Читать онлайн В плену твоих желаний, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В плену твоих желаний - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.75 (Голосов: 131)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В плену твоих желаний - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

В плену твоих желаний

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Дорогой кузен Майкл!
Если у вас есть жена, я глубоко ей сочувствую. По моим наблюдениям, мужчины предпочитают не распространяться о своих делах только в том случае, когда совершают неблаговидные поступки.
С искренними пожеланиями Шарлотта Харрис.


Вот это уже другой разговор, думала Венеция, наслаждаясь моментом. Захватывающее ощущение – видеть самонадеянного упрямца связанным, в полной ее власти. Обманщик хитростью вынудил ее выйти за него замуж, подумать только! Уж она позаботится, чтобы он больше никогда в жизни не позволил себе ничегоподобного.
Однако, Бог свидетель, он выглядел так восхитительно, что грех было его ругать, – великолепная мускулистая грудь с островком шелковистых завитков, узкая талия, шрамы на которой заметно сгладились… крепкие бедра, прикрытые брюками, но раздвинутые достаточно широко, чтобы открыть взгляду явные признаки сильного возбуждения. Венеции с трудом удавалось сдерживать желание коснуться ладонями его прекрасных сильных плеч, поблескивающих в отсветах пламени камина.
Но пока еще девушка не решалась себе это позволить, опасаясь оказаться в плену его чувственного обаяния, которое всегда околдовывало ее, стоило им оказаться наедине. К тому же чем дольше она разглядывала Лахлана, тем больше он успокаивался, и к нему возвращалась его обычная самоуверенность.
– Могу я предположить, исходя из твоих слов, что в конечном счете я все-таки получу то, что мне нужно? – спросил он, насмешливо приподняв бровь.
– Это зависит от того, чего ты хочешь.
Лицо Лахлана омрачилось, и он нахмурился.
– Ты знаешь, чего я хочу! – Он окинул ее с головы до ног таким голодным взглядом, что Венеция сразу поняла, что он собирается с ней делать, если она окажется в пределах его досягаемости. – Я хочу делить с тобой постель. Я хочу первую брачную ночь.
– Тогда ты должен согласиться на мои требования.
Венеция сбросила пеньюар и осталась довольна, видя, как Лахлан пожирает ее глазами. Подцепив поношенную вещицу одним пальцем, она подошла к нему и принялась дразнить, поводя тряпицей между его ног, как раз над возбужденной плотью, разбухшей так, что брюки готовы были лопнуть. Спасибо Господу за те книжонки о гаремной жизни и за подробные письма ее подруги Амелии о выступлениях восточных танцовщиц в Марокко, где та жила теперь со своим мужем – американцем.
– Видимо, ты оказался прав насчет меня, – произнесла Венеция хриплым шепотом, когда Лахлан застонал. – У меня и вправду прорезались порочные наклонности.
Ее новоиспеченный муж крепко выругался.
– Я не вечно буду связанным! – Он просто обжигал ее взглядом. – Как только я освобожусь, ничто мне не помешает всыпать тебе как следует.
– На твоем месте я бы поостереглась изрекать подобные угрозы. – Она опускала и поднимала ветхую тряпицу, задевая его возбужденную плоть, отлично зная, что это только еще больше распаляет его, не принося облегчения. – Кроме того, я могу заявить, что не понимаю по-гэльски, и у тебя не будет жены.
Лахлан угрожающе прищурился:
– Весь мой клан опротестует твои слова, подтвердив, что ты во всеуслышание заявила, что понимаешь, о чем идет речь.
– А я со своей стороны снова заявлю протест. За этим последует безобразное разбирательство в суде. – Венеция зарылась пальцами в его волосы и оттянула ему голову назад так, чтобы их взгляды встретились. – Скажи мне, Лахлан, кому, как ты думаешь, поверит судья? Дочери графа? Или неотесанному горцу, похитившему эту самую дочь? К тому же перед этим целых шесть месяцев притворявшемуся мертвым?
Лахлан со стоном закрыл глаза.
– Хорошо, дорогая, ты своего добилась. Выдвигай свои требования.
Отпустив его голову, Венеция начала с самого малого, чтобы усыпить его бдительность.
– Первым делом я хочу настоящего венчания в церкви, со священником и свидетелями. Я не собираюсь рисковать и не хочу, чтобы наш брак был оспоренным, когда появятся дети.
Глаза Лахлана радостно вспыхнули, когда она упомянула о детях.
– Конечно, мы обвенчаемся. Твой отец и тетушка, безусловно, потребуют того же. И я с этим согласен.
– Хорошо. Теперь речь пойдет о более серьезных вещах. Во-вторых, я хочу услышать от тебя то, что никто другой мне, похоже, не скажет.
– О чем ты?
– О том, что сегодня днем говорил Маккинли. О чем ты сам как-то упомянул. Будто папа устроил, чтобы тебя наказали за что-то много лет назад. Я хочу знать, как и за что.
Румянец залил щеки Лахлана, а сам он съежился в кресле.
– Представить себе не могу, зачем тебе это нужно знать?
– Потому что к тому времени, как приедет папа, я должна знать абсолютно все. Мне нужно ясно представлять себе, с чем я имею дело.
Лахлан угрюмо посмотрел на нее:
– Я уже сказал тебе, что не допущу, чтобы ты разговаривала со своим отцом вместо меня, так что если ты думаешь держать меня связанным, пока я не пообещаю…
– Я думаю, что к тому времени, как я разделаюсь с тобой, Лахлан Росс, ты готов будешь обещать мне все, что угодно, – сказала Венеция, ощущая огромный прилив сил, потому что в кои-то веки она может контролировать ситуацию. Она развязала тесемки ворота своей рубашки и распахнула ее ровно настолько, чтобы стали видны пышные округлости ее грудей и темная ложбинка между ними.
Его взгляд сразу же устремился туда, словно стрела к мишени.
– Силы небесные, – произнес он хрипло.
– Расскажи мне, о чем говорил Маккинли, и я не только сниму рубашку, но и позволю тебе попробовать то, что под ней.
Выпуклость между ног Лахлана еще больше увеличилась в размерах.
– Ты порочная женщина.
– Да, у меня был хороший учитель.
Он сдавленно рассмеялся:
– Пожалуй, это правда.
Венеция спустила рубашку с одного плеча.
– Ну так что ты мне скажешь?
– Сними рубашку совсем, – простонал он. – Тогда я тебе скажу.
– Нет, сначала ты мне расскажешь. – Она подошла ближе и, наклонившись, потерлась прикрытой грудью о его щеку.
Лахлан быстро повернул голову и захватил сосок вместе с полотном в рот. Она не воспротивилась этому… но всего на миг. Затем отступила.
– Скажи мне, Лахлан!
Желваки заходили на его скулах, и он сердито посмотрел на нее:
– Я ни за что не позволил бы тебе связать меня, если бы знал, что ты способна на такую жестокость.
– Но ты позволил, и я хочу, чтобы ты мне рассказал все. Всю правду, с начала и до конца.
– И ты не перестанешь мучить меня, пока я тебе не расскажу?
– Да.
Лахлан вздохнул:
– Ну ладно.
Расправив плечи, он устремил взгляд вдаль сквозь пламя свечей.
– Когда мне было шестнадцать, один из арендаторов в Брейдмуре однажды увидел группу мальчишек, выбегавших из фруктового сада с котомками, полными яблок. Поскольку они были моими друзьями, фермер сказал твоему отцу, что я тоже был с ними. – Глаза Лахлана пылали гневом, когда он перевел взгляд на Венецию. – Но это было не так. В то время я никогда ничего не воровал, и яблоки в том числе. Я просто был отчаянным парнем. – Его шотландский акцент стал резче, заметнее, словно все годы странствий и службы в британской армии исчезли бесследно и он снова стал тем шотландским пареньком. – Но твой отец вбил себе в голову, что я принимал участие в краже, и разбушевался. Он потребовал от моего отца, чтобы тот принял меры. Сказал, что нужно отвести меня к судье и серьезно наказать, чтобы неповадно было.
Венеция покачала головой, не веря своим ушам:
– Из-за каких-то яблок?
– Он сказал, что это вопрос принципа. Он был уверен, что это я подбил всех ребят на кражу. И даже после того, как мои друзья сказали, что меня с ними не было, он заявил, что не верит этому и они просто выгораживают меня как сынка лэрда. – Лахлан тяжело вздохнул. – Отец позвал меня к себе. Я поклялся, что не имею никакого отношения к этому делу, – думал, он мне доверяет. Но, вместо того чтобы встать на мою сторону, отец пообещал твоему отцу меня наказать, якобы для того, чтобы избавить меня от суда, но… – Лахлан снова отвел взгляд в сторону, и лицо его исказилось мукой при воспоминании о пережитом позоре. – Но уж лучше давать показания в суде, чем вытерпеть то, что затеял мой отец. Публичную порку.
Эти слова потрясли Венецию.
– Мой отец, конечно, не согласился.
– О, напротив, дорогая, охотно. Граф просто взбесился из-за кражи, а мой отец очень хотел ему угодить. Одному Богу известно почему. Поэтому он выставил меня перед всем нашим кланом и людьми твоего отца, затем спустил с меня штаны и всыпал мне двадцать ударов палкой.
– О, Лахлан, – с болью в голосе прошептала Венеция. Сердце ее горестно заныло, когда она представила себе, какое унижение, ему пришлось пережить. Мальчику шестнадцати лет, такому гордому и непокорному, каким был Лахлан…
– Он выпорол меня, как собаку. Как вора. – В его голосе звучало возмущение. – Я не был вором, что бы ни говорил твой отец.
И тут ее осенило. Шестнадцать.
– Так вот почему ты покинул Шотландию! – Венеция подошла ближе и положила руку ему на плечо. – Поэтому ты и ушел на службу в гвардейский полк?
– Да. – Лахлан судорожно сглотнул. – После этого я не мог… поднять ни на кого глаз. Не мог забыть, как они смотрели на меня – то ли с презрением, то ли с жалостью.
– Твой отец ужасно поступил с тобой, – с жаром воскликнула Венеция. – И мой отец повел себя недостойно, согласившись на это.
– Вовсе не палочные удары причинили мне боль, – сказал Лахлан. Лицо его пылало гневом. – Бог свидетель, отец достаточно часто угощал меня палкой и искренне полагал, что в этом случае просто таким образом избавляет меня от суда. Но весь ужас в том, что он почему-то считал, будто я должен выбирать между тюрьмой и поркой, значит, не сомневался, что я действительно…
– …мог это сделать. Тебе больно, что он тебе не поверил, – сказала Венеция, успокаивающе поглаживая его волосы. – Тебе больно, потому что ты этого не заслужил.
Он мрачно кивнул, затем удивленно взглянул на нее:
– Откуда ты знаешь, что я этого не заслужил?
– Ты только что сказал, что не участвовал в краже.
– Да. – Он вызывающе вздернул подбородок. – Но мой собственный отец не поверил мне. Почему же ты веришь?
– Потому что я знаю, какой ты на самом деле, – ласково сказала она.
– Ты хочешь сказать, что тип, который разъезжает по дорогам, грабит твоего отца, его друзей и похищает невинную девушку…
– Ты все это делал ради своего клана, и я могу это понять.
Лахлан насмешливо фыркнул:
– Если бы ты понимала, я не сидел бы здесь связанный, выслушивая твои требования. Я не рассказывал тебе о порке, потому что боялся совсем лишиться твоего доверия и был уверен – тебе этого никогда не понять.
Его слова разрывали ей сердце. Лахлан был прав – раньше она его не понимала. Когда она просила его уступить ей право встретиться с ее отцом, она не представляла себе, от чего он должен отказаться и насколько это важно для него. Он шестнадцать лет ждал, чтобы выяснить наконец, почему его отец подчинился воле ее отца, хотя тот должен был ему деньги. Узнать, почему ее отец всегда отказывался платить и почему Аласдэр Росс его не заставил сделать это.
Лахлан шестнадцать лет ждал, чтобы добиться справедливости, а она хотела, чтобы ради нее он от всего отказался. Это было неправильно.
– Так чего же еще ты потребуешь? – обреченно спросил он. – Наверное, чтобы я обошелся с твоим отцом так, как хочется тебе? Ты будешь прыгать здесь нагишом, сводя меня с ума, и пытаться заставить меня сказать…
– Нет. – Венеция прижала палец к его губам. – Ничего подобного.
Игра приняла дурной оборот. Такого она не ожидала. Это совсем не входило в ее планы.
– Ты победил. Поступай, как считаешь нужным. Хотя, я надеюсь, ты будешь помнить о том, что я предпочитаю видеть своего мужа живым, а не мертвым.
Лахлан взглянул на нее с облегчением. Затем глаза его потемнели, и он прихватил ее палец губами. У Венеции участилось дыхание. Она выдернула палец у него изо рта и, наклонившись, поцеловала в губы. От него пахло дымом и солодом, горьковато-сладкий привкус виски усиливал дурман все возрастающего желания, и девушку охватило вожделение. Когда язык его проник ей в рот, сплетаясь с ее языком, она почувствовала, как ее сердце переполняется любовью.
Любовью? Да, любовью. Она его любила. Возможно, это было с ее стороны неразумно, но она ничего не могла с этим поделать. Она восхищалась тем, как он преданно заботится о земле и живущих на ней людях. Ей нравилась его гордость, нравилось, что теперь, он относился к ней как к человеку своего клана.
Осмелится ли она сказать ему об этом и дать такую огромную власть над собой? Ведь он и так уже получил гораздо больше, чем допускал разум. Она просто умрет, если он не ответит на ее чувства.
Встревоженная и неуверенная, Венеция отступила назад и услышала:
– Сними рубашку, дорогая. Я сказал тебе, что ты хотела, так что теперь позволь мне тебя увидеть. И ощутить твой аромат.
Если она не хочет говорить о своих чувствах, то может ему это показать. Вот прямо сейчас она и покажет ему, какие чувства владеют ею.
Венеция стряхнула с плеч рубашку, затем, опершись о его здоровую ногу, ткнула грудью ему в губы. С голодным рыком Лахлан прихватил ее сосок зубами и принялся ласкать языком.
Откинув назад голову, Венеция задохнулась от удовольствия. Господи, как ей было приятно! Желая большего, она оседлала его колено и поднесла вторую грудь к его лицу, чтобы он мог ласкать и ее тоже. Лахлан с жадностью набросился на нее, пустив в ход и язык, и зубы, и вскоре девушке уже казалось, что она сходит с ума.
Она гладила ладонями его грудь, наслаждаясь гладкостью его кожи, рельефностью мускулов, жаром, исходившим от него, словно от чистокровного коня после скачки.
– Ниже, – пробормотал он хрипло. – Пожалуйста, дорогая… погладь меня ниже, прошу тебя. Потрогай мой…
Грубое слово поразило Венецию, но ведь она вела себя далеко не как леди, так что вряд ли могла ожидать, что в этой ситуации Лахлан станет вести себя как джентльмен. В соответствии с недавно обнаруженной в себе склонностью к бесстыдным утехам она не только расстегнула ему брюки и панталоны, выпустив наружу его возбужденную плоть, но слезла с его колена и опустилась на пол между его ног.
Лахлан перестал дышать, когда его окаменевшее орудие дерзко взмыло вверх. Венеция лукаво улыбнулась ему:
– Я ведь обещала, что оближу тебя с ног до головы, разве нет?
– Дорогая! – потрясенно вымолвил он, когда ее нежный рот сомкнулся вокруг его копья. Затем вздох неизъяснимого наслаждения сорвался с его губ. – Дорогая…
Припомнив, как ему нравилось, когда она гладила его той ночью в Кингьюсси, Венеция попыталась сделать то же самое губами и языком. И должно быть, ей это удалось, потому что Лахлан забормотал:
– О да… Силы небесные, да… вот так… да…
Но это было трудно, и рот ее, видимо, был недостаточно велик, чтобы охватить его.
– Иди сюда, Принцесса, – хрипло произнес Лахлан, подтвердив ее худшие опасения.
Венеция выпустила его плоть и грустно посмотрела на него:
– Я… я все сделала плохо, да?
Лахлан рассмеялся:
– Если ты так плохо действуешь, вообще не имея никакого опыта, то меня просто бросает в дрожь при мысли о том, чего от тебя ждать, когда ты наберешься мастерства. – Голос его понизился до тяжелого шепота: – Я хочу видеть тебя, когда мы занимаемся любовью. Всю тебя, твои великолепные груди, твой прекрасный рот. Оседлай меня, пожалуйста, пока я не сошел с ума.
Опьяненная сладкими звуками его слов, Венеция поднялась.
– Может, мне сначала развязать тебя?
Лахлан насмешливо изогнул одну бровь.
– Только если ты решишь, что я уже достаточно наказан за то, что обманул тебя. Вторую подобную ночь мне не пережить.
– Ты отлично знаешь, что не позволишь мне связать тебя еще раз.
Со смехом Венеция встала между его ног и, перегнувшись через его голову, потянулась за разделочным ножом, который оставила на столе, когда связывала Лахлана. При этом ее груди оказались совсем рядом с его лицом, и Лахлан жадно захватил один сосок губами.
Это усложнило ей задачу освободить его от пут.
– На твоем месте я бы не стала этого делать, – проворчала она, – если не хочешь, чтобы я отрезала себе палец.
Лахлан замер. Но в ту же секунду, как девушка разрезала связывавший его пояс и бросила нож на стол, он схватил ее. Раздвинув бедром ей ноги, он усадил ее верхом к себе на колени.
– Впусти меня в себя, – скомандовал он, глядя на нее голодными пылающими глазами. Когда она удивленно взглянула на него, он добавил мягче: – Опустись на меня сверху, понимаешь?
– Ох, – прошептала она и сделала, как он сказал, упиваясь тем, как он сдавленно застонал, когда его жаждущая плоть погрузилась в ее тесную глубину.
– Вот так… Ах, Принцесса… ты изумительна, ты…
Затем больше уже не было слов. Для него существовала только она, для нее – только он. Его ладони ласкали ее груди. Он осыпал ее поцелуями, и они ритмично двигались вместе, она вверх и вниз, он вперед и назад.
Вскоре внутри ее начало нарастать ощущение сладкого блаженства, предвкушение величайшего наслаждения, заставлявшее ее судорожно извиваться в его объятиях, бормоча несвязные неразборчивые слова:
– О, дорогой… да, Лахлан… возьми меня, любовь моя… сделай меня своей…
В стремительном броске она достигла вершины, пронзительным криком выплеснув свой восторг при погружении в бездну экстаза. С ответным стоном он сделал последний рывок и излил свое семя глубоко в ее лоно.
Когда они, тесно прижавшись друг к другу, упивались наслаждением полного соединения, в душе Венеции внезапно вспыхнула надежда. Может быть, Господь благословил ее, и семя Лахлана даст всходы. Может быть, в этот самый момент, в свою первую брачную ночь они дали начало новой жизни.
Поэтому когда она еще крепче обняла его, а он теснее прижал ее к себе, уткнувшись лицом в ее шею, девушка почувствовала, что они не только стали единой плотью, она ощутила себя частью его души – необузданной, нежной и ранимой, составляющей сущность Лахлана. Ее Лахлана. Навсегда…
И, не закончив свой внутренний монолог, Венеция прошептала:
– Люби меня, Лахлан.
Лахлан потерся носом о ее шею и хрипло ответил:
– Я люблю тебя, моя дорогая, люблю.
И Венеция почувствовала себя совершенно счастливой.
Но недолго ей оставалось наслаждаться моментом, потому что звуки шагов и разговор слуг, донесшиеся с задней части дома, возвестили о том, что близится рассвет. Смеясь, словно дети, Венеция и Лахлан заметались по комнате, собирая одежду и стараясь скрыть следы своего пребывания здесь.
Когда они украдкой поднялись по лестнице и пробрались в хозяйскую спальню, то мгновенно разделись донага и бросились в кровать, в объятия друг друга.
Сердце Венеции радостно забилось в груди, когда она взглянула мужу в лицо, которое с каждой минутой становилось все ближе и дороже.
– Ты предполагал такое? – прошептала она.
– Да, – серьезно сказал он, целуя ее в лоб.
То, что он даже не спросил ее, о чем она говорит, несказанно тронуло Венецию.
– По правде говоря, я начал влюбляться в тебя, когда ты, к моему удивлению, обсуждала со мной на балу, что находится под мужским килтом. А затем там, в Кингьюсси, когда ты меня лечила… – Лахлан сокрушенно покачал головой. – Ты представляешь, как трудно мне было оставить тебя спать одну? Как долго я не мог сомкнуть глаз, воображая, что ты лежишь подо мной, вздыхал, доказывая тебе, как сильно тебя хочу? Я едва не умер. Просто чудо, что мне удалось так долго сдерживать себя.
– Это и в самом деле так, – усмехнулась она. – Но ты подумай, насколько дольше мне пришлось сопротивляться тебе. – Она коснулась рукой его заросшей щетиной щеки. – Я полюбила тебя, когда мне было семь лет. Ты взобрался на дуб, чтобы спасти моего воздушного змея.
Лахлан нахмурился:
– Я этого не помню.
– Меня это не удивляет. Ты сделал это только потому, что я пристала к тебе со своей просьбой, а рядом больше никого не было. В то время ты смотрел на меня как на назойливую муху. Но для меня ты был самым замечательным парнем в мире. – Рыдания подступили к ее горлу. – И если бы я хотя бы подозревала о той ужасной обиде, которую нанес тебе отец, пойдя на поводу…
– Тш-ш, дорогая, тш-ш. Не будем вспоминать об этом. – Перекатившись на спину, Лахлан притянул ее к себе.
– Любимый, я знаю, это возмущает и расстраивает тебя Но ты мужественно выдержал эту порку, хотя знал, что наказан несправедливо.
– А потом я убежал, покинул свою семью.
– Кто посмеет обвинять тебя за это? Ты чувствовал, что тебя предали. Но потом же ты вернулся. – Венеция уперлась подбородком ему в грудь. – Почему?
Лахлан задумался.
– Это мой дом, мой клан. Как бы далеко я ни забирался в своих странствиях, я не мог не тосковать по дому и всей душой стремился в родные края. Особенно после того, что я натерпелся в битве под Новым Орлеаном. В тот день мы потеряли половину своих солдат. Наш британский командующий не хотел отдавать приказ к отступлению, несмотря на отсутствие приставных лестниц для штурма американских укреплений. – На его щеках гневно заходили желваки. – Так что мы вынуждены были оставаться на месте, давая возможность американцам отстреливать нас одного за другим из пушек и мушкетов. Дисциплина, видите ли. Мы, шотландцы, всегда крайне дисциплинированны в бою. – Лахлан горестно покачал головой. – Когда повидаешь такое и услышишь, как твои соотечественники, умирая, вспоминают родной дом, то начинаешь тосковать с особой силой.
Сердце Венеции сжалось от боли за него, и она поцеловала Лахлана.
– И тогда ты вернулся домой, но оказался у разбитого корыта.
Лицо его стало грустным.
– Отец умер, не помирившись со мной и не рассказав…
– Почему он так повел себя? Я не понимаю. Это очень странно. Если папа задолжал ему такую огромную сумму, то почему твой отец согласился на его возмутительные требования наказать тебя? Зачем ему это было нужно?
– Ты все еще не веришь мне насчет этой ссуды? – спросил Лахлан, напрягаясь.
– Я этого не сказала. Просто, похоже, здесь есть какая-то головоломка.
– Да, – сказал он, заметно расслабившись. – Но не из тех, что мы могли бы решить прямо сейчас.
– Ты никогда не спрашивал свою мать, что ей известно об этом?
– Лишь однажды. Она сказала, что отец думал, будто порка пойдет мне на пользу. Нагонит на меня страху.
– А она не пыталась его остановить?
Лахлан насмешливо приподнял бровь:
– Ты разве забыла, что я говорил тебе о женах шотландских горцев?
– Нет, – сухо ответила Венеция. – И я надеюсь, тебе понятно, что я никогда не стану такой женой и не буду смиренно стоять в стороне, пока ты будешь делать, что тебе вздумается.
Лахлан рассмеялся.
– Нет, этого я не жду, не сомневайся. – Он начал гладить ее по спине. – Иначе зачем бы мне соглашаться с тем, что ты будешь вести переговоры с твоим отцом от имени нашего клана, когда он приедет за тобой?
Венеция с недоумением уставилась на него:
– Ты ведь не собирался… ты решил…
– Теперь ты моя жена, – сказал он с грустной улыбкой. – Если я не могу доверить тебе вести переговоры от нашего имени, тогда кому я могу это доверить?
– О, Лахлан! – воскликнула Венеция, разразившись слезами. – Спасибо тебе, дорогой! Клянусь, ты об этом не пожалеешь!
Она приподнялась и осыпала его лицо поцелуями. Это окончилось долгим страстным поцелуем в губы, который вытеснил из ее головы все прочие мысли. Теперь она могла думать только об этом мужчине. И прежде чем она осознала это, он перевернулся, так что она оказалась под ним. Расположился между ее ног, проложив дорожку поцелуями к ее грудям, и забрал затвердевший сосок в рот.
И, занимаясь любовью с Лахланом, своим любимым, Венеция забыла обо всем на свете и позволила ошеломляющему водовороту страсти захватить ее полностью, всю, без остатка.
Несколькими часами позже, когда солнечные лучи ярко осветили комнату, Венеция проснулась и услышала, как в коридоре перешептываются слуги, вероятно, обсуждая, следует ли им беспокоить хозяина и их новую хозяйку. Она решила не обращать на них внимания и попыталась снова заснуть, но ей очень захотелось есть. И, зная Лахлана, она подумала, что ее муж тоже захочет перекусить, как только проснется.
Поднявшись с кровати, чтобы надеть рубашку, Венеция взглянула на Лахлана. Он крепко спал, лежа на спине, прикрыв локтем глаза. Простыня закрывала его только до половины. Трудно поверить, но теперь он действительно стал ее мужем, и он любил ее. При этой мысли можно было умереть от счастья.
С переполненным радостью сердцем Венеция подтянула простыню, чтобы прикрыть мужа полностью, и нежно поцеловала его взъерошенную голову. Затем собрала свою одежду и вышла в гардеробную комнату. Закрыв за собой дверь в спальню, она приоткрыла вторую дверь и позвала служанку, чтобы та помогла ей одеться.
– О, миледи, – воскликнула прислуга. – Я как раз собиралась разбудить вас. У нас гости в нижней гостиной, они требуют вас к себе.
– Мой отец? – спросила Венеция, чувствуя, как душа уходит в пятки.
– Нет, миледи. Полковник Ситон и леди Керр.
Тетушка Мэгги. Каким образом ей удалось узнать, что Венеция здесь?
Поспешно одевшись, девушка сбежала вниз по лестнице, горя желанием отправить тетушку прочь, прежде чем Лахлан проснется. Когда она ворвалась в гостиную, то обнаружила там леди Росс, пытавшуюся успокоить ее разбушевавшуюся тетушку, и хмурого полковника Ситона, молча наблюдавшего за ними со стороны.
– Тетя Мэгги! – воскликнула Венеция, расчувствовавшись при виде знакомого лица.
– Моя дорогая девочка! – Тетушка бросилась к ней и обняла так крепко, что Венеция едва могла дышать. Затем, к ее удивлению, тетушка разразилась рыданиями.
Венеция гладила ее по спине и старалась успокоить, тихонько приговаривая:
– Все хорошо. Со мной все в порядке. Ты же видишь, что я в порядке.
– Я так беспокоилась… – сквозь слезы пробормотала тетушка.
Мэгги потребовалось некоторое время, чтобы взять себя в руки и побороть слезы. Затем она отступила назад и вытерла глаза. Когда полковник Ситон поспешил к ней, предложив свой носовой платок, нельзя было не заметить, с каким теплом они смотрели друг на друга.
Когда тетушка снова обратилась к племяннице, ее покрывшееся красными пятнами лицо выражало такое сильное волнение, что Венеция ощутила острое чувство вины.
– Я приехала, чтобы увезти тебя назад, – сказала тетушка. – Если мы отправимся в путь немедленно, то встретим твоего отца в гавани в Инвернессе, потому что, я не сомневаюсь, Квентин наверняка прибудет на корабле. Это кратчайший путь.
– Я не собираюсь уезжать, – возразила Венеция. – Мы с Лахланом поженились.
– Да, – сказала тетушка, схватив ее за руку, – леди Росс сказала мне, что ты вышла замуж за этого негодяя, но…
– Он вовсе не негодяй.
– Он похитил тебя! Ты знаешь, что он Шотландский Мститель?
– Я очень многое знаю о Лахлане, включая то, почему он вынужден был наряжаться этой персоной, – твердо заявила Венеция. – А самое главное, я знаю, что люблю его.
– И я тоже люблю ее, – раздался голос от дверей. Нахмурившись, Лахлан зашел в гостиную и встал рядом с Венецией, по-собственнически обняв ее за талию. – Мы женаты, и вы ничего не можете с этим поделать, леди Керр. Вам не удастся отнять ее у меня. – Он угрюмо взглянул на полковника: – Какого черта ты притащил сюда леди Керр? Ты должен был удерживать ее в Эдинбурге.
– Я пытался! – огрызнулся полковник Ситон.
– Ты сказал мне, что полковник не участвовал в твоем заговоре, – тихонько сказала Венеция Лахлану.
– Я хотел защитить его, – ответил Лахлан и сердито посмотрел на полковника. – Очевидно, он не счел нужным ответить мне тем же.
– Проклятие, парень! – возмутился полковник. – Мэгги далеко не дура. Она в какой-то момент поняла, что я тоже замешан в заговоре, и грозилась все разрушить. Я должен был ей все рассказать. У меня не было выбора. – Он гордо вздернул подбородок. – К тому же я очень рад, что рассказал ей. И ты тоже будешь рад, когда услышишь, что она собирается сказать.
Но тетушка Мэгги теперь расхаживала из угла в угол и рассуждала вслух:
– Возможно, нам удастся еше это уладить. У вас не было времени обвенчаться в церкви. Ни один священник не даст разрешения на брак мертвецу. – Она остановилась и бросила на Лахлана умоляющий взгляд. – Значит, вы женаты гражданским браком. А такой брак может быть расторгнут судом, в зависимости от обстоятельств.
Когда Лахлан напрягся, Венеция поспешно вмешалась:
– Мы произнесли свой брачный обет при свидетелях, тетушка Мэгги. Наш брак нельзя расторгнуть.
Тетушка, смертельно побледнев, без сил опустилась на диван.
– Тогда твой отец убьет его, моя дорогая.
– Он не сделает этого! – Венеция уселась на диван рядом с тетушкой и обняла ее. – Я знаю, папа наверняка разозлится, но…
– Разозлится! – Тетушка Мэгги покачала головой. – Ты даже не представляешь. Если он явится сюда и обнаружит, что сын Аласдэра женат на его единственной дочери, то можно ждать чего угодно.
– Но почему? Это папа не заплатил ему долг.
– И по серьезной причине. По причине, с которой Аласдэр без возражений согласился.
– Но я – не мой отец, – резко заявил Лахлан. – Мой клан нуждается в этих деньгах. Я не собираюсь оставаться в стороне и позволять Дунканнону безжалостно топтать моих людей только потому, что моему отцу не хватило смелости потребовать назад то, что ему задолжали!
– Не хватило смелости? Дело совсем не в этом, – возразила тетушка Мэгги.
– Тогда в чем же? – спросила ее Венеция.
Тетушка Мэгги заломила руки. Взгляд ее устремился сначала к леди Росс, затем к Венеции.
– Я объясню это Лахлану, и только ему одному. Я больше ничего не скажу, пока леди Росс и ты не покинете комнату.
– Если мой муж имеет отношение к этой неразберихе, – вмешалась леди Росс, – значит, я должна узнать, что он сделал, как бы ужасно это ни было.
– А раз это касается моего мужа, то касается и меня, – добавила Венеция. – Ты должна все рассказать нам всем.
– Ты не хочешь понять, моя дорогая, – жалобно сказала тетушка. – Пожалуйста, не заставляй меня рассказывать тебе. Просто возвращайся назад вместе со мной…
– Нет. – Венеция поднялась и встала рядом с Лахланом. – Я никуда без мужа не поеду.
– Хорошо, но не говори потом, что я тебя не предостерегала.
Тетушка Мэгги долго молчала. Когда она наконец заговорила, голос ее звучал трагически.
– Какие бы финансовые соглашения ни были заключены между Аласдэром и Квентином, все они были аннулированы тем летом, когда умерла моя сестра.
– Это имело отношение к маме? Но как? Почему?
– Потому что, если верить Квентину… – Тетушка Мэгги остановилась, лицо ее исказилось болью. – Если верить твоему отцу, твою мать убил Аласдэр Росс.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В плену твоих желаний - Джеффрис Сабрина



Книга хорошая,читается легко.
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринататьяна
5.07.2011, 19.39





Шикарный роман! Читается на одном дыхании, такое ощущение будто события прямо на твоих глазах разворачиваются :)
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаМарина
6.10.2011, 4.12





прекрасный роман 10!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринатаня
4.11.2011, 1.48





Роман обалденный!
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаМарина
4.11.2011, 7.32





И мне роман тоже понравился!!!! советую всем!
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаКира Корор
15.03.2012, 16.35





Замечательный роман:легкий. увлекательный, без надуманных сложностей.Читайте и получайте удовольствие!!!
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринаelen
4.07.2012, 23.01





Хороший роман. Советую.
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаЕкатерина
21.09.2012, 19.25





Не шедевр, но время скоротать можно.
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринаирина
7.11.2012, 11.05





Читала этот роман одним из первых, и спустя несколько лет, перечитав множество книг, думала, что мне, наверное, с непривычки он показался таким классным (а восторгу тогда не было предела). Решила проверить и перечитала. И пришла к выводу что - ДА!он офигительный :)) Входит в тройку лучших из всех прочитанных мной, а их почти сто. Чувства героев отлично прописаны, никакого абсурда и прочей чуши, читается вообще на одном дыхании.
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаМария
2.12.2012, 18.18





читать можно.
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринаанна
2.12.2012, 20.54





chitaemii
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаSarina
2.12.2012, 22.45





Замечательный роман!!! Описание гг-ев,мне очень понравилось,они очень подходят друг другу,а самое главное в романе нет нет соплей,слюней излишней натянутости и фальши. Хорошо поставлен сюжет. В романе присутствует юмор,что делает роман более интересными затягивающим. Отношения между главными героями развиваются стремительно и интригующе. Гг-ня просто очаровательна,а гг-ой,ну просто как мне кажется,мечта каждой девушки. Роман 10 из 10,ну просто нечего больше сказать!!! Сабрина Джеффрис,ну просто умница,я подумываю еще что нибудь прочитать из ее творения!
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаЕвгения
25.04.2013, 18.00





Один раз можно прочитать. Очень правильно- не отдавать долг любовнику жены.
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаКэт
21.06.2013, 10.35





Достаточно банально. Ничего сверх особенного. Хорошо для тех кто редко читает подобную литературу.
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринакира 33
13.08.2013, 9.16





Роман очень интересный. Читать легко.9 из 10.
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаИриска
2.09.2013, 2.16





как по мне так слишком уж затянут. моя оценка 6
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринататьяна
13.09.2013, 18.56





Романтическая чушь
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаGala
19.01.2014, 0.50





Немножко скучновато, но в общем не плохо.
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаТаня Д
18.05.2014, 20.14





Прочла с большим удовольствием) Интересно развивались события,главные герои остроумные и сильные духом.Правда,в конце ГГ-й немного начудачил, но это у мужчин бывает)Единственный минус- не раскрыт второй автор писем.Моя оценка-8
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаОльга)
15.06.2014, 11.05





Прочла с большим удовольствием) Интересно развивались события,главные герои остроумные и сильные духом.Правда,в конце ГГ-й немного начудачил, но это у мужчин бывает)Единственный минус- не раскрыт второй автор писем.Моя оценка-8
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаОльга)
15.06.2014, 11.05





Согласна с мнением,что роман чушь.Автору следовало бы быть более реалистичной:например,каким бы сильным мужчина ни был,разгуливать со сломанными рукой,а тем более ногой и ребрами(5 сломанных ребер!)и при этом еще испытывать физические нагрузки,поднимать на руки гл.героиню-это неправдоподобно.Считать мечтой каждой девушки героя,который постоянно грубо ругается,наверняка еще и матом;это какой же девушкой нужно быть?Влюбиться в героя,который неоднократно нарушает закон и при этом требует справедливости к себе-бред. А эти интимные сцены с постоянными возгласами,цитирую:Спаси меня, Господи! О Боже! Силы небесные! меня окончательно добили к концу 20 главы.
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринаэмма
27.10.2014, 9.00





Согласна с мнением,что роман чушь.Автору следовало бы быть более реалистичной:например,каким бы сильным мужчина ни был,разгуливать со сломанными рукой,а тем более ногой и ребрами(5 сломанных ребер!)и при этом еще испытывать физические нагрузки,поднимать на руки гл.героиню-это неправдоподобно.Считать мечтой каждой девушки героя,который постоянно грубо ругается,наверняка еще и матом;это какой же девушкой нужно быть?Влюбиться в героя,который неоднократно нарушает закон и при этом требует справедливости к себе-бред. А эти интимные сцены с постоянными возгласами,цитирую:Спаси меня, Господи! О Боже! Силы небесные! меня окончательно добили к концу 20 главы.
В плену твоих желаний - Джеффрис Сабринаэмма
27.10.2014, 9.00





Школа наследницrn1.«Не соблазняй повесу»rn2.«Только герцогу это под силу»rn3.«В плену твоих желаний»rn4.«Коварный повеса»rn5.«Не заключайте сделку с дьяволом»rn6.«Сначала замужество, потом постель»
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.50





А мне понравился роман. Лёгкое, интересное чтиво.
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаСветлана П.
26.04.2015, 19.28





Обалденный роман!!!
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаИрина
10.05.2015, 13.48





роман хороший,читается легко.
В плену твоих желаний - Джеффрис СабринаВАЛЕНТИНА
12.09.2015, 13.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100