Читать онлайн Невеста мастера, автора - Дэвис Сьюзан, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста мастера - Дэвис Сьюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста мастера - Дэвис Сьюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста мастера - Дэвис Сьюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Сьюзан

Невеста мастера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

— Упрямец, гордец, глупый мальчишка!.. Ну почему ты не берешь эти деньги? Тебе что, девать их некуда?
— Хватит об этом, Джедедия! Я уже все решил! Не обращая внимания на опилки, которые сразу пристали к его строгому черному сюртуку, Лок Мак-Кин прислонился к деревянной заготовке, в которой уже можно было различить фигуру индейского вождя. Еще несколько таких заготовок в разных степенях готовности стояло по стенам в маленькой мастерской, расположенной рядом с его конторой. В руках у Лока был рулон с чертежами.
— Я занимаюсь своим «Аргонавтом» и мне наплевать на эти деньги Латэма. Уж третий раз за эти две недели их обратно отсылаю. Я бы их с удовольствием кинул в этот ящик, ну, Святой Агнессы, для бедных, только не хочу, чтобы Алекс Латэм подумал, что я купился.
Джедедия Шоу, небольшого роста жилистый старик, с лицом, напоминающим печеное яблоко, и пальцами, которые были сплошь покрыты шрамами от более чем шестидесяти лет работы с деревом, не выразил сочувствия, скорее наоборот. Отложив резец, он примостил свои страдающие артритом руки на кожаный фартук и бросил на Лока осуждающий взгляд; глаза, полуслепые, с молочной пленкой катаракты, сурово блеснули.
— А что же ты бегаешь за этими толстопузыми банкирами — по всем этим приемам и… раутам?
— Черт побери, Джедедия! Ты что думаешь, мне это доставляет удовольствие? У них же у всех в глазах вопрос. — Лок передразнил жеманный голосок почтенной бостонской матроны: — Уж не сынок ли это Энока Мак-Кина? Того самого?..
Морщины на лице Джедедии слегка разгладились.
— Да, парень, здесь ценят репутацию…
— Слухам здесь уж очень верят, — отрезал Лок. — Если я хочу спустить «Аргонавта» со стапелей, мне нужны инвесторы, и ради того, чтобы их заполучить, я буду даже танцевать вальсы с дочками этих банкиров — хоть бы морды у них были пострашнее лошадиных.
— Да почему бы тебе не взять деньги Латэма — ведь вы с Дайланом действительно вернули ему внучку!
— Нет, черт побери!
Джедедии только оставалось воздеть руки и вернуться к куску дубового дерева, над которым он колдовал. Лок почувствовал угрызения совести.
— Да ладно, Джедедия. Я хочу тебя попросить — ты не вырежешь бушприт для «Аргонавта»?
— Странно, что ты не додумался поручить эту работу машине. Ты ведь совсем на них свихнулся, — сварливо отозвался Джедедия.
— Паровые пилы и краны — это единственное, чем я могу побить конкурентов с больших нью-йоркских верфей.
— Один мастер со стамеской стоит трех этих твоих пил, а что касается того, чтобы деревянные шпонки на станке делать…
— Да брось ты! Еще полно работы и для таких кустарей-бездельников вроде тебя!
— Нахал бессовестный! Дай-ка сперва посмотреть. — Джедедия вырвал рулон чертежей из рук Лока. — Значит, «Аргонавт»? Да, здорово! Это что — все из твоих опытов на мельнице? В это гидро…
— Гидростатика. — Лок задумчиво дотронулся пальцем до губы. — Да, наука! Но и практики здесь немало. Всего вложено.
— Клипер с осадкой, а корпус узкий… Думаешь, получится?
— Пытаюсь.
— Над тобой обхохочутся!
— Над Галилеем тоже смеялись. — Лок посуровел лицом, свернул снова чертежи в рулон, тщательно обернул в бумагу.
Джедедия открыл, было, рот, чтобы продолжить спор, но вдруг заметил, что в дверях кто-то стоит; кто — он не мог разобрать.
— Эй, вам кого?
— Извините меня. Мне сказали заглянуть в мастерскую мистера Шоу… А, вот и вы, Лок Мак-Кин!
Лок повернулся на звук слегка охрипшего женского голоса, да так и остался стоять с открытым ртом: в мастерскую, прошелестев модной юбкой, впорхнула Констанс Латэм. Как же она изменилась! Настоящая леди: шелковая голубая шляпка, кашемировая мантилька, отороченная бархатом, большая меховая муфта… Только слегка раскосые топазовые глаза вносили какую-то экзотическую, непонятную нотку в образ светской бостонской дамы. Эти глаза из-под густых ресниц смотрели на мир с какой-то тревожной торжественностью. При всем внешнем блеске, в ней была какая-то уязвимость, беззащитность, которая властно действовала на его инстинкт мужчины-покровителя — поневоле хотелось охранить ее от какой-то неведомой опасности.
Но вот она выдала опять эту свою улыбочку, — и видение исчезло — вновь появился дерзкий мальчишка. Лок раздраженно стиснул зубы. Ну конечно — все, что ей не хватало, это воды с мылом, да отъесться немножко. Вон и округлости появились… Чему тут удивляться — маленькая разбойница не теряла времени, видать, уже влезла, как следует в дедушкин бумажник и, соответственно, в общество этих бостонских толстосумов, их дочек и внучек! А он-то еще думал, что она что-то из себя представляет.
— Какого черта тебе здесь надо? — грубо осведомился он.
— Я думаю, ты должен знать. — Констанс сунула руку в муфту и вытащила какую-то продолговатую, четырехугольную пачку. — Ты очень неразумный мужчина, Лок Мак-Кин. Держи — это твое.
— Это что, Алекс тебя прислал? — Лок подозрительно поглядел на нее.
— Да нет же, конечно! Я сейчас должна быть на уроке — учиться хорошим манерам по этой жуткой книжке миссис Фаррар об этикете — «Спутнику молодой леди», но я сбежала. Сочла дело слишком важным, чтобы доверять его этим остолопам, которых к тебе подсылал Роджер.
— Что ты имеешь в виду — как это сбежала? — нахмурился Лок.
— Ушла, исчезла, смылась. — Она пожала плечами. Благодаря тебе, у меня теперь выше крыши уроков: красноречие, вышивание, этикет…
— А я тут при чем?
— Мне пришлось дедушке пообещать, что я поеду в Париж попозже, и все ради того, чтобы ты мог первым получить свою долю. А чтобы я могла появляться в обществе, пока я здесь, меня так зажали со всеми этими нарядами, манерами — не вздохнуть!
— Неужто так? — Губы Лока тронула легкая усмешка.
— Это еще не все! Прошлое воскресенье мне пришлось еще посетить церковь Троицы, а ты знаешь, каково это мне! А тут еще визиты, магазины, контора, да еще Алекс хочет, чтобы я познакомилась со всеми бостонскими развлечениями — от санок до оперы! Я уже вымотана до предела…
— Да уж, тяжеловато! — Он попытался изобразить сочувствие, но вместо этого улыбка его стала еще шире.
— У меня на себя ни секунды не остается! Я даже к кисти с холстом не успела еще прикоснуться! Слава Богу, твое упрямство дало мне хоть возможность одной прогуляться!
— Одной? Уж не хочешь ли ты сказать, что пришла сюда пешком?
— Конечно, нет! Я наняла извозчика. Очень интересно было.
— Господи! — Он чуть не застонал. — И никто не знает, куда ты отправилась? Идиотство какое-то!
— Почему же? Я заметила, что бостонские леди ходят и ездят куда хотят. Вот вчера в книжном магазине я встретила даму, которая изучает литературу, мисс Элспет Филпот — так она рассказала, как пешком до Коннектикута дошла!
— Ну, знаешь, даже синий чулок и то поостереглась бы идти в одиночку на набережную! — Лок в полной растерянности почесал в затылке, подумав, что Алекс Латэм еще, чего доброго, свалит на него вину за это ее безумие. — Здесь леди не ходят! Все что угодно может случиться. Да и мороз к тому же…
— Ой, правда, — небрежно согласилась она. — Теперь-то я понимаю, почему у здешних леди такие юбки широкие. Мне пришлось на себя напялить пять или шесть нижних. — Она выставила ножку в изящном сапожке и лихо вздернула юбки, обнаружив стройную ножку в шелковом чулке и пестрый спектр разнообразных тканей. — Смотри: из красной фланели, шерстяная на подкладке, льняная — мне даже жарко!
— Мисс! Да вы что! — раздался протестующий почти взвизг Джедедии.
— Констанс! — Лок быстро одернул ее юбки.
— Ой, я все забываю, что у бостонцев нижнее белье — это больное место, — пробормотала она, и ее румянец стал еще ярче.
— Извините меня, мистер Шоу! Кстати, какая у вас чудесная работа! Это будущий дельфин.
— У вас острый глаз, мисс! — Джедедия не мог скрыть удивления: он только-только начал обрабатывать этот кусок дуба.
— Наверное, мы просто одинаково видим вещи, — отреагировала она. — Можно я еще раз приду посмотреть, когда вы его закончите?
— В любое время, девочка!
— У мисс Латэм не будет больше случая повторить свой визит, Джедедия, — твердо вмешался Лок. — В общем-то, ей уже пора, так что извини нас.
Держа рулон с чертежами под мышкой, Лок взял Констанс за локоть и вывел ее из мастерской; буквально протащил по длинному, пыльному коридору, пахнущему сандаловым деревом, чернилами и смолой мимо офисов, где кипела работа клерков и бухгалтеров. Не обращая внимания на ее протесты и увещевания, он велел мальчишке рассыльному сбегать на Вторую улицу за извозчиком. Мальчишка бегом бросился исполнять приказание, а Лок почти насильно подтащил Констанс к стеклянным дверям недавно отремонтированного здания.
— Давайте, мисс Латэм. Извозчик будет вас ждать.
— Сперва послушайте меня! — крепко сжав губы и изо всех сил сдерживая свой темперамент, она сунула ему пачку банкнот. — Я что же — зря сюда приходила? Возьмите это, и хватит строить из себя!..
— Не возьму. Деньги Латэмов мне не нужны!
— Но это же смешно! — сердито выдохнула она. — Это ваше, глупый вы человек!
— Я сказал вам, мне они не нужны.
— Хорошо, вам — нет, а Дайлану? — сказала она торжествующим тоном.
— Вы ошибаетесь, — сказал он просто. — А теперь — извините меня!
Он повернулся, чтобы уйти, но она схватила его за руку — ее рука и через перчатку ощутила сильное тепло его мощной мускулатуры.
— Не понимаю. Это что — все эта глупая свара? Из-за нее вы такой упрямый?
— Алекс Латэм убил моего отца. Они были партнерами, но ваш дед нарушил свое слово, злоупотребил его доверием, лишил его гордости, разорил его. Отец покончил жизнь самоубийством. — Лок произнес эти слова с таким ледяным выражением лица, таким холодным тоном, что Констанс вздрогнула.
— Нет, нет, не может быть! — Потрясенная до глубины души, Констанс почувствовала, что у нее перехватило дыхание.
— Я первым обнаружил мертвое тело моего отца. Мне тогда было четырнадцать. Вы считаете, что я могу забыть или простить эту глупую свару, мисс Латэм? — Лицо Лока окаменело, превратившись в какую-то мрачную маску.
— Я, я…
— Да я скорее сгорю в аду, чем дотронусь до этих окровавленных денег! — Он вырвал руку; его глаза — он буквально прожигал Констанс своим презрением, своей ненавистью, своей болью. — Теперь вы понимаете?
Она не могла вымолвить ни слова. Он выглядел таким беспощадно яростным; и таким уязвимым! Гордый, сам не желающий пощады демон, бросающий вызов всему миру… Констанс знала, что такое страдание, и то, что испытывал этот мужчина, было ей хорошо знакомо. И ведь никто и ничто тут не поможет! Лок бросил на нее последний взгляд, повернулся и побежал по лестнице вверх, перепрыгивая через две ступени, и исчез.
Констанс сделала глубокий, до боли вдох и обнаружила, что она вся дрожит. Да теперь она кое-что поняла, хотя и не вполне. Неудивительно, что Лок отнесся к ней так странно тогда, в тот день, когда они встретились. Но о чем же думал Дайлан Мак-Кин, посылая ее к деду и думая, что его брат будет самым подходящим посредником? Это же все равно, что бросить искру в пороховой погреб. Понятно, что Лок не хотел иметь с ними дело.
Пачка банкнот дрожала у нее в руке, как будто кто-то грозил ей пальцем. Она поспешно сунула деньги обратно в муфту. Ладно, пусть Лок Мак-Кин поступает, как считает нужным, но и она будет действовать по-своему.
Преодолев последний марш, она остановилась, почти ослепленная ярким светом, лившимся из дверей огромного зала. Постепенно глаза ее привыкли, и перед Констанс предстала невиданная, таинственная картина: на выкрашенном в черный цвет полу среди исчерченных цветными мелками линий на коленях ползало около полдюжины мужчин в рубашках с закатанными рукавами. Одни орудовали линейками и циркулями, другие забивали гвоздики, третьи — гнули и пристраивали гибкие деревянные рейки. Вдоль стен стояли столы с наклонными крышками, около них роились люди, вертя в руках какие-то таинственные листы бумаги, и оживленно что-то обсуждая. На большом столе с горизонтальной поверхностью стоял макет корпуса корабля — в самую середину его была воткнута стамеска. Как будто здесь было совершено жертвоприношение. Сцена была настолько фантастичной, что Констанс невольно поискала на поверхности пола магические символы. Колдовство — это было самое естественное и напрашивающееся объяснение той истовости и поглощенности, с которой люди здесь занимались своими странными делами.
На нее никто не обращал внимания — ее даже и не заметили. Подняв руку к шляпке, чтобы защитить глаза от яркого света, она, наконец, увидела Лока. Его силуэт четко выделился в проеме окна на противоположной стороне зала. Он стоял, наклонив голову, с видом крайней сосредоточенности. Слегка шурша юбкой, Констанс проскользнула по галерее, шедшей по периметру зала, и остановилась у него за спиной, глянула ему через плечо. Что же означает эта путаница цветных линий внизу?
— Как это все называется? — мягко спросила Констанс.
— Это называется строить корабль, который еще никто не строил. — Его голос шел как будто бы издалека. Он резко повернулся и выругался.
— Опять, черт бы вас побрал! Вы когда-нибудь бросите это? Катитесь из моего модельного цеха!
— Модельный цех! — механически повторила она. — И вы делаете модели?..
— Кораблей, конечно, чего же еще? — рявкнул он. — Каждый узел, каждый шпангоут, по секциям, как у закройщика. Ну, все?! Ваше любопытство удовлетворено, или вы шпионите здесь, чтобы украсть мой проект для своего дедулечки?
Констанс вздохнула и вынула из муфты руку — в ней ничего не было.
— Ладно, вы выиграли.
— Что? — В одном этом слове Лока было столько подозрения!
— Насчет денег. Я теперь понимаю. Извините… за все.
Он не произнес ни слова. Да, — подумала Констанс, — это, пожалуй, самый трудный орешек из всех, кто ей встречался. Ладно, она, конечно, преступница, но не воровка. Она добьется, что братья Мак-Кин получат свои деньги. Она положит их в какой-нибудь местный банк на имя Дайлана — это сделать несложно. А Локу она ничего не скажет. И все устроится наилучшим образом, или почти наилучшим. Ее полуулыбка исчезла, на лице появилось выражение разочарования и легкой печали.
— Я просто хотела, чтобы вы это знали, — сказала она, проглотив комок в горле. — И я надеюсь, вы создадите самый лучший корабль в мире.
Она заморгала, ругая себя за глупость — ну какое ей дело до того, что он ей не отвечает? — повернулась, чтобы уйти.
— Констанс! — Он положил свою ладонь ей на руку. Она ахнула, но не от этого его прикосновения, а от открывшейся перед ней внизу в окне панорамы верфи.
Множество массивных деревянных балок торчало во всех направлениях — тонны и тонны древесины, соединенные друг с другом как будто какой-то гигантской рукой. И в центре этого хаоса, у выхода в Бостонскую бухту, вздымался элегантный корпус клипера. За ним ярко сверкала водная поверхность; Констанс испытала легкое головокружение и поспешно перевела взгляд на почти законченный корабль. С обеих сторон от него лепились леса: рабочие на них что-то сверлили, обтесывали, приколачивали молотками. Краны поднимали наверх консоли, к которым крепились доски палубы, клубы пара вырывались из распарочных камер, где длинные деревянные брусья размягчались, чтобы потом согнуть их по форме, обозначенной на чертежах.
— Вот это да! — выдохнула Констанс. Стекло перед ней запотело, и она нетерпеливо протерла его своей муфтой, чтобы еще раз взглянуть на эту чарующую картину. Потом она перевела взгляд на Лока — теперь в нем было какое-то почти благоговейное почтение. — Это и есть идеальный корабль. Вы уже его сделали?
— Не вполне. — Лок покачал головой и махнул рукой в сторону лабиринта линий на черном полу. — Может быть, вот этот будет.
— Ну, этот все равно очень красивый. Как вы его назвали?
— «Одиссей».
— «Вест-Уинд» тоже вы построили? — Она жадно вглядывалась в картину лихорадочной работы на стапеле, и в глазах ее зажглась какая-то настойчивая мысль. — Я бы отдала все, чтобы написать и «Одиссея» тоже! Вот это была бы картина!
— Твой дед не одобрил бы этого, принцесса! Констанс засмеялась.
— А откуда он узнал бы? Я сделала бы это втайне.
— Мне неприятности ни к чему.
— А я думала, что ты не упустишь такую возможность насолить Латэмам! — выдала она после некоторого раздумья. В ее взгляде соединились озорство и вызов.
— Ну, ты и штучка! — засмеялся он.
— У меня есть свои мечты.
Что-то хрупкое, беспомощное мелькнуло в ее золотистых глазах — сквозь броню подчеркнутого хладнокровия. И снова Лок ощутил инстинктивную потребность защитить эту крошку. Но не менее сильным было и чисто мужское желание. И то, и другое было совершенно ни к чему, учитывая, с кем он имел дело. Дьявольщина! Но вообще-то, с ней его ничто не разделяло, и если она хотела поконфликтовать со старым Латэмом, то почему он должен ей в этом мешать?
— Ну, как хочешь, — пожал он плечами.
— Значит, можно? — она вся просияла.
— Только больше не приходи сюда одна.
— Не буду.
— И не попадайся мне на глаза.
— Ладно.
Он посмотрел на нее, сощурив глаза — что-то она непривычно кроткая.
— Тогда все в порядке.
— Спасибо! — Она так лучисто улыбнулась ему, как будто он одарил ее королевскими бриллиантами; она даже запрыгала от радости, чуть не бросившись к нему на шею, но в последнюю секунду передумала.
— Вы просто ангел, Лок Мак-Кин!
Лок уже сожалел о своем решении, но было поздно. Он смотрел ей вслед, и на лице у него появилась какая-то бесовская ухмылка.
Прошло десять дней.
— Мне это все совсем не нравится, — пробормотала Констанс. — Я к этому не готова.
— Глупости, девочка! — почти заорал Алекс — не столько выражая недовольство словами внучки сколько стараясь перекричать шум толпы и музыку оркестра. Они были в фойе бального зала графа Папанти на Тремонт-стрит. Он сжал ей локоть и решительно потащил вперед.
— У тебя все получится. Всякий, кто здесь что-то значит, стремится попасть на Зимнюю Ассамблею, а для тебя это прекрасная возможность познакомиться со сверстниками из твоего круга. Тебе будет очень весело, правда, Роджер?
Ее кузен, в строгом вечернем наряде, весь такой элегантный, выразил согласие, приятно улыбнувшись. Но Констанс не проведешь: она почувствовала, с каким надменным презрением его взгляд скользнул по ее темно-бордовому атласному платью с довольно простенькой бисерной отделкой и прическе в стиле Анны Болейн. «Пальцем в небо», «со свиным рылом, да в калашный ряд» — вот что было написано на его лице — и неудивительно, что храбрость все больше покидала Констанс и ее шаги становились все более медленными и нерешительными.
Она, конечно, могла бы просто отказаться от этого выхода, но знала, что это обидело бы Алекса, а ей не хотелось причинить ему боль. Ведь это он все ради нее, а грубые манеры, стремление всегда навязать свое мнение и неумение прислушиваться к возражениям — на это можно и закрыть глаза, в конце концов. Констанс, почти с досадой, стала замечать, что между ней и дедом уже начинают складываться какие-то близкие, даже нежные отношения. Оказывается, ей приятно сыграть с ним партию в шахматы, поцапаться по поводу расписания ее уроков. Она уже не отшатывалась, когда он брал ее за руку или трепал по плечу. Неужели эти жуткие воспоминания-ассоциации проходят?
А он так увлекся идеей этой Зимней Ассамблеи, так хотел показать ее всем, был так забавно преисполнен уверенности, что несколько полученных ею уроков уже превратили ее в идеальную даму света. Ей так не хотелось его разочаровывать, хотя она понимала, что Роджер, конечно же, не преминет записать это как очередное доказательство ее хитрости и коварства, — мол, показной покорностью она старается побольше выжать из выжившего из ума старика.
— Ну, пошли же, Констанс! — сказал Алекс тоном, не терпящим возражений. — Я хочу познакомить тебя с Кэботами.
Констанс поборола в себе желание сбежать отсюда подальше, изобразила на губах улыбку и приготовилась к катастрофе.
Действительность была еще хуже ожиданий. После нескольких представлений она уже вся кипела и буквально скрежетала зубами, сдерживая упорное желание высказать очередной особе мужского или женского пола все, что она думает об их снобистской снисходительности, за которой скрывалась абсолютная пустота.
Нет, не то, чтобы они были невежливы. Что бесило ее — так это их отношение к ней как к какой-то выскочке, некоему курьезу.
Алекс ничего этого не замечал. Он тащил ее за собой, от одной группы гостей к другой, каждый раз радостно повторяя ее историю, разумеется, в сокращенном варианте, даже не обращая внимания на каменные физиономии и шокированные взгляды собеседников. Принадлежность к роду Латэмов вроде бы автоматически давала ей статус самого высшего ранга, но смешанная кровь и экзотическое появление в Бостоне, — это было слишком для чопорных представителей вышего общества. Ради Алекса Констанс терпела презрительное фырканье местных матрон, а что касается их мужей, приставвавших к ней со всякими игривыми вопросами, то она решила вообще притвориться дурочкой.
Еще хуже стало, когда Алекс поручил Роджеру свести ее с молодежью. Ее сверстницы чуть ли не отворачивались от нее. За спиной она слышала шепоток, что эта темнокожая туземка вообще незаконнорожденная. Молодые люди, правда, охотно приглашали ее потанцевать, но в глазах у них явно читалась одна мысль: как бы побыстрее остаться с ней наедине и узнать, как эти островитянки занимаются любовью, — предполагалось, что ничем другим они вообще не занимаются.
Констанс была так зла, что все премудрости, которые она постигла на уроках танцев, вылетели у нее из головы. Унижение было полным. Это было, как там, на Лахайне, когда ее дразнили придурковатой Лили. Они боялась, что она сорвется.
Констанс получила несколько минут передышки, когда смогла как-то убедить своего кавалера прервать исследования в вырезе ее платья и принести ей лимонад. Прижавшись к стоявшей в горшке пальме, она безуспешно высматривала Алекса или Роджера с намерением объявить им, что она плохо себя чувствует и должна уйти, но тут перед ней возникла пышнотелая, средних лет дама, за которой с обреченным видом тащился ее партнёр. Дама остановилась перед Констанс.
— Какая неожиданность! — ахнула Элспет Филпот, сперва прижав руку к своему объемистому бюсту, и потом протянув ее Констанс. — Как приятно встретиться снова с вами, мисс Латэм! Эти ассамблеи — неплохая штука, а?
— Здравствуйте, мисс Филпот! — радостно откликнулась Констанс. Теплая улыбка этой толстушки была таким приятным контрастом всему этому надменному жеманству.
— Я хочу тебе представить мистера Тинкермана, дорогая, он врач, — поправляя съехавший ей на ухо шиньон, проговорила Элспет. Джентльмен, тоже довольно округлых форм, церемонно приложился к ручке Констанс. Элспет между тем продолжала щебетать:
— У меня чудесная новость, дорогая! Следующий вторник на заседании моего литературного клуба выступит мистер Готорн! Обещай мне, что придешь?
— С удовольствием, мисс Филпот!
— Ой, зови меня просто Элспет. Возможно, и сам мистер Гаррисон, Уильям Ллойд Гаррисон, придет. Он — редактор «Либерейтора», который против рабства негров. Будет интересная дискуссия, правда, Тодд?
— Несомненно, Элспет, — ответил тот, запыхавшийся и покрасневший от физических усилий, которые потребовались от него, пока он танцевал, пробирался за Элспет через толпу танцующих, а затем склонялся к руке Констанс.
— Как с твоей живописью? Начала опять заниматься? — спросила Элспет.
— Да, спасибо! — Лицо Констанс просветлело.
— В последние дни она сумела выкроить время для нескольких сеансов на натуре — она делала наброски «Одиссея». На помощь пришло счастливое совпадение: у Мэгги был парень, и он работал на верфи, так что было совсем нетрудно организовать совместные тайные вылазки в Южный Бостон. Это были ее самые приятные и спокойные часы. Верная своему слову, Констанс старалась не, попадаться на глаза Локу, обнаружив укромный уголок, где она могла поставить свой мольберт! Было холодно, краски порой не слушались ее. Кроме этого она еще завела себе альбом, в котором по памяти делала наброски сцен из жизни своего островка. Об этом последнем своем занятии она и упомянула Элспет.
— Ой, как здорово! Принеси его с собой, когда придешь! — чуть не взмолилась собеседница. — Мы бы с удовольствием посмотрели твои работы.
— Конечно, конечно! — пообещала Констанс, начиная немножко раскрепощаться впервые за этот вечер. Но, увы — доктор Тинкерман увлек Элспет на очередную польку, зато появился последний из ее кавалеров с бокалом пунша.
— Якшаетесь с этой аболиционистской шайкой? — осведомился он, передавая ей бокал. — Эксцентричная дамочка, да? Мне таких жалко, ну прямо до слез.
— Ну, вот этого не надо, — сказала Констанс, несколько напряженно, возобновляя отчаянный поиск деда — теперь уже через стекло бокала.
Взгляд ее наткнулся, однако, на другую личность. Это был Лок Мак-Кин. Холодно-элегантный в своем вечернем костюме, склонив голову, он говорил что-то серьезное своей партнерше по танцу — довольно-таки неприятной девице с тонкими, поджатыми губами, одной из тех, которые проходились насчет цвета ее кожи.
— Знаете, кто это? — спросил Констанс ее ухажер, наклоняясь к ней слишком близко — явно в противоречии с тем, что было написано в учебнике этикета миссис Фаррар.
— Откуда?
— Выскочка из Южного Бостона, некий Мак-Кин, — фыркнул он. — Отнюдь не из числа друзей вашего дедушки. Да и мой отец предпочитает не иметь с ним дела.
— Почему? — Констанс вся напряглась.
— Риск большой. Отец его умер банкротом. — Он явно перебрал, и от него несло как из бочки. — Покончил самоубийством. А сумасшествие, говорят, передается по наследству.
Его слова, какие-то липко-наглые, как и он сам, взбесили Констанс. Ведь и ее считали ненормальной. Она залпом выпила бокал.
— Этот паршивый городишко кого угодно сведет сума!
— Простите?
— Сведет с ума от скуки. «К черту их всех», — подумала она. Они не хотят принимать ее как благопристойную леди — пусть получат то, что хотят и заслуживают.
С достаточно откровенной улыбкой она пробежала пальчиками сверху вниз по пуговицам его жилета — бедная миссис Фаррар с ее учебником!
— Давайте-ка потанцуем хулу.
— Что, что?
— Туземный танец. Запрещен под страхом смерти. — Она опустила ресницы. — Очень страстный…
Ее кавалер сглотнул слюну, предложил ей руку — и что тут началось! Почтенные мамаши долго не могли прийтив себя от негодования: эта молодая Латэм выделывала такое — причем не с одним, а подряд с целой группой! Прижималась, хохотала, смотрела им прямо в глаза, — какой позор! И так продолжалось, пока из круга поклонников ее не вытащил Роджер, весь мертвенно бледный от злости.
— Ты что, свихнулась? — прошипел он, вводя ее в медленный пируэт полонеза. Он церемонно держал ее на расстоянии вытянутой руки, между своей ладонью и ее спиной он аккуратно проложил накрахмаленный белый платок — как предписывалось правилами хорошего тона.
— Как это мило, что ты пришел ко мне на выручку, кузен Роджер! — Констанс состроила невинную улыбку. — Ты, конечно, заметил, как неудобно я себя чувствовала в центре всеобщего внимания.
— Я знал, что тебе нельзя доверять. Ты устроила дикий спектакль, дядя Алекс себе места не находит теперь от всего этого унижения. Ну, может, это и к лучшему — прислушается, наконец, к голосу разума…
— Значит, ты не одобряешь моего поведения?
— Ты просто авантюристка, и в тебе нет ни капли искренности, Констанс! — тявкнул он, направляясь к столу с закусками. — Вот ты кто!
Она вызывающе вздернула подбородок:
— Алекс, по-моему, не разделяет твоего мнения.
— Зато я все знаю! Почему ты не помнишь дня рождения Джеймса? И на каком корабле он плыл?
— Я же была ребенком, когда он умер, — холодно ответила Констанс. — Возможно, мне говорили, но дети не запоминают такие вещи.
— Не думай, что я не понимаю, куда ты метишь! — мрачно предупредил он ее. В глазах Роджера появился какой-то хищный блеск, поразивший Констанс: наверное, она зря отнеслась к Роджеру как к придворному шуту Алекса. Он может быть опасен.
— Ну и куда же? — спросила она.
— Ты хочешь втереться в доверие Алексу и использовать свое влияние против меня.
Эта идея так поразила ее, что она неожиданно остановилась. Перед ними был большой чан с пуншем.
— Роджер, это неправда!
— Последние пять лет я был фактическим главой «Латэм и К0». Пыхтел, потел и лизал задницу старику с утра до вечера. — Лицо Роджера стало как каменная маска. — Компания по праву моя. Я не потерплю какого-нибудь вмешательства с твоей стороны, понятно это тебе?
— Ты что мне угрожаешь, кузенчик? — Она сделала шаг в его сторону; сама мягкость ее вопроса должна была стать предупреждением ему, но он никак не прореагировал.
— Чем раньше ты отправишься в Париж, тем лучше, я думаю, после сегодняшнего дядя не будет возражать.
Констанс слегка опустила ресницы, приняв сонный вид львицы, приготовившейся к прыжку. Мягко улыбаясь, она сделала еще шаг, и Роджеру пришлось отступить назад.
— Вообще-то дедушка настаивает, чтобы я продлила свое пребывание здесь. После того, как меня так тепло здесь сегодня приняли, я просто не знаю, как я смогу вынести разлуку…
Кровь бросилась Роджеру в лицо.
— Ты, маленькая…
Она с силой наступила каблучком ему на ногу. От неожиданности Роджер вскрикнул, дернулся, потерял равновесие и… плюхнулся прямо в чан с пуншем. Стоявших неподалеку матрон окатило с ног до головы как приливной волной, и Роджер забарахтался посредине как гигантская макрель. Раздались возмущенные вопли, громкие соболезнования Роджеру — и, увы! — раскаты смеха. Констанс испуганно поднесла руку ко рту и отвернулась от сцены катастрофы, а также от осуждающих взглядов — вот и еще одно преступление на ее совести! Роджер что-то квохтал и обирался как курица у забора, стараясь сохранить какое-то достоинство. А Констанс поймала взгляд Лока Мак-Кина, стоявшего по другую сторону стола. Он широко улыбался.
Лихорадочно сглотнув, она сделала то единственное, что сделала бы при данных обстоятельствах любая разумная девушка. Она опрометью бросилась вон из зала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста мастера - Дэвис Сьюзан

Разделы:
12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста мастера - Дэвис Сьюзан



Мне понравилось. Автор описывает вражду двух семейств. Гг с сильными характерами...и долей юмора. Вот только никто не высказывает своего мнения такие высокие баллы. а сказать нечего?
Невеста мастера - Дэвис СьюзанGala
5.04.2014, 0.44





Мне тоже понравился. Интересные ГГ-и.10 из 10.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанТико
8.04.2014, 21.45





Кто читал дайте аннотацию плиз.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанВафля
8.04.2014, 22.10





Много жестокости.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанКэт
23.09.2015, 14.29





Рекомендую.динамично,интересно и нет жестокости,в меру всего,хотя может небольшое несоответствие rnпо ист. Фактам, а так приятный слог и море удовольствия....
Невеста мастера - Дэвис СьюзанАгнушка
24.09.2015, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100