Читать онлайн Телохранитель, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Телохранитель - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.58 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Телохранитель - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Телохранитель - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Телохранитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Внизу, на ступеньках террасы, в руках Джона Тартла невнятно пробурчало переговорное устройство, нарушив тишину солнечного утра. Дороти, спустившись по ступенькам вниз и переговорив с телохранителем, вернулась с известием о неожиданных проблемах.
Секретарша смотрела на нее как-то неуверенно.
— Приехала миссис Амберсон, — сообщила она Франческе.
Франческа вскочила из-за письменного стола, уронив на пол список приглашенных на бракосочетание и пробный оттиск объявления о свадьбе. Баффи? Она знала только, что та разъезжает где-то с мужем. После телефонного разговора в ночь, когда был убит Бернард Биннс, Баффи исчезла, оставшись должна Франческе несколько тысяч долларов по счету из «Золотых Ворот», который та оплатила.
«Но кто же может устоять перед обаянием Баффи?» — тут же пришло в голову Франческе. Все это время ей недоставало острого язычка миссис Амберсон, ее язвительных замечаний по поводу происходящего вокруг них.
— Я сейчас вернусь, — сказала Франческа своей секретарше.
Она вышла из кабинета на галерею и спустилась в большой зал особняка. Смутное беспокойство не покидало ее. Что за проблемы возникли у Баффи с ее охранниками? И почему она просто не въехала через главные ворота, как делала это всегда?
— Подождите меня! — тщетно крикнула она в спину Джону Тартлу, который бежал впереди нее по дороге.
Она знала, что он ее прекрасно слышал, знала и то, что все равно он не остановится, и поспешила за ним, пытаясь догнать. Дорожка резко поворачивала, и будка охранника у ворот появилась как-то внезапно.
Франческа узнала желтый шелковый костюм Баффи Амберсон, ее ярко освещенные солнцем платиновые волосы. Она стояла, крепко вцепившись в Джона Тартла. Машина Баффи почему-то развернулась поперек дороги, загородив проезжую часть. Свободной рукой Баффи указывала телохранителю на спортивный автомобиль итальянской модели, стоявший у противоположной обочины шоссе.
— Франческа! — воскликнула, увидав ее, Баффи и, оставив в покое Джона Тартла, бросилась к подруге. — Они не пропускают меня! Я не знаю, что мне делать, — навзрыд произнесла она. — Это Джок, сукин сын, гнался за мной через весь Палм-Бич! Я пыталась спрятаться от него, а потом вспомнила про «Дом Чарльза». Бросилась сюда, думала укрыться здесь, но твой охранник не впустил меня.
Баффи обеими руками схватилась за руку Франчески и прижалась к ней.
— О, как хорошо, что ты здесь!
Франческа слегка отстранилась от нее. Первым ее порывом было увести Баффи от ворот, в дом. Но потом она передумала.
— Успокойся, пожалуйста, — попросила она подругу.
Шоссе было ярко освещено солнцем. Джон Тартл стоял рядом с охранником, вышедшим из своей будки.
— Там в машине Джок? — спросила Франческа у Баффи.
Она посмотрела на очень красивого, моложавого на вид мужчину с загорелым лицом и седой шевелюрой, сидевшего за рулем «Феррари». Сомнения были излишни — человек пристально смотрел на группу людей у въезда в поместье.
— В чем дело? — пожелала узнать Франческа. — Надеюсь, он не грозится тебя избить, Баффи?
Личико Баффи исказилось страхом.
— Боже мой, Франческа, он обещает разбить мне все лицо, если я не дам ему развода! И ты ведь знаешь, он это сделает. Ведь доктора из «Золотых Ворот» рассказали тебе, что это для меня значит?
Она стыдливо отвела взгляд в сторону.
— Для моего лица тогда будет все кончено. Наверное, весь Палм-Бич уже знает, что со мной творится! Он говорит… — при этом голос Баффи поднялся до крика, — что ему достаточно пару раз ударить меня лицом о стену, и меня уже ничто не спасет! И это правда, клянусь, это правда! А ведь Джок сам первый дал мне попробовать кокаин, Франческа. Поначалу с ним было так хорошо, так великолепно в постели — но потом эти уколы у Берни в Вашингтоне. А теперь Джок ведет себя так, будто я сама дошла до этого! Я была наивной девчонкой, когда познакомилась с ним. Франческа, поверь мне, я говорю правду! Я ничего не знала про наркотики! И зачем только я сунулась в этот чертов город!
— Бедная моя! — всхлипнула Франческа.
Ее переполняло сочувствие к рыдающей Баф-фи, судорожно вцепившейся в нее. А тут еще этот человек, сидящий в «Феррари», хладнокровно ожидающий, как развернутся события.
— Чего он ждет? — спросила она.
Джон Тартл подошел к ним.
— Миссис Амберсон, — обратился он к Баффи, — не могли бы вы убрать ваш автомобиль…
Франческа не дала ему закончить фразу.
— Вы знаете, что делает там этот человек? — негодующе спросила она его. — Он ждет, когда она выйдет отсюда! Угрожает ей, собирается избить!
Джон Тартл сжал губы:
— Если миссис Амберсон даст мне ключи, я сам отгоню машину. Она перекрывает всю дорогу.
Жаркие лучи солнца палили нестерпимо. По возвращении из Нью-Йорка Франческа спала очень плохо, нервы ее были на пределе. Вопли Баффи и вообще вся та ситуация, которая по ее милости заварилась у ворот поместья, вызвали в ней волну раздражения.
— Я хочу, чтобы он убрался отсюда! — вне себя крикнула Франческа.
Присутствие этого седовласого красавца, с невозмутимым видом наблюдающего за происходящим, совершенно разъярило ее.
— Он не имеет права сидеть вот так напротив ворот и угрожать людям!
Джон Тартл, прищурив глаза, повернулся к ней:
— Он никому не угрожает, при этом он находится на общественной дороге. Но я хотел бы отогнать с дороги автомобиль миссис Амберсон. Если нам вдруг понадобится…
— Не пускайте его сюда! — взвизгнула Баффи. — Боже мой, Франческа, не дайте ему приблизиться ко мне! Джок вовсе не шутит. Ради развода он готов на все! Он хочет, чтобы я отказалась от моих прав на алименты, на квартиру, от всех прав, и он снова хочет жениться на девятнадцатилетней девчонке!
От нагретого солнцем шоссе несло жаром. Солнечные лучи с безоблачного неба били в лицо Франческе. Истерика Баффи Амберсон, присутствие человека в спортивном автомобиле, наблюдающего за ними, отказ Джона Тартла предпринять что-нибудь в отношении него — все это повлияло на Франческу далеко не лучшим образом.
В ярости она повернулась к своему телохранителю.
— Почему вы не прикажете ему убраться отсюда? — гневно крикнула она Джону Тартлу, пытаясь в то же время оторвать впившиеся ей в руку пальцы Баффи Амберсон. — Велите Джоку Амберсону убраться отсюда, или я вызову полицию!
Она заметила искорку гнева в темном взоре Джона Тартла, которая, впрочем, тут же погасла.
— Он не на вашей территории, мисс Луккезе, — ответил тот, понизив голос. — И у него есть полное право находиться там, где он есть. Я бы хотел все-таки отогнать машину миссис Амберсон от…
Что-то сломалось внутри Франчески. Она вдруг поняла, кто отдал приказание не пропускать Баффи Амберсон на территорию поместья.
— Вы что, не слышите меня? — взвизгнула она.
Рядом с ней истерически рыдала Баффи. Франческа была вынуждена еще больше повысить голос, чтобы перекричать ее:
— Я не потерплю, чтобы мне угрожали на моей собственной земле! Идите к нему и велите убираться отсюда! Я не хочу, чтобы он тут торчал! И не хочу, чтобы он смотрел на нас!
Лицо Джона Тартла окаменело.
— Этот человек не на нашей территории, мисс Луккезе, он на общественном шоссе. При мне он еще никому не угрожал. Но…
Франческа оттолкнула Баффи от себя.
— Я требую, чтобы он убрался отсюда! — крикнула она.
Она чувствовала, что уже не может управлять собой. С разгневанным лицом, со стиснутыми в кулаки руками Франческа повернулась к Джону Тар-тлу. Черт бы его побрал! Он всегда ни в грош ее не ставил! Чувствуя непреодолимое желание изо всех сил ударить его, она крикнула:
— Если вы боитесь сказать этому хулигану, чтобы он убирался отсюда, то я сделаю это сама!
И с этими словами обеими руками толкнула своего телохранителя к спортивному «Феррари».
Но Джон лишь слегка покачнулся, отступил на полшага назад, вспыхнул, схватил ее за руки и притянул к себе. Это было сделано так неожиданно и быстро, что Франческа онемела от возмущения, а придя в себя, крикнула:
— Что вы себе позволяете? — и попыталась освободиться.
Несколько мгновений она бешено билась в его руках, думая при этом только о сидящем за рулем спортивного «Феррари» человеке на противоположной обочине шоссе.
— Одну минуту, — попытался привести ее в чувство Джон Тартл. — Успокойтесь, вам не следует в это вмешиваться.
— Что это за глупость… — всхлипнула Франческа и не смогла закончить, чувствуя, что ее ноги внезапно стали ватными, а сердце гулко забилось; наверное, она слишком долго стояла на открытом солнце.
Джон Тартл тоже заметил это и немного ослабил свою хватку. Франческа закрыла глаза, ожидая, когда пройдет приступ головокружения.
Она услышала слова Джона Тартла:
— У миссис Амберсон истерика, и это подействовало на вас. Ваша подруга употребляет наркотики, мисс Луккезе, — она и сейчас под кайфом, причем сильным, хотя вы, похоже, этого не замечаете. Ее муж — тоже наркоман, это известно всем, кроме вас, и я вовсе не собираюсь вмешиваться в семейные дела этой парочки. И вам не позволю. Мы не знаем, есть ли у него оружие, и, честно признаться, я вовсе не хочу выяснять это на себе.
Франческа снова принялась вырываться у него из рук, он наконец отпустил ее, но тут в нее снова вцепилась Баффи.
— Не надо, Франческа, — взмолилась она. — Послушай меня, не подходи к Джеку! Пожалуйста! Он в таком состоянии, что может сделать с тобой что угодно! Он пообещал и меня привлечь к суду за то… за то, что я занималась любовью с женщинами.
Джон Тартл мгновенно повернулся к ней:
— Что?!
— У него есть фотографии, — простонала Баффи. — О, Франческа, это придумал Боднер, а Джок от этого только завелся. Я хочу сказать, Джок присутствовал при этом, а что я могла сделать? И Доррит…
Ее признания прервал вопрос Джона Тартла:
— И это было не один раз?
Истерические рыдания Баффи постепенно утихали.
— Да, — всхлипнув, призналась она.
— Боже мой! — Франческа отступила от нее на несколько шагов.
Сказанное Баффи совершенно ошеломило ее. Франческу передернуло от отвращения. Она заметила, что Джон Тартл идет за ней, битые ракушки, которыми была посыпана дорожка, хрустели под подошвами его грубых башмаков.
— С вами все в порядке? — спросил он.
Спокойный голос Джона Тартла поднял в ее душе целую бурю чувстэ. Франческа знала, что он предпочел бы закрыть ворота «Дома Чарльза» и предоставить Баффи Амберсон самой разобраться со своим мужем, знала, что он с самого начала был настроен против ее дружбы с Баффи, была совершенно уверена, что именно Джон Тартл приказал не впускать Баффи на территорию поместья и, кроме того, отказался прогнать Джока Амберсона, несмотря на ее требование. И еще он грубо обращался с ней на глазах у остальных. Она была сыта по горло его выходками!
Человек в спортивном автомобиле по-прежнему не двигался, молча наблюдая за тем, что они предпримут. Ей стало очевидно, что звать полицию в такой ситуации совершенно бесполезно.
Баффи смотрела на нее с ожиданием. «Она совершенно безнадежна», — решила для себя Франческа.
— Дайте ей немного денег и избавьтесь от нее, — велела Франческа Джону Тартлу, ненавидя всех, в том числе и себя. — Сейчас Дороти Смитсон принесет деньги для нее. Правда, не знаю, где их взять, не обращаясь в банк. Мне уже надоело выбрасывать на нее деньги — пускай убирается отсюда! У нее в Милуоки живет мать, она может поехать туда.
— Франческа, постой! — Баффи сделала по направлению к ней несколько шагов. — Уверяю тебя, я вовсе не хочу впутывать тебя во все это. С моей стороны было ошибкой приехать сюда, я теперь поняла это. Но Джок угрожал мне…
— Пожалуйста, — прервала ее Франческа, не желая больше выслушивать путаные объяснения Баффи, — больше меня не беспокой. Он, — она кивнула на Джона Тартла, — передаст тебе деньги и присмотрит, чтобы ты уехала из города целая и невредимая. Полагаю, на этом мы расстанемся.
Глаза Баффи наполнились слезами.
— Черт возьми, Франческа, уверяю тебя, Джок не станет обращаться в суд, он просто блефует. Ему вовсе не хочется больше по крохам вытягивать деньги от своей бывшей жены, он теперь потребует всю свою долю! Но ты…
— Замолчи! — воскликнула Франческа.
Краем глаза она заметила, как Джон Тартл приближается к ней. Но ей было плевать на то, что он слышит ее слова.
— Я не занималась любовью с тобой, не участвовала в групповом сексе ни в обществе твоего мужа, ни с Доррит — вообще ни с кем! И как я только вляпалась в такую компанию! Что вы все за люди?! Неужели вы все не в своем уме и не можете жить, как все остальные люди? Я не принимаю наркотиков, не устраиваю из своей жизни помойку и хочу, чтобы вы от меня отстали! Я хочу, чтобы ты убралась отсюда!
Франческу переполняла злость на Баффи Амберсон, на самое себя, на весь окружающий мир. Баффи отшатнулась от Франчески, в упор смотревшей на нее глазами, полными слез, и приняла вид оскорбленного достоинства.
— Да, ты очень изменилась, Франческа, — негромко произнесла она. — Верно говорят, что деньги меняют людей. Подумать только, а ведь ты так мне нравилась!
— Я больше не хочу слышать всего этого! — воскликнула Франческа.
Она повернулась и направилась к особняку. Вслед ей донесся голос Баффи:
— Легко судить за ошибки других. Но ты и сама не безгрешна. Подумай лучше о том, что сама делаешь!
Франческа даже не обернулась. Она чувствовала себя опустошенной и медленно шла по дороге, едва передвигая ноги. Ей казалось, что безжалостные лучи солнца старались сжечь ее. Она увидела дорожку, которая вела к домику бывшей конторы, и свернула на нее. Ей нужно было хотя бы на мгновение присесть и прийти в себя. О Баффи мог позаботиться и Джон Тартл. Они вполне стоили друг друга.
— Я не откажусь от твоих денег, Франческа! — крикнула ей в спину Баффи. — Но смотри не упади с той высоты, куда ты себя вознесла!


Герберт Остроу уже больше недели работал в старом здании конторы поместья, но Франческа после своего возвращения из Нью-Йорка никак не находила времени зайти к нему и поболтать. В домике было не намного прохладнее, чем снаружи. Прижав одну руку к раскалывающейся от боли голове, Франческа поискала взглядом, на что можно присесть.
Старый картотечный шкаф, в котором хранились архивы поместья и кое-какие бумаги семьи Бладвортов, был открыт настежь, все его содержимое было разложено по комнате. У Герберта Остроу явно была какая-то своя система в распределении материалов, но стороннему наблюдателю понять ее с первого взгляда было невозможно: все свободное пространство занимали папки с документами и отдельные листы бумаги. Седовласый писатель был без рубашки, в шортах и сандалетах. Тело его блестело от пота.
— Даже не мог себе представить, что бумаги собирают столько пыли, — улыбнулся он Франческе и тыльной стороной ладони смахнул пот с лица, оставив на нем темную полосу.
Когда Франческа попыталась присесть, он схватил ее за руку и остановил:
— Нет, не сюда! Здесь любопытнейший период, сорок третий год. Чарльз-младший сотрудничал тогда с военным отделом штата Флорида. — При этих словах Герберт улыбнулся ей. — По крайней мере для меня любопытный. Может быть, вы присядете на письменный стол?
Сразу становилось очевидным, что писатель чрезвычайно увлечен своим занятием. У Франчески никак не выходил из головы их разговор во время последнего ужина в ресторане, но Герберт Остроу, похоже, совершенно забыл про него. Она присела на краешек стола, еще не до конца успокоившись после встречи с Баффи. В домике сильно пахло свежей краской. Кондиционер пока не был установлен, но на подоконнике работал большой вентилятор.
Ей не хотелось рассказывать Герберту Остроу про случившееся у главных ворот поместья. Скорее всего он был совершенно захвачен своим занятием и не был в курсе происходящего, хотя домик и находился всего в сотне метров от них.
Франческа глубоко вздохнула и спросила:
— Вам удалось взять интервью у Эльзы Маклемор?
Случай с Бернардом Биннсом уже перестал быть сенсацией и исчез с первых полос газет; все ждали теперь начала судебного процесса.
— Нет, это безнадежное дело, — ответил он. — Она хранит молчание. Сказать по правде, я предложил ей за это интервью свои гонорары будущего года, но адвокат советует ей ни с кем не встречаться. Весьма досадно! Я слышал, что кое-кто из прежних пациентов Берни Биннса еще до начала процесса предусмотрительно сбежал в Колумбию и Никарагуа. И знаете — ФБР до сих пор занимается этим делом, его агенты перевернули весь наш остров и кого-то упорно ищут. Так что самое спокойное место в наши дни — ваш плавательный бассейн.
— Пожалуй, — кивнула головой Франческа, почти не слушая писателя.
Голова еще болела, перед глазами стояла разыгравшаяся у въезда в поместье сцена. Скандал за скандалом! И ведь она в самом деле считала Баффи своей подругой — большую часть лета та провела в поместье, купаясь и валяясь на солнце. К тому же Франческа оплатила счета за лечение Баффи в «Золотых Воротах». Как же она была наивна! Если Баффи слывет в Палм-Бич лесбиянкой, то Франческа могла представить себе, какие сплетни ходили о них в местном обществе.
На душе у нее было неспокойно: если скандал между супругами Амберсон окажется в газетах, то будет затронуто и ее имя. Франческа знала, что бостонские родственники будут шокированы; о подобных грязных историях им приходилось только читать в тех же самых газетах. Что касается корпорации, то в глазах членов правления она будет скомпрометирована.
Она вспомнила, что Дороти Смитсон только что отправила письмо в правление, извещающее, что теперь мисс Луккезе сама будет голосовать своим количеством акций, что означало ее заявку на самостоятельную роль в управлении империей Бладвортов.
— Нет, похоже, вы меня не слышите, — вдруг достиг ее слуха голос Герберта Остроу. — Или это обычные мечты счастливой невесты?
Франческа вернулась к действительности:
— Дороти считает, что нам следует привлечь фирму, специализирующуюся на организации брачных торжеств, и переложить все заботы на нее, но мне хочется, чтобы все прошло тихо и скромно. Мы не можем венчаться в католической церкви в пригороде, потому что Курт не католик. Да и я не была на исповеди с тех пор, как приехала сюда. Но ко мне приходил местный священник и говорил о пожертвованиях на приход.
Писатель улыбнулся:
— Не могу упрекнуть его за это. От старины Чарли Бладворта церкви кое-что перепадало.
Франческа встала и подошла к окну. Буйная растительность, напоминающая джунгли, отгораживала домик от проходящего вдоль поместья шоссе. Громадные пальмы, гибискусы, обильно покрытые цветами, толстые ветки баньянов совершенно скрывали его из виду; даже шума проезжающих машин не было слышно.
Она надеялась, что Джон Тартл уже раздобыл для Баффи деньги и спровадил ее из поместья, но вряд ли она отсюда отправится прямо в аэропорт. Скорее всего попробует договориться с Джеком Амберсоном.
Франческа поежилась и в раздумье коснулась пальцами оконного стекла. Замужество все еще казалось ей каким-то нереальным. Она верила, что оно станет явью, но день их свадьбы приближался неимоверно медленно. Франческа старалась закрывать глаза на все неприятные вещи, связанные с этим браком, — все-таки выходила замуж за третьего мужа Карлы, да и к самому Курту отношение было неоднозначным, — и думать только о том счастье, которое они обретут вместе. Он был именно тем мужчиной, каким представлялся ей будущий муж: красивый, мужественный, светский — короче, самый лучший из всех, кого она встречала в жизни. Им суждено быть счастливыми!
Они уже строили планы на будущее, собирались перебраться на Гавайи, привести в порядок старое поместье на острове Мауи и зажить там… Франческа совершенно не понимала, почему вдруг почувствовала себя такой несчастной.
Она проводила взглядом небольшую яркую птичку, перелетавшую с пальмы на пальму. За ее спиной осторожно кашлянул Герберт.
— Франческа? — Она услышала шелест бумаги. — Вы не возражаете против небольшого подарка?
Она повернулась к нему — он протягивал ей пачку писем, перевязанных выцветшей атласной ленточкой.
— Вы еще не забыли итальянский язык? Сможете прочитать все это?
Франческа ничего не ответила. Пожелтевшая от времени бумага казалась хрупкой на вид. Даты на конвертах указывали на пятидесятые годы. Она взяла осторожно верхнее письмо и развернула его. Оно начиналось словами: «Miamor»
l:href="#note_8" type="note">[8]
.
Франческа подняла взор на Герберта Остроу:
— Любовные письма?
Он кивнул:
— Да, от вашего отца Карле Бладворт. На них нет почтовых марок. Похоже, у влюбленных было условленное место где-то в парке, они несколько раз упоминают его, но не указывают ничего конкретного — где или что. Во всяком случае, это было для них лучше, чем пользоваться телефоном. И они думали, что будут в полной безопасности, если станут переписываться по-итальянски. Карла свободно владела им, проведя много лет на Капри.
Франческа прочитала несколько слов и почувствовала, как краска смущения заливает лицо. Страстно влюбленный мужчина изливал в письмах свои чувства к возлюбленной, весьма откровенно описывая их.
Глядя на нее, Герберт Остроу усмехнулся.
— Будет вам, он ведь был итальянцем и влюбленным, — сказал он. — И потом, эти письма не предназначались для чужих глаз.
Теперь, прочтя всего несколько строк, Франческа больше не сомневалась в том, какие чувства связывали ее отца с Карлой Бладворт. В одном из писем в выражениях, смысл которых она до конца не понимала, Джованни Луккезе яростно ревновал к какому-то случайному ее знакомому. Она не могла понять, в чем тут дело.
— Мне кажется, — сказал писатель, — что все это из-за того, что Карла должна была выходить в свет с друзьями, бывать на званых ужинах. А его удручало, что он не мог ее сопровождать. Не в качестве шофера!
Франческа свернула письмо и пробормотала:
— Не могу поверить, что это мой отец. Он был очень красивым, но и очень скромным, всегда держался в стороне, и братья прозвали его «священником». Вы ведь знаете, он какое-то время учился в семинарии на Сицилии.
Франческа снова перевязала письма атласной ленточкой.
— В этих письмах он так молод, так ревнив и так страстно влюблен. Я никогда не знала его таким и теперь уже никогда не узнаю. Но весь вопрос в том, любила ли его Карла? Или он был для нее просто приятным развлечением? А есть здесь ее письма к нему?
Герберт отрицательно покачал головой:
— Мне не удалось их найти, но такие письма женщины хранят гораздо чаще, чем мужчины. В своих письмах Джованни много раз упоминает о ее любви, и у меня нет оснований ему не верить. В одном из них ваш отец пишет, что ждал ее всю ночь, но она не пришла. Похоже, они встречались в домике для гостей, значит, она должна была идти по олеандровой аллее. Там он ее и ждал. Он очень поэтично пишет ей: «Я ждал тебя в тени цветущих олеандров, чтобы слиться с тобой и в объятии, и в этой жизни». Говорит ей, что, если она снова не придет к нему в домик, то он сам явится в особняк, в ее комнату, чтобы любить ее и «покончить с этим фарсом». Не знаю, какими были их отношения, когда это письмо было написано, но со стороны кажется, что они зашли в тупик. Похоже, он чувствовал это. Да и Карла, наверное, тоже.
Писатель замолчал.
Франческа с трудом пришла в себя. Она старалась не думать об олеандровой аллее, хорошо зная, кому теперь принадлежит этот домик. Чересчур много совпадений!
— Не забывайте, когда все это происходило, здесь ведь была и моя мать. Ее словно бы никто не замечал и даже не упоминал о ней, но ведь она была все время рядом с ними. Я мало о ней знаю. В детстве мне говорили, что она уехала в Чикаго, но я думаю, что это неправда. Когда я выросла, мне сказали, что она умерла, но этому я тоже не верила. Ладно, пусть мой отец и Карла безумно любили друг друга, но как обстояло дело с моей матерью? И когда они занимались любовью в одном из домиков для гостей, моя мать жила вместе с ребенком в комнате для слуг. Вам не кажется это несколько странным?
Герберт не смотрел на нее.
— Вас это очень заботит, Франческа?
Она пожала плечами:
— Конечно, я не схожу от этого с ума, но все-таки хочется знать правду. Особенно теперь, когда я сама выхожу замуж. Я много думала в последнее время о том, что мужчины и женщины обещают друг другу и как выполняют свои обещания.
— Это в связи с Куртом Бергстромом?
— Пожалуйста, не будем говорить о Курте. — Франческа знала отношение Герберта Остроу к ее будущему мужу.
Писатель произнес:
— Ваш отец был всего лишь мужчина, Франческа. Рано или поздно вам придется перестать смотреть на него глазами маленькой девочки.
Франческа бесцельно повертела в руках пачку писем.
— Грязь, — без всякого выражения произнесла она. — Вот правильное слово, разве не так? Я получила свои деньги благодаря грязному роману, такому же, как тот, в результате которого Эльза Маклемор застрелила Берни Биннса, потому что он на ее средства проворачивал делишки с наркотиками, а в паузах между ними спал со своими пациентками. Такая же грязь и у Баффи Амб… — вовремя остановила она себя. — Такая же грязь, как и Баффи Амберсон, вешающаяся на шею своему мужу, несмотря на то, что он избивает ее.
— Почему это вас так трогает, Франческа? — Герберт смотрел на нее, скрестив руки на груди. — Вы ведь все это знали и раньше. Карла достаточно прямо выразила это. Она оставила деньги своему шоферу. У них был роман. А было это грязью или нет, зависит от вашей точки зрения.
Франческа отвернулась.
— Понимаете, все оборачивается не так уж хорошо. Если все про это узнают, то общее мнение можно будет выразить словами: «Бедная богатая Франческа». Или скорее: «Богатая бедная Франческа».
Они замолчали. Она нарушила затянувшуюся паузу:
— Мне кажется, никто не может жить с этими деньгами, не будучи несколько сумасшедшим. Джин-ки богаче всех нас — и он всего лишь странный мальчишка, который, вероятно, никогда не станет взрослым. Джок Амберсон не любит ни своих жен, ни своих детей, а любит лишь свои деньги. Я думаю, и миссис Хэмптон стремилась иметь только деньги. Карла была такой же, как все. Похоже, хотела лишь немного порезвиться с красивым мужчиной. Неужели только из-за одиночества и скуки?
— Так вы можете перенести ситуацию на самую себя, — предупредил Герберт Остроу.
— Конечно! Утром мне уже сказали, что я очень изменилась и именно деньги изменили меня. Сказать по правде, это меня потрясло. Эти бладвортовские миллионы стали моими всего лишь несколько месяцев назад, так что я новичок во всем этом. И все же я спрашиваю саму себя: неужели я такая же странная, как и все вокруг?
Франческа стояла в центре небольшой комнаты — высокая и невероятно красивая женщина в льняном платье, которое стоило не меньше месячного жалованья, получаемого ею совсем недавно. Высокая грудь, тонкая талия и великолепные бедра демонстрировали ее цветущую женственность, но в то же время в ее взгляде, в неосознанной грации ее движений проскальзывало что-то детское. Но выглядела Франческа несколько утомленной, под глазами залегли темные круги.
— Вы очень красивы, — мягко произнес Герберт. — Но мне кажется, вы в последнее время не высыпаетесь. Неужели вы бываете на всех вечеринках, куда вас приглашают?
Франческа укоризненно посмотрела на него, но все же слегка смутилась. Вечера она проводила чаще всего в домике Курта Бергстрома, о чем ее собеседник, конечно, догадывался.
— Вы меня даже не слушаете, — укорила она его, снова обводя взглядом комнату. — Как вы помните, мы договорились, что вы не будете ссылаться в ваших работах на материалы о Джованни и Карле, на все, что имеет отношение ко мне.
— Франческа, я… — начал было писатель.
Но если он хотел что-то сказать о своих чувствах к ней, то был остановлен на полуслове выражением ее лица.
— Я помню и понимаю, — быстро произнес Герберт. — И еще очень благодарен вам за возможность порыться в бумагах Бладвортов.
Он помедлил, пристально глядя на нее.
— Франческа, позвольте мне задать вам вопрос. Случай с вашим отцом и Карлой меня очень заинтересовал, но здесь не хватает многих деталей.
И, не дожидаясь ее ответа, он продолжил:
— Вы недавно упомянули про свою мать. Что вы про нее знаете? Как она выглядела? Ваш отец был темноволосым, я это знаю. Были ли у него темными и глаза?
Она удивленно посмотрела на него:
— Нет, он был сероглазым, как и я. Но почему вы об этом спрашиваете?
— Так, — поспешно ответил Герберт. — Как я вам сказал, мне просто интересно.


Франческа медленно брела обратно к дому. Жара по-прежнему угнетала ее. Неужели так будет на протяжении всего, по-видимому, бесконечного флоридского лета?
Ей хотелось побыть наедине с Куртом, только он мог бы до конца понять все случившееся сегодня утром с Баффи Амберсон, не задавая лишних вопросов. Курт знал нравы в Палм-Бич! Именно с Куртом она могла разговаривать откровенно как ни с кем другим и во всем полагаться на него. Ей были нужны его честность, его умение принимать сложности жизни, его крепкие руки, обнимающие ее. Много раз Курт чувствовал ее состояние и приходил на помощь, укрывая в своих объятиях от враждебного мира, окружающего ее.
Франческа ускорила шаги. Ей был необходим Курт, и она, решив не дожидаться, когда он вернется в «Дом Чарльза», отправилась к нему одна, без Джона Тартла. Курт был сейчас на борту «Фрейи». Никогда до этого она не бывала на борту «Фрейи», предварительно не предупредив Курта, но сегодня направилась прямо к нему, чувствуя острую потребность увидеть его немедленно.
Неподалеку от главного входа в особняк стояли старый пикап, новый грузовичок и взятый напрокат красный «Мустанг». В замках зажигания всех автомобилей болтались ключи. Через несколько минут Франческа должна была в малой столовой завтракать вместе с Дороти Смитсон, а потом работать с почтой, но заставила себя не думать об этом, быстро скользнула за руль «Мустанга», включила мотор и выехала на дорожку, ведущую к воротам.
Затаив дыхание, прислушалась. Никто не выбежал из дома, услышав звук работающего автомобильного мотора, никто не окликнул ее. Приблизившись к воротам, она дала полный газ и пролетела мимо будки, прежде чем ошеломленный охранник смог понять, кто сидит за рулем.
Внутри салона «Мустанга», долго стоявшего на солнце, было невозможно дышать, кондиционер еле справлялся с жарой, но Франческа чувствовала себя лучше, чем утром. Пикантность ситуации, при которой ей пришлось удирать из собственного дома, развеселила ее, и она усмехнулась.
Проехав Палм-Бич, она свернула на дорогу, ведущую к мосту и на материк. Несмотря на жару, движение было довольно оживленным. Съехав с шоссе, она оказалась на узкой дороге, ведущей мимо уродливых складов из бетонных блоков к небольшой гавани, в которой у бесчисленных деревянных мостков были ошвартованы яхты всевозможных размеров — вещественные свидетельства богатства, сосредоточенного в Палм-Бич и окружающих его поселках.
Перевалило за полдень, гавань плавилась в жарких лучах солнца, над яхтами кружили чайки, с некоторых судов доносилось гудение кондиционеров. На изящной, с черным корпусом, одномачтовой яхте из Уилмингтона кто-то смотрел по телевизору бесконечный дневной сериал. В воздухе витал аромат готовящихся на камбузах блюд.
«Фрейя» стояла у дальнего конца причала. Перебираясь через фальшборт, Франческа босыми ногами ощутила нагретые солнцем доски палубы. Она уловила жужжание кондиционера. «Скорее всего, — прикинула Франческа, — Курт тоже возится с обедом или сидит, вытянув ноги, в одном из кресел салона, слушая стереосистему». Она услышала звуки джазовой мелодии, доносившиеся снизу.
Франческа открыла крышку люка и стала спускаться по крутой лесенке. После жаркого, палящего солнца было так приятно очутиться в салоне яхты, где царил полумрак, а из стереосистемы доносилась хорошая музыка. Джаз-оркестр играл «Ночь в Тунисе», но не мог заглушить страстные стоны.
Франческа не сразу поняла, откуда доносятся эти стоны. У переборки стояла кушетка, накрытая покрывалом ручной выделки; ее использовали как кровать, если все места в каюте оказывались занятыми. Два человека вполне могли поместиться на ней.
Она сразу же узнала обнаженное тело Курта. Он низко наклонил голову, золотистые волосы скрывали лицо, а тело его ритмично двигалось, то напрягаясь, то расслабляясь.
Ошеломленная увиденным, Франческа застыла на месте, машинально отметив красоту этих двух совершенно нагих тел, страстно сплетенных друг с другом. Внезапно женщина повернула голову и заметила ее. Пышная грива спутанных рыжих волос и эти зеленые глаза могли принадлежать только Доррит.




Часть IV
ПРИЗРАКИ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Телохранитель - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог

Часть I

123456

Часть II

7891011

Часть III

121314

Часть IV

15161718

Часть V

1920

Ваши комментарии
к роману Телохранитель - Дэвис Мэгги



Syper
Телохранитель - Дэвис МэггиLika
28.07.2012, 20.04





Бред......
Телохранитель - Дэвис МэггиNatali
20.11.2013, 19.40





Суперский бред.
Телохранитель - Дэвис МэггиNika
22.03.2014, 21.36





Бред суперский))
Телохранитель - Дэвис МэггиОльга
9.07.2014, 19.55





До чего же г.г-ня тупая!Похоже, что чем позже женщины начинают заниматься сексом, тем они тупее и озабоченнее, во всяком случае, такой вывод можно сделать, начитавшись романчиков на этом сайте.Перезрелые девственницы, которые вешаются на мужика сразу после нескольких минут знакомства, уже достали!
Телохранитель - Дэвис МэггиОльга
28.09.2014, 16.51





Предыдущие комментаторы либо вообще не читали роман, либо читали невнимательно. Роман однозначно интересный, вполне жизненный. По этому сюжету можно было бы снять неплохой фильм.
Телохранитель - Дэвис Мэггиren
24.12.2014, 12.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

Часть I

123456

Часть II

7891011

Часть III

121314

Часть IV

15161718

Часть V

1920

Rambler's Top100