Читать онлайн Невеста мастера, автора - Дэвис Сьюзан, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста мастера - Дэвис Сьюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста мастера - Дэвис Сьюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста мастера - Дэвис Сьюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Сьюзан

Невеста мастера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Лок сидел в своем любимом кресле, бесцельно уставившись на какое-то ему одному видное пятно на стене гостиной. На щеках черная щетина, под глазами синие круги. На лице еще оставались следы от синяков, хотя ожоги на ладонях почти прошли.
Когда вошла Констанс, он медленно встал. Слезы, текущие по ее щекам, подсказали ему худшее.
— Дайлан? Конец?
Констанс бросилась ему на шею:
— Нет, любимый! Жар меньше. Правда! Он даже говорил со мной, и теперь спит.
То, чего с ним не случалось ни от какой самой ужасной новости, произошло теперь — в уголках глаз появились слезы. Задохнувшись, он сел, потянул Констанс к себе на колени и бессильно уткнулся в ее нежную шею.
Она гладила ему волосы, бормоча какие-то невнятные слова утешения и ласки. Прошло некоторое время, прежде чем он мог вновь овладеть собой. Смущенно протерев глаза, он резко встал, подняв и ее на ноги.
— Прости! — пробормотал он.
— За что? — Она удивленно приподняла брови. — Ты такой сильный, но ведь и тебе нужна иногда опора, разве не так? — Она посмотрела на него как-то мягко и застенчиво. — Когда людей связывает что-то большое, это естественно.
Ее слова были для Лока как удар бича.
Черт, он знал, что она имеет в виду — хочет слов признания, которых он не может, не смеет высказать, не до этого сейчас. Весь его мир рушится. Вот отец — позволил эмоциям восторжествовать над разумом, и что получилось? Нет, он не может, не должен обнаружить слабость.
— Так что? Дайлан теперь выкарабкается? Эти, в общем-то, обычные слова прозвучали сейчас как-то неуместно, даже бестактно.
В глазах Констанс мелькнуло разочарование.
— Думаю, да — жар меньше. Не волнуйся, организм у него крепкий.
Лок попытался улыбнуться.
— Да и черепушка тоже, как выясняется.
Она тоже улыбнулась ему в ответ слегка вымученно, и вдруг ее лицо зажглось от возбуждения.
— Ой, ты знаешь, что случилось, когда я была там, с Дайланом! Я вспомнила… насчет отца. Я его видела. И теперь я наверняка знаю, что это был Джеймс Латэм. И это… это еще не все!
Лок уставился на нее с изумлением. Оно все более возрастало, сменяясь недоверием по мере того, как она продолжала свой рассказ. Ее слова неслись как бурный поток, но у Лока было такое чувство, что его тоже несет куда-то в опасную стремнину, в водоворот, в водопад… Надо быстрее спасаться, пока не поздно…
— Да ты что! Бред какой-то! — Резко оборвал он Констанс.
— Ну, посмотри сам! — Констанс умоляюще протянула ему раскрытый медальон. — Как мы раньше-то не замечали этого сходства! Но сейчас-то видишь? Твоя мать и мой отец. Это было, и это все объясняет.
Лок глядел на нее в ужасе. Всю свою жизнь он посвятил тому, чтобы восстановить поруганную честь семьи. Но что же теперь восстанавливать? Где она, эта честь? Лок взорвался.
— Нет, черт. Моя мать, она не могла…
— Она была женщина, Лохлен, а твой отец… он был вроде тебя — жесткий, весь в работе… Разве так уж странно, что Элиза могла найти то, что ей было нужно — любовь, обожание — в другом, кто и по возрасту был ей ближе? Это ее не оправдывает, но знаешь, это так по-человечески понятно!
— Я никогда в это не поверю!
— Доказательство у тебя перед глазами.
— Ты бредишь. — Он бросил уничтожающий взгляд на медальон и сунул его ей обратно. — Опять эти твои штучки!
— Нет! — Констанс не собиралась сдаваться, глубоко уязвленная его реакцией. — Я все вспомнила, Лок!
— Ты не вспоминаешь. Ты фантазируешь, думая найти подходящее объяснение для ситуации, которая вообще-то тебя не касается. — Он схватил ее за плечи, встряхнул. — Прекрати, Констанс! Так ты опять доведешь себя до болезни. Я думал, что мы уже ушли от этого.
— Почему ты мне не веришь? — почти плача, вскрикнула она. — Разве то, что я начала что-то вспоминать — это не признак выздоровления? Это как будто калека делает первый шаг, а ты ему говоришь — нет, оставайся калекой!
Он резко убрал руки.
— Не тревожь души умерших, Констанс!
— А заодно и их тайны, даже если они продолжают терзать живых? Не так разве? Я не могу! Пока я чувствую, что у меня в мозгу есть эта стена, я не буду чувствовать себя нормально и не буду полноценной женщиной.
Она увидела его каменное лицо и замолчала.
— А я хочу быть полноценной, ради тебя, Лок.
Лок прочел в ее глазах, то, что она хотела этим сказать: «Чтобы ты любил меня».
Как хотелось ему забыть и об этой мести, и об этом долге перед семьей, просто раствориться в своем чувстве к ней. Как женщина она была все, что мог желать мужчина, а уж как он желал ее! Но нет — так он потеряет всякий контроль над собой — а в такое время! Он не может себе позволить пойти путем, который довел до самоубийства его отца, не может рисковать всем, к чему стремились его отец, Дайлан и он сам. Не может отказаться от последней, может быть, возможности восстановить доброе имя семьи. Даже ради Констанс. Даже ради самого себя.
— Я принимаю тебя такой, какая ты есть. — Это снова заговорил Железный Мак. «Стало быть, и ты принимай меня таким, какой я есть» — эти невысказанные слова эхом отдались в ее голове. — Ты моя жена, верно? Этого достаточно.
Констанс сжалась от его жесткого тона, но решила сделать еще одну попытку.
— Лок, это важно. Я помню…
— Констанс, я тебя предупреждаю! Оставь эти бредни и не ввязывай сюда Дайлана! Все равно это ничего не изменит!
— Ничего не изменит? — В ее глазах все потемнело — даже блеклые розы на обоях приобрели какой-то кроваво-красный оттенок. — Ах ты, упрямый слепец! Еще бы — мы, Мак-Кины! Дайлан-то, во всяком случае, не вполне! И разве, это не повод покончить наконец, с этой вашей вендеттой?
— Ах, так вот ты к чему! Придумала эту дурацкую историю, чтобы я отказался от борьбы?
Констанс устало опустила голову.
— Борьбы? Сейчас? Из-за чего — у тебя же нет доказательств!
— Будут! Тип Мэддок ведет сейчас разведку по всем прибрежным кабакам! За эту сумму, которую я назначил, мы найдем поджигателя!
— Обратишься тогда в полицию?
— Не знаю еще. — Лок нахмурился и пожал плечами. — Еще важнее, чем засудить, — это узнать, кто его нанял. А если узнаем, то держитесь, Латэмы вернете все, что забрали, с лихвой!
— Господи, ты еще шантажом решил заняться! Лок, оглянись на себя! Это бесчестный путь! Не говоря уж о том, что ты готов бросить деньги на ветер любому доносчику, который тебе скажет, что за всем Латэмы стоят. Так ты, правда, доведешь себя до банкротства!
Это задело Лока. Стиснув зубы, он бросил на нее взгляд, сверху вниз.
— Не тебе судить о делах верфи. Я наберу сколько угодно заказов — таких, как на «Тетушку Таг». Мы выживем.
— Ты думаешь, это будет жизнь? А как насчет «Аргонавта»? Опять в долгий ящик? Как насчет новых шедевров? Как насчет нас с тобой? Всем нужно пожертвовать?
— Реванш — это и будет наш успех. — Голос Лока звучал твердо. — «Аргонавт» — это моя надежда. И в смысле денег, и в смысле репутации. Я его спущу на воду скоро, как только закончим с мачтами. Но, кстати, мы не одни, кому не нравятся методы Латэмов. Я не в силах вернуть себе «Одиссея», верно, но что я могу, так это сделать так, что Роджеру будет нелегко найти себе рабочих, моряков, материалы для ремонта и даже грузы для своих кораблей.
У Констанс вокруг рта залегли горькие складки.
— Но какой ценой? Око за око? Куда это заведет?
— Проклятье! Они отняли у меня два корабля, один за другим, чуть не лишили меня брата, а я их должен прощать?
— Латэм и мой брат тоже. — Она сказала это тихо, но твердо.
Он сердито рубанул рукой.
— В этом нет ни грана истины, у меня нет ни времени, ни сил спорить с тобой из-за этого. Если тебе хотя немного дорого то, что у нас есть, забудь об этом бреде.
Констанс побледнела от этой слегка замаскированной угрозы.
— Понятно. Ты скорее будешь жить с придурковатой Лили — только бы тебе не мешали ненавидеть Латэмов.
— Прекрати!
Она остановила на нем долгий взгляд. В нем было столько боли, столько отчаяния, что Лок не выдержал. Он обнял ее, прижал к себе, приблизился губами к ее губам… Что он искал: прощения, поддержки, понимания? Он и сам не знал. Знакомое ощущение в чреслах властно овладело им. И впервые она не ответила на его немой призыв.
— Конни! Принцесса! — Он провел пальцами по копне ее волос. — Неужели ты не понимаешь — я едва держусь. Ты мне нужна…
Она положила ему на грудь свою руку, с зажатым в ней серебряным медальоном. Глаза ее были ясные, но непроницаемые, как морская пучина.
— Железному человеку никто не нужен.
Он провел пальцами по контуру ее нежного рта — жест приглашения и обещания.
— Нам обоим это нужно.
— Я тоже думала, что этого достаточно. — Она сказала это прерывающимся голосом. — Оказывается, нет.
Его объятия стали еще крепче.
— Ты моя жена!
— И должна исполнять супружеские обязанности? — Она издала невеселый смешок. — Элиза это тоже знала. Но вот только скажи мне, Лок, как ты думаешь, когда она была счастлива — женой Энока или любовницей Джеймса?
— Черт тебя побери! — вопрос, чувствуется, здорово задел Лока. — Брось эти мысли, а то…
В гостиной воцарилось молчание. Констанс аккуратно положила медальон в карман фартука.
— Извини меня. Надо приготовить еще бульону для Дайлана. Когда он проснется, наверняка страшно захочет есть.
Она повернулась и пошла к двери.
— Констанс!
Она обернулась, и в ее взгляде были боль, мятеж, твердая решимость.
— Слушай, Лок Мак-Кин! Иерихонские стены в моем мозгу рушатся, и ни ты, ни даже сам Иегова их не удержат.
— Я не думала, что ты придешь. — Голос Констанс был благоговейно-приглушенный — как у всех вступающих под величественные своды библиотеки «Атениум».
— Да я и не хотел. — Алекс Латэм, опершись на свою палку с набалдашником из слоновой кости, делал вид, что внимательно рассматривает портрет какого-то янки в золоченой раме.
Сюда не проникал зной июльского дня. Это здание из коричневого известняка, построенное в итальянском стиле, было оазисом степного покоя, как это и полагалось хранилищу самых ценных книжных коллекций, включая только что приобретенную библиотеку самого Джорджа Вашингтона.
Несмотря на царящую в помещении прохладу, на лице Констанс выступили бисеринки испарины. Она с опаской посмотрела на собеседника. В носу защекотало от знакомых запахов рома и мяты. Она с трудом сдержалась, чтобы не броситься к нему на шею и не разрыдаться. Они ведь так похожи: и узы крови, и упрямые они оба одинаково. Но в этом еще предстоит его убедить; не стоит спешить…
— Почему ты все-таки пришел? — тихо спросила она.
— Из любопытства. Да еще сказать спасибо за книгу. Неплохая вещь.
Она улыбнулась, полная благодарности за не очень щедрый комплимент, и за то, что он выбрал такую нейтральную тему.
— Рада, что «Наброски» тебе понравились.
— Что, действительно там все так — на Сандвичевых?
— Да, твой сын все это видел. Простая жизнь простых людей.
Алекс бросил на нее лукавый взгляд.
— Преподобный Тейт иного мнения. Никогда не видел, чтобы эта рыбья кровь так вскипела. Сказал, что эти картинки — дьявольский промысел, посоветовал их сжечь.
— Ну и как ты? — Констанс побледнела от одного упоминания имени проповедника.
Алекс фыркнул.
— Конечно, оставил. Я вообще к этим попам не очень, а уж этот-то — жду — не дождусь, когда смоется. Вроде собирается на следующей неделе, на «Одиссее».
— Неужто его не будет? — Констанс не могла скрыть радости.
— Да, говорит, миссия его ждет. Якобы прихожане без него не могут. Кстати, он к материальным благам очень даже неравнодушен, интересы не только божественные, отнюдь! — Алекс хмыкнул. — Я-то буду только рад, когда он покажет спину, а вот Роджер что-то очень уж гостеприимство проявляет, видно, в благодарность за показания…
Алекс резко замолчал, взбил свои и без того пышные бакенбарды.
— Он лгал, — тихо произнесла Констанс. — Не знаю, почему, но лгал.
— А, зачем вспоминать прошлое, девочка! — устало начал было Алекс.
— Нет, это не так. — Констанс упрямо вздернула подбородок. — Поэтому я попросила о встрече. Ты единственный, кто может знать правду.
Алекс пожал плечами.
— О чем? Если ты имеешь в виду этот случай с «Винд-Уэстом»…
— Не совсем, хотя Лок винит вас. Слава Богу, Дайлан жив…
— Да ну его! Случайности со всеми бывают. — Он повысил голос, и сразу в его сторону повернулось несколько недовольных шумом лиц посетителей. Он взял Констанс под руку и, направляясь с ней к выходу, продолжал громким, раздраженным шепотом:
— Почему я должен отвечать за все, что происходит с Мак-Кинами?
Они миновали арку выхода и остановились на залитом солнцем тротуаре. Констанс глубоко вздохнула и посмотрела прямо в его гневные глаза.
— Эта была не случайность, Алекс. Это был поджог. И в свете того, что Латэмы раньше делали Мак-Кинам, вполне естественно предположить, что и за этим стоит кто-то из вас — ты или Роджер.
— Что за глупая клевета! — Алекс пронзил ее возмущенным взглядом. — Чтобы Латэмы использовали такие методы?! Мак-Кины просто ищут, как обычно, козлов отпущения.
— Ты не понимаешь, Алекс, — отозвалась Констанс. — В каком-то смысле я даже рада, что так все… то есть, нет, конечно…
Ошеломленный, он замолчал, нахлобучил шляпу на голову.
— Ну, вы, мисс, уж чересчур — так предавать мужа! Я тут тебе не сообщник. Всего!
Он пошел к дому, но Констанс не отставала, судорожно копаясь в своем ридикюле.
— Послушай, пожалуйста! То, что случилось, просто помогло мне вспомнить кое-что и о себе, и о твоем сыне.
— Я не желаю участвовать в твоих интригах! — Алекс бросился на другую сторону Бикон-стрит, расталкивая пешеходов и бормоча почти про себя:
— Дурак я, надо было слушать Роджера! Прочь с дороги!
Они были уже почти у Дома Латэмов. «Только не хватало еще Тейта встретить»! — в страхе подумала Констанс и решительно загородила Алексу дорогу. Он остановился, негодуя на нее, но Констанс зашла уже слишком далеко, чтобы отступать.
— Ну, пожалуйста, Алекс! — Она сунула ему в руки портрет величиной с книжный переплет. — Посмотри!
Алекс бросил взгляд на изображение, лицо его выразило изумление.
— Ну, это Джеймс!
— Нет, дедуля! — Констанс почувствовала, что в горле ей что-то сдавило. — Это Дайлан Мак-Кин. Твой внук. Мой брат по отцу.
— Нет! — Это вырвалось у него самопроизвольно. — Это смешно! Что я, сына своего не помню?
— Ты ведь никогда не видел Дайлана, да? Я этот портрет написала два дня назад, смотри у него даже рука в шине! Баки отросли, и теперь сходство еще больше! — Ее губы дрогнули, в голосе послышались слезы. — Когда я увидела это, я вспомнила кое-что из своей жизни в Лахайне. Что бы там ни говорил преподобный Тейт, я теперь знаю наверняка, что Джеймс Латэм — мой отец, это так же точно, что в Дайлане — кровь Латэмов.
— Это немыслимо! — Он задохнулся от ярости, но уверенности в его голосе не было. Потом, словно спохватившись, он постучал костяшкой пальца по портрету:
— Новый трюк Мак-Кинов — отомстить мне за Энока!
Губы Констанс дрогнули.
— Ты неправ. Дайлану я вообще ничего не говорила, а Лок не верит так же, как и ты!
— Тогда чего ты добиваешься?!
— Только истины и мира между нашими семьями, клянусь! Но без твоей помощи мне не обойтись. — Она умоляюще схватила его за рукав. — Мне нужно еще кое-что вспомнить о себе и как можно больше знать о моем отце. Скажи мне для начала всю правду о Джеймсе и Элизе!
— Я… — Алекс открыл, было, рот, но поспешно прикрыл его, покачал головой, как будто она раскалывалась от боли. — Нечего рассказывать, брось эти бредни, не тревожь души усопших и оставь меня в покое!
Он вырвался из ее рук и устремился к своему дому.
— Прятать явное — это больнее, чем его признать, дедушка! — крикнула Констанс ему вслед. «Ну, как, как открыть ему глаза? — Лок сейчас делает все, чтобы задержать выход „Одиссея“, а кто знает, что еще задумал Роджер? Что — теперь „Аргонавт“ станет мишенью? И кого-нибудь все-таки убьют? Разве не хватило двадцати пяти лет этого кошмара? Мы с тобой вдвоем можем с этим покончить, ты и я!»
Алекс помедлил на ступеньках, весь какой-то ощетинившийся, затравленный, даже не отдавая себе отчета в том, что все еще сжимает в руке портрет Дайлана.
— Ты болтаешь вздор! Оставь меня!
— Правду говорю, дед! Хотим мы или нет, а она, правда, добралась и до Латэмов, и до Мак-Кинов! — Она подошла к нему поближе. — Спроси Роджера насчет «Винд-Уэста»! Спроси дядю Сайруса обо мне! Что ты теряешь?
Дверь Дома Латэмов с грохотом захлопнулась перед ней, и ею овладела какая-то опустошенность.
Глотая слезы бессильного отчаяния, она повернулась и побежала. Из окна сверху ей вслед смотрела женщина в замасленном фартуке — на лице ее медленно проступила гримаса улыбки.
— Ты вроде говорил, что она нам больше не доставит хлопот…
— Успокойся, сын мой. Нам нечего бояться.
— Заткнись, Сайрус! — грубо отрезал Роджер Латэм. Он перемешал все, что осталось на тарелке, и с отвращением отбросил вилку. Звук удара металла о фарфор нарушил безмятежную тишину столовой, погруженной в полумрак, — как это стало обычным после того, как преподобный Тейт стал гостем Дома Латэмов.
— Избавь меня от этих своих проповедей, Бога ради!
— Наверное, ты тоже будешь страдать от несварения желудка, как и твой дядюшка. Нельзя так нервничать, — примирительным тоном заметил преподобный. Добродушно поглядывая через темные очки, он потянулся за тяжелой серебряной перечницей и щедро посыпал ее содержимым свое блюдо. — Жаль. Элуаз жаркое сегодня особенно удалось.
— Я не могу есть, когда знаю, что эта лгунья так настропалила старика, что он начал задавать всякие дурацкие вопросы!
Тейт деликатным жестом вытер свои бледные губы.
— Все в воле Господа…
— Я плачу не Господу, а тебе, и не так уж мало, кстати! — выкрикнул Роджер. — У нас была договоренность — ты даешь показания, что Констанс не Латэм…
— То есть, скажу очевидную истину, — мягко прервал его Тейт.
— …А я даю деньги на расширение твоей плантации.
— Я предпочитаю называть свое маленькое предприятие школой при своей миссии. Ты, таким образом, становишься филантропом, а мне не нужно платить налоги за три тысячи акров недвижимости.
— Да еще не нужно и платить рабочим — они же твои ученики! — Роджер раздраженно допил свой кофе. — Впрочем, мне это без разницы, поскольку ты будешь пользоваться моими судами для транспортировки своего сахара. Но интересно, как ты смог наложить лапу на такой кусочек земли этих туземцев?
Гипсовая маска, которую являло собой лицо Тейта, стала еще жестче; красные белки глаз хищно блеснули из-под стекол очков.
— Будучи опекуном Лили, я имею право на некоторую компенсацию за мои заботы от ее соплеменников. А тебе не стоит ныть, Роджер. Вообще-то я не думал, что это займет столько времени — вернуть Лили на землю ее предков, но что делать…
— Да уж! — Роджер фыркнул и мизинцем пригладил напомаженный локон у себя на лбу. — Ночь в яме, эти россказни миссис Брак. На мой вкус, ты уже перехватил со своими выдумками…
— Ну, у тебя методы попроще, погрубее, но не думаю, что ты добился большего. А вот что касается моих — увидишь… — Тейт облизал свои губы. — В конце концов я только забочусь о благополучии Лили. Ты покончишь с этим сукиным сыном, который надругался над моим бедным безумным дитя, а я докажу, что ее нельзя оставлять в таком бедственном положении. Мой долг — вернуть домой мою драгоценную дщерь, где ей самое место.
— Ну, все это затянулось. И если она безумна, как ты говоришь, почему же дядя Алекс обнаружил, что она кое-что помнит?
Вилка в руке Тейта замерла на полпути ко рту, и в голосе его послышался металл:
— Что именно?
Роджер пожал плечами. — Какая разница? Но если дядя Алекс узнает…
— Узнает что, племянничек? — раздался от двери холодный голос Алекса Латэма.
— Дядя! — Роджер вскочил на ноги, склоняясь в подобострастном поклоне. — Мы так тебя ждем! Давай, садись, я сейчас позову миссис Брак, она скажет Элуаз…
— Не надо. — Алекс с грохотом захлопнул за собой дверь и тяжелым взглядом уставился на племянника. — Пожалуй, под конец обеда воткнешь нож под лопатку, ты, неблагодарное животное! Ну что ты за дурак!
Роджер удивленно выкатил глаза; сходство его с совой стало разительным. — Дядя Алекс, не понимаю, о чем ты?
Алекс подошел к столу, красный как рак, побелевшие кулаки крепко сжаты.
— Знакома тебе фамилия Сэгвин? Это парень, который с огнем любит побаловаться.
— Сэгвин? — Роджер изобразил полное неведение.
— Не ври мне, скотина! — рявкнул Алекс. — Думал, что не найду его? — Я в свое время стольких подмазал, думаешь, забыл, как это делается? Если уж нанимаешь кого-то пустить красного петуха, то позаботься, по крайней мере, чтобы он смылся потом скорее!
— Пустить?.. — Я? Ты считаешь, что я?.. Алекс со всего размаха влепил Роджеру пощечину, от которой тот чуть не слетел с кресла.
Стоило мне помахать перед его мордой пачкой зелененьких, и он сразу раскололся и сказал, что заказ поступил из Дома Латэмов.
Преподобный Тейт стал медленно подниматься со своего кресла. Капли пота выступили у Роджера на лбу.
— Ты! — выдохнул он. — Сайрус, ты идиот!
— Да ведь минуту назад сам сетовал, что я слишком медлю и миндальничаю, — с мягкой иронией отозвался проповедник.
Роджер поспешно обернулся к дяде.
— Дядя Алекс, я тут ни при чем!
— И думаешь, я поверю? — пролаял Алекс. — Если это выйдет наружу — нам конец! И если я сумел найти Сэгвина, почему не кто-нибудь другой? Или ты думаешь, что мы можем купить молчание Мак-Кинов?
— Но дядюшка…
— Нам конец, я тебе говорю! Никто в городе не захочет иметь дело с поджигателями! — Лицо Алекса исказилось судорогой, он резко взмахнул рукой. — Вон из этого дома, сейчас же! И забери с собой это страшилище!
С этими словами Алекс повернулся к двери.
— Останови его! — холодное спокойствие Сайруса Тейта было странным контрастом к ярости Алекса и паническому страху Роджера. Он сунул что-то тяжелое в онемевшие руки Алексова племянника.
Серебряная перечница угодила Алексу в затылок, и он рухнул как подрубленный на цветной турецкий ковер. Издав короткий стон-вскрик, он затих. Роджер в ужасе посмотрел на окровавленный предмет, лежащий рядом с телом дяди, потом перевел взгляд на Тейта.
— Теперь он лишит тебя всего, сын мой, — мягко, почти нежно произнес Тейт. — Всего, что ты заработал таким тяжелым трудом. Он для тебя опасен, так же, как для меня — память Лили. Мы не можем себе позволить, чтобы эти опасности встали на пути предначертанья Господня.
— Я… я не могу убивать своего родного дядю! -
Роджер заквохтал как курица, кадык его затрясся мелкой дрожью.
— Есть и другие способы. — Тейт ободряюще улыбнулся, обнажив алмазно-белые зубы. — Разреши мне помочь тебе.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста мастера - Дэвис Сьюзан

Разделы:
12345678910111213141516171819Эпилог

Ваши комментарии
к роману Невеста мастера - Дэвис Сьюзан



Мне понравилось. Автор описывает вражду двух семейств. Гг с сильными характерами...и долей юмора. Вот только никто не высказывает своего мнения такие высокие баллы. а сказать нечего?
Невеста мастера - Дэвис СьюзанGala
5.04.2014, 0.44





Мне тоже понравился. Интересные ГГ-и.10 из 10.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанТико
8.04.2014, 21.45





Кто читал дайте аннотацию плиз.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанВафля
8.04.2014, 22.10





Много жестокости.
Невеста мастера - Дэвис СьюзанКэт
23.09.2015, 14.29





Рекомендую.динамично,интересно и нет жестокости,в меру всего,хотя может небольшое несоответствие rnпо ист. Фактам, а так приятный слог и море удовольствия....
Невеста мастера - Дэвис СьюзанАгнушка
24.09.2015, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100