Читать онлайн Не соблазняй повесу, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

Не соблазняй повесу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Лампа в туннеле погасла. Громкие, твердые шаги по полу наверху, у него над головой, заглушали собственные крики Лукаса. Его не смогут услышать, не смогут увидеть... в туннеле так темно, так дьявольски темно и холодно.
Он на четвереньках добрался по мокрой грязи до ведущего наверх колодца, но, заглянув в него, убедился, что выход завален тяжелым камнем. Вскарабкавшись по стене колодца, он попробовал сдвинуть камень, но тот не тронулся с места. Нет, ему не докричаться до тех, кто там, наверху.
Выстрелы из мушкетов, приглушенные камнем. Красные мундиры стреляют, будь они прокляты!
Крики раздавались у него над головой, ужасные крики гибнущих людей, его людей. Этого не должно было случиться! Красные мундиры не имели права стрелять, ни один из них! Он сбил руки в кровь, колотя по камню, но это ничего не дало. Его людей убивали там, над ним...
Холод пронизывал его до костей, Лукас весь дрожал в своих отрепьях. От вонючего, загрязненного воздуха першило в горле, дыхание стало тяжелым. Сколько здесь осталось этого воздуха? Сколько он, Лукас Уинтер, еще протянет?
Он пытался думать, но крики все продолжались, не умолкая...
Лукас пробудился в своей постели, весь в холодном поту, удары сердца так громко отдавались в ушах, что он не сразу сообразил, где он. Не сразу понял, что он в безопасности. Не корчится, полуголый и голодный, в темном туннеле, ожидая смерти.
Он всего лишь сбросил с себя одеяло, беспокойно ворочаясь во сне. А так как спал он в одних кальсонах, то и замерз. Все в полном порядке, ничего с ним не случилось.
Все хорошо. Все как надо. Лукас спустил ноги с кровати и сел, хватая ртом воздух и стараясь унять отчаянное сердцебиение.
Пульс наконец выровнялся. Лукас завернулся в одеяло и подошел к окну, за которым, судя по светлой полоске на горизонте, занималось утро. Он жадно впитывал в себя то, что видел, чтобы скорее избавиться от ночных призраков.
Проклятые кошмары! Ведь они перестали уже его мучить, с тех пор как много месяцев назад он приплыл из Канады во Францию. Это ужасное путешествие внушило ему страх: он опасался, что больше не сможет выдерживать длительное пребывание на корабле, в замкнутом пространстве. Моряк, у которого перехватывает дыхание, едва он начинает спускаться по трапу во внутренние помещения судна, флоту не нужен.
Во Франции кошмары прекратились, и он начал надеяться...
Лукас с силой ударил кулаком о подоконник. Стоило ему увидеть красные мундиры на балу, и вот на тебе – кошмары вернулись. Господи, он ждет не дождется, когда же уедет из этой проклятой страны.
Он бросил последний взгляд на светлеющее небо и запустил руку в спутанные волосы. Подошел к умывальнику, налил в таз ледяной воды и начал плескать ею себе в лицо. Судя по тому, что угли в камине совсем погасли, скоро в комнату потихоньку войдет кто-нибудь из слуг и разожжет огонь.
Нет смысла пытаться снова уснуть. Он для этого слишком возбужден. Если он в чем сейчас и нуждается, так только в том, чтобы снять напряжение, либо хорошенько помахав саблей, либо проскакав верхом на коне бешеным галопом, либо занявшись бурным сексом.
Проклятие, откуда это взялось?
Впрочем, ясно откуда: Амелия. Хорошенькая, кокетливая, легкомысленная Амелия, которая хочет проехаться на верблюде и у которой такие сладкие соблазнительные губы, пробудившие в нем желание, подавляемое месяц за месяцем одиночества. Скверно, что она англичанка и к тому же падчерица жены преступника, потому что только мысль о возможности прильнуть к ее шелковистому телу...
Лукас негодующе фыркнул. Как будто эта вертушка, которая даже не позволила ему ухаживать за ней, не получив уроков «хорошего тона», пустит его к себе в постель! Она, понимаете ли, жаждет приключений... да она скорее всего упала бы в обморок, если бы и вправду попала в какую-нибудь передрягу.
Он глянул в зеркало на свою физиономию, потемневшую от проступившей на ней щетины и сильно осунувшуюся от недосыпа. Амелия, наверное, упала бы в обморок уже от того, что очутилась бы рядом с ним сейчас. А ведь он собирается заехать к ней нынче утром...
Лукас побрился и оделся со всем тщанием. Ничего не поделаешь – придется заниматься «ухаживанием», если он хочет получить информацию. И если это означает, что он должен выглядеть наполовину цивилизованным и плясать под ее дудку, он так и будет поступать, хоть и с зубовным скрежетом.
Часом позже Лукас спустился в столовую. Он был удивлен, обнаружив там своего кузена.
– Не слишком ли рано для вас? – Уинтер подошел к буфету, на котором слуги оставили специально для него хлеб, сыр и фрукты. – Я думал, никто из вас не завтракает раньше десяти утра.
– Я еще не ложился в постель, – пробурчал Кирквуд.
Лукас пригляделся к своему кузену, который низко пригнулся над чашкой чая. В самом деле, Кирквуд был еще в своем вечернем костюме.
– Поздненько же кончаются ваши балы, – сказал Лукас и, кончив накладывать еду себе на тарелку, занял за столом место напротив кузена.
– Бал кончился в три часа утра, но я потом побывал в своем клубе. Вернулся только что.
– В таком случае все понятно. Я не стал дожидаться конца. Пошел к себе и лег спать, как только леди Амелия уехала в полночь.
– Я это заметил.
Лукаса насторожил иронический тон кузена.
– Я также заметил, что она и ее дуэнья беседовали с моей матерью. – Кирквуд поднял на Лукаса глаза в красных веках. – Кажется, они решили, будто вы подыскиваете себе жену. И что вы возлагаете надежды на леди Амелию.
Подавив раздражение, Лукас налил себе чаю из чайника, стоящего в центре стола.
– Вы же знаете женщин. Они думают только то, что им угодно.
– Не все женщины таковы. И уж конечно, не миссис Харрис. Разумеется, не без причины возник этот разговор. – Кирквуд усмехнулся. – Что вы, собственно, сделали? Я заметил, что вы и леди Амелия на какое-то время исчезли из бального зала, и что прикажете думать, если...
– Шли бы вы спать, – прорычал Лукас, – пока не наговорили лишнего о том, что вас не касается!
– Поосторожней с выражениями, Уинтер. Вы гость в моем доме, однако...
– Однако только вам положено ухаживать за женщиной без всяких к тому оснований, не так ли? – Его кузен ощетинился, и Лукас добавил: – Это всего лишь легкий флирт, и ничего более. И не думайте, что я его начал, потому что такого не было. Начала она. А если легкомысленная женщина жаждет пофлиртовать с американским дикарем, то я уверен, что не вправе ее удерживать. – Лукас хмуро посмотрел на Кирквуда. – И вы тоже, между прочим.
Выражение лица кузена смягчилось.
– Легкомысленная женщина? Леди Амелия?
– Пожалуйста, не подумайте, будто я воспользовался тем, что у нее птичьи мозги. – Лукас обернул ломтиком сыра кусочек хлеба, поднес его ко рту и откусил немного. – Даю слово, каждый раз, как леди Амелия называет меня «большим, сильным солдатом» и начинает хлопать ресницами, мне хочется ее придушить.
Кузен Уинтера издал какой-то сдавленный звук, и когда Лукас посмотрел на него, то убедился, что Кирквуд с трудом удерживается от смеха, а глаза у него так и сверкают.
– Что это с вами? – спросил Лукас.
– Вы в самом деле говорите о леди Амелии? Дочери графа Тови?
– А почему бы нет?
– В самом деле, почему бы и нет? – спохватился Кирквуд. – Но я просто пытаюсь представить себе, как эта женихи на называет вас «сильным солдатом» и хлопает ресницами.
– Вы что, думаете, я лгу?
– Никоим образом, – заверил его кузен и попытался сделать серьезное лицо, но не выдержал и разразился-таки смехом.
– Я не людоед, как вы понимаете.
– Совершенно верно, – произнес Кирквуд теперь уже вполне серьезно.
– Женщины находят меня привлекательным, – заявил Лукас. – И кокетничают со мной.
– Даже те, у кого «куриные мозги», как у леди Амелии.
В глазах у Кирквуда снова заплясали смешинки.
– Ну да. А почему бы нет?
Кирквуд поднял руки вверх в знак того, что сдается, и встал.
– Почему бы нет? Ну действительно, мне пора в постель. Оставляю вас наедине с вашими интрижками.
– Подождите. Мне нужно узнать у вас, где дом леди Амелии.
Лорд Кирквуд остановился в дверях.
– Так вот почему вы так элегантно одеты. Собираетесь нанести визит «легкомысленной женщине».
– Немного погодя. Надо же дать леди Амелии и миссис Харрис возможность позавтракать. Кроме того, мне надо навести блеск на мою саблю перед тем, как ехать к ним. – Лукас откинулся на спинку стула. – Я обещал показать леди Амелии оружие мамелюков. – Он усмехнулся. – Она думает, что оно сделано из марципана.
Кирквуд расхохотался от души:
– Неужели?
– Уверяю вас, я понять не могу, как вы управляетесь с вашими глупыми английскими наследницами.
– Это судьба, – ответил кузен с веселой иронией. – Но не возитесь с вашей саблей слишком долго. Не стоит запаздывать с визитом.
– Вы правы. Я должен успеть до того, как они уедут за покупками или еще куда-нибудь на целый день. Я просто слегка протру свое оружие.
– Или поезжайте сразу и позвольте леди самой отполировать его, – пошутил Кирквуд. – Это приучит ее думать, что оно действительно из марципана.
Лукас на секунду представил себе, как игривая леди протирает его саблю, и в голове у него возникла несколько иная картина.
– Поверьте, если бы я подумал, что леди Амелия станет полировать мою «саблю», я уже был бы там.
Его кузен моргнул, потом нахмурился.
– Вы прекрасно понимаете, что я не это имел в виду. Джентльмен не может себе позволить даже думать подобное о леди, не то что говорить.
– Как хорошо, что я не джентльмен. – Лукас осушил до дна чашку чая. – Не беспокойтесь, я ни за что не сказал бы ей этого. Ничего такого, что она могла бы понять в подобном смысле.
– Она могла бы вас удивить, – проговорил не очень-то внятно Кирквуд и удалился.
Лукас смотрел кузену вслед с мрачным видом. В Амелии его ничто не удивило бы. Эта женщина переменчива, как ветер.
Но не в этом дело. До тех пор пока он не узнает от нее то, что нужно, леди Амелия может меняться хоть пятьдесят раз за час. Теодор Фрайер больше не ускользнет от него.
Несмотря на то что Амелия до часу ночи не ложилась в постель, проснулась она рано. Обычно она предпочитала поспать подольше, но беспокойные мысли о Долли вынудили ее появиться в столовой задолго до восьми утра.
Она проворочалась с боку на бок всю ночь, вспоминая быстро пролетевшие два года, которые она провела со своей мачехой, и безуспешно пытаясь найти хоть какой-то ключ к загадке. И теперь вдруг подумала, не обнаружит ли она этот ключ в своих дорожных дневниках. У нее их было несколько, полных газетных вырезок, которые она вкладывала между страницами, и самых пестрых записей – от разных занимательных историй до рассказов Долли о ее путешествиях. Пока Амелия еще не могла путешествовать самостоятельно, в ее распоряжении только и находились записи о чужих странствиях.
Она поспешила к письменному столу у окна. Дневники лежали там аккуратной стопкой. Амелия извлекла из стопки последний по времени дневник и погрузилась в чтение. Увы, ничто из прочитанного не подсказало ей, почему Лукас интересуется Долли.
Со вздохом она вложила в дневник статейку о некоем шотландском разбойнике по прозвищу Шотландский мститель, который грабил на больших дорогах знатных и богатых англичан. Статейку передала ей вчера вечером Венеция. Разбойник определенно ненавидел отца Венеции – лорда Дунканнона за то, что он постоянно напоминал парню о его жертвах, но Венеция не понимала почему.
Потом Амелия записала в дневник рассказ Лукаса о походе в Дерну. Он рассказывал обо всем так живо и подробно, что Амелия почти чувствовала, как хрустит песок у нее на зубах. Неужели Уинтер и вправду ел верблюжатину?
Она перечитала записанное. Верблюд все-таки лучше, чем то, что пришлось проглотить алжирскому паше. Одна из его жен попыталась отравить пашу, но он отделался всего лишь расстройством желудка.
Должно быть, паша довел женщину до этого своим блудливым взглядом и неутолимым сладострастием. А может, ей опротивело наблюдать, как наложницы то входят в покои мужа, то выходят оттуда после занятий тем, о чем пишут в рассказах о гареме...
«Нас, пленниц, научили, как ублажать тело паши, покрывая поцелуями его широкую грудь и толстый живот. Потом нам было велено ласкать его «меч», сначала руками, а после губами».
Амелия покраснела до корней волос. Они с Венецией дико хохотали, когда впервые прочитали это. Ничего себе придумано! И как только женщины удерживались от смеха?
Сейчас все это не казалось ей нелепым. Если бы мужчина, такой, как... ну скажем, Лукас... лежал перед ней обнаженным и попросил, чтобы она ублажала его тело...
– Вы сегодня рано, дорогая, – проговорила от двери миссис Харрис.
Амелия так и подскочила. Господи, эта женщина прямо как Лукас, подкрадывается неизвестно откуда. Изобразив приветливую улыбку, она повернулась к компаньонке:
– И вы тоже.
Миссис Харрис подошла к буфету.
– Я решила, что мне стоит написать кузену Майклу письмо о майоре Уинтере как можно скорее.
Она взяла тарелку, положила на нее отваренных груш, тонко нарезанные ломтики холодного языка и большой ломоть хлеба.
– Если кто и умеет раздобыть информацию, так это ваш кузен.
Может, он сумеет пролить свет на то, что нужно майору от Долли.
– Просто не знаю, как бы я обходилась без его поддержки.
Это замечание возбудило любопытство Амелии.
– Это правда, что он дал вам деньги на то, чтобы открыть школу?
– Да. – Миссис Харрис уселась за стол для завтрака и намазала хлеб толстым слоем масла. – Я не могла бы начать дело на собственные средства.
– Но ведь вы никогда с ним не встречались. Я что-то не пойму. Если он ваш кузен, то почему...
– Он кузен моего покойного мужа, а не мой, дорогая. А мой муж всячески избегал своих родственников. – Миссис Харрис съела кусочек хлеба и вытерла губы с изяществом истинной леди. – Признаться, я не слишком вникала в это дело. В обмен на свою помощь кузен Майкл попросил меня только об одной любезности: чтобы я сохранила его инкогнито. Сказал, что это защитит меня от нежелательных пересудов. Он не хотел погубить мою репутацию после того, как мой муж, его родственник, погубил мою жизнь. Поскольку это было благороднейшее условие, я его приняла.
– Кто бы он ни был, у него прекрасные связи. Откуда он знает столько сплетен? Может, он сыщик с Боу-стрит?
Миссис Харрис хихикнула.
– Оставлю это вашему воображению. Не думаю, что это столь романтично. Кстати, судя по его почерку, он человек немолодой. Буквы у него какие-то неуверенные и словно бы написаны дрожащей рукой.
– Быть может, он нарочно так пишет, – предположила Амелия, но веселый ответный смех компаньонки дал ей понять, что выдумка ее успеха не имеет.
И сама Амелия, и другие девушки в школе чего только не придумывали насчет благодетеля миссис Харрис. Тайный обожатель, оставленный любовник, богатый султан, из дальней дали мечтающий о хорошенькой вдовушке...
Внезапный и очень громкий стук в дверь дома заставил Амелию вздрогнуть и выпрямиться.
– Вы кого-то ждете?
– Нет.
Когда новый лакей Джон пришел спросить, примут ли они майора Лукаса Уинтера, Амелия и ее компаньонка обменялись удивленными взглядами.
– Он явился с визитом в такой ранний час? – задала вопрос миссис Харрис.
– Да, мадам. Он говорит, что леди Амелия согласилась давать ему уроки.
– Я совсем забыла об этом, – со стоном произнесла Амелия. Миссис Харрис поглядела на нее в изумлении, и та пояснила: – Я обещала научить его, как вести себя в английском светском обществе.
– Прикажете провести джентльмена сюда? – спросил Джон.
– Само собой разумеется, – улыбнулась миссис Харрис. – Это так занимательно.
Только после того, как лакей ушел, Амелия спохватилась, что ее дорожные дневники разбросаны как попало. Она поспешно начала укладывать их стопкой.
– Что вы делаете, моя дорогая? – спросила миссис Харрис.
– Просто навожу порядок.
Не могла же она сказать, что дневники в данном случае способны подтвердить наличие у нее мозгов. Миссис Харрис не одобрила бы подобный маскарад и сочла бы его недопустимым кокетством.
– Он и не заметит беспорядка, ведь он мужчина, – рассмеялась миссис Харрис.
Амелия не успела убрать свои дневники, как появился Джон и объявил о приходе визитера. В комнату вошел майор Уинтер.
Сердце у Амелии так и подпрыгнуло. Господи, да таких привлекательных мужчин вообще нельзя пускать в общество. Это просто нечестно.
– Доброе утро, майор.
Амелия подошла поближе, чтобы отвлечь его внимание от письменного стола.
– Доброе утро, мэм. – Он слегка наклонил голову, затем повернулся к миссис Харрис. – Вы обе выглядите прекрасно.
– Вы тоже, майор, – произнесла Амелия.
Более чем прекрасно, будь он проклят! К его наружности дерзкого корсара утренний темно-коричневый сюртук, замшевые бриджи для верховой езды и начищенные до блеска высокие сапоги шли ничуть не меньше, чем вчерашняя униформа. Обшаривая давеча его шкаф, она видела этот его, безусловно, лучший костюм, если не считать военной формы. Она могла бы чувствовать себя польщенной... если это не было его очередной стратегической уловкой во имя того, чтобы получить от нее нужные сведения. И Амелия спросила резко:
– Что вынудило вас прийти в столь неподходящий час?
Миссис Харрис явно удивилась грубому тону вопроса.
– Что же в нем неподходящего? – протянул Лукас. – Я встал на заре.
– Возможно, и так, но в Лондоне никто не является с визитом ранее полудня.
– Я не знал, что вы, англичане, такие лежебоки.
– Миссис Харрис и я на ногах, как видите. Но мы просто не готовы принимать визитеров. Запомните это на будущее.
– Непременно постараюсь, – процедил он сквозь зубы.
Явно Лукас не привык, чтобы им командовали.
Амелия скрыла усмешку. Она заставит его жестоко раскаяться, если он посмеет спорить с дочерью графа Тови. Указывая на его саблю в ножнах, она сказала;
– Мне кажется, мы с вами вчера договорились о том, что вы не станете появляться вооруженным в светской обстановке.
Он опустил руку на эфес.
– Но ведь я обещал показать вам свою мамелюкскую саблю.
Неожиданная дрожь пробежала по телу Амелии. Все верно, негодяй принес вещь, которая непременно возбудит ее любопытство. Но это еще не значит, что она упадет в обмороке к его ногам.
– Как это любезно с вашей стороны, – произнесла она холодно, но тут же поспешно бросилась освобождать место для сабли на столе, за которым продолжала поглощать свой завтрак миссис Харрис. – Положите саблю сюда, чтобы я могла ее разглядеть получше.
Он так и сделал, вынув саблю из ножен и положив на стол. Чувствуя, что сердце у нее словно переместилось в горло, Амелия тщательно осмотрела ее, рисуя в воображении Лукаса, орудующего саблей в бою. Изогнутая рукоять из позолоченной меди так и сияла даже в неярком свете туманного утра.
Однако Амелию больше всего занимал сам клинок.
– Что это такое? – спросила она, указывая на черные символические знаки в восточном стиле, врезанные в металл почти по всей трехфутовойдлине закаленного клинка.
– Я не знаю, каков смысл их всех, но вот это – звезда Дамаска, – Он тронул пальцем шестиконечную звезду. – Дамасские оружейники ставят на своих изделиях два соединенных треугольника, знак своей гильдии.
– Можно мне потрогать эти символы? – спросила Амелия.
– Осторожней, дорогая, – призвала ее к благоразумию миссис Харрис с другого конца стола.
– Да, – присоединился к компаньонке Лукас, – не порежьтесь, сабля действующая.
–Я уверена, что она хорошо поработала. – Об этом свидетельствовали многочисленные зарубки на клинке, и Амелия потрогала одну из них. – Вы брали ее с собой в Дерну?
– Нет. Мое правительство предпочло оставить мамелюков напоследок.
– Все это так удивительно. – Амелия осторожно, едва прикасаясь к клинку, провела вдоль по нему пальцами. – Вы содержите ваше оружие в отличном состоянии, майор Уинтер.
– Стараюсь, как могу.
Голос Лукаса прозвучал сдавленно. Амелия подняла на него глаза и заметила, что он как-то очень уж внимательно следит за движениями ее руки по клинку – от рукояти к острию, потом обратно. Что это с ним? Ведь не может она обрезаться, просто дотрагиваясь до металла. Если судить по выражению лица майора, можно подумать, будто сабля – живое существо.
«Потом нам было велено ласкать тот «меч» сначала руками, а после губами...»
Но он же не... воображает, будто она...
Амелия хотела было отдернуть руку, но удержалась. В книжке о гареме говорилось, что мужчина чувствует себя неловко, если он возбужден. Бог свидетель, ей очень хотелось, чтобы майор чувствовал себя именно так.
Амелия продолжала водить рукой по клинку, но теперь уже как бы лаская его.
– Он и вправду великолепный! – с чувством произнесла она.
Лукас выпрямился, на его скулах задвигались желваки.
– Я никогда не видела более прекрасной работы.
Донельзя довольная результатом своего эксперимента, Амелия провела еще несколько раз рукой по клинку. Майор протянул руку с явной целью удержать ее от опасной шалости.
– Вы можете поранить себя. Клинок очень острый.
– В этом нет сомнения, – согласилась Амелия и убрала руку, но лишь для того, чтобы ухватиться за рукоять сабли.
Негромкий, но все же слышный стон майора вызвал у Амелии желание испустить радостный вопль. Она погладила рукоять и спросила:
– Вы бы позволили мне начистить ее до блеска? Взгляды их пересеклись, и огонь в глазах Лукаса вынудил Амелию замолчать.
– Начистить до блеска? – хрипло переспросил он. – Мой... клинок?
– Да. Я была бы очень осторожна и не нажимала бы слишком сильно. – Она мило улыбнулась, хотя горящий взгляд Уинтера почти лишал ее возможности дышать. – Сомневаюсь, что могла бы его повредить, он такой твердый.
– Вы даже не представляете насколько.
Не спросив разрешения, Лукас с несколько чопорным видом опустился на стул и придвинул его к столу.
Амелия не преминула воспользоваться случаем и сделала ему замечание:
– Майор Уинтер, садиться, пока хотя бы одна из дам стоит, невежливо.
– Вы не вправе обижаться на джентльмена, Амелия, – вмешалась в разговор миссис Харрис. – Ведь вы так долго продержали бедняжку на ногах после его утомительной верховой поездки.
Компаньонка выразительно посмотрела на Амелию, но ее подопечная настолько увлеклась забавой, что не могла остановиться.
– Чепуха, короткая верховая прогулка не может утомить такого крепкого мужчину, как он. Не правда ли, майор Уинтер?
Лукас открыл было рот, собираясь достойно ответить, но миссис Харрис вмешалась снова:
– Покажите майору ваши дорожные дневники, дорогая. Они, возможно, его заинтересуют.
Амелия вздохнула. Теперь уже невозможно скрыть от Уинтера эти глупые дневники. Но она была еше не готова прекратить восхитительную игру.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина



Очень интересный роман !!! Главные герои сильные ,достойные друг друга личности !
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаМари
21.03.2012, 7.01





роман мне совсем не понравился.все так наиграно.прочитала только потому что у этого автора понравилось несколько других книг.все ждала что дальше будет интересней.не дождалась.на 5
Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабринаnadya110587
9.11.2013, 20.47





Это к психиатру. Начато за здравие... Хотя, кто сказал что любовный роман таким не может быть?
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаKotyana
17.12.2013, 15.39





Школа наследницrn1.«Не соблазняй повесу»rn2.«Только герцогу это под силу»rn3.«В плену твоих желаний»rn4.«Коварный повеса»rn5.«Не заключайте сделку с дьяволом»rn6.«Сначала замужество, потом постель»
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.49





Не понятно, почему в названии слово "повеса". Нормальный такой ГГ, солдат. Правда с воооот такими такаранами из-за ужасного прошлого. Любовь - это, конечно, красиво, но не когда рядом резня в тюрьме, повесившшийся отец, умершая от тоски мать, неудовлетворенная месть..Какое то не оч.приятное чувство после прочтения. 8 баллов.
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаСветлана П.
15.04.2015, 18.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100