Читать онлайн Невеста мастера, автора - Дэвис Сьюзан, Раздел - 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста мастера - Дэвис Сьюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста мастера - Дэвис Сьюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста мастера - Дэвис Сьюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Сьюзан

Невеста мастера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

18

— Какого черта ты выделываешь такие штучки?
Констанс вздрогнула, выведенная из задумчиво-сосредоточенного состояния, в котором она находилась, обдумывая, куда положить очередной мазок. Какая досада — он ворвался в студию как раз в тот момент, когда портрет на ее картине начал оживать. Это было то самое лицо — пожилая женщина, образ которой часто встречался в ее «Набросках», но который во всей своей целостности как-то ускользал от нее, мучая ее своей незавершенностью. Еще секунда — и, как ей казалось, занавес, за которым таилось ее прошлое, рухнет…
Но вот она, отрезвляющая действительность: плечи болят, вся вспотела, в желудке сосущая пустота, — еще бы, уже солнце высоко, а она еще ничего не ела. Констанс со вздохом швырнула кисть в кувшин с пахучим льняным маслом, вытерла руки тряпкой и повернулась к мужу.
Взгляд ее был устало-холодным — как были их отношения со времени их последней ссоры, но, как всегда, от мощной мужской красоты мужа у нее перехватило дыхание; захотелось дотронуться до этого гордого лица архангела, почувствовать литую сталь его тела… Сегодня утром это как будто вернулось к ним, и хотя он встал и, не говоря ни слова, отправился на верфь с Дайланом еще до восхода, к ней пришла надежда, что их отчужденность проходит или хотя бы идет на убыль. Но вот сейчас опять — глядит как на преступницу какую-то.
— Что я опять сделала не так, Лохлен?
— Не строй из себя невинное дитя, принцесса! Виделась с Алексом, хотя я тебе это запретил!
Она пожала плечами, пытаясь в то же время стереть пятно красной охры с пальцев.
— Что с того?
На щеках у него задвигались желваки, он покраснел.
— Я не знаю, что ты ему наговорила, но он уже начал заметать следы. Тип вышел на одного матроса, Сэгвин его фамилия, любил с огоньком побаловаться, так оказалось, что он уже в море — и это сразу после того, как его видели с Алексом.
— Что? — Констанс быстро вздернула голову, мысли вихрем завертелись в ней. Она поверила, |когда ее дед сказал ей, что он не имеет ничего общего с поджогом «Винд-Уэста». Выходит, он теперь идет по следу, а это значит…
— Он мне верит! Боже, он мне поверил!
— Верит! Это, конечно, самое важное! — Лок в ярости подергал себя за волосы. — Влезла и все испортила! Этот Сэгвин мог стать нашей козырной картой. Она сорвала с себя фартук и швырнула его на спинку кресла.
— Мне надоела эта игра «око за око». Противно. Пора кончать с этим.
— Так ты, на чьей стороне? — загремел Лок.
— Почему это я должна быть на чьей-то стороне? — отрезала она.
— Потому что иначе нельзя. Я не хочу, чтобы моя жена меня предавала на каждом шагу! — Его пальцы угрожающе впились ей в плечи, лицо потемнело. — Выбирай, Констанс, или ты со мной на сто процентов, или нам не по пути.
Кровь отлила у нее от лица.
— Я говорила тебе, что я тебя люблю, Лок Мак-Кин, и я никогда не сделаю тебе ничего плохого.
Он потряс ее так, что голова ее откинулась назад.
— Выбирай!
Слезы навернулись ей на глаза.
— Между чем и чем? Между моей нормальностью и моей любовью?
— Между Латэмами и Мак-Кинами!
— Но мы же все связаны, неужели ты не понимаешь? Как я могу выбрать? Это невозможно!
— Ты или со мной или против меня, — сказал он с каменным лицом. — Это просто.
Она беспомощно покачала головой.
— Я не могу, и не буду участвовать в этой битве и не хочу такого будущего, которое полно горечи и тревоги.
— Ладно, пусть так! — Он так резко отпустил ее, что она пошатнулась.
— Нет! — Она в отчаянии схватила его за ворот рубашки. — Не думай, что так легко отделаешься от меня, Лок Мак-Кин! Это тебе не черно-белая картина, не какое-нибудь уравнение — пища для твоей проклятой логики! Ради Бога, ради меня, не будь таким прямолинейным, Железный Мак!
Лок попытался оторвать ее руку, она не поддавалась. Тяжело дыша, они смотрели друг другу в глаза.
— Почему ты не хочешь признать, что нет однозначных ответов на некоторые вопросы? Это же не значит признать поражение? Трагедия родителей — почему она должна стать нашей? — Она сказала это подчеркнуто мягко.
Он скривил губы.
— Хочешь, чтобы я все забыл? Чтобы на животе ползал и лизал Латэмам руки — как собака? Лучше смерть!
— Ну, при чем тут это? Прояви великодушие и к родителям, и к Алексу, и ко мне. Нет ничего позорного отказаться от чего-то, что уже потеряло всякий смысл и всякое значение. — В ее голосе послышались слезы. — Эта твоя гордыня — она тебя лишает свободы и никого другого, она тебе причиняет боль. Ведь в тебе столько добра, теплоты! А ты боишься показать это, боишься признаться, что ты совсем не тот, за кого себя выдаешь! Самозванец! Он дернулся.
— Это что еще за бред?!
— Ну, признайся. — Она обхватила его за шею, пытаясь прижать к себе его голову. — Ты же не Железный Мак, ты человек, со своими болями, своими потребностями, своей любовью… — Она прикоснулась своими губами к его. — … Как любой другой…
Она чувствовала, как он весь напрягся. Господи, хоть бы он понял и поверил! Но нет — он резко оттолкнул ее, и ее охватила волна горького разочарования.
— Будь ты проклята! — Ярость, желание, злость на свою собственную слабость — все это смешалось в нем и вызвало взрыв. Он ударил кулаком по ее незаконченному холсту, и тот полетел на пол. — Думаешь, затащишь меня к себе в постель и я обо всем забуду? О своей фамильной чести? Предательница, сумасшедшая!
Констанс ахнула. Ударил в ее самое уязвимое место! Старые страхи вновь нахлынули на нее. Ничего не изменилось с тех пор, как она сошла на берег с борта «Элизы». Придурковатая Лили никуда не делась, она просто пряталась.
Лок повернулся и вышел, хлопнув дверью. Как будто какая-то плотина рухнула у нее в душе, и слезы хлынули неудержимым потоком. Она бросилась в спальню, распахнула один шкаф, другой и начала лихорадочно выбрасывать из них свои платья, белье. Где ее старый мешок? Вот он! Она схватила его, стала набивать его, пока он не раздулся как воздушный шар.
Сумасшедшая? Ну-ну! Но не настолько, чтобы оставаться с этим холодным ублюдком! У нее есть немного денег, хватит, чтобы выбраться из Бостона. Этот ненавистный пуританский город, питомник снобов! А муженек: в голове только корабли, расчеты, извращенные понятия о чести и возмездии. Она действительно была сумасшедшая, если думала, что сможет его изменить своей любовью! Ее ждет Париж! Париж!
Констанс бессильно опустилась на край кровати, зарылась лицом в китайский халат Лока и зарыдала еще сильнее. От себя никуда не убежишь. Бежать — это выход для труса. Лок это когда-то говорил. Как она может оставить мужчину, которого любит, с которым только и может быть счастлива? Констанс подняла голову, высморкалась, вытерла глаза халатом.
— Ему не удастся от меня так легко избавиться! — пробормотала она. — Он меня любит! Я знаю, любит! Пусть грозится, как хочет, на этот раз я не сбегу!
Она собрала волосы в пучок и уже почти овладела собой, когда раздался стук в дверь. Она вскочила, с виноватым видом схватила мешок, заметалась с ним по комнате, потом сунула его под кровать. Только на лестнице она сообразила, что это не Лок — он вряд ли стал бы стучать в дверь собственного дома. Чувствуя себя дурочкой, она отворила дверь — на пороге стоял какой-то длинноносый мужчина, похожий на извозчика. Он снял свою широкополую шляпу.
— Письмо для миссис Мак-Кин, — сказал он, протягивая конверт из плотной дорогой бумаги. — Мне сказали дождаться ответа.
Констанс взяла конверт, вскрыла его, быстро прочла короткую записку, тихо ахнула:
— Боже, дедушке плохо! Конечно, я приеду! Ты можешь меня довезти до дома Латэмов?
Она повернулась, бросила письмо на столик в холле, одним быстрым движением хватая шляпку и ридикюль.
— Конечно, миссис. Идемте!
Завязывая на ходу шнурки шляпки, Констанс бросилась за ним, к довольно ветхому экипажу, окна которого были закрыты тяжелыми занавесками. Извозчик оказался большим знатоком хороших манер, чем это можно было предположить по его внешности — остановился у дверцы, пропуская ее вперед.
— Побыстрее, пожалуйста! — сказала Констанс, становясь на подножку, в то время как он повернул ручку двери и начал открывать. — Боюсь, что-то страшное…
Тяжелый запах орхидей ударил ей в ноздри, и она так и замерла на месте. Извозчик подтолкнул ее сзади, а протянувшаяся из темноты белая рука схватила ее за кисть и втащила в удушливую кабину. Дверь захлопнулась, и она рухнула на скользкое кожаное сиденье.
Уголком глаза Констанс успела схватить очертания фигуры на сиденье напротив — Роджер, бледный, испуганный, а в углу рядом с ним, ну, конечно же, разве она могла не узнать эти пышные серебряные баки под надвинутой низко на лоб шляпой, только почему-то не двигается… Но вот вид человека, сидевшего с ней, — она вся сжалась от ужаса!..
— Добро пожаловать, дорогая! — мягким голосом произнес Сайрус Тейт. — Я так соскучился по тебе, Лили!
Констанс набрала воздуха, чтобы закричать, но страшной силы удар в подбородок — в глазах у нее вспыхнул веер искр, и она провалилась куда-то в небытие…
Когда вечером Лок вошел в свой притихший дом, он сразу понял, что Констанс там нет. Даже воздух был другой — безжизненный, какой-то чужой. Для него это не было такой уж неожиданностью; он, в общем-то, понимал, что заслужил это после всего, что наговорил ей сегодня; чего он не ожидал — так это того, что ему будет так больно и что его выдержка так явно подвела на сей раз.
— Как это ушла? — переспросил Дайлан. Вид у него был измученный, рука на перевязи — он здорово натрудил ее за день на верфи. Тем не менее, он весь встрепенулся, когда Лок сообщил ему эту новость.
— Куда?
— Какое это имеет значение? — отрезал Лок. — Ушла от меня.
В глазах Дайлана отразилось непонимание и беспокойство. Выкрикивая ее имя, он бросился вверх по лестнице, заглянул в одну комнату, другую, обнаружил страшный разгром в студии, вернулся к Локу, мрачный и суровый.
— Она собрала вещи, точно! Черт возьми, Лок! Что ты с ней сделал?
Лок поднял глаза от записки, которую она оставила на столике. Сжав челюсти, он взмахнул конвертом.
— Просто сказал ей, что она должна сделать выбор между мной и Латэмами. Видишь, она его уже и сделала.
Дайлан взял записку, быстро прочел ее, зло смял в кулаке.
— Ах ты, сукин сын! Пуп земли! Я — и больше никто! Ты знаешь вообще-то, с каким чудом ты имеешь дело? Констанс тебя любит, но разве можно жить с тобой после такого ультиматума?
— Хватит, Дайлан! — устало прервал его Лок. Грудь его сдавило, в глазах были слезы — нечто совсем не похожее на Железного Мака. — Так будет лучше.
— Эта женщина — лучшее в твоей жизни! — сердито отозвался Дайлан. — Ты что, так и дашь ей уйти?
— А что мне делать?
— Решил пойти по стопам отца? — саркастически произнес Дайлан. — Поздравляю. Тогда, может быть, Констанс и права, что ушла. Вот мать не смогла, и это убило ее.
Лок, пораженный его словами, уставился на брата.
— Как ты можешь так говорить?
— Не думай, что раз я был маленький, я ничего не понимал. От отца ведь так и веяло холодом, и мама увяла как роза от мороза. Когда она тогда заболела, последний раз, она просто уже не хотела жить. — Дайлан сглотнул комок в горле; застарелая горечь отразилась в его карих глазах. — Любви двух малышей ей было мало.
Лок заморгал, положил руку на плечо брата.
— Дайлан…
Тот дернул плечом, показывая, что он не нуждается в его утешении.
— Если бы она была посмелее — как Констанс! Тогда, может быть, еще и нашла бы свое счастье.
Лок тоже переживал смерть матери, но никогда даже не подозревал, насколько сильны были горечь и боль у брата. Сказать ему? Но если это, правда, тогда все рушится — все его представления об их семье, о фамильных ценностях. Значит, ради собственной гордыни оставить Дайлана в неведении, пусть страдает? Нет, брат заслуживает права самому решить, какую истину он предпочитает.
— Может быть, она и нашла на какое-то время. А он, как слепой, пытался нащупать верный путь в путанице своих чувств. — Но если Лок любит брата, он должен сказать все.
Теперь была очередь Дайлана изумиться.
— Что-что?
— Это Констанс так считает. Тебе эта история может не понравиться.
— Ну, ну!
Запинаясь, Лок рассказал брату о медальоне, об отношениях между Элизой Мак-Кин и Джеймсом Латэмом, и о том, кто, скорее всего настоящий отец Дайлана.
— Боже мой! — Дайлан подергал непривычную бородку, покачал головой. — Ну и узелок!
— Наверное, лучше бы тебе не знать… Да к тому же, возможно, это и не так…
— Да нет, все сходится! Вот это да! — Дайлан как-то вымученно захохотал. — Подумать только, я — Латэм! Все в другом свете теперь выглядит, а?
— Ну, во всяком случае, ты остаешься моим братом.
— А Констанс — моя сестра, да? — Он опять попытался засмеяться. — Хоть это утешает.
— Дайлан, но ведь это только предположения…
— Ну, какие предположения? Я же говорю, все к одному. Но, между прочим, если отец и подозревал, что я не его сын, он мне это никогда не показывал.
— Эноку все было безразлично, — тяжело обронил Лок. Но вот что интересно — он стал таким холодным и жестким из-за того, что его жена ему изменяла, или она стала искать любовь на стороне из-за того, что он был такой холодный и жесткий?
— Это загадка, которую мы никогда не решим. Я только знаю, что он умер до того, как покончил с собой. Жизнь для него стала пустыней — и поэтому потеряла всякую ценность и всякий смысл.
— Может быть, он тосковал по маме, — пробормотал Лок.
В глазах у него защипало. Всю жизнь он пытался подражать отцу, сделать карьеру, чтобы тот мог им гордиться, отомстить Латэмам — опять завет, оставленный Эноком. И он преуспел только в том, что делал полный круг и пришел к тому же, чем кончил его отец — без женщины, которая ему нужна больше жизни, один — с опустошенным сердцем. Теперь он мог лучше понять отца — ведь его собственное будущее казалось ему безжизненной пустыней.
Лок опустился на ступеньки лестницы, склонил, голову на колени, полный жалости и к отцу, и к самому себе.
— Господи, все зря… Все, все зря…
— Ты не такой, как он, — мягко произнес Дайлан. Его и испугала, и как-то порадовала эта перемена в брате; признать поражение — это половина победы. — Ты, наверное, единственный чистокровный Мак-Кин в нашей семье, но ты не такой…
— Хуже. Железный Мак. Не смог даже жену удержать.
— Беги за ней!
Лок вздохнул, лицо его исказилось.
— Легко сказать. Ей будет лучше без меня.
— А тебе без нее? Она вернула тебе твою человеческую сущность, а то за своими чертежами ты о ней забыл! Держись за нее!
Лок со стоном вцепился себе в волосы на затылке, уставившись куда-то в пол. — Я такого наговорил… она никогда не простит…
Дайлан выругался.
— Так скажи, что виноват, что глупость сказал. Она же любит тебя, идиот! Тебе она что, безразлична?
Лок с болью в голосе проговорил:
— Я люблю ее больше жизни!
— Ты ей когда-нибудь говорил?
Лок медленно поднял голову. Его лицо залила краска стыда. Неужели он трус?
— Нет, никогда…
— Так скажи! Господи, неужели это все твоя проклятая гордыня мешает?
— Это тут ни при чем.
— Ни при чем? Наверное, Энок тоже так считал. Но если Констанс уйдет, то ты проиграешь еще больше, чем он.
Лок боролся с собой. Да. Дайлан прав. Он так боялся, что окажется менее твердым, чем отец, что упустил из виду все остальное.
Но он не может без Констанс: без ее любви, без ее смеха, без ее энергии и веселья. Он готов сделать что угодно, хоть на брюхе ползти, чтобы она вернулась. Забудет о гордыне, о мести, пойдет даже на мировую с Латэмами, если это хоть как-то поможет ему убедить Констанс, что они могут быть вместе. Это будет трудно. Страшно трудно. Она может ему не поверить, и он не сможет ее за это винить. Но он сделает все, чтобы восстановить себя в глазах любимой женщины. Кто она — Констанс Латэм или придурковатая Лили — неважно; это его языческая принцесса — самый ценный дар в его жизни. Пусть только она будет с ним — и он посвятит остаток жизни тому, чтобы доказать ей, что она значит для него.
Лок встал.
— Пойду за ней. Идешь со мной?
— Увидеть Железного Мака на коленях — разве можно упустить такое зрелище! — Дайлан широко улыбнулся, и на какой-то момент в его лице мелькнуло что-то неуловимо похожее на Констанс.
Все-таки сестра!
Наверное, это опять дурной сон. Констанс застонала и посильнее сжала веки. Вот сейчас она проснется в объятиях Лока, и его поцелуй развеет все ее страхи. Да нет, это невозможно. Ведь они поссорились, так ведь? Она сдвинула брови, пытаясь поймать и собрать вместе ускользающие мысли.
Медленно пробиваясь через темный туман в голове, она постепенно стала ощущать странности и неудобства своего положения: она полулежит, что-то стягивает ей кисти, во рту кусок какой-то ткани, противно пахнущей туалетной водой. Но хуже всего — такие знакомые ощущения качки и шипящий шорох волн снаружи.
Глаза ее широко раскрылись. Теперь она знала: случилось самое худшее.
Боже, она в каюте корабля в открытом море!
Вздрагивая, давясь от позывов к рвоте, она сумела привстать, и тут оказалось, что она вдобавок еще и привязана! Да, привязана к ножке койки! С трудом она освободилась от кляпа во рту — это носовой платок. Поспешно сделала несколько глубоких вдохов, чтобы избавиться от головокружения. Страшно болела нижняя челюсть, но она крепко сжала ее, чтобы сдержать приступ тошноты. Глаза постепенно стали привыкать к темноте.
Хриплый голос позвал ее:
— Констанс?
— Алекс! — Она рванулась было к едва различимой фигуре, прикованной к койке напротив — но не тут-то было, веревка была крепкая. Кое-как полусев на краешек койки, она выругалась по-французски. — Черт побери! Алекс, ты в порядке?
— Голова болит. Эти гады меня шарахнули сзади. Алекс тоже был привязан к койке; он сделал еще одну попытку вырваться, но тщетно.
— Слава Богу, ты жива! Я уж начал думать, что ты так и не откроешь глазок, девочка!
— Что происходит? — спросила она, вся дрожа от яростного недоумения. — Почему мы здесь?
Лицо Алекса исказилось от гнева:
— Роджер! Ублюдок проклятый! Ты была права, Констанс. Они с Тейтом устроили этот поджог.
Когда я это обнаружил, они запаниковали и решили от нас избавиться — отправили черт знает куда!
— Господи, как же это так! — Она тихо застонала. — Лок подумает… мы должны выбраться отсюда! Крикни, Алекс! Кто-нибудь нас должен услышать…
— Я уже пытался. Должно быть, мы единственные пассажиры. Роджер наверняка придумал какую-нибудь легенду насчет нас: что мы заразные, или сумасшедшие, или преступники…
— Я вправду свихнусь, если здесь останусь, — пробормотала Констанс, хватая ртом воздух. — Боже мой, Боже мой!..
Раздался звук поворачиваемого ключа, и дверь каюты распахнулась.
— Рад, что вера в Господа не оставила тебя, дочь моя!
Констанс ахнула и вся сжалась. В руке у преподобного Сайруса Тейта был фонарь, в тусклом свете его лицо выглядело как гипсовая маска мертвеца. Ужас перед открытым морем — это было ничто в сравнении с тем, что она испытывала сейчас.
— Как раз кстати! — Алекс попытался тоже принять полусидячее положение — как Констанс. — Что все это значит, ты, прокаженный? Ну-ка развяжи нас, сейчас же!
— Тихо, тихо, старичок! — произнес Тейт с мягким укором, вешая фонарь на крюк. — Я не такой терпеливый, как Иов. И, к сожалению, ты для меня больше, чем простая помеха. Не серди меня, а то окажешься в чреве кита как святой Иона…
— Не посмеешь! — выкрикнул Алекс. — Ты меня не запугаешь!
Тейт хрустнул пальцами.
— У тебя будет время убедиться в противном. Во всяком случае, несколько месяцев.
— Месяцев? — едва слышно прошептала Констанс, но Тейт ее услышал.
— Да, дорогая! Даже такой быстрый корабль, как «Одиссей», не может доставить нас домой за сутки!
Констанс даже подпрыгнула. «Одиссей»! Корабль Лока! Ей стало как-то легче, зато Алекс буквально взорвался.
— Разбойник! Это мой корабль. Значит, команда должна меня слушаться!
Тейт снял свои дымчатые очки, аккуратно сложил их и сунул в карман.
— Вряд ли. Роджер приказал капитану повиноваться только моим приказам. Так что не предавайся беспочвенным иллюзиям, Алекс. Матросы знают, что пассажиры страдают от некоего нервного расстройства, им нужен полный покой и изоляция. Жаль, конечно, что мы недогружены, но ничего, вот скоро пройдем нью-йоркский маяк и возьмем курс прямо на Лахайн.
— Нет! — прошептала Констанс. — Только не в Лахайн!
— Конечно, да! — Тейт подошел к ней ближе и слегка потрепал по щеке. Господи, кожа сухая, как змеиная чешуя, и прикосновение такое противное.
— Твое место всегда было там, рядом со мной. Мы вместе должны служить Господу… — Он уже перешел своими пальцами ей на шею. — Другие пусть пытаются использовать тебя и твое наследство в корыстных целях, но для меня самое важное — это твои интересы, твое благо, моя сладенькая Лили, моя бесценная Лилио. Именно поэтому Джеймс и отдал тебя под мое попечение, разве не так?
— Джеймс?! — воскликнул Алекс. — Но ведь ты говорил…
Преподобный Тейт оторвался от Констанс и, повернувшись к Алексу, озарил его лучезарным взглядом. — Господь прощает маленькую ложь ради большой истины, мой друг. Я не мог тогда сказать, что Джеймс Латэм женился на дочери туземной королевы и ребенок у него от нее. Тогда, пожалуй, этот сукин сын Мак-Кин мог бы предъявить права на сахарные плантации, являющиеся собственностью его жены. Мне нужно было защитить ее…
— Ты имеешь в виду себя, свое наворованное богатство! — заорал Алекс, весь покраснев от напряжения — он сделал еще одну попытку освободиться от стягивающих его пут. — Это ты присвоил себе то, что по праву принадлежит ей! И наврал насчет ее происхождения! Констанс, прости, что я не поверил тебе! Прости меня, девочка!
— Да, я была права, — пробормотала она. Здесь пока для нее ничего нового, просто теперь придурковатой Лили больше нет, но эта туманная стена в мозгу остается…
— Это все происки сатаны — что ты убежала от меня, — мягко произнес Тейт. Он снова дотронулся до ее головы — как будто его притягивал магнит. — Но я прощаю тебя. Все будет хорошо, Лили, я обещаю.
Она отшатнулась, отвернув лицо. Боже, все что угодно, только бы не видеть этих его неестественных кроличьих глазок!
— Нет, дядя Сайрус, пожалуйста…
— Когда блудная дщерь с раскаянием возвращается — это так хорошо, это так угодно Господу!
Он склонился над ней, его рука скользнула ей от шеи вниз. Его дыхание стало чаще.
— Времени у нас будет достаточно, чтобы ты научилась делать мне приятное, то, что мне нужно…
Зрачки ее глаз расширились от отвращения и ужаса. Она хорошо помнила, как он добивался ее покаяния, но сейчас… Эти прикосновения, эти слова… не может быть!
Ее чуть не стошнило.
— Не буду!
Тейт распахнул свой белоснежный сюртук, обнажив рукоятку заткнутого за пояс кольта. Он улыбнулся мраморной улыбкой статуи.
— Ты же не захочешь, чтобы что-то плохое случилось с твоим дедушкой, а, Лили?
Здесь что-то первобытное, глубоко скрытое внутри проснулось в душе Лили; с криком она передернула плечами, чтобы стряхнуть с себя его щупальцы и, подняв ноги, изо всех сил лягнула божьего человека в живот. Он отлетел в сторону как пушинка, но особого вреда этот удар ему не причинил; только из горла вырвался тихий, едва слышный, какой-то ворчащий звук.
— Оставь ее, грязный подонок! — вскричал Алекс, снова натягивая свои путы. — Помогите! Убивают! Насилуют! Кто-нибудь…
Крутанувшись на пятках, Тейт вытащил револьвер и ударил им прямо Алексу в лицо. Старик рухнул на койку, кровь из разбитого носа окрасила его серебряные бакенбарды. Тейт наклонился над ним, нанес еще удар, потом еще…
Время сжалось в какую-то узкую полоску и остановилось. Какие-то образы, ассоциации вихрем проносились в сознании Констанс. Вот такая же сцена — когда-то давно, давно… Картины прошлого оживали перед ее глазами. Яркая вспышка, и туманная стена в ее мозгу рухнула — раз и навсегда.
Она закричала.
Тейт повернулся к ней, и Констанс смело поглядела в его кроваво-красные похотливые глазки. Ей снова было десять лет.
И она все вспомнила.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста мастера - Дэвис Сьюзан

Разделы:
12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста мастера - Дэвис Сьюзан



Мне понравилось. Автор описывает вражду двух семейств. Гг с сильными характерами...и долей юмора. Вот только никто не высказывает своего мнения такие высокие баллы. а сказать нечего?
Невеста мастера - Дэвис СьюзанGala
5.04.2014, 0.44





Мне тоже понравился. Интересные ГГ-и.10 из 10.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанТико
8.04.2014, 21.45





Кто читал дайте аннотацию плиз.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанВафля
8.04.2014, 22.10





Много жестокости.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанКэт
23.09.2015, 14.29





Рекомендую.динамично,интересно и нет жестокости,в меру всего,хотя может небольшое несоответствие rnпо ист. Фактам, а так приятный слог и море удовольствия....
Невеста мастера - Дэвис СьюзанАгнушка
24.09.2015, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100