Читать онлайн Телохранитель, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Телохранитель - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Телохранитель - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Телохранитель - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Телохранитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

17

Солнечный жар обрушивался на людей, стоящих в начале длинной цепочки, тогда как на тех, кто замыкал ее, порой набегала тень от широких листьев пальм, покачивающихся под порывами океанского муссона.
Франческа, напряженная и немного растерянная, чувствовала, что она вот-вот переломится пополам, так как большинство гостей, пришедших на свадьбу и теперь ожидающих своей очереди поздравить ее, не могли дотянуться до ее щеки в традиционном поцелуе. Рядом с ней и Куртом стояли Касси и Анджело, шафер жениха и самая почетная гостья празднества.
Но вот появился Гарри Стиллман, приблизившись к ним, он внимательно посмотрел на Франческу, повернулся к стоящему рядом с ним мужчине и негромко произнес:
— Боже мой, дела хуже, чем я слышал. Она совершенно не в себе.
Франческа только неопределенно улыбнулась. Ее щеки то и дело касалась тонкая ткань фаты, колеблемая ветерком, проносящимся по розарию. Над благоухающими цветами громко жужжали пчелы, порой заглушая своим жужжанием обычные пожелания счастья, на которые не скупились гости. Но Франческа все же услышала слова Гарри Стилл-мана совершенно четко. Ей непонятен был лишь тот неприязненный тон, которым они были произнесены.
Не могла она и понять, почему вообще юрист из Майами присутствовал на ее свадьбе. Она не припомнила, что приглашала его, и успела заметить неприязненно-напряженное выражение лица Курта Бергстрома при появлении юриста. Этот человек в сером деловом костюме не вписывался в остальное общество и отвечал такой же неприязнью Курту Бергстрому.
Франческа повернула лицо к стоящему рядом с ней Курту, ища у него поддержки. Белокурый красавец улыбнулся ей в ответ. Когда она взглянула на него, Курт непроизвольно сжал ее пальцы. Он держал ее руку в своей с того самого момента, когда они вышли из особняка к гостям, ни на секунду не выпуская, даже во время церемонии бракосочетания.
Что-то недоброе было в этом жесте…
«Он не позволяет мне отойти от себя ни на шаг», — поняла она.
Курт держал ее так для того, чтобы постоянно быть рядом с ней. Ей казалось, что она стала почти невесомой, и, если бы Курт не держал ее так крепко, налетевший с океана ветерок легко мог бы унести ее на вершину пальмы, а там, глядишь, и в открытое море. В ее сознании возникали какие-то отрывочные мрачные картины. Суровая женщина, перетягивавшая резиновым жгутом ее руку, капли крови на загорелой коже Курта.
Она поежилась и сказала себе, что это дурной сон.
Франческа не переставала улыбаться. Гости шумно веселились, хотя их и было очень немного. Франческа заметила мистера Овенса, мирового судью из Западного Палм-Бич, потягивавшего шампанское в компании Анджело и Касси. Рядом с ними возвышалась подобно громадной сосне миссис Шенер в своем неизменном форменном платье. Отдельной группой, ближе к дорожке, ведущей к дому, стояли Питер Пиви и Ларри, ее теперешний телохранитель. На несколько минут к ним присоединилась Делия Мари. Но Джона Тартла нигде не было видно.
Дороти Смитсон, ее секретарша, и Джон Тартл, ее телохранитель, покинули ее! Это казалось невероятным, но так ей сказали. Кто-то сказал, что Джон Тартл больше не работает в поместье, но Франческа не могла припомнить, когда она приняла решение уволить его.
Делия Мари приготовила закусок и шампанского на куда большее число гостей, чем пришло на свадебное торжество. Залитая солнцем поляна в розарии казалась пустынной. Но все в один голос утверждали, что свадьба была великолепной. И что Франческа была самой очаровательной невестой, которую им приходилось видеть.
«Жена Анджело, Касси, тоже очень красива», — флегматично подумала Франческа. На Касси было надето длинное одеяние из желтого шелка, явно приобретенное в юго-восточной Азии. Поначалу Франческа очень удивилась, что Анджело и Касси появились у них после столь долгого перерыва, но теперь ей это казалось вполне естественным.
— Дорогая, улыбнись гостям, — услышала она обращенные к ней слова Курта.
Франческа послушно выполнила его просьбу. Из головы у нее не выходило несколько вещей, о которых она никому ни за что не хотела говорить. Один из этих секретов заключается в том, что она и Курт отправлялись на «Фрейе» на Гавайские острова проводить там свой медовый месяц. По этому случаю яхта была снята с рейда и пришвартована к причалу, поджидая их. Им предстояло долгое путешествие от Флориды через Панамский канал и по Тихому океану, и она немного побаивалась пускаться в такой дальний путь только с Куртом. Они намеревались привести в порядок поместье Бладвортов на Мауи и переселиться туда.
Другой секрет был в том, что накануне церемонии произошло что-то совершенно непонятное. В ее памяти снова отчетливо всплыло суровое лицо женщины, прижимавшей ее к кровати, и ощущение перетянувшего ей руку резинового жгута. Франческа вздрогнула. Пусть уж лучше эти воспоминания остаются в глубине ее памяти и никогда не выходят оттуда на поверхность.
Она перевела взгляд на Курта. Ее муж возвышался рядом с ней, неотразимо элегантный в великолепно сшитом темно-синем блейзере с эмблемой яхт-клуба на нагрудном кармане, белой шелковой рубашке и светло-сером галстуке. Он олицетворял собой идеал мужчины. Его улыбка была такой же ласковой и обволакивающей, по мнению Франчески, как и теплое солнце Флориды, ласкающее их своими лучами. Даже тень заботы или тревоги не омрачала теперь лицо ее мужа, и она вздохнула с облегчением. Франческа тоже получила то, к чему стремилась. Она будет любить Курта до конца своей жизни.
Через несколько мгновений после того, как мировой судья объявил их мужем и женой, Курт повернулся к Франческе, его голубые глаза лучились любовью. Обеими руками он поднял спускавшуюся ей на лицо длинную фату, и она посмотрела прямо ему в глаза, совсем как тогда, в первый раз. Курт откинул фату и, очень нежно взяв в ладони ее лицо, притянул к себе, закрывая собой от взглядов гостей. Это мгновение должно было принадлежать только им двоим.
Какая-то тень промелькнула в это мгновение в глубине его глаз, что-то похожее на печаль.
— Я люблю тебя, Франческа, — негромко произнес Курт. — Я еще не говорил таких слов ни одной женщине, но, с божьей помощью, говорю их теперь. Я буду стараться измениться ради тебя, но ты должна любить меня. И, если что-нибудь случится со мной, пожалуйста, прости меня.
Эти слова показались ей очень странными. Франческа не поняла их, машинально ответив на его поцелуй, завершающий церемонию. Единственное, что она поняла, что он любит ее.
— Здесь хватит народу, чтобы осыпать их рисом? — громко спросила Касси.
Жена Анджело подошла к ним, держа в руках серебряный поднос с небольшими пакетиками риса, перевязанными розовыми и голубыми ленточками. Толстяк Анджело, облаченный в уже измятый белый полотняный костюм, оглядел гостей.
— А куда это девались юристы? — неожиданно спросил он. — Ты не знаешь, Курт, кто их надоумил явиться сюда именно сегодня?
Франческа не обратила на эти слова никакого внимания, глядя на зелень лужайки, разбитой вдоль розария, и на большой фонтан, дорожка за которым, раздваиваясь, уходила к большому плавательному бассейну и к домикам для гостей.
На повороте показался черный седан и резко затормозил, подняв облако белой пыли. Из машины вышли трое мужчин в черных официальных костюмах и торопливо направились вдоль окружавшей розарий живой изгороди.
Поначалу никто из приглашенных на свадьбу гостей не обратил на них внимания. Франческа лишь подумала, что если это гости, то они изрядно опоздали. Почему-то эти мужчины ничуть не походили на гостей.
Еще один черный седан появился на дорожке и, обогнув уже стоявший там автомобиль, проехал чуть вперед и остановился, скрипнув тормозами, у большого куста олеандра.
Анджело, с бокалом шампанского в руке, обернулся на шум. Курт в первый раз за сегодняшний день выпустил из своей ладони руку Франчески.
Несколько мужчин выскочили из второго автомобиля и двинулись за первой группой, которая уже приблизилась к невысокой живой изгороди по ту сторону розария. Трое из них перепрыгнули через изгородь и, не успев погасить инерцию, опрокинули празднично накрытый стол, уставленный тарелками с закусками, серебряными ведерками с шампанским и вазами с живыми цветами.
Касси вскрикнула. Анджело, двигаясь неожиданно быстро при всей своей полноте, оттолкнул Франческу в сторону и схватил Курта Бергстрома за руку, что-то крича при этом.
Они бросились бежать, даже не оглянувшись на застывших в изумлении жен, и мчались к густым зарослям, которые отделяли «Дом Чарльза» от соседнего поместья Уитни. Несколько мужчин в черных костюмах бросилась наперерез Курту Бергстрому и Анджело, чтобы перехватить их.
Франческа с открытым от удивления ртом смотрела, как мимо нее пробежал человек с пистолетом, сверкающим металлом на ярком солнечном свете. Повернувшись, она увидела рядом с собой Гарри Стиллмана. Юрист успокаивающе положил руку ей на плечо.
— Оставайтесь на месте, дорогая, — сказал он ей. — Не стоит вмешиваться во все это.
Мимо них пробежали еще несколько человек, на этот раз в зеленых с бежевым мундирах полиции штата. На автомобильной дорожке остановилось еще несколько машин.
Высокий человек с суровым, но хорошо знакомым лицом, держа в руке что-то бубнящее радиопереговорное устройство, подбежал к Гарри Стиллману и протянул ему сложенный белый листок бумаги.
— Вот этот чертов ордер на арест, — сказал он.
Взгляд черных глаз Джона Тартла быстро скользнул по Франческе, отметив роскошное подвенечное платье, тщательно уложенные волосы и расширенные глаза на побледневшем лице.
— Боже Мой, — пробормотал он.
Потом, повернувшись к Гарри Стиллману, спросил:
— Они успели пожениться?
Юрист молча кивнул головой.
— Привет, Джон Тартл, — сказала Франческа.
Ей пришлось напрячь голос, чтобы перекрыть доносящиеся с прибрежного шоссе завывания сирен. Она ничуть не удивилась, что Джон Тартл появился, чтобы поздравить ее.
— Я рада, что вы пришли на мою свадьбу, — добавила она.
Джон Тартл снова взглянул на нее, и его взгляд был, как обычно, непроницаем. Ничего не ответив, он быстро отошел от нее.
Одетые в черное люди пробивались сквозь густые заросли, разделяющие два поместья. Невнятные голоса из переговорных устройств все еще висели в воздухе. Питер Пиви и телохранитель подняли стол и унесли разбитую посуду и испорченные закуски. Франческу одолело неистовое желание расхохотаться во все горло.
Свадебное торжество явно закончилось весьма странно. Мировой судья, мистер Овенс, разговаривал с юристом в сером костюме, прибывшим из Майами вместе с Гарри Стиллманом. Все выглядели возбужденными и озабоченными.
— Франческа, — мягко произнес Гарри Стиллман, — пусть миссис Шенер проводит вас в вашу комнату. Вам лучше прилечь. Франческа, дорогая, вы меня слышите?
Он поднял руку и осторожно повернул ее голову, чтобы увидеть лицо.
— Вот так лучше. Теперь поднимитесь наверх с миссис Шенер и лягте в постель, а она позаботится о вас, пока все тут не закончится.
Франческа широко улыбнулась ему в ответ.
— Боже мой, — внезапно произнес Гарри Стиллман, всматриваясь в ее глаза. — Да ее надо немедленно показать врачу!
Он повернулся к миссис Шенер и произнес:
— Уложите ее в постель и побудьте рядом. Я постараюсь прислать кого-нибудь присмотреть за ней через пару минут.
— А где же Курт? — спросила Франческа.
Никто не обратил внимания на ее слова. Даже Герда Шенер выглядела чем-то озабоченной и довольно грубо потащила ее по направлению к особняку, на каждом шагу повторяя, что надо спешить, спешить, спешить.
С территории поместья Уитни доносился какой-то шум. Рядом с соседним особняком виднелось много полицейских в форме, которые что-то кричали в свои переговорные устройства, глядя в сторону полицейского катера, патрулировавшего пространство перед большой, выложенной плиткой террасой «Дома Чарльза», выходившей к морю. «Фрейя» мирно покачивалась на волнах в ожидании новобрачных.
Перед массивной резной дверью особняка Франческа замедлила шаг. Ей вовсе не хотелось подниматься в спальню. В ее памяти снова стали всплывать картины, которые она предпочла бы забыть. Как раз сейчас Франческа начала вспоминать, кто именно делал ей тот укол. Курт Бергстром после этого укола все время держал ее за руку, не отпуская даже во время свадебной церемонии.
— Постойте, — сказала Франческа.
Она схватилась рукой за дверную ручку. Ей не стоило заходить в дом, там с ней могло случиться что-то нехорошее. В ней вдруг шевельнулась неприязнь к миссис Шенер.
— Но где же Курт? — воскликнула она.
Она вышла замуж за Курта, и сейчас она хотела быть вместе с ним, а не с этой суровой женщиной, которая крепко держала ее за руку и пыталась затащить в дом.
Входная дверь открылась.
Парадный зал особняка был совершенно тих, темен и прохладен, словно существовал в каком-то другом, параллельном мире. Там, снаружи, под палящим солнцем бегали люди с портативными рациями в руках и полицейский катер патрулировал морской простор перед поместьем. Но внутри не было ни одного человека. Миссис Шенер, потеряв терпение, отрывала от дверной ручки пальцы Франчески. Та не могла сопротивляться, руки горничной не уступали по силе рукам мужчины.
— Я хочу остаться здесь, — молила ее Франческа.
Из дома на нее надвигалась стена полумрака. Она не хотела уходить в нее.
— Я подожду Курта! — отчаянно крикнула она.
По полукруглой дорожке перед домом пробежал человек, прижимая ко рту рацию и что-то говоря в нее. Миссис Шенер рывком втащила Франческу в дом.
— Мистер Курт идет за вами, — злобно прошипела она. — Он придет сюда и заберет вас! Вам надо переодеться и дожидаться его здесь.
Франческа отпрянула от горничной, инстинктивно пытаясь спрятаться в полумраке парадного зала. Она не верила ей. Но обмануть миссис Шенер ей не удалось. Тогда она попыталась освободить руку из железной хватки горничной.
— Я сама все сделаю! — топнула ногой Франческа. — И сама переоденусь! Оставьте меня в покое!
С этими словами Франческа вбежала внутрь дома. В мертвой тишине здания высокие каблуки ее туфель звонко цокали по полированному мрамору пола. Пышная юбка подвенечного платья стесняла ее движения. Свободной рукой она попыталась отбросить с лица фату, но проволочное кольцо, которым она была прикреплена к волосам, не позволило этого сделать. Франческа сказала себе, что не имеет смысла сражаться с миссис Шенер по всякому поводу; лучше всего просто убежать от нее. Ей нужен был Курт.
— Куда я иду? — растерянно воскликнула Франческа, снова ощутив провал в памяти.
Горничная развернула ее лицом к галерее и толкнула в спину со словами:
— Вам надо переодеться. Сделайте то, что вам сказал этот юрист, мистер Стиллман.
— Конечно, — с сомнением в голосе произнесла Франческа.
Опять всплыло неприятное воспоминание: Курт держит ее, прижимая к кровати в домике для гостей, а миссис Шенер склоняется над ней. Он легонько целует ее, говоря, что все будет хорошо, что она должна любить его и верить ему. Миссис Шенер в это время перетягивает резиновым жгутом ее левую руку, в сгибе которой вздувается вена.
«Только один укол, моя дорогая. И все будет в порядке», — зловещим эхом звучит голос Курта.
Франческа с такой силой рванула свою руку, что освободилась от хватки миссис Шенер, сделала несколько шагов и оказалась на площадке. Ночной кошмар снова становился реальностью!
Нагнувшись, она обеими руками подняла юбку своего подвенечного платья. Единственным безопасным для нее местом была теперь ее собственная комната.
Она услышала, что за ее спиной громыхают по деревянной лестнице тяжелые шаги миссис Шенер. Взбежав на галерею, Франческа снова наступила на юбку, услышав, как затрещала ткань, упала на колени и попыталась позвать кого-нибудь на помощь. Снаружи дома, всего в нескольких шагах от нее, были люди, которые могли ей помочь. Но никто даже не мог предположить, что Франческе очень нужна их помощь.
Грубые руки горничной подхватили ее под мышки и поволокли прочь от лестницы. У Франчески кружилась голова, она воспринимала все происходящее с ней, как во сне. Прекратив сопротивление, она поджала под себя ноги, запутавшись в пышной юбке, и откинулась назад. Один рукав ее подвенечного платья оторвался, но ей это было безразлично.
За спиной у нее оказалась Герда Шенер, которая, пропустив свои руки у нее под мышками, сцепила их в замок у нее на затылке, словно цирковой борец, лишив ее возможности двигаться, и тащила ее по галерее спиной вперед, мимо ее комнаты.
— Там вас никто не сможет найти, — говорила миссис Шенер на одной ноте. — Ни эти юристы, ни доктора, которых они хотят сюда притащить.
Франческа ухитрилась вывернуться и одной рукой вслепую царапнула лицо горничной. Миссис Шенер застонала от боли, но не ослабила своей хватки.
— Там никто не сможет найти вас. Только он, — монотонно повторяла она.
Стукнула дверь, распахнутая миссис Шенер. Франческа зацепилась ногой за дверной косяк и, всхлипывая от усилий, сражалась изо всех своих сил. Они были где-то на галерее, у входа в одну из неиспользуемых спален, она не могла вспомнить, в какую именно. Горничная пыталась втащить ее внутрь комнаты.
Франческа отчаянно закричала. Ее крик гулко отдался под высоким сводчатым потолком и растаял в громаде зала. Во всем доме не было никого, кто мог бы его услышать.
Голова снова пошла кругом, у Франчески все поплыло перед глазами, но она поняла, что должна изо всех сил сражаться за свою жизнь, и со всем пылом отчаяния принялась бороться с этой фурией, не давая той затащить себя в спальню.
Она ударила горничную коленом в живот и дернула на себя так, что они обе не удержались на ногах и упали. При этом грузное тело миссис Шенер рухнуло на нее, но Франческа вырвалась, поднялась на колени и ударила кулаком в скулу. Франческа услышала, как горничная застонала от боли, но, не пытаясь защититься от других ударов, своими железными руками обхватила ее за плечи и сжала в своих медвежьих объятиях. Из такого захвата Франческа уже не могла вырваться. Она вонзила зубы в плечо своей противницы и почувствовала на губах ее кровь.
Мгновенно железные объятия ослабли, и Франческа, упав на колени, отползла в сторону. Длинное подвенечное платье стесняло ее движения. Мельком обведя взглядом комнату, по розово-желтой обивке стен она узнала комнату Карлы Бладворт, принадлежавшую в свое время Эдне Бладворт. Воздух тут был застоявшимся, затхлым и душным. Тело Франчески моментально покрылось потом.
На четвереньках она поползла по пыльному персидскому ковру по направлению к ванной комнате, чтобы забраться туда и закрыть за собой дверь. Ручка двери была на уровне ее глаз, совсем близко, она уже почти дотянулась до нее рукой, когда сзади на нее обрушилась миссис Шенер.
В другое время, без этого пышного наряда, стеснявшего движения, и не будучи одурманенной снадобьем, которое ей дали перед свадебной церемонией, Франческа вполне могла рассчитывать на победу в сражении. Герда Шенер своими мощными движениями напоминала быка и была малочувствительна к боли, но Франческа была моложе, подвижней и отчаянней. Снова накатила волна бессилия — серые сумерки стали заволакивать ее взор и сознание. В комнате было так жарко, что она почти не могла дышать. Все слабее и слабее она била кулаком в лицо Герды Шенер, слыша в ответ ее звериное рычание. Вскоре Франческа безвольно поникла перед своей мучительницей.
Сильный, неожиданный удар в висок сломил всякое сопротивление Франчески. Ноги ее подкосились, она рухнула на пол и ударилась головой о ножку кровати.
Вспышка нестерпимо яркого света.
Затем беспросветная темнота.
Ей казалось, что она жарится в прямых лучах полуденного солнца. Она привязана к креслу в дальнем углу запущенного сада, воздух в котором был напоен ароматом миллионов роз и вибрировал от гудения множества невидимых пчел, которых можно слышать, но не видеть. Лицо казалось ей чужим, оно раздулось раз в десять больше своих нормальных размеров. Голова раскалывалась от боли и пылала, и Франческа тщетно поворачивала ее то в одну, то в другую сторону, пытаясь ощутить дуновение свежего воздуха.
Франческа застонала.
— Он придет за вами.
Это был голос потерявшей рассудок женщины, он раздался так близко, что Франческа вздрогнула. Розарий исчез и сменился темнотой. Голос продолжал бубнить в самое ухо:
— Мы будем ждать до тех пор, когда он сможет прийти за вами. Все эти люди не смогут помешать ему. В его жилах течет королевская кровь, его никто не сможет победить.
Голос понизился до шепота, полного отчаяния:
— Он мог бы стать богом в былые времена, в эпоху героев! Мой золотой, мой чудесный маленький мальчик.
— Воды, — хрипло попросила Франческа.
— Дверь ванной заперта, — сказала Герда Ше-нер. — Мы должны потерпеть и дождаться его, как ждали своих мужей-викингов их верные жены. И уйти с ним в долгое плавание на драккаре.
Франческа поняла, что просить и настаивать бесполезно.
Наконец безумная женщина со вздохом поднялась на ноги. Франческа вздрогнула и открыла глаза, жажда и духота снова навалились на нее, она толком не понимала, ощущает ли все это наяву или только в своем воображении.
— Я упакую ваши вещи, — услышала она все тот же лишенный выражения голос. — Вы, как королева, отправитесь в морское путешествие, и сопровождать вас будет мой брат. Такая молодая и красивая женщина, как вы, сможет сделать его счастливым.
Тяжелые шаги горничной болью отдавались в голове Франчески, но она все-таки попыталась сосредоточиться и рассмотреть обстановку вокруг себя. В комнате почти ничего не было видно из-за опущенных жалюзи, но все же отдельным лучикам солнца удалось пробиться сквозь плотные шторы. Один такой луч упал на лицо Франчески, ослепив ее. Она попыталась отвернуться и застонала. Малейшее движение причиняло острую боль.
Монотонный голос произнес:
— Та женщина была чересчур стара и совсем выжила из ума со всеми своими туалетами, драгоценностями и наркотиками. Да и что хорошего вообще было в ней? Теперь он заполучил молодую тигрицу.
Она нагнулась к Франческе, и та ощутила ее тяжелое, прерывистое дыхание.
— Прекрасную юную тигрицу, да еще и деньги в придачу.
Наступила долгая пауза. Шаги удалились и снова вернулись. Миссис Шенер молчала, и это ее молчание казалось Франческе зловещим.
Потом хлопнула дверь и наступила тишина.
Поборов опять навалившуюся дурноту, Франческа смогла сосредоточиться настолько, чтобы осмыслить свое положение. Она поняла, что лежит на спине на пыльном китайском ковре в комнате Карлы Бладворт. Мебель в комнате была закрыта на летний период полотняными чехлами, что придавало ей призрачный вид, но кровать Карлы, застеленная розовыми простынями, стояла неубранная, словно на ней кто-то спал.
Отчаянно напрягая все мышцы, Франческа села и попыталась повернуть голову. Окна были закрыты, и в комнате стояла невыносимая жара. Она смутно вспомнила, что в неиспользуемых комнатах кондиционеры были сняты.
Все еще плохо соображая, Франческа встала на колени. Ей грозила опасность; она должна была бороться за свою жизнь и делать это как можно скорее, пока сумасшедшая горничная не вернулась.
Франческа оперлась на столик Карлы Бладворт. В полумраке она различила оправленные в серебро туалетные принадлежности, хрустальный пульверизатор для духов и фотографии в золотых рамках: ее отец в шоферской униформе и светловолосая женщина с нежным лицом. Светло-серые глаза улыбались Франческе. Ее мама.
Но она не могла позволить себе думать в такой момент об этом. Франческа повернула голову, и комната снова поплыла у нее перед глазами. Обгоревшее на ярком солнце во время свадебной церемонии лицо распухло и саднило, длинные волосы слиплись от пота.
Одной рукой она рванула прочь фату и тут же почувствовала острую боль — венок из роз, удерживавший фату на голове, был прочно пришпилен к волосам. Держась одной рукой за туалетный столик, Франческа крепко зажала в руке перед своего подвенечного платья и рванула его, понимая, что должна освободиться от стесняющего одеяния, чтобы не остаться здесь навсегда. Она снова схватилась за столик, чтобы устоять на ногах, и, всхлипывая, рванула платье на груди обеими руками.
Франческа сорвала наконец с себя то, что оставалось на ней от пышного подвенечного платья, тонкий шелк жалобно трещал под ее руками. Но она достигла цели только наполовину; пояс широкой пышной юбки не поддавался ее усилиям. Кровь прилила к голове, она чувствовала, что может снова потерять сознание. Перед глазами снова начали сгущаться цветные тени.
Окно! Это единственный для нее путь к спасению. Она попыталась сосредоточиться на этой мысли и, схватившись обеими руками за подоконник, выпрямилась. Раздвинув ставни, Франческа увидела залитую яркими лучами солнца выложенную плиткой террасу, стройные очертания корпуса «Фрейи», стоящей у причала, и аквамариновые воды Гольфстрима вдали на горизонте.
Окно было закрыто. Заперто. Наглухо. Франческа схватилась за ручку, попыталась распахнуть его и почувствовала, что силы покидают ее. Взор стала затягивать черная пелена, ноги подкосились, она медленно осела на колени, привалившись к стене и схватившись за подоконник обеими руками.
Франческа прижалась щекой к подоконнику и закрыла глаза. Ее охватила такая слабость, что она медленно сползла на ковер.
Дышать становилось все труднее, пыль забивала ноздри, в горле першило. Франческа прижалась к ковру, всхлипывая от боли, поползла к двери, слыша свое собственное судорожное дыхание. Наконец она из последних сил дотянулась до ручки двери и попыталась открыть ее.
Дверь была заперта.
— Курт, — прошептала она, охваченная отчаянием.
Она должна была выбраться из запертой комнаты, раз уж он не пришел за ней.
Темнота снова окутала ее.
Снова придя в сознание, Франческа ощутила прежде всего боль. Все тело ныло, словно она сражалась с этой лишенной всякого воздуха комнатой, и она поползла обратно к подоконнику, стараясь снова добраться до окна, успев забыть, что уже пыталась сделать до этого.
В комнате сгущались сумерки. Солнце опускалось за деревья, растущие вдоль береговой линии поместья.
Навалившись на туалетный столик, Франческа протянула руку, не обращая внимания на падающие хрустальные флаконы, и, схватив одну из стоящих там фотографий в тяжелых золотых рамках, принялась стучать ею в оконное стекло. В рамке оказалась фотография прекрасной светловолосой женщины.
— Ну хоть кто-нибудь, помогите мне, — глухо простонала она.
Подняв над головой золотую рамку, она с размаху ударила ею по окну и услышала звон стекла. Ударила снова, золотая рамка вырвалась у нее из рук и упала сквозь разбитое стекло наружу. В это мгновение тонкая струйка прохладного воздуха овеяла распухшее лицо и губы Франчески. Ей пришлось обеими руками ухватиться за подоконник, чтобы не упасть от нового приступа головокружения.
Вскоре под действием невыразимо чудесной прохлады, пришедшей с моря, взор ее прояснился, и сначала она ясно различила верхушки пальм, потом чистую синеву вечернего неба. Краем глаза Франческа заметила, что суда на воде изменили свое местоположение. «Фрейя» снялась со швартовов и теперь, напоминая привидение или пьяного, медленно дрейфовала в открытое море.
Зрение так часто в последнее время подводило ее, что Франческе показалось, что это только игра ее воображения. Но когда она вгляделась пристальнее, то увидела, что «Фрейя» постепенно набирает скорость. Кто-то, находящийся на борту, поставил носовой кливер, который медленно наполнился легким ветром. Хотя яхта и выглядела покинутой экипажем, это впечатление было обманчивым.
Франческа обеими руками ухватилась за подоконник и подтянулась повыше. Еще одно усилие, и она сможет позвать людей на помощь. Снова навалилась дурнота, голова закружилась, она с трудом удержалась на ногах. Теперь «Фрейя» была уже в ста метрах от старого волнолома.
«Если запустить двигатели, то яхта неизбежно наткнется на него и пробьет борт», — подумала Франческа. Именно в этот момент яхта плавно развернулась и двинулась в сторону открытого моря.
Но почему он ушел на «Фрейе» без нее? Неужели она обречена на смерть в этой заброшенной комнате?
Франческа привалилась головой к оконному переплету, тупо перебирая в голове множество вопросов и не находя ответа ни на один из них. Она чувствовала себя чересчур больной и слишком усталой, чтобы размышлять над ними.
Два быстроходных военных катера появились из-за северной оконечности Палм-Бич. Все внимание Франчески было приковано к исчезающему в сумерках силуэту «Фрейи», и она не замечала эти суда до тех пор, пока они не приблизились. Ноги Франчески отказывались держать ее, она схватилась за оконную раму, чтобы не упасть. Ей казалось, что она видит страшный сон! Опускающееся за горизонт солнце оставило на воде золотую дорожку, которая пробуждала в памяти смутные воспоминания. Где же она видела судно, уходящее под парусами в ночь?
Катера береговой охраны шли «Фрейе» наперерез. Двигатели яхты работали на полных оборотах, унося ее в открытое море навстречу свободе, она явно старалась оторваться от катеров, не зажигая ходовых огней, надеясь раствориться во тьме наступающей ночи.
В бессильной ярости Франческа до боли сжала пальцы. Быстроходные катера на глазах сокращали расстояние. Теперь «Фрейя» уже не могла оторваться от них и растаять в открытом море. Было что-то обреченное в судах, разыгрывающих жестокую драму на арене подсвеченного заходящим солнцем моря под сводом темно-сапфирового неба.
Франческа на несколько секунд прикрыла глаза. Она знала, что Курт Бергстром находился на борту «Фрейи» — никто, кроме него, не смог бы так искусно выйти из бухты, выиграть несколько первых минут за счет бесшумности хода под парусами и сгущающихся сумерек. В душном безмолвии своей темницы она вспомнила странное выражение во взгляде, ласкающем ее, и слова, произнесенные в тот момент, когда он поднял фату и сверху вниз посмотрел ей в лицо: «Я буду стараться измениться ради тебя, но ты должна любить меня. И если что-нибудь случится со мной, пожалуйста, прости меня».
Каким-то сверхъестественным чувством Франческа поняла, что сейчас должно произойти ужасное.
— Нет! — вырвался хриплый крик из ее пересохшего горла.
«Фрейя» изменила курс — она уже не неслась в открытое море, а описывала широкие круги, словно у штурвала никого не было. Пограничные катера отрезали ей выход в море.
Франческа, похолодев от страха, прижалась к окну, чтобы видеть происходящее. От этого ее движения вылетело и разбилось о камни еще одно стекло, но никто не услышал этого. «Боже, не дай этому случиться!» — молила она.
Перед ее внутренним взором совершенно отчетливо предстала картина, висящая в домике Курта Бергстрома. Запертая в стенах «Дома Чарльза», она не могла дотянуться до своего викинга или позвать его, умолить его остановиться! Так вот что всегда с обреченностью просвечивало во взоре его голубых глаз, в которые ей теперь уж не суждено больше взглянуть.
Яркий огненный цветок вспыхнул на корме «Фрейи» и пышно расцвел под порывом ветра. Тут же вереница красных и оранжевых вспышек пробежала от кормы к баку, словно кто-то плеснул и поджег струю бензина. Языки пламени взвились до верхушек мачт «Фрейи». И внезапно вся яхта исчезла в ослепляющей вспышке оранжево-желтого пламени — огонь добрался до топливных цистерн.
— Боже мой! — прошептала Франческа, понимая, что уже ничего нельзя сделать.
Она прижалась к оконному стеклу лицом, чувствуя, что ее душа разрывается на части. В лицо бил жар адского пламени, в голове эхом отдавался треск горящего судна, на долю секунды она вроде бы увидела сквозь языки пламени человеческую фигуру. Но огонь тут же скрыл все.
Они подожгли погребальный драккар викинга и отправили его в открытое море.
«А что будет потом?» — захотела в свое время узнать она.
Он пойдет на дно.
Как же могла она забыть ту картину, изображающую погребение викинга в море, висевшую в домике Курта Бергстрома? Или выражение его лица, когда он рассказывал ей об этом? Теперь такая же судьба была уготована «Фрейе» и ее капитану.
Курт пытался прорваться на «Фрейе» в открытое море, зная, что попытка совершенно безнадежна. Заранее зная, что он сделает, если не сможет обрести свободу. Теперь «Фрейя», вся в огне, медленно дрейфовала в открытое море. А Курт был мертв.
«Прости меня», — сказал он, поднимая тогда фату, чтобы поцеловать ее.
Франческе показалось, что жизнь ее кончена. Она устало закрыла глаза. Она тоже скоро умрет, если никто не обнаружит ее. Возможно, это будет после всего случившегося самый лучший выход. Она сползла по стене, опустилась на колени и прижалась головой к подоконнику.
Тьма беспамятства снова навалилась на нее.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Телохранитель - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог

Часть I

123456

Часть II

7891011

Часть III

121314

Часть IV

15161718

Часть V

1920

Ваши комментарии
к роману Телохранитель - Дэвис Мэгги



Syper
Телохранитель - Дэвис МэггиLika
28.07.2012, 20.04





Бред......
Телохранитель - Дэвис МэггиNatali
20.11.2013, 19.40





Суперский бред.
Телохранитель - Дэвис МэггиNika
22.03.2014, 21.36





Бред суперский))
Телохранитель - Дэвис МэггиОльга
9.07.2014, 19.55





До чего же г.г-ня тупая!Похоже, что чем позже женщины начинают заниматься сексом, тем они тупее и озабоченнее, во всяком случае, такой вывод можно сделать, начитавшись романчиков на этом сайте.Перезрелые девственницы, которые вешаются на мужика сразу после нескольких минут знакомства, уже достали!
Телохранитель - Дэвис МэггиОльга
28.09.2014, 16.51





Предыдущие комментаторы либо вообще не читали роман, либо читали невнимательно. Роман однозначно интересный, вполне жизненный. По этому сюжету можно было бы снять неплохой фильм.
Телохранитель - Дэвис Мэггиren
24.12.2014, 12.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123456

Часть II

7891011

Часть III

121314

Часть IV

15161718

Часть V

1920

Rambler's Top100