Читать онлайн Пробуждение Атлантиды, автора - Дэй Алисия, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пробуждение Атлантиды - Дэй Алисия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пробуждение Атлантиды - Дэй Алисия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пробуждение Атлантиды - Дэй Алисия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэй Алисия

Пробуждение Атлантиды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Аларик смотрел, как Квинн спала. Даже у спящей, неспособной на сознательную мысль, сила ее эмоций кружилась вокруг него в ауре глубокого синего, винно-красного и туманно серого цветов. Кто-то назвал его самым могущественным Верховным жрецом, когда-либо назначенным Посейдоном. И вот он стоял тут и смотрел на хрупкую женщину, зная, что она обладала силой уничтожить его.
Он жаждал, желал еще нескольких украденных минут провести в ее присутствии. Не зная как, но она забралась в его душу. Не зная, почему.
Не беспокоясь.
Только испытывая уверенность, со знанием, рожденным из темного и неумолимого голода, что он желал ее, — ее прикосновение, ее разум, ее душу, — больше, чем что-либо прежде.
Так же он был уверен, что его обязанность и судьба запретили это.
Но, разумеется, его обязанность не откажет ему один раз попробовать на вкус ее губы. Он молча наклонился, но когда оказался близко, ее глаза открылись.
— Аларик. Нам нужно перестать вот так встречаться, — сказала она, ее пухлые, мягкие, созданные для поцелуев, губы сложились в улыбку. Он не мог оторвать глаз от ее рта. Даже жрец Посейдона, соблюдающий целибат, мог бы фантазировать о ее губах.
Она облизала кончиком языка пересохшие губы, и его охватило желание. Он отступил на шаг, его колени внезапно ослабли.
Квинн села на узкой кровати, ее взгляд охватил маленькую комнату, которую ей предоставили ведьмы.
— Ты в порядке? Твое лицо посерело, что не может быть признаком здоровья. Что случилось? Где мои люди?
Он вытянул руку, чтобы остановить град вопросов, и сел в единственное кресло в комнате.
— Минуту, прошу. Кажется, что я не так силен, как хотел бы.
Шокирующее осознание затуманило ее взгляд.
— Нападение. Тот вампир, он меня ударил, я должна быть, мертва.
Она спустила ноги с кровати и обняла себя руками, глядя на него.
— Последнее, что я помню, что я чувствовала в легких как тону, а потом или я отключилась, или небо взорвалось. И почему у меня такое чувство, что ты с этим как-то связан?
Он смотрел на нее, как он мог когда-либо насмехаться над поэтами. Явно возможно утонуть в женских глазах. Или, по крайней мере, желать остаться в ее теле вечность.
Но мысли о том, чтобы оказаться внутри Квинн вели к темным и невозможным стремлениям, раздеть ее и войти внутрь ее прямо здесь на кровати, где он закончил ее исцелять. Войти в нее так глубоко, чтобы она его никогда не отпускала.
Никогда не хотела его отпускать.
Невозможные желания.
— Аларик? — ее дыхание сорвалось на его имени, как будто она увидела его фантазии или прочла спрятанные уголки его разума. Она являлась анэшой, и вероятно, он недостаточно закрылся.
Пока он смотрел на нее, всё еще не в состоянии говорить, перед ним мелькнуло искушение. Просто отпустить, опустить щиты. Позволить ей войти внутрь его бесплодной души, всего на несколько мгновений. Достаточных, чтобы увидеть, сможет ли она найти какой-либо след человечности, который не выжгли из него столетия службы судьи Посейдона.
Но его обязанность вошла в него слишком глубоко. Судьба слишком овладела им, чтобы он мог подумать о другом пути. Он закрыл щиты и глубоко вздохнул.
— Прости, Квинн. Я… устал.
Она спустилась с кровати, чтобы неуверенно встать на ноги.
— Я понимаю. У меня появилась мысль, что я должна поблагодарить тебя за повторное спасение моей жизни, — она прошла по небольшому пространству комнаты, стала на колени перед ним и положила свои руки ему на колени. — Поэтому, спасибо тебе.
Он сидел, замерев на месте, жар от ее рук обжег его через штаны до кожи, до нервных окончаний, до каждой кровинки, которая бежала по его венам. Пойманный в сверкающую призму ощущений, он знал, что ее благодарность станет его уничтожением.
— Ты не можешь… — он едва мог говорить сквозь боль, удушающую его. — Ты не можешь меня касаться, Квинн. Ты никогда не должна касаться меня.
Она смотрела на него снизу вверх, ее огромные глаза стали такими черными, как отчаяние, и наполнились болью, которую не могла выдержать такая хрупкая женщина.
— Я знаю, Аларик. Я знаю, что я недостойна касаться тебя. Я никогда не стану достойной. Но в эту минуту, украденную у реальности, прошу, позволь мне.
Он покачал головой. Она не поняла. Это он никогда не станет достойным ее, он не мог оставить людей, свою обязанность и Атлантиду, он, совершавший такие недостойные поступки, что никогда не сможет очистить от пятен свою душу.
— Квинн, нет, ты не понимаешь…
Но прежде, чем он смог закончить предложение, которое сам не знал, как сформулировать, она поднялась и прикоснулась своими губами к его рту, и его мир разбился вдребезги.
Он поднялся одним мощным движением, рванул ее в свои объятия и поцеловал ее со всей страстью, яростью и настойчивой потребностью, которые разрывали его с тех пор, как он впервые увидел ее лицо. Она обняла его и поцеловала в ответ, лихорадочное желание было в ее вкусе, в ее прикосновении, в величии ее теплого, гостеприимного рта.
Он целовал ее, его руки обняли ее настолько крепко, что отдаленная, разумная часть его разума поняла, что он мог сделать ей больно, и он ослабил свою жесткую хватку, только чуть-чуть. Недостаточно, чтобы отпустить ее. Он никогда не сможет отпустить ее.
Она отпрянула на минуту, чтобы вздохнуть, а он покрывал поцелуями ее лицо и шею, осыпал ее словами на атлантийском, словами, которые она не могла понять, словами, которых она не могла знать, говоря о жажде и потребности и отчаянном голоде глубоко в его душе.
Он поднял лицо, чтобы снова поцеловать ее губы, и увидел радужные сверкающие слезы, которые лились по ее лицу.
— Я знала, я знала, что будет намного хуже для меня, если я когда-нибудь прикоснусь к тебе. Если я хоть раз попробую то, чего никогда не найду, не буду иметь, не удержу.
Боль появилась в нем, настолько яростная и перемалывающая агония, что его спина выгнулась от ее силы, и он дернулся, испугался, когда его голова ударилась о потолок комнаты. Он моргнул и посмотрел вниз, только осознав, что он летит, неся ее в нескольких футах от земли. Он достаточно сфокусировался на своей сниженной энергии, чтобы мягко опустить их снова на землю, а потом, всё еще крепко обнимая ее, он целовал слезы, которые катились из ее глаз.
— Ты своими слезами оказываешь мне честь, mi amara, — прошептал он. — Я не могу быть тем, в ком ты нуждаешься, но знай. Никогда на земле или в океане не было женщины, достойней тебя. Твоя смелость и дух сияют достаточно ярко, чтобы прорезать самую злую тьму. Если бы я мог ничего не иметь в этой жизни или в следующей, я бы пожелал провести вечность с тобой.
Она резко вздохнула, грубый звук боли, который сокрушил остатки его сердца, всё еще находящиеся в его груди.
— Аларик, если бы только знал… То, что я сделала. Я не могу…
Он не мог остановиться, так же, как не мог перестать дышать. Он наклонился, чтобы снова поцеловать ее, чтобы получить поцелуй, которого каким-то образом хватит, чтобы согревать его в следующие несколько столетий его бесплодного, одинокого существования, но потом остановился, встревоженный шумом в коридоре. Он переметнулся, чтобы встать между Квинн и дверью за долю секунды до того, как она открылась.
Там стоял Дэнал, его лицо выражало страдание.
— Конлан послал нам сообщение с одним из воинов новичков. Это Райли. Ей хуже. Если мы не вернем Эрин и Сердце Нереиды обратно в Атлантиду в следующие семьдесят два часа, Мари говорит, что Райли может умереть.
Вэн выпил остатки кофе из своей чашки, наполнил ее, в немом вопросе протянул посуду остальным. Кухня пахла домашними запахами масла и корицы, которые вовсе не сочетались с угрюмым настроением, полным решимости и отчаяния, которое охватило ее обитателей.
Только Квинн и Эрин кивнули в знак согласия, поэтому он налил остаток кофе из графина в их чашки, пройдя мимо Джастиса, который сидел, положив голову на руки. Рана на голове должно быть болела, не говоря уже о ране на груди, которую нанес вампирский меч, но воин отказался позволить ведьмам или Аларику тратить исцеляющую энергию на него.
Аларик сидел в кресле, как можно дальше от Квинн, насколько это физически было возможно на просторной желто-белой кухне, но жар взглядов, которыми они продолжали обмениваться, мог поджечь это место. Вэн не мог вспомнить, когда он видел настолько неприкрытую муку на лице жреца, вот разве только в тот момент, когда они узнали, что Анубиза забрала Конлана.
Дженнэ сидела рядом с Эрин, говоря ей тихонько на ушко, а у Вэна просто руки чесались поднять певчую и увезти ее далеко-далеко от этого проклятого города. Подальше от гребаного штата. Он бы похитил ее, если бы надо было, если бы на кону стояли только их жизни.
Он смотрел на усталый наклон головы, на то, как она снова и снова убирает пряди волос за уши в нервном жесте, и исправил последнюю мысль. Если бы ее жизнь была в опасности, он бы всё равно похитил ее. Но она бы ему не простила, если бы поверила, что Райли умерла из-за ее бездействия.
Не то, что бы он сам себе простил бы. Но выбор рискнуть жизнью Эрин, или рискнуть жизнями Райли и ребенка действовал на него хуже, чем любые пытки, которые могла приготовить богиня вампиров. Разумеется. Анубиза была жива, по словам Даниеля. Так что, возможно, именно она приложила свои грязные руки к его проблеме.
Дэнал ввалился в комнату, горе и изнурение углубили линии у его глаз и губ.
— Бреннан, он почти умер, не так ли? И Алексиос, он всё еще плох. Если бы я был там, я мог бы…
— Может, ты мог быть убит или почти убит, — отрезал Джастис, сжимая руки в кулаки и ударив одной по столу. — Нам нужно узнать, кто предатель. Они знают каждый наш шаг и приходят за нами в большом количестве, чтобы стереть нас в порошок.
Дженнэ кивнула.
— Грустно, но боюсь, что одна из нашей правящей тройки, вероятно, предала нас. Я едва могу одобрить это, но улики подтверждают, что Беренайс предала нас Калигуле и его кровавой стае, а также похитила или убила Лилиан, — в ее голосе был лишь намек на колебание, но Вэн понял, что эти женщины очень близки ей, но черт ее побери, если она выкажет свою слабость.
Можно восхищаться этим в ведьме.
Руки Эрин сжали чашку, пока костяшки не побелели.
— Беренайс, — почти выплюнув это имя. — Я знала, что она что-то плетет. Всегда пинала и толкала меня своими нравоучениями, пыталась заставить меня бросить тренироваться и забыть о плане мести против этого чудовища.
И, как будто вспомнив, что он сам назвал себя чудовищем. Эрин посмотрела на Вэна.
— Они охотятся за тобой, — просто сказал он. — Они охотились за тобой, напав на тебя здесь, и сегодня пытались изо всех сил добраться до тебя через твой щит. Калигула хочет тебя по какой-то причине, и он бросает на нас всё, что у него есть, чтобы попытаться добраться до тебя.
Тот цвет, который еще оставался на ее лице, ушел при этих словах, но она расправила плечи и подняла подбородок.
— Так вот он меня не получит.
— Не волнуйся, Ведьмочка. Ему придется пройти через меня, чтобы добраться до тебя, а этого не случится, — пообещал Вэн, снова в изумлении от ее смелости. Изумленный, и довольно неохотно — впечатленный.
— Это не только ради нее, Вэн, — сказал Дэнал. — Мы с Кристофом прошлись по городу. Ты не поверишь, сколько там разрушений. Вампиры продирались по городу в течение часа, нам удалось узнать. Любой на их пути или мертв, или схвачен, вероятно, чтобы потом обратить. Паранормальное подразделение застали врасплох, и целый отряд уничтожен. Они жестоко убиты и оставлены в качестве предупреждения.
Кристоф вошел в комнату из коридора.
— Снаружи всё чисто, — сказал он. — Какие бы чары не были наложены на это место, они явно вампиро-отталкивающие, так как мы по периметру нашли несколько кучек разлагающихся вампиров. Две ведьмы, один из наших, Джек и несколько оборотней Квинн патрулируют снаружи.
— Чары множества ведьм больше столетия защищали это здание, — ответила Дженнэ, в ее голосе послышалась гордость. — Они не проберутся внутрь.
— Чары — это всё хорошо, но этот древний римский император пришел в период разрушений, не забывайте, — сказал Вэн. — Если он скинет еще одну бомбу, и Эрин, — или кто-то еще не спящий и находящийся начеку, способный прикрыть ее, не будет в пределах досягаемости, бу-бух! Вот и конец вашим чарам.
Дженнэ вздрогнула, но не стала протестовать. Эрин поднялась.
— Ну, Эрин не будет рядом. Он хочет меня. И он меня получит. Если это остановит резню, я с радостью пойду и собственноручно перережу ему глотку. — Тот факт, что ее руки дрожали, сделало ее решимость еще более впечатляющей, несмотря на то, что Вэн не собирался позволить ей и близко подходить к Калигуле.
— Нет. Ты и на милю не подойдешь к этому ублюдку, — выдавил он сквозь зубы. — Мы попробуем найти Сердце Нереиды, но когда выберемся, я заберу тебя и его назад в Атлантиду, чтобы помочь Райли. Когда Бреннан, Алексиос и Аларик вернутся в полную силу, мы отправимся за Калигулой и сделаем всё, чтобы уничтожить его. Но ты в этом не участвуешь. Ты меня понимаешь?
Она воззрилась на него.
— Не говори со мной, как с ребенком, Вэн. У этого чудовища моя сестра, и я сделаю всё, что в моих силах, чтобы спасти ее. Информатор Квинн сказал, что резонанс от звона проходил по пещерам, под горой Рэньер. Вот там, как нам кажется, Калигула и находится. Так что эй, у нас есть двойной купон.
— Что? — озадаченно переспросил Дэнал.
— Два в одном, — объяснила Квинн. — И никто из вас и подумать не смейте, что отправитесь туда без меня и моих людей. За Калигулой кровавый долг, который я планирую взыскать по полной. Не говоря уже о том, что если вы собираетесь искать что-то, что поможет моей сестре и моему нерожденному племяннику или племяннице, я обязательно участвую в этой миссии.
Раздался голос, подобный грому в шторм, из того угла, где сидел Аларик.
— Ты не станешь так рисковать своей жизнью, — приказал он, его глаза горели таким ярко зеленым огнем, что Вэн был слегка удивлен, что этот огонь не прожег дыры на лице Квинн.
Но Квинн только посмотрела на Аларика с такой грустью, которая почти ощущалась в комнате.
— Ты до сих пор не понял? Я так и делаю. Я рискую своей жизнью, чтобы искупить свои поступки.
Аларик стал подниматься с места, но потом закрыл глаза и молча снова сел. Квинн молча встала и направилась к выходу, ее плечи опустились под неизмеримой тяжестью. В дверях она остановилась, потом посмотрела на Вэна.
— Ваш парень, Райзен, также служит с нами, Вэн. Он называет себя бесчестным воином и, чтобы помочь бунту, берется за любую убийственную миссию, которую может. Он надеется, что его смерть искупит то зло, которое, как он говорит, он причинил вам, — какое-то странное атлантийское дело насчет «восстановления чести Дома Микен». Если спросите меня, он один из самых храбрых мужчин, которых я когда-либо встречала.
Вэн ничего не ответил. Нечего было сказать. Он будет проклят, если когда-либо простит человека, укравшего Трезубец Посейдона ради своей личной славы.
Квинн покачала головой.
— Ладно. Черт с ним. Просто подумала, что вам следует знать. Мне нужно отдохнуть. Кто-нибудь вызовите меня, когда пора будет выступать, — она в последний раз быстро посмотрела на Аларика, потом вышла из комнаты.
Вэн передал Кристофу и Дэналу то, что им рассказал Дэниэл про цели Калигулы, и Кристоф присвистнул.
— Если его цель убедить людей вернуться назад во времени, еще до того, как немертвые и оборотни имели законные права, я бы сказал, что он преуспевает. Мы видели толпу в федеральном суде, и они говорили вовсе не о мире, любви и прощении, если вы понимаете, к чему я клоню.
— Это скажется на нашем плане снова присоединиться к миру, ходящих по суше, — мрачно ответил Вэн. — Атлантида будет нужна скорее, чем мы планировали. Если это продолжится.
— Они не заслуживают нашей помощи, — презрительно сказал Кристоф. — Зачем защищать овец, которые охотно дают вампирам укусить себя? Что за безумие? Если они так хотят умереть, так позволим им.
— А потом что? — сила ярости Аларика стала ощутимой. — Как только они обратят всё больше и больше людей, даже ведьм, в ряды немертвых? Потом что? Вся поверхность земли со временем станет принадлежать тем, которые никогда не выйдут на солнце.
Эрин внезапно рассмеялась, пронзительный, резкий звук был далек от веселья.
— Да, просто посчитайте. Если два вампира на поезде, путешествуя в различных направлениях, обернут каждый двух людей, которые потом в свою очередь обернут еще двух, и так далее и далее. Какой поезд, полный ходящих мертвецов первым достигнет Сент-Луиса?
Вэн поднял брови.
— О чем ты говоришь? Что за поезда?
Она снова рассмеялась, но в ее глазах было отчаяние.
— Ничего, это детская математическая задачка, это… ничего. Я думаю, что не только Квинн надо отдохнуть.
Вэн отбросил свои волосы назад и встал.
— Нам всем надо отдохнуть. Аларик, мы соберем всех раненых в одной комнате, чтобы ты смог открыть портал.
Аларик покачал головой.
— Я слишком изнурен событиями это ночи и исцелениями. Я раньше попытался открыть портал и не смог его призвать. Я должен отдохнуть, по крайней мере, двенадцать часов, вероятно больше, прежде чем снова попытаюсь. А Алексиос и Бреннан слишком плохи, чтобы их передвигать, не говоря уже о том, чтобы скинуть их в океан, чтобы попытаться пройти по воде. Мы должны остаться здесь этой ночью и довериться «чарам» ведьм.
Дженнэ немного рассердилась.
— Мы тоже поставим охрану. Между охраной и чарами мы будем в безопасности. Также, менее чем через час наступит рассвет, и солнце означает, что вампирам придется убраться в свои норы на день.
Вэн смотрел, как Эрин поникла в кресле, почти не в состоянии сидеть прямо, и пришел к молниеносному решению.
— Вы все останетесь здесь и отдохнете, исцелитесь, пока Аларик не сможет открыть портал. Я забираю Эрин в безопасное место. Туда, куда никто, кроме меня не будет знать, так что у предателя не будет возможности разнюхать про это место.
— Надеюсь, что подальше от Калигулы, — сказала Дженнэ.
Эрин подняла голову. И он увидел огонь в ее глазах, словно она готова была спорить.
— Нет, — ответил он. — Напротив. Мы собираемся туда, куда он не ожидает. Мы направимся прямо к нему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пробуждение Атлантиды - Дэй Алисия



Было не понятно как читать эту серию, вот я решила написать в коминтах, если кто так же будет искать ответ на этот вопрос. хотя всевидящий гугл может помочь с поиском. кажется серию читать нужно так:rnrn1.Возрождение Атлантиды (не работает ссылка для перехода на чтение книги) rn2.Дикие Сердца в Атлантиде (есть)rn3.Пробуждение Атлантиды (есть)rn4.Леди оборотня (есть)rn5.Освобождение Атлантиды (нет на сайте)rn6.Разоблачение Атлантиды (нет на сайте)rn7.Искупление Атлантиды (нет на сайте)rnrnа вообще, было бы неплохо, если бы на сайте добавили раздел с сериями книг по порядку написания автора.)
Пробуждение Атлантиды - Дэй АлисияТася
5.08.2012, 15.50





Тася спасибо Вам большое!!!А Ваше предложение замечательное,это действительно было бы удобно!
Пробуждение Атлантиды - Дэй Алисиянаталия
1.08.2015, 18.13





Книги этой серии волнующие и захватывающие,рекомендую:)
Пробуждение Атлантиды - Дэй Алисиянаталия
1.08.2015, 18.18





Серия"Воины Посейдона" сейчас в серии 10 книг.Читала на литмире там вся серия.
Пробуждение Атлантиды - Дэй АлисияLana
10.08.2015, 6.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100