Читать онлайн Будь счастлива, автора - Дьюк Элизабет, Раздел - Дьюк Элизабет в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Будь счастлива - Дьюк Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Будь счастлива - Дьюк Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Будь счастлива - Дьюк Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дьюк Элизабет

Будь счастлива

Читать онлайн

Аннотация

Узнав о гибели сестры и ее мужа, Рокси тут же приехала в Австралию, чтобы забрать к себе осиротевшую маленькую Эмму Но оказалось, что девочку уже отдали ее дяде Кэму Рейберну. Рокси в ужасе. Кэм - типичный плейбой, ничего не смыслящий в воспитании детей! И Рокси решает бороться за право опеки над малышкой.


Дьюк Элизабет
Будь счастлива !

Элизабет ДЬЮК
БУДЬ СЧАСТЛИВА!
Анонс
Узнав о гибели сестры и ее мужа, Рокси тут же приехала в Австралию, чтобы забрать к себе осиротевшую маленькую Эмму Но оказалось, что девочку уже отдали ее дяде Кэму Рейберну. Рокси в ужасе. Кэм - типичный плейбой, ничего не смыслящий в воспитании детей! И Рокси решает бороться за право опеки над малышкой.
Глава 1
Самолет приземлился в Сиднее. Долгий перелет из Лос-Анджелеса остался позади. Нервы Рокси были напряжены, а настроение все время менялось. То она радостно предвкушала встречу с крохотной племянницей, которую видела всего раз в жизни, то ее обдавало холодком при мысли о Кэме Рейберне, с которым ей предстояло бороться за право опеки над малышкой.
В аэропорту ее никто не встретил. Рокси не удивилась. Никто, кроме отца, не знал, что она сегодня возвращается в Австралию. А отец со своей второй женой, Бланш, жил в Западной Австралии: подозрительная старая Бланш предпочитала жить поближе к семье собственной дочери, подальше от детей мужа.
После трагической гибели Серены и Хеймиша сестры Рокси и ее мужа Бланш изо всех сил старалась держать супруга подальше от второй дочери и от осиротевшей внучки.
Узнав о несчастном случае с яхтой, Рокси позвонила отцу из Северной Мексики.
- Нет, конечно, девочка не у нас, - проскрипела Бланш. - Разве с моим артритом я могу заботиться о ребенке? А у твоего отца, как тебе известно, больное сердце. Не беспокойся. Малышка в хороших руках. Она у брата Хеймиша, Кэма Рейберна.
Рокси вовсе не хотела, чтобы Бланш заботилась о племяннице. Даже временно. Уж лучше Кэм Рейберн. Он - дядя и крестный девочки. Не может же он не питать к ребенку хоть каких-нибудь чувств.
Впрочем, чувства Кэма не имеют значения. Надо ему доказать, что она, Рокси, сумеет лучше позаботиться о малышке. Она - сестра Серены и тетя девочки, а Кэм - одинокий мужчина.., разведенный... к тому же любитель женщин. Ему и самому скоро надоест возиться с ребенком.
Рокси страстно надеялась на это. Тогда все очень упростится. Кэм просто отдаст ей племянницу. Она заберет маленькую Эмму в Сидней и займется оформлением опеки.
До своей квартиры в пригороде Сиднея Рокси доехала быстро. Как будет хорошо, когда она привезет сюда Эмму!
Рокси внесла сумки в спальню и увидела свое отражение в зеркале. Ну и пугало! Нельзя же показаться Кэму в таком виде. Блузка мятая, на джинсах огромное пятно от пролитого в самолете кофе Короткие волосы, обычно блестящие и отливающие на солнце золотом, сейчас казались спутанной паклей.
Рокси всегда стриглась коротко. Такая стрижка шла к мягким чертам ее лица и стройной фигуре. Новая прическа, с неровными прядями, в салонах Лос-Анджелеса считалась последним криком моды, по словам медсестры, которая стригла ее в больнице.
Рокси вздохнула. После трех недель пребывания в больнице она похудела и побледнела. Загар сошел. Голубые глаза потеряли свой блеск, от усталости после долгого перелета под ними залегли темные тени.
Она потрогала пальцем нижнюю губу. По крайней мере у нее было время прийти в себя после операции. Из-за отвратительного вируса ей пришлось пролежать в больнице две лишние недели. Длинные-предлинные. Но за это время она успела оплакать гибель Серены и Хеймиша... Более или менее оправилась от шока. Теперь ее ждало новое испытание: встреча с Кэмом Рейберном.
Прежде чем принять душ и переодеться, Рокси позвонила отцу.
- Теперь я дома и могу позаботиться об Эмме, твердо заявила она.
- Ох, Рокси, родная, разве ты сможешь смотреть за ребенком? - Голос отца звучал еще беспомощнее, чем когда она звонила ему в прошлый раз. Рокси поморщилась. Ее мачеха кого угодно сделает больным.
- Со мной ей будет лучше, чем с Кэмом Рейберном.
- Родная, ты же постоянно в разъездах. Эмма месяцами будет оставаться под присмотром нянек. Ты же потратишь на них целое состояние. Кэм Рейберн дядя Эммы. И он, и няня всегда будут рядом. Кэм так богат, что может держать еще и экономку.., да и вообще позволить себе любую роскошь.
Постоянно живущая няня... Экономка... Любая роскошь... У Рокси заныло сердце.
- И теперь, когда дом Рейбернов от Хеймиша перешел к Кэму, - продолжал отец, - Эмма сможет по-прежнему жить в том же доме, где и жила. При таком богатом дяде она ни в чем не будет нуждаться.
- Кроме матери, - возразила Рокси.
- Девочка моя, с твоей работой на раскопках...
- Я брошу раскопки и постараюсь получить дополнительные часы в университете! У них теперь есть ясли, где можно оставлять Эмму. - Но летние каникулы только начались, и лекций не будет до следующего марта. Ждать еще целых четыре месяца. - Я справлюсь. - Голос ее дрогнул. Если даже Рокси перестанет ездить в экспедиции, разве она сможет соперничать с Кэмом? Что может предложить девочке он и что она?
- Лучше оставить все как есть, - вздохнул отец. - Да и Кэм, по-моему, не склонен отдавать девочку.
- Когда он узнает, что я вернулась и собираюсь...
- Родная, он намерен снова жениться. Он сам сказал мне, когда я звонил и справлялся об Эмме.
Он хочет, чтобы девочка росла в нормальной семье, как было у Серены с Хеймишем.
От потрясения Рокси онемела. Кэм Рейберн собирается снова жениться?
- Жениться на одной из своих брюнеток? На дешевой потаскушке? наконец вырвалось у нее.
Рокси дрожала от ярости. - Сначала ему придется встретиться со мной в суде!
- Одинокая, плохо обеспеченная женщина судится с богатым промышленником, у которого прибыльный химический бизнес и всесильные связи? Отец сочувственно усмехнулся. - К тому же с женатым?
- Пока он еще не женат! И я должна вырвать бедную малышку из его лап раньше, чем он женится! Серена хотела, чтобы я взяла Эмму! - взорвалась Рокси. - Она как-то сказала мне, что, если с ними что-нибудь случится, я должна удочерить Эмму!
- Серена.., ммм.., не упомянула об опеке в своем завещании.., к несчастью... Послушай, родная, наверно, тебе лучше обсудить все с Кэмом.
- Об этом не беспокойся. Обязательно. - Голос у нее дрожал. Прежде всего надо побольше узнать о женщине, на которой Кэм собирается жениться.
Женитьба давала ему в руки все козыри.
Интересно, он уже сделал предложение? Или только собирается?
Рокси вздрогнула. Вечером в день свадьбы сестры... Кэм Рейберн вывел ее в уединенный, залитый луной сад... В этом обманчивом волшебном свете...
Сердце замерло при воспоминании... Кэм поцеловал ее... Его поцелуй словно вознес ее к небесам...
Такого с ней еще никогда не случалось. Он смотрел на нее, тихо произнося низким чарующим голосом:
"Когда меньше всего ожидаешь, происходит самое важное".
Пророческие слова! Стоило Кэму узнать, что она не только читает лекции по истории, но еще и археолог, как он потерял к ней всякий интерес. Зачем ему девушка, которая полгода где-то далеко от Австралии роется в земле в поисках древних черепков? Хуже всего, что он тут же перекинулся на другую, потрясающую темноглазую брюнетку.
С тех пор, вне себя от обиды и унижения, Рокси всячески избегала Кэма. Они встретились только однажды, в прошлом году, на крестинах двухмесячной племянницы. Значит, пять месяцев назад. Вместе с Кэмом явилась очередная красавица с волосами цвета воронова крыла - точная копия той, что была на свадьбе Серены.
На ком же собирается жениться Кэм?
Неужели он наконец нашел длинноногую темноглазую брюнетку, готовую посвятить себя дому и малышке? Неужели он так предан своей племяннице, что готов пойти на все, чтобы у девочки была благополучная семья?
Нет! От гнева щеки у Рокси пылали. Дочка Серены не будет жить с дядей - искателем любовных приключений и какой-то брюнеткой.
- Няня Эммы, которая живет с ней, случайно, не молодая эффектная брюнетка? - прищурившись и закусив губу, небрежно спросила Рокси.
- Молодая брюнетка? Мэри? - Отец смущенно засмеялся. - Нет, родная, Мэри - вдова, она уже бабушка и профессиональная няня. Серена и Хеймиш оставляли с ней малышку даже на уикенд, если хотели выйти в море на яхте... - Он замолчал, споткнувшись на слове "яхта".
- Уверена, что Кэм не захочет долго возиться с ребенком, ведь это поломает его стиль жизни. Да теперь и не нужно, раз я вернулась. - У Рокси чуть поднялось настроение. Во всяком случае, претендентка на роль жены - не няня, которая живет в доме постоянно.
- Рокси! - в разговор нетерпеливо вмешался резкий голос Бланш. - Ты утомила отца, ему пора отдохнуть.
- Разговор окончен. Скажи папе, пусть бережет себя.
Девушка повесила трубку и начала набирать номер дома Рейбернов. Она знала его на память, потому что там жили Серена и Хеймиш, а теперь Кэм снова переехал в их старый семейный дом.
Рокси всего один раз говорила с Кэмом по телефону. Это было шесть недель назад, сразу после трагедии. Узнав от отца, что брат Хеймиша временно взял опеку над девочкой, она позвонила ему из Северной Мексики.
Линия через океан оказалась на редкость перегруженной. Ей пришлось кричать:
- Кэм? Это Рокси Уоррен.
- Да... Рокси. - Несмотря на шум перегруженной линии, она почувствовала холод в его голосе. - Ты не приехала даже на похороны сестры. Мы думали, что сообщения, присланного за неделю, будет достаточно.
- Я только сейчас узнала. - От треска в трубке у нее разрывались уши. - Я жила в полевом лагере на севере Мексики последние...
Голос Кэма, заглушая гудение и треск, словно пулеметная очередь, пробивался к ней.
- Если бы ты приехала, отец смог бы присутствовать на похоронах. Бланш не... - Он выругался. Послушай, так невозможно разговаривать. Повесь трубку и позвони отцу. Сейчас он в Перте.
- Я уже... - Но Кэм сам прервал разговор.
Даже сейчас это воспоминание вызывало злость. Рокси простила бы недостаток сочувствия, но несправедливые обвинения - никогда. В этот раз он не дал ей возможности разузнать о племяннице и сообщить, что она едет домой.
А на следующий день в Лос-Анджелесе Рокси попала в аварию. В больнице после операции она заболела. Ее свалил какой-то вирус. Позвонить еще раз не удалось. Через одну из медсестер она сообщила о себе отцу, а перед выходом из больницы поговорила с ним по телефону.
Предупреждать же о чем-либо Кэма Рейберна Рокси не хотела. У нее была серьезная причина не доверять ему.
Глава 2
Рокси ждала ответа, дрожащей рукой прижимая трубку к уху.
- Кэм Рейберн.
- Привет, Кэм. - Желудок у нее свело судорогой. Это Рокси. Я вернулась и хотела бы приехать к тебе, чтобы увидеть Эмму, - на одном дыхании выпалила она, не давая ему возможности перебить ее.
Последовала пауза.
- Конечно, - наконец услышала девушка. - Захвати ночную рубашку и оставайся на уикенд. Ты сможешь провести эти дни с племянницей.
Рокси стиснула зубы. При мысли, что придется столько времени находиться под одной крышей с Кэмом Рейберном, ее сердце предательски сжалось.
- Теперь у меня есть время, - надменно процедила Рокси. - Самое главное - это малышка.
"И я останусь в твоем доме столько времени, сколько понадобится, чтобы убедить тебя", - мысленно добавила она.
- Что, если я приеду прямо сейчас? Во второй половине дня? - спросила девушка миролюбиво.
Из-за разницы во времени ей не удалось поспать, но сон подождет.
- Мы будем дома. Ты помнишь, как ехать?
Рокси нахмурилась. Это был намек: мол, она редко бывает дома и еще реже навещает семью.
- Я найду. - Девушка была у Рейбернов в последний свой приезд, на крестинах Эммы. Серена и Хеймиш после простой церемонии в местной церкви всех пригласили к себе.
Принимая душ и переодеваясь, Рокси размышляла о предстоящей встрече.
Тогда в маленькой деревенской церкви ей, естественно, не удалось держаться подальше от Кэма.
Как крестный и крестная, они стояли рядом в первом ряду.
За год, что прошел после свадьбы Серены, Кэм совершенно не изменился. Он был такой же привлекательный и сексуальный. Высокий, атлетически сложенный, широкоплечий, с блестящими черными волосами... Черные глаза все так же сверкали, но мягкость, которую она однажды видела в них, исчезла.
Он заговорил первый, и каждое обидное слово, каждый критический взгляд врезались в ее память.
- В этот раз ты надолго, Рокси?
Его язвительный тон, иронически приподнятые брови сразу заставили девушку ощетиниться. Когда их взгляды встретились, она заметила в их бездонной глубине мелькнувшую на долю секунды искру.
Ну да, его обычная реакция на женщину, на любую женщину. А потом он вспомнил, кто она. Бродяга с растрепанными волосами. Помешанная на истории особа. Чудачка, которой нравится под палящим солнцем рыться в земле в самых отдаленных уголках земного шара в поисках следов древних цивилизаций.
- Я собираюсь уехать как можно скорее, - процедила Рокси сквозь зубы, гордо вскинув голову.
Пусть знает, что ей не терпится вернуться к раскопкам. Но конечно, ей бы хотелось, чтобы сейчас на ней было что-нибудь более эффектное, чем бабушкино платье с длинными рукавами, соломенная шляпка и туфли без каблуков. - Меня пригласили присоединиться к экспедиции в Северную Мексику.
Я уезжаю на следующей неделе, - небрежно бросила она Кэму.
Но как бы Рокси ни старалась напустить на себя холодность, тело реагировало на близость Кэма по-своему. Ее бросило в жар. Если бы страстные поцелуи Кэма что-нибудь значили... Если бы он попросил ее остаться... Это из-за него после свадьбы сестры она старалась проводить в экспедициях как можно больше времени. Ведь Кэм предпочитал темноглазых брюнеток.
Он даже привел еще одну новую брюнетку на крестины племянницы!
- Рокси... По-моему, ты незнакома с Белиндой. Глаза Кэма ничего не выражали, когда он представлял ей свою темноглазую спутницу. - Белинда член моего теннисного клуба в Сиднее.
"Держу пари, что ты играешь с ней не только в теннис", - с отвращением подумала Рокси. Чувственные красные губы, вызывающая улыбка... Настоящая женщина-вамп. У таких никогда не бывают грязные ногти или растрепанные волосы.
Девушка вздохнула. Коротко стриженные блондинки с голубыми глазами, да еще и помешанные на древних цивилизациях, - нет, это не во вкусе Кэма.
Рокси постаралась прогнать унизительные воспоминания и уложила в сумку одежду. Наверно, хватит на неделю или даже больше. Интересно, темноглазая Белинда еще там? Или ее уже сменила другая брюнетка, настолько очаровательная, что Кэм решил на ней жениться?
Рокси долго выбиралась из города: автомобильная пробка при выезде на шоссе растянулась на несколько километров. Часа через полтора она наконец увидела разбросанный по побережью промышленный город Вуллонгонг. Здесь находились заводы, которые принадлежали Кэму, а также главный офис и дом компании, где Кэм мог бы жить. Рокси знала, что, кроме этого, он владел торговым домом в Сиднее и пентхаусом в центре города.
Она в очередной раз тяжело вздохнула: как ей соперничать с таким богатством?
Еще через полчаса Рокси миновала приморский городок Кьяма, где ее зять, Хеймиш, был совладельцем аптеки.
Рокси сглотнула комок, подступивший к горлу.
Как трудно поверить, что Серены и Хеймиша больше нет. Они так подходили друг другу, так были счастливы вместе. Их вкусы сходились во всем, даже плавание под парусами они обожали оба...
Рокси сморгнула слезы и постаралась думать о другом. Интересно, как себя чувствует их дочь?
Ведь Кэм Рейберн совсем не похож на брата. Ласковый Хеймиш больше всего любил дом. Эмма уже шесть недель с Кэмом. Привязалась ли она к нему?
Не будет ли для племянницы новым огорчением, если ей придется расстаться с дядей?
До дома Рейбернов оставалось несколько километров. Он был выстроен прямо на берегу, на зеленом холме. Хеймиш и Кэм унаследовали родовое гнездо после смерти их отца-вдовца. Пока Кэм не женился на Кимберли, братья жили вместе. Потом Кэм построил дом в роскошной Долине Кенгуру.
После развода он его продал и переехал в Сидней, где у него была квартира. Иногда он жил в доме своей компании в Вуллонгонге. Хеймиш остался в родовом гнезде. Туда он привел и обожаемую молодую жену.
Когда показался дои, у Рокси задрожали руки.
Старинный дом из песчаника, окруженный несколькими акрами нетронутых зарослей кустарника, показался ей еще более комфортабельным и величественным, чем в ее прошлый приезд. Хеймиш успел закончить строительство гостевого крыла. Девушка свернула на подъездную дорожку, и ее малютка "мазда" покатилась по гравию. Рокси заметила окруженный деревьями теннисный корт, за домом - плавательный бассейн, лужайку, густой кустарник.
Идеальный дом для семьи. Рокси вздохнула. Разве может ее городская квартира с двумя спальнями сравниться с такой роскошью?
Забрав с заднего сиденья рюкзак и гигантского плюшевого медведя, которого она купила для Эммы в аэропорту Лос-Анджелеса, девушка направилась к боковой двери.
Она думала, что на ее стук выйдет экономка или няня. Но дверь открыл сам Кэм.
Рокси уставилась на него, утратив дар речи, так невероятно отличался он от того денди, которого она помнила. На свадьбе Серены Кэм, как полагалось, был во фраке и с черной бабочкой. На крестинах Эммы - в стильном сером костюме и белой рубашке с шелковым красным галстуком.
Густые блестящие черные волосы были аккуратно зачесаны назад. Красивое лицо с четкими чертами прекрасно выбрито. Безукоризненный покрой пиджака подчеркивал могучие плечи.
А сейчас перед ней стоял молодой человек в старых джинсовых шортах и вылинявшей футболке, запачканной на груди. Лицо покрывала двухдневная щетина. Волосы в полном беспорядке, будто он только что проснулся. На босой загорелой ноге какое-то оранжевое пятно.
В своих застиранных голубых джинсах и белой рубашке с длинными рукавами, завязанной узлом на талии, и в старых, разношенных сандалиях Рокси почувствовала себя почти франтихой.
И все же - она с трудом сглотнула - он казался невероятно сексуальным, и от этого у нее замирало сердце.
Почувствовав ее недоумение, Кэм криво усмехнулся, полунасмешливо, полупечально.
- У меня еще не было времени побриться. Хорошо хоть успел принять душ, после того как малышка опрокинула на меня всю еду. Во время ленча тоже скучать не пришлось... - Он провел рукой по футболке. - Она была чистая, не думай, но потом Эмма дала понять, что ей не нравится пюре из тыквы. В этот уикенд я остался один, - объяснил он. Мэри захотела навестить родных. А Филомена вообще не приходит в субботу и воскресенье.
Филомена, догадалась Рокси, - это экономка. Раз она не бывает по выходным, наверно, она не относится к его брюнеткам!
- Ты считаешь, что с нашей племянницей много хлопот? - с надеждой спросила Рокси. Если он уже жалуется, видимо, будет не так трудно убедить его отдать ей девочку.
- Даже самые прекрасные матери считают, что иногда с малышами много хлопот, - сухо заметил он. - Пойдем, Рокси. Я покажу тебе твою комнату.
Ты сможешь увидеть Эмму позже. Сейчас она спит.
По-моему, не стоит ее будить.
Рокси прикусила язык, хотя ее так и подмывало возразить. Спящего ребенка не надо будить, он прав.
Закрыв дверь, Кэм несколько секунд изучал ее лицо. У нее перехватило дыхание, когда сильные теплые пальцы обхватили подбородок и приподняли ее голову.
- Ну.., определенно работа сделана хорошо. Тон слегка ядовитый. Без тени сочувствия. Кэм даже отошел назад, будто само прикосновение к ней было ему неприятно. - Не могу только понять, почему тебе вздумалось в такое время делать косметическую операцию? Ведь ты могла вернуться домой, поддержать отца, позаботиться о ребенке сестры. Откровенно говоря, это отвратительно.
- Ты думаешь... - Рокси буквально открыла рот, ошеломленная.
- Ну ладно.., еще ты была в больнице с каким-то странным вирусом. Не станешь же ты отрицать, что воспользовалась случаем, чтобы укрыться в больнице Лос-Анджелеса, пока не придешь в себя?
- Кто.., тебе.., это.., сказал? - Грудь сдавило, она судорожно ловила воздух, слова вырывались с трудом.
- Твой отец... Нет, Бланш. Бланш, как обычно, перебила беднягу Джорджа. - Уголки губ Кэма насмешливо дрогнули. Он разделял чувства Рокси к Бланш. Единственный случай, когда их взгляды сходились. - Она совершенно ясно мне сказала, что ты сделала косметическую операцию, - бесстрастно повторил Кэм.
Завистливая ведьма... У Рокси руки сами сжались в кулаки.
- Я не делала косметической операции. Мне зашили рану. Наверно, Бланш не правильно поняла.
Ей нельзя верить, особенно если хорошо ее знаешь.
Кэм вскинул брови.
- Зашили рану? Где? - Его взгляд внимательно и холодно изучал ее лицо, и Рокси с ужасом чувствовала, как неудержимо краснеет.
- Во рту. - Она сглотнула. - На нижней губе. В Лос-Анджелесе я выпрыгнула из машины, торопясь в магазин, упала и расшибла лицо о бетонный вазон для цветов.
- Услышав о смерти сестры, ты болталась в Лос-Анджелесе по магазинам? - Кэм покачал головой с холодным осуждением в глазах. - Отец послал тебе срочный факс шесть недель назад, когда ты еще была где-то на севере Мексики. И ты решила, что можно не спешить домой? Никаких сомнений?
- Я получила папин факс через три недели после того, как он послал его! - сверкнула глазами Рокси. Экспедиция работала в очень отдаленном районе на севере Мексики. В таких уголках нет регулярной доставки почты. Когда я получила факс, похороны уже состоялись. - Тень легла на лицо девушки - Я была в отчаянии оттого, что не смогла быть на них.
Она с трудом дышала, а Кэм скептически разглядывал ее.
- Ну, раз похороны состоялись, ты решила, что уже можно не спешить. Презрительный тон и несправедливые обвинения ранили ее, словно удары ножа.
- Я спешила, в этом все несчастье! Американец из нашей экспедиции предложил отвезти меня в аэропорт Лос-Анджелеса. Мы уже подъезжали, когда все это случилось. А из машины я выпрыгнула, чтобы купить игрушку для Эммы.
Кэм посмотрел на плюшевого медведя у нее в руках. Она покачала головой.
- Этого я купила вчера в аэропорту Лос-Анджелеса. После моего дурацкого падения я оказалась в больнице. А дня через два меня свалил какой-то странный вирус, который, должно быть, я подхватила в Мексике.
Рокси замолчала, переводя дух, и заметила, что глаза Кэма чуточку смягчились. Но только чуточку.
Он не мог простить ей сам факт, что она уехала так далеко.
- Такой страшный вирус, что ты провалялась в больнице целых три недели?
- Да! - Ее глаза сверкнули. - У меня была высокая температура... Я несколько дней бредила... А потом, когда очнулась, еще долго была очень слаба.
К тому же после операции я почти не могла говорить!
- М-да... Видно, хирурги сотворили просто чудо. - Темные глаза недоверчиво скользнули по ее губам. - Никаких следов, никакого рубца. Даже не догадаешься, где была рана.
Рокси нахмурилась. Неужели он все еще ей не верит?
- Они зашивали рану изнутри. Поэтому следов и не видно. А отек и ссадины прошли, пока я лежала с вирусом. Теперь рот в полном порядке, и я чувствую себя прекрасно. - Ей не хотелось, чтобы он подумал, будто она еще слишком слаба, чтобы ухаживать за племянницей.
- Ты все еще бледная.., и очень худая. Но если ты чувствуешь себя хорошо, это прекрасно. - Он взял ее сумку и повернулся. Наконец-то она избавилась от его обжигающего взгляда. - Пойдем, Рокси, тебе надо устроиться.
Глава 3
Пока Кэм вел ее по коридору в гостевое крыло, он не сказал ни слова.
Рокси шла следом. Это напомнило ей - какое горько-сладостное воспоминание! - тот первый раз, когда она обратила на него внимание. Он стоял у алтаря рядом со своим братом. Оба ждали, когда Серена и ее подружка присоединятся к ним. Рокси была подружкой невесты, а Кэм - шафером.
Тогда, как и сейчас, она видела только спины мужчин. Кэм, старший из них, был на полголовы выше жениха. А плечи у него - заметно шире, чем у прекрасно сложенного Хеймиша. Блестящие темные волосы Кэма резко контрастировали с вьющейся русой копной брата. При виде старшего брата жениха она чуть не потеряла равновесие и не упала. Пока Рокси шла по боковому приделу церкви, ноги, не привыкшие к высоким шпилькам, вдруг заскользили по полу.
Она постаралась не глядеть на него, но его образ навсегда врезался в память. Девушка несколько раз глубоко вздохнула. Удивительно, почему ее так потряс этот мужчина, хотя она и видела лишь мгновение его спину? Обычно она не испытывала ничего, кроме презрения, к мужчинам, склонным часто менять свои привязанности. А о Кэме ходили именно такие слухи.
Ни одной женщине не удалось устоять перед Кэмом. Это была любимая шутка Хеймиша.
Ни одной женщине? Тогда Рокси восприняла это утверждение как вызов.
В тот день в церкви она наивно думала, что Кэму Рейберну понадобится нечто большее, чем широкие плечи и блестящие черные волосы, чтобы завладеть ее вниманием больше чем на две минуты!
Ха! Она вела себя точно агнец, которого вели на заклание!
Она не сталкивалась с ним лицом к лицу до тех пор, пока они не вошли в ризницу. Там уже прошла церемония, во время которой молодые расписались в книге регистрации браков.
- Рокси, должен вам сказать, что вы для меня сюрприз. - Теплый, медовый тон и обезоруживающая полуулыбка. Она чуть не расплавилась прямо на месте. Слова задевали окончания каждого нерва, лишали бдительности.
Сюрприз? Скорее, разочарование! Несомненно, он ожидал увидеть высокую темноглазую красавицу вроде Серены. Наверно, Хеймиш не предупредил его, что сестра невесты маленькая, неяркая, похожая на мальчишку особа. Или, возможно, впервые в жизни она показалась яркой благодаря мерцающему васильковому платью под цвет глаз.
Рокси холодно посмотрела на него, но тотчас почувствовала, как обжег ее его взгляд. Глаза Кэма сверкали, как черные опалы. Они опаляли и ослепляли. Судорожно облизнув вдруг пересохшие губы, девушка решилась взглянуть ему в лицо. Густые черные брови, прямой нос, сексуальная ямочка на подбородке, квадратная челюсть.
Наконец обретя голос, она вздернула подбородок и спросила преувеличенно сладким голосом:
- Вы ожидали увидеть маленького нечесаного оборвыша с грязными ногтями и в стоптанных туфлях?
Он широко улыбнулся. Сплошное очарование, от которого замирает сердце. Рокси пошатнулась на своих высоких каблуках.
- Напротив, Рокси... Я просто ожидал, что вы старше... Ведь вы старшая сестра? И всего несколько мгновений назад я слышал, какая вы удивительно умная, блестящий ученый, преподаете древнюю историю в университете... Я ожидал увидеть такой, знаете ли, синий чулок в очках, с пучком на затылке.
Надо улыбнуться. Он не первый мужчина, который предполагает, что она старомодный книжный червь. Ведь она действительно археолог, читает лекции по древней истории. Только тогда Кэм еще не знал, что она к тому же работает на раскопках в самых дальних уголках земного шара. Хеймиш не упомянул об этом. И неудивительно. Последние несколько месяцев она не ездила в экспедиции. А Кэм только нынешним утром вернулся домой из восьминедельной зарубежной командировки.
- Рокси, здесь переход в гостевое крыло.
Она вздрогнула при звуке его голоса. Он пропустил ее вперед. Их взгляды встретились, и, Как всегда, у нее перехватило дыхание.
Все тот же сексуальный, чарующий Кэм, с судорожным вздохом подумала Рокси. Теперь она уже была не так наивна, как полтора года назад.
Конечно, ему это было безразлично, ведь он ясно дал понять, что предпочитает длинноногих темноглазых брюнеток.
Девушка быстро прошла вперед. Гостевое крыло, в сущности, представляло собой изолированную квартиру со своей маленькой кухней, столовой, гостиной, двумя спальнями и просторной ванной. Квартира казалась большой и удобной, а самодельные украшения напомнили Рокси сестру, которая любила подобные безделушки.
- Постель уже готова, - сказал Кэм, вводя ее в спальню.
При слове "постель" Рокси вздрогнула. Интересно, для кого она готовилась? Для гостей? Женщин? Или Кэм после ее звонка поспешил подготовить все специально для нее?
- В какой стороне комната малышки? - спросила Рокси, прижимая к себе плюшевого мишку. - Я бы хотела быть рядом с племянницей.
Кэм окинул девушку задумчивым взглядом, словно не совсем верил ее словам.
- Рядом с детской комната Мэри. А хозяйская спальня, где я сплю, по другую сторону от комнаты Эммы. Не беспокойся, Рокси. Если она ночью проснется, я встану к ней, как всегда.
Рокси глубоко вздохнула. Нет смысла начинать спорить. Но надо спросить.
- А что, если переместить племянницу сюда, ко мне? Только на уикенд? Про себя она подумала: если удастся, то и дольше. - Мы так лучше узнаем друг друга. Если она заплачет, я буду вставать к ней ночью. А ты сможешь спокойно поспать. - Рокси скользнула взглядом по его лицу. - Судя по твоему виду, тебе это необходимо.
- Спасибо, но такой необходимости нет. - (С таким же успехом он мог сказать, что вообще нет необходимости в ее присутствии.) - Я прекрасно справляюсь. Эмма ночью уже почти не просыпается. В семь вечера она выпивает свою последнюю бутылочку и спит до пяти-шести утра.
- И ты готов вставать в пять утра и кормить ее? Настроение Рокси резко упало. Похоже, ему нравится ухаживать за малышкой. Надолго ли хватит его энтузиазма?
- Конечно... Она уже мне как дочь, - сказал Кэм так убежденно, что Рокси забыла об осторожности.
- Сестра хотела, чтобы я взяла опеку над Эммой, если что-нибудь.., когда-нибудь.., когда-нибудь... Голос у нее дрогнул, брызнули слезы. - Я все еще не могу поверить... - Все пережитое вдруг обрушилось на нее: горе, недостаток сна из-за разницы во времени, нервное напряжение... Она прижалась лицом к мягкой шерсти мишки и разрыдалась.
- Рокси... - Кэм обнял ее. У Рокси не было сил сопротивляться. Он ласково отобрал у нее мишку и бросил на кровать, потом прижал девушку к себе.
Голова Рокси упала ему на грудь, беспомощные слезы катились по щекам. На его футболке расплывалось мокрое пятно. - Ничего, ничего, Рокси... Низкий голос вибрировал возле мокрой щеки, прижатой к его груди. Он удивительно нежно гладил ее по голове, другой рукой прижимая к себе. Его прикосновения были такими заботливыми, такими успокаивающими. Ей не верилось, что рядом с ней Кэм Рейберн. Его неожиданное сочувствие совсем лишило ее сил. Девушка безудержно зарыдала, судорожно всхлипывая, плечи у нее дрожали. Заплаканным лицом она по-прежнему прижималась к его мокрой футболке.
Кэм держал ее и покачивал так нежно, будто баюкал. А она все плакала и плакала, не в силах совладать со своей болью.
Наконец она яростно заморгала, прогоняя слезы.
Ей не хотелось, чтобы Кэм подумал, будто она пала духом.
- Прости, Кэм! На меня.., что-то нашло. Серена... Хеймиш... Долгий перелет, недостаток сна...
Сейчас я уже в порядке. Правда.
- Не надо извиняться. - Он чуть откинулся назад и разглядывал ее, словно сомневался. Глаза Кэма стали какими-то странными. И голос тоже. Не такой холодный и размеренный, как обычно. - Поплакать полезно. Даже если... - Он замолчал и отступил назад, опустив руки и пряча глаза. Рокси почувствовала его отдаление. - Я приготовлю тебе кофе. - Это был уже обычный голос Кэма. - Приходи, когда будешь готова. Жду тебя в кухне. Это прямо по коридору.
Рокси достала вещи и немного освежилась в ванной. Несколько минут спустя она пришла в кухню, захватив с собой огромного мишку. Кэм стоял у столика и резал овощи.
- На обед овощное рагу. Годится? - спросил он, жестом предлагая ей сесть.
- Ты умеешь готовить? - Он так умело действовал ножом, будто не раз занимался этим делом.
- Холостяку необходимо уметь готовить, иначе придется сидеть на сандвичах или каждый вечер ходить в ресторан. Мне это даже нравится, хотя теперь у меня есть Филомена, которая обычно стряпает для меня, если я попрошу. А ты, Рокси, умеешь готовить? - Он взглянул на нее, и в его глазах мелькнуло сомнение.
- Дай мне лагерный костер, и я покажу тебе, как прекрасно я готовлю, запальчиво ответила она и посадила мишку рядом с собой на табуретку. Вздернув маленький подбородок, Рокси добавила:
- У меня, конечно, не получаются твои несомненные изыски, телятину кордон-блю я не приготовлю, но голодать, во всяком случае, не буду.
Он прищурился, встретившись с ее вызывающим взглядом, и Рокси пожалела, что напомнила ему о своем кочевом образе жизни.
- Не возражаешь, если мы выпьем кофе в кухне?
Мне надо дорезать овощи. - Наливая кофе в две кружки, он спросил:
- Рокси, отец рассказал тебе о завещании сестры?
Она нервно дернулась на стуле. Что он имеет в виду? Опеку над Эммой? По словам отца. Серена в завещании не упомянула об этом.
- Серена оставила тебе несколько личных вещей и ювелирные украшения, продолжал Кэм. - Они у меня в сейфе. Квартира в Сиднее, которую отец купил для тебя и твоей сестры, когда продал родовой дом и переехал на западное побережье, теперь официально твоя. Впрочем, она и фактически стала твоей, когда Серена вышла замуж за Хеймиша.
Рокси нахмурилась. Так он надеется, что она вернется в сиднейскую квартиру и останется там?
Или, может быть, он думает, что она не заслуживает собственной квартиры в городе, потому что редко бывает дома?
- А.., одежда... Серены? - с трудом выговорила она, не глядя на Кэма. - Ее вещи еще здесь? Их надо разобрать? - Раз Кэм спит в комнате хозяев, он, должно быть, куда-то перенес их.
- Когда твой отец и Бланш приехали сюда на похороны, Бланш занялась вещами Серены, - начал Кэм и добавил снова осуждающе:
- Ведь тебя не было. Мы даже слова, Рокси, от тебя не услышали. Потом он продолжал уже мягче:
- Бланш сказала, что ничего из вещей Серены тебе не подойдет, потому что сестра была гораздо выше тебя. Бланш все собрала и отослала в благотворительную организацию.
Рокси пожала плечами. Несомненно, она сначала отобрала вещи для себя и для своей замужней дочери. Нет, Рокси ничего не имела против. Она бы не смогла носить вещи Серены. Какие-то украшения, личные предметы на память это совсем другое дело.
- Гнездо Рейбернов теперь принадлежит мне. Кэм сделал паузу, чтобы глотнуть кофе. - Остальное: доля Хеймиша в аптеке, деньги, их общие ценности - сохраняется для Эммы. - Он взглянул на девушку, словно ожидая комментариев.
- А Хеймиш упомянул в завещании об опеке? набрав в грудь побольше воздуха, спросила Рокси.
Она посмотрела на Кэма и по блеску его глаз догадалась о недобрых вестях.
- Брат назвал опекуном дочери меня, - проговорил Кэм ровным, размеренным тоном, У Рокси дрогнула рука, и кофе пролился.
- Сестра просила меня позаботиться об их дочери, если с ними что-нибудь случится!
- Я уверен, Рокси, - Кэм вскинул брови, - что Хеймиш не назвал бы меня опекуном без согласия Серены. Видимо, твоя сестра передумала. Несомненно, Хеймиш объяснил ей, как нереально было бы ожидать, что ты, женщина, преданная своей науке и большую часть года живущая вне Австралии, возьмешь на себя заботы о маленькой девочке.
Должно быть, он убедил ее, что я самая подходящая кандидатура для опеки.
- Моя сестра никогда не передумывала! Хеймиш, должно быть, имел в виду, что ты позаботишься об Эмме, пока я не вернусь! Или.., или он хотел, чтобы ты стал ее опекуном в том, что касается наследства девочки. Похоже, что именно так!
- Не думаю.
Его спокойный тон еще больше разозлил ее.
- Я буду бороться с тобой за право опеки над племянницей! опрометчиво пригрозила она.
Кэм засмеялся.
- Рокси, ты не можешь требовать постоянной опеки над Эммой. Ты совсем не бываешь дома. Ты то и дело уезжаешь на какие-то археологические раскопки. Туда, куда даже жизненно важная почта не доходит. А когда ты ее наконец получаешь, то попадаешь в аварию или подхватываешь какой-то неведомый вирус. Так что домой ты попадаешь долгие недели спустя.
- Естественно, я откажусь от участия в экспедициях!
- Легко сказать, Рокси, - он покачал головой с почти жалостливой улыбкой, - но не так легко сделать. Прости, дорогая, но брат хотел, чтобы я взял опеку над нашей племянницей. А твоя сестра не оставила никаких письменных указаний, позволяющих предполагать, что она не согласна.
- Конечно, едва ли она думала, что погибнет в двадцать четыре года! почти выкрикнула Рокси. Но, овладев собой, продолжила более спокойно:
- Несомненно, для девочки лучше расти рядом с женщиной, с тетей, которая может заменить ей мать, чем с раз.., она чуть не сказала "с развратником", но вовремя спохватилась: при таком деликатном разговоре оскорбления были неуместны, - чем с дядей-холостяком. И конечно, ты теперь уже знаешь, насколько связывает маленькая девочка.
- Она должна иметь и отца и мать. И я намерен дать Эмме обоих. И очень скоро.
У Рокси екнуло сердце. "Значит, отец был прав.
Кэм собирается снова жениться. Из-за Эммы. Бедная малышка! Ей навяжут одну из брюнеток дяди".
- Ты имеешь в виду Белинду? - спросила Рокси, не сдержавшись. И тут же прикусила язык. Но при мысли, что темноглазая брюнетка, теннисистка, выйдет замуж за Кэма, чтобы помогать ему воспитывать крошку племянницу, у нее буквально закипала кровь. Никогда, подумала она, никогда!
- Белинду? - удивился Кэм. - Нет, это будет не Белинда. Она вернулась к своему бывшему мужу и теперь живет в Мельбурне.
Рокси почувствовала облегчение, но уже через секунду настроение у нее опять упало. "Вернулась к мужу"... Если жены могут возвращаться к бывшим мужьям...
- А к тебе вернется твоя бывшая жена?
Кэм засмеялся. Резкий, ядовитый смех. Кривая усмешка на губах.
- Едва ли. Моя жена счастлива замужем. У нее новая жизнь, которая ей больше подходит, чем та, которую мог предложить я.
Когда она взглянула на него, насмешливое выражение на лице Кэма сменилось холодным и бесстрастным. Рокси сглотнула и облизала губы кончиком языка. Не скрывает ли горький цинизм глубокую обиду? В ней не проснулось сочувствие. Но она тут же вспомнила, что выставлено на кон. Ее племянница. Девушка глотнула кофе. Нельзя позволять себе никакой слабости. Никаких уступок Кэму Рейберну. Надо быть сильной, чтобы бороться с ним.
В наэлектризованной тишине раздался детский плач.
Глава 4
- Разреши мне пойти к ней! - Рокси вскочила и схватила мишку.
- Пойдем вместе. - Кэм тоже встал. - По-моему, будет лучше, если Эмма, проснувшись, увидит знакомое лицо.
- О, да!.. Конечно. - Рокси понимала, что он прав. Но ее мучило, что она для племянницы - незнакомка. А Кэм лишний раз об этом напомнил. Пока они шли к детской, Рокси спросила:
- Ты часто видел Эмму до катастрофы? - Интересно, давно ли девочка привыкла к Кэму, или это произошло только после смерти родителей?
- Довольно часто. Стоит мне появиться в детской, она улыбается мне, ответил он, не оборачиваясь.
Рокси закусила губу. Ведь это вина Кэма, что она так давно не видела племянницу. Она уехала в далекую экспедицию, чтобы не встречаться с ним.
Теперь она жалела, что так долго работала за границей. Лучше бы рискнуть и терпеть случайные встречи с Кэмом, чем оказаться для малышки чужой.
Что, если Эмма не примет ее, испугается? Рокси в волнении кусала губы. Ее то бросало в жар, то обдавало холодом. Наконец они вошли в детскую, светлую, прелестно убранную комнату с окнами, которые выходили на зеленые холмы. За ними синел океан.
Кэм вынул девочку из кроватки, но ее пронзительный плач не прекращался.
- Знаю, знаю, ты мокрая, тебя нужно переодеть. Он казался удивительно спокойным. - Давай сначала уберем мокрые подгузники, хорошо? - Он обернулся к Рокси:
- По-моему, она все еще скучает по матери.
Бедная малышка. Мэри просто спасительница. Эмма обожает ее. Мэри для нее как бабушка.
У Рокси заныло сердце. Ей хотелось, чтобы Эмма обожала ее, а не пожилую няню. Но нельзя думать о себе, когда речь идет об осиротевшем ребенке. Слава богу, что у Эммы такая заботливая няня.
- Можно мне подержать ее, пока ты будешь доставать чистые памперсы? попросила Рокси.
Сердце у нее разрывалось от плача ребенка, она бросила мишку в кроватку и ждала ответа Кэма.
- Давай сначала переоденем ее. - Кэм уже положил девочку на пеленальный стол, бросил мокрый памперс в контейнер и достал с нижней полки чистый. - Ты когда-нибудь меняла детям памперсы? Он насмешливо покосился на нее.
- Нет, - призналась она, глубоко вздохнув. - Но уверена, если ты можешь, то и я смогу.
- Конечно. Смотри, как это делается, и в следующий раз справишься сама. - Он быстро застегнул памперс. Рокси смотрела на него скорее критически, чем восхищенно. Малышке, думала она, все-таки нужны женские руки. - Хорошо, что есть одноразовые пеленки, - заметил Кэм, слегка похлопывая девочку по животику. Плач немедленно прекратился. Эмма радостно загукала, заулыбалась. - Ну, принцесса, все в порядке?
Рокси шагнула к столу и наклонилась над девочкой, глаза у нее повлажнели.
- Какая она красавица! - невольно воскликнула девушка. За пять месяцев Эмма сильно изменилась.
Рокси подняла повлажневший взгляд на Кэма. - У нее глаза матери.., улыбка матери.., ее темные волосы. Можно мне теперь подержать ее? охрипшим голосом почти умоляла она.
- Конечно, - кивнул Кэм и отошел в сторону.
Рокси смахнула слезы и в этот момент уловила странное выражение глаз Кэма. Но оно моментально исчезло. Что это было? Удивление.., сомнение... недоверие... Трудно сказать. Она повернулась к ребенку.
- Эмма... Привет, моя хорошая! - нежно проговорила она. - Я твоя тетя Рокси. Ты меня совсем забыла? - С улыбкой и со страхом она протянула руки, ожидая возобновления плача.
Но малышка по-прежнему улыбалась, на щечках у нее образовались ямочки. Она подняла ручонки и потянулась к тете. Волна любви и облегчения захлестнула Рокси. Она взяла племянницу на руки, прижала малышку к плечу, ласково поглаживая мягкие волосики. Хрупкость нежно пахнувшего свертка у нее в руках потрясла девушку. Кэм наблюдал за ней. Конечно, стоит девочке заплакать, как он моментально заберет ее. Но, к счастью, Эмма не плакала. Страх Рокси постепенно рассеивался. Во всяком случае, самое страшное осталось позади.
- Пойду приготовлю ей бутылочку, - сказал Кэм и вышел из комнаты.
Рокси проследила за взглядом девочки. Она проводила дядю глазами, и нижняя губка у нее задрожала. Надо пойти за ним. Слегка покачивая малышку, Рокси направилась в кухню.
Она всего второй раз держала Эмму на руках.
Но сейчас все было по-другому. Ошеломляюще по-другому. Раньше она не испытывала такой близости к дочери нежно любимой сестры. Ее не переполняла такая любовь, печаль и счастье. Значит, она просто обязана выполнить обет, который дала после трагической гибели сестры.
А если Кэм не отдаст ей ребенка и будет бороться за опеку над племянницей? Разве у нее есть надежда выиграть тяжбу? Особенно если ко времени суда он действительно женится, А вдруг его жена не захочет заботиться о чужом ребенке? Ведь сама Рокси выросла, не чувствуя никакой заботы со стороны мачехи.
Увидев свою бутылочку, девочка тихонько захныкала.
- Сейчас, моя радость, сейчас будет готово, - тихо бормотала Рокси.
- Ей надо было дать поесть раньше, - проговорил Кэм, ставя бутылочку в микроволновку, - но она спала, и я не стал ее будить. Мы сегодня выбились из обычного расписания.
Когда бутылочка согрелась, он позволил Рокси покормить девочку и предложил перейти в гостиную, где было удобнее посидеть. Но вместо того, чтобы оставить ее наедине с Эммой, он уселся в кресло напротив и наблюдал за ними. Интересно, неужели он все еще не уверен в ней и не решается доверить ей малышку?
Девушка вздохнула. Хорошо, что он так заботится о ребенке. Но совсем не хорошо, что он не доверяет самой Рокси.
- Если тебе надо уйти или что-то сделать, ты можешь этим заняться, - с надеждой предложила она.
Подозрение, что он не доверяет ей племянницу, заставляло ее нервничать. - Наверно, у тебя куча дел, раз ни Мэри, ни Филомены нет.
Она с трудом сглотнула. До нее вдруг дошло, что они в доме одни на весь уикенд. На сегодняшнюю ночь. И на завтрашнюю. И вероятно, она останется здесь еще и на следующую неделю, если Кэм не согласится отдать ей Эмму. Можно надеяться, что уж остаться-то он ей разрешит.
Рокси почувствовала, что ее затрясло. Малышка что-то недовольно пролепетала на своем языке, и Рокси вернулась к реальности. Она ласково успокоила Эмму, поправила бутылочку, проверила, осталось ли в ней что-нибудь.
- Я никогда не заберу ее у тебя, Рокси, - произнес Кэм. Она резко подняла голову. - Ты сможешь видеть ребенка всегда, когда захочешь. В любое время. - Она заметила, что он избегает смотреть на нее. - Когда ты дома, суховато добавил он. - Я хочу, Рокси, чтобы она и тебе была близка.
В голубых глазах девушки вспыхнуло пламя.
Как щедро, с иронией подумала она. Он говорит и за свою будущую жену? Захочет ли та, чтобы молодая, одинокая тетя постоянно торчала рядом и наблюдала за их жизнью? Или предпочтет оставить Кэма вместе с ребенком только себе?
Рокси вспомнила собственнический инстинкт мачехи. Бланш никогда бы не согласилась делить с кем-то мужа. Даже с его родными дочерьми. А вдруг жена Кэма будет похожа на Бланш? Не постарается ли она со временем отгородить мужа даже от племянницы?
Это нельзя допустить! Никогда!
- Теперь я буду почти всегда дома, - твердо заявила она. - Я больше не собираюсь ездить в экспедиции. - Надо убедить его в этом за те дни, которые она проведет здесь, чтобы потом не тратить на это время.
Надо стать незаменимой для малышки. Пусть Кэм увидит, что она лучше всех сумеет воспитать племянницу. Необходимо забрать Эмму до того, как он вступит в брак. Ради малышки. Когда он женится, может случиться так, что ей не позволят видеться с Эммой.
Несмотря на его обещание. А его новая жена может остаться чужой для девочки.
Рокси охватило горячее желание защитить беспомощное существо, которое она держала на руках.
Разве мачеха способна испытывать такие чувства к чужому ребенку? Опустив голову, она смотрела, как Эмма ест, и прятала глаза от проницательного взгляда Кэма. Даже если его новая жена примет Рокси в своем доме.., если она окажется замечательной матерью для Эммы... Рокси не сможет приезжать сюда, зная, что Кэм с другой женщиной... Нет, такого она не выдержит, нечего обманывать себя.
Разве она выдержит, если Кэм будет смотреть на жену так, как одно короткое, но незабываемое мгновение смотрел на нее, Рокси? Разве она вынесет, если он обнимет новую жену так, как когда-то обнимал ее? Как он обнимал ее сегодня, правда стараясь всего лишь успокоить.
Рокси почти вслух застонала. Но ей удалось сделать вид, что она тихо мурлычет какую-то мелодию.
Она вспомнила колыбельную, которую ее мать пела Серене, когда та была маленькой. Рокси напевала, а глаза у нее сами собой закрывались. Все еще сказывался этот перелет через часовые пояса. Из Лос-Анджелеса в Сидней. Когда ее голова склонилась над девочкой, Рокси вздрогнула и проснулась. Невольно дернулась и малышка, оттолкнула бутылочку, недовольно фыркнула, замахала ручками. В ее темных глазах явно читалась тревога. Она собралась заплакать.
- Ты уже устала от малышки, Рокси? - пробормотал Кэм. Он встал и взял девочку на руки. - При-вет, принцесса, все в порядке? - Рокси заметила, что у него в руках маленькая резиновая собачка. Он сжал ее, и она пискнула. Эмма улыбнулась и схватила игрушку. - Ну.., по-моему, молока тебе достаточно. Хочешь теперь поиграть? - Он положил девочку на цветное одеяло, расстеленное на полу.
Кругом были разбросаны игрушки. Он кинул взгляд на негодующую Рокси. Забота о ребенке требует много времени, терпения и сил, - бросил Кэм, очевидно намекая на то, что она чуть не выронила Эмму. - Это не так волнующе, как найти древнюю гробницу или раскопать кости тысячелетней давности, - сухо продолжал он. - Уход за малышкой - это бесконечная рутина: кормление, купание, перемена памперсов... А когда девочка не спит, надо развлекать ее и заботиться о ее безопасности.
- Я только что прилетела из Америки, - услышала Рокси свой дрожащий голос. - Перелет был долгим, а я так беспокоилась об Эмме, что в самолете не сомкнула глаз! - Ее трясло. Даже нижняя губа у нее дрожала. Она снова была близка к истерике.
"Кэм будет доволен", - мелькнула мысль у Рокси. Она взяла себя в руки. Истеричка не способна быть хорошей матерью, подумает он. И будет прав.
- Наверно, тебе лучше пойти поспать, - предложил Кэм ласковым тоном. Я позабочусь об Эмме.
Поставлю в ходунки и поведу гулять. Она это любит. Не беспокойся об обеде. Я оставлю его, а ты, когда проснешься, подогреешь в микроволновке.
Рокси закусила нижнюю губу. Каждый ее нерв дрожал от напряжения. Он дает ей понять, что она тут не нужна.
- Говорят, для биологических часов организма лучше, если на ногах дождешься, пока придет нормальное время сна, - возразила она, вставая. Просто я слишком долго сидела, поэтому чуть не задремала. А сейчас все в порядке. Что, если мы пообедаем пораньше? - на одном дыхании проговорила она. - А потом я пойду спать. - Тогда ей не придется проводить с ним наедине вечер. Для этого она не слишком хорошо себя чувствует.
- Как скажешь. Ты гостья.
Это прозвучало как "только гостья". Рокси сжала губы. Очевидно, он не ожидал, что она надолго задержится в его доме. Не верил, что она серьезно решила отказаться от экспедиций, чтобы быть рядом с племянницей. Ладно. Скоро он поймет, что ошибается.
- Я поиграю с Эммой. - Рокси опустилась на колени рядом с малышкой, которая упоенно жевала резиновую игрушку. - А ты можешь пойти побриться или сделать еще что-нибудь, - мягко напомнила она Кэму, что у него есть минутка для себя.
- Хорошо. Я пойду, - помолчав, согласился он. Если, когда я выйду из комнаты, Эмма начнет капризничать, можно попытаться вывести ее в сад.
Обычно это действует. Если не сработает, ты знаешь, где меня найти. Моя комната - рядом с детской с этой стороны.
Слава богу, он не видел, как вспыхнули у нее щеки. Ни к чему ей напоминать, где его спальня!
Ночью Рокси проспала двенадцать часов подряд и проснулась только в девять утра. С трудом открыв глаза, она зажмурилась: солнечный свет заливал комнату. Потом посмотрела на часы и громко застонала. Кэм, должно быть, уже давно встал и, наверно, с пяти утра возится с малышкой один. Что он о ней подумает? Так долго спать! А ведь она приехала ухаживать за Эммой!
Рокси вылезла из постели и побрела в ванную.
Она даже не стала принимать душ. Только сполоснула лицо, чтобы проснуться. Потом натянула джинсы и футболку. Причесываться не имело смысла. Ее короткие волосы не поддавались расческе.
Кэм сидел в кухне и кормил Эмму из миски, на которой был нарисован Кролик Питер. На секунду Рокси замерла на пороге. Эта картина потрясла ее.
Высокий, большой, очень мужественный человек, согнувшись над высоким детским стульчиком, терпеливо, ложку за ложкой, отправлял в рот племянницы кукурузные хлопья. При этом он все время что-то болтал, то похваливая ее, то повторяя какие-то старые как мир шутки. Настоящий отец, который полностью поглощен своим ребенком.
Рокси почувствовала, как к горлу подступает ком. Хеймиш был замечательным отцом, но теперь она видела, что его брат не уступает ему.
А сумеет ли она быть хорошей матерью? Рокси вздохнула, прикусив нижнюю губу. У нее нет такого дома, да и денег тоже.
- А, доброе утро! - Кэм оглянулся, словно почувствовав ее присутствие. - Входи, Рокси. Эмма уже поела. Выскребла миску дочиста. - Влажной салфеткой он вытер девочке лицо. - Хорошо поработала, принцесса!
Малышка просияла.
Рокси сделала несколько шагов. Кэм, правда, не съязвил по поводу ее позднего появления, но она все же поспешила оправдаться.
- Прости. Я проспала... - начала она.
- Я рад, что ты поспала, - отмахнулся он. - Ты выглядишь гораздо лучше. Вчера вечером ты просто падала с ног.
- Знаю. Прости. Вчера я была плохим помощником. - Она почти спала за прекрасным обедом, который приготовил Кэм. Они сели за стол, как только девочка заснула, обняв нового плюшевого медведя.
Рокси почти не помнила, о чем они говорили за обедом. Во всяком случае, столкновений не было.
Иначе она не забыла бы. Немного поговорили о Хеймише и Серене, потом об Эмме, об ее маленьких привычках и особенностях, о том, что каждый день она учится делать что-нибудь новое. После обеда Кэм отказался от ее предложения помочь вымыть посуду, кивнув на посудомоечную машину.
Рокси извинилась и побрела к себе в комнату.
- Ты все делала замечательно, - беззаботно возразил Кэм и повернулся к малышке. - Я тоже долго спал, - признался он. - Поверишь ли, Эмма спала до семи утра. Я успел принять душ и побриться до того, как она проснулась.
Рокси сглотнула. Она заметила. Он был не только чисто выбрит, свеж после душа и аккуратно причесан, но еще и элегантно одет. Рубашка поло цвета бордо, светлые брюки и легкие домашние туфли.
Интересно, это ради нее? Или он собирается куда-то пойти, оставив на нее малышку? Хочет проверить ее? Захочет ли она забрать племянницу, провозившись с ней одна несколько часов?
Вскоре все разъяснилось. Ближе к полудню, когда малышка спала, а Рокси развешивала белье, раздался звонок в парадную дверь. Вернувшись в кухню, она услышала голоса в гостиной. Чтобы не вмешиваться в чужой разговор, она проскользнула в коридор, ведущий в гостевое крыло. Пока Эмма не проснулась, можно было принять душ и привести себя в порядок.
Из открытой двери гостиной доносился женский голос:
- Кэм, давай на ленч махнем в ресторан. Воспользуйся случаем. Эта твоя родственница не будет возражать? Ведь она может несколько часов побыть с ребенком?
У Рокси подкосились ноги. Голос у женщины молодой и зовущий. Со знакомыми собственническими нотками. Будущая жена Кэма?
Рокси резко повернулась. Почему она убегает?
Почему бы ей не посмотреть на эту женщину? Какую мать для Эммы Кэм намерен привести в дом?
У Рокси вскипела кровь. Она вернулась в гостиную и в открытую дверь увидела Кэма и его гостью. Они сидели рядом на софе. Облегающее черное платье подчеркивало каждую линию фигуры женщины.
Она наклонилась к Кэму, яркие алые губы тянулись к нему, темные волосы каскадом падали на красивые плечи и.., на руку Кэма. Еще одна очаровательная брюнетка! Будет ли конец этому увлечению Кэма? Или эта и есть последняя в длинном ряду?
Мрачные мысли овладели Рокси.
Она заметила, что у Кэма на коленях лежат какие-то бумаги. Сердце ее сжалось. Неужели он и его темноглазая потаскушка собирают документы для бракосочетания? А это бумаги, которые они должны подписать?
- А, Рокси!.. Входи. - Кэм отложил бумаги и быстро встал. - Моя секретарь заглянула сюда с документами, которые я должен просмотреть. С тех пор как стал ухаживать за Эммой, я большую часть работы делаю дома, объяснил он, к тайному облегчению девушки. - Я хотел дать племяннице возможность привыкнуть к тому, что я всегда рядом.
Всегда... Рокси увидела вызов в его глазах. Он напоминал ей, что не собирается отдавать племянницу. "Я намерен жениться как можно скорее", вспомнила она его слова.
Рокси разглядывала стройную фигуру брюнетки, которая в этот момент с кошачьей грацией поднялась с софы. Он сказал "моя секретарь". Очень ему подходит, подумала Рокси, стараясь, чтобы холодный взгляд голубых глаз не выдал ее истинных мыслей.
- Мирелла... - Кэм повернулся к брюнетке с улыбкой, от которой у Рокси горько екнуло сердце. "Почему он не улыбается так мне? Как улыбался.., когда-то давно?" - Это тетя Эммы, Рокси Уоррен. Рокси только что вернулась из Америки... А до этого она была на раскопках на севере Мексики. Рокси археолог.
- Нет, - мрачно заметила Рокси, - была археологом.
Кэм все еще не хотел поверить, что она серьезно решила отказаться от далеких экспедиций.
- Рокси... - Он повернулся к ней и поймал ее взгляд. Она не успела за холодностью спрятать враждебность. - Это Мирелла Браззи. Она работает на заводе в Вуллонгонге. Она... - Он отвернулся, прислушиваясь. - О! Малышка проснулась. Мирелла, ты не возражаешь...
- Я пойду к ней, - быстро вмешалась Рокси, услышав голос Эммы на долю секунды позже, чем Кэм. - Ты оставайся с мисс Браззи. - Обычно Рокси бывала дружелюбнее и охотно переходила на обращение по имени. Но к чему ей лишняя фамильярность с будущей женой Кэма, если считать, что Мирелла, вероятно, и есть та женщина, на которой он собирается жениться? - Ммм, Кэм, я случайно услышала ваш разговор - призналась она перед тем, как уйти. - Если тебе хочется провести время ленча с мисс Браззи - пожалуйста. - Глаза холодные, лицо бесстрастное. - Я приехала сюда ради Эммы и буду рада провести время с ней вдвоем. Я твердо намерена возместить потерянное время теперь, когда приехала домой навсегда.
Если подруга Кэма узнает, что тетя малышки будет постоянно дома и готова целиком взять на себя племянницу, может, она убедит Кэма отдать Эмму тетке? Интересно только, почему такая блестящая идея не порадовала Рокси так, как того следовало бы ожидать?
- Конечно, спасибо, Рокси. - Шикарная брюнетка отозвалась на предложение мгновенно. - Я понимаю, что теперь, когда вернулись домой, вы захотите взять племянницу к себе. Уверена, малышке будет лучше с тетей, чем с постоянно занятым дядей-холостяком. Ребенок нуждается в матери, - с искренним жаром произнесла Мирелла. - И кто может быть девочке ближе, чем любящая тетя?
Рокси кинула на нее благодарный взгляд. Хотя сердце ее сжалось от негодования. С каким равнодушием подруга Кэма освободила себя и его от заботы о девочке!.. Мирелла такая же, как Бланш, с горечью подумала она. Ребенок другой женщины для нее ничего не значит.
Ни в коем случае, мысленно повторила она свой обет, эта пара не получит мою племянницу.
И вышла из гостиной, не встретившись взглядом с Кэмом. Как только она появилась, Эмма сразу перестала плакать и протянула к ней ручонки. Она словно говорила Рокси: возьми меня на руки, улыбнись, приласкай.
На руках у тети девочка радостно загулила, и сердце Рокси чуть не разорвалось от облегчения и радости. Я Эмме понравилась, подумала она и сделала пируэт с племянницей на руках. Так она и продолжала петь и танцевать, а Эмма громко смеялась.
- Кажется, она к тебе привыкает, - донесся голос с порога.
Рокси повернулась на каблуках и чуть не выронила девочку.
- Кэм! Я.., я думала ты уехал на ленч со своей.., она хотела сказать "секретаршей", но передумала, будущей женой.
Кэм озадаченно посмотрел на нее, потом засмеялся.
- Мирелла вовсе не моя будущая жена. И никогда ею не будет. Она не из тех, кто выходит замуж.
Моя секретарь, - он подчеркнул это слово, - терпеть не может детей. И домашнее хозяйство. И не скрывает этого.
Облегчение засветилось в глазах у Рокси, хотя она старалась скрыть его. Губы ее сжались в ниточку. Может быть, Миреллу и не интересуют дети и брак, но она открыто дает Кэму понять, что готова после работы развлечься и повеселиться. И она как раз в его вкусе.
- Твоя бывшая жена не была случайно голубоглазой блондинкой? - вдруг услышала она свой голос. И зачем было задавать этот дурацкий вопрос!
Наверно, Кэм держится подальше от блондинок, потому что его жена была блондинкой. Жена, которая бросила его и ушла к другому мужчине. Может, из-за того, что его предала голубоглазая блондинка, он теперь одержим шикарными темноглазыми брюнетками.
Этим можно объяснить, почему на свадьбе брата он бросил ее, Рокси, и ушел к длинноногой брюнетке. Когда она решилась поднять на Кэма взгляд, в ее глазах еще жило горькое воспоминание о том вечере.
Кэм посмотрел на нее так, будто она сошла с ума. Но, наверное, и правда сошла - чуть-чуть. Это была, скорее, смесь безнадежности и отчаяния, она сама это понимала. Задавать мужчине вопросы о бывшей жене и любовницах!.. Хотя, впрочем, в суде будут интересоваться и более интимными подробностями. Если битва за опеку дойдет до суда.
- Странный вопрос, - наконец проговорил Кэм и пощекотал малышку под подбородком. Та сразу заулыбалась. - Нет, Кимберли не была блондинкой. А почему ты спрашиваешь?
- Рыжеволосая? - с трудом выговорила Рокси. С голубыми глазами?
- У моей бывшей жены черные волосы, - нахмурился Кэм, - и темно-карие глаза.
Ну да! Как у Белинды, Миреллы и той роскошной брюнетки на свадьбе Серены... Значит, Кэма все еще влечет к женщинам, похожим на его бывшую жену? Должно быть, Кимберли нанесла ему сильный удар, но шикарные темноглазые брюнетки продолжают волновать его.
Однако он не намерен на них жениться. После Кимберли. С ними можно провести время, а потом дать им отставку. Может, таким отношением к брюнеткам он доказывает себе или своим друзьям, что ему наплевать? Пытается подобным образом нанести ответный удар жене? Вероятно, когда он бросает роскошных брюнеток, у него возникает чувство, будто он бросает свою жену?
- Ты сменишь ей подгузник или это сделать мне? - отрывисто бросил Кэм, словно предупреждая, что разговор о его бывшей жене - табу.
Но как насчет его новой жены?
- Я поменяю, - быстро ответила Рокси. Она положила гукающую малышку на стол и принялась за дело. А вопрос можно задать позже.
Если он не собирается жениться на Мирелле, то кто же та, на которой он намерен жениться?
Глава 5
Отказавшись от приглашения Миреллы, Кэм принялся готовить сандвичи. Потом вместе с фруктами и холодными напитками уложил их в корзину.
- Мы устроим ленч на пляже, - объяснил он Рокси. - Надеюсь, ты взяла с собой купальник?
Рокси кивнула. Она положила купальник в рюкзак на всякий случай. Ведь у Рейбернов есть бассейн и дом стоит на побережье.
- Хорошо. Сходи за ним, пока я покормлю Эмму.
Через полчаса Кэм усадил Рокси с Эммой в микроавтобус и повез в Кьяму на пляж.
Еще никогда Рокси не получала такого удовольствия от пикника. На берегу было тепло, но не жарко. Эмму защищал от солнца большой пляжный зонт, который они привезли с собой. Взрослые по очереди играли с ней на пледе, расстеленном на песке. И каждый мог погулять по берегу или окунуться в ласковые волны.
Мы словно обычная семья, которая приехала на пляж со своим ребенком и радуется солнечному ноябрьскому дню, размышляла Рокси.
Ей было удивительно спокойно. Но лишь пока она не вошла в воду, где Кэм уже нырял и качался на волнах. Рокси ужасно хотелось поплавать, но она долго не решалась остаться в купальнике, потому что он был очень открытый.
При мысли, что Кэм разглядывает ее, у нее кожа пылала сильнее, чем от полуденного солнца. Первый раз в жизни собственное обнаженное тело смущало ее, хотя на пляже десятки загорелых женщин спокойно обнажались еще больше, чем она. И чего ей стыдиться? Она худощава, но у нее неплохая фигура, да и мексиканский загар еще сохранился.
Но ее смущал взгляд Кэма, устремленный на нее. Он и не собирался скрывать оценивающий блеск в глазах. Он не изменился, подумала Рокси и вздохнула. Однако против воли она испытывала удовольствие, хотя была уверена, что для этого нет повода. Просто, несмотря на планы создать семью, Кэм оставался холостяком и любителем женщин.
Блондинок, брюнеток - неважно.
Она отплыла в сторону и закачалась на волнах, чувствуя на себе взгляд Кэма.
Через какое-то время Эмма начала капризничать и тереть глазки. Они собрали вещи и поехали назад.
Когда они подъехали к дому, малышка уже спала.
- У меня есть идея, - сказал Кэм, поставив микроавтобус в гараж. Давай положим ее в коляску под деревьями у теннисного корта. Пока она спит, мы сможем сыграть. - Он помолчал. - Ты любишь теннис?
- Когда-то играла в школе и в университете, но я не Штеффи Граф. - И не Белинда, мысленно добавила она, вспомнив брюнетку-теннисистку, которую Кэм приводил на крестины Эммы. Рокси нравилась эта игра. И лучше два сета провести на корте, чем сидеть в доме, рискуя начать ссориться.
Она вздохнула и осторожно вышла из машины, чтобы не разбудить девочку. Она не забыла обо всем том, что хотела спросить у Кэма, но ей не хотелось начинать расспросы. Не стоит портить такой восхитительный день.
Только ее тело продолжало остро реагировать на Кэма. Стоило ему слишком близко подойти или внимательно взглянуть на нее, каждая клеточка отзывалась непонятным томлением. У его новой жены, с тоской думала Рокси, будет замечательная жизнь в этом чудесном доме.
Но я не брошу Эмму, страстно клялась она себе.
Никогда! Ни одна женщина не сможет так любить Эмму, как я. Ни одна не будет так близка девочке, как я. Серена хотела, чтобы я заботилась о дочери.
Это ее муж решил, что Кэм справится с этим лучше, чем я. Хеймиш не верил, что я готова бросить научную карьеру ради племянницы.
Я брошу все ради дочери моей сестры, думала Рокси. Ее голубые глаза казались сейчас расплавленным серебром. Я отдам жизнь за нее, мысленно твердила она.
Кэм тоже сильно любит девочку. Но его новая жена?.. Сможет ли она?
Кэм настоял, что и сегодня вечером обед приготовит он. Рокси с удовольствием занималась малышкой и укладывала ее спать. На этот раз одна.
Без его помощи.
- Я хотел, чтобы, пока здесь, ты проводила с племянницей столько времени, сколько сможешь, сказал Кэм, пока они ели барбекю с салатом в столовой, чтобы сразу услышать, если Эмма проснется.
Он сказал "хотел". Это намек на то, что уикенд заканчивается, подумала Рокси.
- Кэм, я не собираюсь уезжать отсюда без племянницы, - выговорила она, глубоко вздохнув.
Кэм нахмурился. Но Рокси не хотелось скандалить, не использовав все возможности сохранить мир.
- Но не стоит спешить, - быстро добавила она. Я могла бы остаться здесь подольше, если ты.., если ты не против. Уверена, Мэри согласится пожить у себя дома. А я буду пока ухаживать за Эммой. Но, конечно, надо сказать Мэри, что она в любое время, если захочет, может приезжать повидать Эмму.
- Ты не собираешься немедленно отправиться в очередную экспедицию? вскинул брови Кэм. - И у тебя нет лекций в Сиднее?
- Я говорила тебе, Кэм, я отказываюсь от поездок в экспедиции. Вернее, уже отказалась. В университете занятия начнутся только в марте. А сейчас ноябрь. Наверно, ты сам завтра поедешь на работу?
Завтра понедельник. Если Кэм разрешит ей остаться на неделю, в течение всего дня малышка будет принадлежать только ей.
Но сразу мелькнула мысль: ей будет не хватать Кэма. Удивительная мысль. Она постаралась выбросить ее из головы. "Тебе надо прочистить мозги, Рокси Уоррен", - сказала себе девушка. Конечно, ей будет не хватать его поддержки в уходе за малышкой. Не хватать заботливого.., отца...
Она мысленно встряхнулась: мало ей горя, она ищет еще одно?
- Я не собирался завтра ехать на работу, - услышала она низкий голос. - Поэтому и попросил Миреллу привезти сюда бумаги, чтобы поработать дома. Я могу оставаться дома всю неделю. Только время от времени придется заглядывать на завод, чтобы проверить, все ли в порядке. У меня отличный персонал. Я могу общаться с ним по телефону или по электронной почте.
Значит, он останется дома.., и не только завтра почти всю следующую неделю. Она нервно облизала губы, сердце застучало. Быть постоянно рядом с Кэмом?.. Но ее нервы и так напряжены. И это напряжение растет с каждым часом, с каждой минутой, проведенной вместе. Как она переживет эти несколько дней.., и несколько ночей?
Сегодня нельзя уйти сразу после обеда к себе в комнату. Можно, конечно, сослаться на усталость после плавания и тенниса, но тогда Кэм подумает, что она слишком слаба. Нет, необходимо остаться в гостиной хотя бы на час. Пока он сам не даст понять, что больше не расположен проводить с ней время. Рокси вспомнила о его будущей жене. Когда он собирается встретиться с ней?
- Ты говорил, что собираешься жениться. - Рокси больше не могла сдерживаться. Вопросы вертелись на кончике языка и внезапно начали срываться один за другим. - Разве твоя невеста не беспокоится о маленькой Эмме? За весь уикенд не навестила ее! Разве она не скучает по тебе? Насколько Рокси знала, его девушка, или подруга, или невеста, или как там ее, за два дня даже не позвонила. - Где сейчас женщина, на которой ты собираешься жениться?
Если бы я была твоей невестой, подумала Рокси, я бы не оставила тебя на целых два дня с другой женщиной.
Кэм насмешливо смотрел на нее и улыбался.
- Что ты так смотришь? - Бездонные голубые глаза Рокси вспыхнули и прищурились. Он что же, солгал, чтобы получить опеку над племянницей? Ты собираешься жениться или нет? - спросила она и сама услышала скандальные интонации в своем голосе.
- Рокси, у тебя остывает мясо, - холодно заметил Кэм. - Ешь, и я все тебе объясню.
- Мне достаточно, я сыта. - Ей не хотелось слушать "все". Но она задала вопрос и теперь ждала ответа. Со вздохом она потянулась к своему бокалу и откинулась назад, почти задыхаясь. Сердце так и рвалось из ее груди.
- Да, я намерен жениться, - ровным голосом произнес Кэм. - Ради Эммы. Но я еще не спросил... у нее. Не нашел подходящую девушку, - признался он тем же ровным тоном.
Рокси чуть не раздавила бокал. А Кэм продолжал тем же бесстрастным голосом:
- Женщина, на которой я женюсь, должна быть бесконечно привязана к моей племяннице. Предана ей. Естественно, она и я должны быть разумно совместимы - как физически, так и нравственно. У нас должны быть схожие ценности и принципы. Любовь, - горько добавил он, скривив губы, - это не обязательное требование.
Стиснув зубы, Рокси тяжело дышала. В его голосе не было никаких эмоций. Так можно говорить о требованиях к сотруднику на работе, подумала она, глядя на Кэма поверх ободка бокала.
Вдруг ей стало легче. Даже появился проблеск надежды. Раз у него еще нет невесты, это ставит их на один уровень: дядя-холостяк и одинокая тетя хотят получить право опеки над племянницей.
Но подсознательно Рокси ощутила и другую надежду, хотя поспешила прогнать ее.
- Послушай, - снова заговорил Кэм тем же тоном, - давай посмотрим, как мы проведем следующие несколько дней. Ты говоришь, что готова отказаться от экспедиций ради того, чтобы самой воспитывать Эмму?
- Да! - без колебаний подтвердила Рокси. - И не имеет значения, Кэм, сколько дней я проведу здесь.
Я не передумаю. Я хочу растить Эмму как свою собственную дочь. Так хотела и моя сестра.
- Как одинокая мать, Рокси? В крохотной городской квартире, на зарплату университетского преподавателя? Ты будешь оставлять ребенка в яслях, у чужих людей, а сама уходить на работу?
Рокси покоробили его слова. Кэм сравнивает свой дом, свое богатство с ее скромными возможностями.
- Многие женщины воспитывают детей в одиночку. Мы справимся. Больше всего ребенку нужны любовь и чувство защищенности.
- Ребенок больше всего нуждается в родителях, которые всегда рядом, резко возразил Кэм. - Тебе придется много работать, чтобы содержать ее. А если у тебя начнутся финансовые трудности? Или ты вдруг затоскуешь по своим экспедициям? Значит, время от времени ты будешь ездить на раскопки, оставляя девочку на недели, а то и на месяцы? Я не хочу, чтобы Эмма чувствовала себя брошенной.
Она уже потеряла двух самых близких людей.
- Я не собираюсь ее бросать! Я никогда ее не обижу! Никогда. - Почему он ей не верит? Почему так резко разговаривает с ней? Как убедить его? Скорее ты ее оставишь, чем я. У тебя есть бизнес, которым надо управлять. И тебе приходится ездить в командировки по Австралии и на другие континенты.
- Поэтому мне и нужна жена, - холодно проговорил Кэм. - Эмме нужны родители, которые одинаково любили бы ее. Мне кажется, - медленно продолжил он, - что есть только одно решение.
Рокси затаила дыхание.
- Если мы с тобой, Рокси, поженимся, все наши проблемы будут решены, холодно пояснил Кэм, откинулся назад в кресле и скрестил на груди руки.
Вероятно, он бывал очень хорош в роли неуступчивого партнера, предлагая деловое соглашение о слиянии предприятий или завершая успешную сделку. Но в роли человека, делающего предложение женщине...
Вначале Рокси даже не поняла. Потом до нее дошло: Кэм Рейберн просит ее выйти за него замуж!
Кэм делает ей предложение ради благополучия их племянницы! Чувствам нет места в этом "подходящем" браке. "Любовь - это не обязательное требование", - сказал он. Он предлагает деловое соглашение ради того, чтобы дать Эмме дом и любящую семью. И, конечно, чтобы избежать безобразной тяжбы из-за права на опеку.
Рокси невидящим взглядом смотрела в свою тарелку, боясь поднять глаза на Кэма. Чувство, которое она питала к нему, хотя и ненавидела себя за это, все осложняло. Зная, что он равнодушен к ней, она, став его женой, не сможет доверять ему. Кто знает, что он будет делать у нее за спиной? Разве можно принять предложение, не согретое любовью? Даже ради благополучия племянницы? Не слишком ли высока цена?
Мгновенно Рокси устыдилась своих мыслей. Если дело касается дочери сестры, любые средства хороши. Она сделает все. Все, чтобы вернуть малышке любовь и защищенность, которые Эмма потеряла с гибелью родителей. Кэм не способен любить блондинку. Но если она постарается не думать об этом и не будет ни на что надеяться, из их соглашения сможет выйти толк. В конце концов, нынешний уикенд прошел почти идиллически. Если бы еще забыть появление соблазнительной Миреллы...
Рокси проглотила комок в горле. Конечно, Кэм не поехал на ленч со своей сексуальной секретаршей. Но когда вернется на работу и Рокси не будет его видеть, он сможет ездить с Миреллой в ресторан сколько захочет. Значит, ничего не остается, как сохранять философское спокойствие.
Она глубоко вздохнула.
- Испугалась, Рокси? Страшно терять независимость? Не хочется ставить кого-то выше своей бесценной карьеры?
Она бросила взгляд на Кэма и поняла, что он следит за тем, как у нее меняется выражение лица.
Замечает ее сомнения и дурные предчувствия. Но ведь ее страшила не потеря независимости. И не отказ от экспедиций. Ее пугала неопределенность в отношениях с Кэмом. Сумеет ли он быть заботливым и надежным мужем?
Если б она была полностью равнодушна к нему как к мужчине! Но у нее есть к нему чувство, сколько бы она ни старалась отрицать это, и чувство слишком сильное. Он может обидеть ее, сделать ей очень и очень больно.
- Брак для меня.., значит больше, чем просто соединение ради благополучия любимого ребенка, выдавила она наконец. - Для меня это и преданность, и лояльность, и... - Рокси нерешительно замолчала, прикусив губу. Бессмысленно говорить о чувствах.
Он уже отказался принимать их в расчет - Когда Эмма станет старше, продолжала Рокси, - она почувствует, что мы не.., что у нас нет... - ей не хотелось, чтобы Кэм подумал, будто она ждет от него объяснения в любви, и поэтому она поспешила закончить фразу, - что мы равнодушны друг к другу, что между родителями нет тепла.., нет настоящей близости.
Она посмотрела на Кэма. Да слушает ли он ее?
Кэм отодвинул кресло и встал. Наверно, хочет отнести в кухню грязную посуду, подумала Рокси. Но он остановился позади нее. Потом обнял ее за плечи, поднял со стула и повернул лицом к себе.
Глава 6
Рокси открыла рот от удивления. Кэм обнял ее, наклонился и поцеловал. Это был требовательный поцелуй. Мужчина ждал ответа. Его поцелуй был страстным и жарким...
И она ответила. Рокси чувствовала, как ожили в ней каждая жилка, каждый нерв. Все кости будто стали мягкими, закружилась голова. Жар его губ рождал ответное пламя. Сердце колотилось. Кровь яростно билась в жилах.
Когда его язык скользнул между ее губами, судорога желания сотрясла ее. Она жадно хватала воздух. Ее язык играл с его языком. Она прижималась к Кэму, будто стараясь удержать, и знала, что, чего бы он ни потребовал, она сделает все, как он захочет.
Кэм наконец поднял голову, и Рокси глубоко вздохнула. Он изучал ее лицо, а глаза у него удовлетворенно блестели. Кэм слегка посмеивался.
- Вряд ли тебе придется беспокоиться, Рокси, что мы равнодушны друг к другу. - Его голос, всегда такой бархатистый и мягкий, сейчас звучал необычно хрипло. Похоже, он был так же возбужден, как и она. - Ты не можешь отрицать, что нас влечет друг к другу Влечет... Собрав всю свою волю, Рокси отступила на шаг. Сквозь ресницы она задумчиво изучала его. Значит, он тоже что-то чувствует. Но, конечно, не любовь. И даже не нежность. Это не имеет отношения к чувствам. Его влечет к ней.., физически.
Но так его влекут многие женщины, в особенности сексуальные брюнетки. Губы у нее задрожали.
Очевидно, брюнетки сексапильнее блондинок. Но она, видимо, для него достаточно привлекательна, раз он взял на себя труд показать ей, что их брак не лишен перспективы.
- Так ты выйдешь за меня замуж, Рокси? - На этот раз в его голосе прозвучало больше теплоты.
Нежной, соблазняющей теплоты. Его руки все еще лежали у нее на плечах. Но тела уже не соприкасались. Если бы он по-прежнему прижимал ее к себе, она вообще не могла бы думать. Даже теперь тепло его пальцев будоражило ее. - Уверен, у нас получится, Рокси.., если, конечно, ты всерьез решила отказаться от научной карьеры и жить здесь с Эммой и со мной. Стать настоящей матерью нашей племянницы. Тебе ведь придется бросить даже преподавательскую работу в Сиднее... По крайней мере до тех пор, пока Эмма не пойдет в школу.
Рокси глубоко вздохнула.
- Я хочу, чтобы Эмма чувствовала постоянную любовь и защищенность. Я не возражаю, если ты время от времени будешь читать лекции. Но отъездам на раскопки в отдаленные уголки земного шара придется положить конец. Даже дети-школьники нуждаются в присутствии матери.
- Я согласна с тобой, - проговорила Рокси, подавляя вздох. Он все еще сомневается, все еще не верит, что она всерьез решилась отказаться от экспедиций, которые всегда так любила.., и от преподавательской карьеры...
Но и она сомневается в нем. Сексуальное влечение - не любовь, оно не может слишком глубоко задевать его. Хватит ли этого, чтобы устоять перед чарами очередной красавицы брюнетки? Не бросится ли он в ее объятия, как только представится возможность? И что тогда делать Рокси?
Ох, Рокси, бедная дурочка, пожалела она себя.
Как бы и ей хотелось не испытывать к нему ничего, кроме животной страсти. Но ее чувство к Кэму гораздо глубже...
Сумеет ли она справиться с собой? Правильно ли она поступает, соглашаясь на брак без любви?
Без любви с его стороны? Она отступила еще на шаг. Ей хотелось перестать чувствовать руки Кэма на своих плечах.
А Кэм все твердил свое:
- Рокси, ты совершенно уверена, что способна отказаться от полевой археологической работы?
Она собралась с духом и посмотрела на него. Он нахмурился. Глаза изучали ее лицо, будто он пытался прочесть, что таится в ее душе. Он думал, что она колеблется, не желая отказаться от своей карьеры. Кэм и не подозревал, как глубоко ее чувство к нему. Как боится она жестокой обиды!
Жестокой обиды? У нее сжалось сердце, когда она подумала о племяннице, лишившейся матери.
Рядом с такой обидой любая другая покажется ничтожной. Эмме нужна ее любовь и забота. И если Рокси выйдет замуж за Кэма, то у их племянницы снова будут любящие родители.
Рокси решительно тряхнула головой, отгоняя эгоистические опасения.
- Совершенно уверена. - Ясные голубые глаза твердо смотрели в лицо Кэма.
- Значит, ты выйдешь за меня замуж? - В глубине темных глаз вспыхнул огонек облегчения.
- Если это лучшее, что мы можем сделать для Эммы, то да. Я выйду за тебя замуж.
- По-моему, это будет лучшее решение и для нас, Рокси, - помолчав, сказал Кэм и провел пальцем по ее щеке.
Она вздрогнула. Он решил, что если она приняла его предложение, то можно тащить ее в постель?
Рокси испугалась. К этому она еще не была готова... к сексу без ухаживания.., к сексу без любви...
- Может, нам стоит обсудить практические детали нашей.., нашего соглашения, а заодно убрать кухню? - выдохнула она, чуть ли не увертываясь от него и начиная собирать грязные тарелки.
К несчастью, ее слова прозвучали неубедительно. Она произнесла их прерывистым шепотом, задыхаясь, слишком поспешно.
- Ну, хорошо, убирай кухню, - сказал Кэм, насмешливо кривя губы. Видимо, ее отпор показался ему забавным. - Через минуту я присоединюсь к тебе. Мне надо позвонить.
Он вышел из столовой. Она с сомнением проводила его взглядом. Он намеренно отдалился от нее?
Будущее Эммы можно считать устроенным? Может быть, ему тоже надо передохнуть после того, как он только что одержал такую быструю победу?
Кому он звонит в воскресенье, так поздно?
Женщине?
Она застонала, негодуя на себя. Неужели ее вечно будут преследовать мысли о том, как Кэм гоняется за другими женщинами? Мрачная перспектива.
К тому времени, когда он вернулся, кухня уже сияла чистотой. Кэм был потрясающе сексуален в облегающих джинсах и шерстяной рубашке. При его росте и атлетической фигуре все в кухне казалось карликовым. С довольным и немного таинственным видом он держал в руке маленькую черную коробочку.
- Пойдем в гостиную, Рокси, - помолчав, предложил он. - У меня кое-что для тебя есть. И кое-что надо сказать.
Рокси догадалась, что в коробочке, но "кое-что сказать" звучало непонятно, а потому - угрожающе.
Она прошла впереди него в гостиную и села в кресло, а не на софу. Ей лучше думалось, когда Кэм был не слишком близко.
Он собирается подарить ей какую-то безделушку в знак их помолвки. Надеется этим смягчить ее?
А потом признается, что ему нужна некоторая свобода, несмотря на их брак? У Рокси пересохло во рту. Неужели он способен на такое? И это после того, как она сказала ему, что ждет от брака преданности и верности? Нет... Если он намерен только играть роль мужа, ему придется искать окольные пути.
Рокси буквально рот открыла от удивления, когда Кэм опустился перед ней на одно колено.
- Ради бога, что ты...
- Я делаю официальное предложение. - Он открыл маленькую коробочку. В ней лежало изящное золотое кольцо с красным камнем в крохотных золотых лапках. Небольшой темно-красный камень был удивительно красив. Рокси догадалась, хотя ничего не понимала в драгоценностях, что это настоящий рубин.
Кэм взял ее руку и надел кольцо на палец.
- Совершенно впору, - пробормотал он. - Это обручальное кольцо моей бабушки. Я подумал, может быть, оно тебе понравится... Во всяком случае ты могла бы носить его, пока у нас не появится возможность купить кольцо по твоему вкусу.
- Кэм, оно очень красивое. - Ее растрогало, что он предложил ей вещь, которая для него, должно быть, много значит. - Я не сумею выбрать ничего прекраснее. - Она взглянула на Кэма, и от смущения кровь бросилась ей в лицо. Конечно, он дал ей кольцо только на время... Он же сказал: пока не появится возможность... - Я.., я буду с гордостью носить его, пока... Рокси запнулась, судорожно вздохнула и поспешно спросила:
- Кэм, могу я носить его до.., до нашего венчания? А потом я смогу вернуть тебе эту фамильную драгоценность. Ведь два кольца мне не нужны.
В его глазах вспыхнуло удивление. Кэм посмотрел на нее, силясь понять, что она имеет в виду.
- Если оно нравится тебе, Рокси, оно твое. Мы не будем искать другое обручальное кольцо, если ты готова носить это. Просто я подумал, что ты, наверное, предпочтешь...
- Ох, нет... Оно удивительно красиво.; Кэм, ты уверен? Ты сказал...
- Я не был уверен, что ты захочешь его носить.
Моя первая жена отказалась. Ей оно совсем не понравилось. Она любила брильянты. Я думал, все женщины предпочитают роскошные крупные камни.
Рокси потупилась. А он? Он предпочитает роскошных и сверкающих женщин? Когда у него был выбор, его взгляд останавливался на самых шикарных из них. Но она-то другая.
- Не все женщины, Кэм, - пробормотала Рокси. Но если тебе нравятся сверкающие и роскошные женщины, то, наверно, нам нужно еще подумать, возможна ли наша свадьба. Я такая, какая есть. Ни украшений. Ни блеска. То, что ты видишь, то и получишь.
- То, что я вижу, - медленно проговорил Кэм, для меня прекрасно. - Он встал довольно резко, будто хотел уклониться от ее взгляда. У Рокси замерло сердце. - Выпьем кофе? - предложил Кэм. Нет, ты оставайся здесь. Я приготовлю. За кофе мы начнем строить планы.
Планы. Провести вместе оставшиеся дни. Провести жизнь с мужчиной, который ее не любит. Рокси глубоко вздохнула, пытаясь не дать себе впасть в панику. Ей предстоит заставить его полюбить жену.
Она была готова истерически рассмеяться. "Интересно, и как же ты собираешься это сделать?" спрашивала она себя.
Заставить такого мужчину, как Кэм, полюбить тебя - это уже вызов. А полюбить так, чтобы он отказался от охоты на брюнеток и был предан только тебе, - это вызов вдвойне.
Глава 7
- В следующем месяце? - Рокси взглянула на него поверх кружки с кофе. - Так скоро?
Вот уже двадцать минут он говорил не переставая. Он его планов у нее кружилась голова.
- У тебя целых четыре недели, чтобы привыкнуть к мысли о том, что ты выходишь за меня замуж... Этого мало? - Глаза Кэма улыбались, но лицо хранило непроницаемое выражение. - Или посмотрим на дело с другой стороны: это дает тебе, Рокси, четыре недели, чтобы отказаться. Мне важно, чтобы ты была совершенно уверена: наш брак это именно то, что тебе нужно. Я не хочу, чтобы ты выходила замуж только потому, что так лучше для Эммы. Раз уж я решил жениться второй раз, я должен быть уверен, что это на всю оставшуюся жизнь.
- Я не передумаю, - заверила его Рокси, хотя сердце у нее замирало при мысли о будущем. Вполне возможно быть счастливой в браке с Кэмом, размышляла она. Это просто ее обязанность - ради Эммы, не ради себя. На браке Серены и Хеймиша поистине было благословение Божье, и их дочь заслуживает счастья. А они с Кэмом могут ей помочь.
- Ты будешь довольна, если брачная церемония пройдет здесь, в присутствии только Мэри и Филомены как свидетелей?
- Совершенно довольна.
Они уже договорились, что при нынешних обстоятельствах церемония должна быть как можно проще и скромней. Рокси даже не хотела приглашать отца и мачеху. Она сказала Кэму, что лучше поставить их в известность позже, когда бракосочетание уже совершится.
Кэм не возражал. Он вроде бы наконец почувствовал облегчение. Конечно, подумала Рокси, он уже один раз проходил через свадебную суету по полной программе, когда женился на Кимберли, женщине, которую любил. Зачем ему повторять пройденное с той, на которой он женится лишь ради племянницы?
Но то, что не будет "правильной" свадьбы и она не будет "правильной" невестой, не огорчало Рокси. Она терпеть не могла суету, терпеть не могла быть в центре внимания.
- Она придет завтра утром, - ворвался в ее мысли голос Кэма.
- Она? - Рокси поморгала, пытаясь понять, о чем это он.
- Женщина, которая устраивает свадьбы. Я позвонил ей. А потом связался с Мэри и сказал, что ты здесь и теперь нянчишься с Эммой. Эту женщину зовут Грейс Браун, она привезет бумаги, которые надо подписать.
- Ox! - Особа, устраивающая свадьбы. Шикарная брюнетка? Рокси скривила губы.
- По телефону она показалась мне приятной разумной леди, - проговорил Кэм, - Теплый, звучный голос. Держу пари, что она поет в хоре. Она... - Он замолчал, прислушиваясь. - Эмма плачет! Почему она проснулась? - Он нахмурился. - Обычно она спокойно спит до утра. Надеюсь, она не заболела.
- Может быть, ей надо переменить памперс. Рокси вскочила и отодвинула кружку с кофе. - А может быть, ей жарко. Я пойду к ней.
- Я тоже пойду. - У Кэма был озабоченный голос, как у настоящего отца. Но, надо признаться, и Рокси встревожилась, как любая молодая мать на ее месте.
По коридору они подошли к детской. Малышка горько плакала.
- Она сбросила одеяло, наверно, ей холодно, прошептал сзади Кэм, когда Рокси вынула девочку из кроватки. Он стоял так близко, что Рокси чувствовала его дыхание на своей щеке. Но сейчас его интересовала только малышка.
- Да нет, не похоже, - ответила Рокси. Ее голос заглушали вопли племянницы. - Включи свет, - попросила она и чуть свободнее вздохнула, когда он отошел. - Посмотри, какие у нее красные щечки. Рокси потрогала ладонью лоб девочки. - Температуры, по-моему, нет.
- А глазки? - Лицо Кэма почти коснулось ее щеки, когда он вглядывался в полные слез глаза девочки. - Мэри говорит, что, когда у малышей жар, глазки у них становятся неподвижными и тусклыми.
- Глазки ясные, - ответила Рокси. Она примостила головку девочки у себя на плече и нежно поглаживала ей спинку. - Сейчас поменяю памперс и постараюсь снова уложить ее. По-моему, у нее режутся зубки. Помню, Серена мне как-то говорила, что при этом щечки краснеют.
- Думаешь, надо позвонить врачу? - неуверенно спросил Кэм. - Или, может, посоветоваться с Мэри?
- По-моему, доктору пока можно не звонить. Рокси положила девочку на стол. - И я не хочу так поздно беспокоить Мэри. Лучше позвонить ей утром, попросить зайти и посмотреть Эмму.
- Кстати, мне и так нужно увидеть Мэри, - кивнул Кэм, - чтобы посоветоваться насчет кормления Эммы. Детям в таком возрасте почти каждый день расширяют диету.
- Давай положим ее в кроватку. Может, она уснет, - прошептала Рокси, поменяв памперс. Она подняла все еще хныкавшую девочку и немножко побаюкала ее. Потом знаком попросила Кэма потушить свет и выйти из комнаты, а сама осторожно уложила малышку в постель.
Понадобилось еще несколько минут, чтобы Эмма успокоилась. Склонившись над кроватью, Рокси до тех пор поглаживала девочку по щечке, пока она совсем не успокоилась. Наконец, к облегчению Рокси, заплаканные глазки закрылись, дыхание стало ровным и спокойным. Рокси осторожно убрала руку и тихонько вышла из детской. Кэм ждал ее в коридоре.
- Хорошая работа, - прошептал он. - Ты станешь удивительной матерью, Рокси. У тебя все получается так естественно!
Приятно, что он так думает. Однажды наступит день, и он решит, что она и жена удивительная. Жена, которая заслуживает такой же любви, какой он любил Кимберли. Интересно, он еще любит свою первую жену? Рокси замедлила шаг. Зайти в гостиную и допить кофе? Или пойти прямо в свою комнату и лечь спать?
Она вздрогнула, потому что в памяти вдруг всплыло, как поддразнивал ее Хеймиш на свадьбе, когда они с ним танцевали.
- Рокси, что ты сделала с моим братом?
Она спросила, что он имеет в виду.
- У него в глазах снова зажегся огонек. - Хеймиш многозначительно улыбнулся. -Я не видел его таким оживленным с того дня, как он женился на Кимберли. Но жена ушла от него через месяц. Убежала с другим мужчиной. Хеймиш нахмурился.
Губы у Рокси плотно сжались. Она вспомнила, как Кэм страстно целовал ее, а через минуту подвел к столу, где сидели ее родители, и ушел вальсировать с брюнеткой.
Почему жена убежала от него с другим мужчиной? Может, потому, что самому Кэму скучно долго быть с одной женщиной и он постоянно ищет новых развлечений?
Рокси тяжело вздохнула. Надо, наконец, поговорить о насущных практических вопросах.
- Кэм, мне хотелось бы переехать из гостевого крыла поближе к Эмме, твердо выговорила она и тотчас почувствовала, как вспыхнули у нее щеки.
Ближайшая комната к детской предназначалась для Мэри. А вторая спальня хозяина. Рокси поспешила уточнить:
- Сейчас, пока Мэри нет, я могла бы переехать в ее комнату.
- Ммм... Нет, этого нельзя делать. - Кэм отвел ее от дверей детской. У Мэри здесь остались вещи.
И, кроме того, может случиться, что мы попросим ее посидеть с ребенком и остаться на ночь. Время от времени мы сможем ночевать в Сиднее или обедать где-нибудь на побережье. Для Мэри удобнее иметь здесь свою комнату.
Он говорил так, будто они уже женаты, будто им надо не только вместе ухаживать за ребенком, но и куда-то ездить, развлекаться... У Рокси мурашки забегали по коже от тех картин, которые она вообразила. Картин реального брака, в котором они настоящие супруги.
- Если нельзя переехать в комнату Мэри, то...
Что ты делаешь? - вскрикнула она, почувствовав, что Кэм подталкивает ее к двери в свою спальню. Зачем мы сюда идем? - Голос прозвучал тоненько и жалобно. - Надеюсь, ты не думаешь, - она вздернула подбородок и судорожно вздохнула, - что, если я обещала выйти за тебя замуж, ты можешь сразу уложить меня в постель? - Иронии не получилось, и Рокси мысленно ругала себя последними словами. Зачем она привлекла его внимание к постели?
Правда, не заметить ее было невозможно. Огромная, королевских размеров, с изголовьем из резного кедра, с уютным пуховым одеялом и горой подушек, кровать занимала большую часть комнаты.
- Она очень удобная, - Кэм разглядывал свою невесту, словно изучая. И такая большая, что ее хватит для четырех человек. А двое вообще затеряются в ней, даже не заметив друг друга. Добро пожаловать, Рокси! Через месяц ты все равно разделишь со мной эту постель.
У Рокси волосы встали дыбом. Быстро работает парень! Впрочем, она уже могла убедиться в этом на свадьбе Серены.
- Я девушка старомодная. - Рокси пожала плечами, но мгновенно охрипший голос выдавал ее состояние. - По-моему, лучше подождать свадебной ночи.., особенно в таких обстоятельствах, как наши. - Брак ради удобства. Вот и все. Он дал ей месяц, чтобы привыкнуть к этой мысли. Или передумать.
А если она сейчас согласится спать с ним, а потом передумает выходить за него замуж? Или он передумает? Что ж, она лишь дополнит список его побед. Но будь она проклята, если это окажется так.
- Полагаю, помолвка, ухаживание - это возможность для пары лучше узнать друг друга, не принимая особых обязательств, - чопорно продолжала она, подавив вздох. Все было бы по-другому, если бы они оба любили друг друга. Если бы он любил ее. При таком сказочном условии она бы долго не раздумывала. Но сейчас сама мысль о том, чтобы отдаться ему, так возбуждала... Нельзя думать об этом.
- Будет тебе ухаживание! - Кэм насмешливо поклонился. - Родная! Ты можешь спать на кровати, а я на кушетке, там... - Он махнул рукой в сторону алькова. - Мое убежище, - проговорил он. - Наше убежище, - тут же поправился Кэм.
У Рокси пылали щеки. Она отвела глаза от огромной постели. Он предлагает ей спать здесь? Одной? А он будет спать в метре от нее на кушетке?
- Не говори глупостей. Ты не сможешь спать на кушетке. - Она окинула взглядом высокую атлетическую фигуру, могучие мышцы. Облегающие джинсы выдавали и его возбуждение. - Разве нет другой спальни? - спросила Рокси, сообразив, что она еще не видела всех комнат в доме.
- Есть пара спален в дальнем конце дома и, конечно, в гостевом крыле. Но поблизости от детской нет.
- Тогда я переселюсь в комнату Мэри и освобожу ее, когда она останется ночевать, - решила Рокси. - Пойду приготовлю себе постель. - Рокси собралась уходить, но Кэм удержал ее за руку.
- Необязательно переселяться в комнату Мэри.
Можно воспользоваться кабинетом напротив детской. Он маленький, конечно, и там нет окон, но он рядом с главной ванной. Там есть софа, которую легко превратить в кровать. Это же временно, раз уж ты настаиваешь, что до свадьбы готова спать где угодно, только не в хозяйской спальне. Глаза Кэма лукаво блестели.
- Что же ты сразу не сказал мне, что в кабинете есть софа? - фыркнула Рокси, освобождаясь от его руки. Ее бросило в жар, даже стало трудно дышать.
Неужели простое прикосновение вызывает у нее такую бурную реакцию?
- Я подумал, что стоит попытаться... Почему бы энергичной, полной жизни невесте не принять такое предложение?
- Тебе предстоит заработать место в моей постели. - Она сделала жалкую попытку беззаботно рассмеяться. - Я не сплю с кем попало. Только с мужчинами, которые небезразличны мне.., и которым я небезразлична. - Голос ее дрогнул. - У тебя есть месяц, - решительно продолжала она, - чтобы показать мне, что ты способен позаботиться обо мне. Я не говорю о сексе, быстро добавила она, - или.., или о любви. Только о внимании, - жалобно закончила она, - внимании, преданности и.., вер-нос-ти, - раздельно произнесла Рокси, чтобы ясно показать, что она имеет в виду.
- Мне это прекрасно подходит, - холодно отозвался Кэм. Рокси удивилась. Не слишком ли он спокоен? Не поспешил ли согласиться, не вникнув в смысл? - И у тебя есть месяц, - повторил он ее слова, - чтобы доказать мне, что ты не сорвешься с места и не отправишься на другой конец света на одни раскопки.., потом на другие и так до бесконечности.
Он беспокоится о племяннице, подумала Рокси, ему безразлична разлука со мной.
- Никуда я не отправлюсь, - ровным голосом возразила она. - Археология - специальность, которая не подходит жене и матери маленького ребенка.
Я хочу быть здесь, рядом с племянницей. - И с мужем, мысленно добавила она.
- А что ты скажешь о наших детях? - спокойно спросил Кэм. - Ты согласна иметь детей.., от меня?
Ничего другого ей и не надо. Но она должна доверять ему, знать, что он настоящий муж. Вероятно, верность в браке для многих женщин ничего не значит. Они сами имеют связи на стороне и мужей своих не любят так...
Горло у нее сжалось. Рокси задыхалась. Настоящая ли любовь ее чувство к Кэму? Разве можно любить человека, в котором ты не уверена? И после такого короткого знакомства?
Кэм нахмурился. Она поняла, что он подумал, будто она не уверена, хочет ли иметь от него детей, Рокси подавила стон.
- Если мы поженимся, - осторожно проговорила она, чувствуя, как кровь приливает к щекам, - то, конечно, я хочу иметь детей. Хочу, чтобы у Эммы был брат или сестра. Конечно, я хочу иметь детей.
Кэм кивнул, но потупился под ее взглядом. Он сомневается в ней, как и она в нем, мелькнула мысль у Рокси. - - Пойду перенесу вещи в кабинет. Она направилась к двери. - Спокойной ночи, Кэм.
- Спокойной ночи, Рокси.
Это было похоже на вежливое прощание двух посторонних людей.
В сущности, мы и есть чужие люди, которые едва знают друг друга, думала Рокси.
Но эти чужие люди собирались связать себя браком. На всю жизнь.
Свадьбу решили устроить за неделю до Рождества.
- Для меня это хорошее время. Месяца два я могу быть свободен, объяснил Кэм. Так партнеры по бизнесу договариваются о необходимом перерыве в работе, который не должен повредить делу. Вероятно, он смотрит на их брак.., как на чисто деловое партнерство. - Рокси, выбирай, где мы проведем медовый месяц. Только это должно быть подходящее место для восьмимесячного ребенка. Перед Рождеством Эмме исполнится уже восемь.
Наверно, он имеет в виду, что это не должно быть жаркое и пыльное место, где ведутся археологические раскопки.
- Декабрь - не лучший месяц, чтобы ехать на север или в Европу, задумчиво продолжал Кэм. - В тропиках будет слишком жарко, а в Европе слишком холодно. И в Северной Америке тоже, Он не упомянул ни Мексику, ни Латинскую Америку, отметила Рокси. Наверно, боится, что это напомнит ей о работе.
Или он думает только о девочке? Старается найти подходящее место для нее?
- По-моему, можно поехать в Новую Зеландию... на юг острова, предложил Кэм. - Путешествие будет для Эммы не слишком утомительным. Наймем машину и объедем побережье. Ты была в Новой Зеландии, Рокси?
- Только на севере. В Окленде. И только проездом. - По пути из Южной Америки и Мексики домой. Не надо думать о прежней жизни. Теперь у нее новая жизнь, и может быть, даже более полная, если только... - Потрясающее путешествие. - Рокси старалась говорить с энтузиазмом, но ей не удалось скрыть тоскливые ноты. Если бы она знала, что будущий муж любит ее!
Она чувствовала, что Кэм внимательно следит за ней. Наверно, ему тоже хотелось бы, чтобы все было не так? Чтобы она была яркой черноглазой и длинноногой брюнеткой, а не тщедушной блондиночкой, взъерошенным воробушком?
Может быть, он хотел, чтобы Хеймиш женился на старшей сестре? А младшую, блистательную черноволосую Серену, оставил ему? Рокси вспомнила, как Хеймиш однажды заметил: хорошо, что Серена встретила его первым, пока не появился на сцене его стремительный брат.
Была бы Серена счастлива с Кэмом? Очень сомнительно. Сестра была слишком нежна и чувствительна для такого мужественного человека, как Кэм Рейберн. Она бы позволяла ему делать все, что ему вздумалось бы. А потом осталась бы с разбитым сердцем... Рокси казалось, что Кэм предпочитает более ярких и энергичных женщин. Он бы устал от нежной Серены и сделал ее жизнь горькой и печальной.
Не наскучит ли ему сама Рокси?
На следующее утро позвонила Мэри. А в полдень прибыла особа, устраивающая свадьбы, и согласилась остаться обедать. Понедельник пролетел как одно мгновение, что, наверно, было и хорошо: у Рокси не осталось времени на размышления.
Со вторника Кэм каждый день несколько часов проводил на своем заводе в Вуллонгонге, который находился в получасе езды от дома. Обычно он приезжал домой к ленчу, но несколько раз не приехал.
Рокси тщетно пыталась не думать о женщинах, с которыми он мог проводить время ленча.
Однажды солнечным полднем она снимала сухое белье с веревки. И вдруг заметила на воротнике рубашки, которая была на Кэме накануне, алую полоску.
Ее затошнило. Губная помада!
Кэм вчера пригласил на ленч свою сексуальную секретаршу? И это несмотря на обещание соблюдать верность в будущем браке? А может, это у нее начинается паранойя?
Алая помада. Мирелла пользуется алой помадой? Рокси видела секретаря Кэма всего один раз.
Тогда помада у нее была ярко-красная. Но женщина подбирает цвет помады к туалету. Рокси собралась было встретить Кэма с рубашкой в руках, но потом отказалась от этой мысли. Если он будет отрицать, что это помада... Страшное унижение. Если он признается... Рокси вздрогнула. Тогда ей придется решать, выходить ли замуж за человека, который открыто неверен ей... Или начинать мучительную борьбу с Кэмом за опеку... Или отказаться от всех притязаний и просто исчезнуть из жизни Кэма и Эммы.
Она не могла рисковать. Иначе потеряет Эмму!
С тяжелым сердцем Рокси направилась в прачечную, чтобы отстирать воротничок.
В тот день вечером после обеда она стояла у кухонной раковины и мыла бутылочки из-под детского питания с таким усердием, будто от этого зависела ее жизнь. Кэм подошел к ней сзади и поцеловал в затылок.
Прикосновение его губ обожгло ее словно пламя. Собрав все силы, девушка не отреагировала.
Рокси решила не забывать о полоске помады на воротнике.
- Ты хочешь весь вечер провести в кухне? - жалобно спросил Кэм. Утром придет Филомена и поможет тебе. Я надеялся, Рокси, что хоть часок мы сможем провести вместе, прежде чем ты пойдешь спать... У меня есть брошюры о Новой Зеландии, я хотел показать их тебе.
Хорошо, что она стояла спиной к нему и не видела выражения его лица. Что бы она увидела? Дьявольски лукавую улыбку? Или насмешку над ее фарисейством?
Не сделала ли она ошибку? Мужчина со здоровыми сексуальными потребностями не хочет, да и не может ждать. Может, он и не ждет? Рокси вспомнила о губной помаде на воротнике и беззвучно застонала.
- Знаешь, у тебя очень сексуальная шея. - Кэм рассматривал ее сзади.
Она вздрогнула. Если бы она верила, что что-то значит для него, она бы с радостью обернулась и бросилась в его объятия.
Но значит ли она для него что-нибудь? Может, она ошиблась? Может, это не помада, а что-то другое? Нет... Рокси скривила губы. Лучше не обманывать себя глупыми надеждами.
Но.., помада отстирывается... Она не заметила полоску, когда вешала мокрую рубашку на веревку.
Может быть, это ее губы коснулись воротника, когда она снимала сухую рубашку? Она как раз подкрасила губы перед возвращением Кэма домой... И помада у нее алая... А день стоял ветреный. И ветер мог подхватить рубашку...
- И очень сексуальная спина, - пробормотал сзади Кэм.
Все, хватит. Быстро, прерывисто дыша, Рокси обернулась и увидела, что взгляд Кэма устремлен на ее грудь, которую подчеркивала белая облегающая майка без рукавов. Прежде чем он успел проговорить, как сексуально выглядит ее грудь, она, пытаясь успокоиться, сказала:
- Хорошо, ты победил. Покажи мне брошюры. Если бы удалось переключиться на планы путешествия, они могли бы справиться с обоюдным желанием. Будь она проклята, если уступит. Каким бы искушениям ни подвергалась. Рокси все еще не доверяла ему... История с полоской помады, откуда бы она ни взялась, не улучшила положения.
Глава 8
За две недели до свадьбы они сидели в столовой и наслаждались жарким из ягненка, успешным кулинарным изобретением Рокси.
- Как ты думаешь, - спросил Кэм, - ты выдержишь несколько человек гостей? Я хочу в следующее воскресенье пригласить на ленч - барбекю у бассейна - друзей и коллег, чтобы они познакомились с моей невестой и нашей племянницей.
- Конечно, - с трудом выговорила Рокси. Сердце ее сильно забилось. Зачем Кэму понадобилось знакомить ее с друзьями до того, как они поженятся?
Чтобы они не удивились, когда однажды на работе он объявит, что у него есть жена? Она подавила вздох. Влюбленному мужчине просто захотелось бы показать свою любовь всему свету.
Но все же это очень предусмотрительно с его стороны... Его друзья, конечно, догадаются, что они не любящая пара, а женятся лишь в интересах их общей племянницы. А когда они услышат, что свадьба состоится в присутствии только двух свидетелей, сомнений у них, конечно, не останется. , Впрочем, скромная свадьба не обязательно свидетельствует о том, что брак заключается не по любви. Рокси вспомнила свою подругу, которая уехала с женихом на Гавайи, чтобы избежать свадебной суеты и расходов. А они оба были безумно влюблены друг в друга.
Удивились бы друзья Кэма, увидев безумно влюбленную пару?
Рокси грустно улыбнулась. Они бы просто не поверили своим глазам. Все случилось слишком быстро. Да Кэм и не скрывает, что для него любовь - не обязательное условие брака. И вряд ли он будет притворяться, что любовь для него главное. А она постарается ради самозащиты скрыть свою дурацкую влюбленность.
Постарается ли Кэм казаться равнодушным?
Или ему захочется, чтобы они выглядели как любящая пара? Уж не ждет ли он, что она станет подыгрывать ему?
Подыгрывать? Она чуть не рассмеялась вслух.
Ей не надо ничего играть. Но показать открыто свои чувства...
На следующий день у Кэма состоялась деловая встреча в Сиднее. Встреча закончилась обедом, и он остался в городе ночевать.
В ту ночь Рокси не сомкнула глаз, хотя страшно устала. День выдался тяжелый. Она возилась с Эммой и готовилась к приему гостей в уикенд. Несмотря на ее старания не думать о том, что за дела у Кэма в городе, в какой компании он проводит время, коварные мысли преследовали ее, не давая заснуть.
Поездка в город действительно деловая? А обед вечером всего лишь бизнес-обед? Или интимный обед для двоих? Не привел ли он очередную брюнетку в свой гостиничный номер? Рокси стонала, пытаясь унять муки ревности.
- Перестань, - в отчаянии ругала она себя. - Ты так дойдешь до сумасшествия. - В сотый раз взбив подушки, Рокси перевернулась на спину, но сон не приходил, только голова раскалывалась.
Она в очередной раз тоскливо вздохнула. Настоящий ад - любить мужчину, который тебя не любит.
Любить мужчину, которому не можешь доверять.
Тосковать о мужчине, который, вероятно, забыл о твоем существовании. Забыл, едва отъехав от дома.
Рокси крепко зажмурилась.
Несчастная дура, это всего лишь деловая поездка. Он обещал утром быть дома. Ты должна спать!
Ведь ты не хочешь, чтобы он заметил, что ты всю ночь промучилась без сна, представляя, где он и чем занимается.
В какой-то момент она все-таки задремала, но ее тут же разбудила малышка. Эмма криком оповещала, что ей пора завтракать. Рокси, чуть живая, поднялась с постели.
К десяти вернулся Кэм. Рокси тоже только что пришла: она с Эммой в коляске ходила погулять на холмы, а сейчас принесла Эмму в кухню, чтобы дать ей печенье с водой.
Эмма жевала сухой крекер, а Рокси наконец обернулась к человеку, за которого обещала выйти замуж.
Обернулась.., и у нее екнуло сердце. Какой чертовски сексуальный вид! Деловая белая рубашка без галстука. Две верхние пуговицы расстегнуты, так что видна загорелая грудь. У Рокси пересохло во рту. Взгляд его черных глаз из-под густых бровей прожигал ее насквозь. И никаких признаков усталости или бурно проведенной ночи. Не то что у нее, мрачно подумала Рокси.
- Хорошо съездил? - беззаботно спросила она.
Он обнял ее за плечи и повернул лицом к себе. У нее перехватило дыхание. И тут Кэм поцеловал ее в губы. Это был короткий, но самый настоящий поцелуй.
- Скучал по тебе, - пробормотал он, отпуская ее.
Как легко он сказал об этом, отметила она, вздрогнув. Вероятно, считает, что полагается это сказать.
- Ммм, по-моему, все прошло нормально, - продолжал Кэм. - Встреча немного затянулась, и Мирелла забыла положить в мой кейс важные бумаги, хотя обычно она очень пунктуальна.
Услышав имя Миреллы, Рокси вся напряглась.
- Разве твоя секретарша не ездила с тобой в Сидней? - невинным тоном спросила она, наблюдая за ним из-под ресниц и стараясь не выдать себя.
- А если ездила, ты будешь ревновать? - вскинув брови, спросил Кэм.
- Ревновать? Конечно, нет, - солгала Рокси. Почему.., я должна ревновать?
Как будто свет потух в глубоких черных глазах Кэма. Или в них будто захлопнулись ставни.
- Я говорил, что буду верен тебе, Рокси. - Он покачал головой. Неужели ты все еще не доверяешь мне?
- Твой брат предупреждал меня, что тебе нельзя доверять. - Она пожала плечами. - И у меня есть на то причины. - Она упрямо выставила подбородок, с горькой обидой вспоминая их встречу на свадьбе Серены, а через год - на крестинах Эммы.
- Тогда обстоятельства были другие. - Кэм пожал плечами, отметая любые возражения. - Ты жила своей жизнью, я своей. Сейчас наши линии сближаются... - Кэм посмотрел на малышку. Он чуть не добавил ради нашей племянницы, мелькнула догадка у Рокси. Но Кэм, не продолжая, обратился к Эмме:
- Привет, принцесса! Ты поцелуешь дядю Кэма?
Он наклонился, чтобы поцеловать испачканную крошками печенья щечку девочки. И Рокси всем существом ощутила тепло, которым повеяло от него, когда он губами коснулся щечки Эммы. Кэм любил племянницу. Так же сильно, как и она. И в конце концов, Эмма больше всех нуждалась в любви, так трагически отнятой у нее.
- Когда мы поженимся, Рокси, - проговорил Кэм, выпрямляясь, - я хочу, чтобы мы были для нее мамой и папой, а не тетей и дядей. Мы должны быть настоящими родителями, настоящей семьей...
Но есть еще полторы недели, напомнил он. У нее еще есть время отступить.
- Я очень хочу стать мамой для Эммы, - без колебаний подтвердила Рокси свое согласие Ей хотелось добавить: я не могу дождаться дня, когда стану твоей женой. Но она не могла заставить себя выговорить эти слова. Она все еще сомневалась в нем.
У него тоже еще было время отступить.
Но ее ответ ему понравился. Кэм улыбнулся, прищурился, и у нее, как всегда, замерло сердце.
- Я останусь дома на весь день, - объявил он. Надо почистить бассейн и привести в порядок сад. - Губы его насмешливо скривились. - Я хочу показать друзьям, что способен заботиться не только о ребенке, но и о доме.
Другими словами, безупречный отец и семьянин. Рокси отметила, что он, похоже, намеренно не упомянул о ней.
С пятничной почтой пришло авиаписьмо, адресованное Рокси. С тех пор как она осталась в доме Кэма, сюда приходили все ее письма. Обратный адрес на конверте гласил: Гарвардский университет.
Рокси удивилась. В Гарварде она знала только одного человека.., профессора Арнольда Бергмана, выдающегося археолога. Раза два она работала с ним на раскопках в Мексике и в Перу. Но в эти экспедиции она ездила от университета Сиднея. Профессор Бергман никогда прежде лично не писал ей.
Почему он вспомнил о ней? Безвестном австралийском археологе?.. Бывшем археологе. Рокси вскрыла конверт и достала написанное от руки письмо. Это было приглашение присоединиться к экспедиции Бергмана, которая выезжала на раскопки в Северное Перу. Туда, где были обнаружены золотые предметы, сделанные с исключительным мастерством, и где раньше раскопки не велись. Профессор не скрывал, что находки сулят самые волнующие перспективы.
Она прислушалась к себе. Ни волнения, ни соблазна, ни сомнений. Она не чувствовала ничего.
Если бы приглашение пришло год назад, оно заставило бы ее прыгать до потолка от восторга. Теперь же ее ждут другие, не менее волнующие открытия.
Рокси посмотрела на малышку Эмму, игравшую на полу у ее ног. Да... Сейчас для нее главное - вот эта безмятежная улыбка девочки... Ручки племянницы, доверчиво протянутые к тетке. Тепло детского тельца. Предчувствие, что скоро Эмма произнесет свое первое слово.., сделает первые шаги. Скоро они увидят, как у малышки прорежутся зубки. И потом Кэм... Он волновал ее, как ни один мужчина прежде. Она всем сердцем хотела быть его женой, хотя продолжала сомневаться в его верности.
Рокси сунула письмо в конверт. Без колебаний и без малейшего сожаления она нашла бумагу и немедленно написала ответ. Она благодарила профессора за любезное приглашение и сообщала, что навсегда отказывается от работы на раскопках. Она собирается выйти замуж и хотела бы посвятить себя мужу и осиротевшей племяннице, которую они собираются удочерить. Несомненно, ее ответ должен был удивить профессора. Ее всегда знали как энтузиастку экспедиционной работы. Но Рокси надеялась, что он не станет слишком осуждать ее.
Ее так и подмывало показать Кэму письмо профессора и свой ответ. Это бы убедило его, как ничто другое, что она серьезно решила изменить свою жизнь.
Но, подумав, Рокси решила не упоминать о приглашении вовсе. Кэм может подумать, что таким образом она просит отпустить ее.
На следующее утро, в субботу, накануне пикника у бассейна, Рокси оставила Эмму с Кэмом и поехала в Кьяму, где зашла на почту, отправила письмо профессору, а потом купила провизию к приему гостей. Она собиралась испечь сырный пирог, Кэм уже купил напитки, Филомена предложила приготовить соусы и острые закуски. Мэри приехала, чтобы помочь с Эммой.
Когда письмо профессору Бергману исчезло в почтовом ящике, Рокси почувствовала облегчение.
Она сожгла мосты, и ни секунды не жалела об этом.
Воскресное утро, яркое, теплое, прозрачное, замечательно подходило для пикника у бассейна.
Первой, на полчаса раньше, приехала Мирелла.
Она застала хозяйку в рабочих шортах и запачканной едой рубашке. Рокси еще не успела переодеться.
- Ох, кажется, я рано? - проговорила красотка, когда Кэм привел ее в кухню, где Рокси добавляла последние пряности в салат. Темные глаза Миреллы оглядели Рокси с головы до ног. Она даже не пыталась скрыть насмешливое выражение и злорадную полуулыбку.
Рокси не стала извиняться за свой вид. Снисходительный взгляд брюнетки наткнулся на холодные немигающие голубые глаза Рокси, в которых не было никакой реакции на явное недоброжелательство Миреллы.
А та, отлично зная силу своих чар, очевидно, решила завладеть вниманием всех своих коллег-мужчин, рискуя вызвать у их жен и девушек зависть и неприязнь. На Мирелле был предельно открытый кораллово-красный топик, который выставлял на всеобщее обозрение обольстительную полоску загоревшей кожи на талии. Вокруг пояса Мирелла небрежно обернула цветастую легкую юбку. Рокси подозревала, что, когда гости соберутся у бассейна, юбка сама соскользнет с бедер, открывая немыслимое бикини.
- Кэм, почему бы тебе не проводить Миреллу к бассейну? - услышала Рокси свой вежливый голос. Мэри с Эммой уже там. Я только закончу салат.
- Если хочешь, я и без тебя справлюсь, родная, вмешалась Филомена с другого конца стола. Но Рокси искала в кухне спасения и упрямо оставалась там, пока все не было готово. Потом она побежала к себе в комнату, чтобы переодеться. Рокси выбрала короткие белые брюки и васильковый топик под цвет глаз, довольно открытый, без рукавов, с круглым вырезом.
Решив обойтись без косметики, она только чуть тронула губы алой помадой. Потом провела несколько раз щеткой по непокорным волосам и этим ограничилась.
Купальник она надевать не стала. Как будущая жена Кэма, Рокси собиралась весь день старательно играть роль хозяйки. Потом, когда гости разъедутся, может быть, она немножко и поплавает.
К тому времени, когда Рокси подошла к бассейну, где сидели Кэм и Мирелла, уже начали прибывать гости. Все они держались дружелюбно, и Рокси сразу понравились. Похоже, им так же искренне хотелось познакомиться с ней, как самой Рокси - с ними. Они радостно тормошили Эмму и забавляли ее.
Никто не задавал вопросов, которые поставили бы Рокси в неловкое положение. Никто не обсуждал, во всяком случае вслух, почему они с Кэмом решили пожениться или почему они хотят устроить такую скромную свадебную церемонию. Казалось, они все безусловно приняли заранее, приняли и ее.
Конечно, они слышали о Хеймише и Серене. По-видимому, все были согласны, что роскошная свадьба при подобных обстоятельствах была бы неуместна.
Рокси чувствовала себя свободно со всеми, кроме Миреллы.
Эта особа уже разделась и вальяжно раскинулась в шезлонге у бассейна. Скандально открытое бикини фактически оставляло обнаженным великолепное тело, покрытое золотым загаром. Рокси отметила, что Мирелла держалась особняком. Очевидно, она ждала, что гости подойдут к бассейну.
Так оно и случилось, и было видно, что не только молодые одинокие мужчины, но и некоторые из женатых тайком поглядывали на нее жадными глазами.
Появился Кэм. Он тоже не пропустил это роскошное зрелище. Как он смотрел на свою секретаршу? Ревниво? Рокси вздрогнула. Восхищенно? Как собственник? Но Кэм вел себя как безупречный хозяин. Он переходил от одного гостя к другому, следя, чтобы никто не чувствовал себя обойденным вниманием.
Рокси видела, что и с нее он не спускал глаз: вел себя заботливо, как полагалось настоящему жениху.
Следил, чтобы она не оставалась одна, не чувствовала себя забытой. Это немного согревало ее. Хотя она никак не могла забыть о своих подозрениях.
Ко времени ленча Кэм с помощью своего генерального менеджера, Питера, приготовил барбекю.
Жена Питера, Энн, помогала Рокси и Филомене приносить салаты и другие блюда. Столы уже стояли на открытом воздухе. Некоторые - под пляжными зонтами, другие прятались в тени деревьев.
День был прекрасный: жаркий, но не душный, с легким ветерком и безоблачным небом.
Рокси все больше и больше нравился пикник. Ее радовали компания, смех, шутки. Раздражало только присутствие Миреллы и мешало ей полностью наслаждаться праздником.
У бассейна постепенно остались лишь несколько человек, и среди них притягивающая все взгляды Мирелла. Она загорала в шезлонге цвета спелого банана, потягивая шампанское. Ближе к вечеру, когда некоторые гости уже уехали, Мирелла встала, чуть покачиваясь, и спустилась в бассейн. С ревнивым восхищением Рокси наблюдала за этой сиреной с золотистыми ногами и волосами цвета воронова крыла. Потом она заставила себя оторваться от этой картины и присоединиться к еще остававшимся гостям.
Вернувшись немного спустя, Рокси заметила Кэма, который стоял у бортика бассейна и явно следил за Миреллой. Девушка плавала на спине, черные волосы водоворотом кружились вокруг нее, загорелые руки взлетали над водой. Кэм поднял руку, будто в ответном приветствии.
Рокси ощутила горечь обиды. В тот самый день, когда Кэм представлял ее как будущую жену своим друзьям, он не стеснялся пожирать глазами сексуальную красотку! К Кэму подошел Питер, взглянул на Миреллу, наклонился к уху Кэма и что-то сказал.
Кэм улыбнулся, как показалось Рокси, снисходительно. Но по-прежнему не спускал глаз с девушки в бассейне. Собравшись с духом, Рокси заставила себя заговорить.
- Это удивительно, - весело начала она, - но некоторые парни просто не могут наглядеться на своих секретарш! Девочка что надо, правда, Кэм?
- Да... - медленно протянул Питер. - Но я, пожалуй, пойду, а то как бы жена не поймала меня за этим занятием. Да нам и пора домой. Спасибо вам обоим за потрясающий день. Рад познакомиться с тобой, Рокси. - Он дружески хлопнул Кэма по плечу и отправился на поиски жены.
- Мирелла перепила. - Кэм оглянулся на Рокси. Я и подумал, что надо проследить за ней. Не хватало, чтобы она утонула в нашем... Ох, Рокси, прости. - Он вроде бы искренне огорчился из-за неловкого намека на семейную трагедию. - Я не хотел сболтнуть такое. - Он протянул к ней руку, но она увернулась, проговорив:
- Не беспокойся, - и быстро ушла. Пусть лучше думает, что ее опечалило напоминание о гибели Хеймиша и Серены, а не сомнение в его чувствах.
Рокси перевела дыхание. Можно ли верить ему?
Действительно ли он следил за Миреллой, чтобы избежать несчастного случая у себя в бассейне? Но ведь он не сводил с нее глаз еще до того, как она спустилась в бассейн!
Солнце клонилось к горизонту. Немногие оставшиеся гости заторопились, чтобы до темноты добраться домой. Некоторые приехали из Сиднея, многие из Вуллонгонга и других близлежащих городов, Царила обычная предотъездная суета. Гости ходили от бассейна в гостиную и обратно, искали свои вещи и сумки, прощались.
Когда наконец все уехали, Рокси вспомнила, что не попрощалась с Миреллой. Та вышла из бассейна и куда-то исчезла. А с Кэмом она попрощалась?
Рокси не могла заставить себя спросить его об этом.
Она даже проверила бассейн, так испугало ее опасение Кэма.
Мэри уже покормила малышку, уложила ее и собиралась ехать домой. Поблагодарив и проводив ее, Кэм и Рокси с час помогали Филомене наводить порядок. Когда Филомена тоже ушла, Кэм с улыбкой предложил Рокси отдохнуть и выпить по чашке кофе.
- По-моему, мы оба заслужили право отдохнуть и расслабиться. Пойду-ка сварю кофе.
Она хотела было отказаться и сразу уйти к себе, но вместо этого ответила:
- Я только схожу за свитером. - Действительно, от прохладного ночного воздуха ее познабливало.
Но может быть, ее просто пугала перспектива остаться наедине с Кэмом?
Рокси уже выходила из гостиной, когда Кэм поймал ее за руку и повернул лицом к себе.
- Ты была удивительной, Рокси. - В его глазах светились нежность и теплота, каких она не видела прежде. - Все восхищались тобой.
Да, но не он, с горечью подумала Рокси.
- Твои друзья - очень приятные люди, - с искренним чувством откликнулась Рокси. - По-моему, тебя все любят, особенно твоя сногсшибательная секретарша, - не удержалась она.
- Вообще-то у нас отличная команда. Как-нибудь ты должна поехать со мной на завод. Я покажу тебе все. - Он взял в ладони ее лицо и посмотрел прямо в глаза. У Рокси остановилось сердце. Теперь выражение темных глаз Кэма было совсем другим. Он наклонился к ней и припал к ее губам в долгом и жадном поцелуе. - Спасибо за все, что ты сегодня сделала, - пробормотал Кэм, на мгновение отрываясь от ее рта. - Ты, должно быть, совсем без сил.
Рокси покачала головой. Комната медленно кружилась у нее перед глазами, она задыхалась, как всегда слабея в его объятиях.
- Да... - Кэм вздохнул и нехотя выпустил ее. Пойду все-таки сварю кофе, пока я не забыл своего обещания дождаться нашей брачной ночи.
- А я пойду за свитером. - Ее трясло. Так он все еще желал ее. Не восхищался ею. Не любил ее... Но хотел...
Когда Рокси проходила мимо спальни Кэма, она заметила, что дверь широко открыта. Лампа возле кровати освещала комнату золотистым светом. И в этом свете Рокси увидела лежавшую поперек кровати загорелую женскую фигуру. Абсолютно голую!
Глава 9
Потрясенная, Рокси застыла на месте. Мирелла! Ошибиться невозможно. Черные волосы разметались по подушке. Загорелые длинные ноги, чувственные линии тела, словно выставленные напоказ.
Бикини валялось на полу, рядом с кроватью.
Рокси почувствовала, как у нее горит лицо. Неужели Кэм сам принес свою секретаршу в спальню?
Или Мирелла, прежде чем заснуть, разделась и нарочно оставила дверь широко открытой? Чтобы невеста Кэма увидела ее в его постели?
Волна горькой злости захлестнула девушку.
Но нет, Кэм бы не рискнул! Он бы не повел себя так вызывающе за несколько дней до свадьбы! Его племянница! Слишком велика ставка!
Но если он не принес секретаршу сюда или не предложил ей остаться, откуда Мирелла знала, где его спальня? Бывала здесь раньше?
Рокси вздрогнула. На этот раз вовсе не от холодного вечернего воздуха. Но вообще-то холодно, вдруг поняла она. Слишком холодно, чтобы спать голой. Собравшись с силами, Рокси, как ни противно ей было, вошла в спальню Кэма и накрыла Миреллу простыней и пуховым одеялом. Та не шелохнулась.
Потом Рокси вернулась в кухню - Я думал, ты пошла за свитером, заметил Кэм, наливая кофе в две кружки.
Рокси покраснела от жгучей обиды и ярости, сделала глоток и горестно вздохнула.
- Свитер больше пригодился бы твоей секретарше. Или нужно было хотя бы укрыть ее.
- Что за черт, о чем ты говоришь? - Кэм смотрел на нее, явно ничего не понимая.
- Мирелла крепко спит в твоей постели.., абсолютно голая. Ты не знал? - Рокси постаралась, что" бы голос не выдал всю бурю ее чувств.
- Конечно, не знал. Но я не удивлен, - холодно проговорил он.
- Ты не удивлен, что она в твоей постели? - Его слова ударили ее будто ножом.
- Мирелла не может меня удивить, - пожал плечами Кэм. - Ей хочется быть в центре внимания, и у нее склонность к спиртному. - Он сделал глоток кофе. - Самое лучшее - дать ей выспаться. Все равно она не в состоянии вести машину. Когда она проснется, я отвезу ее домой в ее машине, а на обратном пути возьму такси.
- А если она не проснется?
- Тогда сегодня ночью мне придется спать где-нибудь в другом месте.
Рокси изучала его лицо. В другом месте?
Вдруг она почувствовала, что больше не выдержит.
- Послушай, я засыпаю на ходу. - Она поморщилась, таким фальшивым показался ей собственный голос. - Пожалуй, мне не стоит пить кофе.
Ей не хотелось бодрствовать. Прислушиваться к звукам в коридоре. Лучше заснуть сразу и ничего не знать.
Кэм посмотрел на нее так, словно хотел что-то сказать. Но только кивнул и помахал рукой.
- Я посижу немного... На случай, если придется везти Миреллу домой. Но не удивляйся, если завтра она будет здесь и утром. - Он поморщился.
- Ох, твоя секретарша уже не шокирует меня, засмеялась Рокси и направилась в свою комнату.
Даже не заглянув в спальню Кэма, она быстро нырнула в свой маленький кабинет и плотно закрыла за собой дверь.
И все-таки Рокси заснула не сразу, а еще долго лежала, невольно прислушиваясь к звукам в коридоре. Не проснулась ли Мирелла? Не идет ли на цыпочках Кэм в свою спальню? Но усталость в конце концов взяла свое. Рокси уснула, так и не узнав, проснулась ли Мирелла, отвез ли ее Кэм домой...
Или она осталась до утра?
На следующее утро ее разбудили голоса в коридоре. Низкий мужской. И женский, воркующий, чувственный, прерываемый удовлетворенным смехом.
Значит, Мирелла провела в доме всю ночь. Где спал Кэм? Рокси почувствовала, как вспыхнуло снова ее лицо. Даже если он скажет, где спал, поверит ли она? Какую бы историю он ни сочинил, примет ли она ее за правду? Мол, ничего не случилось?
Голоса и шаги стали удаляться. Затем хлопнула дверь... И тишина. Они вышли из дома. Вместе.
Минутой позже Рокси услышала, как отъехала машина.
Девушка с трудом выбралась из постели. Кофе!
И поскорей! Она не стала причесываться, даже не накинула халат на ночную рубашку. Зачем? Кто ее увидит? Она вернется с кофе в свою комнату. И оденется. Пока Кэм не приехал от Миреллы, надо заняться малышкой. Хотя, может быть, он прямо от нее поедет на завод?
Сейчас семь утра. Бывало, он уезжал на завод и рано утром. В пятницу он взял выходной. Наверно, сегодня захочет наверстать упущенное.
А с ним Мирелла.
Рокси застонала, как раненый зверь. Сможет ли она ему доверять? Она любила его... Любила, несмотря на все сомнения... Но как полностью отдаться своему чувству, если она так не уверена в нем?
Разве можно показать, как сильна ее любовь? Придется постоянно скрывать свои чувства. Это ее единственная защита.
Она подняла кастрюлю, чтобы налить кипящую воду в кофейник. И в эту минуту в кухне неожиданно появился Кэм. Пораженная, Рокси плеснула кипяток себе на руку.
- 0-ох! - Она со стуком поставила кастрюлю на стол. - Что случилось? Почему ты так врываешься? - Рокси представила, какой у нее вид, и это доставляло ей куда больше мучений, чем обожженная рука.
- Прости... Я не знал, что ты здесь. - Кэм мгновенно очутился рядом с ней. - Надо под кран.., под холодную воду. - Он схватил ее руку и открыл кран.
- Не стоит суетиться. - Его прикосновение было и мукой и блаженством. Больше всего ей хотелось исчезнуть. - Налей мне кофе, и я пойду еще полежу, пока Эмма не проснулась.
Он держал ее руку под холодной водой.
- Ты мне кажешься потрясающей. - Кэм улыбался. - Розовая, взъерошенная, с доверчивыми глазами. Ты хорошо спала?
- Как ребенок, - беззаботно бросила она. - А ты? - Рокси оглядела его с головы до ног. Ни виноватого вида, ни неловкости. Глаза смеются, губы изогнуты в лукавой усмешке.
- Ну, настолько хорошо, насколько это возможно для мужчины моего роста в обычном кресле.
В кресле У Рокси отлегло от сердца, хотя она все еще сомневалась.
- А Мирелла проспала всю ночь? - небрежно спросила она, высвобождая руку и вытирая ее.
- Должно быть. Утром проснулась сияющая, лохматая, готовая к работе... Она собиралась только заехать домой, чтобы переодеться во что-нибудь более подходящее. Я ждал ее на улице. Она одолжила один из моих свитеров. - Кэм усмехнулся. - Не понимаю, как она это делает?
Рокси хотелось спросить, делает что: влезает и твой свитер? Но она догадывалась, что Кэм имеет в виду способность Миреллы просыпаться сияющей и готовой к работе после такого количества шампанского, выпитого накануне.
- Спасибо, - пробормотала Рокси, когда он налил кофе и протянул ей. Она направилась в свою комнату, а Кэм последовал за ней.
- Я поменяю белье на своей кровати и запихну простыни в стиральную машину. Хоть этим помогу тебе.
- Не беспокойся, я все сделаю. - Хотя мысль о том, что придется дотрагиваться до простыней, на которых спала его секретарша, заставила ее вздрогнуть.
- Нет, это мое дело, - возразил Кэм. - Они в ужасном виде. Все перемазаны косметикой, хоть отскребай.
Рокси поджала губы. Лицо ее горело. Она поспешила в свою спальню, пытаясь отделаться от мучительных мыслей. Она должна научиться ему верить. Иначе в этом браке ей не выжить!
Глава 10
День пролетел незаметно. Присмотр за малышкой не оставлял ни секунды свободной, а значит, не было времени на размышления. Несмотря на усталость, Рокси радовалась каждому мгновению, проведенному с маленькой Эммой. С каждым днем она все больше привязывалась к племяннице и с радостью ждала, когда та станет ее законной дочерью.
На обед Рокси поджарила с многочисленными приправами мясо ягненка и испекла любимый десерт Кэма - рисовый пудинг со сливками. Кэм открыл бутылку марочного кларета.
Вечер прошел безупречно, по крайней мере внешне. Они обсуждали события дня, смеялись над последними выходками малышки, рассуждали о политике, а потом изучали маршрут своего путешествия по Новой Зеландии. К концу вечера Кэм предложил посмотреть по телевизору новый документальный фильм об ацтеках Мексики.
Именно этим занималась Рокси, и сейчас она сразу насторожилась. Что это? Очередное испытание для нее? Или просто внимание со стороны Кэма? Он ведь знает, что ее должна была заинтересовать программа. Рокси заставила себя поверить во второе. Кэм не кидал на нее насмешливых взглядов, не отпускал язвительных замечаний. Казалось, ему и самому было интересно. Рокси тоже с удовольствием смотрела на экран.
Но напряжение между ними нарастало. Каждой своей клеточкой Рокси ощущала Кэма рядом с собой. Ее все больше и больше тянуло к нему... Она все сильнее и сильнее влюблялась в него... Никогда раньше она не скучала так ни по одному мужчине.
Их брак должен получиться, если только она не будет ждать от него слишком многого. Должен получиться!
Почему же ей так страшно? Почему она чувствует себя словно на краю пропасти?
Рокси вздохнула, отвлекшись от событий на экране, полностью погрузившись в размышления о мужчине, сидевшем рядом. Да, она выбрала новую жизнь и чувствовала бы себя бесконечно счастливой, если бы не сомнения, которые вызывал в ней Кэм. Но надо признать, что в их основе лежал лишь прошлый опыт.., да недоказанные подозрения...
Наступил следующий вечер. До свадьбы оставалось всего четыре дня. От неуверенности и напряжения Рокси казалось, что она вот-вот взорвется.
Сумеет ли она справиться с собой?
Она старалась думать о девочке, которую любили они оба.
Ради этого ребенка она должна! Должна справиться...
- Ox! - Рокси пришивала пуговицу к рубашке и уколола палец. Сегодня у нее все не клеилось. Она подняла глаза и поймала взгляд Кэма. Он просматривал журнал, сидя в кресле напротив.
- Рокси, ты комок нервов, - нахмурился Кэм. Тебе страшно? Ты хочешь переиграть? Хотя день свадьбы близко, время еще есть.
- А ты этого хочешь? Хочешь, чтобы я отказалась от Эммы и вернулась к работе в экспедициях?
И таким образом исчезла из вашей жизни? - Голос ее звучал выше, чем обычно. И щеки горели тоже сильнее, - Нет, черт возьми! Это совсем не то, к чему я стремлюсь. Но если ты, Рокси, передумала, то лучше скажи сейчас. Я не хочу, чтобы еще одна жена ушла от меня, как только я надену ей на палец кольцо.
Рокси шумно вздохнула. Неужели он до сих пор не верит, что она сдержит слово? Неужели он по-прежнему боится, что она, когда они поженятся, сбежит в экспедицию? Может, не случайно вчера он предложил посмотреть эту передачу об ацтеках?
Или за его словами скрывалось что-то большее?
- Если ты беспокоишься, что я потребую у тебя при разводе денег, то можешь забыть об этом, - натянуто проговорила она. - Я не охочусь за твоими деньгами и готова подписать любое обязательство, какое ты сочтешь разумным. Мне нужна только племянница. - И ты, черт возьми. Ты.
Что-то вспыхнуло в глубине темных глаз и тут же исчезло.
- Когда мы поженимся, - холодно отчеканил Кэм, - вопроса о разводе не будет. Или ты вступаешь на длинную дорогу, Рокси, или отказываешься.
У тебя есть еще четыре дня, чтобы решить!
- Я вступаю на длинную дорогу, Кэм, - прошептала Рокси. - Если ты искренне хочешь этого брака, то я с тобой. - Она будто бросала ему вызов.
- А ты предана мне, Рокси? - Он подался в кресле вперед. - Или наша племянница - единственная причина, по которой ты выходишь за меня замуж? Тон чуть-чуть насмешливый, глаза ничего не выражают... У нее приоткрылись губы, а Кэм продолжал:
- Раза два мне показалось, Рокси, что ты ко мне.., не совсем равнодушна. Может быть, даже хочешь видеть меня мужем.., для полноты комплекта. Теперь он смотрел на ее рот. А она еле сдерживалась, чтобы не облизать губы кончиком языка. - Может, я не прав, но... - его губы дрогнули в улыбке, - иногда мне кажется, что ты так же хочешь меня, как я хочу тебя.
Рокси заметила, что ее сотрясает дрожь. "Хочу", всегда "хочу", и никогда - "люблю". Она с упреком взглянула на него.
- Может быть, я хочу большего, чем только.., она запнулась, потом перевела дыхание и взорвалась:
- Я хочу иметь мужа, который привязан не только к дому и детям, но и ко мне! К своей жене!
Рыдания сотрясали ее. Кэм поднялся и поставил ее на ноги, крепко сжав ее руки.
- Я всей душой предан тебе, Рокси. - Лицо у него напряглось, будто ему трудно было признаться в этом. - Ты самое лучшее, что случилось в моей жизни. И если ты так же предана мне, - проговорил Кэм глубоким низким голосом, - я докажу тебе это.
"Самое лучшее.., докажу тебе это..." Рокси почувствовала, что она плавится, как воск на огне.
- Ты говоришь.., я буду единственной женщиной в твоей жизни? - вдруг охрипшим голосом выговорила она. Он так и не произнес слова "люблю", а она не собиралась силой вырывать его у Кэма.
- Именно это я имею в виду.
Но он же не сказал, что она для него что-то значит, что он думает о ней, что-то чувствует к ней.
Она наблюдала за ним и заметила, как заблестели темные глаза Кэма. Губы у него игриво изогнулись.
- Позволь мне доказать тебе, Рокси! Или ты по-прежнему хочешь заставить меня ждать?
- Кэм, я... - она сделала нерешительный жест.
Если она на самом деле что-то для него значит, он должен подождать. Или он принадлежит к тому типу мужчин, мелькнуло у нее в голове, которые не могут ждать? К тому типу, который может любить жену или думать, что ее любит, и все равно иметь связь на стороне?
Рокси разглядывала его, понимая, что вдруг ей стало жизненно важно точно знать, как относится к ней Кэм.
- Для меня очень важно, если ты сможешь подождать до нашей брачной ночи, - прошептала она, понимая, что, если бы была уверена в нем, ей бы самой не хотелось ждать.
Рокси потупилась. Как бы заставить его поверить, что у нее и в мыслях нет бросить его и маленькую Эмму и удрать на раскопки? Как бы заставить его доверять ей? Может, тогда он признает, что у него есть к ней настоящее чувство.
Если, конечно, оно у него есть.
- Лучше я пришью наконец эту пуговицу и пойду спать, - сказала она, высвобождаясь из его объятий и садясь в кресло.
Пока Кэм не убедится, что она не собирается вернуться к прежней жизни, он не будет ей полностью доверять. И это помешает ему влюбиться в нее. Может, показать ему приглашение профессора Бергмана и ее ответ? Но уже поздно: она отправила свое письмо и порвала приглашение профессора. А если ему сказать, он поверит?
Надо найти какой-то другой способ убедить его, что она действительно хочет иметь дом и семью.
Конечно! Она всегда хотела разводить цветы.
Она всегда думала, что в один прекрасный день откажется от работы на раскопках, будет жить своим домом и вести хозяйство. У нее не было для этого возможностей, пока она жила в маленькой городской квартире. Убедит ли она Кэма, если расскажет ему, чем собирается заняться? Нет, лучше отложить это на после свадьбы.
Рокси испытала еще большее волнение, когда ей пришел в голову более убедительный способ. Она поедет в Сидней и выставит свою квартиру на продажу! Она берегла квартиру как убежище на случай, если их свадьба не состоится. Но пришло время показать Кэму, что она серьезно настроена поселиться в доме Рейбернов навсегда.
Из-под ресниц она незаметно бросила на него взгляд. Кэм снова сидел в кресле напротив с журналом в руках. Но не читал. Он смотрел на нее.
Рокси подумала, что многое отдала бы, чтобы узнать, о чем его мысли. Затаив дыхание, она ждала, когда Кэм заговорит, но он молчал.
- Кэм, - глубоко вздохнув, заговорила Рокси, ты не будешь возражать, если завтра я съезжу в Сидней?
Он удивленно посмотрел на нее. Такая перемена темы разговора...
- Конечно, не буду. Ты должна походить по магазинам, купить новые платья, встретиться с друзьями.
- Да. - Рокси спрятала улыбку. Она и правда пойдет в магазин. Но не покупать платья. Ей не нужна новая одежда. В квартире в Сиднее есть и выходные платья, и вещи для дома, которые она почти не носила. Она всегда была слишком занята.
Но лучше сохранить это в секрете. Кэму пока не надо знать, что она отправится в хороший книжный магазин... Книги, которые она собирается купить, в день их свадьбы и будут для него сюрпризом.
Стоит ли сохранить в тайне и продажу квартиры? Наверно, лучше сказать сейчас, решила она после минутного колебания. Это будет доказательством ее намерения порвать с прошлой жизнью.
- Кэм, пока я буду в Сиднее, я хочу еще кое-что сделать. Выставить квартиру на продажу. Она мне больше не понадобится. Ведь я собираюсь постоянно жить здесь, когда выйду замуж.
- Ну, если ты уверена, что хочешь продать ее, конечно! - (Вроде бы он доволен, подумала Рокси.) - В твоем распоряжении, когда ты захочешь поехать в город, всегда будет моя квартира.., наша квартира, - поправился Кэм. Она в самом центре. - Он помолчал. - Но почему бы не подождать, пока мы вернемся из свадебного путешествия? Тогда у тебя будет больше времени. Ведь тебе понадобится несколько дней, чтобы найти хорошего агента и подготовить квартиру для продажи. Разве не так?
Рокси задумалась. Она вовсе не хотела оставлять Эмму на несколько дней и ночей в такой важный период их совместной жизни. Она уже открыла было рот, чтобы согласиться с Кэмом и отложить продажу, но что-то ее остановило.
Рокси закусила нижнюю губу. Квартира уже убрана, в ней все в порядке. И она знает хорошего агента, который несколько лет назад продавал квартиру отцу. Он знает ее квартиру. Она может оставить ему ключи.., поручить все хлопоты.
Сердце Рокси забилось быстрее. В ее уме возникла новая идея. Безумная идея... Отважная идея.
Но и самый совершенный способ увериться раз и навсегда, можно ли доверять Кэму!
И ей не придется надолго уезжать от Эммы и Кэма. Всего на несколько часов. А Кэм будет думать, что она в Сиднее и две ночи проводит в своей квартире!
Конечно, если ей удастся задуманное.
Сумеет ли она одурачить Кэма? Однажды ей удалось обвести вокруг пальца университетских друзей. Будет забавно, если маскарад удастся еще раз. Всего два дня! И это никому не принесет вреда, во всяком случае, маленькой Эмме. Малышка узнает ее, даже если Кэм поверит, что это другая женщина. Рокси не сомневалась в маленькой племяннице!
- Не возражаешь, если я поеду с тобой и помогу тебе? - предложил Кэм. - Я попрошу Мэри приехать пожить с Эммой эти два дня.
- Мы оба оставим Эмму? Я бы не хотела! Так скоро после... - Она сглотнула и быстро затараторила: Один из нас должен остаться с племянницей. - Рокси не хотелось оставлять племянницу и на несколько часов. Кроме того, ее новый план рассеялся бы как дым, если бы Кэм поехал с ней. - Я справлюсь... правда, - заверила она его. - Мэри присмотрит за девочкой, пока ты на работе. Но ночью ты должен быть здесь.
- Да.., пожалуй, ты права.
Что-то в тоне Кэма заставило ее опустить голову и сделать вид, что она никак не может найти нитку нужного цвета. Ей не хотелось встречаться с ним взглядом. Неужели он догадался, что у нее на уме...
Нет, вряд ли!
Сердце девушки болезненно сжалось. Будет ли он скучать по ней? Или он уже испытывает приятное волнение от перспективы почувствовать себя свободным? Сладострастный образ Миреллы так и стоял у нее перед глазами.
- Пойду-ка я лучше спать. - Пряча глаза от Кэма, она взяла рубашку и швейную корзинку. - Завтра встану пораньше. - Ей нужно время, чтобы обдумать свой план.
На следующее утро Рокси отправилась в Сидней. Кэм покормил Эмму завтраком и с минуты на минуту ждал появления Мэри, чтобы поехать на работу. Он собирался вернуться к ленчу, сказал он Рокси, и посмотреть, не слишком ли скучает Эмма без них обоих.
Кэм просил ее время от времени звонить, чтобы он знал, как продвигаются у нее дела. Рокси, наоборот, сказала, что звонить ей не стоит: ее трудно будет застать, а заночует она, наверно, у кого-нибудь из подруг. К счастью, мобильного телефона у нее не было, иначе все бы рухнуло!
Когда Рокси вывела свою машину на шоссе, на ее губах еще оставался вкус страстного прощального поцелуя Кэма. Она вспоминала их разговор перед отъездом.
- Всего четыре дня до свадьбы. - Рокси придала голосу игривые интонации, чтобы замаскировать свои сомнения. - Кэм, ты честно думаешь, что способен сохранять верность одной женщине?
Кэм ответил сразу, без тени колебаний:
- С первого дня, как увидел тебя, не было ни одной женщины, кроме тебя, Рокси.
Ни одной женщины? Она чуть не оттолкнула его. А брюнетка на свадьбе Серены? А Белинда?
Мирелла?
- Я не говорю, что с тех пор не был с другими женщинами, - иронически улыбнулся Кэм. - Но не было другой женщины, которая что-нибудь значила для меня. - С каждым словом в глазах его словно разгоралось пламя. - Когда мы первый раз встретились, ты что-то затронула во мне, Рокси. Но... - он вздохнул, - наверно, тогда я еще не опомнился после бегства Кимберли. Я решил отступить, пока не поздно, считал, что лучше.., не давать волю чувствам.
Под его взглядом она потупилась. И поэтому на свадьбе Серены он бросил ее и ушел с другой женщиной? Не дал ей повода чего-то ждать от него?
Она вздохнула, стараясь скрыть свою боль. Она и не ждала. Ничего от него не ждала. Но ее чувства... ей не удалось отмести их.
Сейчас, выехав на шоссе, которое вело в Сидней, она вспомнила, что не спросила его о жене.
Эмма отвлекла его, а Кэм не стал продолжать разговор.
Рокси помрачнела. Кэм так редко упоминал о своей бывшей жене. И словом не обмолвился, что же случилось между ними. Рокси понятия не имела, остались ли у него чувства к Кимберли? Не мечтал ли в глубине души Кэм, чтобы она вернулась?
Он сказал, не было ни одной женщины, кроме тебя, Рокси. А может, он просто сказал то, что, по его мнению, могло успокоить слишком нервную невесту?
Ну что ж! Завтра или послезавтра она наконец получит ответ на все свои сомнения.
Сначала она направилась прямо в контору агента на окраине Сиднея, чтобы подписать с ним контракт о продаже квартиры и оставить ключи. Следующей ее целью был книжный магазин, где она быстро нашла именно то, что искала. Утро еще не кончилось, когда она добралась до своей квартиры и достала сумку для уикендов, которую Кэм никогда не видел. Так началось ее превращение.
Час спустя Рокси сидела за туалетным столиком и разглядывала в зеркале незнакомку. Черноглазую соблазнительницу в облегающем красном платье.
Платье она купила два года назад для одной важной встречи и с тех пор никогда его не надевала. Она предпочитала менее вызывающие вещи. Но женщина в зеркале сейчас выглядела безукоризненно.
Ее лицо казалось Рокси смутно знакомым... Но сходство было очень отдаленным. Черный парик с взбитыми волосами и темные контактные линзы совершенно изменили ее. Рокси тщательно наложила макияж, подкрасила губы блестящей яркой помадой, с помощью туши удлинила ресницы и придала им объем, окружила глаза дымчатыми тенями. В результате голубоглазая блондинка превратилась в женщину-вамп с волосами цвета воронова крыла.
- Привет, Вивьен, - сладострастно, низким голосом обратилась она к незнакомке в зеркале. - Готова в путь?
В таком виде она появлялась лишь однажды в университете, на вечере по случаю окончания учебного года. Она выдала себя за кузину Рокси и приехала на вечер одна, пообещав, что сама Рокси будет позже. Никто не раскрыл ее обман. Никто не узнал ее. Она здорово повеселилась, пока ее подруги не сообразили, что Рокси так и не появилась, и не начали что-то подозревать. Тогда она забыла про свой ненатуральный голос и захохотала. Тут и подруги поняли, кто перед ними. Они тоже хохотали и визжали, не веря своим глазам.
Но ведь Кэм не будет ждать Рокси... Он будет ждать ее кузину, похожую на Рокси... Она лукаво усмехнулась и набрала номер.
- Кэм Рейберн.
- Кэм, это Рокси...
- Рокси! Как ты доехала?
В голосе слышалась такая радость, что на мгновение Рокси засомневалась и вспыхнула, увидев в зеркале женщину-вамп, Вивьен.
- Я уже сделала кое-какие покупки, - быстро проговорила она, - теперь убираю квартиру. Скоро приедет агент и все осмотрит. Он полагает, что легко найдет покупателя. У него есть на примете молодая пара, которая сможет приехать посмотреть квартиру завтра.
У Рокси дрожал голос, она не привыкла врать.
Агент должен был выставить квартиру на продажу только после уикенда. Рокси надеялась, что он приедет с потенциальным покупателем.
- Так тебе придется остаться еще на день.
Слышится ли в голосе Кэма разочарование? Соскучился ли он по ней? Как бы Рокси этого хотелось! Или он всего лишь беспокоится о малышке Эмме?
Ничего, Эмме не придется скучать, и мне не придется тревожиться о ней или о Кэме, подумала Рокси. Я буду рядом с ними, только они не будут об этом знать.
Рокси улыбнулась зеркалу и увидела хитрую улыбку Вивьен.
- Я проведу в Сиднее всего две ночи, - беззаботно проговорила она. - И еще одно, Кэм. - Рокси собралась с духом, чтобы высказать свою безумную идею. - Несколько минут назад мне нанесла визит... так невероятно, что она застала меня дома... Моя кузина Вивьен прилетела из Нью-Йорка, где она теперь живет. Она пробудет здесь дня два, - продолжала Рокси, чуть задыхаясь от волнения. - И она очень хочет повидать Эмму. Она всегда была ближе к Серене, чем ко мне.
Рокси остановилась и судорожно вздохнула.
Придуманная ею история была полна ловушек, так что от нее требовалась осторожность и осторожность.
- И еще ей ужасно хочется посмотреть дом, где жили Хеймиш и Серена, поспешно проговорила Рокси, испугавшись, что Кэм предложит привезти девочку в Сидней. - Я понимаю, что это ужасно не вовремя, как раз тогда, когда я застряла в Сиднее...
Но.., ты не будешь возражать, если Вивьен приедет на несколько дней?
- Конечно, нет. - Кэм ни минуты не колебался. Мне только жаль, что тебя не будет с нами.
Ох, я буду, подумала Рокси, вдруг испытав чувство вины.
- Спасибо, Кэм. - И, чтобы не передумать, она быстро добавила:
- Вивьен возьмет мою машину, а через два дня вернется на ней в Сидней. Тогда я смогу приехать домой... - Домой... На душе стало теплее от этого слова. Дом Рейбернов - вот где теперь ее настоящий дом, а не эта холодная пустая квартира. - Вивьен, ммм, сейчас на минутку выскочила, чтобы купить к ленчу рогалики. - Рокси боялась, вдруг Кэм захочет поговорить с Вивьен по телефону.
- Скажи, что мы всегда рады ей. А как выглядит твоя кузина? Я и не знал, что у тебя есть двоюродная сестра по имени Вивьен. Она была на свадьбе Хеймиша и Серены?
- Нет... Видишь ли, Вивьен - фотомодель. - Профессию Рокси придумала прошлой ночью. - Она стройная черноглазая брюнетка. Вивьен - дочь... старшей сестры моей матери. Ее мать умерла, когда девочка была ребенком.
У матери Рокси действительно была старшая сестра, которая умерла в тридцать лет от рака. Но детей у нее не было.
- Вивьен выросла в.., в Квинсленде, у отца, который снова женился, на ходу сочиняла Рокси. - Я видела ее всего раза два, а потом еще раз, когда она стала моделью. Она собирается завоевать Австралию и снова уехать покорять Америку.
Интересно, Кэм уже предвкушает знакомство со столь знаменитой особой?
- Люди говорят, что мы в некотором смысле очень похожи... Черты лица и, может быть, конституция... Но во всем остальном мы полная противоположность. - Рокси резко засмеялась. - Она роскошная брюнетка, а я типичная блондинка.
- Ну.., жду встречи с ней. Любой человек, похожий, Рокси, на тебя, стоящее знакомство.
У нее екнуло сердце. Не будет ли темноволосая Рокси привлекать его сильнее, чем голубоглазый оригинал? Она нахмурилась, темные глаза Вивьен затуманились. Не делает ли она ошибку, искушая Кэма буквально накануне свадьбы?
Что, если он попытается ухаживать за Вивьен?
Но в этом ведь и вся соль! Она хотела проверить, устоит ли Кэм перед явным соблазном.
- Значит, все в порядке? Вивьен может прямо сейчас отправляться в путь?.. Как только вернется? - быстро спросила Рокси. - Кэм, она и вправду очень хочет увидеть Эмму.
Она вздохнула. Если Кэм поддастся сладострастному очарованию Вивьен, ей лучше накануне свадьбы узнать, что ее ждет... Тогда придется решать раз и навсегда, сможет ли она жить с мужем-волокитой и никогда не упрекать его, никогда не открывать глубину собственных чувств.
Она должна все выдержать ради любимой племянницы!
Глава 11
Кэм, щурясь от яркого полуденного солнца, разглядывал черноглазую гостью. Из малютки "мазды" сначала показались стройные, обтянутые чулками ножки, затем медленно, чувственно, как надеялась Рокси, их обладательница вышла наружу, потягиваясь и распрямляясь. Сначала он вытаращил глаза на ее грудь под облегающим красным платьем. Потом перевел взгляд на полуоткрытые губы, которые она нервно облизывала.
- Да-а, Рокси была права, - медленно проговорил Кэм, - удивительное сходство!
Вспомнив, какой она должна быть, Рокси состроила капризную гримаску.
- Люди говорят, что мы похожи. Но по-моему, ничего общего. - Она вовремя спохватилась и понизила голос до легкой хрипотцы:
- Рокси - приятная девушка, но, если честно, немного скучная. И неряха! Волосы вечно в беспорядке, косметикой она почти не пользуется. Даже губы не всегда красит! А платья! Они ей вовсе не идут.
Гостья презрительно покачала головой. Потом провела руками по своему красному платью таким вызывающим жестом, что Рокси сама удивилась.
Откуда он взялся? Это так не похоже на нее!
- Я думала, что с возрастом она изменится, но ничего подобного. Рокси похлопала накрашенными ресницами и соблазнительно улыбнулась Кэму. Такая уж она есть. Ее не волнует собственный вид. Она вздохнула и отважно добавила:
- Я могла бы сделать ее удивительной, если бы только она мне позволила.
- По-моему, она безупречна, - холодно возразил Кэм.
Рокси от удивления раскрыла глаза, и теплая волна словно обдала ее с головы до ног. Потом, в очередной раз вспомнив свою роль, она пренебрежительно хихикнула.
- Ох, не сомневаюсь, что она будет безупречной женой и матерью. Толковая, непритязательная, преданная семье, надежная в трудных обстоятельствах.
Это ведь именно то, что вам нужно, Кэм? Рокси объяснила мне: вы женитесь, чтобы у вашей племянницы снова были двое любящих родителей.
Бедное дитя перенесло такую трагическую утрату.
Рокси заметила морщину между бровями Кэма и на секунду затаила дыхание. Он уже что-то заподозрил? Или ей удалось одурачить его лучше, чем она смела мечтать?
- Вы не возражаете, если я на пару ночей останусь у вас, Кэм? - Она хлопала ресницами, надеясь, что не перебарщивает. - Умираю, хочу повидать малышку...
- Сейчас Эмма спит. - Кэм с нажимом произнес "Эмма", словно давая знать кузине Рокси, что у ребенка есть имя. - Мэри, ее няня, только что уехала домой. Она оставалась с Эммой днем, пока я был на работе. Да, конечно, Вивьен, добро пожаловать. Мы всегда рады всем членам семьи. - На мгновение он улыбнулся. У Рокси горько и сладко сжалось сердце, потому что улыбка предназначалась Вивьен, а не ей. - Как насчет того, чтобы показать вам комнату? - Кэм нагнулся к заднему сиденью машины, чтобы взять сумку. А то потом проснется Эмма. Черт! Что вы в ней привезли? Кирпичи?
Рокси покраснела. Хорошо, что под гримом Вивьен этого не разглядел Кэм. В сумку она уложила книги, которые купила утром. Три тяжелых тома!
Она не стала оставлять их на квартире. Хотя Вивьен и вернется через два дня в Сидней, Рокси решила сразу привезти покупку в дом Рейбернов. Так безопаснее на случай, если она - не дай бог - будет разоблачена. Тогда она могла бы показать их Кэму.
Ее планы на будущее, наверно, немного примирят его с розыгрышем.
- Тут всего лишь туфли, - Вивьен вздернула подбородок, - косметика и разная мелочь. - Она слегка фыркнула, намекая, что фотомоделям не обойтись без уймы таких вещей. - Кэм, вы же не хотите сказать, что это слишком тяжело для вас?
Для такого-то могучего парня?
Кэм лишь чуть улыбнулся и направился к дому.
Она последовала за ним. Для безопасности она надела красные лодочки на широком каблуке, не доверяя шпилькам.
- Надеюсь, я смогу быть вам полезной, - проговорила Рокси своим новым, сладострастным голосом.
Кэм обернулся, удивленно приподняв брови.
- Если вы покажете мне, что делать, - Вивьен ослепительно улыбнулась, - я завтра могу, пока вы будете на работе, присмотреть за вашей племянницей. - Рокси не хотелось, чтобы Кэм просил Мэри приехать утром, раз уж она дома и может обо всем позаботиться. - Для этого, Кэм, я и остаюсь здесь... чтобы помочь вам с ребенком, пока Рокси занята. Это одна из причин, - промурлыкала она, окинув его взглядом. Он тоже оглядел ее. И тут же отвернулся. И конечно, чтобы познакомиться с Эммой, - поспешно добавила Рокси, испугавшись, как бы Кэм не подумал, что ее не интересует ребенок или что ей нельзя доверить малышку. - Я обожаю детей. Конечно, я полюблю и маленькую Эмму. Вот только я не могу вставать ночью. Мне необходим "сон красоты".
Не могла же Рокси допустить, чтобы Кэм увидел ее без парика, контактных линз и грима!
- Моя внешность - это мои средства к существованию, - хихикнула она. Я модель.
- Да, Рокси говорила мне. - Кэм еще раз оглядел ее и вскинул брови. Я думал, модели должны быть высокие и худые, как жерди.
У Рокси екнуло сердце. Да, ростом она действительно не вышла.
- Я фотомодель. Главным образом снимают мое лицо, - возразила она.
- Да, лицо у вас определенно подходит, - согласился Кэм, и Рокси не знала, должна ли она почувствовать себя польщенной или обиженной. Может быть, теперь, в роли женщины-вамп, Вивьен, она наконец точно узнает о пристрастиях Кэма.
Он открыл боковую дверь в дом и впустил ее. В дверях, проходя следом за ней, он слегка коснулся ее руки и повел по коридору.
Рокси вздрогнула от этого прикосновения. Но ведь он коснулся не ее... Он коснулся Вивьен.
Когда они дошли до середины коридора, Рокси затаила дыхание. Она надеялась, что Кэм не собирается поместить Вивьен в маленьком кабинете напротив своей спальни или в комнате няни. У нее не было ни малейшего желания столкнуться с ним ночью. Не могла же она спать в парике и с линзами.
К ее облегчению, Кэм прошел мимо кабинета.
Дверь в его комнату была открыта, виднелась королевских размеров кровать.
- Это ваша спальня, Кэм? - промурлыкала Вивьен, замедлив шаги. Спальня, которую вы, несомненно, уже разделяете с Рокси? - добавила она, удивляясь собственной наглости. Чего она добивается? Подталкивает Кэма к признанию, что они еще не спали вместе? Тащит его в объятия другой женщины?
- К несчастью, не в следующие две ночи, - ровным тоном проговорил Кэм.
Рокси проглотила комок, вставший в горле. Кэм давал понять, что он уже спал со своей невестой... и что он огорчен ее отсутствием в ближайшие две ночи. Он сказал "к несчастью". И никаких многозначительных взглядов...
У Рокси увлажнились глаза. Ее тронули слова Кэма, а главное, они как раз проходили мимо детской, где мирно спала Эмма.
Интересно, скучала ли малышка по ней?
Она сгорала от желания взять девочку на руки, увидеть ее улыбку, от которой таяло сердце. Но приходилось сдерживать свое нетерпение. Кэм устроил ее в гостевом крыле. Значит, в ее распоряжении была квартира, в которой можно закрыться на ночь и не появляться до полного превращения в кузину Вивьен!
- По телефону голос у Рокси был несколько натянутый, - заметил Кэм, прежде чем оставить ее одну. - Как по-вашему, она.., довольна? Она от многого отказалась, Вивьен, чтобы переехать сюда и стать женой и матерью.
- Довольна? - Рокси отвернулась к окну, чтобы не встречаться с Кэмом взглядом. Господи! Да она была бы вне себя от радости, если бы знала, что ее будущий муж любит ее!
Она сморгнула набежавшие слезы. Вивьен не должна казаться растроганной, она женщина не того типа.
- Она говорила мне, что очень довольна. Она рада, что не надо больше мотаться по свету. - Вивьен помолчала, слегка трогая языком чувственные яркие губы. - Моя кузина, кажется, всерьез решила быть только женой и матерью. - С томным видом она огляделась. - Если Рокси показалась вам напряженной, то, возможно, это из-за малышки. Ее беспокоит, что она оставила ее одну. Она говорила, что ей трудно расстаться с Эммой даже на несколько часов, не то что на целых два дня.
- Только с Эммой? - холодно улыбнулся Кэм.
Рокси почувствовала, как кровь бросилась в лицо, и быстро отвернулась. Кэм не должен этого видеть. Вивьен не краснеет!
- Ах, какая прекрасная ванна! - Она поспешно распахнула дверь рядом с гостевой квартирой. Вижу, здесь мне будет очень удобно!
- Оставляю вас, чтобы вы могли разобрать вещи и освежиться. - Кэм уже собрался уходить, но в дверях обернулся. - Я приготовлю вам чай. Или, может, лучше кофе? Или холодные напитки?
Вивьен одарила его дразнящей улыбкой и отметила, что его глаза остановились на ее влажных губах. Ответила Вивьен низким, сладострастным, слегка вибрирующим голосом.
- Спасибо, Кэм! Холодные напитки - это божественно, но только не крепкие. Может быть, за обедом и можно будет позволить себе капельку алкоголя, - проворковала она. - Кстати, кто вам готовит, пока нет Рокси?
Она подняла глаза с наивным выражением.., и сердце у нее оборвалось. Когда они встретились с темными, как у Вивьен, - нет, темнее - глазами Кэма.
- Боюсь, я ничего не сумею приготовить даже ради спасения жизни. - Она беззаботно махнула рукой. - Я привыкла есть в ресторанах.
Вивьен не должна даже приближаться к плите.
Нельзя, чтобы Кэм увидел, что она стряпает те же блюда, которые готовила Рокси!
- Не беспокойтесь, я умею готовить. Но на сегодня Филомена уже решила проблему с обедом. Нам нужно будет только разогреть ее фирменное блюдо.
- Филомена? Кто это? - Рокси догадалась, что такой вопрос будет вполне уместен.
- Это наша спасительница, - улыбнулся Кэм. И от этой улыбки у Рокси кровь закипела в жилах. Удивительно энергичная женщина, мать шестерых детей. Она приходит к нам готовить и наводить порядок.
"Наша спасительница". Значит, Рокси и его. Он уже думает о них как о паре?
Или "наша" означает Кэма и его племянницу?
Кэм вышел, а она все еще размышляла об этом, кусая накрашенные губы.
Эмма проснулась с плачем.
Рокси вскочила, но затем остановилась, вовремя вспомнив свою роль. Разве станет занятая собой Вивьен так спешить к ребенку?
Мне все равно, что подумает Кэм, безрассудно решила она. Невозможно больше терпеть. Я должна видеть Эмму. В коридоре Вивьен сообразила, что Кэм идет следом, и почти сразу до нее дошло, что, когда они проходили в первый раз, Кэм не показал ей комнату Эммы.
- Где детская? - Она взмахнула рукой, зазвенев золотыми браслетами. Для роли Вивьен Рокси захватила свои заморские драгоценности и самые броские платья, какие у нее нашлись. - Впрочем, не беспокойтесь Я слышу, где она - Рокси сделала вид, что идет на плач девочки, и распахнула дверь в комнату Эммы.
- Лучше позвольте мне войти первым, - Кэм коснулся ее руки. - Малышка немного стесняется незнакомых людей.
"Незнакомых"? Рокси резко остановилась. Неужели для Эммы она снова станет незнакомой? Сердце у нее упало.
Нет, собравшись с силами, подумала она, Эмма узнает меня, хотя Кэм и не узнал. Кэм ждал кузину, похожую на Рокси, а Эмма - саму Рокси. Черные глаза и волосы Эмму не обманут.
Рокси очень надеялась на это.
Она наблюдала, как Кэм наклонился над кроваткой и поднял девочку. От знакомого вида огромного мужчины, который так нежно заботился о маленьком ребенке, у нее, как всегда, перехватило горло. Эмма мгновенно перестала плакать и улыбнулась ему. Кэм заговорил с ней обычным спокойным тоном. Девочка загукала, засмеялась. И Рокси в очередной раз удивилась, как близки Кэм и племянница. Они были словно отец и дочь.
Чувствует ли Эмма такую же близость к ней?
Близость, какую она испытывала к матери, к Серене? Рокси в очередной раз сморгнула выступившие слезы. Больше ждать она не могла.
- Эмма, - промурлыкала Вивьен, - какая же ты очаровашка! - Рокси протянула к девочке руки. Пойдешь к своей.., тете Вивьен? - Имя почти стало колом в горле.
Только секунду Эмма смотрела на нее. Затем улыбнулась своей потрясающей улыбкой и потянулась к ней.
С облегчением Рокси взяла девочку на руки, упиваясь нежным запахом малышки, наслаждаясь теплотой ее тельца. На несколько восхитительных секунд она забыла обо всем на свете. Осталось только ощущение радости от того, что она держит племянницу на руках, что та приняла тетю, признала ее.
Вспомнив о Кэме, Рокси поняла, что он наблюдает за ней неотрывно и с некоторым недоумением.
С беззаботным смехом она повернулась к нему.
- А что делать дальше? Ее надо покормить? Или что? - Женщина-вамп должна была быть скорее искусительницей, чем заботливой матерью, напомнила себе Рокси.
- Может быть, она просто хочет пить? - Кэм подошел и забрал у нее Эмму. Рокси неохотно отдала ее. - Она только что научилась ползать. Может, она будет играть в свои игрушки. Прогулки сегодня, боюсь, не получится, только что начался дождь.
- Да, дождь! - Рокси посмотрела в окно. - А только что светило солнце! Но я не любительница прогулок, - беззаботно сообщила Вивьен.
Для нее хорошо, что похолодало. Разве она смогла бы плавать в бассейне в парике и гриме? К тому же, чтобы скрыть естественный загар Рокси, она надела платье с длинными рукавами, чулки и использовала максимум косметики.
Хорошо еще, что в середине декабря не установилась жара!
Кое-как она пережила этот бесконечный день.
Эмма требовала постоянного внимания, и это немного помогало Рокси снять напряжение. Она с удовольствием возилась с племянницей. Кэм все время был рядом, и ей приходилось притворяться, будто она совсем не умеет обращаться с малышами.
В трудных случаях она сразу передавала Эмму дяде.
Ужасно тяжело оказалось постоянно помнить, что надо притворяться. Но остался всего один день, утешала себя Рокси.
И две ночи.
Она судорожно вздохнула. Вечера будут настоящей пыткой. Вечера наедине с Кэмом.
И вот вечер почти наступил.
Глава 12
Поднялся ветер. Дождь непрерывно стучал по крыше. Похолодало.
- Ну вот, - заметил Кэм, - ранний приход лета оказался обманом. Зима вернулась, словно возмездие.
Они сидели вдвоем за обеденным столом и наслаждались превосходной мусакой, приготовленной Филоменой, свежим зеленым салатом, теплым хлебом и бургундским, который в Австралии, как и в Англии, называли кларетом. Эмма уже спала.
- Да, похоже, что так, - согласилась Рокси своим новым низким, с хрипотцой голосом. Она покачала головой, когда Кэм предложил ей еще вина. У нее и так дрожали руки, когда она ставила на стол пустой бокал. Все время обеда ей приходилось отвечать на вопросы Кэма, не забывая о том, что она говорила раньше. Нервы у нее были напряжены до предела. - Пожалуй, я пойду... - на секунду ею овладело безумное желание сказать "переоденусь во что-нибудь более удобное". Но она вовремя спохватилась, - надену что-нибудь теплое.
Она просто изнемогала от желания избавиться от облегающего платья и узких лодочек. Разве можно расслабиться в платье вроде этого?
- Я принесу яблочный пирог, - предложил Кэм, вставая одновременно с ней. - Хотите мороженого?
Или взбитых сливок? А может, и то и другое?
- Я выпью только кофе. - Рокси вздрогнула. Спасибо. Я не должна прибавлять в весе. Моя внешность...
- .средство к существованию? - закончил фразу Кэм. Глаза его смеялись. Губы дрогнули в улыбке, которая почти лишила Рокси самообладания.
Она почувствовала, что вот-вот рассмеется. Ей еле-еле удалось сдержаться. У Вивьен это не вызвало бы смеха. Она надменно вскинула голову и направилась в свою комнату. Интересно, будут ли они с Кэмом смеяться над этим приключением.., когда-нибудь потом, когда она решится рассказать ему.
Если вообще когда-нибудь решится.
И если он сам не догадается!
По пути в гостевое крыло она заглянула в комнату Эммы. Малышка крепко спала и ровно дышала.
Рокси смотрела на нее, и любовь переполняла ее сердце. Но она сдержалась и не подошла к кроватке. Нельзя забывать, что она Вивьен, а та не должна быть ни сентиментальной, ни слишком заботливой.
У себя в комнате Рокси с удовольствием сбросила красные туфли и стянула платье, надела свитер и черные брюки, а ноги всунула в черные шлепанцы.
Эти вещи она привезла из квартиры в Сиднее, и Кэм их еще не видел. Она задержалась на несколько минут. Подкрасила губы, попудрила нос, поправила черный парик и тушь на ресницах, тени вокруг глаз.
По дороге обратно она решила, что за кофе извинится и уйдет спать. Кэм не будет задавать вопросов. Ведь она уже сказала, как важен для нее "сон красоты".
Быстро идя по коридору, Рокси озорно улыбалась. Пока все шло как по маслу. Кэм ни о чем не догадывался. Может, рискнуть: воспользоваться женскими чарами Вивьен, чтобы узнать, как прореагирует Кэм, если предложить ему пофлиртовать?
Рокси спрятала улыбку и вошла в столовую.
- Сюда, - позвал ее Кэм из маленькой гостиной. Здесь уютнее.
Уютнее? У Рокси волосы встали дыбом. Что он имеет в виду? Что кресла удобнее? Или у него какое-то особое настроение? Или у него уже на уме желание соблазнить ее?
Ее прежнее недоверие к нему смешалось с насмешливой иронией. Он готов поухаживать за женщиной, которой даже не существует! Как ей поступить, если он что-нибудь себе позволит? Ей вдруг показалось, что все задуманное ею вовсе не остроумная проказа.
Рокси вошла в маленькую гостиную и увидела Кэма, устроившегося на софе. Она не взглянула на него, чтобы не дать ему повод пригласить ее сесть рядом. Он встал и налил ей кофе.
Рокси просияла улыбкой, отважно собираясь с силами, чтобы отвечать на вопросы о блистательной жизни Вивьен и ее окружения. Но Кэм заговорил о Рокси.
- Рокси могла бы сейчас позвонить, - заметил он, снова устраиваясь на софе. Она подвинула к себе кофе, и сердце у нее чуть-чуть заныло. Неужели Кэм думает, что она может забыть о племяннице?
Что ей трудно позвонить и узнать, как себя чувствует девочка?
- Но, Кэм, ведь она не видела Эмму всего один день, - хрипловато проговорила Вивьен. - Собственно, она видела Эмму утром за завтраком.
Рокси готова была откусить себе язык, потому что Кэм резко повернулся к ней. Его, конечно, удивило, откуда Вивьен это знает.
- Рокси говорила мне, что уехала отсюда сразу после завтрака, - пожала Вивьен плечами. - Послушайте, Кэм, я уверена, что она позвонит вам утром.
Она помешана на этом ребенке. Рокси очень обрадовалась, что я могу побыть здесь, пока она встречается с агентом и бегает по магазинам, покупая все необходимое для свадьбы.
Но ведь это не настоящая свадьба. Ей не надо делать покупки! Рокси не хотела даже покупать новое платье. Она собиралась надеть голубое шелковое платье, которое было на ней в день свадьбы Серены. Может быть, оно снова привлечет внимание Кэма. Если, конечно, роскошные брюнетки не затмят ее.
- Как вовремя вы приехали, Вивьен, - признал Кэм. Глаза его потеплели. Но это была лишь благодарность. Насколько Рокси могла судить, никакого намерения соблазнить Вивьен у него не было. - Но я не сомневаюсь, что Рокси заботится об Эмме, продолжал он, чуть нахмурившись. - Я думал, что она могла бы позвонить мне, рассказать, чем кончился визит к агенту. Но она, наверно, где-нибудь с друзьями.
Рокси замерла. Кэм говорил, как мог бы говорить муж. Он что, боялся, что она обрадуется встрече с друзьями и не захочет вернуться к нему? Или он и вправду скучает по ней? Всего через несколько часов? Она перевела дыхание и снова заговорила голосом Вивьен:
- Ведь вы уверены, Кэм, что она не передумает и не захочет вернутся к археологическим экспедициям? - Она смотрела прямо ему в глаза. - Рокси говорила, это одно из условий вашей свадьбы.
- А Рокси успела за короткое время многое рассказать вам. - Черные глаза Кэма пытливо смотрели из-под темных бровей.
- Мы же сестры. - Рокси попыталась сохранить холодный тон. - Она хотела, чтобы я представила ситуацию до того, как.., встречу вас. - Вивьен беззаботно пожала плечами. Ей должно было наскучить говорить о другой женщине. Но именно сейчас убедить Кэма казалось Рокси важнее, чем "не выйти из образа". - Право, вам не о чем беспокоиться, продолжала она низким волнующим голосом. - Рокси не из тех женщин, которые нарушают договоренность. Да она и не хочет этого. Она говорила, что отказалась от научной карьеры по собственному желанию, а не по вашему настоянию. Она не хочет такой жизни, как у меня. Жизни на чемоданах, с бесконечными переездами. - Вивьен помолчала и приподняла накрашенные брови. - Я так понимаю, Кэм, что вы вообще против работающих женщин, особенно если их работа связана с разъездами?
- Я ничего не имею против женщин, у которых есть профессия, нахмурился Кэм. - Но если женщина долго отсутствует или дома ей плохо, то от этого больше всего страдают дети.
- Вы говорите так, будто знаете все это по собственному опыту, осторожно замурлыкала Вивьен, тогда как у Рокси сердце бешено колотилось.
- Я так поняла, что у вас от первого брака не было детей?
Кэм сверлил ее глазами, будто удивляясь, откуда она знает о его первом браке. Вивьен поспешила объяснить:
- Рокси упоминала о том, что вы были женаты.
Так у вас есть дети?
Он покачал головой. Прядь темных волос упала на глаза, и ей страстно захотелось откинуть ее назад.
- Моя жена решила, что успех ее юридической карьеры и заманчивое предложение от международного торгового банка, который расположен в Нью-Йорке, важнее, чем дети. До свадьбы она притворялась, что согласна иметь детей, правда если воспитывать их я буду сам. Здесь, в Австралии.
Когда я отказался от такого варианта, она подала на развод и уехала в Нью-Йорк с одним из своих коллег, таким же амбициозным, как она. Теперь они поженились. И счастливы в бездетном браке.
Кэм опустил глаза.
- Я не хотел растить детей один. После того как наша мать сбежала, отец один воспитывал нас с братом. Я не желаю такой жизни ни одному ребенку... Расти без матери, под присмотром чужих людей, жить у родственников и в пансионах, чувствовать себя нежеланным и нелюбимым...
Рокси пыталась не показать, как ее растрогала история Кэма. Вивьен не должна проявлять эмоций.
Но Рокси хотелось выразить собственные чувства.
Протянуть руки к любимому, согреть своим теплом, заставить забыть обиды прошлого. Оказывается, ни его мать, ни его бывшая жена не способны были подарить ему любовь и внимание. Это многое объясняет.
- Почему ваша мать ушла из дома? - выдохнула она, на секунду забыв, что Вивьен вряд ли могла заинтересовать мать Кэма Рейберна. Но Рокси хотелось знать, а Кэм мог больше не открыться. Неужели его мать тоже была слишком занята собственной карьерой? Неудивительно, что ему так трудно довериться Рокси.
- Моя мать была несостоявшейся актрисой. Кэм пожал плечами, словно теперь это не имело для него значения. - Звезда мыльных опер. Она оставила нас, пытаясь восстановить свою артистическую карьеру. Не здесь, в Австралии, что папа еще мог бы принять, а в Голливуде. Да мать и не хотела, чтобы мы крутились рядом. Из-за нас она бы чувствовала себя старше. Поэтому она постаралась поскорее забыть о нашем существовании.
Сердце Рокси рвалось к нему. Но она помнила: она Вивьен.
- В Голливуде! - встрепенулась Вивьен. - Так она стала знаменитой?
- К ее огорчению, нет. - Кэм скривился. - Ее брали только на маленькие роли. Отец продолжал надеяться, что она вырвется из своей круговерти и приедет, хотя бы навестить нас. Но она так никогда и не приехала. Отчаяние и разочарование никому не идут на пользу. В конце концов это убило ее. Она умерла в одиночестве от передозировки наркотиков.
На этот раз Рокси забыла - или не смогла скрыть свое потрясение.
- Как ужасно! - Она глубоко вздохнула, но постаралась взять себя в руки. - Так после того, как она ушла от вас, вы никогда больше не видели мать?
- Никогда не видел и ничего о ней не слышал.
По-моему, в Голливуде она никому не признавалась, что у нее два уже больших сына.
- Сколько вам было лет, когда она умерла?
- Тринадцать. А когда она ушла от нас - пять, а брату три.
Сердце Рокси обливалось кровью.
- Неудивительно, Кэм, что вы так озабочены тем, чтобы у Эммы была мать. - Глаза ее наполнились непрошеными слезами... Она оплакивала маленького, никем не любимого мальчика, оплакивала Эмму, потерявшую мать, свою любимую сестру и, возможно, себя тоже. Ведь она любила мужчину, который не любил ее!
Но, вспомнив о туши на ресницах, Рокси схватила салфетку и стала промокать глаза.
- Простите, Кэм. Обычно я не склонна проливать слезы.
Он улыбнулся. От этого на лице появились морщинки, и у нее, как всегда, замерло сердце. Но Кэм улыбался Вивьен, не ей.
- С вами легко говорить, Вивьен. Вы ухитрились все из меня вытянуть. Улыбка Кэма стала печальной, взгляд задумчивым, устремленным вдаль. Рокси нахмурилась. А вдруг он пожалел, что обручен с другой женщиной? Не жалеет ли он, что не выбрал эту черноглазую брюнетку?
Ее болезненно покоробило от этой мысли, и какая глупость - от ревности потемнело в глазах.
Она ревновала его к женщине, роль которой исполняла сама!
Она не хотела, чтобы Кэм влюбился в эту несуществующую кузину, которую она сама послала к нему вместо себя! Ей хотелось, чтобы Кэм вообще смотрел только на нее!
- В некотором смысле вы напоминаете мне Рокси.., и не только внешностью. - Теперь Кэм сидел, откинувшись назад, и задумчиво разглядывал ее.
У Рокси мурашки побежали по спине.
- В каком смысле? - с вызовом спросила она.
Вивьен не должна быть похожа на Рокси. Хотя.., он имеет в виду, что она привлекает его физически?
Она вся напряглась. Он так смотрит на нее...
Следующий шаг - он поцелует ее!
Встревоженная, она огляделась в поисках пути к отступлению. Рокси совсем забыла, что сама хотела испытать его.
Она прислушалась.
- По-моему, Эмма плачет... Нет, Кэм, позвольте мне пойти посмотреть. Она быстро поднялась. Я поменяю памперс или укрою ее - словом, сделаю все, что нужно. А потом, Кэм, если не возражаете, я, пожалуй, пойду спать.
Рокси тяжело дышала. Вот идиотка, ругала она Себя, женщина-вамп не станет задыхаться. Она сделала паузу и заговорила холодным, хриплым голосом:
- Это был долгий день, и я нуждаюсь в...
- .."сне красоты"? - закончил Кэм, лукаво усмехаясь.
Рокси сдержала смех, гордо вскинула подбородок, как должна была сделать Вивьен, если бы кто-нибудь вздумал смеяться над ней, и, не рискуя встретиться с ним взглядом, выскочила из комнаты.
Глава 13
Наконец она снова оказалась в безопасности своей комнаты. Рокси по пути заглянула к Эмме, но та по-прежнему крепко спала. Прислонившись спиной к дверям, девушка тяжело вздохнула. Сердце ее бешено стучало. Надо ли ей было остаться в гостиной, чтобы проверить, поцелует ли ее Кэм?
Но не все потеряно. Вивьен проведет в этом доме еще один вечер. День и вечер. Будет хлопать ресницами и яростно флиртовать с Кэмом. И все для того, чтобы увидеть, уступит ли он искушению?
Или она опять не рискнет?
Быть так близко к нему. Иметь возможность коснуться его. Видеть каждое изменение выражения его глаз. Какой восторг и какая мука! Рокси закрыла глаза и представила лицо Кэма. Сексуальную улыбку выразительных губ. Угольный блеск черных глаз. Глубокие четкие морщины у рта. Если бы только ей так отчаянно не хотелось поцеловать его!
При мысли о его поцелуях сердце девушки забилось быстрее, капельки пота выступили на лбу. А он? Скучал ли он по Рокси? Она застонала. Надо отправляться в ванную.
Зная, что быстро уснуть ей не удастся, Рокси немного почитала, потом выключила настольную лампу у кровати. Но сон не приходил. Часа два она вертелась в постели, напрасно стараясь уснуть, прислушиваясь к звукам в доме. Что она будет делать, если услышит крадущиеся шаги, а потом стук в дверь, которая не запиралась?
В своем воображении она рисовала два вероятных продолжения спектакля: Кэм увидит ее без маски соблазнительницы. Или, что будет еще мучительнее, он подчинится желанию соблазнить Вивьен. Прямо здесь, в гостевой квартире.
В конце концов, собравшись с силами, Рокси выбралась из постели и подсунула под дверь дощечку.
Теперь открыть дверь стало труднее. Конечно, Кэм все равно сможет постучать и войти в спальню, надеясь, что Вивьен не будет возражать, но, во всяком случае, не без предупреждения.
Но Кэм не появлялся, и постепенно она перестала прислушиваться и заснула, хотя сон ее был беспокойным.
Утром она приняла бодрящий душ. Вивьен, рассудила Рокси, не должна вставать слишком рано, так что время у нее было. Она снова прошла шаг за шагом трудный процесс превращения в соблазнительницу. Слой за слоем накладывала грим, потом тени и блестки, красила губы, ресницы, брови. Наконец надела темные контактные линзы.
Теперь ее собственное лицо казалось ей чужим и холодным. Рокси выбрала черные легинсы и обтягивающий свитер тигровой расцветки. Не могла же Вивьен надеть одну и ту же вещь дважды.
Последней ее заботой были черные прогулочные туфли. Ведь чуть позже ей придется поискать телефон-автомат, чтобы позвонить Кэму на работу.
Он ждет звонка от Рокси, а она не хотела рисковать.
Разговор из дома могла услышать Филомена. Или позднее ее мог выдать счет за разговор.
Наконец Рокси натянула черный парик и вдела в уши позвякивающие серьги.
Изучив в зеркале результат своих усилий, она удовлетворенно кивнула, хотя сердце ее продолжало биться взволнованно и беспорядочно.
Вивьен была готова к битве. Готова к встрече с Кэмом.
Прежде чем выйти из комнаты, Рокси вспомнила о духах. У нее были французские духи, которые ей подарила Бланш, с вызывающим пряным ароматом. Для Вивьен они подходили как нельзя лучше.
- Ну, Вивьен, чего ты ждешь? - Пора было отправляться завтракать. Обычно Рокси завтракала гораздо раньше.
Когда она проходила по коридору, в комнате Кэма и в детской никого не было. Но на случай, если Кэм вдруг заметит ее, Рокси шла, слегка покачивая бедрами, продолжая играть роль женщины-вамп.
Девушка уже почти жалела, что затеяла эту игру.
Ей хотелось покоя и уверенности, но, если Кэм уступит очарованию соблазнительницы, его измена разобьет сердце Рокси. Правда, она будет знать, за кого выходит замуж, и постарается в будущем защитить от этого человека свое сердце.
Кэм был в кухне и, как всегда терпеливо, кормил Эмму завтраком. И, как всегда при виде его, у Рокси перехватило дыхание. Непослушная прядь темных волос упала ему на лоб. С сосредоточенным видом, улыбаясь, он подбадривал девочку, протягивая ей очередную ложку;
Рокси шагнула вперед и застыла на месте: на Кэме были старые джинсы и свитер. Он не собирается сегодня на работу?
- Доброе утро, - произнесла она, вовремя вспомнив, что надо изменить тембр голоса. - Привет, Эмма! - Вивьен ослепительно улыбнулась. А Рокси так хотелось обнять девочку. - Какая умница!
Ты все скушала!
Кэм оглянулся, его взгляд равнодушно скользнул по ней. Рокси стало неловко. Что это был за взгляд?
Одобрительный? Критический? Оценивающий?
Рокси отважилась еще на одну ослепительную улыбку. В этом тигровом свитере ей всегда было неловко. Поэтому она и оставила его в Сиднее, когда ехала к Кэму. Как и красное платье. Все это не ее стиль. Эта одежда не предназначена для Рокси!
- Ну.., у вас такой вид, будто вы готовы к съемкам, а вовсе не собираетесь сидеть с ребенком, произнес Кэм, внимательно рассматривая ее тщательно "сделанное" лицо. - Иди вы куда-то собираетесь?
Рокси не знала, что ответить. Если Кэм решил провести день дома с Вивьен и племянницей, что же ей делать? Как выскользнуть из дома и позвонить ему? Насколько она знала, поблизости не было телефонов-автоматов. Вопрос Кэма застал ее врасплох.
- Ну, - проворковала она, - если вы, Кэм, намерены провести день дома, я могла бы воспользоваться этим и ненадолго отлучиться. Мне надо найти.., аптеку. Так вы остаетесь дома?
В его глазах мелькнуло то ли выражение удовлетворения от перспективы провести день с Вивьен, то ли насмешка. Он решил, что она пользуется случаем, чтобы удрать из дома и не сидеть с ребенком?
- Я буду дома до ленча, но в полдень мне надо заехать на завод. - Кэм замолчал и лукаво улыбнулся. - Я не собираюсь заставлять вас сидеть с ребенком весь день...
- Но я буду только счастлива, - запротестовала она. Если утром Рокси не позвонит, он решит, что она и думать забыла о малышке и.., о нем. А если позвонит в полдень, это будет выглядеть так, словно она наконец вспомнила.
- Ведь я приехала, чтобы побыть с маленькой дочкой моей кузины. И мне не обязательно выходить из дома сейчас. Я могу сделать это и позже, если вам нужно утром поехать на работу. Я вполне могу весь день пробыть с Эммой.
Кэм рассматривал ее с легким удивлением, а Рокси старалась скрыть охватившую ее панику за томными взглядами и взмахами черных ресниц.
- Мне нравится смотреть за Эммой, - мурлыкала она. Если Кэм уедет, можно посадить малышку в машину и поехать искать телефон вместе с ней.
Он смотрел на нее так долго, что Рокси совсем перепугалась. Кэм не уверен, можно ли оставить на весь день племянницу легкомысленной кузине?
Или он решил, что Вивьен ответственная и заботливая девушка, несмотря на свою экстравагантность?
- Это доброе намерение, Вивьен, я ценю его...
Но, по-моему, вы скоро почувствуете, что и полдня с нашей непоседой вполне достаточно. А что касается утра, мы поедем все вместе, - к ужасу Рокси, заявил Кэм. - Я отвезу вас, Вивьен, в Кьяму, там есть аптека. А я схожу с Эммой в супермаркет. Нам надо кое-что купить.
Рокси ничего не оставалось, как сделать вид, что его предложение вполне ее устраивает. Но мысленно она рвала на себе волосы.
Что ж, придется позвонить ему из аптеки на мобильник. Он как-то сказал, что всегда берет его с собой.
- Потом я покажу вам главную достопримечательность Кьямы, знаменитый фонтан, - продолжал Кэм, - и провезу вас по побережью. Оно очень живописно. Эмма любит ездить на машине. А может, она заснет. Что вы хотели бы на завтрак, Вивьен? - спросил Кэм, вытирая Эмме личико и вынимая ее из высокого стула.
- Фрукты и мюсли, - машинально проговорила Рокси, но, вспомнив, что она Вивьен, поспешила заметить:
- О, не стоит причинять вам лишние хлопоты. Я могу есть то, что всегда ест Рокси.
Кэм кивнул на блюдо со свежими фруктами, стоявшее на столе.
- Рокси обычно и ест фрукты, мюсли и еще тост.
Прошу вас, поухаживайте за собой сами. Мюсли, молоко и масло в холодильнике. Прошу вас. Чай?
Кофе?
Рокси обычно пила чай, поэтому Вивьен выбрала кофе.
Когда она пила кофе, зазвонил телефон. Кэм схватил трубку.
- Рокси? Нет. Простите, профессор, она... О да, конечно. - Он с минуту помолчал, слушая.
Рокси окаменела. Профессор? Профессор Бергман? Наверно, он уже получил ее письмо? И звонит, чтобы попытаться ее переубедить? Зачем бы еще он мог лично звонить ей?
- Правильно... Да. Я скажу. Спасибо, профессор. - Кэм повесил трубку с несколько ошеломленным видом. Наверно, он поражен настойчивостью профессора.
- Что-то случилось? - спросила она голосом Вивьен.
Кэм вздрогнул, будто забыл о ее присутствии.
Должно быть, он здорово встревожен, размышляла Рокси, не соглашусь ли я на уговоры профессора? И не чувствую ли я себя несчастной из-за своего отказа? И надо ли сообщать мне об этом звонке?
Рокси отметила, что он не дал профессору номер ее телефона в Сиднее.
Если бы только она могла разуверить его! Но она не должна говорить об этом. Придется ждать, пока она сможет позвонить ему. Да и то если он упомянет о разговоре с профессором. Тогда она убедит его. Если он упомянет.
Часом позже они ехали в Кьяму на машине Кэма. Эмма сидела сзади, а Рокси замирала от ужаса при мысли, что Кэм может пойти с ней в аптеку или забыть дома свой мобильник.
- Вон аптека! - закричала она, когда они проезжали маленькое курортное местечко. Рокси никогда не бывала здесь раньше. И эта аптека находилась на безопасном расстоянии от супермаркета. - Выбросите меня здесь, Кэм. А на обратном пути подберете.
Но Кэм не остановился.
- В торговом центре есть аптека. Прямо в пригороде.
Рокси заскрипела зубами. Она хотела избежать именно этого. Это была аптека Хеймиша, куда она заходила несколько раз. Разве она могла представиться там как Вивьен, кузина Рокси, попросить разрешения воспользоваться их телефоном и тут же при них позвонить Кэму: "Привет, Кэм, это Рокси"?
Даже если она изменит голос, фармацевты узнают ее, заподозрят что-нибудь и потом, конечно, расскажут Кэму.
Господи, зачем она сказала ему, что ей нужна именно аптека?
Свернув на стоянку супермаркета, Кэм направил машину на свободное место.
- Я возьму Эмму, - предложил он, расстегивая пряжку и вынимая малышку из ее сиденья, - и покажу вам, Вивьен, где аптека. Когда я покончу с покупками, я встречусь там с вами. Мы будем недолго.
Рокси ничего не оставалось, как пойти с ним.
Нужно было срочно найти телефон. У нее было мало времени. Но вот Кэм показал ей:
- Вы пришли, Вивьен!
Аптека находилась справа от них. Супермаркет виднелся впереди. До него еще были бюро новостей и салон красоты. Рокси воспрянула духом. Салон красоты!
- Кэм, не спешите, - беззаботно воскликнула она. - Мне.., необходимо найти одно лекарство. Девушка улыбнулась Эмме:
- До встречи, крошка. Она притворилась, что изучает витрину аптеки. Пока они не скрылись за дверями супермаркета, Рокси топталась у входа.
Потом нырнула в одну из дверей. Здесь она никогда раньше не бывала. Почему она сразу не подумала о салоне красоты? Для такой особы, как Вивьен, он должен быть вторым домом.
Она влетела в салон и направилась к рыжеволосой регистраторше.
- Пожалуйста, не могли бы вы записать меня на прием? - Рокси говорила своим обычным голосом.
Ведь через несколько минут ей предстоит разговаривать с Кэмом по телефону.
- На стрижку и прическу?
Она кивнула. Позже можно будет отменить запись.
- Конечно... На какое число вы хотите?
Регистратор кинула взгляд на блестящую черную гриву. Интересно, подумала Рокси, она видит, что это парик? Не важно. Многие женщины, тем более фотомодели, носят парик, когда волосы у них не в порядке.
Рокси открыла рот, чтобы сказать "в пятницу", но вспомнила, что в субботу ее свадьба! Зачем записываться под именем Вивьен, если по такому случаю сама Рокси может сделать специальную прическу? Ее волосы за прошедший месяц отросли и нуждались в приличной стрижке.
Она перевела взгляд с молодой регистраторши на высокую, модного вида женщину-мастера, которая делала прическу элегантно одетой клиентке с волнистыми темными волосами. Да... Почему она не может один раз в жизни сделать настоящую прическу? Пусть это скромная свадьба, но ей не обязательно в такой день выглядеть огородным пугалом.
- Ваше имя, пожалуйста?
Рокси снова посмотрела на регистраторшу.
- Ох, это не для меня... Это для моей кузины Рокси Уоррен. В субботу она выходит замуж.
- О! Хорошо. В девять утра не рано?
Наверно, слишком рано для Вивьен, но не для Рокси.
- Нет, прекрасно. Спасибо!
- Хорошо, ждем вас в субботу в девять ноль-ноль. - Девушка улыбнулась.
Поблагодарив, Рокси сделала вид, что уходит, но в дверях задержалась.
- О боже, мне надо позвонить. Нельзя ли воспользоваться вашим телефоном? Я недолго.
- Конечно. - Девушка подвинула к ней телефон. Наберите ноль, а потом номер.
- Это номер мобильного телефона. Ничего? Рокси ослепительно улыбнулась - Конечно. - Регистраторша потянулась за флаконом лака для ногтей.
Очевидно, девушка не собиралась уходить, чтобы дать ей посекретничать. Ну ладно. Надо просто быть осторожной. Рокси набрала номер мобильника Кэма, который знала наизусть. Затаив дыхание, она ждала. Телефон был включен!
Кэм ждал звонка от Рокси?
Сердце ее радостно застучало. Но почему он не отвечает? Оставил трубку в машине? Или дома?
Она уже начала терять надежду, когда услышала:
- Кэм Рейберн.
- Кэм, это я, - с облегчением выдохнула она. Регистратор слышит каждое слово, поэтому не стоит называть имя.
- Рокси! Как ты? Надеюсь, не слишком устала?
Рокси проглотила комок в горле. Он вроде бы искренне рад слышать ее голос, искренне заботится о ней. Если бы он знал, что Вивьен - это она? Опасная игра. Рокси даже вздрогнула.
- Нет. Со мной все в порядке, - заверила она его.
Если Кэма и огорчило то, что сказал профессор Бергман, то он не показывал виду. Расскажет ли он ей о звонке профессора? Или решил не говорить, чтобы лишний раз не искушать ее? Она закусила губу. Сердце ее рвалось к Кэму.
- Агент убежден, что быстро продаст квартиру. - Тут Рокси не погрешила против правды. И поспешно добавила:
- Я хотела уехать сегодня в полдень, после того, как он привезет перспективных покупателей... Но я.., я хочу еще кое-что купить, потом встречусь с подругами и у одной из них, наверно, останусь на ночь. - Она специально говорила неопределенно на случай, если Кэм попросит номер телефона. - Утром я отправлюсь домой, как только... - она решила, что произнести "Вивьен" вполне безопасно, ведь она не называла регистраторше это имя, - Вивьен вернется сюда с моей машиной. Жду не дождусь, когда вернусь домой, - с чувством добавила она. Кроме того, она просто мечтала освободиться от соблазнительной Вивьен. - А как поживает моя кузина? кстати вспомнила она.
- Вивьен? Прекрасно. - В трубке что-то зашумело, Рокси пришлось напрячься, чтобы расслышать его слова: "Она и Эмма делают быстрые успехи".
Рокси хотелось сказать ему, что Эмма-то знает, кто такая Вивьен.
- А как ты, Кэм? - не удержалась она. - Как ты справляешься с моей.., блистательной кузиной? - У нее опять перехватило дыхание.
- Все прекрасно, - пробормотал Кэм, не вдаваясь в детали. - Послушай, Рокси, я должен идти.
Сейчас я в супермаркете, у кассы. Эмма играет, а Вивьен сейчас здесь нет. Я должен заплатить за покупки. Жду тебя завтра утром.
Трубка замолчала прежде, чем Рокси успела спросить, как себя чувствует Эмма. Проклятие!
Ведь Кэм уверен, что она не видела племянницу со вчерашнего утра. Пожалуй, он удивится, почему она не поинтересовалась малышкой? Хотя спросить о Вивьен у нее хватило времени. После такого промаха, а он его, безусловно, заметит, Кэм вполне может усомниться, на самом ли деле Рокси заботится о племяннице? Да еще этот звонок профессора!
Она положила трубку с тяжелым чувством. А чего она ожидала? Иронического замечания по адресу Вивьен? Шепотом произнесенного ласкового слова? Или напоминания о свадьбе?
Глупые надежды. Она пожала плечами. Вряд ли их свадьбу можно назвать настоящей. Официально они оба еще в трауре. Друзья поймут их сдержанность...
Рокси поблагодарила регистраторшу и вышла из салона. И тут же увидела Кэма, который выходил из аптеки, где ожидал встретить ее. В одной руке он нес Эмму, в другой - большой пластиковый пакет.
Она заспешила ему навстречу.
- Ах, вы здесь! А в аптеке сказали, что не видели вас. Я удивился, что с вами могло случиться. Решили сначала осмотреть все витрины?
- Я... - быстро придумала Рокси, - обнаружила, что рецепт давно просрочен. Но это не имеет значения, - поспешно добавила она. - Можно подождать.
Ничего угрожающего жизни. - Она отрывисто хохотнула.
- Рад слышать. - В темных глазах Кэма играла насмешка. - Готовы ехать? А то Эмма капризничает. Она хочет спать. Как только машина тронется, она, наверно, сразу уснет.
- Хотите, я подержу ее? - предложила Рокси.
Она мечтала об этом, но не хотела слишком откровенно это показывать.
- Если вам нравится. - Кэм с улыбкой вручил ей девочку. С улыбкой слегка удивленной, даже ласково-одобрительной. С улыбкой, обращенной к Вивьен. Рокси вздрогнула, но, посмотрев на девочку, успокоилась: племянница тоже сразу заулыбалась.
- Вы, как и Рокси, замечательно обращаетесь с малышами, - пробормотал Кэм. - Только посмотрите на малышку. Сияет, как солнышко!
Рокси пожала плечами, мол, такая сноровка свойственна любой женщине.
- Малышей забавляют новые лица, - беззаботно возразила она.
Когда они подошли к машине, девочка снова захныкала.
- Бедняжка, ты, должно быть, хочешь пить, - не подумав, проговорила Рокси и тут же заметила на себе взгляд Кэма. Так он смотрел на нее, если она догадывалась о каком-нибудь желании ребенка. Не решит ли он, что Вивьен может быть такой же заботливой матерью, как и Рокси?
И более желанной женой?
- В холодильнике есть бутылочка с кипяченой водой и молоко, - сказал Кэм, открывая перед ней дверцу машины. - Вы сумеете их найти? А я пока устрою Эмму.
Несколько минут спустя они уже ехали по дороге. Сочная зелень, песчаные, словно золотые пляжи, изумрудная вода, кружевная белая пена замечательный живописный вид.
Показав Вивьен гигантский пенящийся фонтан, который посылал высоко в небо струи воды из глубины скал, Кэм повернул на юг. Теперь они направлялись в историческое селение Берри.
- Тут еще осталось несколько старинных строений, - заметил он. - И много кафе, антикварных лавок, магазинчиков ремесленников.., и лавочек, где продается тающая во рту сдоба. Можете зайти туда и купить что-нибудь нам к ленчу. Здесь бывают домашние пироги и пирожные с заварным кремом... если, конечно, ваша диета разрешает такие излишества. - Он насмешливо приподнял бровь.
Но Рокси сейчас не интересовала ни диета Вивьен, ни что подумает Кэм. Она умирала от голода.
- Я в отпуске, - напомнила она ему, по-кошачьи потянувшись. - Пирог с салатом - это очень заманчиво. - И оглянулась, чтобы перевести внимание Кэма на Эмму. - Посмотрите, она уже спит.
Но почему-то вид крепко спящей малышки в детском автомобильном креслице вызвал у Рокси нервную дрожь. Возникло чувство, будто сейчас в машине они вдвоем с Кэмом. Сидят бок о бок на переднем сиденье, и Кэм, должно быть, так же как и она, ощущает, что, стоит им подвинуться на сантиметр, их тела коснутся друг друга.
Хочет ли Кэм коснуться Вивьен?
Рокси очень хотелось отодвинуться от него на безопасное расстояние, но Вивьен... И вот она подвинулась к Кэму настолько, что ее предплечье потерлось о руку Кэма.
Кэм никак не отреагировал, но и не отодвинулся.
Дурное предчувствие проснулось в душе Рокси. Ее игра, кажется, начинала оборачиваться против нее.
А что чувствует Кэм? О чем думает? Может быть, испытывает тайное желание?
Рокси растеряла кураж и отступила. Яркий дневной свет. Идущая на полной скорости машина. Спящий ребенок сзади. Не очень-то подходящий момент для сцены соблазнения.
Кроме того, она очень сомневалась, что хочет этого.
Глава 14
Какое облегчение! Наконец часа в два Кэм уехал на работу. Она осталась в доме одна с Эммой.
Рокси то обнимала племянницу, то целовала ее, то кружилась с ней по комнате, заставляя заливаться счастливым смехом. Наконец-то она могла сказать ей своим настоящим голосом, как сильно любит ее.
Филомена кончила свои дела и ушла домой.
Можно радоваться общению с Эммой, ничего не опасаясь. Ни наблюдательных глаз Кэма, ни собственной забывчивости.
Так Рокси провела несколько блаженных часов.
Потом девочка начала тереть глазки, и Рокси уложила ее спать.
Теперь появилось немного свободного времени, и его нужно было использовать, чтобы реанимировать Вивьен. Посмотрев в зеркало, Рокси констатировала, что губная помада размазалась, тушь потекла, парик потерял натуральный вид, а на тигровом свитере красовалось жирное пятно. Кэм не должен был видеть Вивьен в таком состоянии.
Рокси перебрала платья, которые привезла из Сиднея. Поскольку это последний вечер, который Вивьен проведет с Кэмом, можно отбросить все запреты. Она выбрала облегающий костюм из черного атласа. Его подарил ей на день рождения бывший возлюбленный как пикантный сюрприз. Правда, вскоре после этого он исчез без следа с другой девицей. С тех пор Рокси никогда не надевала этот костюм. Но сегодня вечером для яркой Вивьен он подходил как нельзя лучше.
Одевшись, она пошла в столовую и накрыла на стол. Лучшее серебро и тончайшие бокалы, свечи все в ожидании романтического момента. Обед был готов, оставалось только подогреть его. Добрая Фнломена запекла картофель, приготовила суп с луком-пореем и свой восхитительный сдобный пирог.
Рокси, или, вернее, Вивьен, оставалось только нарезать салат и хлеб. И открыть бутылку вина.
Рокси очень хотелось сделать Кэму на десерт рисовый пудинг со сливками. Но если бы Вивьен порадовала его любимым блюдом, он бы наверняка заподозрил что-то неладное. Кроме того, Вивьен не способна приготовить рисовый пудинг и, конечно, не может одобрять такую калорийную пищу.
Оставим пудинг на завтра, с тоскливым предчувствием подумала Рокси. Если она переживет сегодняшнюю ночь.
Издали донесся плач. Проснулась Эмма. Рокси кинулась было к племяннице, но в нерешительности остановилась. Что бы сделала Вивьен? Вивьен позаботилась бы о своем атласном костюме. Именно это и сделала Рокси. Заглянула в свою комнату, нашла безразмерную рубашку и по пути в детскую натянула ее поверх костюма.
Первый раз Эмма не перестала плакать, увидев ее. Она даже не села. Только тянула ручки, чтобы Рокси взяла ее. Щечки у нее неестественно раскраснелись, - Опять зубки, - пробормотала Рокси, ласково укачивая малышку. - Бедняжка. Не хочешь что-нибудь пожевать? Или попить?
Эмма немного успокоилась, но скоро опять раскапризничалась. Рокси перепробовала все, вплоть до теплой ванны. Но ничего не помогало надолго.
Она не хотела играть с игрушками. Не хотела ползать. И успокаивалась только на руках у Рокси.
- Может, зубной эликсир тебе поможет, - пробормотала Рокси и понесла девочку в ванную. Кэму не обязательно знать, что Вивьен пришла в голову мысль воспользоваться эликсиром, а Эмма пока не сможет ему рассказать.
Эликсир немного помог, но Эмма все равно хотела оставаться на руках, и Рокси, сев в кресло в гостиной, покачивала малышку и пела ей все детские песенки, какие знала. Эмме особенно нравились те, где было подражание кошачьему мяуканью, собачьему лаю, кваканью, мычанию. Малышка всякий раз улыбалась, услышав что-нибудь подобное.
Рокси так увлеклась изображением зверюшек, испытывала такое облегчение, когда Эмма смеялась, что не заметила приезда Кэма.
- Вот это да! У вас обеих такой вид, будто вам очень весело. - Он снял пиджак и бросил его на кресло.
- Кэм! - Она чуть не уронила девочку. Неужели он узнал песню, которую Рокси часто пела Эмме?
Или мужчины не замечают таких вещей? А если и узнал, может, подумал, что Рокси и Вивьен примерно одного возраста и могли с детства запомнить одни и те же песни. Одна надежда.
Рокси взяла себя в руки и вошла в роль Вивьен.
- Слава богу, что вы вернулись, Кэм. Эмма, как проснулась, так все время и капризничает. Не знаю, что с ней. Бедный ребенок. Наверно, скучает по Рокси. Я пропела ей все песни, которым меня научила мать. Хотела хоть как-то развеселить ее. Я даже сделала ей ванну, - призналась она, все равно Кэм увидит. - И, - она состроила гримасу, - мне пришлось поменять ей памперс. Ух! Больше никогда! Вот... Она ваша.
Рокси передала ему Эмму, будто радовалась, что наконец освободилась от ребенка. Потом поднялась, сообразила, что на ней рубашка Рокси, едва ли подходящая к сексуальному имиджу Вивьен, и в негодовании воскликнула:
- Вы только посмотрите на меня! Когда малышка проснулась, я забежала в комнату Рокси и схватила старую рубашку, чтобы закрыть костюм. Понимаете, я уже переоделась к обеду, думала, что вы рано приедете с работы. - Она фыркнула. - У меня нет ничего столь безобразного и бесформенного.
Но почему Кэм так озадаченно смотрит на нее?
Потому что она тараторит? Или потому, что его поразила соблазнительная Вивьен в уродливой рубашке?
- Похоже, что вам нужен перерыв, - с сочувствием наконец произнес он. - Я покормлю Эмму, а вы пока передохните. Потом я погуляю с ней, она выпьет молока и заснет до утра. Надеюсь, нам предстоит мирный вечер. - Он подмигнул Рокси, и у девушки упало сердце. Ведь он подмигнул Вивьен. Не ей.
- Я заметил в столовой накрытый стол. - Кэм понимающе улыбнулся. - Так у нас торжественный обед? При свечах?
Рокси кокетливо кивнула - и вспомнила про парик. Хоть бы не съехал набок!
- Да, я подумала, что это мой последний вечер здесь. Мы могли бы провести его как-то особенно.
- Конечно, что нам мешает?
Сердце у Рокси замерло, с такой готовностью соглашался Кэм с Вивьен.
- Жду с нетерпением! - Она кокетливо взмахнула ресницами. - Домашнее хозяйство не для меня. Это чертовски скучно. - Она чуть понизила голос:
- О!
Кажется, у меня растрепались волосы.
Рокси выскользнула из гостиной, не рискуя оглянуться и встретиться с Кэмом взглядом.
Безукоризненная сцена для соблазнения. Прекрасное вино. Прекрасная еда. Мерцающий свет свечей. Романтическая скрипичная музыка на стереопроигрывателе. Сексуальный мужчина и сладострастная брюнетка. Одни. Вдвоем. Весь вечер.
Вивьен через стол бросала на Кэма томные взгляды. Она откровенно приглашала его.
Если Кэм поддастся чарам черноволосой красотки, что ей делать? Удрать, прежде чем дело далеко зайдет? Быть разоблаченной? Нельзя так рисковать! Это было бы чересчур унизительно! Она только подождет, пока Кэм протянет руки, решила она.
Или пока он попытается поцеловать ее. Она подождет, пока не убедится, что будущему мужу доверять нельзя.
И что она, Рокси, будет делать дальше, если он начнет ухаживать за Вивьен? Вернется в свою квартиру в Сиднее и начнет в суде борьбу за племянницу? Заведомо безнадежную борьбу. Так что ей останется только сразу отказаться от племянницы и вернуться к своей профессии, хотя у нее и пропал интерес к научной карьере.
При мысли, что она не увидит Эмму, у Рокси заныло сердце. Нет! Никогда! Она мрачно смотрела в бокал с вином. Густо накрашенные ресницы скрывали боль в глазах. Нет она никогда не сможет бросить девочку...
И, проклятие, она не сможет бросить Кэма!
Какой, собственно, грех в случайном флирте, если он ничего не значит? Кэм никогда не говорил, что любит ее. Но он обещал серьезно относиться к их брачным обязательствам. Даже если он не любил ее, у него было откровенное влечение к ней.
Значит, до тех пор, пока она будет нужна Кэму как жена и мать их племянницы, она не нарушит соглашения. И в субботу выйдет за него замуж. Она станет любящей матерью Эмме и заботливой, преданной женой Кэму. Может, со временем она вытеснит из его сердца сладострастных брюнеток, которых сейчас он находит неотразимыми!
И если она будет заранее знать, что вряд ли он сумеет хранить ей верность, это придаст ей сил, чтобы перенести все, что ждет их впереди. Даст возможность оставаться невозмутимой и скрывать свою любовь к нему. Она не позволит себе остаться такой же легкоранимой, как сейчас.
- Вивьен, что-то случилось?
Вивьен!
Она старательно изобразила на своем лице мечтательную маску и только потом приподняла как бы отяжелевшие веки.
- Это вино... Боюсь, оно ударило мне в голову.
Я чувствую себя совершенно пьяной. Совершенно... - последовала многозначительная улыбка. Heважно, каковы будут последствия. Она пройдет этот путь до конца, - совершенно легкомысленной. Она провела языком по губам. - Потанцуем?
Любой мужчина увидел бы откровенное приглашение в этих сильно накрашенных глазах. Таких же темных и манящих, как у Миреллы, как у Белинды, как у той сногсшибательной брюнетки на свадьбе Серены.
- Конечно.., если вы хотите. - Кэм поднялся раньше, чем она.
Когда его рука коснулась талии девушки, Рокси почувствовала, что ее бьет дрожь. Другая рука, сильная, теплая и властная, сжала ее пальцы. Она вдыхала терпкий мужской аромат, задыхаясь от желания, не в силах взглянуть на него.
Единственный раз она танцевала в его объятиях на свадьбе сестры. Отвыкнув ходить на высоких каблуках, она несколько раз споткнулась. "Это из-за туфель, - пробормотала она тогда, - я их сброшу". И сбросила. И ощутила сразу восхитительную раскованность. Она танцевала в чулках, и Кэм ни разу не наступил ей на пальцы. И она больше ни разу не споткнулась.
Сейчас в такт музыке она медленно покачивалась в его объятиях. Их тела были опасно близки.
Ноги едва двигались. К счастью, саркастически подумала Рокси. Споткнись она сейчас, она бы потеряла контроль над собой.
Вивьен не могла споткнуться о ноги мужчины.
Вивьен никогда бы не показалась неуклюжей или неумелой. Но пока они двигаются в медленном ритме, Рокси в безопасности.
К тому же сегодня вечером Вивьен надела туфли на плоской подошве.
- Вы нравитесь Эмме, - мягко заметил Кэм. Его губы почти касались ее волос. Синтетических волос, с тревогой подумала Рокси. Заметит ли он? Вы будете хорошей матерью, Вивьен.
Хорошей матерью? Рокси по-настоящему перепугалась. Кэм должен был видеть в Вивьен опытную соблазнительницу, а вовсе не хорошую мать!
Что, если он думает о Вивьен как о лучшей матери, чем отсутствующая Рокси? Как о лучшей любовнице? Или даже жене?
- О! Дети - это нормально, но только в маленьких дозах! - быстро отреагировала она, чуть пожав плечами. - Вот Рокси терпеливее, чем я... Она обожает детей. А я предпочитаю свободу. Провести всю жизнь на одном месте, с одним партнером! Я бы этого просто не выдержала. Я не намерена выходить замуж. Чересчур душно. Чересчур скучно. Я люблю волнения... - она понизила голос, - опасность.., развлечения.
- Жаль, - покачал головой Кэм. - Вам есть что предложить мужчине, задумчиво протянул он и нежно коснулся ее щеки кончиками пальцев.
У Рокси сжалось сердце. От его прикосновения ее бросило в дрожь. Он уже уступал соблазнительным пассам Вивьен? Уже сделал первое движение навстречу? Он должен бы знать, что с кузиной Рокси играть опасно. Может быть, опасность возбуждает его? Может быть, у него вкус к запретным наслаждениям?
Кэм разглядывал ее лицо. Она заметила это и занервничала.
- Что вы так смотрите на меня, Кэм? - хрипло спросила она, не подумав, стала ли бы задавать такой вопрос Вивьен.
- Всего лишь думаю, как вы похожи на Рокси, улыбнулся он, наклонившись к ней. - Конечно, если не считать карих глаз и темных волос. - Он тронул пальцем кончик ее носа. - Такой же дерзкий нос... - Пальцы скользнули ниже и обвели губы. - Такой же сочный рот... - Теплые пальцы обвели ее подбородок. - Такой же маленький подбородок с ямочкой. - Он нежно ласкал ямочку большим пальцем. - Я буду скучать без вас, Вивьен, - пробормотал Кэм, и его теплое дыхание коснулось щеки девушки. - Рокси не говорила мне, что у нее есть такая.., очаровательная кузина.
Рокси почувствовала в горле странный комок.
Она томно опустила ресницы, чтобы Кэм не увидел тревогу в ее глазах. "Скучать без вас.., очаровательная.., сочные губы".
Нечеловеческим усилием она скрыла острую боль, пронзившую ее.
- Она не совсем доверяет вам, - низким голос промурлыкала она, вернувшись к роли женщины-вамп. - И я понимаю, почему. - Многозначительно усмехнувшись, она скользнула темными глазами по его фигуре. - Рокси предупредила меня...
- О? - Кэм вскинул бровь. - И о чем же?
- Рокси считает, - Вивьен хрипло хихикнула, что вы просто не способны устоять перед чарами черноглазых брюнеток. По словам Рокси, даже ваш брат так думал. Она предупреждала меня, что надо остерегаться вас.
- В самом деле?
Он ничего не отрицает, с тревогой отметила Рокси. У него, скорее, лукаво-довольный вид.
- И вы хотите.., очаровать меня? - мягко спросил он. В черных глазах явно светился вызов.
Рокси почти растерялась. Она дала ему шанс заверить Вивьен, что Рокси ошибается, что его увлечение брюнетками осталось в прошлом и существует только в воображении Рокси. Но он отверг этот шанс. Он откровенно флиртует с темноглазой кузиной, фактически поощряет ее!
И ведь она сама втянула их в эту унизительную игру. Глубоко вздохнув, Рокси собралась с силами.
Ее так и подмывало открыться и до смерти напугать Кэма. Но она знала, что этого делать нельзя. Она должна довести свою игру до конца.
Рокси не сомневалась, что, открой она сейчас свой обман, Кэм может вспылить и вообще отменить свадьбу. Зачем ему жена, которая знает о его играх? А она не в силах расстаться с Эммой.., и с ним тоже.
- Бедная крошка Рокси плохо меня знает, - хрипло выдохнула она. На этот раз ей не пришлось притворяться: горло сжимали нервные спазмы. - Я приняла ее предупреждение как вызов. А я не могу устоять перед вызовом. Женщина-вамп теснее прижалась к Кэму. Ей и хотелось, и не хотелось узнать, как далеко он готов зайти.
Вместо того чтобы оттолкнуть ее, Кэм крепче обхватил ее за талию и притянул к себе.
- Вызов? - Его губы прикасались к ее волосам, и Рокси удивилась, неужели парик Вивьен милее для него, чем мягкие, живые волосы невесты? В ее душе с каждой секундой сгущался мрак. Потому что она все-таки надеялась... Надеялась, что он не станет флиртовать с кузиной. Пожалуй, просто не верила в это! А теперь... Хватит ли у него куража двигаться дальше?
И, главное, она не могла отступить. Неодолимая сила заставляла ее продолжать игру.
- То, о чем кузина не знает, не может ее обидеть, не правда ли? сладострастно промурлыкала женщина-вамп. Ее пальцы скользнули по его шее, запутались в густых темных завитках. - Рокси и я никогда не были особенно близки. - Вивьен вскинула накрашенные ресницы. - Мы слишком разные. Несмотря на все свои путешествия, она такая старомодная, сдержанная, странная. Она не понимает, в какое время мы живем. У нее слишком долго голова была занята заплесневелыми текстами и пыльными обломками.
Вивьен насмешливо хихикнула. Ее рука прошлась по его шее, пальцы коснулись ямочки на горле, нащупали твердые мышцы груди.
- Рокси верит в брак на всю жизнь. - Она снова хихикнула. - Это же нереально... Если только у женщины по жилам бежит красная кровь.., как у меня или у вас... Я уверена, Кэм, что у вас-то горячая кровь!
Вивьен опустила руку ниже, почти касаясь мускулистого плоского живота. Если Рокси что-нибудь значит для него, Кэм должен был остановить ее.
Он не остановил.
Глава 15
Он еще крепче сжал Вивьен в объятиях и поцеловал ее. Поцеловал так, как никогда не целовал Рокси. С голодной, жаркой страстью, от которой останавливалось дыхание и кости становились мягкими как воск.
Смятение, отчаяние, горькая обида переполняли Рокси. А тело изогнулось, теснее приникая к нему.
Их жаркое, прерывистое дыхание смешалось. Его поцелуи испепеляли ее. Фантастически ожившее тело устремилось к нему каждой клеточкой. А в глубине души таилась горькая злость, иссушающая обида. Сердце будто разорвалось на дюжины зазубренных осколков.
Он целовал не ее, а ее сексуальную кузину. Целовал с такой бурной страстью, которую никогда не вызывала в нем Рокси.
- Это не правильно! - Она отвернулась, вздохнула и уперлась ему в грудь. Она отталкивала его до тех пор, пока он не поднял голову и не выпустил ее из своих объятий.
Они смотрели друг на друга, тяжело дыша.
- Так... - насмешливо протянул Кэм. - В вас вдруг проснулась совесть?
Жгучая боль пронзила Рокси. Жаль, что совесть проснулась не у него! Она проглотила слова, которые мечтала бросить ему в лицо. Вивьен такие вопросы не волнуют. Она вздернула подбородок. Хорошо бы, помада не размазалась по всему лицу.
Томным движением Вивьен она поправила волосы, надеясь, что парик не съехал набок. Но ее бравада холодная бравада Вивьен - быстро теряла убедительность.
- Должно быть, у меня ужасный вид, - пробормотала она. А ведь образ Вивьен не должен был меняться.
Пора удирать.., и побыстрее. Вивьен и должна стремительно исчезнуть, чтобы восстановить свой имидж. Она даже может с триумфом отправиться спать. Она подчинила своим сладострастным чарам будущего мужа кузины, а когда он потерял голову, именно она расставила все по местам. Она имела право уйти с высоко поднятой головой.
В отличие от Кэма.
Испытывает ли он чувство вины? Унижение?
Раскаяние? Рокси надеялась, что вся эта триада мучает его. Пусть остается наедине со своей совестью.. Если она у него есть!
- Увидимся утром, Кэм. - Ей не хотелось даже смотреть на него. Вместо сердца она ощущала черный провал. Не стоило ей начинать эту жалкую шараду!
Но Кэм поймал женщину-вамп за руку.
- К чему такая спешка, Вивьен? Боитесь потерять парик?
У Рокси буквально отвисла челюсть. Не паникуй, в ужасе подумала она. Это еще не значит, что он узнал тебя. Многие женщины носят парики. Тем более модели. Рокси собралась с духом.
- Вы заметили, что я ношу парик? - произнесла она хрипловатым голосом кузины.
Губы Кэма пренебрежительно дрогнули.
- Ведь я специалист по брюнеткам, - Ледяной, циничный, полный иронии тон. Ни горечи вины.
Ни стыда. Ни раскаяния. Глаза прищурены. Холодный взгляд, от которого у Рокси мороз прошел по коже.
- Все модели носят парики. - Она заставила себя поднять на него глаза.
Он схватил ее за руки и притянул к себе. Пальцы без всякой нежности впились в мягкую плоть.
- Почему бы вам не избавиться от него... Мы могли бы продолжить с того места, где остановились?
Он все еще хотел?..
- Кэм, я... - Ей стало страшно. Первый раз в присутствии Кэма Рокси ощутила угрозу, собственную беззащитность. Она разрешила Вивьен зайти слишком далеко!
- В чем дело? - Голос хриплый, колючий. - Боишься, Рокси, довести игру до конца?
Она застыла. Рокси?
Кэм знал. Он разгадал Вивьен! Горькое смятение переполняло Рокси. Провалилась! Вся эта дурацкая затея была напрасной... Бесполезная трата времени, сил, нервной энергии. Хуже всего унижение! Но обида стала еще глубже.
- И давно.., давно ты знаешь? - прошептала она. Если он узнал ее раньше, чем Вивьен начала свои заигрывания.., раньше, чем он ответил на них... У Рокси мелькнула слабая надежда...
- По-моему, это я имею право задавать вопросы. Тон ледяной. В глазах ничего невозможно прочесть.
Он отпустил ее руки таким движением, будто ему стало невыносимо касаться ее. - Но не избавиться ли сначала от Вивьен? - На губах, еще мгновение назад целовавших ее с такой испепеляющей страстью, мелькнула горькая, презрительная гримаса. - У тебя пять минут, чтобы избавиться от парика и контактных линз. Кстати, это был штрих мастера... Они довольно долго дурачили меня. В целом твой умный маленький спектакль ввел меня в заблуждение... Но ты сделала промашку, Рокси. Тебе не стоило петь Эмме эту песню.., именно эту песню.
Только это? Только песня... Колыбельная песня, которую любая женщина может петь своему ребенку.
Но не такая женщина, как Виьвен.
- Этого было достаточно, чтобы я начал размышлять.., заглядывать под раскрашенную поверхность. Снова обдумывать прошедшие двадцать четыре часа. И когда я держал тебя в объятиях.., когда я чувствовал тебя.., трогал тебя.., целовал тебя.., я уже не сомневался. - Голос Кэма не стал мягче ни капельки. - Я понял, что это ты, Рокси...
Очень умно, моя дорогая. Блестяще. Нелепо, но блестяще. Ты прекрасная актриса. - Тон скорее циничный, чем восхищенный. - Ты и правда умело одурачила меня. Ты так и хотела?
- Кэм, если ты...
- Хочешь, чтобы я сам сорвал парик?
Она поспешно выскочила из гостиной.
Десятью минутами позже Рокси вернулась, смыв грим, с взъерошенными, давно не стриженными белокурыми волосами. Глаза снова стали голубыми. Вместо облегающего черного атласного костюма - поношенная рубашка и джинсы.
- Ну, Рокси... - Кэм стоял там же, где она его оставила, и его вид не обещал легкого разговора, - теперь, может быть, ты объяснишь мне, в чем дело? Он махнул рукой в сторону софы. Когда она села, он опустился рядом, не касаясь ее. После того как она вернулась, он ни разу даже не посмотрел в ее сторону, с болью отметила Рокси. Неужели она убила даже то слабое чувство, которое он питал к ней? Итак, моя дорогая... Что за хитрую игру ты придумала? Насколько я могу догадаться, - его губы скривились, лицо застыло, не выражая ничего, даже злости, - ты все еще не доверяешь мне? Ты решила найти способ проверить меня, так? Превратилась в раскрашенную Иезекииль, сделала вид, будто ты в Сиднее занята продажей квартиры... И много других маленьких изобретений.
- Но я и правда, Кэм, продаю квартиру! Поэтому сначала я в самом деле поехала в Сидней! Я хотела купить нечто такое, что доказало бы тебе, насколько серьезно мое намерение поселиться здесь навсегда. Я видела, что ты не доверяешь мне. - Она подняла на него обиженные глаза. - Я боялась, что ты постоянно будешь опасаться, вдруг мне захочется уехать в экспедицию. Мне надо было придумать что-то, чтобы раз и навсегда убедить тебя. А безумная мысль о Вивьен пришла уже позже.
Она увидела, как у него бьется на виске жилка.
Увидела, как что-то мелькнуло в глубине темных глаз. Увидела холодное движение губ.
- Но, Рокси, ты не продавала в Сиднее квартиру.
Ты не встречалась с агентами и не готовилась к приему перспективных покупателей. Ты была здесь в течение двух дней, вырядившись в свою воображаемую кузину!
- Кэм, я наняла агента, того самого, который продал нам эту квартиру несколько лет назад. Я оставила ему ключ, поэтому мне не нужно быть там.
Я приготовила квартиру для продажи, - добавила она, - но уверена, много времени не пройдет... Как бы ей хотелось, чтобы мысль о кузине Вивьен не рождалась в ее голове... Она сама все разрушила!
Рокси вскинула голову. Огромные глаза умоляюще смотрели на Кэма.
- Кэм, ты должен верить мне! Я никогда не брошу Эмму. Я никогда не уйду от тебя. Я не хочу уходить от тебя. И неважно, сколько брюнеток будет у тебя на с-с-с-стороне!
- Брюнеток на стороне? - Кэм вскинул брови и пересел поближе. Рокси чуть не скатилась к нему на колени. - Рокси, сегодня вечером я знал, что это ты, прежде чем сделал хоть какое-то движение. Я знал, что это ты, еще до того, как мы сели обедать.
Я хотел посмотреть, как далеко ты готова зайти. В роли Вивьен. И собирался проучить тебя за то, что ты так ловко одурачила меня. За твою убежденность, будто тебе необходимо одурачить меня. Первый раз в его глазах мелькнула веселая искорка.
- Но.., но, - она закусила губу, - ты же и вправду неравнодушен к брюнеткам. - Может, если ода сохранит хладнокровие, Кэм наконец заверит ее, что эта слабость осталась в прошлом.
- Если кому-то надо учиться доверять, - вздохнул Кэм, - так это тебе, Рокси... Хотя в прошлом я, видимо, давал тебе повод для сомнения. Когда мы встречались на свадьбе твоей сестры и на крестинах Эммы, я был с другими женщинами. Но это... для самозащиты.
- Что ты имеешь в виду? - удивленно выдохнула она.
Кэм тяжело вздохнул.
- Когда на свадьбе Серены я узнал, что ты археолог и большую часть года проводишь на раскопках в отдаленных уголках мира, я намеренно отступил.
Потому что знал: если чаще буду видеться с тобой, то и большего потребую от тебя. Мне захочется постоянно иметь тебя в своей жизни. Мне захочется жениться на тебе.., иметь от тебя детей. Но мне было ясно, что ты не та женщина, которая готова посвятить себя семье и жить на одном месте.
Рокси раскрыла было рот, но он приложил палец к ее губам.
- Тогда мне казалось, что ты бродяга, помешанная на профессиональной карьере, как моя жена, как моя мать. Я боялся, что ты редко будешь отрываться от работы ради наших детей.., и меня.
У Рокси засверкали глаза. Она отвела его палец от своих губ.
- Поэтому на свадьбе Серены ты бросил меня?
Не потому, что тебе стало скучно со мной? Или тебе захотелось иметь в своей жизни более яркую женщину?.. Девушку, которая всегда под рукой на случай, если тебе взбредет в голову.., немного развлечься?
- Нет! Прости, Рокси, если я обидел тебя, но тогда мне показалось, что лучше все закончить раньше, чем началось. - В его глазах горело сожаление. Нам с тобой было так хорошо на свадьбе Серены. А такие вещи происходят быстро. Вот я и решил: надо что-то делать. И поскорее. Я боялся, что уже и так слишком откровенно проявил свои чувства...
Может быть, даже пробудил у тебя какие-то надежды. Тогда я намеренно отступил и прицепился к какой-то другой.., чтобы забыть о встрече с тобой раз и навсегда. Я не хотел, чтобы ты ждала, - он взял ее за руку и переплел их пальцы, - надеялась, что я позвоню, думала, что впереди что-то есть... У тебя могла возникнуть мысль, что мы будем вместе во время коротких перерывов между твоими путешествиями. Я хотел убить всякую надежду и у себя, и у тебя. Но на самом деле я так и не смог забыть тебя.
Рука Рокси дрожала в его руке. Огромное облегчение светлой волной омывало ее.
- Брюнетка Кэрол на свадьбе твоей сестры, Рокси, - он крепче сжал ее руку, - была бухгалтером по налогам у Хеймиша. - Он ласково улыбнулся. - Я всего лишь отвез ее домой. У меня никогда не было связи с ней, да я и не хотел ее иметь.
- Ox! - Рокси судорожно вздохнула. Нет необходимости спрашивать о Белинде. Кэм уже говорил, что она вернулась к мужу. Осталась только...
- А Мирелла? Твой секретарь?
- Мирелла? Неужели ты думала... - Он фыркнул с веселым изумлением. Мирелла определенно не мой тип. - Он поднес руку Рокси к губам и нежно перецеловал все ее пальцы. - Она больше не работает у меня. На этой неделе я уволил ее. Она слишком много пила, и от этого страдала работа...
Некоторое время я наблюдал за ней, несколько раз предупреждал ее. Но теперь у меня другой секретарь...
Рокси затаила дыхание.
- Энергичная седовласая вдова. - Он усмехнулся. - После опыта с Миреллой и с пожирательницей мужчин Вивьен я освободился от черноглазых брюнеток. Хотя, должен сказать, - он помолчал, вытянув вперед губы, туалеты распутной брюнетки открыли такие твои стороны, Рокси, о которых я и не подозревал. Эта темная вещица в обтяжку, которую ты надела сегодня вечером... Меня так и подмывало расстегнуть молнию сверху донизу!
- Тебе понравилось? - Она выпрямилась.
- Рокси, любимая, ты бы мне понравилась и в мешке. У тебя сексуальный вид даже в этой потрепанной рубашке. Но почему ты прячешь свою великолепную фигуру? - Его взгляд обжег ее. - Носи этот вульгарный костюм в любое время, когда захочешь... Но только для меня!
Только для меня...
Рокси вспыхнула, улыбнулась.
- Тебя влекло к Вивьен, хоть капельку? - с любопытством спросила она. - До того, как ты догадался, что это я?
- Задним числом, - Кэм плутовато усмехнулся, должен признаться, что в Вивьен было достаточно Рокси. Поэтому все мое существо подсознательно реагировало на нее... Но моя совесть абсолютно не принимала ее... Все ее поведение, образ жизни, легкомыслие... И эта ужасающая косметика! Как и Мирелла, это определенно не мой тип, - закончил он. - Ты мой тип, Рокси. Кэм обнял Рокси и положил ее голову к себе на плечо. - Сейчас и навсегда.
Сейчас и навсегда... Это звучало замечательно.
Ее глаза светились нежным светом. Напряжение, страхи - все исчезло. Она наконец могла смотреть в будущее с уверенностью.., без сомнений. Больше не было причин не доверять Кэму, сомневаться в нем, чувствовать угрозу при виде очередной брюнетки.
Даже то, что он не любит ее так, как она любит его, как он, должно быть, любил свою первую жену, вдруг перестало беспокоить Рокси. Их брак будет настоящим, они вместе будут радоваться всей полноте жизни. Может быть, чувство, какое он испытывает к ней сегодня, будет расти и со временем станет таким же глубоким, как ее любовь к нему.
У них есть Эмма и, наверно, если повезет, будут общие дети, и это еще больше сблизит их.
- Я люблю тебя, Кэм, - прошептала она. Ей хотелось, чтобы он это знал, чтобы, вступая в брак, помнил об этом. - И я навсегда останусь рядом с тобой.. Во всяком случае, до тех пор, пока буду нужна тебе и Эмме.
Она почувствовала, как вздрогнула его грудь, к которой она прижималась.
- Ты будешь нам нужна, пока земля не превратится в лед. - Он припал губами к ее шелковистым волосам. - Никак не могу поверить, что моей чуткой, уравновешенной Рокси пришлось пройти столь странный и длинный путь, чтобы выяснить, не выходит ли она замуж за одержимого брюнетками волокиту... - Он тихо засмеялся. - Вижу, все оставшиеся дни мне придется простоять на цыпочках.
- Кэм, прости, я...
- Тшш, прости, я не верил тебе, моя дорогая. Он с нежностью заглянул ей в глаза. - Кстати, у меня есть для тебя новость, - ласково добавил он. Вчера позвонил профессор Бергман и просил передать тебе, что он получил твое письмо... Письмо, о котором ты мне ничего не сказала.
Рокси закусила губу.
- Я.., я боялась, Кэм, что ты подумаешь... Ведь профессор приглашал меня на очень интересные раскопки.
- Я догадался, - кивнул Кэм. - Значит, ты навсегда отказалась от экспедиций? - Он поймал ее взгляд. - Профессор просил передать тебе, что он искренне сожалеет, что ты не приедешь. Но он будет счастлив работать с тобой на любых раскопках в будущем, хотя и понимает твое решение. "Теперь у тебя есть семья, о которой ты должна думать в первую очередь". Он мне процитировал твои слова.
Ты не поделилась со мной своим решением. Не хотела, чтобы я думал, будто втайне ты хочешь уехать?
- Я не сомневалась ни минуты, - пожала плечами Рокси. - Я моментально написала ответ и отказалась от его приглашения.
- Я ценю твою жертву, Рокси. - Кэм стиснул зубы. - Но думаю, что я...
- Кэм, это не жертва...
- Сейчас ты думаешь так. Но я не хочу, Рокси, чтобы ты пожалела потом.
- Я не пожалею. Я всегда знала, что, когда выйду замуж и у меня появится свой дом, оставлю археологию.
- И все же... Ты яркая, образованная женщина, Рокси. Тебе будут делать много предложений. Любовь моя, я не собираюсь приковывать тебя к дому.
Вот... У меня есть кое-что... Хочу показать тебе.
Кэм полез в карман.
- Я собирался удивить тебя, когда ты вернешься из Сиднея. Но поскольку Вивьен оставила нас несколько раньше... - С лукавой улыбкой он вытащил из кармана газетную вырезку. - Вот здесь.., прочти, может быть, тебя заинтересует.
Она взяла вырезку и прочла заголовок. "Предложения работы"?
Рокси прочла объявление. Требовался преподаватель истории в ближайший колледж. На неполное рабочее время. Преимущественно со знанием древней истории Мексики и Латинской Америки.
- Ты специально принес это мне? - Кэм вырезал для нее предложение работы?
- Конечно. - Кэм склонил голову и нежно поцеловал ее. - Когда ты сказала, что продаешь квартиру, сжигаешь все корабли и закрываешь дверь в прошлую жизнь, я почувствовал не только облегчение. Я испугался, что с годами ты придешь в отчаяние, тебя будут мучить горечь и обида оттого, что я заставил тебя отказаться от любимой профессии.
- Так ты искал для меня работу? - Рокси с изумлением смотрела на него. - Зная, что при этом я буду оставлять тебя и Эмму на несколько дней в неделю?
- Когда мужчина любит женщину, - Кэм пожал плечами, - по-настоящему любит, он хочет, чтобы она была счастлива. Я сделал это открытие, Рокси, ласково признался он, - потому что ты была со мной. - Его губы коснулись мочки ее уха, и как будто пламя опалило Рокси. ЛЮБИТ... ПО-НАСТОЯЩЕМУ ЛЮБИТ... - Мужчина сделает что угодно, лишь бы не потерять женщину, в которой для него весь мир. Он сделает что угодно, лишь бы не причинить ей боль.
В КОТОРОЙ ДЛЯ НЕГО ВЕСЬ МИР... СДЕЛАЕТ ЧТО УГОДНО...
Как долго она ждала этих слов. И вот Кэм открыл ей свое сердце. Она и не мечтала о таком счастье.
- Я хочу, чтобы ты была счастлива, Рокси, - пробормотал он. - Поэтому я искал работу, которая сможет заинтересовать тебя и будет не очень далеко от дома. Это идеальный вариант... Всего два утра в неделю. Мэри или я сможем побыть с Эммой, пока ты на работе. Наверно, дорогая, тебе стоит связаться с ними. Лекции не начнутся до нового года, пока в колледже не кончатся каникулы.
Он нежно поцеловал кончик ее носа, потом один глаз, затем другой.
- Что же касается маскарада, который ты устроила, то это моя вина. Ведь я никогда не говорил тебе о своих чувствах. Я... - Он замолчал.
- ..боялся, - выдохнула она, гладя его по щеке. Почему, Кэм? Скажи мне!
Кэм пожал плечами. Губы тронула горькая улыбка.
- Бывшей жене я слишком рано признался в любви. А она использовала это против меня: решила, что, если я люблю ее, то буду делать все, что она захочет. Но я не мог согласиться вести такую жизнь, какую она хотела. Может, я не так уж сильно ее любил, иначе сумел бы найти выход. Но с тобой, Рокси...
Он замолчал, провел губами по ее щеке, потом уткнулся в теплую шею девушки.
- Я люблю тебя так, верю тебе так, что готов предоставить тебе свободу делать все, что ты захочешь, даже время от времени ездить на раскопки.
Если ты решишь, что это тебе необходимо, я поеду вместе с тобой и возьму Эмму. Если ты нам позволишь... Когда она немного подрастет.
Рокси была тронута до глубины души. После того, что она узнала о матери Кэма и о его бывшей жене, она понимала, какую жертву Кэм готов принести и как, должно быть, он любит ее.
- Я не хочу оставлять тебя, Кэм, - прошептала она. - И тем более не хочу тащить Эмму на раскопки даже здесь, в Австралии. Я хочу жить с вами обоими... Ничего другого я не желаю. Преподавание с неполной нагрузкой, наверно, возможно.., если от этого не будет страдать Эмма. Я подумаю, пообещала она, не желая обижать его отказом от продиктованного любовью предложения. - Но я тоже придумала, чем мне заниматься в свободное время. Я собиралась удивить тебя в день нашей свадьбы. Но я не хочу, Кэм, чтобы между нами оставались секреты.
Кэм удивленно посмотрел на нее.
- Сейчас я тебе покажу. Подожди. - Она выпорхнула из комнаты и отправилась в гостевое крыло за книгами, которые купила в Сиднее...
- Вот! - Она разложила книги на кофейном столике.
- Книги по садоводству! - Кэм удивленно рассматривал их: как создать розарий; усадебное садоводство; общее руководство по садоводству.
- Я всегда хотела разводить цветы. - Рокси засмеялась, взглянув на удивленное лицо Кэма. - Но у меня никогда не было ни сада, ни времени для него. Я хочу, Кэм, устроить розарий. И еще я хотела бы развести старомодный приусадебный сад. Здесь только местные дикие цветы, а мне хотелось бы посадить настоящий сад. Можно, Кэм? Мне этого всегда хотелось. Я же люблю копаться в грязи!
- Если, Рокси, тебе хочется этим заниматься, он обнял ее, - то, конечно, можно. Розарий и приусадебный сад здесь, в нашем родовом гнезде? Замечательно!.. Может быть, когда Эмма станет старше, она тоже будет работать в саду вместе с матерью.
- Ox, Кэм, потрясающая идея! - Она обвила руками его шею. - И я хочу иметь много детей. Твоих детей, Кэм. Я хочу вести такую жизнь, о какой ты всегда мечтал. Мне нравится домашняя жизнь. И всегда будет нравиться.
Она посмотрела на него сияющими глазами.
- Уверена, что Хеймиш и Серена были бы счастливы за нас, - прошептала она. - По-моему, они втайне надеялись, что мы тоже когда-нибудь будем вместе... Но я даже не мечтала, что такое случится.
Я люблю тебя, Кэм...
Она не успела закончить, как его губы прижались к ее губам. И через секунду она растворилась в его поцелуе. Все мысли закружились, закружился весь мир вокруг них.
И Кэм нежно и умело увлек ее в звездные дали.




Читать онлайн любовный роман - Будь счастлива - Дьюк Элизабет

Разделы:
дьюк элизабет

Ваши комментарии
к роману Будь счастлива - Дьюк Элизабет



Можно почитать.
Будь счастлива - Дьюк Элизабетиришка
22.07.2014, 18.04





Неплохо
Будь счастлива - Дьюк ЭлизабетВикушка
11.08.2014, 18.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100