Читать онлайн Атласные мечты, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Атласные мечты - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Атласные мечты - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Атласные мечты - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Атласные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

2

В Париже шел густой снег, все больше застилая бледный свет зимнего дня. К четырем часам почти стемнело. В доме неподалеку от рю де ла Пе Джексон Сторм протянул руку над поцарапанной поверхностью взятого напрокат стола и включил флуоресцентную лампу. Поток голубоватого света осветил кипу документов, которую он перечитывал. С его лица не исчезло недовольное выражение.
– Почему, черт возьми, нам нельзя заполучить Лагерфельда? – И, не дождавшись ответа от своего исполнительного вице-президента, он продолжил: – Карл Лагерфельд вытащил из пропасти Шанель. Ее бизнес не клеился до тех пор, пока не объявился он, ведь так? Вот какого рода талант нам требуется! Боже, шесть миллионов на раскрутку и рекламу, которые мы предлагаем, чтобы начать дело, плюс торговая сеть «Сторм-Кинг» по всему миру – о чем еще можно мечтать! Люди должны сами приходить к нам, умоляя позволить им присоединиться к нашему делу! – Джексон Сторм с досадой отодвинул от себя бумаги. – Видел я вещицы Лагерфельда, – нехотя пробормотал он. – Они неплохи.
Минди Феррагамо сосредоточенно разглядывала ногти на руках, стараясь сдержать улыбку. Оценивать работы Лагерфельда, гения, который практически без посторонней помощи вновь вознес Шанель на вершину славы, как «неплохие» казалось ей непростительной сдержанностью. Но в этом весь Джек, подумала она. Он все еще смотрит на некоторые вещи по-старому, как в те времена, когда он открыл свой первый магазин мужских галстуков на Седьмой авеню.
Худенькая женщина в строгом деловом костюме внимательно смотрела сквозь очки в золотой оправе на своего босса. Джек находился на грани срыва, что было ему несвойственно. Даже череда недавних кризисов, постигших «Сторм-Кинг» на массовом рынке готовой одежды, не смогла поколебать его неизменного спокойствия. А вот проект парижского Дома моды выбил его из колеи. Они сталкивались с невероятными трудностями в переговорах с бюрократической машиной французского правительства. Дому моды Лувель, этому мультимиллионному детищу Джексона Сторма, сейчас срочно требовался французский дизайнер – таково было условие лицензии, – иначе они не смогут открыть дело в Париже.
Раньше удача сопутствовала Джеку, он почти всегда оставался на высоте. Однако непонятно, что будет на этот раз, размышляла Минди. Они ступили на зыбкую почву. Дом моды Лувель было грандиозным предприятием. Ни один американский предприниматель еще не замахивался на столь серьезное дело. Однако последнее время слишком многое не ладилось у Джека. Его вынужденные частые поездки в главный нью-йоркский офис, откуда он мог контролировать свою гигантскую империю, губительно отражались на положении дел в Париже.
Нет, хватка Джека не ослабла, поспешно успокоила себя Минди. Ему и сейчас не занимать энергии. Если кто-то и может взять штурмом неприступную цитадель парижских домов высокой моды, так это именно он, Джексон Сторм.
Джек откинулся на спинку стула, сцепив пальцы на затылке и задумчиво вперившись взглядом в потолок.
– Возможно, – пробормотал он, – мы предложили Лагерфельду недостаточно денег.
Минди испугалась. Она находила странным, что Джек не в состоянии понять настороженного отношения к нему французских дизайнеров. Неужели он не осознает, что одни лишь хрустящие американские доллары не могут помочь делу? Французский рынок одежды был традиционно враждебен американскому бизнесу. В конце концов, с какой стати они станут приветствовать начинания какого-то нью-йоркского производителя готовой одежды? Даже французская пресса позволила себе насмехаться над рискованным предприятием Джека.
«Французских гениев в области моды не купить ни за какие деньги!» – самодовольно возвестил «Пари-матч». Газета «Фигаро» порицала грубый меркантильный дух, свойственный Джеку, который, как было сказано, нес «гибель искусству». «Монд» предсказывала, что Джексон Сторм никогда не найдет по-настоящему талантливого французского кутюрье, способного прославить его.
Ирония заключалась в том, что они платили невероятно высокую цену за свой риск, но никто не желал принимать эти деньги. Набег Джексона Сторма на мир высокой моды, казалось, был обречен с самого начала.
Два года назад «Джексон Сторм интернэшнл» купила в Лионе фабрику по производству шелковых тканей для дорогостоящих товаров корпорации «Джексон Кинг». В последовавших за этим хитросплетениях юридических и финансовых сделок «Джексон Сторм интернэшнл» приобрела еще кое-какое имущество во Франции, включая небольшой обустроенный участок земли в курортном городке Сен-Тропез, многоквартирный дом в рабочем районе города Юзеса, а также ныне всеми забытый Дом моделей на улице Бенедиктинцев в Париже, когда-то известный как Дом моды Лувель.
Когда эти довольно странные новости просочились в прессу, международный мир моды мгновенно заключил, что Джек Сторм собирается предпринять шаги, о которых такие конкуренты, как Келвин Кляйн и Ральф Лорен, только мечтали, то есть бросить вызов французской моде на ее собственной территории, открыв здесь Дом высокой моды, владельцем и управляющим которого станет американец.
Джек Сторм любил рисковать, был предприимчивым дельцом и умелым управляющим в империи мод, которая много раз уже приносила ему миллионные прибыли, и он уже не мог остановиться на полпути, хотя все вокруг в один голос твердили, что предпринимаемые им шаги равносильны профессиональному самоубийству.
Минди приходилось признать, что на этот проект потрачено много времени и понесены значительные расходы. Только одно восстановление здания превысило график работ на четыре месяца. А теперь еще выясняется, что «Джексон Сторм интернэшнл» не выживет без французского дизайнера и Дом моды Лувель не получит права на членство во всемогущем «Синдикате высокой моды», французской торговой ассоциации моды. А без признания «Синдикатом» Дома моды Лувель им никогда не привлечь европейских финансистов, что также предусматривалось договором.
– Карл Лагерфельд не принял бы нашего предложения ни на каких условиях, – тихо произнесла Минди. – Нам лучше вообще забыть о нем. Он прислал очень милое письмецо с пожеланиями тебе всяческих успехов.
– Боже, зачем мне нужно его письмо? Мне нужен всего лишь паршивый дизайнер-лягушатник! – Он резко опустил руки и склонился над заваленным бумагами столом. – Ну а что с этим парнем, Кристианом Лакруа? – Джек взял папку с надписью: «Лакруа». – По мне, так просто расфуфыренная вонючка, но он как динамит взорвал рынок мод. Все женщины на Пятой авеню сходят по нему с ума. Кроме того, Лакруа вытащил из нужника Пату, ведь так? Почему бы и нам не заполучить его?
– У Лакруа хватает своих проблем. Кажется, нынче его субсидирует японский картель.
Минди смотрела на этого привлекательного мужчину с посеребренными сединой волосами и чувственными чертами загорелого лица. Когда-то давно он был никому не известным продавцом галстуков из Бронкса. Дерзость, непреклонность и способность локтями проложить себе путь на вершину жестокого мира бизнеса сделали свое дело.
Ныне «Сторм-Кинг» была одной из самых преуспевающих компаний в Америке, и Джеку приходилось существовать по строгому расписанию, схожему с графиком жизни королевской семьи Британии. Два реактивных лайнера, принадлежавших корпорации, переносили Джека в Тайвань, Белен, Мехико или любую другую точку его империи; благодаря мобильным телефонам и телексам он поддерживал связь с заводами в Гонконге и текстильными фабриками в Корее. За последние два месяца Сторм каждую неделю мотался через Атлантику, чтобы присмотреть за парижским проектом. Лишь тени, залегшие под знаменитыми голубыми глазами, выдавали усталость этого человека.
Если бы им только удалось найти французского дизайнера! Этот чертов проект наконец сдвинулся бы с места! Дом высокой моды Лувель стал бы, как любил хвастаться Джек, шпилем здания корпорации «Сторм-Кинг» в отличие от мегамиллионных пирамид Диора, Сен-Лорана и Кардена, которые росли от основания вверх, к международным корпорациям, ставившим свои торговые марки на все, начиная с одежды и заканчивая посудой и внутренней отделкой автомобилей.
Внезапно раздавшийся резкий стук заставил их вздрогнуть. Затем последовал грохот, будто несколько предметов разом упали на пол и разбились вдребезги. Джек раздраженно ударил кулаком по столу.
– И этих идиотов пригласили сюда для реконструкции здания?!
С полдюжины французских плотников все еще занимались восстановительными работами в нижней части дома. Грохот повторился вновь.
– Боже, я с трудом прокладываю себе дорогу, чтобы запустить мультимиллионное дело, крупнейшее за последние двадцать лет, и вынужден ждать, пока шайка бездельников замурует этот… как его? – Он беспомощно посмотрел на Минди, сидевшую по другую сторону стола. – Подвал?
– Крипту, – откликнулась Минди. – Это крипта двенадцатого века, Джек, а не подвал. Средневековая. Понимаешь, что-то вроде подземной темницы.
Она подняла руку, вглядываясь слегка дальнозоркими глазами в инкрустированный бриллиантами циферблат часов. Реактивный лайнер Париж – Нью-Йорк в три часа вылетал из аэропорта Шарль де Голль. Ей нужно было возвращаться в нью-йоркский офис и в отсутствие Джека управлять остальной частью империи моды «Сторм-Кинг». Она не могла позволить себе вновь застрять в Париже.
– Темница в подвале. Как символично. – Он мрачно усмехнулся. – Боже, как раз ее-то нам и не хватало!
За окном густой снег медленно падал на внутренний дворик восемнадцатого века. В офисе администрации было холодно и сыро, так как древняя отопительная система здания тоже находилась в процессе реконструкции. Джексон Сторм давно понял, что налаживание бизнеса в Париже разительно отличается от отпуска с женой и юными дочерьми в его любимом отеле «Плаза Ате-ней», где он так счастливо проводил свободное время последние несколько лет.
– Дома с криптой в подвале – это не такая уж редкость в Париже, – объяснила ему Минди. – Все здесь очень старое.
Где-то в глубине здания зазвонил телефон. Они замолчали, ожидая, пока кто-нибудь поднимет трубку. Несколько телефонных линий было разъединено в процессе восстановительных работ, и найти нужный телефон среди развалов толя, досок и лестниц было не так-то легко.
В здании Дома моды Лувель по улице Бенедиктинцев было пять этажей. В центре его разрезала открытая лестничная клетка с великолепными мраморными ступенями, поднимавшимися к застекленной крыше. Дом стоял уже более двух столетий. Первоначально он являлся резиденцией фаворитки Людовика XIV. За старинными резными деревянными воротами, выходящими на улицу Бенедиктинцев, находился внутренний дворик – здесь когда-то высаживались из экипажей знатные придворные. Залы нижнего этажа были украшены бесценной лепниной, коваными изделиями искусной работы, паркетными полами, выложенными старыми мастерами. В Соединенных Штатах этот дворец превратился бы в музей или национальный памятник. В Париже это был всего лишь еще один дом в ряду других, ему подобных.
– С этим мы ничего не можем поделать, – объяснила Минди. – В целях борьбы с контрабандой наркотиков городские власти отдали распоряжение, чтобы все подвалы, соединенные с парижской канализационной системой, были замурованы. Продавцы наркотиков использовали подземные ходы для распространения своей дряни по всему Парижу.
Джек, не слушая, изучал очередную папку с документами.
– Жиль Васс? Мне казалось, кто-то говорил, что он не заинтересовался нашим предложением. Зачем тогда мы получили материалы на него?
Дверь в офис со скрипом отворилась, и в комнату просунула голову Кэнденс Добс из их нью-йоркского отдела по связи с общественностью.
– Здесь корреспондент из журнала «Форчун», – неуверенно начала она. – Мистер Кристофер Форбс. Он… он появился немного раньше, но…
Джек резко поднял светловолосую голову.
– Так пусть подождет. – Он указал рукой на заваленный бумагами стол. – Вы что, не видите – я занят?
Минди извлекла несколько снимков моделей Жиля Васса из вороха бумаг, который Джек вывалил из папки, и незаметно подтолкнула фотографии вперед, чтобы босс случайно не пропустил их.
– Журнал «Форчун», Джек, ты же о нем знаешь, – напомнила Минди. Она многозначительно посмотрела на сотрудницу отдела по связи с общественностью, стоящую в дверном проеме. – Они собираются делать серию статей о том, как ты открываешь Дом моды Лувель.
– Еще один проклятый писака, который желает путаться у меня под ногами.
Сотрудница вышла, прикрыв за собой дверь. Он откинулся на спинку стула, держа фотографии в руке.
– Я ответил отказом, разве ты не помнишь? Ненавижу журналистов после того, что в прошлом году устроил мне «Уолл». Я забраковал эту идею еще в Нью-Йорке.
Если Джек начнет вспоминать все свои старые обиды, Минди непременно опоздает на самолет.
– Ладно, оставим «Уолл-стрит джорнэл». Но это не просто журнал о торговле тряпками, а всемирно известное издание, публикации которого вызывают доверие. Мы можем воспользоваться случаем. Этот Крис Форбс завоевал Пулитцеровскую премию за статью об американской автомобильной индустрии.
Джек скорчил гримасу.
– Специалист по автомобилям? Существует ли кто-нибудь, кто разбирается в модном бизнесе? Или я слишком много требую?
Он отложил фотографии и взял номера французских журналов «Эль» и «Вог», помеченные для просмотра. К ним прилагалось несколько рекламных проспектов с материалами о зимней коллекции Жиля Васса. Джек облокотился на стол, выражение его лица красноречиво свидетельствовало, что модели Жиля Васса понравились ему не намного больше, чем в первый раз, когда он просматривал его работы.
– Жиль большой новатор в своей области. – Минди вытянула шею, рассматривая снимки в руке Джека. – У него определенно есть будущее.
Джексон Сторм недоверчиво смотрел на лиловое пальто из велюра. На следующей странице разворота рыжеволосая модель демонстрировала сверкающее одеяние, которое плотно облегало ее тело. Все модели были из последней коллекции Руди Мортесьера. Однако надпись гласила: «Дизайн Жиля Васса».
– Свежий, прогрессивный талант – как раз то, что интересует сейчас инвесторов. – Минди никогда не была поклонницей Жиля Васса, но «Вуменс вэа дейли» и другие модные журналы пророчили большое будущее дизайнеру, которому было всего лишь двадцать с небольшим.
– У него буйная фантазия. – Джек смотрел на фотографии. – Для кого, собственно, предназначается эта одежда – для пришельцев из космоса?
– Джек, он делает и классические вещи для Руди Мортесьера – свадебные платья, деловые костюмы. Работы Жиля могут очень хорошо распродаваться. В области высокой моды давно не появлялось новых ярких имен. – Минди снова бросила взгляд на часы. – Жиль нам подойдет. Кроме того, – добавила она, – его жена беременна. Ему понадобятся деньги.
На энергичном загорелом лице Джексона Сторма застыло задумчивое выражение. Что правда, то правда – инвесторы клевали на свежие молодые таланты. А ему во что бы то ни стало надо было привлечь их капиталы.
Пару месяцев назад ему удалось заинтересовать проектом Дома моды Лувель группу французских банкиров, однако после невероятно долгой и пустой болтовни финансисты заметно охладели к его идее, ссылаясь на проблемы с займами для стран «третьего мира». Осталась лишь темная лошадка – корпорация «Паллиадис-Посейдон», гигантская судовая компания, которой владели и управляли, по мнению Джексона, психически неуравновешенные греки. Один Бог знает, в каких отношениях они находятся с высокой модой. Если вообще знают, что это такое.
Он смотрел на журнальные фото одежды Жиля Васса с выражением человека, загнанного в угол.
– Это разве пальто? Мой дядя Морис Лифшиц, лучший закройщик на Тридцать первой улице – Боже, упокой его душу! – блевать бы на него не стал. Это не пальто, это чертовы доспехи камикадзе!
– Самурая, Джек, – машинально поправила Минди, рассматривая фотографию. Что прямо, что вверх ногами, изображение производило одинаково обескураживающее впечатление. – Доспехи самурая.
– Самураи, гейши, камикадзе – все едино.
Он поднял отпечатанный на машинке отчет, где говорилось, что Жиль Васс, похоже, готов расправить свои профессиональные крылышки и оставить Руди Мортесьера. Там также упоминалось, что молодой дизайнер зарабатывает не Бог весть сколько денег.
– Паренек уже заявил о себе у Мортесьера, – заметила Минди. – У него хорошая репутация.
Джек Сторм некоторое время колебался, прежде чем продолжить разговор о Жиле.
– Я слышал, Жиля Васса и Руди Мортесьера что-то связывало. Они, случайно, не были любовниками?
Минди выглядела обескураженной. Ей было важно только то, что Жиль Васс, как заверили ее французские агенты, не имеет письменного контракта со своим нанимателем. Неужели любопытство Джека осложнит все дело?
– Тебе необязательно принимать решение сегодня, – предусмотрительно сказала она. – Послушай, почему бы тебе теперь не побеседовать с репортером из «Форчун»? Мне придется поспешить на «Конкорд»…
– Ты не ответила на мой вопрос.
Она тяжело вздохнула.
– Жиль Васс женат, Джек. У него скоро будет ребенок.
Он фыркнул.
– Это еще ни о чем не говорит! Все стали скрытными, когда узнали о СПИДе. Да у него могло быть хоть десяток жен. – Джек раздраженно пролистал страницы журналов «Эль» и «Вог», отметив, что все работы Жиля Васса демонстрирует одна и та же рыжеволосая манекенщица. – Но девушка мне нравится. – Огненно-рыжие волосы и удивительные глаза, без сомнения, могли способствовать успеху любого дизайнера. – Какую сумму она получает за демонстрацию моделей этого парня?
Минда знала, что Джек никогда не мог устоять перед красивой женщиной. Существовало множество длинноногих красавиц – «открытий „Сторм-Кинга“, большинство из которых благодаря влиянию Джека получили выгодные контракты. Несколько моделей Джексона Сторма сделали очень успешную карьеру в кино и на телевидении. А кроме того, была одна прелестная „джинсовая“ девушка, ставшая лицом их фирмы, производившей одежду в стиле вестерн, Сэм Ларедо. Из-за нее чуть было не развалился брак Джека.
Они подумали об одном и том же, одновременно повернувшись к фотографии в серебряной рамке, стоявшей на столе Джексона Сторма. Снимок был сделан несколько лет назад для популярного иллюстрированного журнала и изображал бывшую модель Марианну Сторм, сидящую в гостиной своего изысканного дома в Коннектикуте с двумя хорошенькими юными дочерьми. Миссис Джексон Сторм и дочери.
Интересно, думала Минди, сколько газетных и телевизионных интервью цитировали слова Джека о том, что он любит свою жену и никогда бы не смог полюбить другую женщину и стать причиной семейной трагедии? И хотя Джек любил продвигать молодые таланты, Марианна всегда давала ему знать, когда очередная протеже начинала переигрывать свою роль.
Пока Минди размышляла о семейных проблемах Стормов, Джек повернулся и вновь обратился к бумагам, разложенным перед ним на столе.
– Так скажи мне, на что будут похожи модели Жиля Васса, если их станет демонстрировать кто-то иной? Эта девушка – часть его программы?
– Джек… – начала было Минди, но в этот момент в дверях вновь появилась Кэнденс.
– Мистер Сторм, – быстро произнесла она. – Жаль беспокоить вас во второй раз, но у нас проблема. Здесь человек, который не…
Дверь распахнулась с такой силой, что ее матовое стекло задребезжало, грозя вот-вот вылететь и разбиться вдребезги.
Возмутитель спокойствия остановился в дверном проеме. Более шести футов роста, худой и гладкий, как пантера, в черном пальто, он имел чрезвычайно надменный вид. Присутствующие в комнате поняли, что это не репортер из «Форчун».
– Я Николас Паллиадис, – возвестил он резким голосом, будто этим было все сказано.
Однако такая манера говорить возымела свое действие.
Джексон Сторм поднялся на ноги. «Грек», – подумал он в первую же минуту. Однако такой визит без всякой предварительной договоренности вряд ли подходил для деловых отношений. Даже в безумном мире высокой моды. Тем не менее Джексон стиснул зубы и напомнил себе, как отчаянно нуждается в поддержке для своего предприятия.
– Замечательно. – Джек осмотрелся в поисках свободного места, но Минди опередила его, направившись в соседнюю комнату, где стояло несколько стульев.
Мужчина в дверях не двинулся с места. Его черные миндалевидные глаза, орлиный нос и плотно сжатый рот придавали ему далеко не дружелюбный вид. Дорогая и элегантная одежда не смягчала впечатления. Николас Паллиадис выглядел скорее как бандит с балканских гор, но не греческий миллионер и аристократ.
Джеку всегда было трудно разбираться в греческих фамилиях. Ниархосисы, Гуландрисы, Онассисы, Эмбирикосисы – их было слишком много. Однако что касается Паллиадисов, их было трудно забыть. Скандальные газеты, такие как «Нэшнл инквуйрер», вели нескончаемую хронику их сенсационной жизни – свадьбы, любовницы, вражда и даже предполагаемые убийства. Глава клана, известный старик Сократес Паллиадис, ныне был прикован к постели – этакая девяностолетняя злобная мумия, чья прошлая карьера имела дурную репутацию даже в кругу греческих судовладельцев.
Этот молодой тигр с суровым лицом, облаченный в черное пальто и шляпу, был внуком Паллиадиса и управляющим корпорации. В другое время Джек не стал бы мараться, общаясь с такими людьми, как Паллиадис. Однако именно теперь он нуждался в греческих деньгах.
– Я побывал на показе зимней коллекции Мортесьера. – Николас Паллиадис сделал паузу, пока Минди возвращалась, таща за собой еще один стул. Он посмотрел на нее с едва заметной вспышкой любопытства. – Днем я видел коллекцию Васса. – Он говорил ровным, лишенным всяких эмоций голосом. – Если вы заполучите его в качестве своего дизайнера, «Паллиадис-Посейдон» определенно проявит заинтересованность.
Джексон Сторм все еще стоял, протягивая руку для рукопожатия, которому, как он слишком поздно осознал, так и не суждено было состояться. «Вот сукин сын, – проговорил он про себя, неприятно пораженный, – а парнишка-то первосортный мерзавец и продолжает совершенствоваться в этом направлении».
– Рад слышать это. – Джек не позаботился скрыть сарказм в своем голосе. – Значит, вы думаете, мне следует нанять Жиля Васса, мистер Паллиадис? – Он улыбнулся, обходя вокруг стола. – А скажите-ка, что, вы думаете, я могу…
Однако Николас Паллиадис обогнул предложенный ему стул и двинулся к двери.
– И девушку, – добавил он на ходу. – Наймите модель по имени Элис. – Его голос уже прозвучал из коридора. – Без нее сделка не состоится.
Дверь кабинета с шумом захлопнулась, и наступила тишина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Атласные мечты - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог123455789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Атласные мечты - Дэвис Мэгги



История главных героев хорошая, но очень много сюжетных линий, что делает роман утомительным.
Атласные мечты - Дэвис МэггиЗоя
26.08.2011, 11.18





Прикольный роман.
Атласные мечты - Дэвис Мэггимося
18.05.2012, 23.57





не очень
Атласные мечты - Дэвис МэггиСеля
11.07.2012, 19.02





Не очень интересно!
Атласные мечты - Дэвис МэггиНастя
14.07.2012, 7.07





Интересно, но и правда слишком много сюжетных линий... На мой взгляд мало уделялось внимания главным героям, то есть их развитию отношений. Лично мне не хватает эпилога, не знаю почему...rnМоя оценка 8\10
Атласные мечты - Дэвис МэггиАлёна
8.04.2014, 13.32





на один раз почитать
Атласные мечты - Дэвис Мэггиvalentina63
18.03.2015, 12.32





Неплохой роман. Необычно. Теперь мы знаем, что происходит в Домах мод и т.п. Но героям действительно мало уделено внимания. Некоторые страницы читала по диагонали, чтобы быстрее дойти до встречи главных героев. 8/10
Атласные мечты - Дэвис МэггиВикки
3.06.2015, 12.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100