Читать онлайн В постели с принцем, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В постели с принцем - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В постели с принцем - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В постели с принцем - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

В постели с принцем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Постарайтесь не производить незаконнорожденных детей; они будут долго вас преследовать после того, как удовольствие от вашего распутства без следа исчезло.
Аноним. Руководство для повесы
Лондон, 1813 год
Они опаздывали.
Поднеся поближе к лампе подаренные Веллингтоном карманные часы, Александр Блэк посмотрел на циферблат. Проклятие! Уже на двадцать минут. Он потратился из своих скудных средств на лучшее французское бренди, а эти люди все не появлялись.
Хорошо еще, что ему не пришлось платить за аренду отдельной столовой. Алек подошел к окну и вновь прислушался, не доносятся ли из конюшни долгожданные звуки, свидетельствующие о том, что приехали экипажи и лошадей устраивают на ночь. Однако ничего, кроме колокольчика сторожа, он не услышал.
Стук в дверь и последовавший за ним вопрос «Лорд Айверсли?» заставили Алека вздрогнуть.
Верно, он и в самом деле Айверсли. После того, как в течение многих лет был простым мистером Блэком. Теперь нужно привыкать к тому, что он снова стал лордом.
— Входите.
Мальчик-слуга открыл дверь, и Алек увидел за его спиной силуэт мужчины.
— Вас хочет видеть лорд Д-дрейкер, — запинаясь проговорил мальчишка и повернулся к человеку с массивной фигурой, который имел прозвище Дракон Дрейкер. — Это все, м-милорд?
Дрейкер устремил суровый взгляд на мальчишку. Казалось, этот могучий человек со всклокоченными волосами способен взглядом превратить камень в пыль.
— Исчезни! — рявкнул он, и парнишка опрометью бросился к лестнице. Дрейкер устало закатил глаза. — Они думают, что у меня на голове растут рога.
— В таком случае вам не следует на них рявкать, — сухо заметил Алек.
Гигант пронзил его взглядом темно-карих глаз:
— Мудрый человек предпочитает оставлять свое мнение при себе.
— Мудрый человек не стал бы приглашать вас сюда. Но я люблю рисковать.
— Я — нет.
Задержавшись на пороге, виконт настороженно оглядел комнату. Как и в любом отеле, популярном среди армейских офицеров, в номере стояли тяжелые дубовые кресла и стол, на ножках которого были вырезаны львиные головы.
Алек спрятал улыбку. Дрейкер должен был чувствовать себя здесь как дома.
— Так какова причина этой встречи? — спросил Дрейкер.
— Я объясню ее, когда появится мой второй гость. Дрейкер фыркнул, но в конце концов шагнул в комнату.
— Ему тоже отправили смешную записку с приглашением прийти сюда, если он хочет изменить свой образ жизни?
— Если вы сочли эту записку смешной, почему же тогда пришли?
— Не каждый день можно встретить незнакомого графа, который настолько безрассуден, что готов общаться с человеком моей репутации.
Алек не стал комментировать эти слова. Опустившись на стул, он жестом указал на другой:
— Располагайтесь поудобнее. Угощайтесь бренди, если пожелаете.
Едва Дрейкер расположился в кресле со стаканом, как в открытую дверь вошел высокий шатен. Бросив высокомерный взгляд на сидящих мужчин, он, не снимая белоснежной перчатки с руки, небрежно швырнул свернутый лист бумаги на стол.
— Полагаю, один из вас — автор этой необычной записки?
— Да, я Айверсли. — Алек поднялся. — Должно быть, вы владелец Блю-Суона.
Вошедший театрально поклонился:
— Гэвин Берн к вашим услугам.
Заметив, как напрягся Дрейкер, Алек показал жестом на пустые стулья.
— Благодарю за то, что пришли. Садитесь, где вам понравится…
— Садитесь на мое место. — Дрейкер резко поднялся и направился к двери. — Я ухожу.
«Похоже, мой план разваливался буквально на глазах», — подумал Алек.
— А в чем дело, сэр? — с расстановкой проговорил Берн. — У вас не хватает храбрости иметь со мной дело?
Дрейкер остановился и хмуро посмотрел на Берна:
— Не думаю, что хозяина дома интересует бизнес. Вероятно, вы слышали обо мне, так же как я слышал о вас. Меня зовут Дрейкер.
На лице Берна появилось выражение крайнего удивления. Он повернулся к Алеку:
— Что это — какое-то пари?
Гэвин подошел к открытому окну и выглянул на улицу:
— Где прячутся ваши друзья, чтобы понаблюдать за тем, как два пресловутых единокровных брата впервые встретятся друг с другом?
— Здесь нет никого, кроме нас, — ровным тоном проговорил Алек.
Берн отошел от окна.
— Ага. В таком случае вы рассчитываете на материальное вознаграждение? На возможность шантажа? Мне жаль вас разочаровывать, но в Лондоне буквально каждый знает о моей благородной родословной.
— И моей. — Дрейкер дотронулся пальцем до едва заметного шрама на подбородке. Его настоящий отец также не был женат на его матери. К счастью для Дрейкера, на ней женился другой мужчина, сделав его тем самым законнорожденным ребенком. — Вы затеяли сейчас совершенно никчемное дело. И если вы позволите…
— Похоже, грозный Дрейкер на поверку оказывается трусом, — оборвал его Алек. — Он боится провести несколько минут наедине с двумя единокровными братьями.
Дрейкер взорвался:
— А ну-ка, вы, черт бы вас побрал… — Он вдруг осекся, а затем прищурился и продолжил: — Как это понять — «с двумя единокровными братьями»?
— Несмотря на свою легитимность, я такой же внебрачный ребенок, как и вы оба. И что особенно важно, у нас один и тот же отец. — Чуть дрожащей рукой Алек поднял наполненный бокал. — Поздравляю вас, джентльмены. Вы обрели еще одного единокровного брата. И за принца Уэльского, произведшего на свет еще одного незаконнорожденного сына.
Алек выпил содержимое бокала, и в комнате воцарилась тишина — такая же густая, как лондонский туман. Некоторое время все трое молча смотрели друг на друга.
Наконец Дрейкер подошел к столу с таким грозным видом, что мог бы соперничать с рычащими львами, вырезанными на ножках стола.
— Это какая-то глупая шутка, Айверсли? В нашей семье никаких скандальных слухов на этот счет не было!
— Возможно, об этом никто не знал, — вступил в разговор Берн. — Но я склонен ему поверить.
Дрейкер повернул голову в сторону Берна:
— Почему?
— А зачем бы новоиспеченному графу распространять на эту тему ложь?
Алек облегченно вздохнул.
— Садитесь, джентльмены. Налейте себе бренди и выслушайте меня. Уверен, вы не пожалеете об этом.
Берн снисходительно пожал плечами:
— Очень хорошо. Я готов выпить чего-нибудь крепкого.
Он щедро плеснул себе бренди в бокал, опустился в кресло и выпил все до дна. Поколебавшись секунду, Дрейкер последовал его примеру.
Пока что все шло неплохо. Алек сел на свое место и вновь наполнил бокал. Мужчины молча разглядывали друг друга, пытаясь отыскать сходство.
Трудно было поверить, что они братья. Широкогрудый и мускулистый Дрейкер унаследовал крепкое телосложение Ганноверов, но без излишней полноты их родителя. Нестриженые каштановые волосы, косматая борода и костюм из тусклой фланели выдавали в нем человека, который сторонится общества и игнорирует общепринятые в нем правила.
Сидевший рядом Берн, похоже, явился сюда прямо из клуба преуспевающих джентльменов. Едва ли Алек мог позволить себе такой же белый шелковый жилет и черные бриджи из флорентина; впрочем, если не считать рубиновой булавки в галстуке, наряд Берна не выглядел броским.
Остроумие, умение хорошо играть в карты снискали ему известность в самых широких кругах. Его знали все, начиная от герцога Девоншира и заканчивая самым скромным официантом в клубе «Уайте».
— Такое признание объясняет некий странный слушок о вас. — Берн провел пальцем по ободку бокала. — Говорят, отец отправил вас в большое путешествие и вы там жили в свое удовольствие десять лет, даже после того, как похоронили мать.
Алек подавил в себе приступ гнева. Нуда, его «отец» наговорил о нем немало лжи. Этот старый черт и не мог рассказать людям правду.
— Однако вот что странно, — продолжил Берн. — Никто ни разу не рассказывал, что видел, как вы развлекались за границей. И я однажды встретил вашего… гм… отца, который, судя по всему, не относится к числу людей, способных долго терпеть невыполнение долга со стороны наследника. Не говоря уже о такой докуке, как война.
Алек допил бренди. Ему меньше всего хотелось рассказывать о подробностях своей жизни этим единокровным братьям, которых он едва знал, однако у него не было выбора.
— Когда я покинул Англию, войны не было. Мой отъезд совпал с периодом кратковременного Амьенского мира.
— И куда конкретно вы отправились? — грубовато спросил Дрейкер.
— В Португалию. Старый граф пожелал, чтоб я немного пожил у его сестры. — Ее португальский муж верил в эффективность строгих наказаний своенравного английского мальчишки. — Я провел там лишь несколько лет и ни тогда, ни позже не мог вернуться домой — отец запретил мне появляться в имении и общаться с матерью… — Алек почувствовал во рту привкус горечи. — Сообщение о ее смерти пришло лишь спустя несколько недель после похорон.
— Старый граф поступал так потому, что вы были внебрачным сыном принца Уэльского?
— Да, хотя в то время я этого не знал. — Алек сделал глоток из бокала. — Вскоре после смерти старого графа и моего возвращения в Англию я нашел письмо, которое спрятала мать и которое раскрыло мне правду. Очевидно, когда она зачала меня, мой «отец» не делил с ней ложе в течение нескольких месяцев. Но он предпочел признать меня своим сыном, чем открыть, что принц наставил ему рога. Он даже терпел мое присутствие в доме до тех пор, пока одна из моих шалостей в Харроу не вывела его из себя окончательно. И тогда он изгнал меня из Эденмора навсегда.
— Черт побери, что же это была за шалость? — спросил Берн.
Алек взболтал бренди, наблюдая, как свет от лампы играет внутри бокала.
— Я пытался добыть дорогую еду для себя и моих оболтусов-друзей, изображая некую весьма знаменитую персону. Однако, несмотря на мое некоторое сходство с этим человеком и надетые дополнительно одежды, я был слишком юн и худ, чтобы эта похожесть была убедительной.
— Не хотите ли вы сказать, что вы пытались изобразить… — начал Берн.
— О да. — Алек поднял на братьев печальный взгляд. — Весьма неразумно я избрал для этого человека, которого мне не следовало изображать. Графу это удовольствия не доставило.
Берн и Дрейкер растерянно заморгали, а затем рассмеялись.
— Боже, ирония заключается в том, что… — Дрейкер задыхался от смеха. — Ваш отец… Могу себе представить…
Смех зазвучал с новой силой, разряжая напряжение.
— Сейчас, после вашего рассказа, я вижу определенное сходство, — проговорил Берн, справившись наконец с приступами смеха. — У вас глаза принца.
— Но зачем вы нам рассказываете об этом? — спросил Дрейкер. — Разве вам настолько безразлично, если об этом кто-то узнает?
— Поверьте, у меня нет желания плодить дополнительные сплетни о себе и моей семье. Но дело в том, что мне нужна ваша помощь, — ответил Алек, и тут же возникшее было между мужчинами расположение снова улетучилось.
Глаза Берна вспыхнули холодным огнем.
— Деньги. Выдумаете склонить ваших богатеньких братьев к тому, чтобы они кредитовали вас, не так ли?
Алек посуровел:
— Я действительно нуждаюсь в деньгах, но не хочу их брать у вас.
Услышав, что Дрейкер презрительно фыркнул, Алек поднялся и в упор посмотрел на братьев:
— Узнав о своем родстве с принцем, я начал собирать информацию о других его побочных детях и выяснил, что мы единственные, кто не извлек выгоды от этого родства. — Алек кивнул в сторону Дрейкера: — Вы стали изгоем общества с того момента, как принца и вашу мать выгнали из имения в Каслмейне. — Алек повернулся к Берну: — Принц наотрез отказался признать ваше родство с ним. Вы обедаете вместе с герцогами в своем клубе, и они, обращаясь к вам, говорят «славный Берн», однако за вашей спиной называют вас «Берн-ублюдок, сын ирландской проститутки».
— Лишь в том случае, если они хотят лишиться языка, — грозно заметил Берн.
Алек неопределенно пожал плечами и продолжил:
— Как вы и предположили, я без денег. Граф промотал все состояние моей матери.
Перед самой смертью граф вложил деньги в рискованное предприятие и прогорел. Из-за его пристрастия к дорогостоящим шарлатанским снадобьям, способным излечить якобы мучившую его болезнь, он лишился и тех денег, которые не успел прибрать к рукам его вороватый управляющий. В результате Алек унаследовал находящееся в руинах поместье и полное отсутствие денег для его восстановления.
— Каждому из нас чего-то недостает. У меня нет денег. — Алек бросил взгляд на Берна: — У вас — легитимного имени. — Затем кивнул в сторону Дрейкера: — Вас не принимают в обществе.
— Какое дело Дрейкеру до общества? — возразил Берн. — Похоже, он вполне доволен тем, что занимается своими делами в Каслмейне.
— Я подозреваю, что его изгнание порой причиняет ему неудобства. — Хотя Дрейкер и нахмурился, Алек отметил про себя, что возражать он не стал. — Разве вы не являетесь опекуном дочери вашей матери, которую та родила виконту? И разве она не приближается к возрасту, когда ей нужно выходить замуж? Вы можете не переживать из-за себя, но, бьюсь об заклад, вы беспокоитесь о ней.
— Да, верно, — пробормотал Дрейкер, — моя сестра замучила меня этой сумасбродной идеей — организовать сезон для нее. Я говорю ей, что из этого ничего не получится. Кто оплатит расходы? И кроме того, после того как мать распространила обо мне столько лживых слухов, к Луизе будут относиться как к прокаженной.
— Но если вы не организуете для сестры сезон, — заметил Алек, — она быстро сбежит с первым встречным, кто выкажет к ней хоть немного чувства.
— Какое это может иметь отношение к делу? — резко спросил Дрейкер.
Алек пристально посмотрел на Берна:
— Если нужны лишь деньги и приглашения, то Берн знает нескольких лордов, которые… гм… обязаны ему, и это поможет уговорить их самих, а также их жен сделать то, о чем мы их попросим.
— Мы?— удивленно переспросил Берн.
— Да, мы. Благодаря нашему общему родителю мы были лишены преимуществ, которые имеют большинство нормальных семей, — дружбы, верности, бескорыстной помощи друг другу. Однако это не должно нас разуверить в успехе. — Воодушевленный тем, как внимательно его слушали, Алек продолжил: — Каждый из нас имеет то, в чем нуждается другой, поэтому я предлагаю создать союз. Мы будем действовать как одна семья — в конце концов, мы единокровные братья. Вместе мы способны изменить наши судьбы. Мы можем помочь друг другу обрести все то, что каждый из нас желает.
Берн вскинул бровь:
— Обратимся к тому, что желаете вы. Но если вы думаете, что я одолжу вам деньги в силу того, что мы все состоим в родстве с принцем…
— Я не хочу никаких кредитов от вас, — перебил Берна Алек. — Граф оставил меня в долгах по самые уши.
— Однако вы должны чего-то хотеть от нас. А поскольку мы определенно не относимся к числу любимцев принца, то вряд ли вы сможете питать надежду на то, что нам удастся получить от него деньги.
— Совершенно не рассчитываю на это, — ответил Алек. — Я вообще сомневаюсь, что принц знает о том, что я его сын, и я предпочел бы, чтобы так все и оставалось. К тому же у него нет такого количества денег, в которых я нуждаюсь.
Дрейкер прищурился:
— О какой сумме вы говорите?
— Чтобы привести Эденмор в достойный вид и отремонтировать дом, чтобы в нем можно было жить… — Алек сделал паузу. — Понадобится, грубо говоря, семьдесят пять тысяч фунтов. Возможно, и больше.
Дрейкер тихонько присвистнул.
— Вы совершенно правы: никто не даст взаймы такую сумму, — сказал Берн. — Я сомневаюсь даже в том, что вы сможете выиграть ее в карты.
— Если попытка занять деньги еще глубже затянет меня в трясину, то игра в карты просто похоронит, — заключил Алек и поставил свой бокал на стол. — Я тщательно все обдумал и пришел к выводу, что выход только один: я должен жениться на богатой наследнице.
— Вы не получите Луизу, если вы намекаете на это, — резко проговорил Дрейкер.
Алек закатил глаза.
— Упаси Бог, я не хочу в жены девчонку, только что покинувшую школьный класс. Я предпочел бы зрелую женщину, которая хорошо знает правила английского общества: делать то, что тебе нравится, если все шито-крыто. Не важно, что творится за закрытыми дверями, если ты хорошо ведешь себя на публике. Притворяйся, что это брак по любви, хотя все знают, что он заключен ради денег и положения.
— Звучит довольно цинично, — заметил Дрейкер.
— Тем не менее очень точно. Иначе почему вы избегаете общества и отсиживаетесь в своем имении в Хартфордшире? — Видя, что Дрейкер нахмурился, Алек добавил: — Я не осуждаю вас. Я пытался оставаться за границей, вместо того чтобы возвратиться сюда и требовать свою долю, когда достиг совершеннолетия. Именно по этой причине я потерял почти все. — Алек печально улыбнулся. — Я извлек урок. Ты должен играть по их правилам, по крайней мере на публике, если планируешь получить то, что хочешь. А я хочу восстановить Эденмор. Если для этого нужно охотиться за богатой невестой, как это делают другие безденежные лорды, то я стану это делать.
Дрейкер грустно покачал головой:
— Каждая наследница с такими деньгами вооружена до зубов против охотников за приданым. Если не она сама, так ее отец.
— Этот охотник за приданым — граф, — возразил Дрейкеру Берн. — Многие купцы с готовностью приплатили бы за то, чтобы их дочери сделались графинями.
— За такую сумму? — Алек подошел к камину и пошевелил кочергой тлевшие головешки. — Какой болван отдаст свою драгоценную дочь и еще семьдесят пять тысяч фунтов охотнику за приданым с репутацией человека, покинувшего семью в поисках удовольствий? Я не могу рассказать правду о своем времяпрепровождении за рубежом, не объясняя истинной причины моей разлуки с отцом.
Некоторое время Алек молча смотрел на пламя в камине.
— Однако одни лишь слухи не ухудшат мои шансы, если я скрою свою нужду во время ухаживания. Я планирую завладеть наследницей прежде, чем она узнает о моем финансовом положении. — Он не повторит ошибки, совершенной старым графом: тот сообщил своей нареченной о том, что женится на ней ради денег. Это привело лишь к неприятностям.
Отряхнув руки, Алек снова посмотрел на собеседников:
— Именно поэтому мне нужна ваша помощь. Я должен заполучить наследницу раньше, чем правда о моем финансовом положении достигнет Лондона. Беда в том, что я никого не знаю. До отъезда я был слишком юн, чтобы вращаться в обществе, а сейчас у меня мало времени для того, чтобы узнать, кто есть кто. — Алек обратил свой взор на Берна: — Вы вращаетесь в этих кругах, имеете дело с деньгами каждый день и могли бы дать мне необходимую информацию.
Видя, что Берн сохраняет каменное выражение лица, Дрейкер, откашлявшись, проговорил:
— Поскольку я пребываю вне общества половину своей жизни, то не могу представить себе, чем бы мог вам помочь.
Оторвав взгляд от Берна, Алек без обиняков ответил:
— Вы могли бы одолжить мне карету. Это не столь дорогая вещь, которую я мог бы получить в кредит.
— У вас даже кареты своей нет? — недоверчиво спросил Берн.
Лицо у Алека сделалось каменно-холодным. Господи, как не любит он это попрошайничество!
— Мой отец продал обе наши кареты вместе с городским домом в Лондоне, именно по этой причине я живу здесь, в отеле «Стивене». Я могу сохранить в тайне свое местожительство, но мое постоянное появление в наемном экипаже может вызвать подозрение. — Он устремил взгляд на Дрейкера: — И я подумал, что, поскольку вы…
— Поскольку я не появляюсь в обществе, — закончил Дрейкер, — то могу одолжить вам карету.
Алек коротко кивнул:
— Обещаю вам содержать ее в полном порядке.
Судя по всему, Дрейкера это все скорее забавляло, чем оскорбляло.
— И если вы еще пообещаете, что не будете запрягать в нее совершенно неподходящих кляч…
— Так вы поможете мне? — перебил Дрейкера Алек. — Вы присоединяетесь к тому союзу, который я предлагаю?
— Полагаю, что это не повредит, особенно если в результате моя надоедливая сестра заполучит приличного мужа. — Дрейкер многозначительно выгнул бровь. — А не охотника за приданым.
Алек невесело улыбнулся:
— Надеюсь, что родственники моей невесты не будут столь разборчивы.
— Я знаю одну, которая может вам подойти, — вступил в разговор Берн и, когда Алек повернулся в его сторону, пожал плечами. — Так говорят игроки.
Кровь застучала у Алека в ушах.
— Так вы присоединяетесь к нашему союзу?
— Королевское братство. — Берн нервно дернул щекой. — Это хорошо и полезно для вас и Дрейкера — в глазах закона вы легитимны. Но вы не сможете сделать меня легитимным или заставить принца проявить ко мне уважение, в котором он отказал мне и моей матери.
— Не сомневайтесь, мы поможем вам обрести кое-что из того, чего вы хотите. Обещаю, что вы извлечете из этого мероприятия не меньше нашего.
— Я намерен присоединиться, — коротко сказал Берн. — Кроме всего прочего, будет любопытно понаблюдать за тем, как вы преуспеете буквально под носом нашего достославного папочки.
Впервые за много недель в груди Алека затеплилась надежда.
— В таком случае решено? Соединим наши руки как братья с целью добиться всего того, чего мы желаем?
— Решено, — пробормотал Дрейкер.
— Решено. — Берн плеснул мужчинам бренди в бокалы и встал. — Это требует отдельного тоста. За славное братство незаконнорожденных детей и за их процветание!
Дрейкер и Алек тоже встали.
— И за принца — нашего королевского родителя. Да гореть ему в аду, — добавил Алек с мрачной улыбкой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В постели с принцем - Джеффрис Сабрина



Изумительный, прекрасно продуманный роман! Читается на одном дыхании
В постели с принцем - Джеффрис СабринаОльга
16.06.2012, 2.19





Мне понравился. Рекомендую
В постели с принцем - Джеффрис СабринаОльга
6.03.2014, 3.11





Королевское братствоrn1.«В постели с принцем»rn2.«Загадочный виконт»rn3.«Ночь с принцем»
В постели с принцем - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100