Читать онлайн Не соблазняй повесу, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

Не соблазняй повесу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Дорогой кузен!
Я надеюсь, что Амелия приспособится к новым для нее обстоятельствам. Подозреваю, что у майора нелегкий характер. Но если существует женщина, которая может обуздать его темперамент, то это именно Амелия, и только она.
Ваш преданный друг
Шарлотта.
Проклятие и еще раз проклятие! Лукасу почти удалось провести дело так, чтобы Амелия не узнала всю правду. А ведь следовало предвидеть, что ее мачеха может разрушить его замысел.
Он задержал дыхание. Может, Амелия не запомнила название компании, принадлежавшей его отцу? Может, он даже не упоминал его при ней?
Лукас посмотрел на нее: Амелия словно оцепенела, а глаза ее, они обвиняли его. Внутри у него все сжалось. Она запомнила.
– Ты лгал мне, – прошептала она, ее глаза были широко раскрыты.
– Нет, – возразил он. – Я просто говорил тебе не все.
Амелия сделала шаг вперед.
– Ты умолчал о самом важном, тебе не кажется? Твой отец повесился не только потому, что считал тебя мертвым, но и потому, что совершенная Фрайером кража разорила его компанию. Так вот по какой причине несколько лет назад исчезло, как ты это назвал, состояние твоей семьи?
Медленно, очень медленно Лукас кивнул:
– Я не мог сказать тебе. Это было частью моего расследования...
– Вздор! – перебила мужа Амелия, и ее щеки вспыхнули от гнева. – Ты не мог мне сказать потому, что тогда тебе пришлось бы признать целью твоего расследования не только обязанность задержать преступника, но и месть за отца.
– Цель заключалась в наказании преступника во имя справедливости, черт побери! – не выдержал Уинтер. – Именно поэтому я и не говорил тебе. Я понимал, что ты придешь к заключению, будто я не веду бой за справедливое возмездие, но преследую виновного в преступлении по личным причинам.
– А разве не так? Управление флотом вело речь о компании «Джонс шиппинг», тогда как...
– Компания торгового флота Джонса была причастна к этому! – отрезал Лукас. – Так же, как морское министерство и предприятие моего отца. – Он сделал глубокий вдох и продолжал: – Компания Джонса заключила контракт с управлением флота на доставку нескольких новых кораблей и переоборудование нескольких старых. Это включало изготовление тысяч орудий, которые компания «Балтимор мэ-ритайм» должна была по особому контракту поставить компании Джонса.
– А Теодор Фрайер контролировал эти поставки, так надо понимать? – произнесла Амелия шепотом. .
– Теодор Фрайер методически изымал для себя деньги из выплат по этим контрактам.
– А обвинен был твой отец, – сказала Амелия со свойственной ей непостижимой проницательностью.
– Разумеется, – глухо отозвался Уинтер. – Фрайер неделя за неделей подделывал подпись отца, снимал деньги со счета компании Джонса и переводил их на свое имя в банк соседнего графства.
– Но с отчетностью все было в порядке, – вставила Долли.
Взбешенный Лукас удостоил ее ледяным взглядом.
– Потому-то мой отец и нанял его на службу, – сухо проговорил он. – Моя мать была от Фрайера в восторге за его английское происхождение и тонкие манеры. – Он предпочел не заметить выражение раскаяния на ее лице – слишком уж ныла в эти минуты старая душевная рана. – Пушки отливали, рабочим и служащим исправно платили, а груды счетов за приобретенные материалы никто не замечал и не оплачивал. – Уинтер снова повернулся к Дороти: – Потом ваш брат сбежал, оставив после себя гору финансовых обязательств и фальшивые подписи моего отца на банковских документах. Морское министерство и компания «Джонс шиппинг» начали преследовать отца, ибо полагали, что он в сговоре с Фрайером. Они травили его до тех пор, пока он не передал компании Джонса свое собственное, дорогое его сердцу предприятие в порядке возмещения за понесенные убытки. Мало того, он продал с молотка все имевшее хоть какую-то цену, все любимые им вещи и однажды совершил то, что считал единственно правильным при сложившихся обстоятельствах. Он... он...
– Повесился, – очень тихо проговорила Амелия.
Лукас посмотрел в лицо жене:
– Да. Мать постоянно выражала ему величайшее презрение за то, что он позволил себя ограбить. Меня отец считал безусловно погибшим. Ему больше незачем было жить. Незачем.
Лорд Тови выглядел совершенно потрясенным.
– Если бы не брат моей жены, то вы унаследовали бы компанию вашего отца. Не американскому морскому министерству, которому эти деньги принадлежали, и даже не компании Джонса должны быть возвращены эти деньги, а вам. Только вам.
– Я ничуть не пекусь о деньгах! – прорычал Уинтер. – И ровным счетом ничего не хочу для себя лично.
– За исключением Теодора Фрайера, – сказала Амелия.
– О да. Я хочу всей душой, чтобы Фрайер болтался в петле, как и мой отец. Я хочу справедливого возмездия за то, что он сотворил с моей семьей. Я заслуживаю справедливости.
– Конечно, заслуживаешь, – сказала Амелия. – И у тебя есть право отомстить. Ему – а не Долли. Но ты не можешь повесить мертвого человека, Лукас.
– О том, что он мертв, у меня есть только утверждение твоей мачехи.
Уинтер не хотел, чтобы Фрайер и в самом деле оказался мертвым. Чтобы он избежал унижения суда, пытки публичной казни. Это несправедливо, будь оно проклято!
Амелия показала рукой на свою мачеху:
– Послушай, Лукас, ты ведь не можешь всерьез думать, что Долли способна устроить целый заговор с целью скрыть, где находится ее брат...
– Она оказалась способной лгать с целью защитить его, разве не так? – Уинтера приводило в ярость, что жена продолжает оставаться на стороне мачехи. – И если я должен буду отвезти ее в Америку, чтобы доказать, что она лгала, я это сделаю.
– Ты просто хочешь причинить страдания ей, потому что не можешь причинить их ему. Она виновата лишь в том, что по своему неразумению верила беспутному брату.
– А ты достаточно неразумна, чтобы верить ей, Амелия, – со злостью произнес Лукас, хотя в словах его жены заключался вполне здравый смысл. – Стоило бы, между прочим, признать, что ты не самый лучший судья, когда речь идет об оценке характера человека. Ты ведь считала Помроя вполне безопасным.
– Ты прав, я в этом плохой судья. – Голос ее понизился до почти болезненного шепота. – Во всяком случае, я была достаточно глупа, чтобы довериться тебе. Но больше этого не будет. О нет!
Амелия резко повернулась и пошла к двери, а Лукас смотрел ей вслед. Не будет? Что это, черт побери, значит?
Он двинулся было за ней, но остановился, чтобы сказать тестю:
– С вашего позволения мы продолжим этот разговор завтра утром. Я представлю вам свои доказательства и хотел бы увидеть свидетельство о смерти, которое, как утверждает ваша супруга, у нее имеется. – Когда лорд Тови согласно кивнул, Лукас добавил: – Если ваша жена до завтра исчезнет или сделает попытку связаться с братом, я привлеку к ответу вас, ясно?
– Мы оба завтра будем здесь, уверяю вас, – сухо ответил граф.
Уинтер вышел следом за женой.
Увидев, как она почти бегом поднимается по лестнице, он бросился за ней.
– Куда ты идешь?
– В свою комнату.
– Ты хочешь сказать – в нашу комнату?
– Я иду в свою комнату, – повторила она, – и велю кому-нибудь из слуг перенести туда мои вещи.
– Ты этого не сделаешь. – Лукас был вынужден ускорить шаги, чтобы поравняться с ней; она бежала так, будто за ней гнались охотничьи собаки. – Между нами ничего не изменилось.
– Изменилось абсолютно все. Я не стану делить с тобой постель, пока ты не придешь в себя и не станешь рассуждать трезво.
– Ты имеешь в виду, пока я не приму твою точку зрения, – он продолжал следовать за ней по длинному коридору к двери в самом его конце, – пока я не поглажу твою мачеху по головке и не скажу ей: «Благодарю вас за информацию, мэм, и простите, что я нарушил ход вашей уютной приятной жизни».
– Если бы я считала, что ты просто исполняешь свой долг, я бы не стала вмешиваться. – Когда он недоверчиво хмыкнул, Амелия обожгла его негодующим взглядом. – Но ты не просто исполняешь свой долг, и мы оба это понимаем.
Она вошла в комнату и хотела захлопнуть дверь у него перед носом, но Лукас просунул в щель ногу. Взвинченный до последней степени, он ворвался в комнату, повернулся и закрыл дверь.
– Уйди, пожалуйста, – попросила Амелия.
– Не раньше, чем мы уладим это дело. Когда мы поженились, ты согласилась с тем, что если твоя мачеха и есть Дороти Фрайер, то я могу поступить с ней как сочту необходимым.
– Я сказала совсем иное. Я сказала, что, если она соучастница ограбления, ее следует арестовать. Но она не соучастница. Арестовывать ее не за что.
– Суть дела в том, что она разъезжала из страны в страну вместе с Фрайером и тратила деньги, украденные им. Она и никто другой может привести меня к нему.
– Но он мертв, и ты это знаешь. – Амелия сжала руки в кулаки. – В глубине души ты это понимаешь. – Лукас вперил в нее пылающий взгляд, но в нем ясно читалось опасение, что она права, и Амелия несколько смягчила тон: – Но если ты признаешь, что он умер, тебе некого будет судить. Ты позволяешь желанию отомстить ослепить себя. Потому и не видишь правду.
– А ты позволяешь ослепить себя лживым утверждениям женщины с милым личиком. Потому и не видишь фактов.
– Каких фактов? У тебя есть доказательства, что Фрайер жив?
Лукас стиснул зубы. Таких доказательств у него не было. Более того, собранные им сведения подтверждали рассказ Дороти, потому что сам он потерял Фрайера после Руана.
Однако Фрайер мог, догадавшись, что за ним следят, расстаться с сестрой, чтобы избавиться от преследователей, сбив их с толку.
– Фактов у тебя нет, – сказала Амелия. – Так я и думала.
– Проклятие, не могу же я прекратить расследование на основании слов женщины, которая призналась, что во многом лгала.
– Верно, в этом она призналась. Но о том единственном, чего она не может признать ложным, ты не желаешь слышать. Даже ее собственный муж верит Долли.
– Потому что он должен либо верить ей, либо признать, что его жена могла укрывать преступника, а это он признавать не собирается.
– Пока что ты готов признать, что твоя собственная жена глупа. Или, еще хуже, что она готова обмануть тебя, едва ты повернешься к ней спиной.
– Речь не о нас, Амелия, – произнес он резко.
– Неужели? – Она подступила к нему. – Я вышла за тебя замуж, хотя моя интуиция подсказывала мне, что я сошла с ума. И знаешь, почему я все-таки это сделала?
– Потому что не хотела жить опозоренной старой девой в Торки?
– Если бы причина заключалась в этом, я вышла бы за Помроя, который не стремился, мало того – не хотел позорить нашу семью. – Теперь она смотрела ему прямо в лицо. – Я вышла за тебя замуж потому, что поверила тебе. Потому что ты был честен и справедлив, и я надеялась, что ты также будешь относиться к Долли.
Ее нижняя губа задрожала.
– Но все это было до того, как я поняла, что ты питаешь жгучую ненависть к Долли и это может пересилить более разумные побуждения.
– Разумные! Ты считаешь, что разумно поверить слову лгуньи?
– Никто не просит тебя это делать. И я не прошу об этом. Я прошу дать Долли шанс. Поезжай во Францию. Постарайся уяснить правду из независимых источников. Тогда уж, если не сможешь и если захочешь протащить мою семью через суд...
– Ты примешь мое решение, – произнес он тоном, полным сарказма.
– Да. Потому что буду знать, что ты не просто хочешь нанести ответный удар нашей семье из-за того, что не в состоянии нанести ответный удар Фрайеру.
Уинтер с силой втянул в себя воздух. Он был немало обеспокоен тем, как легко Амелия разбирается в его чувствах. По сути дела, он был склонен поступить так, как предлагал ее отец, хотя бы лишь для того, чтобы подтвердить свое мнение о лживых объяснениях ее мачехи.
Но то, что его хорошенькая жена этого требовала, вызывало у Лукаса раздражение. Он дал себе слово, что не позволит жене водить себя за нос, как бычка с кольцом в носу, а она сейчас именно этим и занималась.
– А если я не поеду во Францию? Как долго ты намерена наказывать меня, не пуская к себе в постель?
Амелия посмотрела на него с безнадежным сожалением.
– Если ты не сможешь подтвердить рассказ Долли, я не буду отказывать тебе в моей постели. Я откажу тебе во всем другом, Лукас. Ты можешь делать то, что ты хочешь, но я останусь с папой и Долли, помогая им перенести скандал, который ты учинишь, требуя оживить покойника.
Эти ее слова обрушились на Лукаса, словно штормовые волны на корпус корабля. Она собиралась бросить его. После всего, что они пережили вместе, она еще...
– Ничего у тебя не выйдет. – Страх, от которого у него стеснило грудь, был посильнее того, какой он терпел в убежище священника. – Можешь бушевать сколько тебе угодно, если хочешь, но ты моя жена, и я не позволю принуждать себя к чему бы то ни было пустыми угрозами.
– Это не пустые угрозы. Я не смогу жить с человеком, которому не могу доверять.
Уинтер постарался скрыть свой страх и заговорил как можно спокойнее:
– Насколько я припоминаю, дорогая, брачные обеты не включают в себя слово «доверие». Но я хорошо помню кое-что о том, что ты должна меня слушаться.
– Так вот чего ты хочешь? Жену, которая станет слепо тебе повиноваться, как солдаты, тебе подчиненные? Которая никогда не посмеет высказать собственное мнение, не посмеет ничего от тебя потребовать?
Он хотел только одного – чтобы она его не покинула. Но провалиться ему сквозь землю, если он в этом признается.
– Не имеет значения то, чего я хочу, поскольку я это не могу получить, верно? Ведь ты не можешь стать «послушной женой», даже если от этого будет зависеть твоя жизнь.
– А ведь ты и не хочешь от жены слепой покорности, что бы ты там ни думал.
Лукас вдруг увидел возможность получить то, чего он хотел по-настоящему: сохранить в неприкосновенности самолюбие и обладать женой где и когда ему это будет приятно.
– Почему бы нам не договориться, дорогая? Если ты согласишься быть моей послушной женой одну ночь, я поеду во Францию. Но ты будешь делать в точности то, что я тебе скажу. Если же ты не оправдаешь мои надежды и проявишь обычное своеволие, то я поступлю с твоей мачехой как мне заблагорассудится. И разговоров о раздельном существовании у нас больше не будет. Договорились?
Отличная стратегия! Она не выдержала до конца роль кокетливой глупышки, когда они впервые познакомились. Скорее всего и роль покорной воле мужа супруги ей не сыграть в совершенстве, и когда потерпит неудачу, он окажется в выигрыше.
В таком случае, когда он утром великодушно даст согласие на поездку во Францию, это не будет выглядеть так, словно он подчинился ее требованию, а, бесспорно, сойдет за благородный поступок. И если во Франции окажется, что он был прав насчет Теодора Фрайера, Амелия не станет возражать, когда он потребует, чтобы Дороти сообщила, где он скрывается.
Блестящий план – если Амелия примет вызов.
С минуту он опасался, что не примет. Сначала она, прищурившись, изучала его физиономию, а потом одарила его подозрительно сияющей улыбкой.
– Как пожелаешь, муженек! Когда же мы начнем?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина



Очень интересный роман !!! Главные герои сильные ,достойные друг друга личности !
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаМари
21.03.2012, 7.01





роман мне совсем не понравился.все так наиграно.прочитала только потому что у этого автора понравилось несколько других книг.все ждала что дальше будет интересней.не дождалась.на 5
Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабринаnadya110587
9.11.2013, 20.47





Это к психиатру. Начато за здравие... Хотя, кто сказал что любовный роман таким не может быть?
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаKotyana
17.12.2013, 15.39





Школа наследницrn1.«Не соблазняй повесу»rn2.«Только герцогу это под силу»rn3.«В плену твоих желаний»rn4.«Коварный повеса»rn5.«Не заключайте сделку с дьяволом»rn6.«Сначала замужество, потом постель»
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.49





Не понятно, почему в названии слово "повеса". Нормальный такой ГГ, солдат. Правда с воооот такими такаранами из-за ужасного прошлого. Любовь - это, конечно, красиво, но не когда рядом резня в тюрьме, повесившшийся отец, умершая от тоски мать, неудовлетворенная месть..Какое то не оч.приятное чувство после прочтения. 8 баллов.
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаСветлана П.
15.04.2015, 18.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100