Читать онлайн Аметистовая корона, автора - Дюксвилл Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.86 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дюксвилл Кэтрин

Аметистовая корона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Король не приехал к Констанции на четвертый день Рождества. Неожиданно собрался совет английских дворян, чтобы еще раз обсудить проблему наследования. Они пытались убедить короля Генри, что нормандские дворяне неохотно примут женщину, как законную наследницу английского трона.
Поэтому у короля было плохое настроение. Он рассчитывал на поддержку нормандцев своего племянника Уильяма Клито, который в настоящее время был в Нормандии герцогом, а в Англии король пообещал ему хорошие земли. Констанция решила, возможно, это к лучшему, что король не приехал на пир в таком настроении.
Погода ночью была холодная и дождливая. Многие из гостей опоздали к началу бала — из-за ливня все дороги развезло. Зал еще не был заполнен и наполовину, когда прибывшие гости сели за стол.
Король Генри прислал дары с извинениями, что не может лично приехать к его любимой подопечной — как он иногда называл Констанцию, — графине Морлакс. Его дары были поистине королевскими. Это и испанское золото, и пуговицы с драгоценными камнями, жемчуга и рубины. Помимо этого король прислал несколько отрезов красного французского шелка, который очень ценился среди дам его двора.
Констанция наблюдала за группой комедиантов, прибывших из Лондона. Эту труппу, которая славилась по всей Англии, удалось пригласить только за огромную цену. Они уже не выступали в этом сезоне. Для короля был приготовлен великолепный вечер, и, конечно, жаль, что он не смог приехать. Постепенно съехались все приглашенные: магнаты, знатное дворянство, представители церкви. Пир действительно был великолепный.
Констанция смотрела на празднующих и вспоминала все, что с ней произошло за это Рождество в Винчестере, включая и неожиданный визит жонглера. Подумав, что отсутствие короля на пиру не такая уж большая потеря, она нисколько не сомневалась в том, что все еще долго будут вспоминать столь роскошный пир. И король наверняка будет сожалеть, что не приехал к ней.
После еды Уильям де Крези и Гамелин вышли из-за стола, и направились к выходу, вместе с ними отправился и граф Лестер. Констанция не сомневалась, что они пошли заблаговременно искать себе девушек на ночь.
Оба ее вассала были старше ее: Гамелину — уже за тридцать, Уильяму де Крези исполнилось двадцать семь. Он был женат и уже имел двух очаровательных малышей. Когда Констанция была с ними, он всегда хвастал своей семьей, своими мальчишками. Но они все оставались дома, он был молод и не мог долго обходиться без женщины.
Барон Томас Моресхолд подошел к ней и спросил разрешения сесть рядом.
— Я видел вас с вашими дочерьми, — сказал он. — Видел, как вы общаетесь с ними, вы — прекрасная мать.
Графиня внимательно посмотрела на рыцаря с седыми волосами, она знала, что он имел трех сыновей, его жена умерла, а он еще не стар. Среди королевского двора он имел репутацию очень честного человека. Констанция не могла подвергать это сомнению, но она знала также, что он владеет обширными землями на севере, на плодородной возвышенности. Но подтверждения этим слухам не было — никто не мог ни опровергнуть, ни подтвердить их.
Констанция отпила вина. Из всех, с кем она общалась на праздновании Рождества, он был единственный, которого она могла в будущем назвать своим мужем. Графиня подумала, что это бредовая идея, но, тем не менее, мысль о графе не выходила из ее головы. Он казался таким спокойным, уверенным в себе, таким надежным. Граф мог бы стать отцом ее девочкам. Возможно, он не будет любить их, как своих родных, но заботиться о них он будет так же. В этом она почему-то не сомневалась.
Раздумывая над своей идеей, Констанция продолжала оглядываться вокруг себя, ее глаза помимо воли всматривались в комедиантов, особенно в тех, кто был одет в пестрый, блестящий костюм. Она понимала, что это безумие. Но ничего не могла с собой поделать. Это было какое-то помутнение рассудка — думать о любви к жонглеру. Разве могла эта любовь иметь продолжение и быть долговечной? Это было только развлечение, достойное горничной или кухарки.
Как знатная женщина, самая богатая наследница Англии, могла связаться с бродячим певцом? Почему она становилась беспомощной в его объятиях? Что заставляло Сенрена рисковать своей головой, когда он шел к ней в палатку и залезал в окно?
Почему она не могла полюбить кого-то другого? Почему именно его? Констанция снова и снова задавала себе этот вопрос, в то время как барон подливал ей вина. Например, красивого Роберта Гилберта? Или племянника короля Клера? На празднике Рождества в Винчестере он пользовался большой популярностью у девушек. Они, как могли, старались привлечь его внимание с молчаливого согласия своих матерей. Девушки без устали строили ему глазки, лишний раз, стараясь попасться в поле его зрения.
Не было никакого сомнения, что молодые девицы не видели в ней соперницу — графиня Морлакс была слишком стара для них, ей уже исполнилось двадцать два года, к тому же она успела три раза побывать замужем. Впрочем, когда она была в их возрасте, то думала так же.
Пир был в самом разгаре. Ярко одетые балерины танцевали в середине зала. Констанция наклонилась к Томасу Моресхолду,
— Наши вассалы говорят, что король очень любит развлечения подобного рода, — сказала она.
Ее голос едва не потонул в общем шуме.
Девушки были довольно плотные и мускулистые, в их длинных черных волосах висели золотые монеты. Они танцевали на грязном полу зала, и старались как могли, поскольку де Крези и Гамелин обещали оставить их на ночь и заплатить приличные деньги. Девушки были одеты в яркие облегающие костюмы, которые совсем не прикрывали грудь, их шелковые юбки взлетали и открывали колени. Когда девушки приподнимали юбки, были видны их голые ноги. Констанция молча смотрела на них.
Томас Моресхолд повернулся к ней и стал рассказывать, как он держал пари на дворянских состязаниях на прошлой неделе в Винчестере.
Но его разговор не отвлек ее, графиня продолжала оглядываться вокруг.
Матерь Божья! Эти женщины ничего не носили под своими юбками! Когда они скинули их, дворяне и их жены замерли от неожиданности. На лицах мужчин появилось похотливое выражение, хотя они как могли старались скрыть это. Констанции стало стыдно за этих женщин, готовых за деньги сделать все, что угодно. Вместе с тем она была изумлена как никогда.
— Мы держали пари во время состязания… — продолжал Моресхолд.
Констанция повернула к нему свое пылающее лицо.
— Вы видели, что они делают? — спросила она, задыхаясь от возмущения.
— Да, я знаю… Я слышал, что для короля подготовили какое-то специальное развлечение, но не мог даже предположить, что оно такое. Дорогая леди Констанция… Это необъяснимо, странно… де Крези поддержал предложение, уверяя всех, что король Генри придет в восторг, когда увидит все это. Мы даже заключили пари, понравится королю или нет… Но, право, я не знал, что за зрелище они подготовили!
В этот момент одна из танцовщиц, все еще остававшаяся в юбке, подошла к ним и скинула юбку прямо перед Моресхолдом. Глаза барона расширились то ли от испуга, то ли от неожиданности, он сильно смутился.
Он поднял руку, словно защищаясь от женщины. Такая реакция только подстегнула ее она усмехнулась, показав свои ослепително-белые зубы и, оттолкнув тарелку, стоявшую перед ними, нагнулась, обнажив свою грудь. Она дотронулась до сосков и чуть погладила их, не отрывая при этом глаз от барона.
Констанция внезапно разразилась смехом, поняв, что танцовщица пытается соблазнить барона. Не зная, как Моресходд отреагирует, она взяла балерину за руку и попыталась оттолкнуть ее. — Нет, нет, идите дальше! — повысив голос, проговорила она. — Идите дальше!
Рыцарь, который сидел сзади них, услышал слова Констанции и жестом подозвал женщину к себе. Он перегнулся через стол и схватил ее обеими руками.
Прежде чем Констанция осознала, что происходит, Карсефор подал какой-то сигнал и вошли его рыцари. Внезапно раздался чей-то крик, женщины не поняли причину этого крика и стали оглядываться по сторонам, ожидая, что кто-то вмешается, но никого не увидели. Тогда, вероятно, следуя старой договоренности, они стали скидывать с себя одежду и бросать в рыцарей. Женщины совершенно не стеснялись выставлять напоказ свои тела. Коренастый, невысокий Карсефор с пронзительным криком схватил одну из женщин и, забросив себе на плечо, попытался нести ее.
Ошеломленные гости на мгновенье замерли, а потом зал взорвался в оглушительном смехе, так смешно выглядел невысокого роста рыцарь с длинноногой девицей на плече.
Констанция, наблюдая эту картину, открыла от изумления рот.
— Сэр Томас, вы не знаете, что же еще они придумали, чтобы развеселить короля? По-моему, уже дальше некуда! — с возмущением проговорила она.
Барон оглядел зал. Дюжина полуголых женшин преследовала рыцарей. Они подходили к столам, где сидели мужчины, и прижимались к ним, всячески стараясь соблазнить.
Томас Моресхолд покачал головой.
— Королю, вероятно, это пришлось бы по душе. Он до безумия любит такие развлечения, — без сомнения в голосе проговорил он.
Констанция ничего не ответила.
В заключение де Крези и Гамелин очистили на полу небольшое пространство, и перед взорами дворян предстали борцы, но рыцари не хотели смотреть борьбу, они были слишком разгорячены видом женщин и просили повторить выступление балерин.
Джулиан, войдя в зал, прошел сразу к сестре и опустился на стул рядом с ней, даже не поприветствовав Томаса Моресхолда, лишь вскользь кивнув ему. Его волосы были мокрые от дождя и взъерошенные, было видно, что он давно не брился.
— Вы не выглядите веселым, что-то произошло? — обратилась Констанция к брату.
Он пододвинул себе тарелку.
— Боже мой! Неужели я так же, как и вы, должен сидеть, пировать и веселиться дни и ночи напролет? Я не вижу, чтобы вы делали хоть что-нибудь…
Джулиан жестом приказал принести вина.
— Вы и пальцем не пошевелили, чтобы помочь мне! Вас не заботят мои проблемы, да и зачем они вам?
Графиня перестала улыбаться.
— Ваши обвинения беспочвенны, я прекрасно помню о своем обещании. Просто у меня не
было возможности поговорить с королем. Но я не забыла, и при первом удобном случае, — надеюсь, вопрос о вашей должности решится, — спокойно проговорила она, но Джулиан услышал, как зазвенел се голос.
Он сердито пожал плечами.
— Этот проклятый епископ Салисбури терпеть не может внебрачных детей. Говорят, что у короля их около двадцати и всех приходится обеспечивать. Епископ проклял их всех, считая, что они бедствие, чума для Англии.
Констанция не любила, когда брат находился в таком настроении.
— Джулиан, это несправедливо! Я забыла обо всем, когда принимала присягу, — слишком много свалилось на меня, — но, клянусь, приложу все силы и сделаю все возможное, чтобы решить твои дела, — проговорила Констанция.
Джулиан поклонился сестре.
— Мы не нуждаемся ни в твоем сочувствии, ни в твоем золоте, дорогая сестра…
Джулиан откинул назад свои мокрые волосы, и Констанция увидела, как сгорбились его плечи.
— Я один из тех, кого ненавидит Салисбури. Вокруг короля Генри нет ни одного законного сына, никто не может стать его законным наследником!
Он неуклюже навалился на стол, Констанция поняла, что ее брат смертельно пьян. Что-то бормоча себе под нос, он отправился искать де Kрези и Гамелина.
Томас Моресхолд пристально смотрел ему вслед.
— Он точная копия Гилберта де Джобоурга, — наконец проговорил он.
Констанция наблюдала, как удаляется фигура, Джулиана.
— Перед нашим отцом стояла такая же проблема как и перед королем Генри. Никаких законных сыновей, которые могли стать наследниками, только женщины… — задумчиво проговорила она.
Кто-то, одетый в пестрый костюм и насквозь промокший, вошел в зал. На мгновенье у Констанции перехватило дыхание, она привстала и внимательно стала вглядываться в вошедшего. Нет, это не Сенрен… Графиня опустилась на стул, и у нее вырвался вздох разочарования. «Я все-таки, наверное, сошла с ума, нельзя так реагировать, я же — графиня Морлакс, а не кухарка!» — возмущенно подумала Констанция и стала маленькими глотками пить вино, чтобы дать время схлынуть возбуждению. Она знала, что Томас Моресхолд внимательно наблюдает за ней.
Дождь, продолжавшийся всю ночь, к утру прошел. Домочадцы Констанции стали собираться в дорогу, желая сегодня же возвратиться в Баскборн. Ей всегда приходилось переезжать с большим двором и большим количеством груза, она не могла обходиться только самым необходимым, и привыкла, что все ее девушки и привычные вещи должны быть под рукой.
Перед отъездом Констанция хотела поговорить с отцом Бертраном насчет брата. Его изможденное лицо и припухшие глаза выдали ей причину его опоздания на пир.
Когда графиня переходила переполненный людьми двор, она увидела Карсефора, суетящегося вместе со всеми. Он хорошо знал Джулиана, поэтому Констанция не удержалась и заговорила с ним о брате.
— Мне сказали, что духовники не проводят ночи в тавернах, но, к сожалению, Джулиан не святой…
Карсефор только пожал плечами.
— Он так молод, и он англичанин…
Больше говорить о Джулиане ему не хотелось. Один из конюшенных подвел графине ее кобылу. Передав ему ключи, она дала несколько наставлений относительно дома. Ей пришлось повысить голос, чтобы слуга ее услышал, так шумно было на дворе. Рыцари запрягали лошадей в уже загруженные повозки, готовили своих лошадей к дороге, обменивались впечатлениями о вчерашнем пире, для многих из них он закончился совсем недавно. Шум, гам, запахи, рыцари, слуги, — все перемешалось на дворе в этот час.
— Надеюсь, вы хорошо провели Рождество, миледи? — Констанция увидела рядом с собой Карсефора, подошедшего к ней помочь подняться в седло.
Хорошо ли она провела Рождество? Констанция села на лошадь, взяла вожжи. Несколько мгновений она не могла ответить на этот простой вопрос. Она неожиданно вспомнила ночь с Сенреном. Перед ее глазами возникла ее комната, горящие свечи, его тело в свете этих свечей и она рядом с ним. Ее пальцы еще помнили его бархатное тело. Графиня вспомнила, как он хотел ее, как сгорал от желания, вспомнила свое ощущение, когда он входил в нее. Неожиданно леди Констанция почувствовала возбуждение, судорога пробежала между ее бедрами.
— Миледи, — окликнул ее рыцарь, но Констанция вся была погружена в свои мысли. «К сожалению, со мной не было Эверарда. Если бы он был рядом, Сенрен не осмелился бы залезть ко мне в окно и я не отдала бы ему свою любовь», — подумала она.
— Миледи, — опять позвал се рыцарь. Констанция наконец очнулась.
— Спасибо Господу, пусть он хранит вас, это было хорошее Рождество, — проговорила она и, пришпорив лошадь, поехала вперед.
Ей потребовалось время, чтобы проехать между каретами и повозками. Все ее домочадцы и рыцари возвращались в Баскборн с подарками и дарами. Она тоже купила подарки — синие и золотистые ожерелья для девушек, льняные ткани для летней одежды.
Ходерн и Биатрис росли так же быстро, как трава на лугу. Особенно Ходерн… Она была не по годам взрослая, и Констанция все чаще задумывалась о будущем женихе. В двенадцать она хотела обручить дочь, а в тринадцать или четырнадцать выдать замуж.
Графиня подумала, что, возможно, удастся уговорить короля дать ей отсрочку еще на год или два, чтобы устроить дочь.
Солнце светило вовсю, небо было необыкновенно ярким, и уже стало тепло, несмотря на то, что шел всего пятый день Рождества. Наконец они выехали. Констанция ехала вместе с Карсефором. Народ толпился по всем улочкам. Когда они проезжали мимо церкви, нищие окружили их и требовали милостыни в честь Рождества. Рыцарь стал разгонять это наглое отродье, но Констанция приказала кинуть им несколько фартингов. Покопавшись в своем кожаном мешке он кинул в толпу горсть монет. Пронзительно крича и отталкивая друг друга, нищие бросились собирать деньги.
Констанция кинула взгляд на храм. Это был старый собор в саксонском стиле, построенный в последние годы правления старого Конгюэра. Это сооружение было самое большое в Европе, король очень гордился им. Графиня увидела странную процессию. В карете под балдахином на котором был изображен рисунок смерти, cидела красивая молодая девушка с длинными светлыми волосами.
— Господи, сохрани нас, — пробормотала графиня, увидев девушку и рисунок смерти, дрожь пробежала по всем ее членам. Она с испугом всматривалась в мужскую фигуру в маске, которая сопровождала странную процессию. Графиня рассмотрела его — глаза темные, среднего роста… Ее рот скривился, она пришпорила лошадь, которая побежала рысью, но толпа мешала ей.
— Миледи! — окликнул Констанцию один из рыцарей.
Толпа доходила до плеча ее лошади, и она не могла развернуться, поэтому пришлось обернуться, чтобы увидеть того, кто ее зовет.
Это был рыцарь с опущенным забралом, который пытался догнать ее, но ему мешала толпа народа. Она подождала, пока рыцарь подъедет к ней. Когда рыцарь снял шлем, она узнала в нем мужа своей сестры Мабел Хуберта де Варренса.
— Она зовет вас, — сказал он. — Сейчас она никого не хочет видеть, кроме вас.
Решив, что Мабел умирает, Констанция схватила вожжи.
— Где она? — От волнения ее голос зазвенел. Де Варренс обернулся.
— В поместье матери, в Базинстокс… Графиня, вы поедете к ней?
— Да, конечно. — Ее руки стали влажными от напряжения. — Благодаря Богу, ваше поместье недалеко отсюда. Что с ней случилось? У нее какие-то проблемы при рождении ребенка, ведь она должна была родить где-то в это время, не так ли?
— Меня там не было, но моя мать сообщила, что действительно там какие-то трудности с ребенком, но самое главное, что она зовет вас и не хочет ни с кем разговаривать, кроме вас, повторил де Варренс.
Рыцарь неплохо смотрелся на своем жеребце, но Констанция никогда не питала к нему нежных чувств. Она всегда терпеть не могла мужа сестры. Возможно, Мабел и находила его привлекательным, но графиня не видела ничего красивого в его мясистом и полном теле.
— Мы едем прямо сейчас, рыцари сначала заедут в Баскборн. Это почти по дороге… — решила Констанция.
Если Мабел звала ее, то, значит, что-то произошло важное.
«Господи! Она не может умереть! Она такая еще молодая! Смерть при родах, что может быть ужаснее? Нет! Она не может умереть!» — снова и снова убеждала себя Констанция.
Хуберт сказал Констанции, что он и его рыцари должны ехать как можно быстрее, чтобы прибыть в Базинсток до того, как сядет солнце. Констанция подумала, что не может доехать быстро на своей кобыле, она не предназначена для быстрой езды. Она вспомнила о лошади курьера, который приезжал из Морлакса. Это был прекрасный жеребец, на котором сейчас ехал Карсефор.
Они подождали, когда подъедет Карсефор.
— Моя сестра сейчас рожает в поместье свекрови в Базинстоке… Она прислала за мной, но моя лошадь не может ехать быстро, поэтому я прошу вас одолжить мне вашего жеребца… — Ее голос дрожал, она не могла скрыть свое волнение за сестру. — Бог даст, все обойдется, а сейчас мы можем только молиться, — ответила она на немой вопрос сержанта.
Когда графиня сказала, что поедет вместе с де Варренсом, сержант быстро взглянул на него. Ху-берт отрешенно смотрел куда-то в сторону.
— Миледи, мы разделим рыцарей на две группы — одна поедет домой, в Баскборн, а другая с вами, они станут вашей защитой в Базинстоке, — быстро решил сержант.
Она сразу поняла его мысли. Констанция слишком волновалась насчет Мабел, чтобы подумать о себе. Она могла остаться совсем не защищенной в компании Варренса.
— Я возглавлю рыцарей, которые поедут с вами, если вы не против, — предложил сержант.
Де Варренс, хоть и делал вид, что его не интересует разговор Констанции, внимательно прислушивался к нему. Констанция увидела, как он выпрямился в седле, когда услышал предложение сержанта. Графиня подумала, что де Варренс и его родственники бесчувственные животные и странно, что он приехал за ней по просьбе Мабел. Раньше он никогда не обращал внимания на желания жены и вообще мало заботился о ней.
— Конечно, я не против, вы поедете со мной, — сказала она и соскользнула с седла, ожидая, пока ей приведут другую лошадь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин



Бред.
Аметистовая корона - Дюксвилл КэтринKotyana
5.04.2013, 15.30





krasivaya skazka, ne bolee
Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтринerika
29.09.2015, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100