Читать онлайн Мой любимый «негодяй», автора - Джануэй Айрис, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый «негодяй» - Джануэй Айрис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.64 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый «негодяй» - Джануэй Айрис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый «негодяй» - Джануэй Айрис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джануэй Айрис

Мой любимый «негодяй»

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Шарлиз опомнилась, с трудом поборов возбуждение, вызванное поцелуем Робера. А вот он ни на минуту не потерял голову, с горечью подумалось ей при взгляде на новоиспеченного супруга. В том, как он говорил с судьей, сквозила степенная важность человека, только что исполнившего свой социальный долг.
Через несколько минут Дамьен стал прощаться.
– Я с удовольствием остался бы еще ненадолго, но уверен, что вы найдете, чем заняться, и без меня.
Он прибавил вполголоса несколько слов по-французски, обращаясь только к Роберу, и смысл этих слов был весьма игрив. Однако когда Дамьен повернулся к Шарлиз и поцеловал ей руку, тон его изменился.
– Примите мои поздравления, мадам Овернуа. Уверен, что вас с Робером ждет большое счастье.
После его ухода Шарлиз сухо заметила:
– Ваш друг весьма приземленно смотрит на некоторые вещи. Таких замечаний я могла бы ожидать от учеников старших классов.
Впервые Робер казался смущенным.
– Вы понимаете французский?
– Да, и разговариваю вполне бегло.
– Почему вы не сказали?
– Я как раз собиралась, особенно после того, как вы так замечательно высказались в мой адрес в аэропорту.
– О, Боже! Я прошу прощения. Надеюсь, вы извините меня? Видимо, я стал жертвой распространенного заблуждения, что американцы говорят только на своем родном языке.
– У нас с сестрой не было возможности практиковаться в школе, но когда они с Морисом переехали в Лос-Анджелес, мы втроем старались говорить только по-французски. Дэнни тоже неплохо понимает и немного говорит.
– Да, я недооценил вас.
– Это может дорого вам стоить, – она усмехнулась.
– Что ж, учту на будущее. С этой минуты буду следить за своей речью, хотя нет, начну с завтрашнего дня. Ведь сегодня – наша первая брачная ночь.
Шарлиз метнула на него сердитый взгляд, а он притворно заслонился от нее.
– Я не имел в виду ничего такого. Просто подумал, что мы могли бы пойти в «Амбассадор», отметить событие, а Дэниэл остался бы дома.
– Но он не останется один.
– Почему один? Дома Жиль и Марлен, она к тому же может посидеть с ним, пока малыш не заснет.
Шарлиз справедливо полагала, что мальчик поднимет шум, однако повторное обещание Робера отправиться завтра за машинкой возымело действие, и Дэнни отпустил их довольно легко. Спускаясь из спальни малыша, Шарлиз с укором заметила:
– Вам не стоит увлекаться взятками. Я понимаю, что вы в состоянии купить ему все, что угодно, но это может его разбаловать.
– Я бы тоже предпочел обойтись без подкупа, но что делать, если это единственный выход? Как видите, в больших деньгах есть некоторая польза, – ехидно ответил Робер.
Что ж, если он думает, что с помощью денег сможет так же легко манипулировать и ею, он жестоко ошибается. Она тоже будет начеку. Размышляя об этом, Шарлиз сняла и спрятала в сумочку кольцо сестры, которое так и норовило соскользнуть с пальца и затеряться где-нибудь на просторах этого большого и чужого дома.
В тот вечер Робер не был похож на коварного интригана. Единственное, чем он пытался ее подкупить, это дорогой ресторан.
«Амбассадор» относился к числу тех умопомрачительно шикарных заведений, столики в которых бронируют за несколько недель. Атмосфера роскоши витала в воздухе. Столы ломились от китайского фарфора и серебра, хрустальные канделябры лили мягкий свет на лица изящно и дорого одетых людей. В зале стоял негромкий гул голосов.
Метрдотель низко поклонился, провожая их к столику у окна, – здесь были места для избранных персон.
– Проходите, мсье Овернуа. Вам здесь всегда рады.
Едва молодые устроились за столиком, и метрдотель отошел, чтобы принести им карту вин, Шарлиз заметила:
– Я читала, что требуется наличие громадного счета в банке или рекомендация от трех завсегдатаев ресторана, чтобы попасть сюда.
– Теперь вам достаточно только двух рекомендаций.
Вскоре их окружила целая армия официантов. Робер выбрал вино и передал меню Шарлиз.
– Я не знаю, что вам нравится. – Робер с интересом посмотрел на жену. – Думаю, мы вообще мало знаем друг о друге.
– Не сказала бы. Я знаю, что вы богач, а вы знаете, что я – нет.
Робер рассмеялся и заметил:
– А еще я знаю, что вы умны и у вас горячий нрав.
– Ого, это кто же говорит о горячем нраве?
– Но вы должны признать, что все мои вспышки гнева спровоцированы вами. Надеюсь, без злого умысла.
– Просто вы никому не позволяете усомниться в своем непоколебимом авторитете.
– А вы привыкли к мужчинам, которые только и делают, что потакают вам?
– Вы тоже могли бы попробовать.
– Думаю, они немногого добились. Вы ведь сказали, что сейчас у вас никого нет. – Он испытующе посмотрел на нее. – Или вы все же любили кого-нибудь?
Она не успела ответить – официант принес вино и принял их заказ. Шарлиз попросила Робера заказать за нее, а сама принялась размышлять над вопросом. По правде сказать, никто еще не будил в ней сильного, по-настоящему сильного желания. В нее влюблялись многие, но она никому не отвечала взаимностью. Вот будет номер, если в итоге она влюбится в того, кто не ответит взаимностью ей, мрачно подумала она. Робер сообщил, что полагается на рекомендации шеф-повара. Шарлиз вежливо улыбнулась.
– Полагаю, здесь великолепно готовят. – Ее мысли были очень далеки от еды. – Вы говорите, мы мало знаем друг друга. Теперь вы кое-что знаете обо мне, и ваша очередь рассказать о себе.
– Это не слишком увлекательно. Каждое утро я отправляюсь на работу, как и большинство людей. Общаюсь с друзьями. Словом, просто живу.
– Чудненько. – Она красноречиво обвела взглядом роскошный зал. – Большинство людей не может себе позволить обедать в «Амбассадоре» и жить в особняке.
– Согласен, денег у меня много, но я их действительно зарабатываю.
В принципе, он сказал сущую правду, но вовсе не это хотела знать Шарлиз. Робер тщательно избегал рассказов о своей личной жизни, так что пришлось ей самой спросить об этом. В конце концов, он ведь тоже интересовался ее прошлым и настоящим.
– Среди ваших друзей наверняка найдется немало женщин. У вас кто-нибудь есть?
– Сейчас нет.
Не запнулся ли он, прежде чем ответить? Неужели такой мужчина, как Робер, ни с кем не встречается, неужели у него нет любовницы… Он слишком сексуален, чтобы в это поверить.
– Это хорошо. Иначе вам было бы трудновато объяснить подружке, откуда и зачем у вас появилась жена.
– К счастью, у меня нет такой проблемы, – ответил он коротко.
– А как насчет прочих проблем? Брак может помешать вам вести… э-э-э… прежнюю жизнь. – Шарлиз смущенно рассматривала аккуратно сервированный стол. – Или, быть может, вы уже все продумали, и у вас есть, как вы, французы, это называете, une petite amie, маленькая подружка?
– Как мило с вашей стороны, что вы заботитесь о моем сексуальном здоровье. Ведь именно об этом вы так деликатно спрашиваете? Надеюсь, вы позволите мне иметь внебрачные связи?
В глазах Робера плясал смех, но ее ответ прозвучал холодно.
– Не думаю, что при данных обстоятельствах вы нуждаетесь в моем разрешении.
– Однако есть неплохой способ удержать меня от измен…
– И не надейтесь! Спать вместе мы не будем!
– Вам бы понравилось. Во всяком случае, я бы очень старался.
Пламя свечей отразилось в потемневших глазах Робера, когда он взял ее за руку. Его низкий хриплый голос вызывал у Шарлиз легкую приятную дрожь. Она слишком хорошо представляла, как именно этот красавец, сидящий напротив, способен подарить ей блаженство, от первого поцелуя до самого страстного объятия.
И все-таки новобрачная резко отдернула руку, чтобы прервать этот странный магнетический контакт, и глубоко вздохнула.
– Не надейтесь, Робер, весь этот антураж не сработает.
– Я просто был честен с вами. Вы – необычайно привлекательная женщина, и вполне естественно, что вы вызываете желание у мужчин.
– Если бы я знала, что вас так волнует этот вопрос, я бы никогда не согласилась на этот брак!
– Первый раз вижу женщину, которой не нравится, что ее считают красивой и желанной.
– Вы обещали, что этот брак будет фиктивным.
– Он таким и будет. Не случится ничего такого, чего бы вы сами не захотели. Полагаю, мы произведем сенсацию в свете, а?
– Не думаю.
Она говорила резко, стараясь избавиться от его обаяния. Влечение, которое они оба испытывали, было таким очевидным – и опасным. Робер – опытный любовник, это ясно, но его душа скрыта за семью замками и никогда не достанется ей, об этом надо помнить.
– Я не имею обыкновения принуждать к любви женщину, которая этого не хочет. Пожалуйста, попробуйте вот это блюдо, а то шеф-повар будет оскорблен до глубины души, и мы не сможем прийти сюда снова.
Шарлиз наконец обратила внимание на свою тарелку. Перед ней лежал натюрморт невообразимой красоты, состоявший из крабового мяса, лосося, анчоусов, черной икры и копченых креветок.
– Надеюсь, вкус не уступает внешнему виду. В следующий раз отведу вас к Селестине. Это новый ресторан, но его уже хвалят. Хотите, пойдем завтра вечером?
– Но как же Дэнни?
– А что такого? Он – под надежным присмотром и рано ложится спать. Вы же не сидели с ним каждый вечер.
– Разумеется, сидела. Обычно я так поздно расправлялась со всеми делами по дому, что силы оставались только на сон. Я уже давно никуда не ходила по вечерам.
– И вы пожертвовали всей своей жизнью ради мальчика? – медленно спросил Робер.
– Не пожертвовала, а… скажем, отдала ему взаймы. Не слишком это и много.
– Не думаю, что многие женщины способны на такое. Однако теперь ваша жизнь станет легче.
– Вряд ли. Теперь мне не придется стирать и мыть посуду, но на смену этому придут другие проблемы.
– Я не хочу быть вашей проблемой, Шарлиз.
– Вы и не будете. Хотя вы – порядочная заноза, – ее улыбка разрядила атмосферу.
– Я хочу лишь помочь, а не усложнить вашу жизнь. Просто скажите, что вам нужно, и я это сделаю.
– А вы сможете изменить мнение своей матери? – Теперь в ее голосе звучала ирония. – Думаю, что даже вам не под силу такое чудо.
Робер вздохнул и кивнул.
– Я знаю, мама – трудный человек. Она так и не смирилась с тем, что Морис предпочел Белинду своей семье. Глупо обвинять в этом вас, но ей нужен кто-то, на кого она могла бы свалить свою вину. Она живет в постоянном аду, помня, что навсегда потеряла Мориса из-за глупой ссоры.
– Я понимаю, – тихо шепнула Шарлиз.
– Дэниэл для нас – это единственное напоминание о Морисе. Мама любит внука, но не знает, как с ним обращаться. Если бы вы смогли хоть чуть-чуть приучить к ней Дэниэла, это было бы замечательно.
Шарлиз мрачно уставилась на него.
– Вы думаете, я умею творить чудеса?
– Я знаю, что прошу многого, но вы – единственная, кто может помочь Дэниэлу изменить свое мнение.
– А вы уверены, что она одобрит мое вмешательство? К тому же, когда мадам Овернуа узнает о нашей свадьбе, извержение Везувия покажется жалким костерком по сравнению с ее реакцией. Я права?
– Да, думаю, она рассердится. Но должна же она понять…
– Ценю ваш оптимизм, однако не разделяю его. Вы должны были пригласить ее на свадьбу, однако я что-то не заметила ее.
– Я прекрасно знаю свою мать, но мне ее все-таки жаль. Однако это не значит, что я позволю ей унижать и оскорблять вас. Обещайте, что расскажете мне, если такое случится.
– Гораздо больше меня волнует Дэнни. Хорошо, что он согласился остаться с Марлен без меня, но, может, нам стоит позвонить и узнать, все ли в порядке дома?
– Если хотите, позвоните, но она знает телефон ресторана и сразу сообщит, если что-то случится.
– Надеюсь, вы правы. Ведь я впервые оставляю его одного. – Неожиданно Шарлиз звонко расхохоталась. – Вы только послушайте! Мы ведем себя, как типичная молодая пара, обсуждающая новую няню.
– Что ж, мне это по нраву. Полагаю, мне придется по душе семейная жизнь.
– Погодите, вот Дэнни еще разбудит вас посреди ночи, если захочет пить. Или заберется к вам в постель и начнет елозить так, что будет невозможно уснуть. Вы быстро потеряете энтузиазм.
– Ничего особенно страшного вы мне не рассказали. Кстати, почему бы нам не пойти дальше в своих действиях? Когда Дэнни привыкнет ко мне, мы могли бы его усыновить.
Красный сигнал опасности вспыхнул в мозгу Шарлиз. Чего Робер хочет добиться этим предложением? Французский суд передаст ему права на мальчика, а она свои потеряет, ведь она американка. Почему он так сказал?
– Думаю, рано об этом говорить. – Ее голос был холоден.
– Не искушайте судьбу. – В голосе Робера прозвучал металл, – Я иду на разные уступки, чего обычно не делаю, я терплю ваши высказывания, я не стал прибегать к силе – но мое терпение не безгранично.
– Мне жаль, если вы думаете, что я вами манипулирую. И я не просила ничего, в том числе и уступок.
Он мгновенно расслабился и даже улыбнулся.
– Я никогда не даю пустых обещаний. Мы поедем к Жаку, моему другу-кутюрье, когда только пожелаете. Просто назовите день.
– Пока я не готова. У меня же нет с собой эскизов, мне просто нечего ему показать.
– Вы сможете их восстановить?
– Да, но на это нужно время.
– Хорошо, скажите, когда будете готовы. Я выполню свое обещание. – Робер снова взял ее за руку. – Я не собираюсь давить на вас, Шарлиз. Признаю, я сжульничал, привезя вас с Дэниэлом сюда, но я сделал это только потому, что думал, со мной ему будет лучше.
– Вы все еще так считаете? – Она изо всех сил старалась не замечать тепло его сильной руки.
– Да, но теперь я знаю, что ему нужны мы оба. Я не говорил этого раньше, но… я очень рад, что вы здесь, Шарлиз.
Шарлиз не могла больше противиться его обаянию, она тонула в его глазах, его чарующем голосе. Неужели он такой хороший актер? Или он говорит искренне?
Они молча смотрели друг на друга, когда большая компания за соседним столиком вдруг обратила на них внимание.
– Робер! – вскричала одна из женщин. – Ты скрыл, что собираешься сюда вечером. Сказал, что будешь занят!
– Он же не обязан отчитываться перед тобой, дорогая, – заметил мужчина рядом с ней.
– Рад видеть тебя, Кларисс. Это было спонтанное решение, насчет ресторана. Рекомендую трюфеля, они превосходны.
Пока остальные шумно обсуждали сказанное, высокий блондин внимательно смотрел на Шарлиз.
– Не хочешь познакомить нас с очаровательной дамой? Или боишься соперничества?
– Уже не боюсь. – Робер улыбнулся. – Представляю вам мою жену, мадам Шарлиз Овернуа.
Восклицания, смех, крики. Похвалы остроумию Робера.
– Я не шучу. Мы поженились сегодня вечером.
– Серьезно? И ты не пригласил нас на свадьбу? – спросила хорошенькая Кларисс.
– Всего лишь небольшое домашнее торжество.
– Еще одно спонтанное решение?
– Хочу надеяться, что мы предназначены друг другу судьбой. С первого взгляда мы поняли, что не расстанемся никогда, – он взял Шарлиз за руку и многозначительно посмотрел на нее.
– Как же вы познакомились?
– Совершенно неожиданно. Шарлиз… была сестрой жены Мориса.
На мгновение лица друзей Робера помрачнели. Мориса любили и помнили все. Теперь Шарлиз заинтересовала всех еще сильнее.
После поздравлений и пожеланий Кларисс неожиданно спросила:
– Беатрис уже знает?
Робер не дрогнул.
– Пока нет. У нас не было времени сообщить всем. Вы первые.
Шарлиз стало очень любопытно, кто такая Беатрис. Кто-то важный в жизни Робера, судя по тому, как вытянулись лица его друзей. Почему же он не упомянул о ней, когда она спросила, есть ли у него девушка?
Компания за столом шумела, официанты сбились с ног, разнося заказы.
– Давайте-ка не будем так шуметь. – Кларисс попыталась навести порядок. – Я хочу знать все в подробностях, Может, вы присоединитесь к нам завтра за обедом?
– Боюсь, завтра не получится, но скоро мы все соберемся у меня, обещаю. – Робер спокойно улыбался.
– Я позвоню тебе утром, когда ты будешь уже в состоянии посмотреть на календарь, – немедленно поддела его Кларисс.
Когда друзья ушли, Робер помрачнел.
– Я надеялся подержать новость в секрете пару дней, и должен был догадаться, что здесь мы с кем-нибудь столкнемся.
– Такое событие трудно долго скрывать, особенно у вас в Париже. Почему вы не хотели, чтобы они узнали?
– Я думал о вас. Вам придется изображать влюбленность, я знаю, это нелегко.
– У вас те же проблемы. У нас все получится, мы ведь оба знаем, что это всего лишь игра. Потом еще посмеемся вместе.
– Вот это верно. Пусть это будет нашим маленьким розыгрышем!
Робер подождал, пока официант поставит перед ними воздушное творение из ванили, шоколада и взбитых сливок – суфле «Жанетта». Затем продолжил:
– Мои друзья начнут наперебой приглашать нас в гости, чтобы посмотреть на вас и все разузнать. Будет лучше, если мы разом удовлетворим всеобщее любопытство.
– Думаю, вы правы.
– Все не так уж плохо. Они милые люди. Думаю, со временем вы сможете с ними подружиться.
Шарлиз была вовсе в этом не уверена. Ее вопрос прозвучал прямо и резко:
– Кто такая Беатрис?
– Беатрис Паскаль. Мой старый и самый близкий друг, мы выросли вместе. Она вам может здорово помочь. Все, что касается парикмахеров, магазинов, одежды – она в этом разбирается.
– И она захочет быть моим другом? – скептически уточнила Шарлиз.
– Я уверен, вы подружитесь. Все любят Беатрис. Она веселая, красивая и замечательная. С ней не бывает скучно.
Ясно, как день, что Робер испытывает к этой женщине совершенно особые чувства. Почему же тогда он не женился на ней?
– Как она выглядит?
– Она рыжая, рыжая от природы, у нее зеленые глаза и белоснежная кожа. Да, и веснушки на носу.
Он говорил, как говорит влюбленный мужчина. Почему он думает, что Беатрис смирится с присутствием Шарлиз?
– Может быть, вы расскажете ей правду? И попросите никому не говорить.
– Единственная возможность сберечь тайну – это никому ее не поверять. Не волнуйтесь, после официального приема все потеряют к нам интерес и начнут сплетничать о ком-нибудь другом.
– Надеюсь.
– Уж поверьте мне. Мой секретарь разошлет приглашения, а после праздника их жизнь войдет в свою колею.
– Чего не скажешь о моей жизни, – вздохнула Шарлиз.
– Неправда, – мягко возразил Робер. – Ваша жизнь станет легче. Последнее время вы только и делали, что работали и заботились о Дэниэле, теперь вы заслужили отдых, особенно вечером, когда Дэниэл уже спит. Я собираюсь показать вам ночной Париж.
Шарлиз немедленно подумала, что для столь бурной жизни ей необходимо обновить гардероб, о чем и сообщила Роберу.
– Нет проблем. Беатрис поможет с покупками.
– Боюсь, ее любимые магазины мне не по карману.
– Разумеется, я все оплачу.
– Я не могу этого позволить.
– Ради Бога, почему нет? Я – ваш муж, я официально содержу вас и оплачиваю ваши счета. Или вы хотите платить мне за комнату и стол?
– Это разные вещи.
– Не вижу разницы. И вообще, предоставьте все мне.
– Я буду неловко себя чувствовать. Мы уже говорили об этом.
– Я помню. А если бы мы спали вместе, вы бы относились к этому по-другому? Тогда давайте внесем в наш договор некоторые изменения. Я, пожалуй, мог бы пойти на совместное…
– Робер! Будьте серьезнее.
– Моя дорогая Шарлиз, где ваше чувство юмора? Я просто стараюсь развеселить вас. На мой взгляд, вы будете прекрасны, даже завернувшись в москитную сетку, но я уверен, вы захотите нормально выглядеть на нашем торжественном приеме, да и вообще приодеться.
Шарлиз нахмурилась. Робер был абсолютно прав.
– Здесь можно достать швейную машинку напрокат? У вас она вряд ли есть.
– Вы что, хотите сама шить себе платья?
– А что вас так удивляет? Я зарабатывала этим на жизнь, и я хочу стать модельером. Прекрасный опыт. К тому же у меня будет возможность продемонстрировать свои модели.
Робер выглядел несколько ошарашенным.
– Ну, если вы так решили…
– Не волнуйтесь. В любом случае это будет лучше москитной сетки.
Когда они вернулись, дом уже спал. Слуги оставили свет на лестнице и отправились на покой.
– Не хотите выпить чего-нибудь на сон грядущий?
– Нет, я и так выпила больше обычного. Спасибо за чудесный вечер. Я прекрасно его провела.
– Похоже, вас это удивляет, – хмыкнул он. – Я же говорил, что еще вырасту в ваших глазах.
– Это потому, что сегодня мы не спорили.
– Спорили, но вы победили.
– Ну, только в том вопросе, который вас не слишком интересовал. – Они остановились перед дверью детской. – Пойду проверю, как там Дэнни.
– Я тоже.
Мальчик слегка посапывал во сне, крепко обняв плюшевого мишку. Шарлиз поправила одеяло и поцеловала нежную щечку.
– Можно и мне…
Ее тронуло смятение Робера, и она ободряюще улыбнулась ему. Робер осторожно провел рукой по шелковистым волосам мальчика и поцеловал его в лобик. Шарлиз почувствовала себя растроганной. Они с Робером были абсолютно разными, невозможно разными, но оба они любили своего племянника.
Супруги Овернуа вышли на цыпочках из комнаты и пожелали друг другу спокойной ночи. Казалось, между ними возникла близость, и теперь они лучше знают друг друга.
– Ну что ж, я отправляюсь спать. Сегодня был бурный день, – устало улыбнулась Шарлиз.
– Отдыхайте, на сегодня все закончилось. Кто его знает, может, и вам понравится быть замужем.
Шарлиз вздрогнула, когда Робер наклонился к ней, но он просто поцеловал ее в щеку.
– Отдыхайте, chere.
Когда Шарлиз вошла в свою комнату, ее кожа еще пылала в том месте, где к ней прикасались губы мужчины. Что за нелепая ситуация! Они и были, и не были женаты. Стоит ли так нервничать, успокаивала себя Шарлиз. Естественно, что день своей свадьбы она представляла по-другому, и все могло быть иначе, если бы она сейчас занялась любовью с Робером, на что тот, несомненно, рассчитывал.
Он сидел бы сейчас здесь, рядом с нею, и медленно раздевал, нежно лаская… Она почти физически ощущала, как его длинные сильные пальцы касаются ее напряженной груди, а его язык сладострастно облизывает ее соски.
Шарлиз тряхнула головой, пытаясь избавиться от эротического наваждения. Она прямиком идет в его ловушку! На это Робер и делает ставку. Влечение – это обычная химическая реакция, но из-за нее люди теряют контроль над собой. Нет, он ошибается. Она не позволит себе такой роскоши!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Мой любимый «негодяй» - Джануэй Айрис

Разделы:
Пролог1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Мой любимый «негодяй» - Джануэй Айрис



ФИГНЯ А НЕ РОМАН
Мой любимый «негодяй» - Джануэй АйрисД
28.09.2011, 15.53





ну почему же сразу фигня. по-моему такой же роман есть и топ-50.
Мой любимый «негодяй» - Джануэй Айриселена
23.10.2012, 0.01





Тоже не согласна с мнением, что "фигня" Это любовный роман, написан интересно, читается легко.rnДумаю, что написавшему первый отзыв, просто надо переключиться на другое чтиво.
Мой любимый «негодяй» - Джануэй Айрисинна
4.01.2016, 20.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100