Читать онлайн Атласные мечты, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Атласные мечты - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 77)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Атласные мечты - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Атласные мечты - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Атласные мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

– Но я не хочу этого! – закричала Элис.
Николас Паллиадис оказался не просто важным клиентом, но главным инвестором Дома моды Лувель; это все, что она поняла за эти несколько коротких мгновений. Невероятный, ужасный, непредвиденный поворот событий. После всех неприятностей, обрушившихся на нее в Доме Мортесьера, в Доме Лувель она попадает в ловушку посерьезнее!
Шофер держал открытой дверь длинного черного «Даймлера». Николас Паллиадис, положив руку на талию Элис, подтолкнул девушку внутрь машины.
Она упала на серые бархатные подушки лимузина, понимая теперь, каким образом она оказалась в Доме моды Лувель. Так хотел Джексон Сторм. А Джексону Сторму она требовалась потому, что так хотел его главный инвестор Николас Паллиадис!
Интересно, кого-нибудь заботит то, что она топ-модель, или нет? – в отчаянии подумала Элис. Предполагалось ли вообще, что она станет работать? Вспомнив о своей утренней возне с катушками старых ниток, она начинала в этом сомневаться.
После злосчастного вечера в квартире на авеню Фош, после дикого приступа гнева Николаса Паллиадиса, решившего, что Элис шантажирует его, она оказалась полностью в его власти! Она бросила на Николаса гневный взгляд, пока тот устраивался на сиденье рядом с ней.
– Пожалуйста, позволь мне выйти. – Элис потянулась к дверной ручке. – Я действительно не хочу идти с тобой на ленч. Вряд ли я выдержу еще один дрянной ресторан.
Паллиадис одной рукой толкнул ее назад на сиденье.
– Я повезу тебя в хорошее место, – сказал он непреклонно. – «Л'Эскарго Монторгей» рядом с Лезоль. Это заведение принадлежит моей приятельнице Куикет Террай, сестре владельца «Тур д'Аржан».
– Мне все равно, я не голодна!
Бесполезно. Пока машина отъезжала от тротуара, он сидел неподвижно, повернувшись к ней строгим профилем, и лишь маленькая жилка пульсировала у него на виске.
Он не выглядит сумасшедшим, думала Элис, рассматривая его. Напротив, Нико Паллиадис являлся воплощением идеальной, холодной сдержанности. Он был одет с иголочки: серый деловой костюм, черное пальто из мельтона, элегантная шляпа. Элис пришлось признать, что он был исключительно привлекателен; в его мрачной мужественности заключалось неуловимое обаяние. Молодой романтичный греческий наследник судовой корпорации. Однако она поторопилась заверить себя, что это не отменяет его сумасбродства.
– Мы едем на ленч, – подтвердил он, глядя прямо перед собой. – Я хочу поговорить с тобой.
Всю оставшуюся дорогу они сидели, сохраняя натянутое молчание. Когда «Даймлер» подкатил к фасаду «Л'Эскарго», Элис смогла убедиться, что ресторан, существовавший уже более ста лет, является полной противоположностью безвкусной «Старой Руси». Николас Паллиадис привез ее на ленч в заведение с изысканной обстановкой – бархатные диванчики, латунные перила, эффектные зеркала времен Второй империи и сказочно расписанный потолок.
Что касалось Элис, Николас мог с таким же успехом повезти ее в «Бургер Кинг» на Елисейских полях. Она, не снимая пальто, присела за столик и молча опустила глаза, не в силах совладать с тем, что происходило с ней последние дни, и уж тем более – с Николасом Паллиадисом. Ей все еще не верилось, что он оказался главным европейским инвестором Дома моды Джексона Сторма! Может быть, ей надо обратиться к Джексону Сторму и объяснить ему, что она не может работать на него, если от нее будут требовать развлекать нужных ему людей? «Он знает об этом», – сказала она себе. Джексон Сторм не только приложил здесь руку, но, вероятно, уволит ее, если она каким-либо образом станет противиться его миллионеру-инвестору.
Оцепеневшая Элис взяла меню, протянутое официантом. Она понимала, что Руди слишком разозлен, чтобы взять ее к себе назад. А в условиях, когда весенние коллекции уже шьются на определенных манекенщиц, не так-то просто получить работу модели. Потребуются недели, может быть, даже месяцы.
Дрожащими руками она отложила в сторону меню «Л'Эскарго» и посмотрела на Паллиадиса, сидевшего напротив. В конце концов, это Европа, а не Америка; богатый мужчина может преследовать молодую беззащитную женщину сколько пожелает. Тем более если у него в руках рычаги управления на месте ее работы.
Элис смотрела на его вьющиеся курчавые темные волосы. Он, ко всему прочему, поставил ее в неловкое положение перед Кристофером Форб-сом, на его глазах уведя ее, будто какую-то собачку на привязи.
Николас Паллиадис молча изучал тщательно разработанное меню «Л'Эскарго». Она бросила взгляд на его руку с длинными пальцами, державшую сложенный лист меню, и маленькую голубую татуировку в виде якоря у основания большого пальца. Николас Паллиадис принадлежал к семье, состояние которой исчислялось в миллиардах, и все же ему пришлось поработать на одном из дедовских танкеров в качестве простого матроса. Теперь, сидя перед ней, он выглядел загадочным, замкнутым в своем с лоском сшитом костюме. Однако почему, ради Бога, она смиренно делит с ним ленч, если вовсе не желает этого делать? Неужели она начинает испытывать к нему какое-то странное притяжение?
Элис вспомнила, как он, точно тигр, метался по квартире на авеню Фош, обвинял ее в шантаже и обмане. Без сомнения, то, что он оказался голым в одной с ней постели, напоминало какой-то чудовищный, кошмарный сон. Нет, они никогда не занимались любовью!
Он опустил меню и посмотрел на нее.
– Ты в порядке?
Синие глаза Элис не мигая встретили его пристальный взгляд.
Она обеими руками вцепилась в край стола. Как же ей избавиться от этого наваждения? Отчего Николас Паллиадис не может оставить ее в покое?
Кажется, он испытывал схожие чувства.
– Зачем ты мучаешь меня? – хрипло спросил Паллиадис. Он выглядел раздраженным, будто произнесенные им слова были для него полной неожиданностью. Теперь он говорил мрачным, сдержанным тоном. – Ты знаешь, я жду твоих условий. Раз я так далеко зашел, тебе придется дать мне больше информации. Без этого я не смогу действовать.
– Не понимаю, о чем ты говоришь. – Элис в упор смотрела на него. – И никогда не понимала.
– Не смеши меня. – Николас чеканил каждое слово. – Ты отправилась со мной в постель. Я лишил тебя девственности. Это, – произнес он негромко, – дорого стоит. Знаю, что за все это надо платить. Я жду.
На этот раз вспылила Элис.
– Послушай, тебе не надоели эти разговоры о моей девственности? – Она видела, как его черные зрачки недоверчиво расширились. – Я… я хочу сказать, твоя личность тут ни при чем. Что случилось, то случилось, и давай поставим на этом точку!
– Что? – В его руках меню превратилось в комок бумаги.
– Ну да, мы занимались любовью, – поморщилась она. – В сущности, это был просто секс. – Люди вокруг вытягивали шеи и прислушивались к их разговору. Элис понизила тон. – Но я не рассчитывала, что это так на тебя подействует. – Она никак не решалась сказать, что он, пресловутый плейбой, богач и известный возмутитель устоев, идеально подходил для ее плана мести. – Ты здесь ни при чем. То есть это просто должно было случиться, и все!
Выражение его лица стало диким.
– Ты просто играешь со мной, чтобы посмотреть, как я мучаюсь. Чья это идея? «Пер Аммусен»? «Северное Море»? – Внезапно он стал выстреливать в нее именами. – «Такимото»? «Холвейг ойл»? Кто из них за этим стоит?
Элис смотрела на него с изумлением.
– Кто это такие?
Он потянулся через стол и схватил ее за руку.
– Давай же, говори! Это либо японцы, либо норвежцы. У греческих танкеров нет других конкурентов. Или это, – сказал он, болезненно сжимая ее пальцы, – больше, чем просто ход, чтобы дискредитировать меня и очернить в тот момент, когда я только принял руководство над компанией деда? – Его зрачки сузились. – Здесь план покрупнее, так?
– План? – Элис пыталась вырвать свою руку. – Какой план? Разве не ты получил разрешение у Руди Мортесьера пригласить меня на вечер? До того момента я ни разу тебя не видела!
Николас Паллиадис издал иронический смешок.
– Валяй, ты слышала о проблемах с Ираном, войне в Персидском заливе, поставке оружия… – Он резко замолчал. – Интригах, что плетутся в международной нефтепромышленности. Ты уже совершила одну крупную ошибку, – напомнил он. – Ты призналась, что пошла со мной в постель не потому, что хотела этого, а по какой-то другой причине.
– Да нет же, – запротестовала она. Он наконец отпустил ее руку. – Ты ничего не понимаешь.
– Я понял, что тебе заплатили, – бросил ей Николас. – Ты на кого-то работаешь – вот что я понял. – Его черные глаза буравили ее. – Я приставил к тебе профессиональных сыщиков. Они заставят засветиться твоих соучастников. Им придется выступить со своими требованиями или отказаться от них.
– Профессиональные сыщики? – Элис отпихнула от себя повторно предложенное официантом меню. – Надеюсь, ты шутишь?
Его губы скривились.
– Ты никогда не ешь, – заметил он. – Почему ты ничего не заказываешь? Ты моришь себя голодом из-за своего профессионального занятия?
Она и представить себе не могла, что Николас Паллиадис станет следить за ней. За ней уже присматривали. Не хватало только еще новой партии шпионов у нее на хвосте!
Элис хотела было что-то сказать, но передумала. Она не могла объясниться. Вот в чем беда. Эта ужасная неразбериха превращается во все более запутанный клубок, и только она во всем виновата.
– Где твоя одежда? – неожиданно спросил Паллиадис.
– Одежда? – Сбитая с толку, она осмотрела себя. – На мне.
– Я имею в виду одежду. – Он знаком указал официанту, чтобы тот снова предложил ей меню. – Настоящую одежду, а не те тряпки, что сейчас на тебе.
На ней была лыжная крутка из «Лево», парижского магазина, очень популярного среди студенческой молодежи.
– Это нарочно, правда? – сказал он, смерив ее тяжелым взглядом. – Красивая, блестящая манекенщица на подиуме и этакая Золушка после работы. Искусная метаморфоза для того, чтобы усыпить мое внимание благодаря волшебному ореолу.
– Это моя обычная одежда, – огрызнулась Элис. – Я вовсе не Золушка!
Темная бровь приподнялась.
– Думаю, ты изо всех сил стараешься удержать меня на крючке до тех пор, пока твои соучастники не сделают следующий ход. И ты неплохо справляешься со своей работой. – Его голос стал грубым. – Я собираюсь вновь уложить тебя в постель. Мы даже еще не начали по-настоящему.
Элис отодвинула свой стул. Все попытки нормального разговора с Николасом Паллиадисом были бесполезны. Им никогда не найти общего языка.
– Извини, я не могу остаться. Кроме того, – сказала она, имея в виду специальный ассортимент «Л'Эскарго», – улитки – это то, что мне сейчас меньше всего хотелось бы.
Он откинулся на стуле, стиснув в кулак руку, покоившуюся на скатерти.
– Я хочу поговорить с тобой, поговорить, понимаешь? А не устраивать сцену. Ты представляешь, что я пережил, когда обнаружил, что ты… – Он осекся, черты его лица натянулись. – …Что у тебя не было других мужчин. Вероятно, я причинил тебе боль…
Элис внимательно смотрела на него.
– Послушай, тебя никто не заставлял ложиться со мной в постель. Не волнуйся об этом.
Она поднялась из-за стола. Паллиадис встал следом за ней.
– Если это то, о чем я думаю, – произнес он напряженно, наклоняясь над столом, – люди, использующие тебя, заломят большую цену. Они наживаются на чужом несчастье. Невинность красивой девушки ничего для них не значит. Они не посчитаются с тем, что мужчина желает… – Он стиснул зубы. – Это обязанность мужчины – сделать переживания первого раза… незабываемыми для женщины. Это его долг.
Элис разинула рот. Что за нелепое утверждение, похожее на банальность, вычитанную из руководства по занятиям сексом?!
– Даже не думай о том, чтобы вновь лечь со мной в постель. Ради всего святого, выбрось это из головы!
– Таковы греческие мужчины, – процедил он.
К ним поспешно подошел официант с бутылкой вина. Николас резко отставил ее в сторону.
– Греки именно так воспринимают секс. Естественно, я не знаю, как вы, американцы, к этому относитесь. Из того, что я слышал, американцы паршивые любовники.
– Меня не волнует, что ты слышал, – вскипела Элис. – А случившееся той ночью было ошибкой!
– Черта с два, ошибка! В такой игре не бывает ошибок. Сколько они тебе платят? Это ничто по сравнению с тем, что могу Предложить тебе я. – Его губы скривились. – Я могу дать тебе практически все.
– Никто мне не платит. И против тебя нет никакого заговора! Если бы ты только…
– Я хочу, чтобы ты вернулась со мной в квартиру на авеню Фош, – продолжал он под ее изумленным взглядом. – Нет необходимости объясняться с Джексоном Стормом. Он поймет.
Прошло некоторое время, прежде чем она обрела способность что-то ответить.
– Ты же не хочешь сказать, что жаждешь снова отвезти меня в свою квартиру, чтобы заняться сексом? – Ее гнев нарастал. – Средь бела дня? Когда меня ждут на работе?
Он холодно улыбнулся.
– Какое это имеет значение? Я же сказал тебе, что с Джексоном Стормом все улажено.
– Это непристойно! – Головы сидящих в ресторане посетителей снова повернулись в их направлении, но Элис уже было все равно. – Отвратительнее этого я еще ничего не слышала. Ты обращаешься со мной как со шлюхой!
Он наклонился к ней, ударив обеими руками по столу.
– Боже, как ты можешь противиться мне? Ты же здесь именно для этого! Думаешь, – с угрозой проговорил он, – все между нами кончилось? Думаешь, я выбросил тебя из головы? Ты сводишь меня с ума!
Элис отпрянула назад.
– Ты не можешь так поступать со мной, даже во Франции!
Когда он стал огибать стол, Элис бросилась через обеденный зал «Л'Эскарго», провожаемая взглядами встревоженных официантов и удивленной публики.
– Если не прекратишь меня запугивать, – крикнула она, – я заявлю на тебя в полицию!
– Валяй, – заорал Николас через головы трех дам, плывших ему навстречу. – У меня полно друзей в Сюрте!
Элис повернулась и побежала через великолепный зал «Л'Эскарго» в стиле Второй империи, лавируя между столиками. Николас Паллиадис преследовал ее. Он догнал Элис на тротуаре и, крепко схватив ее, крикнул швейцару, чтобы тот просигналил его шоферу.
– Значит, ты предпочитаешь улаживать дела бегством? – Он крепко сжал руки у нее за спиной и удерживал их, пока Элис старалась лягнуть его ногой. «Даймлер» подкатил к стоянке перед ними. – Сначала в ту ночь в моей квартире, теперь – в ресторане. Стоит мне отвернуться – и ты бежишь прочь! – Он рывком распахнул заднюю дверцу, не дожидаясь, пока это сделает шофер. – Видишь, ты только вывела меня из себя! – воскликнул он.
Элис оступилась и упала на одно колено, ухватившись рукой за крыло лимузина. Народ, шедший на ленч, стал собираться перед «Л'Эскарго», чтобы поглазеть на происходящее.
– Помогите мне, – бросил Николас швейцару при ресторане.
Взяв Элис под мышки, они поставили ее на ноги. Холодный ветер развевал ее длинные рыжие волосы.
– Как ты можешь себя так вести? – злобно произнес Николас. Вокруг останавливались все новые любопытные, привлеченные скандалом. – Прекрати сопротивляться, ты, глупая девчонка. Я всего лишь хочу заняться с тобой любовью!
– Он сумасшедший! – выкрикнула Элис, пытаясь апеллировать к публике. – Он действительно сумасшедший!
Зрители не обращали на ее слова никакого внимания. Элис видела, что, будь Николас Паллиа-дис даже освидетельствованным сумасшедшим, она бы и то не получила никакой помощи от парижан. Они считали, что перед ними разыгрывалась обычная ссора между любовниками.
Элис не могла драться одновременно со швейцаром и Николасом Паллиадисом: несмотря на сопротивление, они бесцеремонно впихнули ее в салон машины. Николас вскочил следом за ней, и они повалились друг на друга, сплетясь в клубок на заднем сиденье лимузина.
Швейцар «Л'Эскарго» захлопнул дверцу автомобиля, и зеваки, собравшиеся на тротуаре, наблюдали за тем, как «Даймлер» пришел в движение и быстро тронулся от обочины. Никто не двинулся следом. Многие зрители даже улыбались.
В конце концов, это был Париж.


На скорости, в два раза превосходящей обычную, «Даймлер» свернул на рю де Риволи. Элис едва удержалась на сиденье; сильные руки Николаса Паллиадиса подхватили ее.
– Ты меня похитил! – закричала она, пытаясь вырваться из его объятий. – Ты меня изнасилуешь!
– Боже мой, не говори так, а то кто-нибудь тебя услышит!
Николас приподнялся, но при новом повороте «Даймлер» опять потерял равновесие, и он всем телом повалился на Элис, в то время как автомобиль на полном ходу сворачивал на Тюильри; взвизгнули покрышки колес.
Паллиадис с проклятием протянул руку и схватил трубку внутреннего телефона.
– Полегче, ты, идиот! – крикнул он по-английски. – Ты что, стараешься нас угробить?
Николас хлопнул трубкой о рычаг. Элис со сбившимся на сторону шарфом лежала под ним, ее волосы разметались, ярко-рыжим ореолом выделяясь на фоне серого бархата сиденья лимузина. Лыжная куртка распахнулась, обнаруживая, как быстро вздымаются и опускаются под свитером ее груди. Синие глаза, темные, как лесные фиалки, глядели на него без страха, но настороженно.
Бросив на нее взгляд, он забыл, что хотел сказать. Все еще распростертый поверх девушки, он ощущал прикосновение ее тела, опалявшее его сквозь одежду.
– Зачем ты продолжаешь устраивать эти сцены? – Он терял голову от экзотической красоты женщины, лежавшей в его объятиях, такой желанной и такой непокорной. – Ты же знаешь, я ненавижу их.
Элис смотрела на точеное лицо Николаса.
– Я устраиваю сцены? – Она попыталась отстранить его. – Это ты погнался за мной из ресторана! А потом затащил меня в машину! Меня не волнует, сколько ты платишь Джексону Сторму, я все равно не позволю с собой так обращаться!
Он с трудом следил за тем, что она говорит, в то же время любуясь идеальной белизной ее зубов и чувственным изгибом розовых губ.
– Да, – пробормотал он. – В Доме моды Лувель тебе будут платить больше, чем ты получала у Мортесьера. Я приказал им.
Элис перестала отбиваться.
– Что ты им приказал? – Синее мерцание ее глаз превратилось в пламя.
Николас не мог устоять. Он опустил голову и провел губами по соблазнительно пульсирующей жилке под белоснежной кожей ее шеи. Когда она напряглась под ним, затаив дыхание, его тело бурно отреагировало. У него едва хватало сил вновь заговорить.
– Ты расскажешь мне, на кого работаешь. И что означала та ночь в моей квартире. – Водя губами по коже, Николас уловил, как участился ее горячий пульс. – Но я не намереваюсь морить тебя голодом.
Ее дыхание участилось, обдавая теплом его лицо. Глаза, синие озера, едва тронутые тенями, смотрели со смущением. Она не может быть так невинна, как выглядит, думал он. Просто отлично натренирована – в этом все дело.
– Я… я всегда могу уйти из Дома моды Лувель. – Горячие губы, пощипывающие мочку ее уха, лишали Элис способности думать и говорить. – Я не собираюсь никому подчиняться!
Николас весь горел. Его рот нежно прикоснулся к ее шее, потом он застыл, уловив невольную дрожь, вновь пробежавшую по телу Элис. Ее ответная реакция нестерпимо возбуждала его. Ему становилось трудно сохранять ясность мыслей. «Даймлер» замедлил ход; теперь не представляло труда, скользнув под нее рукой, свободно обнять ее нежное теплое тело, не оказывавшее прежнего сопротивления, и привлечь к себе. Хотя он и проклинал себя за желание, стремительно разгоравшееся внутри его. Проклинал настойчивую боль возбуждения, которое, он понимал, Элис могла ощущать сквозь одежду.
Николаса удивляло, как сильно она притягивала его. Эта девушка, обыкновенная продажная манекенщица Дома моды, была куплена; она являлась частью опасного заговора – он мог бы поклясться в этом жизнью. Однако он не хотел прислушаться к голосу рассудка, умолявшего его остановиться.
– Отчего ты сопротивляешься мне? – глухо прошептал он у ее сладостных полуоткрытых губ.
Элис уже не могла сопротивляться, даже если бы и хотела. Зов плоти был сильнее голоса разума, и она уступила ему. Она инстинктивно подняла руки и обвила ими его шею, сдаваясь, покоряясь, отдаваясь ему во власть. Начиная любить ее, Николас был медлителен, чувствен, нежен… а она стремилась к яркой, мгновенной вспышке. Пытаясь добиться своего, Элис впилась губами в его губы.
Эффект был мгновенным. С внезапной конвульсивной дрожью желания Паллиадис толкнул ее на бархатное сиденье. Впервые Элис осознала, насколько он сильнее ее. Она взглянула на его потемневшее от страсти лицо, в его глаза, полуприкрытые густыми ресницами.
– Нет, – простонала она, вдруг испугавшись силы охватившей ее страсти.
– Да… да… – выдохнул он у ее губ. – Я хочу любить тебя. Я не причиню тебе боли! – В долгом поцелуе он провел губами по ее шее. – Единственное, о чем я мечтаю, это сделать для тебя мгновения любви совершенными!
«Даймлер» остановился. Зимний солнечный свет ярким потоком струился сквозь тонированные стекла. Ее лыжная куртка была распахнута, и сильные, напористые пальцы Николаса оказались под ее свитером, ее вздымающаяся грудь легла в его ладонь, сосок набух под ласкающими движениями его большого пальца. Элис медленно плыла по течению пылкой фантазии, чувствуя прикосновение его осязаемой мужской плоти.
– Ты околдовала меня, – нежно прошептал он: – Тебе надо покинуть тех людей, остановиться, пока не поздно. Тебя втянули в опасную игру. Надеюсь, ты не носишь с собой пистолет?
Она посмотрела на него непонимающе, загипнотизированная его страстью и нежностью.
– Ты что-то сказал о пистолете?
– Не имеет значения. – Николас снова поцеловал ее, осторожно проникая языком в ее рот, потом отпрянул. Он скользнул рукой в нагрудный карман пиджака. – Боже, как я хочу тебя, – пробормотал он, снова принимаясь целовать ее.
Поцелуи Николаса сделали Элис совершенно беспомощной. Открыв глаза и бросив взгляд через его плечо, она обнаружила, что машина припаркована на улице перед Домом моды Лувель.
Но ведь они ехали на его квартиру на авеню Фош!
Николас Паллиадис почувствовал ее напряжение и прервал поцелуй. Он отодвинулся на несколько дюймов, смотря на нее сверху вниз горящими черными глазами.
– Да, я хочу тебя – сегодня, прямо сейчас. Но я не могу принуждать тебя. Я привез тебя назад к Дому Лувель.
Он показал то, что вынул из внутреннего кармана. Это были серьги, разбрызгивавшие огненные искры на солнечном свете, проникавшем сквозь оконные стекла «Даймлера».
– Я велел вставить сюда камни побольше, – хрипло произнес Николас Паллиадис.
Разум Элис, убаюканный чувственностью Паллиадиса, разом пробудился в ней. Она, не веря своим глазам, смотрела на ужасные серьги, которыми он потрясал перед ней. Что ни говори, а Николас Паллиадис оставался таким же грубым, примитивным типом, каким был в тот первый раз, когда она увидела его. Почему она позволила себе думать иначе?
– Не нужны мне твои дешевые бриллианты! – Элис сделала попытку сесть. – Не хочу, чтобы со мной обращались, как с проституткой. – Она нащупала дверную ручку «Даймлера». – Не бойся, нет против тебя никакого заговора. Тебе не требуется от меня откупаться. Просто оставь меня в покое!
– А что в них плохого? – Николас не двигался. – Что, черт возьми, ты имеешь в виду, когда говоришь «дешевые бриллианты»?
Элис почувствовала отвращение, вспомнив, что позволила ему ласкать себя на заднем сиденье лимузина.
– Ты не понимаешь, – выкрикнула она. – Я не хочу иметь с тобой ничего общего. Это… этого никогда не будет!
Раздался щелчок отпирающегося замка, и дверь лимузина распахнулась. Элис, спотыкаясь, выскочила на улицу Бенедиктинцев.
Она ринулась к средневековым воротам, ведущим ко входу в Дом моды Лувель. Он последовал за ней, все еще держа в руке бриллиантовые подвески.
– Ты хочешь сказать, что серьги недостаточно хороши для тебя? – Он поймал ее и развернул лицом к себе. – Отвечай! Что значит «дешевые»?
– Дешевые! – зло повторила Элис, стараясь вырваться из его рук. – Тебе не понять, что значит дешевые. Но я стою больше, чем это!
– Ах вот как?! – Теперь его голос приобрел зловещую вкрадчивость. – Наконец-то мы добрались до истины. Какова же цена той ночи? Я имею в виду твою маленькую невинную долю в крупном предприятии. Ты мне никогда не говорила.
Она отдернула руку, но он крепко держал ее.
– Я скажу тебе, – сказал он, и его губы разомкнулись, обнажая ровные белые зубы. – Я купил твое девственное тело. Это сделало тебя моей. В настоящее время ты больше ни на кого не работаешь и ни перед кем не отчитываешься. Ты больше не часть их стратегии. Если не веришь, – добавил он с угрожающим выражением на лице, – попытайся найти какую-нибудь другую работу в Париже. Попробуй вернуться в свою маленькую квартирку на Ранелах и увидишь, позволят ли тебе там остаться. Рискни обратиться к Мортесьеру, и посмотрим, как он тебя примет!
– Ты ублюдок! – задохнулась Элис. Он был богат и влиятелен; она понимала, что он сможет осуществить все, чем сейчас ее пугает.
– Ты принадлежишь мне, – взревел он, сжимая ее руку. – Гораздо больше, чем можешь себе представить. Ты не должна отвергать мои подарки. Если захочу, то заполучу тебя без всяких «дешевых» бриллиантов!
Они оба не замечали мужчину, приближавшегося к ним из внутреннего дворика Дома Лувель, где стояли припаркованные машины.
– Ты повредишь мне руку! – Элис извивалась в железных тисках его рук. – Не я устраиваю новую сцену, а ты!
Когда Николас грубо дернул ее к себе, позади них раздался голос:
– Эй! Мне кажется, леди желает, чтобы ее оставили в покое.
Элис поняла, что сейчас произойдет, когда услышала голос Кристофера Форбса. Корреспондент с непокрытой головой и без пальто встал между ними.
– Она хочет, чтобы вы отпустили ее, – повторил он снова.
Николас Паллиадис даже не посмотрел на него.
– Не вмешивайтесь. Это вас не касается.
Форбс сделал одно едва уловимое движение, и Элис услышала отчетливый звук удара. Николас Паллиадис пошатнулся. Корреспондент быстро двинулся вперед, но прежде чем он успел нанести следующий удар, Паллиадис провел прием карате. Элис услышала крик боли.
На шум прибежали сотрудники Дома Лувель. Первым показался Абдул. Шофер Паллиадиса тоже выпрыгнул из лимузина. Он бросился к Николасу и прижал его спиной к «Даймлеру», оба соперника разъяренно кричали друг на друга.
Подбежал сын Абдула Карим, чтобы убедиться, что его отцу не требуется помощь. Элис закрыла лицо ладонями. О Боже, сейчас только не хватало появиться Джексону Сторму!
– Скорее, скорее! – приказал араб-портье.
Он подтолкнул Кристофера Форбса к деревянным воротам, и Элис ринулась следом. Карим захлопнул за ними ворота. Оказавшись во внутреннем дворике, Кристофер осторожно прикоснулся к кровоточащим губам.
– Что за сукин сын! – произнес он, переводя дыхание. – Я так хотел отделать его в отместку за ту ночь, но упустил свой шанс.
– Он сумасшедший. – Элис прислонилась к каменной стене дворика, прикидывая, слышал ли их кто-нибудь еще. – Ты ранен?
Вглядевшись в Кристофера в полумраке дворика, она обнаружила, что он ухмыляется.
– Мой дантист будет счастлив узнать, – невнятно произнес корреспондент, – что я не потерял ни одной передней коронки.
Он достал платок и стер алую струйку, сбегавшую вниз по его подбородку.
– Гляди веселей, красотка, – подбодрил он ее. – Дело стоило свеч. Потому что теперь я знаю, кто ты такая.


– Ситуация весьма скользкая, – признал Джек Сторм.
Он положил обутую в дорогой ботинок ногу на угол письменного стола и откинулся на спинку кресла, разглядывая новую лепнину на потолке административного офиса. Последние дни стук плотничьих инструментов сменился острым, вяжущим запахом краски, что означало скорое окончание реконструкции здания.
Питер Фрэнк выглядел взволнованным.
– Понимаешь, Джек, мы могли попасть в настоящую историю, я постарался проверить слухи о том, что они подрались несколько недель назад и он пытался сорвать с нее одежду.
Джек Сторм покачал головой.
– Он никогда бы не тронул свою жену, я абсолютно уверен в этом. – Не меняя интонации, он перешел на другую тему: – Нет, все дело в швейных машинах. Точно, я знаю, что некоторые из крупных домов – Карден, Лакруа – называют такие вещи «полукутюр», но за этим просто скрывается частичное машинное производство. Если они могут это делать, то можем и мы. – Он пожал плечами. – Это его, конечно, будет коробить первое время. Но потом он свыкнется. Девушки должны использовать швейные машины, по крайней мере, для прострочки швов. Это выгодно с точки зрения стоимости. Черт, мы же пытаемся протащить это заведение в двадцать первый век! Питер Фрэнк был поставлен в тупик.
– Джек, я думал, мы говорим о… ну… о нашем инвесторе. Нике Паллиадисе. И об Элис, нашей манекенщице.
Джек опустил ногу с полированной поверхности стола.
– Лично я говорю о Жиле Вассе. О нашем дизайнере. Не об этом молодом жеребце, который охоч до манекенщиц. – Он помедлил. – Так что насчет них?
Питер поскреб свою лысину – неопровержимый знак того, что он был ошеломлен.
– Джек, пожалуйста… в данном случае ты ведешь себя несерьезно. Просто закрываешь глаза на неприятности. Во-первых, Элис его ненавидит.
– Она отправилась с ним на ленч, разве нет? Что-то я не заметил, чтобы она проявляла к нему враждебное отношение.
– Разве у нее был выбор? – Питеру никогда не нравилось, как действовал Джек в отсутствие Минди Феррагамо. Но сейчас, увы, ее удерживали дела в Нью-Йорке. – А как же Жиль? Что он станет делать, если Элис вспылит и уйдет?
Джексон Сторм слегка улыбнулся.
– Она не собирается уходить, Пит. Поверь мне, этот греческий парень будет носиться с ней как с королевой, преподносить ей все, что она пожелает. Просто с Элис, независимой американской девушкой, требуется немного повозиться. Эти европейцы жутко крутые, ты же знаешь! Но я уверен, девушка сможет это уладить.
Питер Фрэнк не испытывал такой уверенности в отношении Элис. Не был он уверен и в Жиле. Джек не счел нужным поговорить с молодым дизайнером насчет швейных машин. И Жиль решил, что ему предстоит работать в традиционном духе, как это было у Руди Мортесьера.
Ходили легенды, что произведение высокой моды легко отличить, вывернув его наизнанку: оно было столь законченным, что могло носиться даже в таком виде. Каждый дюйм изготовлялся вручную, включая швы, и слова «швейная машина» приобретали неприличное значение. Однако времена менялись. Прет-а-порте, дорогие модели в бутиках готовой одежды, нынче были частично машинного производства.
Тем не менее когда их молодой дизайнер обнаружил ряды швейных машин в комнате рядом с ателье, он был в шоке. Жиль рвал и метал.
– Не знаю, чем все это кончится, – Питер с сомнением покачал головой. – Мы завязли, Джек. Как мы собираемся все уладить перед началом весеннего сезона? И в довершение ко всему, – простонал он, – еще эта принцесса.
Выражение вежливого безразличия исчезло с лица Джека. Тема принцессы Жаклин, как видно, занимала его.
– Джек, мы не на Седьмой авеню, – продолжал Питер Фрэнк. – Ты не можешь просто так позволить какой-то девчонке прийти и заявить, что она собирается стать помощницей дизайнера. – Он сделал глубокий вздох. – У Жиля появился пунктик, что с ним никто не считается.
– У меня есть кое-какие соображения, – сказал Джек, – как все уладить. Доверься мне, Питер.
– Великолепно. Значит, мы отошлем принцессу Жаклин домой?
Глава всемирно известной корпорации «Сторм-Кинг» нахмурился.
– Питер, помнишь, как мы принимали здесь представительницу принцессы, мисс Гудман, и та предложила устроить своего рода грандиозный взрыв, чтобы с ходу раскрутить Дом моды Лувель?! Потому что нынче уже слишком поздно показывать весеннюю коллекцию, а до осени еще далеко. Что ж, я вынашиваю поистине необычную идею. Ты удивишься, это будет самый честолюбивый, самый современный проект, который когда-либо проводил в жизнь Джексон Сторм.
– Джек… – беспокойно начал Питер Фрэнк.
– Послушай, – жестом остановил его Сторм, – только послушай. Мы позволим Жилю сделать то, что он делает лучше всего, – создать такие фантастические модели, какие он только сможет придумать, не заботясь о коммерческой стороне дела. Я лично подумываю о том, чтобы устроить грандиозное шоу.
Питер Фрэнк еще раз пожалел об отсутствии Минди Феррагамо.
– Джек, ты помнишь, сколько мы затратили в этом квартале на западном рынке? Послушай, доходы на массовом рынке Соединенных Штатов оставляют желать лучшего, и это сильно тревожит меня. Не то чтобы я хотел пролить холодный душ на все добрые начинания, – добавил он поспешно, – но шоу… любое шоу… потребует огромных затрат, и особенно в Париже.
– Мне видится очень яркое, – продолжал Джек, не обращая внимания на слова, – фантастическое действо на тему моды. Спектакль-мечта, который бы сполна окупился благодаря трансляции на весь мир. Мы арендуем парижскую «Гранд-опера» и устроим официальный бал, где все примут участие в благотворительном маскараде. А в середине вечера устроим… – Он напрягся, пытаясь вспомнить нужное слово. – Ну же, как это называют французы? Фэнтэзи!
– Эй, Джек, – с тревогой произнес Питер, – ты уже обсуждал это с Жилем?
– Может, ты все-таки выслушаешь меня?! – Джексон Сторм внезапно выпрямился на стуле. Глядя на его лицо, Питер решил больше не прерывать босса. – Согласно моему плану, Жиль творит фантастические модели. Боже милостивый, головные уборы! – воскликнул он. – Французы просто сходят с ума от головных уборов. Последний раз, когда Марианна и девочки были здесь – это было много лет назад, – мы в головных уборах и масках отправились на костюмированный бал в «Криллона». – Он внезапно снова превратился в Джека Сторма с Седьмой авеню, захваченного блестящей идеей. – «Бал Белых Птиц». Как это сказать по-французски?
– Не знаю, – Питер Фрэнк скорчил гримасу. – Однако что бы ты ни делал, Джек, ради Бога, обещай мне, что сначала посоветуешься с Жилем. Понимаешь, его жена должна родить со дня на день, парень находится в стесненных обстоятельствах, и к тому же на дух не переносит принцессу. Спроси его, – умолял Питер. – Спроси Жиля, желает ли он делать костюмы к «Балу Белых Птиц». Ладно?
– Не выводи меня из себя, Питер! – Джексон Сторм смерил холодным взглядом главу отделения международного развития корпорации. – Жиль сделает прекрасные экземпляры для фэнтэзи. Поверь мне. Я тем временем позабочусь о принцессе.
– Она не делает нам никакой рекламы, как было обещано. – Питер Фрэнк никогда не был высокого мнения об их высокородной ученице дизайнера; Кэнди Добс уже посвятила его в детали обучения принцессы Стефани у Диора. – Никто не проявит интереса до тех пор, пока принцесса действительно не спроектирует какую-нибудь одежду, а для этого потребуется не один месяц. Если это вообще произойдет, – добавил он.
– Все-таки ты меня плохо слушал, Питер. – Джексон Сторм слегка постукивал по поверхности стола кончиком карандаша. – У нашего греческого денежного мешка есть его очаровательная куколка Элис, поэтому он счастлив и не путается у нас под ногами. Жиль спроектирует потрясающие модели для «Бала Белых Птиц», что принесет ему известность, большую, чем у Кристиана Лак-руа. И с принцессой мы определенно сможем поладить, – решительно произнес он. – Принцесса Джеки тоже принесет нам солидный доход.
Питер Фрэнк смотрел скептически.
– Понимаешь, Джек, гм… многие поговаривают, что принц Медивани лечил ее от привязанности к наркотикам здесь, в Париже, в начале этого года, – выпалил он. – Я не говорю, что она и теперь балуется этим, но ей всего лишь… сколько… семнадцать? Итак, ее биография не вполне чиста для юной девушки, ты так не думаешь?
– Питер, позволь напомнить тебе, что мы имеем дело с личным агентом принца Медивани, смышленой курочкой Брукси Гудман. Она бы не стала нас так подставлять, – заверил его Джек. – Выше нос! Думай о хорошем, Пит. У нас получится. Все идет именно так, как я говорил. Абсолютно никаких проблем!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Атласные мечты - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог123455789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Атласные мечты - Дэвис Мэгги



История главных героев хорошая, но очень много сюжетных линий, что делает роман утомительным.
Атласные мечты - Дэвис МэггиЗоя
26.08.2011, 11.18





Прикольный роман.
Атласные мечты - Дэвис Мэггимося
18.05.2012, 23.57





не очень
Атласные мечты - Дэвис МэггиСеля
11.07.2012, 19.02





Не очень интересно!
Атласные мечты - Дэвис МэггиНастя
14.07.2012, 7.07





Интересно, но и правда слишком много сюжетных линий... На мой взгляд мало уделялось внимания главным героям, то есть их развитию отношений. Лично мне не хватает эпилога, не знаю почему...rnМоя оценка 8\10
Атласные мечты - Дэвис МэггиАлёна
8.04.2014, 13.32





на один раз почитать
Атласные мечты - Дэвис Мэггиvalentina63
18.03.2015, 12.32





Неплохой роман. Необычно. Теперь мы знаем, что происходит в Домах мод и т.п. Но героям действительно мало уделено внимания. Некоторые страницы читала по диагонали, чтобы быстрее дойти до встречи главных героев. 8/10
Атласные мечты - Дэвис МэггиВикки
3.06.2015, 12.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100