Читать онлайн Дочь куртизанки, автора - Дэйн Клаудиа, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь куртизанки - Дэйн Клаудиа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь куртизанки - Дэйн Клаудиа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь куртизанки - Дэйн Клаудиа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэйн Клаудиа

Дочь куртизанки

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

К дому Дэлби подъехали в полном молчании. Дяде Джону вся эта история показалась гораздо забавнее, чем она была на самом деле. Тем не менее он всю дорогу кивал и ворчал.
Никогда еще Каро не выбиралась из экипажа с таким удовольствием.
Эшдон проводил ее по ступенькам до парадной двери и прошептал на ушко, когда Фредерикс открыл дверь:
– А теперь ты наденешь косынку?
Ужасный негодник!
Когда они вошли, в прихожую выплыла София и, увидев Эшдона в грязи и крови, ласково сказала:
– О, вижу, что вы повстречались с моим братом.
– Да, – ответил Эшдон, передавая сюртук Фредериксу и застегивая жилет. – Всегда приятно повстречаться с родственниками.
– Неужели? – произнесла София, когда лорд Уэстлин вошел в прихожую следом за ней в сопровождении лорда Ставертона.
Вероятно, здесь появились все, кто был в белой гостиной.
В довершение ко всему из столовой, где все еще не починили буфет после утренних событий, вышел Маркхэм.
Не обращая внимания на грязное платье, Каро радостно бросилась в его объятия. Прошло несколько месяцев с их последней встречи. Несмотря на его неугомонный характер, она его боготворила, с двухлетнего возраста твердо зная, что ее чувства взаимны.
– Это ты натравила их на меня, – проговорил Маркхэм в ее волосы. – Надо бы устроить взбучку, но вижу, что тебе сегодня уже досталось.
– Не желаю говорить об этом. И если бы я хотела обсудить, то посчитала бы, что ты заслужил, чтобы тебя поймали, потому что тебе следует быть в Оксфорде, а не на парижских улицах.
– Сперва одно, потом другое. – Маркхэм оттолкнул ее от себя и стал разглядывать толпу вокруг них. – Нет нужды спрашивать, как лорд Эшдон. У него еще более потрепанный вид, чем у тебя. Работа дяди Джона?
– И мальчиков тоже. Кажется, он не возражает, поэтому и мне возражать незачем.
– Умница.
– Не сомневаюсь.
– А все остальное, что я услышал, как только меня притащили обратно к родному очагу? В чем тут логика, Каро? Совсем на тебя не похоже, и это лишь то, что я сумел вытянуть из Анни. Она ни слова против тебя не скажет, а мама и вовсе молчит. И от этого мне просто не терпится все разузнать. Но что делать теперь? Эшдон женился на тебе, значит, все улажено. А стоит ли он тебя?
– А кто вообще стоит? – спросила она с сарказмом.
– Возможно, никто, – улыбнулся он.
– Какой ты замечательный брат! – Каро повернулась, чтобы взглянуть на прихожую. В ярком свете канделябров было видно, что Эшдон изранен гораздо сильнее и более угрюм.
Лорд Уэстлин бросил единственный взгляд на собрание в прихожей и удалился обратно в гостиную. Да, общаться с лордом Уэстлином регулярно будет не очень приятно. Хорошо, что она такая хладнокровная и невозмутимая, иначе беды не оберешься.
При свете канделябров она получше разглядела дядю Джона и его сыновей.
У Джорджа, старшего сына, нос, губы и лоб были как у отца, но намного мягче. У него были черные, но волнистые волосы, как у Каро, а на левой щеке ямочка, которая не портила его мужественности.
Джон-младший был самым высоким и стройным из них, с более светлой кожей, светло-каштановые волосы отливали золотом. У него были густые брови и длинный нос, как у всех мальчиков, и странно, но он больше всех походил на Маркхэма.
У стремительно растущего Мэтью глаза были светло-голубые, такие же, как у его бабушки. Они удивительно сочетались с кожей оливкового цвета и черными волосами. Он становился неотразимо красивым мужчиной.
В тот момент они были слегка помяты после драки с Эшдоном, а еще потому, что им пришлось долго бежать за ландо на пути в Гайд-парк. Однако Маркхэм выглядел совершенно великолепно в оленьих бриджах и темно-синем жакете, который сидел на нем безупречно.
– Жакет купил в Париже? – спросила Каро.
– Да, – гордо ответил он. – Выиграл в вист, пришлось немного подгонять под себя, но какая замечательная ткань!
– Снова играл, – рассердилась она. – Стоит ли играть ради жакета, если у тебя достаточно денег, чтобы купить его?
– Конечно, здесь есть свой резон, – произнес он, и его темные глаза засверкали. – У меня всегда свой резон, что бы я ни делал. Просто это забавно. Тебе надо учиться находить радость во всем, Каро.
– Неужели? Не поздно ли меня теперь учить?
– Из-за Эшдона? – спросил Маркхэм, глядя на своего нового брата. – От него есть какая-нибудь радость?
– Не сказала бы, что именно радость.
Хотя тот счастливый момент, когда он посадил ее на буфет и овладел ею, запомнится навсегда. Она почувствовала, как у нее набухли соски и защекотало в груди от одной только мысли об этом. Каро сделала несколько шагов от двери в столовую, заставив Маркхэма последовать за ней.
– Значит, он как его отец? Ворчун и брюзга?
Каро повернула голову и толкнула его.
– Он не такой, как его отец! Я не это хотела сказать.
– Нет? – наивно удивился Маркхэм. – Тогда что ты хотела сказать? Не может быть, чтобы он тебе нравился, Каро. Это выглядело бы как-то странно – иметь любовником своего мужа. Знаю, что у мамы было именно так, но она диктует свою моду. Не уверен, что тебе это тоже удастся.
– Разве я что-нибудь сказала об Эшдоне?
– Нет. – Он обнял ее за талию. – Но некоторые вещи настолько очевидны, что о них не стоит говорить.
– О боже! Это плохо, очень плохо. Такая изощренная женщина, как она, не должна показывать свои сокровенные чувства. Так просто нельзя.
– Твои комментарии нежелательны, Марк. Ты это понимаешь?
– Конечно. Как хорошо, что я такой красивый, иначе мне не простили бы ничего. Но я красив, особенно в новом жакете, а поэтому мне все прощается. Мама даже простила мне бегство в Париж. Думаю, от этого жакета она просто потеряла голову, – заговорщически прошептал Маркхэм.
Она его почти не слышала. Эшдон, весь растрепанный, повернулся и посмотрел на нее через довольно широкую прихожую, разделявшую их. Рана его все еще кровоточила, на сорочке расплывалось большое красное пятно. Под левым глазом набух синяк, пальцы рук были разбиты в кровь. Он выглядел совершенно ужасно и… еще более прекрасно.
– Мама заказала обед на всех нас? – поинтересовалась Каро, глядя на Эшдона, словно поедая его глазами.
– Да, включая лорда Уэстлина, если он останется. София более чем решительно настроена вернуть его, что вполне уместно теперь, когда он стал членом нашей семьи. Не думаю, что рад его присутствию, зная историю их отношений. Не представляешь, каково иметь мать, которая, в общем, которая…
– О, разве я не знаю? – проговорила Каролина, наблюдая, как Эшдон взял свой сюртук у Фредерикса и накинул его, закрыв кровавое пятно на сорочке и спрятав от нее свои плечи, грудь и руки.
– Для мужчины это иначе, особенно для сына. – Маркхэм стряхнул пушинку со своего рукава.
– Другое не означает хуже. Поверь мне. Поэтому, полагаю, мне надо переодеться к обеду. Эшдону тоже нельзя выйти к столу в таком виде. – Даже если он выглядел намного более неотразимым, чем обычно. – Можно ему взять что-нибудь у тебя, Марк? Вы с ним одного размера.
Маркхэм тяжело вздохнул.
– Что ж, я должен согласиться. Кстати, где вы будете жить? Не здесь?
– Мы еще не решили, – поведала Каро, направляясь через прихожую к Эшдону. – У нас просто не было времени обсудить это.
– Неужели? У вас же был целый день.
– Да, в общем, – согласилась она, теребя рукав. – День был очень насыщенный.
– Естественно, – произнес Маркхэм, глядя на нее с большим интересом, будто пытаясь прочесть ее мысли. Как хорошо, что он не мог этого сделать, потому что ее мысли были только об Эшдоне и о сломанной мебели в столовой. – Я заметил, что у комода сломана ножка, совершенно оторвана. Два лакея вытаскивали его из столовой, когда вы пришли домой. Что с ним случилось?
Каро фыркнула:
– На него упало что-то тяжелое, как мне сказали.
– Какого сорта было это что-то? – допытывался Маркхэм.
Ответ нашелся сразу. Она стремительно становилась искушенной, если судить по той легкости, с которой лгала.
– Один из котов. Тот растолстевший тигр, который постоянно вертится на кухне. Был такой грохот!
Темные брови Маркхэма поднялись.
– Какой же он должен быть толстый, если смог сломать крепкую ножку из красного дерева.
– Он не толстый! – ответила Каро. – Просто… просто неудачно прыгнул.
– Значит, ты так говоришь. – Маркхэм разглядывал ее более внимательно, чем ей хотелось бы. Каролина чувствовала неловкость.
– Тогда нечего больше говорить об этом. Мне надо переодеться к обеду. Ты познакомишься с Эшдоном теперь или после того, как он наденет твои вещи?
– Если так, думаю, лучше сейчас.
– Тогда веди себя хорошо, Марк. Не суетись. Он всего лишь мой муж.
– Всего лишь твой муж, – повторил Маркхэм. – Да, это успокаивает.
Когда они подошли, София разговаривала с Эшдоном.
– Мы просто обязаны убедить вашего отца остаться на обед. Это простое семейное событие, возможно, с самым простым угощением. Будет странно, если он не останется, вы согласны, лорд Эшдон? Поговорите с ним.
– Конечно. – По виду Эшдона нельзя было сказать, что он согласен. К тому же он выглядел очень бледным.
– Мама, я должна увести Эшдона к себе в комнату. У него был трудный день, и ему требуется внимание. О, это мой брат, граф Дэлби. Маркхэм, это мой муж, лорд Эшдон. Ну вот и все, мы удаляемся наверх на минуту или две. Надо осмотреть рану Эшдона. Знаете, дядя Джон напал на него без всякой причины.
– Ерунда, Каро. Джон никогда не нападает без причины. Это вопрос чести для него, – возразила София. – Совершенно уверена, что лорд Эшдон как-то сильно спровоцировал его.
– Если так, то не представляю, что это было, – мрачно произнес Эшдон.
Дорогой муж всегда мрачнеет, когда сердится.
Как это восхитительно!
– Вы преследовали мою племянницу, – проговорил Джон. – Что же оставалось делать мне, как не наказать вас за это?
Эшдон сделал большие глаза.
– Вы говорите по-английски? А сказали, что не знаете этого языка.
– Не обязательно каждому знать все, – парировал Джон, сверкнув темными глазами.
– Как это верно. – София хитро улыбнулась. – Но, Каро, ты действительно бежала по Парк-Лейн? И Эшдон на самом деле преследовал тебя?
Каро смогла только кивнуть. Конечно, теперь она не могла поверить, что сделала это. Совершенно нелогично было убегать от собственного мужа по такой людной улице, особенно потому, что он бегал гораздо быстрее, чем она. Совершенно пустая трата времени.
– Как очаровательно, – улыбнулась София. – И как умно с твоей стороны, дорогая.
– Умно? – удивилась девушка.
По ее мнению, это была огромная ошибка. Мама всегда говорила что-нибудь, чтобы спутать ее мысли.
– Как умно с твоей стороны понять, что мужчины ничего так не любят, как преследование. Особенно – преследование женщины. Не так ли, лорд Эшдон?
– Никогда в жизни не бегал за женщиной, – сухо произнес Эшдон.
– Но теперь вы побежали, и разве это было не забавно? – спросила София.
На лице Эшдона появилась кривая улыбка, и он ответил:
– Терпимо.
Каро вдруг споткнулась.
– Простите нас, – произнес Эшдон, взяв ее за руку. – Моя жена устала от перенапряжения. Мы немного побудем наверху. – И он решительно повел ее из прихожей на лестницу.
От его прикосновения у нее пробежали мурашки по коже. Это было его первое прикосновение, после того как она ударила его коленом. А потом его изрезал дядя и побили кузены. Вполне запоминающаяся свадьба, даже если не считать буфета.
– Вот ты и моя, – прошептал Эшдон, уводя ее по ступеням наверх.
– Не знаю, что ты собираешься сделать со мной, – произнесла она. – Как ты выразился, день был напряженный. Ты выглядишь очень плохо.
– Неужели? – спокойно проговорил он. Они поднялись наверх. – Где твоя комната?
– Тебе нужна комната Маркхэма. Там есть одежда, ты должен хотя бы сменить белье.
– Мне кое-что надо, но это вовсе не белье.
Она отлично знала, о чем он говорит, ведь большую часть дня она пробыла замужем.
– Не понимаю, о чем ты, – высокомерно сказала Каро. – Ты выглядишь совершенно ужасно. Надо же осмотреть твою рану.
– Именно это я имею в виду.
Он распахнул двери более резко, чем было нужно. Ей это понравилось. Такой бешеный, неистовый Эшдон был совершенно неотразим. Конечно, он был неотразим и тихий, и печальный. Как хорошо, что она совсем непривередлива в своих вкусах, особенно в отношении Эшдона.
О боже! Сердце ее ушло в пятки, ноги онемели, голова закружилась.
Муж сильнее потянул ее за руку.
– Ну же, держись.
Это прозвучало грозно и очаровательно.
Внезапно она поняла, почему мама так часто произносила слово «очаровательно» и по каким поводам. Каро была более чем согласна с ней.
– Ты же не собираешься… заняться этим… да? – спросила она самым гневным тоном, но прозвучало неубедительно, потому что она надеялась, что он сделает именно это.
Эшдон затащил ее на самый верх лестницы и начал распахивать двери, даже не постучав. Первая дверь оказалась, к сожалению, в комнату Анни. Женщина сидела у единственного окна и тихонько плакала. При внезапном появлении Эшдона Анни повернулась к ним и встала. Ее лицо украсил нежный румянец. Эшдон замер, поклонился и сказал:
– Простите нас, миссис Уоррен. Вы в порядке? Мы можем вам чем-то помочь?
Как бы сильно Каро ни любила Анни, все вышло как-то намного спокойнее и благороднее, чем она ожидала. Она потеряла всякую надежду на то, что Эшдон исполнит свою угрозу.
Ничего не поделать.
– Извините, нет. – Анни направилась к двери. – Уверена, что вам хочется побыть наедине.
– Не глупи, Анни. Это же твоя комната, – смутилась Каро. – Эш может подождать, пока мы не уладим с тобой. А почему ты плачешь?
– Лорд Эшдон! У вас кровь! – воскликнула Анни с испугом.
– Просто царапина, – успокоила ее Каро, пробравшись мимо Эшдона, который посмотрел на нее с высоко поднятыми от удивления бровями. – Он убедил меня, что это не страшно, и я не смею не верить ему. Он не был бы таким энергичным, если бы истекал кровью. А теперь расскажи, отчего ты такая несчастная? Неужели это лорд Ставертон? Он передумал, Да?
– Нет. – Анни снова села на стул. – Пока нет.
– Пока нет? Зачем ему вообще отказываться? Он же влюблен, Анни, совершенно влюблен.
– Все может измениться, – тихо произнесла Анни.
Лучше бы нет. Каро пришлось сильно потрудиться, чтобы взять лорда Эшдона под свой каблучок, и он собирался остаться там всю жизнь, бесконечно влюбленный в нее. К тому же ему просто ничего другого не оставалось. Она только надеялась, что Эшдон достаточно умен, чтобы понять это.
– Измениться? – спросила Каро, подозрительно глядя на Эшдона, который смотрел не на нее, а на Анни. – Не понимаю, почему?
– Уверяю вас, миссис Уоррен, я не знаю, как мой отец может заставить лорда Ставертона разлюбить вас. Он так сильно влюблен, что, думаю, даже Уэстлин способен понять бесполезность любых доводов. – Эшдон склонился над Анни с джентльменским участием.
– Зачем лорду Уэстлину стараться разлучить лорда Ставертона с Анни? – удивилась Каро. – Какое ему до этого дело?
Анни только грустно посмотрела на нее, а Эшдон ответил:
– Потому что Уэстлин верит, что миссис Уоррен – его незаконнорожденная дочь.
При этих словах Каро упала на стоявшую рядом кушетку.
– Боже мой!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь куртизанки - Дэйн Клаудиа



100 из 10rnИз за Софии
Дочь куртизанки - Дэйн КлаудиаА
30.12.2014, 21.00





Не поняла роль фредди. кто он?
Дочь куртизанки - Дэйн КлаудиаMaru
21.01.2015, 22.48





Не поняла роль фредди. кто он?
Дочь куртизанки - Дэйн КлаудиаMaru
21.01.2015, 22.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100