Читать онлайн Прелестная сумасбродка, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 4. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестная сумасбродка - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестная сумасбродка - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестная сумасбродка - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Прелестная сумасбродка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4.

— Эта болезнь, в обиходе называемая крупом, на самом деле представляет собой форму ларингита, — объяснял молодой доктор Реджинальд Пендрагон, склоняясь над герцогом и поднося к его рту деревянную медицинскую ложечку. — Ну-ка, Доминик, открой рот!
Больной что-то проворчал, но покорно подчинился.
— Неприятная штука, но не смертельная, — бодро продолжал доктор.
Герцог прохрипел что-то невнятное.
— Совершенно верно, старина, полная потеря голоса, — жизнерадостно откликнулся доктор. — Несколько дней тебе лучше молчать — незачем напрягать голосовые связки.
Осмотрев горло пациента, доктор отложил ложечку и тщательно вытер руки влажным полотенцем, которое уже держал наготове камердинер герцога Тимоти Краддлс.
Доктор Пендрагон был ровесником герцога, но выглядел гораздо моложе. Невысокий, стройный, с густыми «античными» кудрями и огромными задумчивыми глазами, он был настоящим красавцем в романтическом вкусе того времени. Трудно было поверить, что этот молодой человек служил в Испании военным врачом, и многие храбрые воины — в их числе и сам герцог — не без оснований считали, что обязаны ему жизнью.
Доктор Пендрагон окончил медицинскую школу при Эдинбургском университете, которая, по всеобщему мнению, выпускала лучших врачей в мире. Он был учен по новейшей методике и добрым старым названиям «ангина» или «круп» предпочитал новомодные «ларингиты» и «бронхиты».
Мэри Фенвик, разумеется, не знала всего этого, однако по манерам доктора поняла, что они с герцогом — старинные друзья. Даже распростершись в кровати в одном нижнем белье, герцог выглядел величественно, почти пугающе, и только очень давний друг — или очень смелый человек! — решился бы назвать его «стариной» и «Домиником».
— Так-с… — протянул доктор. — Ну что ж… Давайте ему микстуру, особенно во время приступов кашля. И, миссис Кодиган, не забывайте менять воду в чайнике, чтобы в воздушной палатке все время было полно пара.
Хоть он и обращался к экономке, но почему-то не отрывал глаз от Мэри.
Миссис Кодиган расплылась от удовольствия.
— Ах, доктор, я слыхала, что воздушная палатка при крупе творит настоящие чудеса! — воскликнула она, умолчав, впрочем, о том, что мысль натянуть над изголовьем кровати простыню и поставить туда только что вскипевший чайник, чтобы герцог дышал паром, подсказала ей Мэри. — И, знаете, я еще капнула в чайник немножко дегтя. По своему скромному опыту знаю: чтобы прогнать воспаление, ничего лучше дегтя нет!
— А, так вот чем здесь пахнет! — рассеянно пробормотал доктор, не сводя глаз с тонкого стана и полной груди Мэри. — Хорошо, миссис Ко-диган, хорошо… во всяком случае, вреда не будет.
Мэри склонилась над больным, и при виде ее прелестных ножек и аппетитной попки доктор окончательно потерял дар речи. Что же до герцога Уэстермира, он ворчал и пыхтел, всячески стараясь показать, что обойдется без помощи всезнающих докторов. Однако и сам он понимал, что болен, и болен серьезно. Он совсем не мог говорить и с трудом дышал, только воздушная палатка, устроенная Мэри, немного облегчала его состояние.
— Ник, а в детстве ты болел крупом? — поинтересовался доктор, укладывая свои врачебные приборы в черный докторский чемоданчик.
В ответ послышалось раздраженное ворчание. Доктор Пендрагон взял своего пациента за запястье и пощупал пульс.
— Так часто бывает: если ты не переболел вовремя какой-нибудь детской болезнью, она настигает тебя уже в зрелом возрасте и протекает гораздо тяжелее, чем у ребенка. Вот ветрянкой ты болел? А свинкой? Свинка для взрослого мужчины хуже чумы, — продолжал он, увлекшись. — Она, видишь ли, действует на яички и наносит им непоправимый ущерб. Здоровый мужчина в расцвете сил за несколько дней превращается в…
Из-под воздушной палатки раздалось такое грозное рычание, что мистер Краддлс и миссис Кодиган подпрыгнули в ужасе.
— Прошу вас, дорогой доктор, — вскричала домоправительница, — не рассказывайте его светлости о таких ужасах! Сами видите, как он расстраивается, а ведь больным волноваться вредно!
Из-под воздушной палатки донеслось утвердительное рычание и кашель.
— И потом, вы сами говорили, что ему нельзя напрягать голос, — продолжала миссис Кодиган, нервно облизывая губы и в поисках поддержки оглядываясь на камердинера. — Лорд Уэстермир, благослови его господь, хочет вам сказать, что переболел свинкой, настоящей двусторонней свинкой, когда ему было всего восемь лет от роду! Я в то время служила горничной у старого герцога, деда его светлости, и все помню! Бедный мальчик распух, точно…
Однако доктор Пендрагон уже забыл о свинке и ее последствиях. Внимание его вновь обратилось к Мэри, которая тем временем собрала чашки, ложки и салфетки, сложила их на поднос и передала слуге.
Юная красавица представилась доктору как мисс Мэри Фенвик, но это имя ему ничего не говорило. Правда, по Лондону ходили смутные слухи о помолвке Уэстермира, но доктор не верил этим россказням. Его приятель Доминик был не из тех, кто женится.
Однако красотка с глазами цвета неба над Сарагосой жила у герцога в особняке, и при ней доктор не видел ни компаньонки, ни строгой дуэньи. Это могло означать только…
Впрочем, это могло означать что угодно. Люди, подобные герцогу Уэстермиру, редко подчиняются установленным правилам: они делают, что хотят, и оспорить это их право может разве что сам король.
И Ника можно понять, размышлял доктор. Ведь и он сам, забыв о врачебной этике и о клятве Гиппократа, любуется девушкой и не может отвести от нее глаз!
«Повезло же старине Нику! — со вздохом сказал себе Реджинальд. — Я и сам не отказался бы проваляться несколько дней в постели, зная, что прелестная мисс Фенвик будет поить меня чаем с ложечки, поправлять мне подушки, прикладывать к пылающему лбу холодное полотенце; что ее чудесные пальчики будут как бы ненароком прикасаться ко мне, а полная грудь за глубоким вырезом…»
Больной снова зарычал, и доктор поспешно отвел глаза. Герцог, недобро прищурившись, пристально наблюдал за приятелем: восхищение доктора прекрасной Мэри явно пришлось ему не по душе.
— Мда, так вот, — торопливо заговорил тот, — оставляю тебя в надежных руках. Твоя экономка миссис Кодиган и твоя… э-э…
— Невеста! — рявкнул герцог. — Невеста, будь она трижды проклята!
Вслед за этими словами он разразился отчаянным кашлем.
— Гостья, доктор, — мягко поправила мисс Мэри Фенвик. — С позволения своего отца, преподобного Эусебиуса Фенвика из церкви Святого Дунстана, что в округе Хоббс, я гощу в доме у герцога Уэстермира. Герцог любезно согласился оказать мне гостеприимство, — продолжала она, устремив на Реджинальда взгляд чудесных лазурных глаз, — и в благодарность за это я с помощью миссис Кодиган и мистера Краддлса постараюсь обеспечить ему наилучший уход.
Реджинальд Пендрагон ответил ей томным взглядом, на который, впрочем, девушка не обратила ни малейшего внимания. Что ж, сказал себе Реджинальд, как ни печально, пора уходить. Доминик и вправду в надежных руках, и присутствие врача ни ему, ни этому синеглазому ангелу больше не требуется…
А жаль.
— Не вставай с постели, Ник, — заговорил он деловито, доставая из своего чемоданчика прописанную мазь и микстуру. — Старайся не скучать и не хандрить. Пусть твоя… э-э… то есть мисс Фенвик почитает тебе вслух… или что-нибудь в этом роде. Горячий суп, чай с медом, бренди, — продолжал он, вставая и направляясь к дверям, — обтирания. Никаких волнений. Да, еще: дайте ему перо, бумагу и чернильницу. Пока не может говорить, пусть пишет записки. А я зайду завтра с утра.
Проводив доктора, камердинер начал готовиться к сложной процедуре обтирания. В дверях появились лакеи с серебряными кувшинами, полными горячей воды, и большими льняными полотенцами.
— Не успеете глазом моргнуть, ваша светлость, как мы вас вымоем, — басовито проворковала миссис Кодиган, становясь у постели. Лакей в это время прикрывал полотенцем самую интимную часть герцогского тела.
— А вы, мисс, — обратилась домоправительница к Мэри, протягивая ей влажное полотенце, — если хотите быть полезной, займитесь ногами его светлости!
Мэри опустила взгляд на часть тела, порученную ее вниманию. Никогда прежде ей не случалось обращать внимания на мужские ноги, и, сказать по правде, она не понимала, что может быть красивого или интересного в босых ступнях. Но у этого Уэстермира даже ноги особенные! Большие, но хорошей формы, очень белые — несомненно, оттого, что большую часть жизни герцог проводил обутым, — с гладкой кожей и редкими волосками на тыльной стороне, с аристократически высоким подъемом. И никаких мозолей, наростов или вросших ногтей!
Аристократические ноги, невольно подумала Мэри. Такие же, как и он сам.
Пока она разглядывала герцогские ступни, остальные выстроились вокруг кровати. Камердинер, экономка и, по крайней мере, шестеро лакеев стояли над больным, держа наготове кувшины с горячей водой, мыло и полотенца. Взоры их были устремлены на господина и повелителя, распростертого на королевском ложе под алым балдахином с гербом Уэстермиров.
А она… Господи помилуй, она, Мэри Фенвик, никогда и ни перед кем не унижавшаяся, по капризу злой судьбы должна мыть этому наглецу ноги!
Мэри подняла взгляд. Из облаков пара пристально следили за ней холодные, язвительно прищуренные глаза герцога.
Он лежал перед ней — почти обнаженный, огромный, мускулистый и невероятно мужественный. С Мэри творилось что-то странное. Вчера вечером она с брезгливой гримаской говорила что-то о «горе мускулов», но теперь при виде этих презренных мускулов все тело ее сотрясла сладкая дрожь, в ушах зазвенело, а сердце забилось как сумасшедшее; руки дрожали, ноги подкашивались, в голове роились самые нелепые мысли…
«Фу! — сердито сказала себе Мэри. — О чем я только думаю? Надо быть совсем безмозглой дурочкой, чтобы соглашаться на такое издевательство!»
Повернувшись к миссис Кодиган, она взяла у нее из рук кувшин и полотенце, затем подхватила изумленную женщину под локоть и мягко, но решительно повлекла к двери.
— Думаю, вы согласитесь, миссис Кодиган, — громко заговорила она, — что обтирание герцогского тела не входит в нашу с вами обязанность. Ни один благовоспитанный джентльмен не станет требовать такого от порядочных женщин! Так что, думаю, нам с вами лучше уйти и предоставить этот неблагодарный труд мистеру Краддлсу и прочим мужчинам.
С кровати донесся хриплый рык разъяренного льва, но Мэри даже не замедлила шаг.
— Передайте герцогу, — продолжала она, повысив голос, — что я зайду к нему днем, после того, как он поспит, и почитаю вслух отрывки из великой книги Мэри Уоллстонкрафт под названием «В защиту прав женщины».
С этими словами она вывела потрясенную миссис Кодиган в коридор и закрыла за собой дверь.


Вымывшись и подкрепившись бульоном, герцог Уэстермир откинулся на подушку и закрыл глаза. Однако спать ему вовсе не хотелось. Напротив, вынужденное молчание и неподвижность сделали его беспокойным и раздражительным.
Положив на колени принесенную Краддлсом доску для письма, Доминик разразился потоком придирчивых вопросов, противоречивых приказов, язвительных замечаний и малодушных жалоб. Не прошло и получаса, как полная чернильница опустела, а слуги дошли до белого каления.
Ровно в три часа в спальне появилась Мэри с книгой под мышкой. У кровати ждало ее удобное кресло; рядом на столике возвышалась гора записок.
С помощью слуг больной переоделся в льняную ночную рубашку, а поверх нее накинул шелковый халат цвета красного вина, удачно сочетавшийся с алым покрывалом. Умывшись и побрившись, герцог выглядел гораздо привлекательнее, чем утром. Заметив Мэри, он закашлялся, беспокойно завертелся в кровати и принялся оживленно жестикулировать, указывая то на нее, то на гору записок.
После обеда Мэри переоделась в одно из своих новых платьев: модный глубокий вырез, открывающий большую часть груди, ее смущал, и поверх платья она накинула шаль. Волосы она забрала наверх и стянула бархатными лентами. Такая прическа очень шла Мэри: в ней появилось что-то от холодной и гордой античной красавицы. Отчаянную жестикуляцию герцога Мэри встретила невозмутимым взглядом, но послушно села и положила книгу поверх груды записок.
— Думаю, ваша светлость, — начала она холодно, — прежде чем мы с вами начнем… общаться, вам стоит несколько минут послушать чтение, чтобы успокоиться. Вспомните, что говорил доктор Пендрагон: никаких волнений!
Герцог схватил листок бумаги и принялся что-то яростно царапать на нем. Закончив писать, он нервно скатал записку в шарик и запустил им в Мэри. Бумажка приземлилась на ковер у ее ног. Девушка покосилась на нее, но поднимать не спешила.
— Я почитаю вам «В защиту прав женщины», — объявила она, открывая книгу, — ту главу, где рассуждается о женщине, ее отношении с мужчиной в любви (если к мужчинам вообще применимо такое слово) и браке.
Герцог открыл рот — но, увы, из воспаленного горла его вырвался только слабый хриплый стон.
— «Если вы признаете, что женщина способна действовать как разумное существо, — глубоким чистым голосом начала Мэри, — почему же обращаетесь с ней как с рабыней или бессловесным животным? Почему не развиваете ее ум, не преподаете ей твердые правила добродетели, не воспитываете в ней чувство собственного достоинства, независимость и благородство души? Почему не учите ее всему тому же, чему учат мужчин? Почему даже в самых интимных сторонах жизни она остается бесправной наложницей, приученной лишь отдавать, но ничего не получать взамен?»
Сперва герцог не мог поверить своим ушам. Убедившись, что все это не дурной сон, он начал писать, прорывая бумагу пером и разбрызгивая чернила во все стороны.
«Довольно!», «Хватит!», «Прекратите!» — писал он снова и снова и бросал записки в сторону Мэри. Скоро пол вокруг нее оказался усеян клочками бумаги, но видимых результатов эти действия не принесли.
— «Я готова согласиться, — невозмутимо продолжала Мэри, — что не всякая женщина обладает силой духа, отвагой и настойчивостью, равняющей ее с мужчинами. Однако по уму и добродетели мы равны вам — почему же вы этого не признаете? Я не стремлюсь к революции, не собираюсь переворачивать вверх дном устройство общества: я лишь призываю к тому, чтобы каждое творение божие вновь стало свободным и счастливым, каким создал человека господь».
Герцог швырнул в нее последнюю порцию записок и, обессилев, упал на подушки и зашелся в отчаянном кашле.
— «Иные называют меня мечтательницей, — с ангельским спокойствием продолжала Мэри, — но я благодарю бога, который вложил мне в душу эти мысли и дал силу духа для того, чтобы высказывать и защищать их открыто. — Голос ее зазвенел: это место Мэри не могла читать без волнения. — Благодарение богу, я нашла свое место в жизни, я свободна и счастлива: но стоит вспомнить о предрассудках, порабощающих моих сестер, и сердце мое обливается кровью…»
Герцог больше не слушал. Он сел в кровати, комкая в руках одеяло, рот его открывался и закрывался вновь, грудь ходила ходуном, но из горла не вырывалось ничего, кроме рычания и кашля.
Мэри невозмутимо перевернула страницу.
— Позвольте напомнить, ваша светлость, что доктор Пендрагон прописал вам чтение вслух для отдыха и развлечения. Мистер Краддлс говорит, что вы не смогли заснуть, — так, может быть, вам стоит лечь на подушку, расслабиться, закрыть глаза и спокойно слушать дальше? Итак, я продолжаю. «Я люблю мужчину как равного себе; мы уважаем друг друга и стремимся доставить друг другу радость и наслаждение; но у него нет никакой власти надо мной, как и у меня над ним».
Герцог потянулся к кувшину с водой, стоящему на столике у кровати.
— «В наше время женщин держат в золотой клетке, — продолжала Мэри, — их наряжают в роскошные платья, дарят им драгоценности, обучают изящным искусствам, но не дают им никакого понятия о реальной жизни…» На вашем месте я бы не стала швыряться посудой, — заметила она, скосив глаза на герцога. — Бросив в меня кувшин, вы только подтвердите слова Мэри Уоллстонкрафт: мужчина властвует над женщиной не благодаря превосходству разума или характера, а исключительно с помощью грубой физической силы!
— Да, черт побери, но тогда вы заткнетесь! — прорычал герцог, позорно «пустив петуха» на последнем слоге.
Оставив мысль о кувшине, герцог отбросил сатиновое покрывало и вскочил с кровати. Мэри успела заметить, что его короткая ночная рубашка совсем не прикрывает мускулистых ног…
Миг спустя мощная рука сгребла ее и опрокинула на герцогское ложе, а вторая рука сунула ей под нос кучу скомканных записок.
— Сэр! — потрясенно вскричала Мэри.
Записки полетели ей в лицо и снежным ковром рассыпались по покрывалу.
— Сэр, вы переходите все границы!
Доминик вскочил на кровать — она прогнулась под его тяжестью — и потянулся к чернильнице.
«А что мне остается делать, если вы изводите меня уже целый час? — торопливо строчил он. — Довольно! Не хочу больше слушать бред этой сумасшедшей!»
Мэри Фенвик вскочила. Синие глаза ее сверкнули гневом.
— Уверяю вас, Уэстермир, это не каприз, — с достоинством промолвила она. — Вот уже несколько лет я глубоко предана идеям этой великой женщины! Если вы считаете ее сумасшедшей, то, уж простите, у вас самого не все в порядке с головой! Или, может быть, — гневно продолжала она, — вы полагаете, я специально выбрала эту книгу, чтобы рассердить вас и толкнуть на грубость? Дурного же вы обо мне мнения, сэр!
Герцог ее не слушал — он лихорадочно перебирал скомканные записки. В ожидании Мэри Доминик приготовил для нее столько вопросов, что уже не все помнил. Когда в руки ему попался клочок бумаги с надписью: «Какого вы роста?», Доминик несколько мгновений удивленно смотрел на него, затем сердито фыркнул, скомкал и отбросил записку.
Наконец он нашел то, что искал, и сунул измятую бумажку Мэри под самый нос.
«Вам знакомо понятие ахроматического микроскопа? И что же это такое, по-вашему?» — язвительно интересовалась записка.
Мэри не торопилась отвечать. Сперва она заложила «Защиту прав» закладкой, закрыла и положила на резной прикроватный столик. Затем сложила руки на коленях и, устремив взгляд на тяжелые складки балдахина, заговорила, словно примерная ученица на уроке:
— Ахроматический микроскоп, милорд, дает исследователю возможность наблюдать объект, не искаженный эффектом дополнительных цветов, наблюдаемым в обычных оптических приборах. В таком микроскопе используются особые линзы — несколько линз из разных видов стекла и с разными фокусами, что и позволяет достичь желаемого эффекта.
Она подняла взгляд еще выше, на герцогский герб.
— Впрочем, вы, милорд, как обладатель такого прекрасного микроскопа, несомненно, все это знаете и просто получаете извращенное удовольствие, подвергая меня этому ненужному экзамену.
Герцог немедленно потянулся за бумагой.
— Уэстермир, не напрягайте силы! — воскликнула Мэри. — Вспомните, доктор Пендрагон говорил, что любое волнение вам противопоказано! И незачем забрасывать меня вопросами. Я и без вашего допроса признаюсь, что видела микроскоп всего раз или два в жизни, а пользовалась им и того меньше. Зато читала иллюстрированные каталоги, которые выписывает отец моей лучшей подруги, доктор Томас Стек из Стоксберри-Хат-тона. Долгими зимними вечерами мы с подругами сидели у доктора в библиотеке и листали эти изумительные журналы. Доктор так мечтает о новейшем оборудовании для больницы, но, увы…
Слова ее были прерваны нетерпеливым рычанием. Герцог не желал слушать жалоб на бедность провинциальных докторов.
Склонившись над доской для письма, герцог нацарапал новую записку и протянул ее Мэри.
Девушка прочла вопрос — и глаза ее расширились от удивления.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прелестная сумасбродка - Дэвис Мэгги

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.23.24.25.26.

Ваши комментарии
к роману Прелестная сумасбродка - Дэвис Мэгги



Кто. Класная. Книжка
Прелестная сумасбродка - Дэвис МэггиIra
24.12.2011, 0.20





Вроде и ничего так, но на мой взгляд суховато. 9- это предел.
Прелестная сумасбродка - Дэвис МэггиОксана
24.12.2011, 14.55





poidet
Прелестная сумасбродка - Дэвис МэггиLika
29.07.2012, 15.50





Классный роман! С юмором и небольшой детективной линией)))
Прелестная сумасбродка - Дэвис МэггиСладик
28.11.2013, 18.46





подскажите пожайлуста название романа в котором герцог влюбился и ухаживает за компаньонкой
Прелестная сумасбродка - Дэвис Мэггиася12
28.11.2013, 20.21





Ася, таких романов до хрена. Вам нужен любой роман с таким сюжетом или конкретный какой-то. Если второе. то давайте подробности. ))
Прелестная сумасбродка - Дэвис МэггиБуба
28.11.2013, 20.25





бубочка! Спасибо за отзыв. Я когдато читала этот роман, но не помню автора. Но там так красиво описаны ухаживания гг, както он предложил прогулку на лодке, а потом под видом стихийного бедствия отправил богатую дочку домой, а остался с компаньонкой..
Прелестная сумасбродка - Дэвис Мэггиася12
28.11.2013, 20.28





Интересный роман, можно много писать о героях главных и второстепенных, но не буду. Сюжет развивался так стремительно, а развязка прямо выплеснулась на страницы.
Прелестная сумасбродка - Дэвис МэггиТаня Д
17.11.2014, 18.16





С первых страниц захватывает, посмотрим, что дальше, надеюсь на интересное продолжение!
Прелестная сумасбродка - Дэвис МэггиНаталья
17.11.2014, 20.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100