Читать онлайн Чувства в заточении, автора - Джамп Ширли, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чувства в заточении - Джамп Ширли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чувства в заточении - Джамп Ширли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чувства в заточении - Джамп Ширли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джамп Ширли

Чувства в заточении

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Николас Гилберт застыл посреди кухни своего весьма просторного для холостяка дома, устав бороться со сковородой и с тем, что на ней готовилось. Он просто отставил ее, убрав с огня и сочтя, что блюдо, изобретенное им на ходу, готово.
– Напомни-ка, для чего вообще вся эта затея, – хмуро бросил он.
– Отказываюсь верить, что это говорит человек, которому небезразличны судьбы несчастных детишек, – охотно поддел старшего брата Дэниель Гилберт. Дэни появлялся у Ника при любой возможности, совершая плановые набеги на холодильник с неизменным сетованием на скудность запасов, методично изучая всяческие новинки на DVD и прихватывая с собой парочку блокбастеров, как в каком-нибудь салоне проката.
Николас не возражал, а если и позволял себе какие-то высказывания по поводу бесцеремонности Дэни, то лишь постольку, поскольку бывал порой уставшим и раздраженным.
Как у всех Гилбертов, у Дэни были синие глаза и темно-каштановые волосы. Он выбрал писательскую стезю и, желая внешне соответствовать этой профессии, носил одежду чрезвычайно несуразных фасонов, отвечавших его пониманию богемной вольности. Как правило, это были джинсы разной степени потертости и джемпера, блузоны и толстовки – объемистые, бесформенные, невнятные.
– Ты, как никто другой, подходишь на роль идеолога этой программы. Кто еще из организаторов акции столь хорошо понимает интересы подрастающего поколения.
– О чем ты говоришь? Я чувствую себя полным профаном! – возразил Николас.
– Брось! Среди нас пятерых ты всегда был самым неутомимым затейником, – напомнил брату Дэниель.
– Но, помимо детей, есть и другие сложности. Я в данном случае имею в виду Каролин Дафф. Так или иначе нам придется общаться в рамках этой программы.
– Но ты ведь уже пообщался с ней сегодня. Что может помешать тебе сделать то же самое и завтра? – резонно поинтересовался младший брат.
– Случайное и регулярное общение – это, согласись, вещи разные, – пробурчал Николас, раскладывая на скорую руку приготовленный ужин по тарелкам.
Дэни, не дожидаясь приглашения, занял место за обеденным столом. Расположился по-хозяйски, внимательно присмотрелся к Нику, изобразив проницательный прищур всезнайки.
– Ты куда? – бросил он вслед удаляющемуся в отрешенной задумчивости брату.
Вместо ответа тот развернул гладильную доску и, включив утюг, распластал на доске белоснежную рубашку. Нетерпеливо дожидаясь, когда зеркальная поверхность утюга нагреется, он постоянно прикасался к ней подушечками пальцев, бессмысленно уставившись вдаль. Когда лампочка индикатора наконец погасла, Ник со всем свойственным ему усердием и серьезностью, продолжая напряженно хмуриться и морщить лоб, принялся отглаживать рубашку с середины спинки, полагая, что следует начинать с простого и тогда с воротниками, манжетами, планочками и прочими источниками головной боли легче справиться.
Выгладив полотнище спины, он тотчас взялся за полочки. Тогда Дэни не выдержал и воскликнул:
– Ну что ты делаешь? Будто тебя мама не учила. Так ты никогда не отгладишь свою одежду… Уйди, разгильдяй! Дай мне, – потребовал младший, вскочив из-за стола и оттолкнув недоумевающего брата от гладильной доски.
По-женски сноровисто Дэни все переиначил и принялся гладить, не забывая комментировать:
– Сначала мелкие штучки. Даешь остыть тому, что уже прогладил, иначе заломы складок будут еще основательнее, чем прежде… Не представляю, как ты выживаешь, брат! Таким неумехам нельзя быть холостяками…
– Погоди трепаться, – осадил его Ник. – Как ты это делаешь?
– Нужно слегка отпарить, – ответил тот. – Чего ты так чураешься женщин? Будь у тебя жена, тебе бы не пришлось возиться с утюгами и сковородками.
– Я их не чураюсь, – насупившись, пробубнил Николас.
– А, понял, они сами от тебя шарахаются, – съязвил Дэни.
– Возможно, – на полном серьезе отозвался старший брат. – Я думал, что уже переболел Каролин, но, увидев ее сегодня в отделе игрушек, ощутил трепет… Даже сильнее, чем прежде… Бред какой-то, – разоткровенничался Ник.
– Это в тебе чувство возродилось, – объявил молодой писатель. – Новое вечное чувство. Помнишь, как оно называется?
– Брось! Хватит дурачиться. Мне сейчас не до твоей всегдашней ахинеи.
– Ах, вот как ты оцениваешь мыслительную деятельность своего единственного младшего брата! – вспыхнул шутейным возмущением Дэниель.
– Ты знаешь, по какой причине мы расстались. С тех пор эта причина стала только более очевидной. Игнорировать ее нет никакой возможности. Так что ни я, ни Каролин не станем больше искушать судьбу. Только не друг с другом, – рассудительно, но без особой уверенности в голосе проговорил Ник, а миг спустя тяжело вздохнул.
Дэни, словно не слыша его, тщательно гладил рубашку. Ник стоял рядом и вполглаза наблюдал за братом, думая обо всем разом. Он был не из тех, кто большое внимание уделяет своим душевным переживаниям, да и особой откровенностью на этот счет не отличался. А посему Дэни, опасаясь сбить его с этой волны, решил помалкивать. После некоторой паузы Николас заговорил сам:
– Я искренне радовался тому обстоятельству, что по здравом размышлении мы расторгли наш брак несколько дней спустя, а не несколько лет, которые все только усложнили бы… Признаю, Каролин всегда была чересчур прямолинейна, но в то же время совершенно для меня непонятна. В этом есть своя прелесть… Я только порадовался бы такому положению вещей, если бы имел возможность потратить всю свою жизнь и все свои силы на разгадывание любимой женщины. Но, увы, это нереально. И вряд ли кто-то на моем месте поступил бы иначе. Тем более, что мы расстались по обоюдному согласию. Это не было одностороннее бегство от сложностей… Я тогда остро чувствовал, что мне нужна женщина, которая бы умела быть кое-когда незаметной, но в то же самое время дарила бы мне радость общения, воодушевляла бы на поступки. А что я получал от Каролин? Она просто-напросто сводила меня с ума. И даже сейчас, три года спустя, думая о ней, я весь в смятении.
– И что же тебе помешало сойтись с женщиной, более подходящей? – не отрываясь от глажки, глухо осведомился Дэни.
– Пытался… Ты сам знаешь, несколько раз я честно пытался. Но мне с ними неинтересно. Это быстро проходит. Стоило мне к ним привыкнуть, и я тут же переставал о них вспоминать.
– Иными словами, ты не любил их, – тихо проговорил младший брат.
– К сожалению.
– Но разве с Каролин так уж все безнадежно? У вас ведь были хорошие времена.
– Пожалуй, – отозвался Николас. – Пару замечательных дней вспомнить можно.
И когда речь заходила о хороших временах с Каролин, он неизменно вспоминал их короткие каникулы в Вегасе, сумасбродное венчание в капелле и номер в отеле «Мираж», где они использовали для ласк любую опору, любую поверхность, любой уголок. Чехарда этих обольстительных воспоминаний, казалось, приносила с собой дурманящие запахи тех бессонных ночей и ослабляла его годами выстраданную убежденность.
Каролин, как всегда упрямая и упорная, была неумолима в своем решении расторгнуть брак. Ник знал, что не смог бы ее разубедить, если бы попытался. Но он даже не пытался, поскольку руководствовался теми же мотивами, что и она. На компромисс, тем более на жертву, ни один идти не собирался. Они решили это за последним совместным обедом. Решили быстро, без дрязг и препирательств, без взаимных претензий, как взрослые цивилизованные люди. Решили окончательно и бесповоротно.
Однако Николас был готов и к другому! Если бы Каролин дала ему хоть малейший шанс, хоть крошечную лазейку, он бы воспользовался этим. Он не испытывал желания бороться за звание Мужа Года, а просто любил бы ее и старался в меру своих сил сделать их совместное будущее возможным. Но Каролин не знала полумер. И результатом стал поспешный, как и брак, развод. Они просто исправили ошибку. И тотчас стали чужими, даже более, чем чужими, хотя на вражду не стали бы тратить свою энергию никогда. Еще недавно они прижимались друг к другу в постели, а спустя считанные часы разрубили все до единой нити, соединявшие их.
Первое время после разрыва Николас изумлялся, даже ужасался своей и ее решимости, зная, что один он на такое не отважился бы. Но потом начал привыкать к мысли, что за подобной бескомпромиссностью следует видеть силу его и ее характеров. И в конечном итоге стал даже гордиться тем, что рассек обременительные узы без сожаления.
Но у этой истории была и изнаночная сторона. Николас не отдавал себе в этом отчет, но он перестал быть тем уверенным в себе мужчиной, который одним взглядом, жестом, словом мог покорить женщину, разбить ей сердце. Как и прежде, мистер Гилберт был весьма привлекателен, и женщины не оставляли его без своего благосклонного внимания, но сам он себя прежним не воспринимал. Он принялся реализовывать свои карьерные амбиции, которые их с Каролин и разлучили, сосредоточил на этом все свои силы, мысли, чаяния. Редкие легкие и короткие романы не давали желаемого. Так что постепенно Ник превратился в некую безотказно функционирующую деталь юридической машины.
– Глупо было вообще жениться, – вслух заключил он, принимая из рук брата выглаженную рубашку.
– Тогда тебе не стоит относиться к этому как к событию, способному сколько-нибудь существенно повлиять на твою замечательно сложившуюся жизнь, – иронически присоветовал Дэниель, вернувшись за обеденный стол. – Случилось так, что оба вы по стечению обстоятельств принимаете участие в одной и той же благотворительной акции. И в магазин игрушек вас привела отнюдь не судьба, а общая для вас двоих причина. А если завтра ты встретишься с ней, то лишь как коллега, один из спонсоров фонда.
– И ты думаешь, что при этом я сумею удержаться от естественного в таких случаях желания? – тревожно спросил Ник.
– О желании я слышу впервые, – всерьез отметил брат.
– Отчаяние и безысходность… Тебе как литератору, надеюсь, известны эти слова? – сдавленным голосом проговорил Николас, рискуя оглохнуть от собственной патетики.
– И не только как литератору, но как человеку в первую очередь… Ты боишься, что ощущение внутренней пустоты и бессмысленности вашей карьерной гонки вновь толкнет вас в объятия друг друга. А когда голод утолится и страсти поулягутся, каждый опять поставит во главу угла свои собственные амбиции, не желая поступиться ими ради другого, – вкрадчиво предположил Дэни.
– Такой сюжет исключать нельзя, – согласился старший брат. – Оба или кто-то один… – раздумчиво добавил он.
– Не ты, Ник, – убежденно заметил Дэниель. – Ты боишься, что она окажется в лучшем, чем ты, положении, так как не сможет оценить вновь обретенное. Тогда пострадает твоя гордость. Это пугает тебя сильнее, чем все те сложности, которые ты заранее приписываешь вашим отношениям.
Николас сурово посмотрел на брата и многозначительно покашлял, подчеркивая, что в своих предположениях младший зашел слишком далеко.
– Если не желаешь смотреть правде в глаза, не спрашивай моего мнения, – обиженно заявил Дэни. – Если тебе нужно пустое кудахтанье, а не прямой ответ, разговаривай на эту тему с сестрами. Они будут только рады просклонять на все лады твои сомнения. Но уверен, что при таком подходе их не поубавится… Давай со всей откровенностью. Ты встретил женщину, о которой не можешь не думать. В определенном смысле вы с ней уже давно связаны самыми крепкими узами. И какие бы уловки ты ни изобретал, какими бы терминами ни прикрывал свое желание, ты страстно хочешь быть с Каролин. Так не будь тряпкой, парень, прояви себя! Заставь ее ощутить такое же желание и не позволяй этому желанию зачахнуть. Просто реши для себя, хочешь ты этого или нет!
– Если бы ты не был сыном моих обожаемых родителей, я бы спустил тебя с лестницы, сопляк!
– Заметь, я не считаю тебя трусом, братишка, поскольку знаю наверняка, что это не так. Я лишь пытаюсь тебе внушить, что выбор сделать придется. А учитывая, что вы уже повстречались, сохранить душевное спокойствие, к чему ты так стремишься, у тебя не получится.
– То, что ты пытаешься мне внушить, – идеалистическая ерундистика. В своих книжках ты волен закрывать глаза на то, что кажется тебе несущественным, и изобретать всяческие чудеса. И я бы первый с тобой согласился, но существуют обстоятельства, которые крайне сложно поддаются коррекции или не поддаются вовсе.
– Какие, например? – поинтересовался Дэниель.
– Психологическая несовместимость.
– Ой! – насмешливо воскликнул Дэни.
– Да… Даже при всем желании вряд ли мы сумеем ужиться. Мы с Каролин – как птица и рыба.
– Как ястреб и акула, учитывая вашу профессию, – уточнил младший.
– Вот именно.
– И я в очередной раз убеждаюсь, что ты, брат, не способен о ней не думать. Бездействие тебе не поможет. Лучше сделать все от себя зависящее и упереться в непреодолимое препятствие, чем не пытаться вовсе. Таково мое мнение. А главное, что бы ты ни предпринял, не бойся совершить ошибку. Если все так безнадежно, как ты говоришь, считай себя уже ко всему готовым. Но нужно хотя бы убедиться в этом, а не быть голословным… Слушай, брат, что ты задумал?
– Ты о чем? – спросил Николас.
– Ну, я тебя не первый год знаю. Ты все такой же буян, как и в детстве. Уверен, ты что-то замышляешь, памятуя девиз твоей юности.
– Появление Николаса Гилберта не пройдет незамеченным…
– И им вряд ли удастся о нем забыть! – закончил младший брат. – Ты все еще способен на фортели? Ну, например, отправить помощницу в импровизированный тур на Ямайку?
– Ты же знаешь, я сделал это в воспитательных целях.
– А пение без музыкального сопровождения в зале судебного заседания? – захохотал Дэни.
– То дело я выиграл, – в оправдание того безумства заметил Николас.
– А зоопарк на заднем дворе в день рождения племянника, так что у сестренки чуть инфаркт не приключился?
– Она же потом меня и благодарила, – отозвался Ник.
– Я помню, она благодарила тебя за то, что ты не приволок слона, крокодила или анаконду… Я всегда восхищался твоей энергией, брат. Но твое чувство юмора оставляет желать лучшего. Всегда складывалось такое впечатление, что целью шуток Ника Гилберта является возможность просто посмеяться… И тебе неважно, как на это посмотрят те, кому ты свои шутки посвящаешь.
– Ты сгущаешь краски, Дэн, – слабо возразил Николас. – Все не так трагично…
Каролин Дафф была единственной девушкой в кампусе, которая абсолютно равнодушно относилась ко всем его уловкам и ухищрениям. И от этого желание поразить сдержанную студентку становилось с каждым днем все сильнее. Так что однажды, добившись-таки от нее легкой полуулыбки, Ник ощутил себя на вершине блаженства. Рассмешить или разыграть кого другого ему было не в пример проще.
В Каролин Дафф сразу же чувствовался характер сильный, несгибаемый. Общение с ней стало для многообещающего студента юридического факультета своеобразным камертоном. Каролин не была занудой и зубрилой. Но ей были присущи серьезность, обстоятельность, глубина. Она со всей ответственностью подготавливала себя к профессиональной деятельности, к значительному месту в обществе. Она не позволяла себе халтурить даже в мелочах.
Когда они сошлись ближе, стали общаться более доверительно, у эмоционального Николаса буквально снесло крышу от счастья. А в Вегасе он и Каролин заразил этой своей необузданностью. Отрезвление пришло к обоим одновременно и быстро. И все же те несколько ночей в Вегасе он считал самым счастливым периодом своей взрослой жизни…
– Нет, Дэни, ничего такого на этом пикнике я делать не собираюсь, – разуверил Ник младшего брата.
– Стареешь?
– Взрослею, – уточнил он.
– Ой ли?.. – насмешливо отозвался младший братец.
– Вполне подходящее время, чтобы покончить с баловством. При моем нынешнем статусе это даже как-то неловко.
– Опасаешься за свое реноме в профессиональных кругах? – поддел его Дэниель.
– Считаю нужным стать более предсказуемым и сдержанным.
– Имей в виду, что далеко не все можно предсказать. Ты вот сейчас раздумываешь, как вести себя с Каролин на пикнике. Хочешь определить свою линию поведения. А она появится в красивом платье, в новых туфельках, со своим славным личиком и белокурыми прядями, обдаст тебя волшебным ароматом духов, и вся твоя оборонительная стратегия тотчас забудется, – предрек молодой писатель.
– И все-таки ты считаешь своего старшего брата слабаком, – с упреком резюмировал Николас.
– Нет, болван, я считаю тебя человеком.
– Я сам буду выглядеть хоть куда, вылью на себя полфлакона одеколона. И пусть она думает, как ей быть. Я иду помогать детям, а не флиртовать с барышнями из прокуратуры.
– О, да! Охотно верю! – рассмеялся Дэниель.


Каролин Дафф сидела за большим столом, установленным в городском парке.
Она надела купленный накануне вечером наряд. И это был легкий летний сарафан с ярко-голубыми цветами на белоснежном фоне.
– Помогите, мисс Дафф, – обратилась к ней девочка, которая до этого представилась как Кимберли. – Нас учили, а я не запомнила.
– Что именно? – спросила Каролин.
– Делать из бумаги орлика.
Кимберли переложила в руки Каролин свою неудавшуюся поделку – кусочек мятой бумаги. Каролин озадаченно посмотрела на листок. Дети за столом – кто сам, кто при помощи взрослых – пытались соорудить что-то из подручных средств.
Каролин повертела в руках бумажку. В оригами она ничего не смыслила, но кое-как решилась:
– Орлика, а тем более белоголового орлана не обещаю, да это, как мне кажется, и не обязательно, ну а какая-нибудь пташечка-букашечка у нас, может, и получится. Только давай возьмем другой лист. Согласна?
Кимберли покивала головой, внимательно всматриваясь в манипуляции Каролин, которая постаралась банальному самолетику из бумаги придать птичьи черты. Отогнула острый носик, красиво заломила крылья и отдала изделие девочке.
– Это кто? – спросила та.
Каролин пожала плечами и предположила:
– Может быть, малиновка?
– Да, это малиновка, – уверенно подтвердила Кимберли и убежала хвастать своей птичкой.
– Малиновка? – с сомнением поинтересовалась Мэри, сидевшая напротив Каролин.
– Пусть будет малиновка, – строго проговорила ее начальница.
Однако покой был недолог, поскольку вернулась Кимберли с разочарованным лицом и проговорила:
– А я хотела, чтобы был орлик. У других орлик, как на гербе, – кивнула она в сторону символа американской независимости.
– А у тебя малиновка, – твердо сказала Каролин, взяв расстроенную девочку за руку, и сурово добавила: – Не раскисай. Мы сейчас нарисуем флаг. Есть красный и синий фломастеры? Вот, садись. Это такой же символ, как и орел.
– Правда? – обрадовалась девочка.
– Чистая правда, – подтвердила Каролин.
Каролин принялась вместе с Кимберли рисовать национальный флаг и постоянно ловила себя на противоречивых чувствах. С одной стороны, она старалась быть дружелюбной, заинтересованной и отзывчивой, каким всегда был ее папа, когда они затевали какое-то общее дельце. И в то же время все это чрезвычайно ее утомляло, и она с трудом сдерживалась, чтобы не раздражаться медлительностью, неловкостью, непонятливостью малышки. На такое раздражение она всегда наталкивалась, живя с тетей Гретой, которая не понимала, для чего нужно время от времени устраивать для одноклассников и соседских детей посиделки с чаем и пирожными, почему маленькие девочки испытывают желание заиграться допоздна и заночевать в доме подружки, с тем чтобы проболтать всю ночь. Она никогда не интересовалась, чем живет ее маленькая подопечная, и оставляла без отклика все ее попытки рассказать о своих буднях в школе. Она была уверена, что выполняет свой долг перед сиротой, так как заботится о ее пропитании, дает кров и одежду. А уже Каролин должна, хотя бы из чувства признательности, стараться причинять своей родственнице как можно меньше хлопот, быть незаметной.
Каролин собрала волю в кулак и, деликатно отстранив малышку Кимберли от рисунка, который оказался не по силам крохе, сделала все возможное, чтобы достоверно изобразить звездно-полосатое американское знамя, после чего вручила картинку благодарному существу и вздохнула с облегчением, когда та убежала к подружкам.
Мэри Хадсон покачала головой.
– Это не помощь.
– Наверное, я бездарная наставница. Но мне всегда было проще все сделать самой, – призналась Каролин.
– В таких мероприятиях, как это, важно не количество добротных флажков и птичек, – тихо проговорила ее помощница. – Вы же знаете, что эти дети испытывают недостаток общения с взрослыми.
– Значит, я не гожусь, – сухо резюмировала Каролин.
– Просто вы не стараетесь, – резко заметила Мэри.
– Не думала, что у меня сегодня экзамен. В противном случае подготовилась, бы, – едко бросила помощник прокурора.
– У Вероники тоже флаг, – грустно объявила Кимберли, положив перед Каролин ее художество. – А еще у нее орлик, – провокационно добавила маленькая девочка. – (Каролин Дафф смерила ее острым взглядом.) – Но мисс Ларами сказала, что это ничего не значит.
– Вот и чудесно, – с облегчением отозвалась Каролин. – Мисс Ларами очень умная женщина. Слушай ее всегда.
– Мисс Ларами сказала: «Флаг и орел в придачу». В какую такую придачу, мисс Дафф? Это хорошо или плохо? – осведомилась девчушка.
– Не хорошо и не плохо. Это значит, что к флагу еще и орел прилагается, – попыталась разъяснить Каролин.
Но девочка лишь сильнее нахмурила брови, пытаясь сообразить, что взрослые имеют в виду.
– Есть у тебя флаг? – спросила ее Каролин.
– Да, – кивнула малышка.
– И малиновка есть. Вот она и идет к флагу в придачу.
Кимберли моментально просияла и вновь убежала куда-то.
– Малиновка не может идти к флагу в придачу, потому что малиновка – не национальный символ, – ехидным полушепотом заметила Мэри Хадсон. – Мисс Ларами имела в виду нечто совершенно другое.
– Умоляю тебя… – процедила Каролин сквозь зубы, вызвав у своей дерзкой подчиненной приступ гомерического хохота.
– Я вижу, ты заводишь друзей! – раздался за ее спиной тотчас узнанный мужской голос.
Каролин медленно обернулась. Она пыталась скрыть ошеломление, но у нее это плохо получилось, поскольку Николас выглядел совершенным мальчишкой.
Поутру он все переиграл и решил надеть не обычный свой строгий костюм, тщательно выглаженную Дэном рубашку и потуже затянуть на шее галстук. Нет. Это показалось ему излишне чопорным.
Он перетряхнул свой гардероб и был рад обнаружить в нем шорты и тенниску. То ли отдавая дань своей старой привычке шокировать окружающих, то ли из-за жары, которая способна из безнадежного сноба сделать нормального человека, он оделся очень по-летнему и умудрился выглядеть при этом весьма элегантно.
Каролин оглядела его с ног до головы, отчаявшись скрыть свое изумление, и, улыбнувшись сказала:
– Что ж… Присоединяйтесь к нам, мистер Гилберт. Ваша подопечная уже справилась с заданием?
– О, да, благодарю, – отозвался он, присаживаясь возле Каролин. – Она оказалась очень толковой девчушкой. Сделала все, не прибегая к моей помощи, чему я очень порадовался, поскольку не мастак варганить всякие поделки. Зато, насколько могу судить, наблюдая со стороны, ты в этом вопросе весьма востребованный специалист.
– Ошибочное умозаключение, Ник, – сдержанно возразила ему бывшая супруга.
– Выглядишь чудесно, Каролин, – великодушно отпустил комплимент мужчина?
– Спасибо, ты тоже, – отплатила она.
– А где же твой подопечный Бобби? – осведомился он. – Грузовичок ему понравился.
– Грузовичок понравился и альбом для раскрашивания тоже. Он где-то здесь. Очень самостоятельный ребенок. Это радует…
Тут же к ней приблизился строгий не по годам мальчик, который до этого уже одаривал ее истинно джентльменским вниманием.
– Мисс Дафф, – церемонно обратился он.
– Да, Пол, – так же церемонно ответила Каролин.
– Это ваш друг? – ревниво спросил мальчик, не глядя на Ника.
– Коллега, – уточнила она.
– Я думал, колли – это собака, – заметил малыш.
– Колли – собака, а коллега – это человек одной со мной профессии. Мы оба юристы, Пол, – внесла ясность Каролин.
– Хотите посмотреть фокус? – привлек к себе внимание мальчика и женщины Николас Гилберт.
Пол мгновенно сменил настороженное выражение лица на благосклонно заинтересованное, а Каролин лишь спросила:
– Фокус?
– Ага, – кивком подтвердил Ник и достал из кармана шорт колоду карт. Виртуозно стасовал их, к восторгу собравшихся детей, и протянул колоду Каролин со словами: – Окажите честь, мисс Дафф. Снимите карту, мне не показывайте, запомните ее и положите обратно.
Каролин сделала все в точности по инструкции.
– Это была…
– Молчи, Пол, – одернула мальчика Каролин, и Ник тоже на него шутливо шикнул.
Николас неожиданно приложил ладонь ко лбу Каролин и театрально закатил глаза, словно в трансе. Стал что-то бубнить, а после заговорил замогильным голосом:
– Я вижу… Да-да… Я вижу. Это что-то красное, как кровь, – зловеще прошипел он.
Маленькие девочки тихонько защебетали, утроив внимание.
– Какие-то пятна… И в то же время – это ромбы. Я точно вижу красные ромбы. Что бы это могло быть? – озадаченно пробормотал он, страшно вращая глазами. – Туман рассеивается. Я уже могу сосчитать эти ромбы. Сколько их? Один… Два… Три…
Николас убрал ладонь со лба Каролин, тряхнул головой, прокашлялся и совершенно прозаическим тоном резюмировал:
– Ваша карта, мисс Дафф – тройка бубен.
– Ух ты! – воскликнул Пол. – Круто!
– Да, я крутой! – подтвердил Николас.
– А научите, как вы это делаете! – попросил кто-то из детей.
– Ну, милые мои, это магия, – скромно сообщил специалист по корпоративному праву. – Нужно в течение многих лет учиться по старинным манускриптам, после чего выдержать сложное и опасное испытание, и только после этого становишься посвященным в тайны бытия. Я не вправе разглашать их.
Среди ребятишек разнесся ропот разочарования. Но Ник хранил стойкость. Постепенно компания разошлась.
– Что? – настороженно спросил Ник, заметив, как странно Каролин на него смотрит.
Женщина застенчиво улыбнулась и пожала плечами. Ей вспомнился отец. Он как никто умел веселить дочку и ее друзей, не превращаясь при этом в шута.
– Хороший денек, Ник, – тихо сказала она.
– Да, хороший, как и прогнозировали, – подтвердил он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Чувства в заточении - Джамп Ширли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Чувства в заточении - Джамп Ширли



миленько, но не более того
Чувства в заточении - Джамп Ширлиюли я
17.04.2015, 1.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100