Читать онлайн Опасный лорд, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный лорд - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.71 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный лорд - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный лорд - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

Опасный лорд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Ходят слухи, будто некая герцогиня осталась недовольна подарком мужа ко дню рождения — корсетом, сконструированным так, чтобы сквозь него не было видно тело. Она швырнула подарок в огонь и сообщила мужу, что ни один мужчина не станет на нее посягать, если муж будет почаще бывать дома.
Лорд Икс, «Ивнинг газетт» 13 декабря 1820 года
Фелисити торопливо поднималась по лестнице в свою комнату, удивляясь, как осталась жива. Йен — герой войны? Что до мисс Гринуэй, то он, конечно, лжет, да и в отношении других женщин тоже. И все же он герой.
Эта мысль не давала ей покоя. Несмотря на попытки Сары сменить тему, в разговоре то и дело возникали неловкие паузы.
Когда Гидеон предложил мужчинам пройти в его кабинет посмотреть на гравюру корабля, которую он недавно приобрел, Фелисити с облегчением вздохнула. Еще минута — и она выдала бы себя с головой. Убедившись, что Сара и Эмили больше не подозревают ее в пособничестве лорду Икс, Фелисити извинилась, сказала, что хочет спать, и ушла.
Она знала, что ее ждет бессонная ночь.
Подавив рыдание, Фелисити с книгой в руке взбежала по ступеням, спеша укрыться в спальне. Он не простит оскорбления, Фелисити знает его слишком хорошо. Как она могла позволить эмоциям взять верх над разумом и провоцировать виконта!
Холл наверху был украшен шелковыми гобеленами и внушительными колоннами, которые спроектировал отец. Будь он жив, посоветовал бы ей, что делать, потому что никогда не пасовал перед сильными мира сего. После рождения близнецов и смерти матери Фелисити пришлось заботиться о малышах, и она перестала ездить с отцом по его делам. Ей удалось избегать контактов с папиными патронами, кроме тех случаев, когда он приводил их домой.
Слава Богу, завтра она будет дома. После смятения чувств в эти последние часы с радостью выдержит все, что бы ни вытворяли близнецы. Изольет душу миссис Бокс, и та снимет с нее чувство вины, она поймет, почему Фелисити вела себя так необдуманно. А возможно, даже посоветует, как помешать лорду Сен-Клеру осуществить свою месть.
С тяжелым вздохом она толкнула дверь комнаты, где слуги уже разожгли огонь в камине, сняла бархатное покрывало с массивной кровати под балдахином и зажгла свечи. Поглощенная мрачными мыслями, она закрыла дверь, бросила книгу на кровать, сняла шаль.
Взгляд упал на кружевной халат, который засунула в чемодан миссис Бокс. Он принадлежал маме, его отдали Фелисити, когда ей исполнилось шестнадцать. Тогда она была полна надежд на будущее. Она представляла себе, как муж увидит ее в этих кружевах и его глаза зажгутся восторгом, как у отца, когда он смотрел на маму.
Но ее мечтам не суждено сбыться. После внезапной смерти отца Фелисити оказалась в ужасном положении и вынуждена писать то, что приводит к единоборству с лордом Сен-Клером и ему подобными.
В глазах стояли слезы. Она погладила кружева и подавила рыдание. Слезами горю не поможешь.
Фелисити смотрела на шелковую вещицу. Мамино умение шить всегда приводило дочь в восторг. Фелисити прижала халат к лицу, вдыхая слабый запах розовой воды, любимый запах мамы.
Фелисити решила надеть халат. Нетерпеливо сняла платье, чулки, подвязки и нижнюю юбку, тряхнула головой, и из прически посыпались шпильки.
Подойдя к туалетному столику, стоявшему между стрельчатыми окнами огромной спальни, Фелисити посмотрела в зеркало. Она стояла полуодетая, с покрасневшими от слез глазами и потерянным выражением лица.
В зеркале отразилось какое-то движение. Позади стоял мужчина, прислонившись к закрытой двери. Йен! О Господи, он пришел мстить.
Мускулистые руки скрещены на груди, настойчивый взгляд излучает такую силу, что захватывает дыхание.
— Продолжайте. — Глаза с оскорбительной дотошностью изучали ее. — Не хочу вас прерывать.
Оцепенение прошло. Она запахнула шаль и круто повернулась.
— Как вы смеете? Сколько еще…
— Я ждал вас с той минуты, как покинул игорную комнату. Гидеон и Джордан думают, что я ушел в имение Блэкморов. Но я не мог уйти, не поговорив с вами.
— Только не здесь! Идите вниз, я к вам приду.
— Придете? — Он рассмеялся. — Так я вам и поверил. Я не успею дойти до лестницы, как вы позовете Сару, чтобы она вышвырнула меня из дома.
— Я могу и сейчас это сделать.
— В таком виде — нет. — Он бросил на нее жадный взгляд — такой, как у султана на ее картине, когда он придумывал наказание гурии.
Ее бросило в жар.
— К тому же если вы закричите и Сара ворвется сюда, требуя объяснений, вам будет гораздо труднее, чем в прошлый раз, убедить ее в своей невиновности.
У него блестящая позиция. Фелисити в голову не могло прийти, что он будет подстерегать ее в спальне.
Возмущение помогло преодолеть страх. Вскинув голову, она разглядывала Йена, пытаясь угадать его намерения. Над его головой на стене висел подсвечник, колышущийся свет подчеркивал могучую фигуру мужчины, но играл в прятки с выражением лица. Впервые за время их знакомства его голос излучал все нюансы чувств, отрывистая речь кипела яростью.
Его вторжение было достаточным доказательством того, что она слишком часто его провоцировала. Ни один мужчина без приглашения не войдет ночью в комнату незамужней женщины и, уж конечно, не будет стоять притаившись, пока она раздевается. Фелисити ожидала возмездия, но не такого! О Господи! В глазах полыхнул ужас; патроны отца часто к ней приставали, она знала, что за этим последует, и всегда ухитрялась отбиться, пока они не зашли слишком далеко, но с Йеном ей не справиться. И его злость справедлива.
У Фелисити упало сердце. Она незаметно пошарила у себя за спиной на столе, но нащупала только щетку для волос, булавки и ленты.
Надо что-то делать. Призвав на помощь все свое самообладание, она посмотрела ему в глаза.
— Вы пришли не только поговорить, иначе вы не смотрели бы на меня, когда я не одета. Вы продвинулись в своих воинских успехах — нападаете на женщин в их спальнях? Гидеон будет разочарован, он, кажется, считает вас героем.
Он плотно сжал губы.
— Мы с вами знаем, как он ошибается на этот счет, не так ли? Я просто следую тому образу, который вы создали. Согласно вашему тщательно проведенному расследованию, я лжец и даже развратник. Человек без чести.
Каждое отчетливо произнесенное слово вбивало гвоздь в ее совесть.
— Я не назвала вас лжецом. Просто задала вопрос по поводу ваших заявлений о вашем прошлом. — Заявлений, которых я не делал публично.
— Но почему? Гидеон говорит, вам нечего стыдиться.
— Но ведь вы этому не верите? О нет, вы умная, вас не смогут одурачить заявления друзей. — Он вскинул голову, невольно подставив свету суровое лицо. Янтарный свет позолотил пронзительные черные глаза и напряженный подбородок. Он внушал ужас и в то же время благоговение.
Она потуже стянула на груди шаль.
— Т-теперь я верю. Но вы хорошо понимаете, почему не верила раньше. Как я могла верить, когда вы всячески скрывали свое прошлое? Никто открыто не заявлял, что сражался вместе с вами. Нигде не было упоминаний о вашей военной карьере.
— Для меня так было предпочтительнее. Пожелай я сделать мою военную историю достоянием гласности, я послал бы в газеты подробное описание. Жаль, что вам это не пришло в голову.
Услышав обвинительный тон, Фелисити ощетинилась.
— Вы сами виноваты. Ваш рассказ о мисс Гринуэй вызывает вопросы. Но я не стала бы писать о вас, если бы вы на меня не напали.
— Напал? — Он отошел от стены. — Простой поцелуй вы называете нападением?
— Для меня это был не простой поцелуй! — взорвалась она. И уже более спокойно добавила: — Иначе я бы так не реагировала.
Он остановил взгляд на ее губах.
— Для меня это тоже был не просто поцелуй. Дрожь пробежала по телу Фелисити. Не может быть.
Она знала, каким искренним он может прикинуться. И все-таки хотелось верить ему.
Воздух сгустился и отяжелел. Они были одни, никогда раньше они не были настолько одни, никто не знал, что он здесь, ни гости, ни слуги, ни даже горничная, Фелисити ее отпустила.
А на ней только кружевной халатик, нижняя рубашка и панталоны. Она попыталась поплотнее укутаться в шаль.
Это привлекло его внимание. Полуночные глаза, голодные и напряженные, скользнули по ней сверху вниз, снимая покровы с ловкостью типографского скребка. Однажды она уже видела этот взгляд, когда он прижимал ее к себе и тянулся губами к ее губам.
— Тем не менее, — продолжал он мрачно, — то, что я сделал, было не слишком вызывающим после того, как вы меня очернили.
— Вы первый запятнали мою репутацию, в ту ночь на балконе.
— Неправда. Вы забыли про свою первую колонку?
Она застонала. Как ни странно, она забыла.
— У нас с вами разные представления о том, что чернит вашу репутацию.
— В результате моя невеста сбежала с другим. Если это и не очернило мою репутацию, то по крайней мере уменьшило ее блеск.
— И вы мне отомстили, да? Когда чуть ли не насильно целовали меня?
— Насильно? — Он подошел еще ближе, хмуря брови.
— А вы разве не наслаждались этим?
— Конечно, наслаждалась! — выпалила она и, заметив его самодовольный вид, добавила: — Как же иначе? Вы распутник, для вас заставлять женщин наслаждаться вашими поцелуями — развлечение.
— Я не распутник. И не заставлял вас меня целовать. Если бы вы дали мне пощечину, я не остался бы ни на секунду. Вы жаждали моих поцелуев. И солгали Саре о происшедшем. Хотя бы из вежливости признайте это.
— Я ей не солгала, — запротестовала Фелисити.
— Вы сказали, что я к вам приставал.
— Нет! Это было ее предположение, потому что… потому что…
— Потому что вы сказали, что я зашел слишком далеко. — Он медленно приближался к ней, глаза мерцали, словно оникс в серебряной оправе. — Фелисити, что значит «слишком далеко»?
Она попятилась.
— Вы знаете это лучше, чем я, учитывая вашу репутацию.
— Моя репутация. — Он фыркнул. — Уж и не знаю, что от нее осталось после ваших нападок. Но вы не ответили на мой вопрос. Что вы имели в виду, когда сказали Саре, что я зашел «слишком далеко»?
Он стоял в нескольких дюймах от нее, и хотя ей хотелось спасаться бегством, она не могла позволить ему увидеть, как ей страшно. К тому же мешал туалетный столик.
Она постаралась изобразить из себя недотрогу и выпалила:
— Вы знаете, что я имела в виду! Вы целовали меня с… — Как описать страсть и силу мужского поцелуя, не пользуясь лексиконом школьницы? — С большим энтузиазмом, — неуверенно закончила она.
Полуулыбка тронула его губы.
— Не буду отрицать. Я бы сказал, мы оба проявили «большой энтузиазм». Но даже самые пылкие поцелуи не заставили бы Сару выгнать меня из дома. — Он обхватил ее за талию и прижал к себе так крепко, что ей была видна темная тень усов над верхней губой. — Так скажите мне, моя лживая Фелисити, что я особенного сделал, почему обо мне плохо подумала Сара? За что мне должно быть стыдно? Клянусь, не припомню.
— Потому что вам никогда не бывает стыдно! — Она уперлась руками ему в грудь, отчего еще больше разошлись полы халата. — Пустите, Йен, или я… — Она вспомнила, почему не может закричать, и у нее упало сердце. — Буду считать вас мерзавцем и негодяем!
Он расхохотался.
— Вы это уже объявили во всеуслышание. Я не отпущу вас, пока вы не покажете, что значит «слишком далеко». Чтобы в будущем не ошибиться.
— В будущем? — пискнула она.
— Надеюсь, наши перепалки закончатся, и я хотел бы знать, что можно, а чего нельзя. — Он двумя пальцами отодвинул край халата и нагло уставился на нижнюю рубашку.
Она задохнулась, кровь бросилась в голову. Йен наклонился и впечатал поцелуй в ключицу. Это было так ласково и интимно, что она покачнулась и оперлась о край стола.
Воспользовавшись тем, что Фелисити потеряла равновесие, Йен стянул халат с ее плеч и, когда он упал на стол, намотал на палец прядь ее волос и поцеловал.
— Не надо, — прошептала она. Предательское тело испытывало наслаждение. Она с ним яростно боролась. Когда в прошлый раз она дала себя поцеловать, он растоптал ее чувства. — Вы… не должны…
Он отпустил волосы и погладил упавшую на плечо прядь. Потом отодвинул ее с плеча.
— Вот это вы называете «слишком далеко»? — Он отодвинул рукав рубашки и поцеловал плечо. Она чувствовала его легкое дыхание.
У нее вырвался тихий вздох, и он переместил губы на горло.
— Или это? — Губы двинулись к ямочке на шее, где пульсировала жилка.
Когда он поднял голову, на его пылающем лице глаза тлели, как угольки.
— Ах, я забыл, «слишком далеко» — это больше, чем парочка поцелуев. «Слишком далеко» должно быть нечто такое, после чего моя школьная подружка усомнилась бы в том, что я хороший. Что бы это могло быть?
Не сводя с нее глаз, он зажал рукав рубашки в кулаке и спустил его с плеча. Фелисити схватила его за руку, чтобы остановить, но он запечатлел поцелуй на ее губах, и она забыла обо всем на свете.
Поцелуй немедленно стал властным, язык проник в рот раньше, чем она поняла, что раскрыла губы. Край стола впивался в ладони, она цеплялась за него, чтобы не вцепиться в его пиджак, в чем он ее недавно обвинил.
Когда он распустил завязки рубашки, она пришла в себя и схватилась за края, прежде чем обнажилась грудь.
— Остановитесь! Что вы делаете?!
— Определяю пределы дозволенного, — хрипло сказал он. — Как далеко это «слишком далеко»?
— Это именно оно!
— В самом деле? Но вы сказали, что не лгали Саре, рассказав о моем «нападении» в тот вечер, а я ничего подобного не делал. — Черный, как ночь, взгляд не отрывался от ее лица, рука накрыла грудь под муслином, и Фелисити задохнулась. — Но меня часто подводит память. Наверное, надо ее освежить.
— Нет, вы… вы… — В голове было пусто — его рука гладила грудь. Это было восхитительно стыдно и очень изысканно. — О Боже! — Услышала Фелисити собственный голос.
— Я трогал вас так в тот вечер, Фелисити?
Она зажмурилась, чтобы не видеть триумф в его глазах. Он распластал ладонь на груди и стал ласкать ее, отчего затвердели соски. Фелисити всхлипнула; он наклонился, она ощутила его горячее, неровное дыхание на щеке.
— Скажи, querida, я так делал? — Иностранное слово на мгновение сбило ее с толку, но тут она вспомнила, что он наполовину испанец. Она была слишком смущена, чтобы спрашивать, что значит «querida». — Отвечай! — приказал он.
— Нет! — выпалила она.
Она заставила себя открыть глаза, ожидая увидеть злорадство на его лице, но была потрясена, увидев плохо скрываемое желание.
— Странно, что не делал, — сказал он. — Потому что хотел. Господи, как я хотел!
Его признание спасло ее израненную гордость. В тот вечер он не просто манипулировал ею — он испытывал то же, что и она. А то, что он делал с ней сейчас — ласки, поцелуи, — было больше, чем военная хитрость.
От этой мысли всколыхнулись подавленные желания, пролетели по ней шквалом, сдули мысли о девичьей скромности. Со стоном чистейшего мужского удовлетворения он принялся ласкать ее всерьез: пощипывал сосок сквозь муслин, нашел вторую грудь и подверг ее той же мучительной, сладостной ласке.
К ее стыду, она подумала с любопытством: что, если бы он коснулся пальцами обнаженного тела? Или губами? Какая скандальная мысль!
Словно догадавшись о ней, Йен запустил руку под рубашку и положил на грудь. Фелисити закрыла глаза и глубоко вздохнула. Она желала лишь одного: чтобы Йен ласкал ее и трогал везде, в самых потаенных местах.
Она дышала с трудом, дерзкая рука — нет, руки, потому что они обе были внутри рубашки, — волшебным образом выкачивала само дыхание из ее тела. Она и не знала, что тело вмещает в себя такой простор для наслаждения, или что мужчина может так легко и безошибочно извлекать его.
— Йен… — пробормотала она и умолкла.
— Да. — Голос прозвучал как будто издалека. — Я словно в раю. Ты такая сладкая!
Он опустился на колено, спустил рубашку с груди, прильнул к ней губами. Именно этого она и хотела. Потрясенная, Фелисити сжала ладонями его голову, наслаждаясь исходившим от него ароматом сигар.
Застонав, Йен подтянул ее к себе и посадил на согнутое колено; чтобы сохранить равновесие, ей пришлось ухватиться за его плечи. Тогда он усадил Фелисити на свое бедро. Разрез ее панталон раскрылся, и к его ноге оказалась прижата самая интимная часть ее[тела.
Фелисити замерла в шоке. Она попыталась принять позу поприличнее, но ощутила внизу живота знакомую ей боль, которую испытала однажды ночью, когда мечтала о своем султане.
Фелисити тонула в волнах наслаждения.
Она нетерпеливо дергала лацканы фрака Йена, он снял его и бросил на пол. Сквозь рубашку она чувствовала его мускулы, ей нравилось, как они напрягались под ее пальцами. Он погладил ее икры, колени, внутреннюю часть бедра, его чудесные, ласковые пальцы пробрались в панталоны и вдруг замерли.
— Йен? — В глазах Фелисити была тревога. Он прислушался. Из коридора донеслись женские голоса и звуки шагов. Он схватил ее за руку.
— Это Сара и Эмили, — сказал Йен. — Вы их ждали? Она покачала головой. Йен напрягся и посмотрел на дверь.
Напротив ее комнаты была детская. Быть может, женщины пошли туда? Шаги остановились у ее двери. Теперь женщины говорили очень тихо, видимо, боялись ее разбудить. Знали бы они, что сейчас происходит в ее спальне!
Дверь детской открылась и закрылась. Фелисити с облегчением вздохнула.
— Фелисити! Это и значит «зайти слишком далеко»? Она с трудом сдержала рвущийся наружу смех.
— Пожалуй, вы правы, милорд.
Он слегка укусил ее за сосок, и она ахнула. Ей хотелось, чтобы он еще раз это сделал, она прижала его к себе, ей хотелось чего-то большего, но она не знала чего. Он дразнил ее, сосал грудь. Фелисити снова ощутила внизу живота дискомфорт.
Но когда застонала и покачнулась, Йен остановился.
— Вели мне прекратить, — потребовал он. В голосе его звучала мольба.
— Зачем? — ошеломленно спросила Фелисити. Наступило молчание. Он уткнулся лбом ей в грудь, а когда поднял голову, Фелисити увидела, что он беззвучно смеется.
— Впервые вижу девственницу, которая задает подобный вопрос. — Он поставил ее на ноги и поднялся с колена.
Слишком поздно она поняла, как далеко зашла. Хорошо, что он остановился. Фелисити стала быстро завязывать тесемки рубашки.
— Какой ужас! Вы, конечно, подумали, что я распутница.
— Нет. — Он приложил палец к ее губам. — Нет. Я подумал, что вы последняя женщина на земле, к которой я мог так прикасаться. — Он обвел пальцем ее губы.
Она посмотрела на Йена в надежде, что он снова ее поцелует. Однако, к ее разочарованию, этого не случилось.
Йен сам завязал тесемки на ее рубашке и тихо сказал:
— На этот раз вы имеете полное право пожаловаться Саре.
— Ни за что, — прошептала она. Как он мог такое подумать?
— Почему нет? Ничего не изменилось.
— Все изменилось. — Йен больше не казался ей распутником. А вот она вела себя безнравственно.
Все началось, как на балконе.
Однако закончилось совсем иначе. Тогда она считала себя жертвой распутника, а сейчас сама вела себя как распутница, наслаждаясь каждой лаской.
Осознав это, Фелисити застонала и, быстро подобрав с пола халат, надела его.
— Напрасно вы так переживаете, — успокоил он ее, — женщины испытывают те же желания, что и мужчины. Но принято считать, что мужчинам дозволено все, а женщины должны держать себя в узде даже с собственными мужьями. Это несправедливо.
— Смелое суждение.
— Я вообще придерживаюсь прогрессивных взглядов. А она считала его развратником и повесой. У Йена была возможность воспользоваться ее слабостью, но он этого не сделал.
— Не ожидала, что вы будете ко мне милосердны. Я этого не заслужила.
— Вы называете это милосердием? — Он засмеялся. — Должно быть, я просто свихнулся.
— Нет. Вы поступили как настоящий джентльмен.
— Не обольщайтесь. Я просто не мог допустить, чтобы в газете появилась еще одна ваша чертова статья.
Фелисити не поверила. Ее статья тут ни при чем. Виконт Сен-Клер никого не боится, и уж тем более ее.
— Мы квиты? — спросил Йен. — Надеюсь, лорд Икс больше не будет на меня нападать?
— А вы не расскажете моим друзьям, что я и есть лорд Икс?
— Все зависит от вас.
— Итак, лорд Икс и виконт Сен-Клер заключили мир.
— Лучшего и желать не приходится. Не может же виконт публично ссориться со своей невестой.
Фелисити удивленно уставилась на него:
— Невестой?
— После того, что между нами произошло, я принял решение. Фелисити, мы с вами должны пожениться.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный лорд - Джеффрис Сабрина



Из серии "лорд" больше понравился "Запретный поцелуй" , а этот интересно прочитать как продолжение.9/10
Опасный лорд - Джеффрис Сабринаyasmin
23.01.2014, 7.48





Серия Лордrn1.«Лорд-пират»rn2.«Запретный поцелуй»rn3.«Опасный лорд»
Опасный лорд - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.43





Ставлю 9ку. Роман понравился. Рекомендую.
Опасный лорд - Джеффрис СабринаСветлана П.
18.03.2015, 13.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100