Читать онлайн Телохранитель, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Телохранитель - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Телохранитель - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Телохранитель - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Телохранитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

Гарри Стиллман предложил устроиться с напитками на террасе, которую обдувал легкий бриз с Атлантики, но оказалось, что солнце Флориды превратило ее в некое подобие духовки. Поэтому они попросили подать напитки на небольшой балкон, обычно используемый для завтрака в тесном кругу. Но даже здесь было очень жарко.
Юристы заказали бутылку французского шампанского, бухгалтер предпочел джин с тоником, а Франческа выбрала кока-колу, хотя сначала была готова выпить что-нибудь покрепче. Мысль о том, что теперь у нее есть собственный винный погреб и шампанское она может получить в любую минуту, несколько ошеломила ее.
Примерно через четверть часа к ним присоединился Курт Бергстром, на этот раз одетый в синего цвета рубашку и белые брюки. Искоса поглядывая на него, Франческа была вынуждена заключить, что этот белокурый великан был самым интересным мужчиной, которого ей приходилось когда-либо встречать. Она старалась не смотреть на Курта чаще, чем то позволяли приличия.
Курт устроился в плетеном кресле, которое казалось слишком ненадежным для его мощного тела, и непринужденно включился в общий разговор. Он ничуть не пытался скрыть своего интереса к Франческе, которая чувствовала себя неловко под его оценивающим взглядом. Она стеснялась своего помявшегося костюма и пылающего лица и попыталась принять равнодушный вид, глядя вдаль на скользящие по волнам яхты.
Третий муж Карлы Бладворт определенно удивлял ее.
Если он и испытывал какую-то горечь по поводу потери наследства Бладвортов, то Франческа никак не чувствовала этого. Тон его голоса, взгляды, манера поведения — все было преисполнено непринужденности и доброжелательности. Больше всего Франки удивило то, что он был намного моложе своей покойной жены. Согласно документам, которые она получила в Бостоне, Карле Бладворт должно было исполниться пятьдесят пять лет. Когда речь зашла о возможности пребывания Курта Бергстрома в домике для гостей, Франческа представляла его себе пожилым человеком.
Сколько же ему лет на самом деле?
«Трудно определить его возраст, — подумала она, глядя на сверкающую под солнечными лучами водную гладь и с трудом заставляя себя не смотреть на этого гиганта, напоминающего ей викинга. — Тридцать семь? Сорок? Может быть, сорок пять?» Если она угадала правильно, то он, по крайней мере, на десять лет моложе своей покойной жены! Интересно, на чем основывался их брак? Курт Бергстром никак не подходил под стандартный образ мужа богатой немолодой женщины, этакого искателя приключений, который расчетливо выбрал себе супругу, руководствуясь лишь корыстью.
Когда они поженились, Карле было около пятидесяти. С фотографии в золотой рамке улыбалась молодая женщина лет тридцати, очень красивая и хрупкая. «Возможно, — сказала себе Франческа, — она была все еще красива и в годы своего последнего замужества. Но в это как-то не очень верится. Ведь пять лет назад Карле было пятьдесят. А пятьдесят лет как-никак это пятьдесят».
Прислушиваясь к разговору мужчин, Франческа не могла отделаться от назойливой мысли: как отреагировал Курт Бергстром, когда узнал о содержании завещания? Что он чувствовал, когда читал копию завещания, переданную ему теми же юристами, которые сейчас вместе с ним наслаждались шампанским?
Какие чувства испытывал Курт Бергстром, когда узнал, что все наследство переходит даже не к Джованни Луккезе, работавшему у жены лет тридцать тому назад, во времена ее второго замужества, а к его двадцативосьмилетней дочери Франческе? Судя по завещанию, красивый итальянец был единственным человеком, которого она по-настоящему любила.
Юридическая контора Стиллмана, Ньюмена и Вэнса разыскивала ее четыре месяца. Надеялся ли Курт Бергстром все эти четыре месяца, что наследницу, дочь умершего более двенадцати лет назад Джованни Луккезе, так и не найдут? Или он рассчитывал каким-нибудь способом устранить Франческу, словно досадную помеху, со своего пути?
Она повернула голову и поразилась, увидев, как заразительно смеется Курт Бергстром, откинув голову назад. В этот момент у Франчески перехватило дыхание: настолько притягательной силой обладали его глаза. Их переменчивый зеленовато-синий цвет напоминал о морских глубинах. Ей казалось, что взгляд Курта пронизывает ее насквозь. И этот взгляд тревожил и волновал ее.
Франческе хотелось бы знать, что может по-настоящему взволновать или удивить Курта. Интересно, что испытал этот человек, когда выносил свои вещи из особняка, в котором уже не был хозяином? О чем он думал, когда перебирался в домик для гостей, жить в котором так любезно позволила ему новая владелица поместья?
Их взгляды встретились, и они никак не могли отвести глаз друг от друга.
В этот момент к ней обратился бухгалтер:
— Итак, что вы об этом думаете?
Усилием воли Франческа отвела взгляд от лица Курта Бергстрома.
— Думаю о чем? — пробормотала она, совершенно не представляя, о чем идет речь, так как пропустила весь разговор мимо ушей.
— Об этом доме. И вообще о Палм-Бич.
Франческа понимала, что это невежливо, но сейчас ей совсем не хотелось обсуждать местные красоты, и она негромко спросила:
— Он в самом деле граф?
Бухгалтер какое-то мгновение смотрел на нее со странным выражением лица. Но Франческа не обратила на это внимания. Ей не терпелось удовлетворить свое любопытство.
— Да, мисс Луккезе, он настоящий граф.
Франческа тут же задала ему новый вопрос:
— Вы знаете, сколько ему лет?
В глазах бухгалтера появилось скучающее выражение, и, пожав плечами, он уклончиво ответил:
— Граф старше вас.
Преодолев смущение, молодой человек все-таки решился:
— Мисс Луккезе, вы позволите дать вам совет?
Но в этот момент Гарри Стиллман воскликнул:
— Ага, вот и остальные!
На балконе появились двое молодых мужчин в джинсах и футболках. Один из них, стройный и высокий, двигался с какой-то кошачьей грацией. Темными длинными волосами и черными глазами он напоминал Франческе племянников, но, судя по оттенку кожи, он был не итальянцем, а скорее кубинцем или латиноамериканцем. Футболка обтягивала мощные плечи и руки, джинсы как влитые сидели на узких бедрах. Его внешность заинтриговывала, несмотря на, мягко говоря, мрачное выражение лица. Он был явно интереснее жилистого юноши, обладателя пышной шапки волос и россыпи веснушек, выдававших в нем уроженца этих мест.
Гарри Стиллман поднялся из-за стола и жестом пригласил их подойти поближе.
— Мисс Луккезе, — официальным тоном представил он, — это Джон Тартл и Питер Пиви — мастера на все руки. Джон наряду с основными обязанностями садовника выступает еще и в роли шофера и отвечает также за безопасность. Питер поддерживает порядок в поместье, выполняет мелкий ремонт, приглядывает за обоими плавательными бассейнами, помимо всего прочего. Обращайтесь к Джону, чтобы он нанял для вас автомобиль в Западном Палм-Бич, если вы вдруг не захотите воспользоваться «Роллс-Ройсом». Надо только заранее предупредить его.
Франческа слушала Гарри Стиллмана с чувством неловкости, и в этот момент оно только усилилось. Наследница состояния Бладвортов, она никак не могла забыть, что совсем недавно сама была наемным работником. «Я должна привыкнуть к своему новому положению», — сказала она себе, поднимаясь, чтобы пожать руки мужчинам.
Она почувствовала на себе взгляд черных глаз Тартла и с досадой поняла, что лицо ее заливает краска.
— Тартл
l:href="#note_1" type="note">[1]
, — сказала Франческа, когда он пожимал ее руку, — несколько необычное имя.
Она хотела всего лишь сказать что-нибудь приятное, но выражение его черных глаз ничуть не смягчилось.
— Возможно, где-то да, — отрывисто ответил он.
И Франческа уже в который раз почувствовала себя неуютно в этом доме, который вряд ли когда-нибудь станет ей родным.
На садовника внешность новой хозяйки, пожалуй, совершенно не произвела впечатления. Он равнодушно отметил про себя горящее смущением лицо, настороженный взгляд и влажную массу темных волос. Франческа догадалась, что ей поставили двойку.
— Я обязательно скажу вам про автомобиль, — произнесла она, чувствуя, что не может скрыть неприязнь к этому человеку.
Когда работники ушли, Гарри Стиллман сказал:
— Не позволяйте Джону Тартлу игнорировать вас, дорогая. Он любит подчеркивать свою независимость, как и все люди из резервации в Брайтоне, но вы можете на него положиться. Его отец… Ведь это был его отец? — перебив себя, спросил он своего коллегу, который в ответ только пожал плечами. — Или его дед работал здесь вскоре после того, как «Дом Чарльза» был построен. В те времена семинолы еще жили кое-где на Палм-Бич. Существует мнение, что из них получаются толковые садовники.
— Семинолы? Вы хотите сказать, что этот человек — индеец? — переспросила Франческа таким тоном, что все рассмеялись.
— Но это ведь не Дикий Запад, мисс Луккезе, — поспешил успокоить ее Ньюмен, — а всего лишь Флорида.
Совершенно неожиданно взял слово Курт Бергстром:
— Брайтонская резервация расположена на противоположном берегу озера Окичоби, и там действительно живут индейцы. Но слово «независимый» чересчур мягко, чтобы описать характер этого парня. Возможно, индейцы и в самом деле хорошие садовники, но вся проблема в том, что они считают себя выше этого занятия. Моей жене пришелся по душе этот парень, потому она и держала его. Все знают, как Карле хотелось, чтобы все оставалось, как в былые времена. А здесь работал еще его дед Себастьян. — Тут на его лице появился легкий оттенок пренебрежения. — Хотя Джон и не может похвастаться чистотой крови.
Гарри Стиллман вмешался в разговор:
— Ну, Тартлов знает весь Палм-Бич. Так же как и семейство Гоминов, и династию Орарасов. Его мать была ведь из семьи Орландо, если я не ошибаюсь?
— Да, его мать была белой женщиной, — подтвердил Курт.
Гарри Стиллман сказал Франческе:
— Джон Тартл — надежный человек и хороший работник. Вы правильно поступите, если оставите его на прежнем месте. Опытных садовников и техников сейчас заполучить довольно трудно, а семья Тартлов служила Бладвортам верой и правдой не один десяток лет.
Франческа отодвинула от себя наполовину пустой стакан с кока-колой. С раннего утра, с половины шестого, она в ожидании поездки пребывала в возбужденном состоянии. Сейчас ей больше всего хотелось остаться в одиночестве, скинуть с себя пропотевший костюм и вытянуться на чистых простынях.
Неожиданно у нее возникло ощущение, что второго такого дня в ее жизни никогда больше не будет. Она взглянула вдаль, пытаясь получше рассмотреть парусные яхты. Неужели она в самом деле сейчас сидит здесь, в Палм-Бич, имеющем столетнюю историю заповеднике сильных мира сего?
Франческа стала мысленно перебирать впечатления сегодняшнего, богатого событиями дня. Она вспомнила дорогу из аэропорта, мост через Лейк-Ворт, соединявший Палм-Бич с материком, удивительно чистый маленький городок, напоминавший скорее деревушку на юге Франции. На его тихих улицах возвышались царственные пальмы, ухоженные лужайки с изумрудной зеленью, разделенные невысокими стенами из дикого камня и подстриженными живыми изгородями из кустарника, радовали взор. Вдоль центральных улиц располагались магазины самых знаменитых французских фирм, что только усиливало впечатление, будто человек попал на французскую или итальянскую Ривьеру. По обе стороны улицы за оградами скрывались обширные частные владения, на которых возвышались дома под красными черепичными крышами, окруженные зарослями пальм, баньянов, гибискусов и олеандров.
По дороге к «Дому Чарльза» юристы едва успевали обращать ее внимание на местные достопримечательности, автомобиль проносился мимо точных копий дворцов эпохи Возрождения, французских шале, вилл Лазурного берега, и снова летели мили и мили аккуратно подстриженных изумрудных лужаек, живые изгороди из кустарников, пальмы, пальмы — и все это безмолвно застыло в сиянии щедрого флоридского солнца.
Голоса мужчин снова пробились в сознание Франчески, оторвав ее от воспоминаний, и она услышала короткую реплику Мориса Ньюмена о том, что уже поздно и надо возвращаться в Майами.


Гарри Стиллман задержал Франческу, когда остальные направились из малой столовой к боковому выходу из особняка.
С видом заговорщика, припасшего самое интересное на потом, он достал из внутреннего кармана пиджака сложенную вырезку из газеты и протянул ее Франческе со словами:
— Вам придется сталкиваться с подобными вещами, моя дорогая. Это именно то, о чем я вам уже говорил. Боюсь, что положение богатой наследницы имеет и свои отрицательные стороны. Вам надо постараться быть выше всего этого и не принимать близко к сердцу неприятные вещи вроде этой статейки.
Газета «Майами геральд» была датирована вчерашним числом.


«ДОЧЬ ШОФЕРА УНАСЛЕДОВАЛА СОСТОЯНИЕ БЛАДВОРТОВ


Дочь бывшего служащего семейства Бладвортов названа в качестве единственной наследницы знаменитого поместья в Палм-Бич и всего многомиллионного состояния последней представительницы династии — Карлы Бладворт Трамм Деласи Берг-стром, внучки основателя всемирной сети магазинчиков мелкой торговли.
В соответствии с завещанием, вскрытым недавно в Палм-Бич, миссис Бергстром оставила все свое состояние, составляющее от пятидесяти до шестидесяти миллионов долларов, эмигранту итальянского происхождения, какое-то время работавшему на семейство Бладвортов в пятидесятых годах. Шофер, ныне покойный, имел единственную дочь, Франческу Марию Луккезе, 28 лет, проживавшую в Бостоне, штат Массачусетс, которая и является единственной наследницей, согласно воле миссис Бергстром…»


Строчки прыгали перед глазами Франчески.


«Поместье Бладвортов в Палм-Бич и „Дом Чарльза“, построенный в 1926 году, долгое время были одной из достопримечательностей южной Флориды.
Стены главного здания обшиты резными панелями, доставленными из Венеции, геральдические гербы XV — XVI веков, привезенные с берегов Адриатики, бесценная лепнина, коллекция венецианского стекла средних веков, оцениваемая в миллион долларов, а также старинный орган превратили «Дом Чарльза» в настоящий музей.
Чарльз Бладворт-младший был первым из династии, кто надолго обосновался в своей резиденции на Палм-Бич, представляющей собой поместье площадью шесть акров, в период второй мировой войны, когда был советником по поставкам военного снаряжения в военном отделе округа Флориды. Его дочь, Карла Бладворт, обосновалась здесь…»


Читать дальше Франческа была не в состоянии. В голове билась единственная мысль — газеты уже мусолят ее имя. Наряду со знаменитостями и кинозвездами она стала предметом светских сплетен. Поверить в это было непросто. «Дочь шофера»! В душе Франчески росло возмущение. Эта заметка прежде всего оскорбляла ее отца.
— Я понимаю, что это шокирует, — говорил тем временем Гарри Стиллман, — когда вашу личную жизнь выставляют всем напоказ. В Фонде Бладвортов есть люди, занимающиеся связями с общественностью, которые обычно улаживают все дела со средствами массовой информации, так что советую вам обратиться к ним, если вы хотите оградить себя от подобных вещей. И, наверное, вам стоит обзавестись личным секретарем, который будет принимать на себя основной удар. У вас есть подходящая кандидатура на это место?
Франческа молча смотрела на юриста.
Не дождавшись от нее ответа, он продолжил:
— Вам неизбежно придется столкнуться с фотографами, подстерегающими вас в самых неожиданных местах, на вас обрушатся приглашения на выставки мод, благотворительные вечера, просьбы об интервью, призывы разрешить использовать ваше имя от самых различных организаций — от политических партий до групп противников ядерных испытаний. Справляться со всем этим не так легко даже людям, привыкшим к подобной атмосфере. Но, дорогая, именно поэтому мы хотели бы предложить вам временно воспользоваться услугами нашей сотрудницы из офиса в Майами. Вот увидите, она намного облегчит вашу жизнь.
— Неужели это так уж необходимо? — воскликнула Франческа.
Она и так пребывала в постоянном напряжении от того, что ее все время окружали незнакомые люди. До приезда в Палм-Бич она представляла себе, что будет тихо и спокойно жить в большом поместье, покидая его лишь при необходимости, — то есть так, как Гарри Стиллман расписал ей это при первом разговоре в университете. Но с первой же минуты в «Доме Чарльза» ее подстерегало разочарование.
— Мисс Луккезе, — мягко, но настойчиво продолжал юрист, — и еще одно. Боюсь, вам придется подумать о сотрудниках охраны. Не хочу вас запугивать, но газетчики могут сильно осложнить вашу жизнь. В последние годы вопросам безопасности в поместье уделялось недостаточно внимания. Карла была прикована к постели, Джон Тартл управлялся один, лишь во время сезона у ворот выставлялась охрана. Теперь вам придется обзавестись постоянным охранником.
— Телохранителем? — Франческа не скрывала своего удивления.
— Я прекрасно понимаю, что многим людям не нравится даже само это слово, но вы поймете, что в Палм-Бич телохранитель — вполне обычное дело. Именно поэтому я и предложил вам воспользоваться услугами Джона Тартла. Он и Питер Пиви — крепкие молодые люди; они знают, как уладить неприятности.
Франческа все еще с удивлением смотрела на Гарри Стиллмана. Он прибавил:
— Ну, например, они сопровождали бы вас за пределами поместья, ограждали от журналистов, зевак и просто психов. Знаете, несколько лет тому назад в Нью-Йорке одна женщина остановила Карлу у входа в «Уолдорф Асторию», заявила, что она незаконная дочь Чарльза Бладворта-старшего, и пыталась ударить ее молотком. Если бы не телохранитель, эта сумасшедшая могла бы ранить Карлу. Вам могут надоедать несправедливо обиженные, по их мнению, работники из магазинов Бладвортов, владельцы акций, деятели религиозных организаций, собирающие средства, да и просто типы, ненавидящие богатых. Таких очень много.
— Телохранитель, — повторила Франческа, пытаясь привыкнуть к звучанию этого слова.
— Теперь, когда «Геральд» опубликовал информацию о завещании Карлы, полученную, очевидно, из местного суда, вы можете рассчитывать на повышенный интерес прессы к вашей персоне. Во всяком случае, в ближайшее время. Вы, простая служащая из Бостона, внезапно стали наследницей одного из самых больших состояний в мире, да еще при очень необычных обстоятельствах. Для прессы вы — настоящая находка. Советую вам никому не давать согласия на интервью, иначе вы потом не отобьетесь от этих пираний. Журналистская братия не останавливается ни перед чем в надежде добыть сенсационный материал. Они будут пытаться получить сведения у ваших работников, местных торговцев, друзей и знакомых. Им интересно буквально все — что у вас было на обед, какие вещи вы любите носить и так далее.
Франческа молчала, подавленная такой перспективой.
Только сейчас она начала понимать, что ее новая жизнь, которая поначалу рисовалась безоблачной, просто скучной, теперь, при ближайшем рассмотрении, уже не казалась столь привлекательной.
Гарри Стиллман заметил растерянность Франчески и взял ее за руку:
— Хорошая секретарша возведет вокруг вас барьер, а пара охранников обеспечит покой и безопасность. Не пугайтесь! Надо только научиться правильно вести себя, а вокруг вас будет много людей, готовых прийти на помощь. Запомните, на Палм-Бич своя собственная жизнь, свои законы существования. Пресса не так уж много вытянет из местных, ведь вас здесь никто не знает. И по собственному опыту могу сказать, что, если вы живете уединенно и не даете повода для сплетен, газетчики от вас отстанут. Карла довольно жестко обходилась с журналистами, она всегда могла позвонить их начальству и пригрозить судебным процессом за вмешательство в частную жизнь. И, как правило, добивалась своего. Как и ее отец, Чарльз-младший. Один лишь старина Чарли Бладворт-старший любил быть на виду.
Гарри Стиллман открыл перед Франческой дверь. Жар ударил ей в лицо. Даже легкий ветерок, налетающий с моря, дышал жаром. По водной глади скользили белоснежные яхты, их яркие паруса наполнялись ветром и распускались подобно экзотическим цветам.
Гарри Стиллман под руку с Франческой спустился по лестнице.
— Палм-Бич — чудесное местечко, дорогая. Вы сами очень скоро убедитесь в этом. К счастью, вы появились здесь летом, когда тут тихо, ничего не происходит, так что у вас будет время привыкнуть к местным нравам и порядкам.
— Мне страшно, — прошептала Франческа.
Стиллман успокаивающе похлопал ее по руке:
— Ну-ну, у вас вся жизнь впереди. Вы молоды, красивы, а теперь еще и богаты. Так что вас ждет прекрасное будущее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Телохранитель - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог

Часть I

123456

Часть II

7891011

Часть III

121314

Часть IV

15161718

Часть V

1920

Ваши комментарии
к роману Телохранитель - Дэвис Мэгги



Syper
Телохранитель - Дэвис МэггиLika
28.07.2012, 20.04





Бред......
Телохранитель - Дэвис МэггиNatali
20.11.2013, 19.40





Суперский бред.
Телохранитель - Дэвис МэггиNika
22.03.2014, 21.36





Бред суперский))
Телохранитель - Дэвис МэггиОльга
9.07.2014, 19.55





До чего же г.г-ня тупая!Похоже, что чем позже женщины начинают заниматься сексом, тем они тупее и озабоченнее, во всяком случае, такой вывод можно сделать, начитавшись романчиков на этом сайте.Перезрелые девственницы, которые вешаются на мужика сразу после нескольких минут знакомства, уже достали!
Телохранитель - Дэвис МэггиОльга
28.09.2014, 16.51





Предыдущие комментаторы либо вообще не читали роман, либо читали невнимательно. Роман однозначно интересный, вполне жизненный. По этому сюжету можно было бы снять неплохой фильм.
Телохранитель - Дэвис Мэггиren
24.12.2014, 12.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123456

Часть II

7891011

Часть III

121314

Часть IV

15161718

Часть V

1920

Rambler's Top100