Читать онлайн Не заключайте сделку с дьяволом, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 94)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

Не заключайте сделку с дьяволом

Читать онлайн

Аннотация

Блестящий авантюрист Диего Монтальво, прибывший в Англию, может увлечь любую женщину и превратить ее в свою безвольную игрушку. По крайней мере, так он считал, пока не встретил молодую учительницу Люсинду Ситон. Эта девушка способна противостоять чарам мужественного испанца.
Он пытается завлечь Люси в свои опасные сети, но та ускользает снова и снова.
А Монтальво, с охотничьим азартом преследующий красавицу, оказывается в ловушке собственной страсти…


Следующая страница

Глава 1



Ричмонд, Суррей
Конец апреля 1824 года


Дорогая Шарлотта!
Какая же беспечность со стороны вашей учительницы рисования — покинуть свой пост до начала пасхального семестра! Хорошо еще, что у вас есть мисс Ситон, которая может помочь вам, пока вы не подыщете замену этой безответственной женщине. Я надеюсь лишь, что мисс Ситон, повзрослев, избавилась от своей, как вы это называли, «неспособности думать прежде, чем говорить».
Ваш друг и кузен Майкл.


Люсинде Ситон требовался какой-нибудь внушительный поклонник, причем требовался безотлагательно.
Больше всего подошел бы, конечно, принц, но в крайнем случае она согласилась бы на герцога или, на худой конец, на маркиза, предпочтительно баснословно богатого.
Нельзя сказать, что Люсинда придавала слишком большое значение богатству, нет. Дорогие открытые фаэтоны, носящиеся сломя голову по городу, вызывали у нее тошноту, а от аромата тепличных роз она начинала чихать. Носить драгоценности было бы, конечно, приятно, но слишком хлопотно: ведь об их сохранности приходилось бы думать даже во время прогулки в парке в сопровождении служанки.
Нет, солидный поклонник был нужен ей для единственной цели: заставить Питера Бернса взять назад свои слова.
Люсинда шагала туда-сюда по спальне в здании школы миссис Харрис для молодых леди, которая в течение последующих нескольких недель будет находиться в ее единоличном распоряжении. На глаза то и дело накатывались слезы. Пропади он пропадом, этот негодяй! Люсинда рывком вытащила шаль из полураспакованного чемодана. Как она может до сих пор плакать из-за него? И как посмел этот бессердечный мерзавец предпочесть ей какую-то бесцветную мисс?
Укладывая шаль в ящик комода, Люсинда поежилась, вспомнив об унизительном разговоре с Питером на балу в прошлую субботу. Она, конечно, задала ему дурацкий вопрос об их дальнейших отношениях, но его бесцеремонный ответ привел Люсинду в ярость.
«Учитывая мое новое положение в обществе, Люси, — сказал Питер, — мне требуется более подходящая жена. Это должна быть женщина уравновешенная, обладающая чувством ответственности, а не какая-то темпераментная сорвиголова, которая говорит первое, что придет в голову».
Покопавшись в чемодане, Люсинда отыскала карандаши и блокнот для эскизов, в котором находился его портрет, сделанный год назад, когда Питер еще считал ее подходящей кандидатурой на роль своей жены. Она пристально вгляделась, в кудрявые волосы и красивую улыбку, при виде которой у нее всегда замирало сердце, потом пририсовала несостоявшемуся жениху пару отвратительных рогов на голове. Вот тебе! Никакая она не безответственная сорвиголова! Нет!
Ладно. Возможно, она чуточку излишне прямолинейна. Но что в этом плохого? Питеру это даже нравилось в детстве, когда они вместе росли в полку.
«С такими женщинами, как ты, мужчины развлекаются, но женятся на других».
Развлекаются! Покусывая карандаш, Люсинда вспомнила, как Питер, семнадцатилетний генеральский сынок, который был на три года старше ее, в шутку поцеловал ее впервые. Значит, он даже тогда развлекался с ней? Она-то вообразила, что все это серьезно, а Питер, оказывается, не придавал этому никакого значения.
А потом, когда она долго ждала его? Люсинда была совершенно уверена, что Питер на ней женится. Перед отъездом в большое путешествие
l:href="#n_1" type="note">[1]
он даже называл ее любовью всей своей жизни. Тогда он снова поцеловал ее, да так нежно, что это было похоже на объяснение в любви, тем более что он сам попросил ждать его.
Но когда он вернулся, все это было забыто. Он явился к ней во всем великолепии: в костюме, сшитом у дорогого портного, щеголяя превосходными золотыми часами, и с высоты своего величия заявил: «Слишком уж ты пылкая натура и проявляешь чрезмерное любопытство к таким вещам, которые настоящая леди не должна даже замечать. Но ты не можешь удержаться — это у тебя в крови».
Виновата ее иностранная кровь. Питер знал, что Люси была приемной дочерью полковника Ситона, которого она звала папой. Ее биологическим отцом был английский солдат, а матерью — испанка неизвестного происхождения. Правда, Люси не могла их помнить, потому что они умерли во время войны, когда ей было всего четыре года.
Но Питер не обратил на это внимания. Его беспокоило лишь то, что мать передала ей свою кровь, которая, как он полагал, кипела испанской необузданностью.
Ну хорошо же! Она ему покажет необузданность! Несколькими штрихами Люсинда добавила к портрету хвост, выглядывающий сзади из-под скромного сюртука, который Питер носил, когда был еще обычным мистером Бернсом, то есть до того, как неожиданно унаследовал титул графа Ханфорта.
Вот тогда-то он и стал «слишком хорош» для нее и начал высоко ценить родословную и важные связи. Именно тогда Питер стал в точности таким, как любой другой представитель английского высшего общества.
Большинство окружающих поначалу думали, что отец Люсинды — вдовец и Люси — его родная дочь, но очень скоро все узнавали правду от сплетников. Леди Керр, мачеха, осторожно предупредила Люсинду, что ее происхождение может отпугнуть ярых поборников чистоты родословной, тем более что, в отличие от подруг, она не является богатой наследницей. И хотя во время ее первого сезона мужчины проявляли к девушке явный интерес, матримониальных предложений она не получала. Правда, Люси и не поощряла их внимание, потому что ждала Питера. Однако несмотря на это, кто-нибудь мог бы и сделать предложение.
Если только… О Боже! А что, если Питер прав в отношении ее? Что, если все думают, что она какая-то сорвиголова, которая недостаточно хороша, чтобы стать женой респектабельного мужчины? Уж не потому ли мужчины вечно пялились на ее грудь и пытались поцеловать ее где-нибудь на балконе? Похоже, с другими девушками они себе такого не позволяли.
Уж наверняка они не допускали подобных вольностей с леди Джулианой. С богатой, элегантной, нудной леди Джулианой, которую Питер, судя по всему, счел подходящей кандидатурой на роль своей невесты.
На глазах Люсинды снова появились слезы. Как Питер посмел с презрением отвергнуть ее? Другие мужчины ее не беспокоили. Половина из них были послушными баранами, которые делали то, что велели им мамаши. Но ведь она ни на секунду не сомневалась, что Питер будет принадлежать ей…
Люсинда еще заставит его проклясть тот день, когда он отказался от нее. Девушка принялась было рисовать нож, пронзивший его вероломное сердце, когда послышался стук в дверь. Она торопливо спрятала блокнот под подушку и крикнула, чтобы входили.
Мачеха легко проскользнула в комнату со свойственной ей грацией. Леди Керр была замужем за отцом Люси чуть больше года.
— Твой отец закончил беседу с миссис Харрис, — сказала мачеха и взглянула на небрежно сваленную на кровати кучу одежды. — Мы уезжаем. И он хочет попрощаться с тобой.
— Я скоро приду.
Леди Керр взглянула на раскрытый чемодан:
— Может быть, помочь тебе распаковать вещи?
— Мне не нужно твоей помощи, — огрызнулась Люси, но, заметив, как поежилась леди Керр, тут же сменила тон и заговорила более ласково: — Очень мило с твоей стороны предложить помощь, но я справлюсь сама.
Когда Люси увидела нерешительную улыбку мачехи, у нее заговорила совесть. Леди Керр изо всех сил старалась подружиться с падчерицей. Отец даже намекнул, что леди Керр была бы счастлива, если бы Люси стала называть ее мамой. Но Люси не могла себя заставить. Она подсмеивалась над постоянными напоминаниями леди Керр о том, что следует говорить тише, следить за тем, что говоришь, и не хохотать над грубыми шутками мужчин. Если упреки — это все, чем занимается мать, то Люси, возможно, повезло, что она растет без матери.
Однако жизнь отца Люси леди Керр явно улучшила. Она очень любила мужа. Сильная и спокойная, она уравновешивала импульсивную натуру отца и никогда не ругала за глупости, которые он делал, если его сбивали с толку.
Разумеется, когда Люси и отец жили вдвоем, они были ближе. Им не хватало ужинов, во время которых отец рассказывал об Индии, и вечеров, когда Люси демонстрировала ему свои успехи в сложении чисел, а он ее хвалил. Жизнь была тогда такой простой.
Она вздохнула.
Леди Керр, как обычно, неправильно поняла ее вздох.
— Тебе не обязательно оставаться здесь. Мы с твоим отцом были бы рады взять тебя с собой в Эдинбург. Я уверена, что миссис Харрис смогла бы найти другого учителя рисования.
Люси помотала головой, продолжая распаковывать свой чемодан.
— По правде говоря, я с нетерпением жду начала занятий. В Эдинбурге такая скукотища, а здесь я буду занята делом до самого разгара сезона.
К тому же Люси было важно доказать Питеру, что она вовсе не безответственная. После того как она произведет на него должное впечатление своим уравновешенным поведением в роли учительницы, он, ползая перед ней на коленях, признает, что был не прав, и будет умолять простить его.
Возможно, Люсинда его простит. А может быть, и нет. Но она не сможет сделать ни того ни другого, если уедет на север, а Питер будет тем временем разгуливать по Лондону с леди Джулианой.
Взяв мачеху под руку, Люси решительно повела ее к двери.
— Тебе пора идти. Ты ведь знаешь, что папа не любит ждать, — сказала она.
Откровенно говоря, Люси очень хотелось, чтобы они оба как можно скорее уехали, позволив ей предаться своим страданиям.
Они молча спускались по лестнице и увидели, как отец в нетерпении прохаживается внизу. Услышав шаги, он взглянул вверх, и его раздражение мгновенно сменилось радостью.
Прежде всего он обрадовался, конечно, увидев леди Керр. И то, что графиня покраснела, еще раз подчеркивало их глубокую взаимную привязанность.
Люси даже позавидовала. Интересно, посмотрит ли когда-нибудь мужчина на нее таким взглядом, от которого она покраснеет? Даже Питеру такое не удавалось. Она была не из тех девушек, которые по любому поводу моментально краснеют.
— А вот и мои девочки! — пробасил отец. Его манеру громко говорить даже леди Керр не удалось облагородить. — Послушай, Мэгги, нельзя терять времени. Нужно поторапливаться, пока стоит хорошая погода, ведь правда, Люси?
— «Когда нет дождя, это нам на руку», — повторила Люси его любимую присказку, запомнившуюся ей с детских лет, проведенных в Испании и Португалии во время войны, когда длинные марш-броски в ненастную погоду были чистым наказанием.
— Значит, у тебя все в порядке? — спросил отец, улыбнувшись. Леди Керр взяла его под руку.
Отец и леди Керр уезжали вдвоем. Без нее. Люси заставила себя улыбнуться в ответ.
— Со мной все в порядке.
Наморщив лоб, отец внимательно посмотрел на нее.
— Мне почему-то кажется, что не все так безоблачно. Может, в этом виноват этот придурок Питер Берне, а?
Люси поморгала.
— Как ты…
— Я не дурак, девочка. Я знаю, что ты неравнодушна к нему, и видел выражение твоего личика, когда он три раза подряд танцевал с этой высокомерной леди Джулианой на субботнем балу. Я всегда считал его бездельником, но только теперь понял, какой он дурак. Тебе будет лучше без него, слышишь? — Он ласково потрепал Люси по плечу. — И не смей больше думать об этом выскочке.
Тот факт, что ее крайне ненаблюдательный отец заметил, что между ней и Питером что-то произошло, неожиданно так тронул Люси, что она расплакалась.
Отец замер, потрясенный пока леди Керр не подтолкнула его локотком, после чего он торопливо привлек Люси к себе.
— Ну будет, будет, девочка, я не хотел заставлять тебя плакать. Все не так уж плохо, ведь правда? Ну полно тебе, успокойся, ш-ш-ш.
Знакомый запах одеколона «Букет гвардейца» подействовал успокаивающе, напомнив, что перед ней по-прежнему ее дорогой отец, на ком бы он ни женился.
Леди Керр протянула ей носовой платок. Люси с благодарностью взяла его и, улыбнувшись мачехе дрожащими губами, утерла слезы и высморкалась.
— Как я уже говорила, мы были бы счастливы, если бы ты поехала с нами.
От этих добрых слов Люси чуть не заплакала снова, однако безжалостно подавила слезы. И когда это она успела стать такой плаксой?
Расправив плечи, она чуть отстранилась от мачехи.
— Не могу. Мне требуется чем-то заняться, а миссис Харрис действительно нужна помощь. Со мной будет все в порядке. Вот увидите.
— Мы вернемся через три недели, — сказал отец, — но если тебе потребуется, чтобы мы вернулись раньше, дай нам знать.
— Спасибо, папа, — сказала Люси и поцеловала его в щеку, потом, подчиняясь импульсу, поцеловала леди Керр. В глазах мачехи отобразилась искренняя радость, она даже потрогала свою щеку, словно хотела взять поцелуй Люси на память. — Мне будет не хватать вас обоих, — сказала Люси, сдерживая слезы.
Люси проводила их до кареты и прошлась за экипажем до конца подъездной аллеи. Возвращаясь назад, она почувствовала, что ей не хочется заниматься распаковкой чемодана. Это снова заставило бы ее плакать, а слезами она сыта по горло.
Свернув в сторону, Люси направилась через цветущий вишневый сад, отделявший территорию школы от соседнего поместья Рокхерст. По словам миссис Харрис, мистер Притчард, владелец, был намерен продать поместье, но покупателей отпугивала непомерно высокая цена, тем более что дом был в таком запущенном состоянии, что едва ли подлежал ремонту. Рокхерст пустовал последние три месяца, поэтому Люси осмелилась побродить в вишневом саду.
Когда она оказалась под деревьями, подул ветерок, цветочные лепестки посыпались вниз словно снежные хлопья, и на сердце у нее стало легче. Она не смогла устоять перед соблазном и, сбросив с ног мягкие лайковые туфельки без задников, начала кружиться среди падающих лепестков, как это делала, когда была ребенком. И чем дольше она кружилась, тем меньше ощущалась сердечная боль. Ее волосы, освободившись от шпилек, рассыпались по плечам и кружились вместе с ней.
Впервые за много дней она пришла в себя и перестала думать о жестоких словах Питера. Когда, наконец устав, Люси упала на землю, она закинула руки за голову и стала смотреть вверх, подставляя лицо падавшим лепесткам.
Хорошо бы, чтобы жизнь всегда была такой — чтобы в ней были только цветы, вишни и весна. Или даже пусть в ней все остается так, как в беззаботные дни учебы в школе, когда она вместе с другими девочками изучала географию, училась танцевать вальс, когда они с подружками болтали о том, какими обманщиками могут быть мужчины…
Люси вздохнула. Следовало бы извлекать из всего этого уроки, а она дала волю своему воображению и интересовалась всякой чушью, написанной в скандальной книге историй о гареме, которую тайком читала вместе с другими девочками. Она убедила себя, что когда-нибудь придет день, они с Питером поженятся и попробуют… все эти… греховные… штучки… Поскольку прошлую ночь Люси почти целиком проплакала, ее клонило в сон, и она задремала. Ей приснился гарем, где хозяйками были женщины, а султан исполнял все их желания, как вдруг глубокий мужской голос нарушил ее дремотное состояние:
— А здесь что такое? Местная леди пришла, чтобы поприветствовать нового соседа? Или это богиня, спустившаяся с Олимпа, чтобы поразвлечься с простым смертным?
Люси широко распахнула глаза. Может быть, ей это снится? Дьявольски красивый мужчина со смуглой кожей и глазами цвета жареного миндаля, стоявший возле ее ног, мог вполне оказаться султаном. Он явно только что вышел из ванной, потому что его блестящие черные волосы были влажными. Люси особенно потрясло то, что на нем была надета только белая сорочка, заправленная в черные брюки. На ногах — высокие сапоги. На незнакомце не было ни жилета, ни пиджака, ни галстука.
Должно быть, это ей все-таки снится. В этих местах ни один уважающий себя мужчина не выйдет из дома без пиджака, в одной сорочке. Тем более в сорочке с распахнутым воротом, так что были видны волосы на груди. И не будет носить такие обтягивающие брюки, чтобы обрисовывался каждый мускул бедер. Незнакомец представлял собой столь великолепный образчик мужского совершенства, что у Люси перехватило дыхание.
Тем временем взгляд мужчины скользнул по ее телу с явно непристойным интересом, задержался на груди, потом переместился туда, где юбка опустилась между раскинутыми ногами. Многозначительно посмотрев на ее ноги в одних чулках, он улыбнулся, отчего приподнялась тонкая ниточка ухоженных черных усов.
— Нет, наверняка это богиня, — сказал он по-английски с едва заметным акцентом. — Никакая местная сеньорита не станет гулять без обуви.
Сеньорита? О нет. Он не был султаном из ее сновидений. Он был весьма реальным человеком. К тому же иностранцем. И абсолютным незнакомцем.
С некоторым опозданием Люси села и одернула платье. Боже милосердный! Что он мог о ней подумать? Она хотела подняться на ноги, и незнакомец протянул руку, чтобы помочь. Помедлив полсекунды, Люси приняла руку, но, едва встав на ноги, сразу же ее отпустила. Он фыркнул с довольным видом.
— Мне следовало бы извиниться за то, что прервал вашу сиесту, но я об этом не жалею. Лежа среди лепестков вишни, вы представляли собой очаровательное зрелище.
То, что ситуация явно его забавляла, рассердило Люси.
— Кто вы такой, сэр, и почему находитесь на территории, которая является частной собственностью?
Он приподнял ухоженную черную бровь:
— Я мог бы задать вам тот же самый вопрос.
— Я учительница в школе, территория которой примыкает к вишневому саду. — Она огладила юбку, пытаясь придать себе вид, более соответствующий образу учительницы, хотя это было нелегко сделать, когда волосы распущены и ниспадают до талии.
— Ах да, девичья академия. — Он задумчиво взглянул на нее. — Но вы сказали мне, чем занимаетесь, не сказав ничего о себе. Как вас зовут?
О Господи, она не имеет права находиться здесь, и если этот джентльмен расскажет о ней миссис Харрис…
— Я не называю своего имени незнакомцам. Тем более что вы мне своего имени не назвали. Вы просто вторглись в частные владения.
— Я вторгся? Какая же вы подозрительная, — сказал он совсем не сердитым тоном. — А имя мое вы уже знаете. Оно напечатано на моей визитной карточке.
Его слова привели Люси в замешательство.
— Но я… я не видела вашей визитной карточки. Если вы оставили ее у начальницы школы…
— Не притворяйтесь, сеньорита. Вон она у вас. — Он протянул руку и достал что-то из-за ее уха.
— Но как вы… — Она не закончила фразу, прочитав имя на визитной карточке: «Диего Хавьер Монтальво, мастер мистификации».
Мастер мистификации? Люси заглянула ему в лицо, но его полуулыбка ей ничего не сказала. Ни один человек, находясь в здравом уме, не напечатает такие слова на своей визитной карточке. Это звучало почти как… «фокусник»!
— О Господи! Значит, вы фокусник?
— Именно так. — Он шутливо нахмурился. — Но вы, кажется, не слишком рады это слышать?
Как бы не так! У Люси была слабость к фокусникам. Ее завораживали их развевающиеся черные одежды, загадочные улыбки, потрясающая способность удивлять на каждом шагу. А если еще учесть и неподдельный интерес девушки к необычайно красивым джентльменам с континента, то Диего Хавьер Монтальво представлял собой сущее искушение.
Но если Питер узнает, что Люси флиртует с незнакомцем, то никогда не возьмет назад свои слова…
— А почему фокусник бродит вокруг Рокхерста? — спросила Люсинда. Поскольку она была учительницей, с ее стороны было бы крайне безответственно не поинтересоваться этим.
— Вы беспокоитесь, не явился ли я сюда, чтобы украсть драгоценности вашего соседа?
— А вы пришли с этой целью? — лукаво спросила она. Диего усмехнулся:
— Если бы это было так, я бы едва ли сказал вам об этом. — Речь его звучала так мелодично, что почему-то подгибались колени.
«Только этого не хватало!» — пожурила себя Люсинда, озираясь вокруг в поисках своих туфель. Но их нигде не было видно. «Ты должна быть ответственной, взрослой. И не заглядываться на красивых мужчин. Ты не из тех женщин, с которыми мужчины всего лишь развлекаются».
— Возможно, я явился сюда, чтобы украсть кое-что другое, — задумчиво произнес красавец. — Например, сердце такой красивой леди, как вы!
Люсинда рассмеялась.
— Вы репетируете подобные комплименты одновременно со своими трюками? Или умение говорить льстивые речи вам дано от рождения?
Похоже, Диего искренне удивился.
— Для такой молодой особы вы, кажется, очень утомлены жизнью.
— Молодой? Да мне уже за двадцать перевалило!
— Ну, в таком случае вы, разумеется, опытная зрелая женщина. Извините за ошибку.
Люси сложила руки на груди.
— Я, конечно, достаточно опытна, чтобы понять, когда мужчина пытается обольстить меня сладкими речами для собственных целей.
На худощавом лице фокусника промелькнуло какое-то странное выражение.
— Интересно, какие же это могут быть цели?
— Понятия не имею, — отрезала Люси. — Вы пока так и не сказали, что здесь делаете.
— Ладно, скажу, если вы настаиваете. Я новый арендатор Рокхерста.
Девушка остолбенела от неожиданности.
— Боже милосердный! — пробормотала она, приходя в ужас.
В глазах Диего плясали озорные огоньки.
— Так что видите, сеньорита Учительница, нарушитель границ частного владения — это вы. Я увидел вас из окна верхнего этажа и спустился вниз, чтобы узнать, кто это нарушил границы моей собственности. — Он протянул руку, чтобы снять листочек, запутавшийся в ее распущенных волосах. — А теперь вы, возможно, доставите мне удовольствие и сообщите ваше имя?
Ну уж нет! Во-первых, потому, что одно лишь его легкое прикосновение к волосам заставило участиться пульс Люси, а во-вторых, если он будет знать ее имя, ему будет гораздо проще пожаловаться на нее миссис Харрис.
— Я… я не думала, что в этом доме можно жить.
— Можно. Но я пока не решил, хочу ли купить это поместье. Но разве фокусники не кочевники, которые проживают в гостиницах и пансионах? Диего был слишком молод, чтобы успеть скопить состояние, а лондонские театры вряд ли могли бы платить ему достаточно, чтобы он мог позволить себе приобрести такое большое поместье, как Рокхерст.
— Что вы с ним будете делать?
Выражение его лица стало непроницаемым.
— Это зависит от целого ряда факторов.
— От каких именно?
— От того, отвечают ли моим строгим требованиям дом и его окрестности.
Окрестности? Он имеет в виду школу?
— Какие же это требования? Уверена; когда Рокхерст приведут в порядок, он окажется достаточно удобным для вашей семьи.
— Я не женат. — Диего наклонил голову, отчего прядь черных как вороново крыло волос упала ему на лицо. С небрежностью человека, уверенного в своей привлекательности, он водворил ее на место. — А вы? Ваша должность учительницы подразумевает, что у вас нет мужа?
Люсинда уже хотела ответить, но воздержалась и сама задала вопрос:
— Почему вы мне не отвечаете?
— Наверное, по той же причине, по какой и вы. — В его глазах плясали озорные искорки. — Чтобы продолжить этот интригующий разговор.
Люси с большим трудом подавила смех.
— По правде говоря, я нахожу его не столько интригующим, сколько бесполезным. Вы умышленно стараетесь быть загадочным.
— Как и вы, сеньорита Учительница. Ваше нежелание назвать свое имя и впрямь завораживает меня. — Диего наклонился к ней, и Люсинда уловила тонкий запах мыла и масла для волос. — Вы стоите в моем саду и дерзко допрашиваете меня, а сами не желаете сообщить такой пустяк, как собственное имя. Может быть, вы скрываете какую-нибудь тайну? Может быть, вы шпионка? — Заметив, что губы девушки складываются в улыбку, несмотря на все ее старания сдержать смех, он понизил голос до интимного полушепота: — А может быть, вы ждете здесь любовника?
Люси отшатнулась, почувствовав, как щеки вспыхнули непривычным жаром. Боже милосердный! Может быть, она издает какой-то особый запах, который позволяет людям делать непристойные предположения?
С другой стороны, этот мужчина обнаружил ее растянувшейся бессовестным образом на земле в его саду. Что он должен подумать о ней?
— Это весьма неприличное предположение, сэр, — ответила Люси самым высокопарным тоном. — Особенно если учесть, что мы с вами официально не представлены друг другу.
Его тонко очерченные губы медленно изогнулись в улыбке.
— Неужели для вас такие банальности имеют значение, carino?
l:href="#n_2" type="note">[2]
Carino? Ну, это уж совсем безнравственно с его стороны. Испанский язык Люси помнила очень слабо, однако знала, что это слово ласкательное. Она почувствовала огромное удовольствие, услышав его. Но этому самоуверенному красавчику не следовало так называть ее независимо от того, знал он или не знал, что она понимает испанский. И ей, конечно, нельзя было допускать, чтобы это слово оказывало на нее такое воздействие.
— Здесь не континент, сэр. В Англии такие «банальности» имеют значение для каждого. Так что, если вы надеетесь преуспеть здесь в своих делах, вам будет лучше сразу же начать самому проявлять уважение к правилам приличия.
У Диего помрачнело лицо.
— Я и забыл, что вы, англичане, одержимы правилами приличия, — сказал он. — Если, конечно, не считать тех случаев, когда сами вторгаетесь на чужие территории.
— Извините за вторжение, — сказала Люсинда, желая поскорее ретироваться, сохранив достоинство и не назвав себя. — Я должна идти.
Она повернула к школе, но не успела сделать и двух шагов, как новый знакомый ее окликнул.
— Вы, кажется, кое-что забыли.
Оглянувшись, Люси увидела, что он держит в руке ее туфельки и при этом очаровательно улыбается.
— Спасибо, сэр, — пробормотала она, но, когда потянулась за туфлями, Диего их не отдал, подняв вверх, что было нетрудно сделать при его высоком росте.
— Ваше имя, сеньорита, — тихо сказал он с самодовольной улыбкой.
Люси чуть помедлила, взвешивая свои шансы. Но их не было.
— Оставьте туфли себе, — сердито сказала она и бросилась бежать.
Уж лучше лишиться туфель, чем позволить этому фокуснику сообщить миссис Харрис о ее бесстыдном поведении. Если бы Питер услышал, что она валялась на земле словно девчонка-сорванец, а какой-то незнакомец тем временам разглядывал ее, она бы просто умерла. Пока сеньору Монтальво неизвестно ее имя, об этом инциденте никто не узнает. Едва ли их дороги когда-нибудь пересекутся снова.
И все же ей хотелось предупредить миссис Харрис об этом человеке. Поздно будет, когда девочки начнут ходить за ним словно томящиеся от любви сучки. А кроме того, что-то здесь было не так. Зачем бы фокуснику арендовать для одного себя поместье таких внушительных размеров, как Рокхерст?
Если бы Люси не отреагировала так остро на его заигрывания, ей, возможно, удалось бы выудить у него более существенную информацию. Но когда его взгляд скользнул вниз по ее телу и он голосом, подобным теплому меду, стал говорить по-испански нежные слова…
Помоги ей Господь. Джентльмены с континента были хуже всех. Или лучше всех — в зависимости от того, как на это посмотреть. Они отлично знали, как разгорячить женскую кровь…
Возможно, все-таки Питер был прав в отношении ее.
Люси нахмурила лоб. Ладно. Она считает этого иностранца привлекательным, но ведь он дает представления, каждый вечер очаровывает аудиторию — он годами шлифует свои способности. Неудивительно, что он ввел ее в искушение. А какая бы нормальная женщина с горячей кровью не соблазнилась, когда греховно привлекательный мужчина смотрит на нее таким взглядом?
Вот новая любовь Питера, наверное, не почувствовала бы искушения. Леди Джулиану такая ярко выраженная притягательность даже оттолкнула бы.
Скрипнув зубами при этой мысли, Люси помчалась к школе, на бегу скручивая в пучок рассыпавшиеся волосы. Уж лучше надеяться, что она никогда больше его не увидит. Очень уж сильно она реагирует на его чары.
Люсинда почти добежала до ступенек перед входом, когда услышала за спиной женский голос:
— Теперь ты чувствуешь себя лучше, дорогая?
Вздрогнув от неожиданности, Люси повернулась и увидела миссис Харрис, которая сидела за столом и читала газету.
— Что вы имеете в виду? — с виноватым видом спросила Люси.
— Хорошая прогулка всегда улучшает настроение, не так ли? — сказала миссис Харрис, не отрывая глаз от газеты.
— О да, конечно, — с облегчением отозвалась Люси.
Ей хотелось поскорее войти в дом, чтобы миссис Харрис не успела заметить, что она без туфель и волосы у нее в полном беспорядке, но ее остановило встревоженное восклицание начальницы.
— Что случилось? — спросила Люси, сразу же забыв о беспорядке в своем внешнем виде. Миссис Харрис была чем-то потрясена.
Возмущенно покачивая головой, она закончила читать газетную статью. Когда, выругавшись не подобающим леди образом, она бросила газету на стол, ее сразу же схватила Люси. На первой странице в самом центре красовался заголовок: «Фокусник строит увеселительный сад в Ричмонде».
Пропади все пропадом! Люси сразу догадалась, что этот льстивый мерзавец что-то затевает! Девушка принялась жадно читать статью, а миссис Харрис поднялась на ноги и стала прохаживаться туда-сюда по вымощенной плитняком дорожке.
— Он намеревается превратить Рокхерст в еще один Воксхолл! — воскликнула миссис Харрис. — Можешь себе представить? Это катастрофа! Воры-карманники будут прятаться в вишневом саду, лодочники расположатся на нашем спуске к реке, музыка будет греметь круглосуточно, а среди ночи — еще и фейерверки! Девочки не смогут спать. Не говоря уже о всяких скандальных происшествиях, которые всегда случаются в таких местах по ночам!
Судя по написанному в статье и возмущенным восклицаниям миссис Харрис, двадцативосьмилетний Диего Монтальво был известен во всем мире. Он был далеко не заурядным фокусником и с большим успехом выступал перед королями Швеции и Дании. Он целый год колесил по России и своим потрясающим мастерством иллюзиониста произвел огромное впечатление на царя.
Теперь этот талантливый иллюзионист приехал в Англию, чтобы купить поместье Рокхерст и построить на его территории общественный увеселительный сад. Вот так-то.
Миссис Харрис продолжала шагать туда-сюда по дорожке, все сильнее и сильнее возбуждаясь.
— Я не позволяю своим девочкам посещать Воксхолл даже в сопровождении строгой дуэньи. Как я смогу их защитить, если Воксхолл намереваются возвести буквально у нашего порога?
Люси взглянула в сторону Рокхерста. Она слышала о непристойных происшествиях, случающихся в темных уголках Воксхолла, когда выступают фокусники и музыканты. И, судя по неприличным заигрываниям сеньора Монтальво — и по описаниям в газете, — именно такого рода увеселительное заведение он намерен здесь соорудить.
— Я должна немедленно написать кузену Майклу, — сказала миссис Харрис. — Уж он-то наверняка знает, как это остановить. — Она окинула взглядом соседскую собственность. — Клянусь, мистеру Притчарду я этого не спущу. На сей раз он зашел слишком далеко, накликав такую беду на наши головы.
И она была права: это означало бы конец школы.
Не бывать этому! Люси не могла стоять в сторонке, наблюдая, как разрушается все, что создавала миссис Харрис. Школа значила слишком много для слишком многих, включая Люси. Она не позволит, чтобы это сошло с рук сеньору Монтальво. Люси устала от того, что мужчины попирают ее интересы.
Так или иначе она покажет этому самоуверенному чародею, что ему не удастся превратить Рокхерст в сад развлечений. А потом, когда Люси спасет школу, Питеру придется взять назад свои слова о том, что она безответственная сорвиголова. Вот увидите, она этого добьется!






Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис Сабрина



очень очень понравился роман. читайте
Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис Сабринамарианна
3.11.2011, 13.23





роман классный,не многие романы так могут понравиться))))))))
Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис СабринаАнастасия
8.11.2012, 8.34





Сдается мне, что знаменитый кузен Майкл - лорд Стоунвилл. Только он видел Эмили с её американцем, только он видел лорда Энтони с подружкой на вечеринке с газом и тут же об этом извещал миссис Харрис. Кто подскажет - есть ли история о нем и о ней?
Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис СабринаKotyana
26.12.2013, 10.08





Один раз можно прочитать. Секрет кузена Майкла раскрывается в последней книге серии "Сначала замужество, потом постель".
Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис СабринаКэт
4.04.2014, 10.14





Школа наследницrn1.«Не соблазняй повесу»rn2.«Только герцогу это под силу»rn3.«В плену твоих желаний»rn4.«Коварный повеса»rn5.«Не заключайте сделку с дьяволом»rn6.«Сначала замужество, потом постель»
Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.50





Или простить мужчину, или выбросить его из своей жизни? А если не можите жить без него??? Роман как раз об этом. О любви и обмане, о долге и чести. Немного скучновата середина романа, но конец более динамичен. Один раз смело можно прочесть.
Не заключайте сделку с дьяволом - Джеффрис СабринаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
10.11.2016, 20.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100