, — раздался позади чей-то голос.
Обернувшись, Кэтрин увидела Сидни — тот с негодованием смотрел на лорда Айверсли, держа в руках по бокалу с пуншем. Дело принимало нешуточный оборот.
— Прошу прощения, сэр Сидни, — вмешалась миссис Меривейл, — боюсь, что вы несколько перепутали. Кэтрин уже станцевала один танец с вами, и я знаю, что она согласилась отдать вам последний танец перед ужином. — Торжествующая улыбка матери действовала Кэтрин на нервы. — Будет весьма неприлично вам с Кэтрин танцевать больше чем два танца. Что могут подумать люди? Ведь вы даже не помолвлены.
Казалось, Сидни вот-вот хватит апоплексический удар. Лорд Айверсли в это время старался спрятать улыбку. Кэтрин не могла определиться, кого больше ей хотелось задушить: леди Дженнер за то, что та привела лорда Айверсли, Сидни за его ложь или маму за то, что она уличила его во лжи.
Кэтрин выплеснула свой гнев на графа:
— Сожалею, милорд, но я в настоящий момент не настроена танцевать.
Леди никогда не должна отказывать джентльмену в танце. Это определенно оскорбит его. Но не тут-то было. Казалось, графа это лишь позабавило.
— Какая жалость! Я хотел рассказать вам весьма интересную сплетню, которую подслушал. Но если вы хотите, чтобы мы обсудили ее с вашей мамой и сэром Сидни, мы можем пропустить этот танец.
Конечно же, граф блефовал. Если он расскажет о том, что они делали на галерее, это выставит его в столь же неприглядном свете, как и ее, Кэтрин.
Для Айверсли не существует правила, которое бы он не нарушил.
Кэтрин может так никогда и не узнать конец той истории, если откажет ему.
— Ну, если вы ставите вопрос таким образом, разве могу я воспротивиться?
Не обращая внимания на обиженное лицо Сидни, а заодно и на внезапно появившуюся солнечную улыбку мамы, Кэтрин взяла графа под руку и последовала с ним на танцевальную площадку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В постели с принцем - Джеффрис Сабрина



Изумительный, прекрасно продуманный роман! Читается на одном дыхании
В постели с принцем - Джеффрис СабринаОльга
16.06.2012, 2.19





Мне понравился. Рекомендую
В постели с принцем - Джеффрис СабринаОльга
6.03.2014, 3.11





Королевское братствоrn1.«В постели с принцем»rn2.«Загадочный виконт»rn3.«Ночь с принцем»
В постели с принцем - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100