Читать онлайн Французов ручей, автора - Морье Дафна дю, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Французов ручей - Морье Дафна дю бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.69 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Французов ручей - Морье Дафна дю - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Французов ручей - Морье Дафна дю - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Морье Дафна дю

Французов ручей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Было около семи вечера. Поднявшись на палубу, Дона увидела, что корабль опять изменил курс и теперь движется к берегу.
Земля туманной полосой вырисовывалась на горизонте. Они провели в море весь день, бороздя пролив вдоль и поперек и ни разу не встретившись с другим судном. Шквалистый ветер ни на секунду не отпускал "Ла Муэтт", заставляя ее танцевать и подпрыгивать на волнах, словно ореховую скорлупку. Дона поняла, что француз решил пока держаться подальше от берега и подобраться к суше, только когда стемнеет. День прошел без приключений. Вначале, правда, была слабая надежда, что по дороге попадется торговое судно, переправлявшееся с грузом через пролив, за счет которого они могли бы недурно поживиться, но надежда эта не оправдалась, и команда, ожившая и повеселевшая после целого дня, проведенного на море, с еще большим азартом начала готовиться к ночной операции, обещавшей им немало опасных и увлекательных минут. Матросы все как один были охвачены лихорадочным возбуждением и напоминали мальчишек, затеявших рискованную проделку. Перегнувшись через перила, Дона прислушивалась к их веселым голосам, пению и шуточкам, которыми они перебрасывались на ходу. Время от времени то один, то другой поднимал голову и посылал ей задорную улыбку или восхищенный взгляд, с природной галантностью не забывая о присутствии на борту прекрасной дамы.
Казалось, что сам воздух вокруг корабля пропитан радостным ожиданием.
Опьяненная жаркими лучами, свежим западным ветром и лазурной водой, Дона испытала вдруг странное желание стать такой же, как они: тянуть вместе с ними канат, взбираться до самого верха на мачту, поднимать паруса и вертеть тяжелый штурвал. Брызги, перелетавшие через борт, хлестали ее по лицу, оседали на одежде, но она не обращала на это внимания – пусть, солнце все высушит. Она нашла тихое местечко около штурвала, с подветренной стороны, и уселась прямо на доски, поджав под себя ноги, заправив концы шали за пояс и предоставив ветру свободно играть ее волосами. Ближе к полудню она вдруг почувствовала страшный голод. Откуда-то снизу потянуло запахом свежего хлеба и крепкого кофе, а еще через минуту на палубе с подносом в руках появился Пьер Блан.
Она торопливо выхватила у него поднос и тут же сама устыдилась своей торопливости, но он только подмигнул ей в ответ – так весело и потешно, что она не удержалась от смеха, – закатил глаза и погладил себя по животу.
– Хозяин придет через минуту, – заговорщицки улыбаясь, произнес он, и Дона в очередной раз поразилась тому, как быстро все они – и Уильям, и матросы – догадались об их отношениях с французом и как просто и естественно к этому отнеслись.
Она с жадностью накинулась на еду, словно не ела целую неделю: отрезала толстые ломти от золотисто-коричневой буханки, намазывала их маслом, не забывая про сыр и салат. Вскоре за ее спиной послышались шаги. Она подняла голову: возле нее стоял капитан "Ла Муэтт". Усевшись так же, как и она, прямо на палубу, он взял буханку хлеба и отрезал себе ломоть.
– Я решил немного отдохнуть, – сказал он. – Погода отличная, судно само держит курс, достаточно только время от времени подправлять штурвал.
Угостите меня кофе.
Она разлила дымящийся напиток по чашкам, и оба начали жадно прихлебывать его, искоса поглядывая друг на друга.
– Как вам нравится мой корабль? – спросил он.
– Он удивителен. Я никогда не думала, что плавать на корабле – такое удовольствие. Мне кажется, я только сейчас начала жить по-настоящему.
– Я испытал то же самое, когда впервые поднялся на борт. А что скажете о сыре – недурен, верно?
– Сыр божественный.
– Вас не укачало?
– Нет, я чувствую себя прекрасно.
– Советую поужинать поплотней. Потом вряд ли удастся перекусить.
Отрезать вам еще хлеба?
– Да, пожалуйста.
– Думаю, что ветер продержится до темноты, но к ночи, наверное, спадет.
Надо воспользоваться приливом и как можно ближе подойти к берегу. Вы счастливы?
– Да… Почему вы спрашиваете?
– Потому что я тоже счастлив. Налейте-ка мне еще кофе.
– У матросов сегодня приподнятое настроение, – заметила она, берясь за кофейник. – Это из-за погоды или из-за того, что они предвкушают ночную вылазку?
– Из-за того и из-за другого. А еще потому, что вы плывете с нами.
– Неужели для них это так важно?
– Вы вселяете в них бодрость. Ради вас они готовы на любые подвиги.
– Почему же вы раньше не брали женщин на борт?
Он улыбнулся ей набитым ртом, но ничего не ответил.
– А знаете, что рассказал мне Годолфин о ваших матросах?
– Нет.
– Он сказал, что они пользуются дурной славой в округе и что многие местные женщины попали из-за них в беду.
– Что же случилось с местными женщинами?
– Вот и я спросила его об этом же. А он, представьте себе, сообщил, что они пострадали от рук ваших головорезов.
– Не думаю, что местные женщины так уж страдали.
– Я тоже не думаю.
Он продолжал жевать бутерброд с сыром, поглядывая на паруса.
– Мои ребята никогда не позволят себе обижать корнуоллок. Скорей, наоборот, это те не дают им проходу. Стоит им узнать, что "Ла Муэтт" пришвартовалась где-нибудь поблизости, как они тут же удирают из дома и начинают бродить вокруг. Подозреваю, что даже Уильяму не удалось избежать их пристального внимания.
– Ваш Уильям – типичный француз.
– Я тоже француз, мы все французы, но это не значит, что нам по вкусу такое бесцеремонное преследование.
– Наверное, корнуоллки считают своих мужей недостаточно искусными.
– Так пусть научат их быть поискусней.
– Простому крестьянину тяжело одолеть науку любви.
– Догадываюсь. Но практика – великая вещь.
– Чтобы научить чему-то своего мужа, женщина сама должна многое уметь.
– А инстинкт на что?
– Одного инстинкта недостаточно.
– В таком случае остается только пожалеть местных женщин.
Он откинулся на локте и, нашарив в кармане своего длинного камзола трубку, стал набивать ее темным крепким табаком, точь-в-точь таким же, какой лежал в табакерке на ее ночном столике. Затем зажал трубку в руке и закурил.
– Я, помнится, уже говорил вам, что французов совершенно необоснованно обвиняют в волокитстве, – произнес он, глядя вверх, на мачты. – Глупо предполагать, что с одной стороны пролива живут галантные кавалеры, а с другой – сплошь неуклюжие увальни.
– Может быть, дело в климате? – проговорила она. – Наверное, наша промозглая погода не способствует любовным утехам.
– Климат здесь ни при чем, – ответил он, – да и национальность тоже.
Умение любить – это особый дар, с ним надо родиться – мужчине ли, женщине, все равно.
– А если один из супругов обладает этим даром, а второй – нет?
– Такой брак наверняка окажется скучным. Впрочем, это можно сказать о большинстве браков.
Ее окутало облачко дыма. Она подняла голову и увидела на его лице улыбку.
– Почему вы смеетесь? – спросила она.
– У вас такой серьезный вид. Уж не собираетесь ли вы писать трактат о супружеской несовместимости?
– Может быть, и собираюсь. Только не сейчас, а поближе к старости.
– А хватит ли у вас знаний? За трактат нельзя садиться, не изучив предмет досконально.
– Думаю, что хватит.
– Хм, вот как? Но позвольте напомнить, что ваш трактат останется незаконченным, если вы ни слова не скажете о совместимости. Бывает ведь и такое: мужчина встречает женщину, отвечающую самым его сокровенным желаниям, разделяющую все его мысли и чувства – от самых радостных до самых мрачных.
– Эти случаи крайне редки.
– К сожалению, да.
– Значит, мой трактат останется незаконченным.
– Что, несомненно, будет большой потерей – не только для автора, но и для читателей.
– Вместо главы о… совместимости, как вы изволили выразиться, я могла бы написать несколько слов о материнстве. Эта тема мне гораздо ближе.
– В самом деле?
– Да. Если не верите, спросите у Уильяма. Он знает, какая я нежная и заботливая мать.
– Если вы такая заботливая мать, что вы делаете на борту "Ла Муэтт"?
Почему сидите с растрепанной прической на голых досках и обсуждаете с пиратом превратности супружеской жизни?
На этот раз рассмеялась она и, оторвав от корсажа ленту, попробовала стянуть ею растрепавшиеся волосы.
– А знаете, чем сейчас занимается настоящая леди Сент-Колам?
– Нет. Но с удовольствием послушаю.
– Лежит с холодной грелкой на животе и мучается от головной боли. И только Уильям, верный, преданный Уильям, время от времени заходит к ней, чтобы подкрепить ее гаснущие силы кисточкой винограда.
– Бедняжка, как мне ее жаль! Лежит, наверное, одна-одинешенька и размышляет о супружеской несовместимости.
– Леди Сент-Колам не забивает себе голову подобной ерундой, она очень уравновешенная особа.
– Что же заставило эту уравновешенную особу надеть мужские брюки и отправиться на большую дорогу?
– Гнев. Гнев и недовольство.
– Чем же она была недовольна?
– Своей неудавшейся жизнью.
– От которой она, в конце концов, решила спрятаться в Нэвроне?
– Да.
– Но если настоящая леди Сент-Колам мечется в жару на кровати, сокрушаясь о загубленной жизни, то кто же сидит сейчас рядом со мной?
– Простой юнга, скромный и незаметный член вашей команды.
– При всей его скромности и незаметности он умял уже весь сыр и три четверти буханки хлеба.
– Ой, простите, я думала, вы закончили.
– Похоже, что закончил.
Он с улыбкой посмотрел на нее, и она отвела взгляд, боясь, что он догадается о ее волнении, и в то же время понимая, что теперь это неважно.
Он выбил трубку о палубу и спросил:
– Хотите, я научу вас управлять кораблем?
Глаза ее просияли от радости:
– Меня? А я смогу? Мы не утонем?
Он рассмеялся, встал и потянул ее за собой. Затем подошел к рулевому и что-то тихо ему сказал.
– Что я должна делать? – спросила Дона.
– Возьмитесь обеими руками за штурвал, вот так. А теперь старайтесь держаться строго по курсу, не отклоняясь ни вправо, ни влево, чтобы не сбить фок. Чувствуете, что ветер дует вам в спину?
– Да.
– Так и должно быть. А как только подует справа, срочно поворачивайте штурвал.
Дона взялась за рукоятки штурвала и тут же почувствовала, как податливо корабль отвечает на каждое ее движение, весело ныряя вверх и вниз и дрожа под напором тяжелых валов. Ветер пронзительно свистел в снастях, грохотал узкими треугольными парусами над ее головой, надувал большой квадратный фок, который трепетал, словно живой, и рвался на удерживающих его канатах.
Смена рулевого не прошла незамеченной. Матросы, работавшие внизу, на шкафуте, принялись подталкивать друг друга локтями, переговариваться по-бретонски, улыбаться и перемигиваться. А их капитан стоял рядом с ней, засунув руки в карманы, тихонько посвистывал и зорко смотрел вперед.
– Ну что ж, я вижу, на инстинкт моего юнги можно положиться, – наконец проговорил он, – хотя бы в одном.
– В чем же?
– В умении управлять кораблем.
И, рассмеявшись, он ушел с мостика, оставив ее один на один с "Ла Муэтт".
Дона простояла у штурвала почти час, радуясь так же искренне, как радовался бы Джеймс, получив новую игрушку. Наконец, почувствовав, что руки совсем устали, она оглянулась на рулевого, который с улыбкой наблюдал за ней издалека. Он тут же подошел и сменил ее. А она отправилась в капитанскую каюту, бросилась на кровать и мгновенно уснула.
Проснувшись ненадолго, она увидела, что француз зашел в каюту и, склонившись над картой, разложенной на столе, делает какие-то подсчеты.
Затем она снова заснула, а когда окончательно открыла глаза, каюта была уже пуста. Она встала, потянулась и вышла на палубу, чувствуя, к своему величайшему стыду, что снова хочет есть.
Было почти семь часов; корабль медленно двигался к берегу; у штурвала стоял сам капитан. Дона подошла к нему и молча встала рядом, глядя на туманную полосу земли у горизонта.
Через некоторое время он отдал какую-то команду, и матросы, проворно, словно обезьяны, перебирая руками, начали карабкаться по канатам. Дона увидела, как большой прямоугольный марсель провис и безвольно затрепыхался на рее.
– Марсель виден первым, когда корабль появляется из-за горизонта, – пояснил он. – До темноты еще не меньше двух часов, и я не хочу, чтобы нас заметили раньше времени.
Дона снова посмотрела на берег, и сердце ее забилось от неясного волнения – она почувствовала, что ее охватывает тот же азарт и то же нетерпение, которые с самого утра владели всей командой, включая капитана.
– Мне кажется, вы задумали что-то чрезвычайно опасное и безрассудное, – проговорила она.
– Вы же сами хотели получить парик Годолфина, – ответил он.
Она с изумлением взглянула на него – голос его звучал спокойно и ровно, словно речь шла всего лишь о рыбной ловле.
– Что вы собираетесь делать? – воскликнула она. – Объясните!
Он ответил не сразу. Повернувшись к матросам, он отдал еще одну команду, и те кинулись убирать второй парус.
– Вам знакомо имя Филипа Рэшли? – наконец спросил он.
– Да, Гарри как-то о нем упоминал.
– Он женат на сестре Годолфина, – сказал он. – Впрочем, для нас сейчас важно не это, а то, что его корабль совсем недавно вернулся из Индии.
Я слишком поздно об этом узнал, а то непременно устроил бы на него засаду.
Теперь же он дня два как благополучно стоит в порту. Мой план заключается в том, чтобы захватить его на стоянке вместе с командой и переправить во Францию.
– А если их окажется больше?
– Ну что ж, придется рискнуть. Всего не предугадаешь. К тому же я рассчитываю на внезапность, раньше мне это помогало.
Он посмотрел на нее и усмехнулся, заметив, что она скептически пожимает плечами, словно считая его затею совершенно невыполнимой.
– Неужели вы думаете, что я зря просидел в каюте эти пять дней? – спросил он. – Не волнуйтесь, все продумано до мелочей. Да и матросы мои не теряли времени даром, пока корабль стоял в ручье. Годолфин сказал вам правду: они действительно любят бродить по окрестностям, но вовсе не для того, чтобы соблазнять местных красоток. Точнее, не только для того.
– Разве они говорят по-английски?
– Некоторые говорят. Именно те, которых я посылаю на берег.
– Поразительная предусмотрительность!
– Нет, обычный деловой подход.
Берег вырисовывался все ясней, и вскоре корабль уже входил в просторную, широкую бухту. Далеко на западе протянулась белая песчаная коса, быстро темнеющая в наступивших сумерках. Корабль по-прежнему держал курс на север, неуклонно двигаясь к берегу, хотя поблизости не было видно ни реки, ни удобной стоянки.
– Вы еще не поняли, куда мы плывем? – спросил он.
– Нет, – ответила она.
Он не стал ничего объяснять, а только улыбнулся и пристально посмотрел на нее, насвистывая сквозь зубы. Чтобы не выдать себя, она отвернулась – слишком многое читалось в ее глазах, да и в его тоже. Она смотрела на ровную, спокойную гладь моря, вдыхала запахи травы, мха, листьев и нагретого за день песка, которые вечерний ветерок доносил с прибрежных скал, и думала о том, что это и есть счастье, это и есть та жизнь, о которой она мечтала.
Впереди ее ждали волнения и опасности, а может быть, даже жестокая, кровавая схватка, но она знала, что через все это они пройдут вместе, и потом, когда все закончится и снова наступит тишина, они по-прежнему будут вместе, чтобы строить свой собственный мир и дарить друг другу самое дорогое, что у них было: нежность, спокойствие и доброту. Она потянулась и, с улыбкой взглянув на него через плечо, спросила:
– Так куда же мы все-таки плывем?
– В Фой-Хэвен, – ответил он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Французов ручей - Морье Дафна дю



Прекрасное произведение, увлекательно, с послевкусием...
Французов ручей - Морье Дафна дюСветлана
5.08.2013, 14.58





Это настоящий алмаз в коллекции произведений сайта. С первой страницы мне захотелось рыдать, а мое сердце оставалось сжатым тисками печали и чувством сожаления о чем-то упущенном в моей жизни. Я просто в шоке от силы вызванных у мня эмоциональных переживаний.
Французов ручей - Морье Дафна дюБелла
23.06.2014, 14.58





Все описано прекрасно. Но чувства от романа двойственные. Описывать не буду, лучше прочтите сами, советую!
Французов ручей - Морье Дафна дюЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
30.10.2014, 16.38





А чувство это, какой-то горечи и не завершонности. Ради детей, но без любимого или с любимым, но без детей?
Французов ручей - Морье Дафна дюАлекса
10.11.2014, 22.10





Как по мне, то фильм лучше. И Гарри не такой однозначный, и противостояние с дочкой колорита добавило.
Французов ручей - Морье Дафна дюSean
31.03.2016, 11.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100