Читать онлайн Атласные мечты, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Атласные мечты - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Атласные мечты - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Атласные мечты - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Атласные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страница

24

В три часа ночи Жиль и Абдул перенесли в дизайнерскую комнату то, что осталось от костюмов с «Бала Белых Птиц». После этого привратник, оставив Жиля посреди развала из коробок с туфлями и картонок с головными уборами, удалился. Жиль включил лампу на своем чертежном столике и присел. В этот час безмолвие старого Дома моды Лувель несло успокоение. А Жиль нуждался в нем после такого ужасного дня.
Проклятые де Бриссаки! Если Жиль и винил кого-то в случившемся, так это тех торговцев, фабрикантов шелка. То, что они с готовностью предоставили для работы ламинированное кружево, о недоброкачественности которого хорошо знали, было непростительно. Жиль ничего не ждал от американского воротилы Джексона Сторма, нью-йоркской дамочки, ведавшей связями с общественностью, и придурковатого вице-президента, отвечавшего за международное развитие фирмы… или даже от властного молодого инвестора, Паллиадиса. Но его соотечественники? французы! Какое вероломство!
Жиль устало склонил голову на руки. Теперь Паллиадис находился в тюрьме, арестованный прямо посреди бала в «Опера», точно в какой-то нелепой голливудской комедии. Джексон Сторм исчез, и, похоже, никто не знает, где он.
Питер Фрэнк перехватил Жиля, когда тот собирался уходить из «Опера», и заговорил с необычайной фальшью в голосе:
– Мы знаем, что ты старался, Жиль, малыш, просто тебе не повезло. Утром приходи, как обычно, на работу, а там будет видно. – Питер Фрэнк избегал встречаться с Жилем взглядом. – Джексон Сторм сказал мне, что они с женой… э-э-э… немедленно уезжают на второй медовый месяц. Кажется, он что-то говорил о Рио-де-Жанейро.
Казалось, все планеты во Вселенной объединились, чтобы оказать самое что ни на есть неблагоприятное влияние на этот проклятый вечер. Кто бы мог предвидеть, что его фантастические костюмы, представленные перед самой прославленной публикой сезона, превратятся к концу шоу в настоящую пародию? Вместо триумфального успеха новой смелой коллекции молодого дизайнера получилось скандальное стриптиз-шоу!
Но неприятности на этом не закончились.
Когда Жиль, уставший, разочарованный и промерзший до костей, прибыл в Дом Лувель, его встретил араб-портье. Он-то и вручил Жилю послание от принцессы Жаклин. По словам Абдула, записка недавно была доставлена на улицу Бенедиктинцев служащим принца Алессио Медивани.
Стоя у лифта среди коробок и бумажных мешков, Жиль прочитал записку.
Принцесса Жаклин, говорилось в ней (записка, очевидно, была написана рукой секретаря), благодарит мсье Жиля Васса за потраченное им на нее время и терпение и предполагает, что ему будет небезынтересно узнать, что ее светлость открывает в Нью-Йорке собственную компанию по производству купальных костюмов, где станет единственным ведущим дизайнером. Принцесса изъявляла сожаление о том, что ей более не придется работать вместе с мсье Вассом, но посылала ему самые искренние пожелания дальнейших успехов.
Другими словами, принцесса Жаклин воспользовалась преимуществами своего положения и предприняла поспешное стратегическое отступление.
Жиль был взбешен.
Абдул, хватая его за руку, горько сетовал на то, что его сын Карим, бросив учебу в университете, поступил на службу к принцессе Жаклин в качестве ее личного телохранителя!
Какое-то сплошное безумие.
Жиль сознавал, что его собственное будущее было в тумане. Несмотря на то что под конец шоу-аудитория разразилась овациями в его адрес, он ступал по зыбкой профессиональной почве. Грядущая демонстрация весенней коллекции, важная во всех отношениях, должна была показать его состоятельность как дизайнера. Однако Жиль не был уверен, работает ли он теперь в этом злосчастном Доме моды Лувель. Греческий миллионер-инвестор находился в тюрьме, американский король моды внезапно занялся семейными проблемами, а костюмы фэнтэзи Жиля только что растворились на глазах зачарованной парижской публики и мировой прессы. Черт, ему все еще было трудно поверить в случившееся!
Жиль оглядел дизайнерскую, чувствуя себя так, будто целых десять горестных лет пронеслось с тех пор, как он покинул комнату тем вечером. Пора было отправляться домой, но прежде следовало успокоиться; наутро Лизиан узнает о несчастье, а может быть, она уже видела происшедшее по телевизору. Он должен представить все в выгодном свете. Ради них обоих.
Со вздохом Жиль потянулся, чтобы выключить флуоресцентную лампу, и услышал звук поднимавшегося лифта.
Ему вовсе не хотелось снова видеться с Абду-лом. Он уже был сыт по горло его переживаниями из-за сына, который отправлялся в Америку с принцессой Медивани, искусительницей, оказывающей на него дурное влияние.
Жиль поднял глаза и, к своему изумлению, увидел в дверном проеме не араба-портье, а почему-то взъерошенного Руди Мортесьера в полузастегнутом пальто.
Некоторое время Жиль тупо смотрел на него. Он слишком переутомился. Его уже посещают призраки.
– Жиль, малыш, – хрипло произнес призрак, – я только что испытал самое грандиозное переживание в своей жизни!
Жиль начал сползать с табуретки.
– Руди, что ты делаешь здесь? Ты знаешь, который теперь час? Сейчас же середина ночи!
Руди бросил на него странный взгляд.
– Я, Руди Мортесьер, провел с милой Лизиан десять часов. Только подумай об этом, – сказал он, возвышая голос, – я провел с этой изумительной женщиной, твоей женой, целых десять часов! Все это время я держал ее за руку и дышал вместе с ней. Усердно.
– Боже мой! – Жиль ринулся к нему, спотыкаясь о мешки и коробки. – Руди, черт тебя побери… скажи же, в чем дело!
– Разве я тебе еще не говорил? Жиль, мой дорогой мальчик, Лизиан в больнице… вместе с твоим новорожденным наследником!
Жиль чувствовал себя так, будто получил удар в солнечное сплетение. Он прислонился к шкафу с бумагами, силясь отдышаться. Голова его шла кругом.
– Она родила? – с трудом проговорил он.
– Да, да! Что за чудесная женщина! Она позвала меня, Жиль, потому что не хотела лишать тебя великолепного триумфа нынешнего вечера, даже когда у нее начались схватки. Она так рисковала! Такая отвага! Я провел с ней все время до того момента, когда ее доставили в родильное отделение. Я просто потрясен! – Руди совершенно искренне возвел глаза к небесам. – Представляешь, я присутствовал при появлении на свет этих крошек!
– Руди! – Жиль почти кричал. – Моя жена… С ней все в порядке? Это мальчик или девочка?
– С Лизиан все хорошо. Она просто счастлива, – заверил его Руди. – Она хочет видеть тебя прямо сейчас.
Жиль медленно закрыл глаза.
– Слава Богу, – прошептал он и тут же воскликнул: – А ребенок? Он здоров?
– Ты счастливый отец, Жиль. Теперь у тебя прекрасная маленькая девочка и прекрасный маленький мальчик. Я получил специальное разрешение и наблюдал за родами через стекло родильного отделения. Это было феноменально! Лизиан, конечно, уже знала, что ждет двойняшек. Но, Жиль, что за удивительная женщина! Она не желала причинять тебе беспокойство со всеми…
Руди Мортесьер неожиданно обнаружил, что обращается к бесчувственному телу, осевшему на пол перед шкафчиком с деловыми бумагами. Он указательным пальцем поправил на носу очки и наклонился вперед.
– Жиль, дорогой мальчик, что с тобой? – произнес Руди. – Жиль!
Но Жиль Васс молчал – он потерял сознание.


Парижская ночь была холодна. Порывы ледяного ветра гнали легкую мерцающую поземку по тротуарам. Лакис ожидал Элис внизу в «Даймлере» с включенным двигателем. У девушки не было времени нежиться в теплой ванне, и она наскоро приняла душ. Переодевшись в черное шерстяное платье, Элис надела бриллиантовые с изумрудами серьги Николаса Паллиадиса и длинное манто из собольего меха.
В зеркале отразилось ее лицо, обрамленное темными мехами, на ушах переливались бриллианты и изумруды. Да, не сказала бы она, что всегда желала выглядеть именно так.
Однако в то же время это была низкооплачиваемая модель, которую дед Николаса Паллиадиса не хотел видеть замужем за своим внуком. Женщина, которую желал Николас Паллиадис. И именно та особа, с которой собственный брат из-за систем безопасности и баррикад, возведенных достатком и властью, стремился связаться, урезонить и… последние несколько месяцев даже запугать.
Элис повернулась, чтобы осмотреть себя со всех сторон.
Это к тому же была трудолюбивая модель Дома моды, используемая Жилем Вассом в качестве вдохновляющего начала для его творений. И идеализированный предмет подражания, на который глупая маленькая принцесса Жаклин расточала свою пылкую привязанность.
Кем она была до этого? – задалась мыслью Элис. Неудачливой студенткой. А еще раньше? Одинокой и запуганной девушкой. Неужели она хочет вновь стать такой?
«Нет», – сказала себе Элис. Теперь она знала, что объятия мужчины делают женщину уверенной в себе. Быть любимой – значит быть защищенной.
Ее укоряли за холодность и черствость, за то, что, имея красивую внешность, она не способна была дарить свою любовь. Но все это оказалось неправдой. И доказательством тому служит ее любовь к Николасу Паллиадису.
Настоящее откровение. Это изменило всю ее жизнь. «Это изменило меня, – подумала Элис, глядя в зеркало. – Вот такая я теперь, и я буду бороться за свое счастье».
На этот раз она не станет спасаться бегством.


Лакис подкатил лимузин к боковому входу парижского центрального управления полиции, открытого в ночное время.
– Хотите, чтобы я вошел вместе с вами? – спросил он у Элис.
Та отрицательно покачала головой. Визит в полицейский участок был пугающим сам по себе, но не шел ни в какое сравнение с тем, что предстояло ей дальше. К счастью, недавний разговор по телефону с братом подтвердил, что она может рассчитывать на серьезную поддержку.
В дверях ее встретил тот самый молодой адвокат в очках, с которым она накануне ночью имела краткую беседу на рю Камбон. Он кинулся ей навстречу.
– Мисс Мелтон, – произнес он, когда Элис устремилась вперед, неся с собой порыв холодного зимнего воздуха, – я хочу сказать, что вы окажете большую поддержку своим решением…
– Покажите мне наших адвокатов, – прервала его Элис. У нее не было особенного желания быть любезной с человеком, который так часто запугивал ее по телефону.
Он услужливо подвел ее к группе людей в темных деловых костюмах, стоявших в приемной комнате. Четверо других хорошо одетых мужчин стояли у конторки.
– Это адвокаты «Паллиадис-Посейдон»?
– Да, Фаркас и Симон из их булонского офиса, Андропулос только что прилетел из Греции на одном из самолетов компании Паллиадиса. У них все прекрасно организовано, если они смогли так быстро прислать сюда Андропулоса. – Молодой адвокат поколебался и почтительно добавил: – Они знают, кто мы, мисс Мелтон, и имели возможность ознакомиться с ситуацией. Однако им нелегко примириться с положением вещей.
«Трудности будут и у Николаса Паллиадиса», – подумала Элис, чувствуя некоторую неловкость.
Укутанная в роскошный соболий мех, с бриллиантами, сверкавшими во взъерошенных ветром волосах, она выглядела отчужденной и надменно аристократичной в освещении флуоресцентных ламп, на фоне окрашенных в зеленый цвет коридоров и запустения парижского центрального управления в часы раннего утра. Однако колени ее дрожали.
Элис была полна решимости не позволить Николасу попасть в сети, расставленные Крисом Форбсом, с какими бы разоблачениями ни выступил журнал «Форчун». Однако это означало, что в следующие несколько часов ей предстоит поставить на карту очень многое. Включая, вероятно, свои собственные шансы на счастье.
Молодой адвокат поспешно представил французских юристов банка «Мелтон»: Мишель Юри, Эмиль Леонар и Джек Хаммерсмит из парижского офиса. Энергичность адвокатов, если принимать во внимание то, что все они были подняты с постели, вызывала почтительное удивление. По мнению Леонара и Хаммерсмита, обвинения, выдвинутые против «Паллиадис-Посейдон» и Николаса Паллиадиса в качестве главного исполнительного директора, вряд ли находятся в сфере французской юрисдикции.
– «Паллиадис-Посейдон» действует в основном под панамским флагом, – сообщил ей старший парижский юрист. – Начало законного дела против них потребует не одного месяца расследований. Тем не менее… – Он недоверчиво пожал плечами. – Арестовывать молодого Паллиадиса на балу в «Гранд опера»! Похоже, что кое-кто… э-э-э… желал что-то доказать?
– Кое-кто желал его унизить. – Элис чувствовала, что должна внести некоторую ясность. – Но мы… мой брат не желает, чтобы Паллиадис провел в тюрьме хотя бы еще час.
Адвокаты обменялись взглядами.
– Юридический штат Паллиадиса сбился с ног, – вставил Мишель Юри. – Они провели здесь несколько часов, пытаясь пробиться к Нико. В конце концов, мы внесли за него залог. Это, конечно, не прибавило нам популярности. – Он улыбнулся. – Зато Нико должны выпустить в ближайшее время.
Элис представила себе Николаса Паллиадиса за решеткой все в том же белом фраке. К этому времени он, должно быть, уже узнал, кому обязан своим пребыванием в этом месте. Ей стало страшно за дальнейшую судьбу Кристофера Форбса.
– Паллиадис пытался противостоять торговцам оружием и переживал далеко не лучшие времена. Несколько раз он подвергался сексуальному шантажу, дважды на него нападали. Он очень храбрый человек.
– Да, я знаю. – Элис не нужно было доказывать, как отважен Николас; она это знала лучше, чем кто-либо другой.
Мишель Юри огляделся вокруг:
– Может быть, стоит провести небольшое совещание с юристами Паллиадиса? Они совершенно не осведомлены о том, какую роль мы играем в этом деле, и это их, естественно, беспокоит. При нас документы, проясняющие многие вопросы.
– Да, отдайте им бумаги. – Элис видела, что юристы Паллиадиса наблюдают за ними с настороженной враждебностью. – Вам придется объяснить им, почему банк «Мелтон» занимает теперь руководящую позицию. Но с Николасом Паллиадисом я поговорю сама.
Она встретила удивленные взгляды адвокатов, несомненно, знавших о бунте Элис, приведшем ее в Сорбонну, и о ее дальнейшей судьбе. Знали они и о попытках брата принудить ее вернуться домой. По их лицам было видно, что они уполномочены давать ей советы, что делать. Но никак не наоборот.
Элис приготовилась к спору, но в тот самый момент в дальнем конце коридора появился Николас Паллиадис в сопровождении двух мужчин.
В помятом белом фраке он выглядел нелепо в этих стенах. Его волосы растрепались и прядями свисали на лоб. Под одной из густых бровей Элис заметила яркий кровоподтек – очевидный результат борьбы с полицейскими, производившими арест. Выражение его лица не поддавалось описанию. «Дикое» – было единственным определением, пришедшим на ум Элис.
Адвокаты Паллиадиса мгновенно окружили его, темпераментно говоря что-то по-гречески, но Николас грубо отмахнулся от них. Он оглядел комнату, мгновенно заметив Элис. Его черные глаза равнодушно скользнули по собольему манто и бриллиантовым серьгам.
Элис почувствовала паническую дрожь.
Он выглядел таким мрачным, таким отчужденным. Она понимала, что скорее всего у нее ничего не получится. Может быть, Николас и не любил ее никогда, а все это плод ее фантазии!
Но ей нужно попытаться.
Элис шагнула ему навстречу, когда он проходил мимо регистрационного стола.
– Нико, – позвала она, затаив дыхание.
Он даже не посмотрел в ее сторону.
«Он знает!» – пронеслось в голове Элис, но уже в следующее мгновение она поняла, что это невозможно.
Адвокаты Паллиадиса двинулись вперед, но юристы Мелтона поспешили за ними, доставая на ходу какие-то документы. Николас Паллиадис исчез за дверью.
Элис побежала за ним и выскочила на ночную улицу.
Уличные фонари не горели, здание управления полиции было погружено в предрассветные сумерки. Элис спустилась по покрытым тонким слоем льда ступеням. Высокие каблуки лишали ее возможности быстро двигаться.
– Николас, прошу тебя, остановись! – задыхаясь, крикнула она.
Паллиадис продолжал идти.
Она все же догнала его и схватила за руку.
– Лакис все рассказал мне!
Паллиадис вырвался.
– Что, черт возьми, Лакис знает об этом?
Николас шагнул на обочину, нетерпеливо оглядываясь в поисках такси. Но не в такой час и не в таком районе можно было рассчитывать поймать машину.
Глядя на него, Элис подумала, что он без пальто стоит под снегопадом. Украдкой она дотронулась до тонкого сукна его костюма. «Боже, так он совсем закоченеет!»
– Человек из химчистки в Пантене вовсе не мой любовник, – сказала она. – Ты же знаешь, что нам пришлось отдать костюмы в химчистку, что и стало причиной несчастья. – Только теперь Элис поняла, как абсурдно звучала ее ложь. Николас и минуты не мог поверить в подобную чушь. – Бедняга… Серьги были всего лишь залогом. У меня совсем не было денег.
Он упрямо продолжал идти вперед, будто и не слышал ее.
– Лакис сказал мне, что тебе потребовался не один месяц, – продолжала Элис с возрастающим отчаянием в голосе, – с тех пор как ты принял у деда руководство судовыми перевозками, чтобы выяснить, что происходит. Это сложный клубок…
– Незаконных операций? – закончил он, повернув к ней хмурое лицо.
– Ты же знаешь, я не верю, что ты способен на это! – запротестовала Элис.
Он быстро зашагал по заснеженному тротуару. Элис едва поспевала за ним на своих высоких каблуках. Неожиданно за спиной она расслышала звук мотора приближающейся машины.
– Лакис сказал, что ты проделал героическую работу, пытаясь разобраться во всей этой путанице…
Паллиадис резко остановился, и Элис чуть не налетела на него.
– Проклятие, они засадили меня в тюрьму, – взревел он, – за решетку!
Элис замерла, молча глядя на него.
– Мне пришлось бы отправиться в суд, чтобы засвидетельствовать, что мой дед нечист на руку и действует в старых традициях греческих морских пиратов. Черт! – взорвался он в бешенстве. – Сократес просто возомнил себя финансовым гением, когда надумал использовать свои танкеры для контрабанды! Однако я его главный исполнительный директор. Он поставил меня во главе всех дел. Смогла бы ты утверждать, что я ни о чем не подозревал еще десять месяцев тому назад?
– Нико, пожалуйста. – Элис обеими руками вцепилась в него. – Мне кое-что нужно сказать тебе.
«Даймлер» затормозил прямо рядом с ними.
Николас посмотрел на нее пылающим взглядом.
– Почему ты здесь, Элис? Ты прекрасна в моих украшениях, ты это знаешь? Я понимаю, что они тебе отвратительны. Так зачем ты их надела?
– Мне они не отвратительны. – Порыв ледяного ветра подхватил ее огненно-рыжие волосы, смешав их со снежными хлопьями. Она глубоко вздохнула. – Николас, меня зовут Кэтрин Александрия Мелтон. Вместе с братом Робертом я унаследовала долю в прибылях банка «Мелтон».
Его длинные пальцы нежно поглаживали соболий мех у ее щеки.
– И это манто, что подарил тебе мой дед, – произнес он с горечью. – Я знаю, что и оно тебе противно. Почему тебе не нравятся наши подарки? Потому что ты, Элис, считаешь, что мы стараемся подкупить тебя?
Она жадно схватила ртом воздух.
– Николас, ты не слышал, что я сказала!
Он с отсутствующим видом медленно провел большим пальцем по нежному изгибу ее рта.
– Сначала я думал, ты одна из них, – прошептал он. – Приманка, подброшенная людьми, которые желают любой ценой использовать наши суда для своих грязных целей. Они угрожали мне, запугивали, обещали убить меня из-за угла, потому что я встал на их пути. Думал, они послали тебя, чтобы я влюбился без памяти. – Он стоял так близко, устремив свои черные глаза прямо на нее, что Элис ощущала его теплое ласкающее дыхание на своих губах. – Потому что ты такая нежная, красивая, любой мужчина не устоял бы перед тобой. Девственница, столь странным образом решившаяся на сексуальные отношения со мной. – Николас тяжело вздохнул. – Я думал, что они, возможно, даже приказали тебе убить меня.
– Ты меня не слушаешь. – Теперь их отношения представали совсем в ином свете. Элис переполняло чувство вины. – Ты должен понять, я не просто богата, – выпалила она. – Я принадлежу к тем, чье богатство не поддается исчислению!
Теперь Паллиадис слушал ее, высоко подняв брови.
– Я росла без отца, – продолжала Элис, – потому что он был слишком занят, чтобы уделять мне внимание. И без матери, потому что она вышла замуж во второй раз и имела другую семью. Но я принадлежала к семье Мелтонов, и предполагалось, что, повзрослев, я выгодно выйду замуж, войду в правление благотворительных организаций и стану растить послушных, исполненных чувства собственного достоинства детишек. – Она бросила на него растерянный взгляд. Почему он ничего не отвечает?
Паллиадис стоял, не обращая внимания на снежные хлопья, которые уже припорошили его черные волосы, и глядел на Элис со странным выражением лица.
– Я не хотела становиться похожей на своего брата Роберта, – прошептала Элис. – Когда я сбежала в Париж учиться музыке, он стал преследовать меня с помощью наемных сыщиков. Его адвокаты целыми днями трезвонили мне, пытаясь заставить вернуться. Мой брат и я – члены правления банковского треста «Мелтон». Мое присутствие было необходимо по деловым соображениям. – Элис чувствовала отчаяние. Ей больше нечего было сказать ему. – Я… я должна была присутствовать во время голосований, иначе это парализовало деловой процесс…
– И долго ты отсутствовала? – спросил он наконец после длительной паузы.
Спокойный, бесстрастный вопрос – этого она не ожидала от Паллиадиса, уверенная, что он взорвется, станет вновь обвинять ее во лжи.
– Год. – Элис дрогнула под его холодным взглядом. – Нет… полтора года.
Николас поразмыслил над ее словами.
– На месте твоего брата я бы сломал тебе шею. – Он высвободил свою руку, которую бессознательно сжимала Элис. – Уже поздно. Тебе придется извинить меня. Мне хочется поскорее принять ванну, смыть запах тюрьмы.
Он сделал несколько шагов, снег поскрипывал под ногами.
– Ты знал! – воскликнула Элис.
Он не остановился, проговорив на ходу:
– Да. Вечером, когда пришел, чтобы вернуть тебе серьги, наверху в «Опера». Моя служба безопасности в конце концов вычислила твое подлинное имя.
Она шла за ним, почти не ощущая холодный снег, забивавшийся в ее туфли.
– Браун – фамилия моего отца. Только по условиям треста мне пришлось взять законную фамилию Мелтон, моего отчима.
Она увидела, как Николас пожал плечами.
– Это не имеет значения. – Он продолжал идти вперед. – Это было еще одним сюрпризом того незабываемого вечера.
Они добрались до угла и вышли на освещенную широкую улицу с более оживленным движением. Николас целеустремленно зашагал вперед. Создавалось впечатление, что он находит успокоение, дает выход накопившемуся гневу, находясь в движении.
Элис поняла, что пришло время сообщить ему главное. Она чувствовала себя так, будто прыгает с головокружительной высоты, не надеясь остаться в живых.
– Николас, – окликнула она его. – «Паллиадис-Посейдон» сдает внаем более восьмидесяти процентов своих кораблей «Авиа Эстанке Эрманос», в Панаме.
Он начал переходить через улицу.
– Она принадлежит банку «Сегурос Панама Терсеро». Панамский банк полностью принадлежит корпорации «Делмарвко» в Делавэре.
Николас Паллиадис остановился.
– «Делмарвко инкорпорейтед», – продолжала Элис упавшим голосом, – целиком принадлежит тресту «Хайтауэр» в Сан-Франциско.
Он повернулся к ней лицом, слегка приподняв черные брови. «Как он холоден, – подумала Элис. – О прощении не может быть и речи!»
– Трест «Хайтауэр», – заставила она себя продолжить, – является подразделением нью-йоркского банка «Мелтон».
Время тянулось бесконечно долго, пока он переваривал информацию.
– Ты хочешь сказать, – произнес Николас, хмурясь, – что банк «Мелтон» владеет компанией «Паллиадис-Посейдон»?
Это было даже хуже, чем Элис могла предположить.
– Но тебе ничего не надо предпринимать, – торопливо заговорила она, – ты разве не понимаешь? Банк «Мелтон» имеет дивизионы адвокатов по всему миру. Мы не допустим, чтобы ты попал в тюрьму! Мы делаем это ради нашей корпорации. – Она поморщилась; звучало это не особенно приятно. – Кроме того, я знаю, что ты невиновен. Я верю в тебя! Мы… – Она отвернулась. – Нам только придется придумать что-нибудь с твоим дедом.
Он был мрачен.
– Не желаю, чтобы вы что-то предпринимали в связи с моим дедом. Я в состоянии сам позаботиться о «Паллиадис-Посейдон». Конечно, до тех пор, пока ваши люди не посадят нас под замок.
– Никто не собирается это делать!
– Нет? «Мы не допустим, чтобы ты попал в тюрьму»! – передразнил он. – «Тебе ничего не нужно делать»! «Мы позаботимся о твоем деде»!
– Ты неправильно меня понял! – в голосе Элис прозвучало отчаяние. – Я не имею с банком ничего общего, я ненавижу власть! Все, что я хотела, это заниматься музыкой, но мне было отказано даже в этом. – Голос Элис задрожал от рвущихся наружу гневных слез. – Вечером мне пришлось позвонить брату в Нью-Йорк, чтобы попросить его помочь тебе. Ты знаешь, чего это мне стоило? Когда я сбежала, то поклялась, что лучше умру, чем вновь попрошу его о чем-нибудь!
Паллиадис смотрел на нее с сомнением.
– Ты намереваешься сама управлять «Паллиадис-Посейдон»? Теперь мы контролируем «Джексон Сторм интернэшнл». Вот это был бы ход!
– Я ничего не намереваюсь делать, – в бешенстве проговорила Элис. – Я всего лишь старалась помочь тебе, но ты такой же, как все! Ненавижу тебя. Ненавижу своего брата… ненавижу людей вроде него, вроде тебя… – Она ловила ртом холодный воздух. – Все рушится. Мне даже нельзя иметь любимого! О Боже, – Элис всхлипнула, вытирая глаза рукавом собольего манто, – я была гораздо счастливее, когда ты считал меня бедной!
К удивлению Элис, он взял ее за руку.
– Тише, Элис, это не имеет значения.
– Не говори мне, что это не имеет значения, – крикнула она, вырываясь. – Ты тоже меня ненавидишь!
– Нет, я просто ждал, чтобы ты наконец открыла всю правду. Полностью.
Она повернулась и с удивлением заглянула в знакомое суровое лицо.
– Ты знал?
– О последнем – нет. Но какая, к черту, разница? – Элис увидела, как он усмехнулся, сверкнув в полумраке белыми зубами. – Мой дед ли контролирует меня, или это делает крупнейший в мире банк? Не вижу, чтобы это что-то меняло в моей жизни.
Лакис на «Даймлере» поравнялся с ними и коротко посигналил, приглашая в машину. Николас, нагнувшись, одной рукой открыл дверь лимузина, другой подтолкнул к ней Элис.
Элис не могла отвести глаз от Паллиадиса, стараясь понять выражение его смуглого лица.
– Нико, ты не понимаешь. Мой брат и я – это действительно крупнейший банк в мире!
– Хорошо, значит, я принадлежу тебе. – Он, не особенно церемонясь, подтолкнул Элис в салон на заднее сиденье, затем сам сел в машину, захлопнув за собой дверь. – Трогай, Лакис!
Элис попыталась подняться, но он откинул ее назад на подушки и придержал в таком положении.
– Николас, что ты делаешь? – Она видела лишь его суровый профиль. – Ты не можешь так думать… Как это – никакой разницы? – Элис понимала, что он слишком горд, чтобы принять все как есть.
– Не могу? – Голос его прозвучал очень тихо. – Я только что провел несколько часов в тюремной камере, Элис. Я грязен и страшно устал. Мне нужно устроиться поудобнее. Мне нужно, – мягко произнес он, наклоняясь и снимая с нее промокшие туфли, – снять с тебя влажную одежду.
Элис кончиками пальцев дотронулась до мокрой пряди черных волос у него на лбу.
– Ты приказал Лакису следовать за нами? Ты знал, что все это время он был рядом, за нашими спинами?
– Лакис знает, что делать. – Он скользнул руками вверх по ее чулкам, нащупал край подвязок и дернул их книзу. Элис вздрогнула, и его глаза вспыхнули темным желанием.
– Ты беременна, прекрасная Элис? – прошептал он у ее уха. – С той ночи я часто думал об этом.
Она неуверенно посмотрела на него.
– Я… мне так не кажется.
– Хотела бы забеременеть от меня? – прошептал он и, распахнув перед платья Элис, провел ртом по ее грудям через шелковую ткань бюстгальтера. – Я хочу сделать тебя беременной, ведь ты моя, только моя. Ты так дорога мне, что я жду не дождусь, чтобы основать новую греко-американскую династию из наших прелестных малюток. – Николас нежным движением пригладил ее волосы, глядя прямо в синие глаза. – Дорогая Элис, моя единственная любовь, ты бы этого хотела?
– Николас, ты… ты не сердишься? – недоверчиво спросила Элис, пытаясь высвободиться из его рук, но он лишь еще крепче сжал их. – Но объясни мне, что…
– Объясняю, дорогая. Я полюбил тебя с того самого момента, когда увидел в демонстрационном зале Руди Мортесьера, похожую на королеву, но такую одинокую… – Он с нежностью посмотрел на нее. – В твоих глазах был затаенный страх.
Элис пристально вгляделась в него. Отчего она вообще решила, что он обращался с ней, как с вещью, которую можно купить?
– Что ж, я всегда любила детей, – проговорила она осторожно. – Но не знаю, как насчет целой династии…
Он с улыбкой поцеловал ее.
– Я отправлю тебя в музыкальную школу, когда ты станешь большой-пребольшой и тебе будет трудно дотянуться до клавишей. – Пальцы Паллиадиса скользнули за ее бюстгальтер. – Я куплю и расставлю фортепьяно в каждой комнате всех наших домов.
Его горячие прикосновения сводили ее с ума.
– Николас, я не могу забеременеть и играть на фортепьяно во всех комнатах твоих домов! О чем мы только говорим?
– Для начала тебе придется прекратить лгать мне. – Его пальцы осторожно ласкали розовый бутон ее соска. – И всегда делать то, что я говорю тебе. – Потому что, – добавил он поспешно, видя, как изменилось ее лицо, – в скором времени мы поженимся.
– Николас, я не лгала тебе, просто не договаривала всю правду! – Она запнулась, вдруг осознав его последние слова. – Мы действительно собираемся пожениться? Ты правда не имеешь ничего против объединения компаний с банком «Мелтон»? – быстро спросила она.
– А ты как думаешь? – Его руки нащупывали «молнию» на ее платье.
– Думаю, это очень много для тебя значит; ты не из тех, кто любит подчиняться. – Она задохнулась. – Ах Боже мой, Николас! Мы не можем делать это в машине!
Он прервал свое занятие, протянул руку и поднял трубку телефона.
– Припаркуйся где-нибудь и исчезни, Лакис, – произнес он и бросил трубку на рычаг.
– Нико, – поспешно обратилась к нему Элис. Ей только что пришла в голову замечательная идея. – Я могу уйти в отставку из банка «Мел-тон», если муж займет мое место в правлении, а брат одобрит такое решение. О, это было бы так замечательно! Я уверена, что Роберт согласится, учитывая, сколько хлопот я ему принесла.
Она подумала, что ее брату Роберту Мелтону не так-то просто будет диктовать свои условия этому гордому независимому мужчине. Предстоит настоящая война! Чудесно!
– Не говори глупостей, милая. – Его язык нащупал впадинку на ее шее. – Твой брат решит, что я грубый греческий выскочка.
Элис вздрогнула от удивления.
Он смотрел на нее сверху вниз с полуулыбкой, застывшей на губах.
– Разве нам не о чем больше говорить, Элис, любовь моя?
Элис подозрительно смотрела на Николаса.
Неужели мир снова рушился? Как он догадался, что она выбрала его себе в любовники, лишь бы насолить брату…
«Даймлер» остановился.
– Николас, дорогой, я люблю тебя! – Элис не могла потерять его. Не теперь! – Я не слишком хороша в этом… ведь ты единственный мужчина, которого я знала. – Она прижалась к нему, чувствуя, что он освобождается от жилета и опускает подтяжки брюк. – Дай мне еще один шанс заняться музыкой, – прошептала Элис. – Я знаю, что на этот раз сдам экзамены, а ты можешь брать все, что пожелаешь! Бери банк «Мелтон» и все многочисленные компании, идущие с ним в одной обойме. M-м, – она вздрогнула, когда он ласкающим движением начал гладить ее тело. – Только не посвящай меня во все их проблемы!
Элис обвила его руками, ощущая тяжесть его тела, теплого и возбужденного.
– Я сейчас же позвоню брату, – сказала она ему, – как только мы вернемся…
– Элис, дорогая, помолчи, – приказал Николас. – Забудь о делах и позволь мне любить тебя. – Он склонил темноволосую голову, чтобы поцеловать ее, и она сразу же забыла обо всем…


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Атласные мечты - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог123455789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Атласные мечты - Дэвис Мэгги



История главных героев хорошая, но очень много сюжетных линий, что делает роман утомительным.
Атласные мечты - Дэвис МэггиЗоя
26.08.2011, 11.18





Прикольный роман.
Атласные мечты - Дэвис Мэггимося
18.05.2012, 23.57





не очень
Атласные мечты - Дэвис МэггиСеля
11.07.2012, 19.02





Не очень интересно!
Атласные мечты - Дэвис МэггиНастя
14.07.2012, 7.07





Интересно, но и правда слишком много сюжетных линий... На мой взгляд мало уделялось внимания главным героям, то есть их развитию отношений. Лично мне не хватает эпилога, не знаю почему...rnМоя оценка 8\10
Атласные мечты - Дэвис МэггиАлёна
8.04.2014, 13.32





на один раз почитать
Атласные мечты - Дэвис Мэггиvalentina63
18.03.2015, 12.32





Неплохой роман. Необычно. Теперь мы знаем, что происходит в Домах мод и т.п. Но героям действительно мало уделено внимания. Некоторые страницы читала по диагонали, чтобы быстрее дойти до встречи главных героев. 8/10
Атласные мечты - Дэвис МэггиВикки
3.06.2015, 12.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100