Читать онлайн Не соблазняй повесу, автора - Джеффрис Сабрина, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.52 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеффрис Сабрина

Не соблазняй повесу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Дорогая Шарлотта!
Простите, что я так долго не отвечал, но я не могу узнать ровно ничего ни от одной из заинтересованных сторон. Я расспрашивал друзей лорда Кирквуда, я обращался к американскому консулу, но никто ничего не знает. Это до крайности тревожно.
Ваш сбитый с толку кузен
Майкл.
Лукас заглянул в зияющее темное отверстие и покачал головой:
– Я не намерен туда лезть. Ни сейчас, ни когда-либо вообще.
Амелия, которая уже готовилась спуститься в потайное убежище за плитой, обернулась:
– Ты полезешь. Для нас это единственный шанс.
– Вот и отлично. Ты спрячься, а я задержу их, и пусть они думают, что ты уже далеко. Я не стану использовать этот шанс. Не хочу, чтобы мы оба оказались в ловушке, попали в безвыходное положение.
– Мы и не попадем. На внутренней стороне плиты, вот посмотри, есть железная скоба, при помощи которой мы опустим плиту над собой, и есть также специальная задвижка, нажав на которую ты откроешь себе выход.
– Делай, как я тебе говорю, Амелия. Спрячься, а я задержу их.
Поле его зрения невероятно сузилось, дыхание застревало в горле. Если Амелия не закроет немедленно эту адскую бездну, он задохнется у нее на глазах.
Он оперся плечом о плиту, но так как Амелия решила, что он намерен закрыть вход в убежище, то ухватила его за рукав.
– Ни в коем случае, Лукас Уинтер!
– Убери руку, – потребовал он.
Амелия замотала головой:
– Ты должен преодолеть себя! Я ни за что не стану прятаться туда и слушать, как они тебя убивают!
Будь оно проклято, ее упрямство!
– Я не могу, – проскрежетал он. – Мне лучше остаться наверху и драться с ними, а не быть запертым в подземелье.
– Тогда мы встретим их вдвоем, потому что я тоже не полезу туда!
Лукас услышал звук шагов – их преследователи были совсем близко и ступали по мелкому щебню, которым была усыпана вся земля вокруг развалин. Если он не поторопится, бандиты обнаружат Амелию. А вспоминать о том, как этот поганый Робби говорил о ней и как похотливо таращился на нее...
Зажмурившись, он проскользнул через щель в ад.
Лукас слышал, но не видел, как Амелия опустила плиту. Он не открывал глаза, но это не помогало. Нечем было дышать, не хватало воздуха. Они умрут в этой проклятой норе, задохнутся, как он едва не задохнулся тогда, в последние несколько часов, проведенных в туннеле...
– Ш-ш, – еле слышно выдохнула Амелия у него над ухом.
И только теперь он сообразил, что должен издать хоть какой-то звук – стон, мычание, что угодно... Но это было недопустимо.
Чудовищным напряжением воли Лукас заставил себя подавить страх. Он не может позволить себе роскошь потерять силы. Если их обнаружат, он обязан вступить в неравный бой и дать Амелии убежать. А он этого не сможет, если распластается беспорядочной массой на полу.
Внимание Уинтера привлекли мужские голоса – они звучали совсем рядом.
– Не могут же они, черт их побери, исчезнуть без следа! Как только Лукас узнал голос вожака шотландцев, глаза его широко раскрылись, и он устремил взгляд в кромешную тьму. Панический ужас снова овладел им, не давая дышать. Амелия прижалась к нему, дрожа от страха быть обнаруженной и схваченной. Ради ее спасения он должен владеть собой.
– Я же тебе говорил, что тут полно привидений, – бубнил снаружи голос Робби. – Ясное дело, их утащили призраки.
– Не утащили их никакие чертовы призраки! Они где-то здесь, – рявкнул вожак так громко, что Амелия и Лукас вздрогнули. – В поле их нет?
Ответ прозвучал еле слышно, видимо, заглушенный расстоянием.
– Я их не вижу. Может, к земле прижались.
– Разойдемся! Обыщем поля вокруг замка! Живей! Голоса умолкли, но от этого стало еще хуже, потому что теперь Лукас услышал шарканье сапог по камням, и это напомнило ему звуки, раздававшиеся у него над головой в туннеле, когда там, наверху, волокли тела убитых. Тела его людей, с которыми он должен был находиться вместе, спасая их. Снова возник неодолимый страх, каждый вдох давался Лукасу с трудом... «Нет, будь ты проклят, не смей позволить страху победить тебя! Победить теперь, когда ты в ответе за жизнь Амелии. Думай о чем-нибудь другом. О чем угодно». Он заставил себя прислушаться к звукам внешнего мира. Как бы следить за тем, куда двигаются их преследователи. Если он и Амелия пробудут здесь до заката, им, быть может, удастся бежать. Три человека не в состоянии наблюдать за всей окрестностью, а тем более ночью. Скорее всего они и не станут особенно стараться. Если не обнаружат свою добычу достаточно быстро, то просто удалятся из этих мест.
Но мысль о том, что придется провести долгие часы в этом заброшенном и всеми забытом каменном мешке, снова и снова внушала Лукасу страх; сердце начинало биться учащенно, горло сдавливал спазм. Уинтер не мог представить, сколько времени еще пройдет до тех пор, когда они с Амелией начнут страдать от недостатка воздуха.
Однако воздух не казался застоявшимся. Заставив себя сосредоточиться хоть на чем-то, помимо ограниченности пространства, Лукас мало-помалу осознал, что чувствует, как откуда-то тянет свежим воздухом.
Внезапно он встал и, оставив Амелию, двинулся по периметру их помещения, ощупывая каждый участок стены снизу доверху. Обнаружив вделанную в камень железную решетку, сквозь которую в убежище проникал воздух, Лукас опустился на пол с чувством великого облегчения. Значит, они с Амелией могут не бояться, что задохнутся.
Однако облегчение почти тотчас обернулось еще одним опасением. Что, если им придется провести здесь недели без пищи и воды? Надо немедленно проверить механизм, выяснить, в порядке ли он, откроется ли вновь дверь.
Нет, пока еще рано.
– Они не могли уйти далеко, – прошептал он, чтобы хоть этим облегчить невыносимое давление темноты.
– Тише, мой милый, – еле слышно пробормотала Амелия. – Они могут тебя услышать.
Только тогда он сообразил, что произнес свои слова в полный голос, а не шепотом.
– Мне необходимо говорить, или я заору, – объяснил он, стараясь понизить голос. – Так что выбирай.
Проклятие, Лукас тотчас пожалел о своем признании: это убийственно, если Амелия поймет всю меру его слабости!
– У меня есть идея получше, прошептала она и, прижавшись к нему, стала его гладить, ласкать, целовать.
Провались все пропадом, Лукас отчаянно, неистово хотел лишь одного: раствориться в ее тепле, но сила желания, степень потребности в этой женщине пугали его больше, чем адская темнота их убежища. Если он поддастся этому влечению здесь, он уже никогда больше не сможет противостоять Амелии.
– Нет, – выдохнул он возле самых ее губ. – Я в порядке. Клянусь. Это пройдет. А мы должны соблюдать осторожность на тот случай, если...
– Если они найдут нас? Но ты весь дрожишь, и кожа у тебя влажная. Ты не продержишься и пяти минут, если не позволишь мне вывести твой разум из тьмы.
– Я могу справиться с этим, – сдавленно выговорил он.
Амелия дотянулась губами до его уха и прошептала:
– И я могу с этим справиться. Тебе ничего не надо делать. Дай мне лишь благоговейно почтить его. Благоговейно почтить? О чем она? Тут он почувствовал, что она расстегивает пуговицы его брюк, и понял. Или думал, что понял. Но, как всегда, оказалось, что он ровным счетом ничего не знает о своей жене, так как она, расстегнув его брюки и кальсоны, неожиданно опустилась на колени и поцеловала его плоть.
Боже милостивый! Уж этому-то он ее определенно не учил. Значит, либо она находилась, скажем, в весьма коротких отношениях с другим мужчиной до того, как легла в постель с ним, либо вычитала сведения о подобных штуках из дурацких рассказов о гаремах. Возможно, то было ее собственное представление о «благоговейном почитании», но если и так, то это просто сводило его с ума.
– Возьми его, – попросил он и тут же ругнул себя зато, что произнес это громко. Правда, он уже некоторое время не слышал шагов возле убежища, но это не значило, что шотландцы отошли достаточно далеко.
Язык Амелии двигался с такой милой неуверенностью и нежностью, что у Лукаса защемило сердце. Понимание того, что она делает такое для него... чтобы успокоить его, прогнать его страхи... О, это возбуждало не меньше, чем сами ласки. Он наклонился, поднял Амелию с колен и заключил в объятия.
– Лукас? – только и прошептала она, обняв его шею.
К черту самолюбие и мужскую гордость!
Лукас прижал Амелию к стене, поднял ее платье вместе с нижней юбкой, подхватил ее ноги под коленки, обвил ими себя за пояс и продвинул свою плоть в разрез ее панталон.
Амелия перехватила губами вырвавшийся у Лукаса стон и поцеловала его так, как никогда еще не целовала прежде, – с неистовой, ничем не сдерживаемой страстью. На губах и во рту у нее сохранился запах и привкус виски. Отдаваясь этому поцелую, Лукас вдруг почувствовал, как исчезают последние остатки его страха.
Когда наступила кульминация, к обоим пришло не передаваемое никакими словами чувство ликующего завершения.
Они стояли, тяжело дыша, целуя друг друга, соприкасаясь разгоряченными телами. В непроницаемом мраке обретенного ими убежища Лукас обнаружил, что мочки ушей Амелии необычайно чувствительны, что от легкого прикосновения его указательного пальца к внутренней стороне ее запястья пульс ее учащается и что ей, видимо, приятно, когда его колючие баки прижимаются к нежной коже ее шеи.
Амелия отвела прядь волос от его уха и прошептала:
– Я уже некоторое время ничего не слышу, а ты?
– И я. – Он прислушался, сосредоточившись на звуках, смысл которых может по-настоящему понять только бывалый солдат, – на таких ритмах природы, как ветер, птичье пение, шорохи земли. – Их нет поблизости, однако они еще не успели уйти далеко.
– Значит, мы пока не можем покинуть убежище, – пробормотала Амелия.
– Не можем до захода солнца.
Амелия довольно долго молчала; ее горячее дыхание согревало Лукасу грудь.
– А как мы узнаем, что солнце зашло?
– Я узнаю. Звуки изменятся. И понизится температура ветерка, который проникает сюда через решетку.
– Ах вот как! Я очень рада, что один из нас умеет замечать подобные вещи.
– Ты была бы немало удивлена, узнав, насколько многому можно научиться, когда находишься в подземной ловушке.
– Расскажи мне, – попросила Амелия. – Пожалуйста. Если только ты не думаешь, что... ну...
– Что это снова сведет меня с ума?
Лукас помолчал. Как ни странно, он больше не чувствует приближение опасной паники. Ему по-прежнему были неприятны закрытое пространство и темнота, но ветерок облегчал положение, а то, что он держал в объятиях Амелию, делало это положение почти сносным.
Почти.
Он соскользнул на пол, потянув Амелию за собой, уселся спиной к стене и усадил Амелию к себе на колени. Когда она прижалась щекой к его щеке, Лукас решился начать свой рассказ:
– Мой корабль был захвачен англичанами уже к концу войны. Я был взят в плен и отправлен в Дартмурскую тюрьму.
– В Девон? Это не так уж далеко оттуда, где живу я. Места отвратительные, что и говорить.
– Уж поверь мне, я это понял. Потому-то я и не был в Балтиморе, когда повесился мой отец. Родители мои знать не знали, что я попал в плен. Они не получили от меня ни одного моего письма. Отец сошел в могилу с убеждением, что я погиб.
– Поэтому он и покончил с собой? Лукас не сразу решился произнести ложь.
– Да. – Старая горечь овладела им. – Потом моя мать услышала от одного из отпущенных пленных, что я вроде бы в Дартмуре. В отчаянии она написала обо всем Кирквуду. Именно он и разыскал меня, а чуть позже добился у британцев, чтобы меня освободили. – Он скрипнул зубами. – Договор о мире был подписан в Генте в марте, но меня освободили только в мае. А некоторых задержали до июля.
– Но это значит, что в апреле ты был еще там.
– Да, – ответил он дрожащим голосом.
– О, Лукас, – проговорила Амелия голосом, полным сострадания, – ты был там во время резни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабрина



Очень интересный роман !!! Главные герои сильные ,достойные друг друга личности !
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаМари
21.03.2012, 7.01





роман мне совсем не понравился.все так наиграно.прочитала только потому что у этого автора понравилось несколько других книг.все ждала что дальше будет интересней.не дождалась.на 5
Не соблазняй повесу - Джеффрис Сабринаnadya110587
9.11.2013, 20.47





Это к психиатру. Начато за здравие... Хотя, кто сказал что любовный роман таким не может быть?
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаKotyana
17.12.2013, 15.39





Школа наследницrn1.«Не соблазняй повесу»rn2.«Только герцогу это под силу»rn3.«В плену твоих желаний»rn4.«Коварный повеса»rn5.«Не заключайте сделку с дьяволом»rn6.«Сначала замужество, потом постель»
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаСветлана П.
9.03.2015, 9.49





Не понятно, почему в названии слово "повеса". Нормальный такой ГГ, солдат. Правда с воооот такими такаранами из-за ужасного прошлого. Любовь - это, конечно, красиво, но не когда рядом резня в тюрьме, повесившшийся отец, умершая от тоски мать, неудовлетворенная месть..Какое то не оч.приятное чувство после прочтения. 8 баллов.
Не соблазняй повесу - Джеффрис СабринаСветлана П.
15.04.2015, 18.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100