Читать онлайн Аметистовая корона, автора - Дюксвилл Кэтрин, Раздел - ГЛАВА 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.86 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дюксвилл Кэтрин

Аметистовая корона

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 13

Сотни английских дворян собрались в большом зале для торжественных церемоний в Винчестере, где должна была состояться церемония клятвопринесения. Констанция вместе со своими вассалами: Уильямом де Крези и новым рыцарем Эрнаутом Гамелином, которые должны были принести клятву верности ей, стояли в стороне. Они молча наблюдали, как дворяне соперничали друг с другом, чтобы занять ближайшее место к монарху. Король Генри будет здесь совсем недолго.
Констанция не хотела привлечь внимание короля, ей это не требовалось. Она внимательно оглядывала прибывших с надеждой увидеть де Варренсов, ей очень хотелось повидаться с сестрой Мабел. Графиня надеялась встретить также и другую свою сестру — Бертраду, совсем недавно вышедшую замуж. Она не видела Бертраду с самой свадьбы. Де Клинтоны были не слишком важными персонами, но справедливости ради король не мог не пригласить на Рождество дочь де Джобоурга.
Прибыв в город, первым делом Констанция послала отца Бертрана узнать, приехали ли де Варренсы и здесь ли ее сестра. Возвратившись, он сказал, что де Варренсы остановились у графа Харефорда, но никто не мог сказать ему, приехала с ними Мабел или нет. Духовник предположил, что положение леди Мабел не самое лучшее для путешествий.
«Это так», — сказала Констанция сама себе, но все же очень надеялась, что Мабел приедет.
Наступил день Рождества. В полдень все собрались к традиционной торжественной мессе. Король посетил часовню святого Свина и проверил, как идет строительство. Стройка началась более сорока лет назад, еще при епископе Колкене и продолжалась до настоящего времени. После сегодняшнего посещения король не сомневался, что строительство будет продолжаться еще сорок лет. Церковь была заполнена канониками, священниками, монахами. Порядки здесь были установлены еще старым епископом и поддерживались неукоснительно. Теперешний епископ Роджер Салисбури сделал обход вместе с королем.
Золото и серебро, драгоценная вышивка на одеждах, мантиях, — все это переливалось и сверкало на алтаре и вокруг во время торжественного богослужения.
Роджер Салисбури распоряжался от имени короля, когда тот находился в Нормандии, но об этом не принято было говорить.
Существовал ожесточенный раскол, противоречие между английской церковью и французской, этот раскол достался в «наследство» королю Генри, когда он занял трон.
После смерти французского архиепископа король Уильям задержал назначение его преемника, чтобы не тратить лишние средства, и подвергся большому осуждению за такую политику. Ему пришлось назначить на пост архиепископа аббата Анселма. Но этого было недостаточно — во Франции архиепископ назначался папой римским, а не королем.
Еще раньше герцог Нормандский назначал собственных церковников вплоть до самых высоких должностей. Многие из них были больше бойцами, чем церковниками, имели любовниц и детей. Вновь назначенный архиепископ был очень законопослушным человеком. Человеком, исполняющим все догмы, все законы церкви, и говорящим, что его должен назначить не король, а папа. Но такая формальность осложнялась тем, что в тот момент сложилась парадоксальная ситуация — существовало два папы: Сити Второй и Клемент Третий. Последнего назначил своей волей Святой Римский император Генри Четвертый. Анселм же — вскоре после своего назначения — получил уведомление из рук законного кардинала. Борьба между французами и королем Уильямом продолжалась до насильственной смерти последнего на охоте в Новом лесу.
Анселм возвратился в Англию только для переговоров с новым королем Генри. Генри обратился за разъяснениями по этой проблеме в Рим. Оттуда пришел ответ, что действительно король не вправе назначать архиепископов. Борьба разгорелась с новой силой. Прошло немало переговоров, прежде чем стороны достигли компромисса, и хотя король Генри был большой мастер на них, но и ему пришлось капитулировать. Назначением на должность будет ведать церковь, а королю остается наблюдать выборы на этот пост и принимать все почести от кандидатов. Но это решение было формальным. Король продолжал распоряжаться должностями, как и прежде. А епископ Роджер Салисбури если и пользовался своим правом, то весьма незаметно. Он был достаточно умным человеком, чтобы не понимать, что Рим — далеко, а король — рядом.
После праздничной мессы традиционная рождественская процессия проследовала через церковь. С королем приехали его сестры, последние из девяти дочерей старого Конгюэра. Это были уже старые женщины — Аделаида, графиня Блоиз, с ее знаменитым красавцем сыном, Констанция, графиня Британи, Сесилия, аббатиса в Каине. Другие умерли несколько лет назад.
День был поистине зимний: яркое солнце и легкий морозец. Великолепный двор в золоте и шелках так и сверкал на солнце. Перед королем ехали два рыцаря с кожаными мешками, они щедрой рукой направо и налево разбрасывали деньги. Правда, скупой король приказал насыпать в мешки только медные монеты и фартинги. Король Уильям обычно разбрасывал серебро в народ, не устраивал свалки из-за меди. Но картина от этого не становилась менее величественной.
Констанция ехала позади короля и его сестер. Ее сопровождали вассалы: де Крези и рыцарь Га-мелин, а также рыцари ее замка. Графиня была одета в двойную красную шелковую юбку, по подолу расшитую золотом. Ее волосы обвили золотыми цепочками и подвязали красными лентами, открыв прекрасную длинную шею. Со всех сторон раздавались радостные приветственные крики в адрес прекрасной графини Морлакс.
В большом зале раздался шелест, и все головы, как одна, обратились в одну сторону — вошел король. Король — коренастый мужчина, одетый со всем блеском, — проследовал к своему месту. Его сопровождали внебрачный сын, Роберт Глоустер, Роджер, епископ Салисбури. Их окружала целая армия клерков и придворных. Среди всех присутствующих епископ был самой важной после короля персоной. Король занял место на резном стуле, покрытом шкурой леопарда. Глядя на него, Констанция подумала, что король выглядит утомленным. Из-под горностаевой мантии хорошо были видны драгоценная шпага и ножны, помимо всего этого на голове Генри красовалась старая конгюэровская корона, украшенная сапфирами, уложенными в ромбы. Клерки, с их длинными предписаниями, свернутыми в рулоны, расположились вокруг короля. Они сделались очень популярны в царствование Генри и выглядели ужасно важными.
Констанция услышала в толпе сзади себя чей-то тяжелый вздох. Она тоже чувствовала себя несколько уставшей. Полдень уже давно прошел, и графиня была голодна. Менее знатные дворяне после мессы могли что-то купить поесть, пойти на скачки или еще куда-нибудь развлечься — в Винчестере на Рождество всегда было весело. Но двор короля должен был давать клятву верности, и Констанции предстояло пробыть в большом зале еще несколько часов. Церемония могла затянуться до ночи. Каждый, кто давал эту клятву, вставал на колени перед королем Генри, который пожимал протянутые руки, и дворянин клялся не пожалеть своей жизни ради короля и всей Англии. Констанция, как женщина, дочь графа и наследница Морлакс, понимала всю значимость церемонии.
— Миледи, не хотите ли выпить бокал вина? — услышала она голос де Крези. Она с удовольствисм выпила бы сейчас вина, но в такой давке вряд ли это было возможно. Тем не менее, она кивнула, и де Крези исчез в толпе.
В зале установили стол. Король слушал Роберта Глоустера и других своих незаконных сыновей, нагнувшихся к нему с двух сторон. Вассал Гамелин сказал на ухо Констанции, что король мог бы использовать своих сыновей лучше.
— Страна может последовать, примеру прекрасного рыцаря, графа Роберта Глоустера, и поднимет тем самым престиж высокомерного короля…
Констанция знала большинство незаконных детей короля. Они были разного возраста — от самых маленьких до юношей, которые уже принесли ему внуков. Из них всех Роберт Глоустер пользовался особым уважением среди дворян. Это был очень способный и подающий большие надежды юноша.
Но люди говорили, что это дьявольская месть — король, имеющий столько прекрасных сыновей, не имел законного наследника английскому трону, ведь его отец — Большой Конкюэр, — был простым бастардом. Такое в истории не могло повториться.
Констанция покачала головой. Опасно говорить о несчастье короля, но как будто дьявол действительно проклял старое семейство Конкюэров. Двое из родственников короля: принц Ричард и король Уильям, а также его племянник, другой Ричард, погибли во время охоты в Новом лесу. Законный сын короля Генри, наследник английского трона, утонул три года назад.
Король тогда был во Франции, семнадцатилетний принц находился с ним. Король подарил наследнику корабль и он с надежным спутником поплыл на нем, но поднялся сильнейший шторм, и вся подвыпившая команда погрузилась на дно вместе с кораблем. Только одному моряку удалось уцелеть. Он и рассказал королю о случившемся несчастье.
С тех пор король Генри часто пребывял в меланхолии. Весь двор знал об этих приступах и страшился их.
Де Крези возвратился к Констанции с бокалом вина в руке. Она стояла, наблюдая за дворянами, которые выстроились в одну линию и ждали, пока клерки разложат их бумаги и станут вызывать для принятия клятвы верности.
В Винчестере у Джобоургов имелся дом, где Констанция, ее рыцари и слуги могли остановиться с комфортом. Графиня была очень благодарна хозяевам этого дома, старинным знакомым ее семьи, за гостеприимство. Сопровождающие короля не позаботились приготовить для благородной леди и ее свиты достаточное количество спальных мест или хотя бы тюфяков, так что проблем с ночевкой могло быть много. Прием пищи тоже не был организован — при совместных трапезах неразбериха была ужасная. Каждый вечер устраивались банкеты, на которых присутствовало неимоверное количество самого разного народа.
Король Генри в молодости был достаточно известен своими похождениями. Про них до сих пор ходили сплетни, да и самой Констанции пришлось столкнуться с похотью короля. Генри чуть не лишил ее девственности перед свадьбой. Король, как ястреб, погнался за ней по лесу и, столкнув с лошади, напал на нее. Констанции чудом удалось увернуться, а тут подъехали охотники и Генри сделал вид, что ничего не произошло.
Слуги и клерки освободили место вокруг короля, и Констанция увидела всех вместе: графа Честера, Клареса, Роберта Мелуса и его друга Уильяма — самого богатого человека в Англии и Нормандии. С Кларесом был его племянник Роберт Гилберт, посланник короля на свадьбе Бертрады.
Констанция повернула голову и увидела через проход между рядами, как жена и дочери графа Эссекса разговаривали с молодым человеком в темном платье. Этим Рождеством в Винчестере было модно принимать ученых и поэтов, которые расхаживали с рулонами поэм и стихов.
Констанция отклонила приглашения многих дворян посетить их дом и послушать выступления приглашенных ученых и трубадуров. Она предпочла остаться в кругу своей семьи. Пальцы Констанции теребили цепочки на шее. Она вспомнила Рождество у себя в Баскборне. Это было простое, но живое празднество, когда собиралось все население имения, даже пастухи с дальних пастбищ. Разбивался лагерь, зажигались костры, которые не гасли день и ночь, песни и пляски продолжались все Рождество. В канун Рождества в господском саду накрывался большой стол и закатывался грандиозный пир. Вот где было настоящее веселье! Как жаль, что в этом году се не будет на этом пире, она надеялась, что управляющий и его жена позаботятся обо всем сами. Констанции так хотелось в Баскборн!
Двор короля в рождественскую ночь был очень разношерстный, к тому же почти все вели себя весьма бесстыдно. Даже, говорят, изнасиловали совсем молодую дочь какого-то дворянина, но по приказу короля об этом запрещено было говорить.
Наконец началась церемония принятия присяги на верность. Один из клерков стал называть имена дворян, которые должны были принести клятву. Самые богатые и знатные люди Англии разоделись ради такого торжественного случая в шелка и парчу. Их одежды были расшиты драгоценными камнями, платья спускались до самого пола, и длинные шлейфы тянулись на многие метры. Констанция вытянула шею, чтобы лучше рассмотреть графа Честера, одного из самых знатных и могущественных дворян. Это был человек плотного телосложения, одетый с необыкновенной роскошью. Рядом с ним она увидела графа Харефорда, одного из близких друзей короля. За ними расположился граф Норфолк.
Но сестер на балу графиня не увидела, король пригласил только ее. Это показалось графине подозрительным, она начала немного нервничать. Вскоре к ней подошел Роберт Гилберт и попросил ее принять участие в праздничной церемонии. Она не могла отказать — весь высший свет сопровождал Генри.
Пока она рассматривала присутствующих, ее разыскал брат. Констанция была искренне рада видеть Джулиана.
Джулиан по-братски поцеловал сестру.
— Король Генри в последнее время стал приближать молодых… Мы всю ночь кутили и выпили огромное количество вина… — Потом он сообщил сестре, что хочет купить жеребца, но Хьюго Лэси просит за него непомерно много.
Констанция подняла глаза на брата. Сейчас, как никогда, он был похож на своего отца Гилберта де Джобоурга. Этот стремительный молодой человек был очень красив.
Джулиан сообщил сестре еще одну новость — он намеревается просить короля назначить его на должность шерифа Врексема.
— Констанция, — сказал он, — мы хотим присягнуть тебе. Совершенно ясно, что от епископа Салисбури нам нет никакого прока. Посмотри, с каким хищным видом он сидит рядом с королем… Право, он похож на церковную крысу …
Несколько мгновений графиня молчала. «Джулиан неисправим, — с беспокойством думала Констанция. — И как всегда, у него проблемы с деньгами». Брат как будто прочел ее мысли.
— Удача не так благосклонна ко мне, как к тебе, дорогая моя сестра, — с грустью сказал он. — Говорят, что ты становишься богаче день ото дня…
Она ничего не успела ответить брату, когда к ним подошел один из клерков короля и пригласил ее к нему. Подобрав шелковые юбки, Констанция пошла за ним, стараясь не испачкаться, — в зале сильно затоптали полы. На прощанье Констанция успела все же шепнуть Джулиану, что если представится возможность, то она поговорит с королем по поводу его назначения.
Пробираясь сквозь толпу дворян, толпившихся в ожидании вызова, графиня заметила, как граф Честер покраснел и нервно закусил губу. Норфолк был поглощен разговором с епископом Салисбури.
Наконец клерк назвал имя Констанции, она услышала все свои титулы: графиня Морлакс, Баскборн и Суссекс, Йорк, Лондон и Винчестер…
Графиня опустилась на колени перед королем Генри. Среди яркого красного шелка своих юбок Констанция представляла собой прелестное зрелище. Король прошел вперед и протянул ей руки для пожатия.
Графиня пристально посмотрела в лицо короля. Генри недавно исполнилось пятьдесят три. Он был еще достаточно энергичен, хотя согнутые плечи говорили, как много он познал в этой жизни и как во многом успел разочароваться.
— Приносящая радость… — сказал король, обращаясь к Констанции. — Дочь Гилберта, такая сладкая и красивая. Скажите, епископ Салисбури, не правда ли, она прелестна?
Епископ внимательно посмотрел на Констанцию, как будто только что увидел. Выдержав паузу, он проговорил, что ее поклонники наверняка думают так же и с нетерпением ждут решения короля относительно ее будущего.
Констанция не могла отойти от короля — он не выпускал ее рук. Она чувствовала на себе пристальные взгляды. Король не мог нарушить слово, уже данное им, успокаивала себя графиня.
Генри пристально посмотрел в глаза Констанции.
— Вы должны каждый день молить Господа, и тогда все ваши страстные желания исполнятся, — сказал король и, понизив голос, добавил: — Вы должны принести клятву императрице…
Констанция поклонилась королю Генри и уже приготовилась встать на колени, но король не разрешил ей этого сделать.
Не успела графиня сделать несколько шагов, как к ней подошел клерк. Он сообщил графине, что король оказывает ей большую честь и желает продолжать праздновать Рождество и принимать гостей в ее присутствии.
«Боже! — подумала графиня. — Почему племянник Кларе был там?»
Клерк настойчиво следовал за ней и продолжал повторять, что король непременно желает ее присутствия на праздновании третьего дня Рождества.
— Это честь, миледи, — повторил клерк, подавая ей список необходимого.
— Я осознаю эту честь, — наконец ответила леди Морлакс.
Сердце Констанции сжалось, она почувствовала тошноту. «Нет, король не может взять назад слово…» — пыталась успокоить себя несчастная женщина.
Неожиданно подошел Гилберт.
— Леди Констанция, нам сообщили, что вы устроите королю дальнейшее празднование Рождества.
Ничего не ответив, Констанция огляделась вокруг в поисках своих вассалов. Ее дальнейшее присутствие на церемонии принесения присяги верности дочери короля, немецкой императрице, было необходимо. Теперь, когда единственный сын короля, рожденный в браке, был мертв, у него не осталось законных наследников мужского пола. И Матильда, выданная замуж за немецкого императора Священной Римской Империи, должна была сменить его на посту короля. Но идея, когда женщина наследует королевский трон, не была популярна в Англии. Тогда король решил сделать тактический ход и объявить свою дочь королевой Англии, в то время как она являлась императрицей Священной Римской Империи.
Принимая такое авантюрное решение, король думал, что для многих оно слишком сложно, чтобы можно было в нем разобраться. Он не нарушал никаких законов, никаких обычаев, такого история просто еще не знала.
Когда король встал, в переполненном зале раздались звуки фанфар, люди перестали разговаривать. Но вот фанфары отгремели, и в наступившей тишине один из клерков стал вызывать вассалов короля для принесения присяги верности императрице Матильде.
«Это займет много времени», — вздохнула Констанция.
День тянулся медленно, все утомились. Наконец графиня услышала свое имя. Подойдя к королю, она принесла присягу на верность императрице Матильде.
Когда они с де Крези и Гамелином вышли наружу, солнце уже зашло за тучи. На улице было много молодежи, в основном студентов. Им встретился человек, одетый в пеструю одежду рождественского шута, на нем была черная маска, почти полностью скрывавшая лицо. На Рождество по улицам всегда ходило много шутов, поэтому Констанция и се спутники не обратили на этого паяца никакого внимания.
Подойдя к дому, где они остановились, Констанция увидела рыцаря из имения Морлакс и сержанта Карсефора.
— Миледи, плохие новости, — быстро проговорил сержант. — Гизалф только что прибыл из Морлакса, исчез сэр Эверард.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтрин



Бред.
Аметистовая корона - Дюксвилл КэтринKotyana
5.04.2013, 15.30





krasivaya skazka, ne bolee
Аметистовая корона - Дюксвилл Кэтринerika
29.09.2015, 19.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100