Читать онлайн Закулисные игры, автора - Джеф Рона, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Закулисные игры - Джеф Рона бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Закулисные игры - Джеф Рона - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Закулисные игры - Джеф Рона - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джеф Рона

Закулисные игры

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Субботним утром Джерри Томпсон и Шальной Дедди послушно сели на заднее сидение лимузина Сэма Лео Либры с кондиционером и позволили увлечь себя из жаркого пекла августовского Нью-Йорка в настоящий ад. Они оба боялись предстоящих выходных на Лонг-Айленд в компании Пенни и Питера Поттер. Чистенькие и аккуратные, в нарядной одежде они смотрели в окно на проносящиеся мимо знакомые пейзажи города и чувствовали себя двумя детьми, которых выпроваживают на каникулы в ненавистный летний лагерь. В машине был оборудован бар и играл магнитофон. Они пили утренние освежающие коктейли: Джерри — водку с тоником; Шальной Дедди — скотч со льдом.
— Забавно, но я никогда не думала, что вы пьете, — сказала она.
— Не пью при Элейн. Стараюсь подавать ей хороший пример, но это не действует, — он вздохнул и прикурил им обоим сигареты. — Вы уверены, что вам хочется туда ехать? Я бы с большим удовольствием направился в Плейленд.
— И я, — согласилась Джерри.
Шальной Дедди потянулся и опустил стекло, отделявшее их от шофера.
— Отвезите нас в Плейленд.
— Мы поедем в Лонг-Айленд, сэр, — ответил шофер. Он был высоким молодым парнем, похожим на шпиона из кинофильмов. — Нас похитили как малолетних детей, — сказал Шальной Дедди. Он вытащил из бумажника банкноту и протянул ее в открытое окошко. — Мы шпионы. Поворачивай и вези нас в Плейленд. И никаких вопросов. — Да, сэр, — тут же согласился шофер, пряча деньги в карман.
— Наемник продажный, — сказал Шальной Дедди. — Боюсь, он правда нам поверил.
Джерри хихикнула. Она вдруг почувствовала себя свободной. Это было такое облегчение — не ехать к Поттерам и не видеть отталкивающих женщин от Гуччи-Пуччи-Франко, с их натренированными телами и визгливыми голосами; не болтать о людях, которых она в жизни не видела, и о местах, в которых она никогда не побывает, потому что не захочет, так как там все то же самое, что она уже видела. А их бесполые мужья, жиголо и любовники! Она просто уверена, что ни один из них никогда не был в Плейленде.
Запертая в машине, Джерри чувствовала себя свободной от Дика и своих переживаний. Они все еще иногда встречались. А он звонил даже чаще, чем раньше, просто сказать ей «привет», но оба знали — волшебство любви кончилось. Она хотела, чтобы он просто исчез. Мужества прогнать Дика ей не хватало, она надеялась, что со временем устанет от него и разойтись будет гораздо легче. Но это не получалось. Он ей нравился. Ей нужен был хоть кто-нибудь, кто бы ей нравился. Она бы никогда не призналась себе в том, что легла в постель с человеком, который ей не нравится, да еще мечтала о том, чтобы выйти за него замуж!
— Элейн в Вегасе, — сообщил Шальной Дедди.
— Я знаю.
— Может быть она там останется и получит развод.
— А вы этого хотите?
— Очень, — сказал он. — Ни о чем больше и не мечтаю. Я стану просто счастливцем. Нашла бы она там кого-нибудь и влюбилась! — мечтательно произнес он. — Сколько же может все это продолжаться…
— Может и влюбится, — сказала Джерри.
— Мне конечно стыдно, но нельзя же постоянно друг друга унижать. Я видел, конечно, браки без обоюдного унижения. Кому-то это удается, мне нет. Никогда не выходи замуж, Джерри.
— О'кей.
— Ты влюблена в Либру?
— В Либру?
— Я просто спросил…
— Ты ведь мало меня знаешь? — спросила она.
Он серьезно посмотрел на нее, как-будто и вправду видел ее впервые.
— Да, мало… Ты, должно быть, любишь другого парня.
— Любила…
— Но не Либру… О… Дик?
Она кивнула.
— Он — пустышка, — сказал Дедди, пренебрежительно махнув рукой.
— Ты так считаешь?
— Да. Он скользкий и прилизанный. Я таким не доверяю. Они ведут себя так, будто отрепетировали свою жизнь заранее.
Джерри рассмеялась.
— А что ты думаешь о скользких женщинах?
— Все женщины — скользкие, — восхищенно сказал Шальной Дедди. — Даже молодые. И мне это нравится.
Она конечно знала, что Шальной Дедди — любитель молоденьких девочек (если верить Либре). Она посмотрела на него. В этом мужчине-ребенке чувствовалась какая-то неистребимая непосредственность. Джерри это нравилось. Он вел себя по-дружески. В его присутствии она чувствовала себя спокойно. Казалось, он заранее готов ею восхищаться, кем бы она не была. А это ощущение она испытывала с очень немногими мужчинами. И он так талантлив! Бедный парень! Ей так хотелось, чтобы он был счастлив. — Не могу понять, почему я до сих пор женат, — сказал он. — А ты была замужем?
— Нет.
— Считается, что женщины всегда хотят замуж, — сказал он. — Когда я влюбляюсь, то всегда хочу жениться. А это очень дорогое удовольствие. Я имею в виду развод. Не брак. Мне нравится быть женатым, я люблю супружескую жизнь, но когда женщины выходят за меня замуж, то они почему-то начинают думать, что брак — это один сплошной праздник… или даже лучше… праздника нужно дожидаться. А в браке ничего не нужно дожидаться, вот он я — под боком. А как женишься, уже не сбежишь. Я по крайней мере не могу. И ничего не поделаешь.
— Может тебе стоит попробовать жениться на взрослой женщине? спросила Джерри.
— Может быть.
Он налил себе еще виски.
— А ты знаешь сколько мне лет?
— Думаю, что да.
— Сорок, — сказал он смущенно. — Это секрет, но мне — сорок.
— Никогда бы не подумала.
— Я этого не чувствую, — сказал он. — Привык думать, что сорок — это уже зрелость! Люди в сорок уже многое знают. А у меня — никакого опыта. Ты понимаешь, что фактически сорок — это уже середина жизни?
— Не расстраивайся так, — сказала Джерри. — Если бы твой возраст фактически этому соответствовал, ты не бы писать сценарий для вашего шоу, и даже в нем не участвовал бы.
— Все равно это угнетает, да? — сказал он, но настроение у него улучшилось: Дедди выглянул в окно, мурлыкая себе под нос какую-то мелодию. — Мне всегда нравилось колесо обозрения, — сказал он. — А теперь все развлечения похожи на испытательные тесты для астронавтов. Пристегивают тебя ремнями и крутят до умопомрачения, и называют это каруселью. Это же дико! Тебе когда-нибудь было нехорошо, когда ты каталась на колесе обозрения?
— Нет, я просто боялась высоты.
— И я. Мне нравится Грот Любви. Там не страшно. И я любил лодки. А еще — метание стрелок. Я всегда выигрывал.
— А я люблю сладкую вату.
— О! И я! — Шальной Дедди оживился. — Начнем с того, что поедим вату. И яблочное желе. Я проголодался. А ты?
— Просто умираю с голоду. Как обычно не позавтракала. Проспала.
— Мы пьем на пустой желудок, — довольно сказал он. — Ты любишь делать вещи, которые все считают вредными? Типа «пить на пустой желудок»? Или есть что-нибудь маринованное вместе с мороженым?
— Я не чувствую себя пьяной, — сказала Джерри. — А ты?
— Конечно, нет. И откуда люди только знают, что вредно, что полезно? Они же сами боятся попробовать.
— Ага. Вроде этой идеи насчет того, чтобы не ехать к Сливкам Общества, — поддержала его Джерри. — Самая лучшая идея, которая только могла возникнуть…
— А я знал, что не поеду, — сказал он. — Мне просто хотелось доставить приятное мистеру Либре, но я думаю, что для меня это чересчур. Я и так много работаю. Мне приходится заниматься всякой ерундой, которую я ненавижу: даю интервью и стараюсь быть любезными с людьми, которым плевать на меня с высокой горки… ты знаешь, я говорю про тех людей, кто трется вокруг тебя, когда ты становишься звездой и ждет твоего малейшего промаха, чтобы тут же тебя возненавидеть. Когда ты — никто, никого не волнует, как ты себя ведешь, будь хоть последним дерьмом или педиком. Тебя даже иногда пожалеют. Но попробуй только прославиться! Тогда все только и ждут, чтобы дать тебе пинка под зад за малейшую оплошность! Скажешь что-нибудь в шутку, они тут же превратят это во что-то серьезное и напечатают! Поэтому стараюсь не встречаться с ними, когда не работаю. На вечере у Сливок Общества меня бы засыпали вопросами, ответы на которые никому из них не интересны. Я ведь для них — просто развлечение. Я же не гость. Никого не заботит, хорошо ли я провожу время. Они заставляют меня чувствовать себя виноватым за то, что я у них в доме, ем их пищу, пью их напитки, дышу их воздухом… Они делают из меня идиота, потому что заплатили за это. А после моего ухода говорят своим друзьям: «Вы только посмотрите, это не звезда, а какая-то кукла!»
После этих слов Дедди понравился Джерри еще больше.
— Да пошли они к черту, — сказала она. — У нас впереди прекрасный день!
Он улыбнулся ей.
— Да. Ты очень хорошенькая. И у меня никогда не было девушки с веснушками.
Когда лимузин припарковался на стоянке Плейленда, они просто умирали от голода. Народу было полно: подростки в одиночку и группами, семейства с детишками и корзинками для пикника. На улице была жара градусов под девяносто, но это, казалось, никого не трогало. Шальной Дедди отпустил шофера перекусить и попросил вернуться через час.
Они начали с пиццы, потом принялись за хот доги, запивая все это колой и в конце концов взяли мороженое. Им уже ничего не хотелось, но они купили вату и яблочное желе, как было решено еще в машине.
Шальной Дедди подарил Джерри пластикового динозавра и предложил поискать колесо обозрения.
— Потом пойдем в Грот Любви, хорошо?
— О'кей, — согласилась Джерри.
— А потом в комнату смеха.
— О'кей.
— Да брось ты это желе, если не можешь доесть, — вдруг заявил Шальной Дедди. Они посмотрели друг на друга и рассмеялись. А потом выбросили недоеденные остатки в бачок для мусора, закурили и почувствовали приятное облегчение.
Четыре девочки прошли мимо, а потом вдруг замерли, глядя в сторону Дедди.
— Эй! — сказала она. — Да это же…
— Нет, — ответил он.
— Да, это он! Посмотрите, посмотрите! Это Шальной Дедди!
Девчонки завопили от восторга. Люди стали оборачиваться.
— Это же Дедди! Посмотрите, это Дедди! Можно мне автограф? Дедди тут же вспотел и, слабо улыбнувшись девчонкам, потащил Джерри в сторону комнаты смеха.
— Вам нужно купить билеты, — вцепился в них контролер.
— Сколько?
— Вы должны купить их вон там, — он указал на кассу, перед которой выстроилась длиннейшая очередь. Он никогда не слышал о Шальном Дедди и поэтому оставался совершенно спокойным.
— Давайте, я заплачу вам, — предложил Дедди.
— Билеты продаются в кассе.
Вместо четырех, их теперь окружала уже дюжина подростков. Они кричали и смеялись от восторга. Дедди схватил Джерри за руку, и они побежали к озеру. За ними устремилась толпа детей. К погоне присоединялись все новые и новые подростки. Многие уже не знали куда и зачем бегут, главное было бежать. ШАЛЬНОЙ ДЕДДИ!
— Может все-таки дать им автографы? — спросила Джерри.
— Тогда мы никогда отсюда не выберемся, — ответил он.
ШАЛЬНОЙ ДЕДДИ! Девчонки вопили, лица их покраснели от напряжения, рты раскрылись и никак не могли закрыться. Они устремились в погоню за любимым идолом, мелькали их ноги: толстые в коротких шортах, тощие в мини-юбках, загорелые, бледные, несколько пар черных. ДЕДДИ! Они забыли о своих мальчиках, с которыми пришли развлекаться. ШАЛЬНОЙ ДЕДДИ-И-И-И-И! У озера выстроилась очередь желающих покататься на лодках. На вопли детей стали оборачиваться взрослые. Дедди потащил Джерри обратно к стоянке.
Там стоял лимузин, большой, серебристо-серый, внушительный и такой безопасный. За рулем сидел шофер, поедая гамбургер. Работал кондиционер. Дедди распахнул дверь, втолкнул в машину Джерри и втиснулся вслед за ней, одновременно захлопывая и блокируя дверцу. Дети обступили лимузин, пялились в окна, разглядывая их словно рыбешек в аквариуме. Некоторые знали, кто сидит там, некоторые — явно нет, им просто нравилось преследовать, окружать машину и брать ее на абордаж.
— Увози нас отсюда, — приказал Шальной Дедди шоферу.
Шофер включил двигатель и чуть подал машину вперед. Дети стали сыпаться с машины, как перезрелый виноград.
— Извини, — обратился Дедди к Джерри.
— За что?
— Но мы же не смогли сходить туда, куда собирались. Надо было мне бороду приклеить, что ли… Я не думал, что они меня узнают. Я уже Бог знает сколько лет не был в Плейленде. Я именно поэтому хотел сегодня туда поехать.
— Они не знают, что ты сюда не ездишь. Они думают, что ты все время там бываешь, потому что твой телевизионный персонаж бывает там постоянно. — А я поэтому не могу теперь отдохнуть в Плейленде, — сказал он с сожалением.
— Куда едем, сэр? — обернулся к ним шофер.
Шальной Дедди выглянул в окно и посмотрел на удаляющийся от них Плейленд.
— О чем вы думаете? — спросила Джерри.
— Я думаю, что это настоящее наказание, — сказал Дедди. — Как тебя зовут? — обратился он к шоферу.
— Мелвин, — ответил тот.
— Мелвин, — вези нас на Лонг-Айленд, куда собирался. Там меня, по крайней мере, ненавидят, в отличие от Плейленда.
Шофер повернул в указанном направлении.
— Ты читала когда-нибудь «1984»? — спросил Дедди у Джерри.
— Да, в школе.
— Помнишь, там написано, что у каждого есть свой страх. Помнишь, того парня с крысами? Он любил девушку. А Большой Брат запер его в комнате с крысами, которых он боялся больше всего на свете. И тогда парень закричал: «Убери крыс, я никогда не буду ее больше любить». То же самое я чувствую в толпе. Толпа для меня — это крысы. Я не против толпы в магазине или где-нибудь еще. Но если это толпа поклонников, людей, которые узнали меня, я впадаю в панику.
— Но они любят тебя, — сказала Джерри.
— Любят меня? Ты так думаешь? — он уставился на нее. — Эта любовь мгновенно может превратиться в ненависть. Я тебе расскажу, что случилось однажды. Кто-то меня узнал, потом меня узнали все вокруг, а затем к ним бросились остальные, думая: «Там на что-то смотрят. И мне надо посмотреть!» Я же — развлечение для них. Они ждут, что я буду их развлекать. Они все время ждут от меня чего-то: любви или пуговицу от моего пиджака, или мой палец, который они бы с радостью оторвали. Им не хватает того, что я делаю перед камерой, и того, что придумываю в своих сценариях. Этого мало, это не считается… Они хотят кусочек меня самого. Ты знаешь, почему люди хотят получить автограф?
— Так они могут доказать, что встречались с тобой?
— А вот и нет. Они хотят автограф потому, что это принятая в обществе форма межперсональных отношений. Ты не думай, что я знаю все эти высокие слова, хорошо?? Я их не сам придумал. На самом деле они хотят сказать: «Поговори со мной, посмотри на меня, будь моим другом, проводи со мной время». Но они не могут, они не знакомы со мной, я очень занят, а их так много… И кроме того, если какой-нибудь незнакомец подойдет к знаменитости и скажет все это, знаменитость решит, что он свихнулся. Поэтому они и просят автограф. Они просят его всегда, когда только встречаются со знаменитостями. Некоторые заставляют давать им по четыре автографа зараз, пока ты стоишь на улице и думаешь, куда бы сбежать. Они хотят твое время и твою дружбу, а вовсе не твою подпись. Они даже торгуют твоими автографами. Но на самом деле сам по себе он их не волнует. Их волнует лишь минута, которую они провели с тобой, и твое внимание к ним. А самое обидное, что стоит знаменитому человеку проигнорировать их и убежать, как это только что сделали мы с тобой, они тут же перестают тебя любить и начинают ненавидеть. Вся эта любовь превращается в ненависть.
— А ты их ненавидишь? — спросила Джерри.
— Нет… Я люблю их. Я по-настоящему люблю их, когда делаю шоу, когда они — публика. Это единственный способ общения с ними, который мне нравится. Когда шоу заканчивается, мне нечего им сказать. Мое шоу это и есть все, что я хочу сказать им. Все остальное — чушь.
— А чтобы случилось, если бы мы не убежали от них?
— Думаю, что все было бы нормально. Я бы часами давал автографы, нам с тобой не удалось бы развлечься, по всей вероятности они разорвали бы мою одежду на куски, но они бы не орали и не гонялись за нами. Но я был в панике, они запугали меня до смерти. Ты знаешь, одна девчонка срезала однажды мой галстук едва ли не у самой шеи! Я чувствовал себя кастрированным. Теперь я никогда не ношу галстуков — кроме деловых встреч, когда это абсолютно необходимо.
— Бедные знаменитости. Слава заставляет их тратить так много денег на галстуки.
Дедди рассмеялся.
— А ты забавная. И умная. Мне нравится говорить с тобой. Я даже вспомнить не могу, когда последний раз говорил с девушкой.
— Спасибо тебе.
— Спасибо тебе, — сказал Шальной Дедди, робко беря Джерри за руку.
Она была поражена той искрой, которая проскользнула между ними в момент этого легкого прикосновения. Джерри даже смутилась. Они были похожи на двух детей, первый раз взявшихся за руки. Дедди представлял собой забавный гибрид взрослого и ребенка. Его хотелось ободрить, но в то же время чувствовалось, что он сам может о ней позаботиться. Всю обратную дорогу в Лонг-Айленд они продолжали держаться за руки. Дедди перебирал ее пальцы, а опустив глаза и заметив это, он залился краской.
Они подъезжали к морю. Наконец показался очаровательный маленький розовый домик, который маленькая Пенни Поттер выбрала для себя. К нему вела маленькая очаровательная розовая подъездная дорожка. К тому времени когда лимузин остановился, Джерри подумала, что если сейчас Шальной Дедди не поцелует ее, она просто умрет.
«Кажется я становлюсь нимфоманкой, — подумала она. — Я слишком стара для него. Он любит только маленьких девочек».
Но по его взгляду, устремленному на нее, Джерри могла точно сказать, что по какой-то странной причине он не считает ее слишком старой для себя.
Перед входом в дом их встретил дворецкий и тут же занялся багажом. За домом оказался сад с бассейном и пляж. Пенни и Питер с гостями устроились у бассейна, потягивая напитки и загорая. На пляж никто не стремился. Пенни Поттер томно поднялась со своего шезлонга и представила новых гостей, естественно забыв имя Джерри. Она была одета в белоснежное бикини, а тело было хрупким и по-девичьи неразвитым.
— Вы захватили купальные костюмы? — спросила Пенни.
— Они в чемоданах, — смущенно ответил Дедди.
— Так переодевайтесь ради Бога, — заявила она.
Джерри и Шальной Дедди вернулись в дом. Дворецкий автоматически поселил их в одной спальне.
— Видимо у них комнат не хватает, — смущенно сказала Джерри. — Нужно сделать что-нибудь.
— А мы должны провести здесь все выходные? — спросил Дедди.
— Да. Но раз уж мы должны торчать здесь, пойдем купаться, такая жара сегодня.
— Ты можешь первой воспользоваться ванной, — сказал он, усаживаясь на кровать. — Какой милый дом.
— Да, — ответила Джерри и направилась в ванную. Там она облачилась в новое бикини и накинула новый купальный халат, подаренный Либрой. Джерри была очень тронута и удивлена подарком. Либра никогда не хвалил ее за хорошую работу, но был очень щедр. Джерри по-своему его любила. И ей очень хотелось, чтобы Лиззи была добрее к нему. А потом вдруг вспомнила о своем безумном желании, когда они с Дедди были в машине. Неужели она пойдет путем Лиззи — будет спать с клиентами? Это ведь легко… Они всегда рядом. А больше она ни с кем не знакома. Для Лиззи это просто, чересчур просто… — Твоя очередь, — сказала она Дедди, выходя из ванной. И он послушно отправился переодеваться.
Спальня была очаровательна. Окна выходили на море. На туалетном столике как в женских комнатах шикарных ресторанов выстроились бутылочки с духами и коробки с косметикой. Джерри воспользовалась содержимым одной из бутылочек и тут же почувствовала терпкий запах. Это были остатки того, чем когда-то пользовалась Пенни Поттер. Джерри достала свои собственные духи, чтобы заглушить резкий неприятный аромат.
Шальной Дедди появился в черно-белых эластичных плавках и с полотенцем на плече. Выглядел он молодо и удивительно подтянуто для своих сорока лет. Тело было покрыто прекрасным загаром.
— Где ты так загорел? — спросила Джерри.
— Ультрафиолетовая лампа. Элейн купила.
Да, жена ему просто необходима. Сам бы он никогда не додумался купить себе лампу.
— А что из еды принято подавать в это время? — спросила она.
— Коктейли.
Они отправились к бассейну. На них никто не обращал внимания. Включая хозяев, компания состояла из шести человек. Женщина средних лет, только что сделавшая пластическую операцию (слишком гладкой была ее кожа). Молодой парень с выбеленными волосами и восхитительно загорелым телом. И парочка лет под пятьдесят, которые были либо женаты, либо только собирались это сделать. Парень с обесцвеченными волосами с интересом оглядел Дедди, а потом видимо решил, что он слишком стар и слишком нормален и перевел взгляд на Джерри. Было видно, что ее манера одеваться ему понравилась, а макияж и прическа — нет. Джерри улыбнулась ему, парень сразу потупился.
К ним подскочил дворецкий.
— Что будете пить?
Джерри не хотелось ничего, но заказала «Кровавую Мэри», а Дедди виски. Напитки мгновенно появились рядом, поданные на серебряном подносе в дорогих хрустальных бокалах.
Гости обсуждали список приглашенных на ближайший прием.
— А вы не собираетесь пригласить Дика Девере? — поинтересовалась женщина с подтянутым лицом.
— Подождем рецензий на его шоу, — заявил престарелый мужчина, попыхивая сигарой. Остальные понимающе закивали. Джерри стало нехорошо.
— Давай пошлем их к чертовой матери и искупаемся в настоящем океане, — прошептал Шальной Дедди, обращаясь к Джерри. Они встали.
— Вы не должны брать стаканы с собой на пляж, — вдруг заявил Питер Поттер, впервые удостоив их своим вниманием. — Я заплатил за них полторы тысячи долларов в прошлом году. Они слишком дорогие, чтобы терять их на пляже.
Они аккуратно поставили свои бокалы на поднос и поспешили к воде.
— Настоящий хрусталь для пластмассовых кукол! — сказала Джерри.
— А ты поняла, что если бы на мое шоу были плохие отзывы, они бы нас не пригласили? — спросил Дедди.
Джерри наконец вспомнила, кто был этот мужчина с сигарой — довольно популярный комический актер. Джерри не узнал его без парика. Его прозвали Королем Снобов. Джерри и Шальной Дедди шли по чистому белому пляжу у самой кромки прибоя. Дедди наклонился и поднял пивную бутылку.
— Оставим предсмертное послание? — спросил он.
— Напишем просто «Спасите!»
— А еще написаем в бассейн, а я скажу, что это еврейские штучки.
— Давай забудем о них, здесь так красиво.
— А давай отправимся в город и найдем темнокожих малолеток, привезем их сюда и скажем, что здесь угощают всех.
— Прямо сейчас или лучше после обеда?
Они с брызгами бросились в холодную воду. Никто из них не умел хорошо плавать, но ледяная вода была спасением, она отвлекала от всех расстройств сегодняшнего дня и от размышлений над предстоящими нудными выходными. Затем они вышли и уселись на песок. Никто не захватил полотенца. «Это, наверное, и к лучшему, — подумала Джерри. — А то Питер Поттер не замедлил бы сообщить, что и за них он выложил полтора куска».
— А ты ездила когда-нибудь в лагерь бойскаутов? — спросил Дедди.
— Да. Хотя мне там совсем не понравилось.
— А я никогда.
Они немного посидели под солнцем, а затем снова окунулись, чтобы смыть с себя песок, и пошли вдоль берега, мимо точно таких же домов как у Сливок Общества, где точно такие же люди у точно таких же бассейнов пили коктейли. На пляже играли дети. Их сопровождали няни в униформах с зонтиками и пляжными полотенцами.
— И ни у кого нет собаки, — сказал Шальной Дедди. — Ты заметила, ни у одного ребенка нет собаки.
— У них есть собаки, — сказала Джерри. — Но они стоят полторы тысячи и их нельзя брать на пляж.
Он рассмеялся.
— Для девушки у тебя изумительное чувство юмора.
Они собирали ракушки, искренне радуясь, когда попадались красивые. Джерри сполоснула их в воде и аккуратно завернула в свой халат. Они повернулись к дому, подставив солнцу спины. Розовый пряничный домик возник перед ними неожиданно быстро.
А мне нравятся такие игрушечные домики, — сказала Джерри. — Хотелось бы мне когда-нибудь жить в таком на берегу океана.
— И мне. Это мое самое сокровенное желание. Но не такой дом. Внутри он отвратителен.
— Иногда мне кажется, что мы все отвратительны.
Он подобрал ракушку и написал на песке перед самым домом Сливок Общества огромными буквами: «Осиное гнездо».
— Перестань, — хихикнула Джерри. — Они же увидят.
— Ну и пусть.
— Может нам стоит вернуться и попытаться быть дружелюбнее. Давай попробуем.
— Я не могу. Я слишком застенчив. — Давай только попытаемся. Они вероятно сочтут тебя снобом, потому что ты — звезда.
— Вероятно. А я это ненавижу. Они все выходные будут делать вид, что не замечают меня. Им очень хочется доказать самим себе, что я их не очень-то волную. А потом меня кто-нибудь обязательно попытается оскорбить. Я заранее все знаю.
— Но давай попытаемся.
— Хорошо. Но ты сама увидишь.
Они вернулись обратно к бассейну. Все шестеро лежали в шезлонгах в тех же самых позах. «Омолодившаяся» дама пряталась от солнца под зонтиком. Разговоры смолкли при их появлении.
— Привет, — весело сказал Шальной Дедди.
— Хорошо искупались? — поинтересовалась «омолодившаяся».
— Отлично, благодарю, — отозвался Дедди.
— Смойте песок, а то все это окажется на коврах, — вмешался Питер Поттер.
Они отправились к фонтанчику и ополоснули ноги.
— Здесь слишком холодная вода, — сказала «омолодившаяся» леди. — Я могу плавать в Акапулько, на Багамах, но здесь — бр-р-р!
— Конечно, — заявил актер с сигарой, — вы же из Калифорнии, вы привыкли к теплой воде.
— Я не из Калифорнии, — сказал Шальной Дедди.
— Но вы там, конечно, бывали, — сказала то ли жена, то ли любовница «комика». — Вы делаете шоу, правда?
— Да, в Нью-Йорке. Я всегда делаю шоу в Нью-Йорке.
— Забавно, — сказал «комик». — А я думал, что вы снимаетесь в кино.
— Никогда не снимался в кино.
— Он работает на телевидении, — пришла на помощь Пенни Поттер. — «Шоу Шального Дедди». Дети моих друзей его обожают. Сейчас о нем узнают больше. Он начинает делать ночные программы.
— А почему ночные? — спросила «омолодившаяся» леди.
— Так хочет мой менеджер, — занервничал Дедди.
— И они очень популярны, — быстро вставила Джерри.
— Ночные? — вмешался «обесцвеченный» парень. — А что, разве ночью кто-нибудь бывает дома?
— Ну кто-нибудь же бывает и смотрит телевизор, — вмешалась жена-любовница «комика».
— Они смотрят старые фильмы, — сказал «обесцвеченный». — Старые фильмы.
— Джонни Карсон, — поддержала его «омолодившаяся». — Они смотрят Джонни Карсона.
— А некоторые смотрят священника Джоя, — сказал Питер Поттер.
— По-моему это глупо, — заявил «обесцвеченный». — Шоу — ночью? Вы не наберете зрителей.
— Скажите это моему менеджеру, — сказал Дедди. Появился дворецкий с очередной порцией коктейлей. Дедди взял свой стакан и быстро выпил.
— Лучше снимайтесь в кино, — вступил «комик» с сигарой. — Настоящие деньги можно сделать только там, в кино.
— Но кого он может играть? — спросил «обесцвеченный». — У него не подходящий типаж.
— Зато у тебя он чересчур подходящий, — отрезал Дедди и направился в дом. Джерри последовала за ним. Она слышала смех за своей спиной.
Дедди обернулся к Джерри. Его лицо побледнело от гнева несмотря на загар. Она еще никогда не видела его таким злым и расстроенным. В глазах стояли слезы.
— Я же говорил, — сказал он. — Сукины дети!
— Они просто так шутят, — сказала Джерри, автоматически входя в роль «плавного успокоителя клиентов». — На самом деле они тебя любят.
— «Просто так шутят»! Я польщен, но я так не шучу. Все они — сволочи. Поехали отсюда.
— О'кей. Пойду соберу чемоданы.
Джерри расстроилась. Даже не приняв душа и не смыв соль с кожи, она оделась и взяла в одну руку сумку, а в другую — еще влажный купальник. Дедди натянул одежду прямо на мокрые плавки и быстро упаковал чемодан. Они направились к лимузину. Шофер, заметив их через окно в кухне, выскочил навстречу, на ходу застегивая форменную куртку.
— Обратно в Нью-Йорк, — бросил ему Шальной Дедди. Он затолкал вещи на заднее сидение, и нырнул следом.
Мелвин был шофером Сэма Лео Либры и поэтому не задавал лишних вопросов. Он молча вывел лимузин на шоссе. Мимо окон проносились зеленые деревья, работал кондиционер, играла музыка. Джерри налила им выпить, не произнося ни слова.
— Ты разозлилась? — спросил Дедди. — Ты хотела остаться?
— Нет, конечно. Я не могла этого выносить.
— И я не мог. — Мы оба не могли, — подытожила Джерри. — Либра хотел, чтобы мы отдохнули, а не подвергались унижениям. Но машина в нашем распоряжении на все выходные. Куда поедем?
— Я хотел бы остаться в этой машине навсегда. Здесь чувствуешь себя зародышем во чреве матери. Как ты думаешь, мы могли бы остаться в машине? — Конечно.
— У нас достаточно бензина. Давай просто покатаемся?
— О'кей, — согласилась Джерри. Она улыбнулась и подняла стакан. — Твое здоровье.
— И твое! — присоединился к ней Дедди.
Они выпили. Он улыбнулся Джерри. Прибавил громкость магнитофона. Играла модная танцевальная мелодия.
— Ты хотела бы танцевать со мной? — спросил он.
— С удовольствием.
— Здесь отличное место. И для этого времени года не слишком людно… — Он открыл свою сумку и вытащил ракушки. Несмотря на то, что был очень расстроен и почти в слезах, когда они покидали дом, он не забыл про ее ракушки. Он достал одну: розовую, причудливой формы. — Из них получаются прекрасные пепельницы. А то эти современные декораторы обычно перебарщивают в своих вывертах.
Через два с половиной часа они были в Нью-Йорке.
— Теперь куда? — поинтересовался шофер.
Дедди решил просто покататься. Они проехали Гринвич-Вилледж, затем вернулись на Пятнадцатую авеню, а затем вниз по Парк-авеню. Было шесть часов. Джерри очень хотелось принять ванну и переодеться. Лимузин кружило городу как затерявшийся в бескрайнем пространстве космический корабль. Они уже выпили все напитки и по несколько раз прослушали все кассеты.
— Ты не проголодался? — спросила Джерри.
— Проголодался. Давай купим по гамбургеру и съедим их в машине?
— Послушай, — сказала Джерри. — Мы должны куда-нибудь пойти. Так будет лучше. Нельзя же сидеть тут в мокрых плавках.
— Они уже сухие, — сказал он.
— Я хотела бы… освежиться, как говорят некоторые.
Он тут же расстроился.
— О, прости! Я не понял… У тебя наверное свои планы на вечер. Свидание, конечно. Я отвезу тебя домой.
— Нет, нет. Я останусь с тобой. Только я не хочу заработать пневмонию из-за этого кондиционера.
— Мы можем пойти в ресторан, если хочешь… но… если мы пойдем куда-нибудь, то можем встретить друзей Элейн. Она безумно ревнива. Сразу подумает, что между нами что-то есть. И в кино мы тоже не можем пойти. Что же мы будем делать?
— А что бы ты хотел?
— Я сказал уже, — произнес он робко. — Я хотел бы поехать к тебе домой и посмотреть телевизор. И я приготовлю еду. Я хорошо готовлю. У тебя есть спагетти?
— У одиноких девушек всегда есть спагетти, — сказала Джерри. Она надеялась, что Бонни дома не окажется.
— Объясни Мелвину, куда ехать, — попросил Дедди.
Шофер довез их до дома Джерри, и Дедди отпустил его домой. Поднявшись наверх, Джерри с облегчением обнаружила, что на присутствие Бонни нет никаких намеков. Повсюду была разбросана одежда и косметика. Это явно говорило о том, что Бонни отправилась на вечеринку.
— Там ванная, — сказала Джерри. — Вот полотенца. Ими можно пользоваться, хотя они и очень дорогие.
— Я оботрусь краешком, а потом разглажу складки. Только ничего не делай, пока я не выйду. Я сам приготовлю обед.
Бонни не заботили счета за электричество. Поэтому она оставила кондиционер включенным. В комнате ощущалась приятная прохлада. Джерри достала пластинки и приготовила выпить. Она пила уже целый день, но не чувствовала себя пьяной, только усталой. Она попыталась навести порядок и застелила постели. Дедди в чистом костюме появился из ванной, благоухая ее одеколоном. Она проводила его на кухню, снабдила коктейлем и объяснила где что лежит.
— Идите, — сказал он.
Она приняла душ и переоделась. Потом заново накрасилась. Когда она вернулась, Дедди кипятила воду.
— Садись. Готовлю я. Мой фирменный рецепт приготовления спагетти.
— А посмотреть можно?
— Конечно.
Она уселась на табуретку. Он высыпал спагетти в воду, открыл банку готового соуса и поставил его подогреваться.
— Нужны специи? — спросила Джерри.
— Нет, что ты! Этим все испортишь! Если только у тебя есть тертый сыр…
— Может приготовить салат?
— Да не беспокойся. Я не очень люблю салат. А ты?
— Не особенно. — Она взяла тарелки, вилки и ложки и отнесла в гостиную. Вина у нее не было, и Джерри достала из холодильника остатки шампанского, присланного Либрой. Оно было изумительно холодным. Джерри обернула бутылку полотенцем и поставила в ведерко со льдом.
Дедди внес тарелку спагетти с таким видом, будто подавал по меньшей мере омара в лимонном соусе.
— Ты только попробуй! — сказал он.
Она ела спагетти и запивала шампанским. А за окном темнело небо и появились первые звезды. Был чудесный летний вечер. С улицы доносились голоса.
— Правда вкусно? — спросил Дедди, расправляясь со второй порцией спагетти.
— Ты прекрасно готовишь, — сказала Джерри.
— Люди абсолютно не умеют готовить соус для спагетти, — сказал он серьезно. — Его не надо ни с чем смешивать. Просто выложить из банки и есть. А люди все усложняют и поэтому все портят.
— А мне нравится спагетти с шампанским, — сказала она. — Почему их не едят с шампанским? Мне с шампанским нравится все.
— Отлично. А все правила — просто глупость.
К ее удивлению, Джерри действительно очень нравилось. Она вдруг поняла, что никогда не испытывала удовольствия от деликатесов, которыми угощал ее Дик в дорогих ресторанах. Она была влюблена, и ее заботило совсем другое. Любовь — это нервное потрясение, стихийное бедствие. Кто придумал, что любовь все делает лучше вокруг себя? Это ложь. Любовь вмешивается во все мелочи жизни. Вы теряете аппетит или страдаете несварением желудка. Плохо спите. Вы не можете спокойно принять ванну. От переживаний трудно сосредоточиться на чем-нибудь важном. Влюбиться значит устроить своему организму хорошую взбучку.
«Никогда больше не буду влюбляться», — подумала Джерри. Сейчас ей казалось, что она парит где-то в облаках.
— Телевизор! — радостно вскрикнул Дедди, вскочил на ноги и включил ящик.
— Кофе? — предложила Джерри.
— Нет, нет. Смотри! Братья Маркс! Нам не нужно кофе, у нас же есть шампанское. Нельзя же пропустить братьев Маркс!! — Он взял с дивана подушку и как ребенок устроился на полу перед телевизором. Джерри, захватив шампанское и бокалы, села рядом. Он вскочил и принес ей подушку. Показывали отрывки из старых кинолент знаменитых комиков: братья Маркс, Гарольд Ллойд, Бастер Китон. Программа была гораздо лучше обычной субботней передачи. Дедди реагировал очень живо и непосредственно, каждый раз поглядывая на Джерри, если ему что-то особенно нравилось, как бы желая удостовериться, что и ей нравится.
— Правда прекрасно, что мы остались дома? — сказал он.
— Да.
Во время рекламы Джерри собрала грязную посуду и отнесла ее в кухню. Дедди ей помогал. Интересно, а дома он тоже помогает убирать посуду? Обычно женатые мужчины так себя ведут лишь в гостях у девушек. Но с другой стороны, он вообще не обязан ничего делать. Джерри вообще не думала, что мужчина должен помогать по хозяйству.
— Не мойте посуду, — сказал он.
— И не собираюсь, — ответила Джерри.
— Отлично. — Он бросился обратно к телевизору.
После комедии они смотрели какой-то посредственный фильм, который Джерри однажды уже видела. Но она не возражала, потому что смотреть плохой фильм дома в субботу вечером — это самое милое занятие. После него показали неплохой английский триллер, а потом новости, а потом фильм ужасов. — Как нам везет! — воскликнул Дедди счастливо. — Больше всего люблю фильмы про вампиров. По-моему, я уже все просмотрел. А попкорн у тебя есть?
Попкорн у нее был. Бонни всегда покупала попкорн и чипсы, когда они ходили за продуктами, поглощала их, когда никто не видел, ибо они были вредны для фигуры. На секунду Джерри вдруг очень захотелось узнать, где же Бонни проводит эту ночь.
— Приготовление попкорна — еще одно мое призвание, — заявил Шальной Дедди, будто он являлся великим кулинаром, что уже доказали его спагетти. Он начал подогревать его на сковородке с длинной ручкой, то и дело встряхивая. Наконец, попкорн подрумянился, и кухня наполнилась вкусными запахами.
— Я знал, что у тебя обязательно будет попкорн, — сказал он. — Я бы женился на тебе.
— О'кей. Наверное, это очень весело — быть твоей женой?
— Никто почему-то так не считает.
— Тебе нужна женщина постарше, вроде меня.
— Постарше? — Дедди удивленно уставился на нее. — Постарше? Но ты же совсем ребенок.
— Ха! Ребенок… — рассмеялась Джерри.
— Сколько тебе? — спросил Дедди. — Девятнадцать? Двадцать?
«Приехали, — подумала Джерри. — Сейчас он вскочит и убежит». — Двадцать шесть, — сказала она.
Он изумленно уставился на нее.
— Только никому не говори, все равно никто не поверит. — Сейчас попкорн сгорит.
— Ну нет, этого я никогда не допущу.
Он выложил попкорн в вазу и посыпал солью.
— Элейн двадцать шесть, — продолжал он.
— Я знаю.
— И все-таки я думаю, что тебе девятнадцать.
Они выключили свет и смотрели фильм про вампиров в полной темноте, ели попкорн и запивали остатками шампанского. Потом они посмотрели последний фильм о двух певцах, один из которых был влюблен в девушку, которая, естественно, любила другого. Фильм был дурацкий, но все остальные программы уже перестали работать. Джерри не была уверена, что Бонни вернется ночевать — если ей предстоял выходной, она обычно приходила только утром.
— Этот вечер, — просто замечательный, — сказал Шальной Дедди. — Тебе так не кажется?
— Прекрасный вечер, — согласилась Джерри.
Он взглянул на часы.
— Пошли в зоопарк.
— В зоопарк?
— Да. Сейчас там еще никого нет, и мы можем все посмотреть.
— Но кто же нас туда пустит в пять часов утра?
— Конечно, никто. В том-то вся и радость. Пошли. — Он вскочил на ноги и потянул ее к двери.
Джерри безумно устала, ей хотелось спать, но еще больше не хотелось огорчать Дедди. Когда они вышли на улицу, он поймал такси, и они поехали в кафетерий, работающий круглосуточно. Там Дедди купил несколько пакетиков с кофе и громадный пакет с датскими пирожными. Затем такси подвезло их ко входу в зоопарк на Пятой Авеню. Город выглядел чистым, свежим и абсолютно пустым: ни людей, ни машин. Первые лучи солнца отражались в окнах, легкий ветерок шевелил листву на деревьях в парке. Не было никого, кто бы не пустил их в зоопарк. Там оказалось только объявление, они сделали вид, что не заметили его.
Некоторые животные уже проснулись и с любопытством их разглядывали. Джерри и Дедди переходили от клетки к клетке, прихлебывая кофе и заедая его пирожными.
— Вставай, лев! — крикнул Дедди у вольера со львом. — Роберт Ф. О'Брайн идет! Не дай ему поймать тебя спящим на работе. — Лев зарычал. — Репетиция закончена, — сказал Дедди.
Откуда-то из-за вольера показался служитель и подозрительно посмотрел на них. Шальной Дедди кивнул ему и улыбнулся.
— Доброе утро, — вежливо сказал он.
Лицо служителя слегка смягчилось.
— У вас здесь так чисто, — продолжал Шальной Дедди. — А мы сегодня утром поженились. Это наш медовый месяц.
— Поздравляю, — сказал служитель, пожимая плечами.
— Знаете, мы познакомились в зоопарке. Поэтому и пришли сюда — из чистой сентиментальности.
— Это хорошо, — сказал мужчина без особого энтузиазма.
— Конечно, — радостно сказал Дедди. И он потянул Джерри к клеткам с медведями. — Видишь, Сеймур, — продолжал он, обращаясь к Джерри. — Он даже не заметил, что ты — мужчина.
— Ты — безумец!
— И ты. Разгуливаешь здесь в платье!
Она хихикнула. А потом вдруг вспомнила Бонни и Дика и замерла. Ей не давал покоя вопрос: понравилась ли Дику Бонни, если бы он считал ее девушкой? Нет… Бонни была не в его вкусе… Дика не интересовали модели. Дику понравилась Бонни, потому что он знал: она — мальчик. Сейчас Дик был далеко, казался случайным знакомым. Теперь она могла смотреть на него со стороны и не чувствовала боли. Интересно, хватит Дику мужества пригласить Бонни куда-нибудь. Но она знала, что если это и случится, то ни Дик, ни Бонни ей ничего не скажут. Но сейчас это уже не имело никакого значения. Сейчас Дик мог творить все, что ему только захочется; если он не хочет ее, то какая разница кого он хочет.
— Тебе грустно, — сказал Дедди.
— Нет… просто спать хочется.
Они пешком отправились обратно к ней домой. Джерри гадала: собирается ли он подняться… пришла ли Бонни… понравится ли Бонни Дедди… Она знала, что сейчас она уже так устала и ей так зверски хочется спать, что у нее просто ум за разум заходит, и пожалела саму себя.
Когда они подошли к дому, Дедди поднялся наверх. Его лицо выражало не желание спать с Джерри, а нежелание идти домой. Джерри знала, что сейчас он живет один. Ей было интересно, боится ли Дедди одиночества, или оно приносит ему облегчение. Ей многое хотелось о нем узнать, но всему свое время…
Бонни была на кухне. Облачившись в халат Джерри, она готовила яичницу.
— Гуляешь всю ночь, гулящая, — ласково сказала Бонни.
— А сама-то!.. И где ты была?
— У меня было свидание с одним парнем, и я его расколола как орех, улыбнулась Бонни, одаривая Джерри победной улыбкой.
— Я его знаю?
— Нет. Тебе бы он не понравился.
— Это Дедди, — сказала Джерри. — А это Бонни Паркер.
— Привет, Бонни, — сказал Дедди. Он вежливо улыбался, но смотрел на Бонни без всякого интереса. Джерри облегченно вздохнула.
— Хотите яичницу? — спросила Бонни. Она уже начала кокетничать. Дедди ее ничуть не заинтересовал, но иначе она не могла. Когда она не заигрывала с мужчиной, то убегала и пряталась. Все зависело от того, насколько уверенно она себя в данный момент чувствовала. Раньше она очень боялась незнакомцев. Раз она сейчас кокетничает, значит у нее все хорошо. Видимо, она действительно «раскола» сегодня этого парня, кем бы он ни был.
— Я, пожалуй, пойду, — сказал Дедди. — Нужно написать сценарий. Всегда сажусь в самый последний момент. Рад был познакомиться.
Джерри проводила его до двери. Он обнял ее.
— Эй, — прошептал он ей на ухо, — твоя подружка, она — извращенка?
— Ну, конечно, нет!!
— А очень похожа на голубого. В первую секунду я подумал, что она педик.
— Никогда не говори так, — в ужасе прошептала Джерри.
— Мальчик, — продолжал он. — Модель… фи! Ты прекрасна. Я люблю тебя. Спокойной ночи!
— Спокойной ночи.
А потом он ее поцеловал. Он изумительно нежно обнимал и целовал ее. Джерри захотелось большего. Они стояли, прижимаясь друг к другу…
— Лучше я пойду, — сказал он. — Я позвоню тебе завтра, то есть сегодня. Иди спать.
И он ушел. Джерри стояла и все еще ощущала губами его поцелуи. Теперь она знала наверняка: впереди новый роман. И что же будет с дружбой? Дедди оказался столь проницательным, что это пугало. Проведи он с Бонни еще пять минут, он бы уверенно заявил, что она — Винсент. Он похож на ребенка… на платье и гриме его не проведешь. Актеры и клоуны тоже переодеваются и гримируются… Что за удивительный человек — Дедди! Ребенок и мужчина… удивительный человек!
Она нехотя вернулась в кухню и посмотрела на Бонни. Может, она изменилась? Они были так близки, что Джерри могла и не заметить перемен. Нет, Бонни казалась такой же. Слава Богу! Джерри вспомнила, как ее мать всегда повторяла, что нельзя есть каплунов, потому что в них мужские гормоны. Отныне нельзя подпускать Бонни даже к жареному цыпленку.
Джерри улыбнулась Бонни и отправилась в спальню. Она задержалась лишь на секунду, чтобы снять ресницы. А потом мгновенно заснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Закулисные игры - Джеф Рона



куцке
Закулисные игры - Джеф Ронаэмиль
3.11.2014, 11.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100