Читать онлайн Атласная куколка, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Атласная куколка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Луч света, направленный прямо на Саманту, ослепил ее так, что перед глазами поплыли радужные круги. Однако, даже ничего не видя вокруг, она узнала этот грубый акцент кокни. Отшатнувшись, Сэмми бросилась вверх по ступенькам, готовая убить этого человека.
— Что вы здесь делаете? Убирайтесь! — вопила она.
Добежав до лестничной площадки, она налетела прямо на белый луч и ударила по фонарику. Выписав в воздухе замысловатую спираль, он полетел в темноту, словно комета, и упал на мраморный пол, прочертив на нем четкую белую линию.
— Идиотка, ты могла разбить мой фонарь! — Недовольный голос Чипа раздался где-то совсем близко. — Какой дьявол в тебя вселился?
— Убирайтесь! — Сэмми набросилась на незваного гостя, видя лишь неясные очертания фигуры, охваченная единственным желанием — найти выход для своей ярости. — Что вам здесь нужно посреди ночи? Я сейчас же позвоню в полицию!
— Я кое-что проверяю. — Голос Чипа несколько удалился: он отошел, чтобы поднять фонарик. — Это мне следовало бы поинтересоваться, какого черта ты здесь ошиваешься в столь неподходящее время? Сейчас ужасно поздно!
— Я-то здесь по праву! — Саманта неуверенно шагнула к дверям квартиры, вспоминая, где находится телефон. Она действительно собиралась звонить в полицию. — У вас не может быть дел в этом доме, будь все неладно! — вопила она. — Вы здесь не работаете!
— А я никогда этого и не говорил. — По тяжелым шагам за своей спиной Сэмми поняла, что Чип следует за ней, направляя свет фонарика так, чтобы она видела, куда идет. — Дай сюда, — распорядился он, указывая на связку ключей, — я открою дверь.
— Держитесь от меня подальше! — Она поспешно отступила назад, ударившись о стену. — Что вы здесь делаете, что выискиваете в темноте? Сейчас вас арестуют за вторжение в чужие владения!
Он настиг ее и сильными пальцами схватил за руку.
— Не дури! Прекрати вопить и дай ключи.
— Убери лапы! — Саманта попыталась высвободиться из сильных рук. — Ты не имеешь никакого права находиться здесь! Я сейчас же звоню в полицию!
— Что-то ты рановато вернулась со свидания, — усмехнулся Чип, глядя ей прямо в лицо. Казалось, он принюхивается к ней. — В чем дело, любовь моя, Алан де Бо недостаточно удовлетворил тебя?
Он вытащил ключи из кулачка Сэм и склонился над замком.
— Я открою дверь и советую сразу же отправляться баиньки. У тебя найдется что-нибудь на опохмелку?
— Иди к черту!
Упоминание об Алане де Бо переполнило чашу ее терпения. Сэмми размахнулась и ударила его кулаком по затылку, услышав в ответ только хмыканье.
— Господи, может, ты прекратишь меня дубасить? — Чип быстро выпрямился и распахнул дверь. — Держи себя…
Не дав ему закончить фразу, Сэмми набросилась на Чипа, горя желанием избить его до потери сознания за то, что он бесит ее, за то, что доводит до умопомрачения, за то, что ошивается здесь непонятно по какой причине. Самодовольный клоун, который до сих пор не сказал, что он вообще здесь делает, не объяснил ни-че-го!
— Ты пытался что-то украсть! — кричала Сэмми. — Почему ты рыщешь в темноте! Это кража со взломом!
Она снова набросилась на него, но промахнулась. Чип подхватил ее.
— Ты пьяна, — спокойно констатировал он.
— Заткнись! — бушевала Сэмми. — Отпусти меня!
— Боже, ненавижу воинствующих пьянчужек! — Почти силком втащив Сэмми внутрь темной квартиры, Чип щелкнул выключателем. Вспыхнула лампа возле кровати. Он стоял перед ней — кудрявый, по-мужски притягательный дьявол в темном деловом костюме. Никаких джинсов, никаких сапог. — Ну и вечерок же ты провела, — сухо заметил он, — коли явилась в таком состоянии. Скажи-ка, твой дружок де Бо хотя бы цел?
— Заткнись! — завопила она, пытаясь высвободиться из его железной хватки. — Ты напал на меня! Да тебя в тюрьму за это упекут!
Сэмми опять налетела на Чипа, охваченная безумной идеей сейчас же схватить и скрутить его, но споткнулась. Ноги их переплелись, он сделал несколько неуверенных шагов, и они рухнули на пыльный ковер гостиной. Чип оказался сверху и придавил ее своим мощным телом. Саманте показалось, что из ее легких, как из воздушного шарика, выпустили весь воздух. Она замерла, ошеломленная ощущением обрушившегося на нее тяжелого тела.
— Да ты совсем сошла с ума! — услышала она рассерженный голос.
Чип крепко прижал ее к полу, стараясь ухватить за запястья и притянуть их вплотную к ее голове. Сэмми увидела прямо перед собой четкие линии его довольно симпатичного лица и черные, хмуро сошедшиеся на переносице брови.
— Ты спьяну ничего не видишь, мисс представительница из Нью-Йорка! И прекрати верещать про полицию. Ты останешься очень недовольна парижскими фликами. Учти: они не любят пьяных истеричек.
Сэмми подняла на него глаза, в висках у нее застучало.
— Иди к черту! — задыхаясь, выпалила она. — Я добьюсь, чтобы тебя арестовали за вторжение в частные владения посреди ночи!
— У меня есть ключи. — Тяжелым, мрачным взглядом Чип внимательно изучал ее лицо, пушистое облако светлых волос и дрожащие губы. — Я услышал, как кто-то топает, словно стадо слонов, и бормочет что-то себе под нос. Мне в голову не пришло, кто сюда поднимается!
— Ты не имеешь ни малейшего отношения к этому дому!
Вот еще, у него есть ключ! Легко догадаться, откуда он у этого человека. Чип был настолько отвратителен, что Сэмми хотелось оказаться от него подальше.
— Дай мне встать! Убирайся! Ты раздавил меня!
Он покачал головой.
— И не пытайся, любовь моя. Боюсь, ты опять набросишься на меня. — Чип хмуро, но снисходительно глядел на нее сверху вниз. — Мы полежим, пока ты не остынешь. Не думаю, что ты уже протрезвела.
— Я не пьяна!
Не успела она открыть рот, чтобы возразить, как сама почувствовала исходящий от нее запах шампанского. Сэмми поплотнее сжала губы и молча посмотрела на Чипа. Грудь ее под тонкой блузой из черного шелка вздымалась неровно и часто. Саманта заметила, как его взгляд быстро скользнул вниз, а губы растянулись в широкой, кривой усмешке.
— Ну, если ты так считаешь… — Чип продолжал оценивающе ее разглядывать, и это явно доставляло ему удовольствие. — Мне и так неплохо, любовь моя. Однако я не предполагал, что мы так быстро зайдем очень далеко.
Сэмми попыталась вдохнуть немного воздуха. Их тела плотно прижимались друг к другу, Чип обхватил ее ногами, не давая пошевелиться. Так они лежали на полу, разделяемые только несколькими тонкими слоями одежды. Сквозь красный туман ярости она явственно ощутила, как напряглась и крепко вжалась между ее ногами возбужденная мужская плоть.
«Похотливый дружок мадам Дюмер!» Саманта кипела от злости. Ну почему из всех людей, с которыми она могла столкнуться этим злосчастным вечером, ей попался именно Дешевка Чип?
— Убирайся, — прошипела Саманта. Она выгнулась, пытаясь сбросить Чипа. — Ты от меня ничего не дождешься, грубое животное! Не обольщайся!
Он опять слегка прижал ее к полу.
— Это ты, похоже, обольщаешься, костлявая кокетка! — хохотнул он. — Я и не собирался на тебя взгромоздиться сейчас, правда. — В сузившихся черных глазах и чувственно изогнутой линии губ мелькнуло что-то хищное. — Это всего-навсего рефлекс, поверь. В другом положении я вполне могу сопротивляться твоим прелестям.
Ослепленная злостью настолько, что мысли путались в голове, Сэмми попыталась выскользнуть из-под него.
— Ну ты, проклятый самонадеянный… кокни!
— Кокни? — Черные брови удивленно взметнулись вверх. — Я из Манчестера, невежественная американка! Мидленд — центральная часть Англии. Напомни мне, я как-нибудь нарисую для тебя карту.
Когда Сэмми попыталась снова ударить его ногой, он только тяжело вздохнул.
— Так мы с тобой не поладим. — Чип слегка ослабил хватку на ее запястьях. — Иди проспись, мисс Дикий Запад. И забудь о фликах. Они и слушать не будут напившуюся…
Она стремительно рванулась и ухватила прядь его волос.
— Ты, ничтожество! — завизжала Сэмми. — Поверь, если бы я имела на тебя виды, ты знал бы об этом! Ты… ты — дешевый комок мускулов!
Чип схватил ее за руку, пытаясь освободить волосы.
— Твоя сексуальность разжигает меня, — поддразнил он. — Я едва сдерживаюсь. — Он немного приподнялся над девушкой. — Послушай, почему бы тебе не перестать выставлять напоказ свои прелести вместе с отвратительным нравом и не отправиться в кроватку?
— Ну, ты… ты… бабник! — взвыла Саманта.
Казалось, всем ее существом и сознанием овладел какой-то демон безумия. Она едва понимала, что творит. Ухватившись за его плечи, Сэмми крепко прижалась животом к упругой плоти под брюками.
— Ну как, ублюдок? Чувствуешь что-нибудь? Или ты вообще не понимаешь, что такое секс с женщиной моложе шестидесяти?
Он глубоко вздохнул.
— Ты хоть отдаешь себе отчет, что, черт возьми, делаешь? Не настолько уж ты пьяна!
Чип пригвоздил Саманту к полу, стараясь ослабить хватку пальцев, сжимающих в кулаке курчавую прядь.
— Господи, — раздался злобный рык. — Если я сказал довольно, значит, довольно!
Но Сэмми уже не слышала его.
— Ты, похотливое животное! — вопила она. — Почему бы тебе не взгромоздиться на бабу постарше? Они тебе очень нравятся!
Сэмми отпустила его волосы и ухватилась за воротник рубашки. Послышался треск рвущейся материи Он с трудом отодрал от себя ее руки и, задыхаясь, грубо выругался. Вдруг Сэмми приподняла голову и впилась зубами в его нижнюю губу. От неожиданности Чип резко дернулся.
Кто мог себе представить, что она так набросится на него? Сэмми всхлипывала от бессильной ярости, выкрикивала нечто бессвязное, изо всех сил колошматя его крепко сжатыми кулачками. Чип попытался поднять голову, но Саманта только сильнее впилась в его губу. Это она-то не привлекательная? Руки сами со злостью рвали его рубашку. Сейчас она ему покажет!
Сэмми чувствовала, что он пытается отстраниться, но она уже выдергивала рубашку из-под брюк. Острые ноготки, процарапав кожу на ребрах, двинулись дальше, к вспотевшей от борьбы, напрягшейся мускулистой спине. Она обхватила Чипа обеими руками, по-прежнему не выпуская губы. Наконец она услышала, как он охнул от боли.
Узкий костюм сковывал его движения, но Чип постепенно отвел назад одну руку, стараясь оторвать ее ногти от спины. Другой рукой он попытался дотянуться до ее подбородка, чтобы отодрать зубки от своей губы.
— Отвали от меня, черт тебя возьми! — прошипел он прямо ей в рот.
Отпустить его сейчас? Да ни за что! Все ее тело еще мучилось от боли и исступления, вызванных отказом Алана де Бо, и теперь оно требовало мести, потому она и набросилась на этого мужчину помимо своей воли. Саманта просунула руку между их прижатыми друг к другу телами и принялась дергать пряжку ремня на брюках, расстегивая его. Сильное мужское тело над ней рванулось и едва не освободилось от ее хватки. Но, прежде чем Сэмми успела понять, что она творит, ее рука дернула замок «молнии», и она обеими руками стянула брюки, спустив на бедра Пальцы Саманты впились в тонкую ткань его трусов.
На мгновение она замерла, пытаясь осознать, что же вытворяет. Происходило нечто невообразимое. Она зашла слишком далеко. Но было уже поздно. Пальцы Сэмми скользили по возбужденно-упругой, гладкой, словно атлас, мужской плоти. Она резко отпустила его губу.
На какое-то мгновение Чип, крепко закрыв глаза, замер, возвышаясь над ней.
— Сукин сын, — выдохнул он.
Саманта уставилась на потемневшее от злости, напряженное лицо и внезапно ощутила холодок страха. О боже! Что за сумасшествие — пытаться содрать с него одежду! Она была не в себе, когда затеяла это. Неужели ей просто хотелось выместить свое унижение на первом попавшемся самце? Сэм слышала, как Чип тяжело, прерывисто дышит, не пытаясь больше отстраниться.
— Дай я встану, — прошептала она.
Чип медленно открыл глаза. Только сейчас она заметила, что они не черные, а темно-карие, с блестящими черными прожилочками, и напоминают опал. Кожа над верхней губой Чипа покрылась бисеринками пота.
Тяжело дыша, они долго смотрели друг на друга.
— Ты первая начала, — наконец пробормотал Чип, опуская голову.
Когда он накрыл ее рот твердыми губами, у Сэмми все поплыло перед глазами. Если это поцелуй, никогда прежде Саманта не знала подобного: в нем было наказание, отрешенность, животная похоть. Он властно разжал ее губы языком, провел им по зубам и, когда она, протестуя, застонала, грубо вонзил его глубоко в рот. Сэмми пыталась сопротивляться, но его губы двигались все настойчивее, подчиняя ее своей воле, прижимая ее голову к ковру, заставляя все шире раскрывать рот, впиваясь в него.
Помимо своей воли Сэмми обвила руками голову Чипа, распластавшись на полу под мощным телом, запах которого смешивался с запахом мыла, накрахмаленной рубашки, едкого мужского пота и шерстяной ткани костюма. Нетрудно понять, кто кого только что подчинил себе.
Слегка освободив руки, не прерывая жадного поцелуя, Чип быстро и ловко расстегнул ее блестящие джинсы и стянул их к лодыжкам. Узенькие трусики он просто разорвал. Когда Чип, обхватив обеими руками ее бедра, приподнял их и глубоко вонзился в нее, Саманта сдавленно простонала что-то протестующее.
Времени для размышлений не осталось. Все произошло так быстро, что она смогла бессмысленно сопротивляться только секунду, отталкивая от себя то, что с такой силой и настойчивостью проникало в нее, заполняло ее целиком. Он вошел в нее так мощно, что она, задохнувшись, на мгновение окаменела. Саманта вновь ощутила стремительные толчки, и ей показалось, что огромное раскаленное копье буравит ее тело. Ее крик утонул в его губах, а он проникал все глубже и глубже.
Саманта лежала по полу, не имея возможности даже пошевелиться. Рот оказался в плену горячего, ищущего наслаждения, сильного языка, двигающегося в такт с крепким телом. Чип овладевал ею со свирепостью, которая свидетельствовала только об одном: он хотел наказать ее, как она того и заслуживала. Сэмми готова была кричать что есть мочи, стараясь как-то освободиться. И все-таки, по мере того, как его безжалостная мощь пронзала ее до самых глубин, она начала смутно ощущать горячечное возбуждение, где-то внутри все вдруг вспыхнуло и устремилось ему навстречу. Это было подобно боли или ураганному огню. Чип что-то шептал, прижимаясь к ее рту и едва переводя дыхание. Его тело вновь затрепетало. Саманта могла только тяжело стонать.
Ей вторил низкий рокот его голоса. Он овладел ею с жадной стремительностью, с каждым движением все сильнее вдавливая в поверхность ковра. Сэмми намертво вцепилась в его плечи, ухватившись за ткань пиджака. Казалось, мир вокруг разлетается на кусочки в потной, стенающей круговерти навалившейся на нее силы. Ее уносило куда-то вверх, к полному безумию, к всепожирающему огню дикой, животной страсти. Чип проникал в нее, словно ему все было мало, словно сама ее близость сводила его с ума. Тело Саманты окунулось в горячую темноту, где царили только ощущения. Помутившийся рассудок пронзали яркие вспышки света. Она слышала, как он приглушенно стонет, приникая губами к ее рту, уху, щеке — хриплые звуки выдавали охватившую его страсть. Саманта пришла в исступление. Она извивалась под ним, чувствуя близость, которая проникала в каждую клеточку ее тела, бесстыдно отвечая ему, стремясь уловить ритм его неподконтрольных разуму движений и совпасть с ним.
— Проклятая баба! — Он вновь впился губами в ее рот. — Боже, как же ты хороша!
Шторм разразился слишком быстро. Его сильные руки буквально раздавили ее в объятиях, он напрягся подобно натянутой тетиве и вонзился в самые ее глубины. Прильнув к ее широко открытому рту, Чип издал хриплый крик облегчения. Сэмми почувствовала, как крупное тело обрушило на нее весь свой вес, продолжая сотрясаться от только что испытанного наслаждения. Чип прижался лицом к теплой, влажной ямочке на ее шее.
Она попыталась втянуть воздух в агонизирующие легкие, прислушиваясь к тому, как Чип с трудом восстанавливает дыхание. Вдруг до ее слуха донесся грубый смешок, и он опять ткнулся в ее шею.
— Со мной такого не было лет с четырнадцати, — прошептал Чип, касаясь губами влажной кожи.
Сэмми лежала под ним, раздавленная и взмокшая от пережитого только что наслаждения, страдая от мешающей разорванной и скомканной одежды. Она смотрела куда-то через его плечо, ожидая, когда окружающие предметы встанут на свои места. На мгновение сквозь охватившее ее неистовство Сэмми показалось, что вот-вот должно произойти что-то еще, должно прийти так легко ускользающее ощущение исполнившегося желания, которого она так пыталась достичь с Джеком и не могла. Все ее существо по-прежнему трепетало от неутоленной страсти.
Мужчина, лежащий поверх ее хрупкого тела, напрягся, приподнял кудрявую черноволосую голову и посмотрел на нее сверху вниз. Его точеное симпатичное лицо пылало. С трудом переводя дыхание, Чип долго и внимательно вглядывался в ее лицо.
— Надеюсь, ты довольна, что затеяла это. — Он усмехнулся. — Почему я чувствую себя так, будто меня изнасиловали?
Сэмми слегка пошевелила припухшими губами. Ну что за безумие? Она уже не могла припомнить, отчего разгорелся весь сыр-бор. Вдруг Сэмми задрожала, однако поплотнее сжала губы и зажмурилась, стараясь побороть слезы. Нет, она не собирается плакать. По крайней мере, не перед ним.
— Я ведь не сделал тебе больно, правда?
Саманта почувствовала, как его ладонь нащупала ее лицо, сильные пальцы ласково скользили по отекшей верхней губе.
— Посмотри на меня.
Она открыла глаза, однако продолжала не отрываясь смотреть в одну точку где-то за широким плечом в темном пиджаке. Теперь Сэм точно знала: внешность этого человека не обманула ее, он действительно опасен. Чип отнесся к ней, как к многоопытной, искушенной в любви особе, для которой сущий пустяк переспать прямо на полу с любым представителем сильного пола. Как же отделаться от него?
— Саманта? — Низкий голос с хрипотцой пронзал ее насквозь. — Ты не собираешься мне ответить?
Да, Чип — это нечто, думала она с горечью, его настойчивости не избежать. Лицо разбойника, черные дуги бровей над карими в черных крапинках глазами, прямой, словно обрубленный, нос, пухлая верхняя губа и ямочка с одной стороны — все это врезалось ей в память. Саманта почувствовала, как на нее накатывает волна отчаяния. Чип был грубияном и дрянью, таким же мужланом, как те, среди которых она выросла. Будь у него старый «Форд»-пикап, ствол и седло, заброшенное за плечо, он пришелся бы вполне ко двору ее братцам. Из-под крепко сжатых ресниц, медленно скользя по щекам, все-таки потекли горькие слезы. Представить невозможно, что именно с ним она занималась любовью! Боже, что же теперь делать?
— Не двигайся, — быстро приказал Чип, приподнимаясь и усаживаясь рядом с ней на корточки.
Сквозь пелену слез Саманта увидела, что он все еще одет, если не считать расстегнутых брюк, спущенных на бедра. Чип стянул с себя пиджак, швырнул его прямо на пол и ослабил узел галстука, ни на секунду не отводя от нее хмурого взгляда.
Она приподняла голову и посмотрела вниз. Черная шелковая блузка прикрывала ее сверху, но дальше… не было абсолютно ничего! Черные джинсы болтались где-то на щиколотках, на ногах по-прежнему были босоножки на высоких каблуках. Больше всего она напоминала сейчас жертву несчастного случая.
Чип встал, низко опустив голову, и быстро стянул брюки. «Сама виновата», — повторяла про себя Сэм. Ведь именно она навлекла на себя все это безумство, поступив совершенно безрассудно. Теперь ей предстояла расплата. Он хотел повторить все сначала. Сэмми прижала ко рту кулак, лишь бы не закричать.
— Саманта, все в порядке. — Его голос звучал тихо и хрипло. — Не паникуй. Дай мне только освободиться от этих проклятых тряпок.
Не паникуй? Она села, наблюдая за тем, как он бросает поверх сваленной в кучу одежды брюки и стягивает белые трусы, обнажая красивое мускулистое тело. Сэм увидела смуглую гладкую кожу широких плеч, мощную грудную клетку и плоский живот. Светлую полоску внизу, там, где тело обычно закрывали плавки, оттенял треугольник черных курчавых волос. Крупный, возбужденно приподнявшийся член выделялся на темном фоне, словно огромная тычинка экзотического растения.
— Это ошибка, — прошептала она, не найдя в себе сил даже пошевелиться, когда Чип с мрачным видом склонился над ней.
Он провел сильными ладонями по ее рукам и поднял на ноги.
— Это ошибка. Но моя, а не твоя, Саманта. — Она услышала, как он тихо выругался. — Ведь ты не кончила, правда?
Теперь он казался совершенно иным человеком — грубоватым, мрачным и почти справившимся со своим вожделением. Тело его было настолько прекрасно, что она не могла отвести от него глаз.
— Мне просто нужно немного поспать, и все, — слабо возразила она. — Уже поздно. Который час?
— Да, поздно, — спокойно согласился Чип.
Он расстегнул и осторожно снял с Сэмми блузу. Бюстгальтера на ней не было, небольшие обнаженные груди с розовыми упругими сосками налились. Большие руки нежно прижали девушку к себе. Сэм дрожала всем телом в крепких объятиях. Чип уткнулся лицом в ее волосы.
— Извини, любовь моя. Ты заслуживаешь больше, чем минутный экстаз на полу, — с хрипотцой произнес он. — Позволь мне снова любить тебя.
— У меня завтра трудный день. — Фраза прозвучала совершенно бессмысленно. — Первым делом я должна утром встретиться с мадам Дюмер. Мне нужно немного поспать.
Он поднял голову и очень внимательно на нее посмотрел; красиво очерченные брови сошлись в хмурой складке. Большими пальцами Чип легонько поигрывал ее сосками. Сэм задрожала, стараясь сдержать возглас удовольствия, чувствуя, что все ее тело готово ответить на его ласки. Она отстраненно наблюдала за тем, как смуглые руки ласкают светлую кожу ее грудей.
— Ты должна дать мне шанс доставить тебе удовольствие. — В его тихих словах слышалось почти раскаяние. — Ведь ты тоже хочешь меня, правда?
Она прижалась к нему, ее прекрасные светлые волосы рассыпались по обнаженным плечам. Сэмми постаралась подарить Чипу сдержанную ободряющую улыбку.
— Со мной все в порядке. Мне просто необходимо поспать, вот и все. Я должна выспаться.
Он вновь тихонько выругался.
— Будь я проклят, если что-нибудь понимаю! Сначала ты устраиваешь драку, потом срываешь с меня одежду. А теперь — вот, пожалуйста! — Казалось, он принял решение. — Я уложу тебя в постель.
Он наклонился, подхватил ее, поднял и пошел в глубь спальни. Сэм не сопротивлялась. Соприкосновение их обнаженных тел, ощущение обнимающих ее крепких рук заглушили первую же попытку протеста. Но как только Чип опустил ее на черное покрывало огромной кровати, она сжалась в комок.
Саманта старалась не смотреть на тело этого мужчины, таящее в себе угрозу, — он был готов к действию, направленная прямо на нее мощная живая стрела не оставляла в этом ни малейшего сомнения. Чип опустился на кровать и встал перед ней на колени.
Она смотрела на него снизу вверх, закинув голову назад. Ее обнаженное тело изогнулось дугой, напрягшаяся грудь тяжело вздымалась.
— Уходи, — процедила она сквозь зубы. — Я в порядке.
Все еще хмурясь, Чип обнял ее за плечи.
— Боже правый, — выдохнул он, — ты заставляешь меня чувствовать себя каким-то ублюдком. Все было плохо, да?
Его ладони поглаживали ее согнутые руки сверху вниз, от предплечий к кистям. Потом он поднес ее пальцы к губам и легонько их поцеловал. Она вздрогнула от внезапного ощущения теплоты и нежности жестких губ.
— Саманта, знаешь, тебе не следовало играть с огнем. Черт возьми, как тебе кажется, чем ты занималась всего несколько минут назад?
Она ничего не могла ответить. Этому не было объяснения. Теперь в Дешевке Чипе проявилось нечто неожиданное, совершенно отличное от того, что она видела прежде, какая-то уверенность и непреклонность, словно под личиной сексуального красавца скрывается совершенно иной человек, который никогда не позволит себя дурачить.
Высокая мускулистая фигура опустилась на нее, прижимая к кровати. Его рот изучал ее тело, ласково прикасаясь к каждому его уголку. Он нежно целовал ее глаза, кончик носа, подбородок. Сэмми задыхалась, держась за его плечи, вонзая в гладкую кожу острые ногти, лишь бы не упасть на подушки, сразу оказавшись в плену этого неожиданного, безумно эротичного напора. Она едва расслышала его бормотание:
— Ты такая хрупкая, словно лед, сверкающая ярче льда, и невероятно красивая! — Блестящий черный взгляд скользил по ее лицу. — И все подделка. Ты ведь не такая, как кажешься, правда, Саманта?
Сэмми задрожала, когда сильные ладони, очертив прекрасной формы груди, полностью накрыли их словно двумя чашами. Так приятно было чувствовать тяжесть его горячих рук на своей груди. Потом его руки заскользили вниз к тонкой талии, ласково прошлись по изгибам стройных бедер и двинулись дальше, заставляя трепетать от пробуждающегося желания. Чип склонился над ней и легонько прижался губами к ее рту.
— Ты вспомнишь об этом завтра? — прошептал он.
Саманта дрожала. Ее гипнотизировал низкий с хрипотцой голос и руки, ласкавшие ее готовое сдаться тело. Совсем близко она видела его суровое лицо, искорки опалово-черных глаз, прячущихся за густыми, невероятно длинными ресницами, никак не соответствующими грубоватой внешности. Она с дрожью втянула в легкие побольше воздуха, намереваясь повторить, чтобы он оставил ее в покое и убирался прочь, но не смогла вымолвить ни слова.
Чип снова опустился на нее всем телом, так что его бедра оказались между ее ногами.
— Не надо, — простонала Сэмми. — Я… Я не могу так.
— Так я и думал, — шепнул он прямо ей в губы.
На сей раз все оказалось еще хуже. Тогда он овладел ею, ненасытный, потерявший над собой всякий контроль. Теперь же ее собственные чувства выплескивались наружу от одного ощущения близости его тела, излучающего такое тепло, такое животное желание, что это парализовало волю Сэмми. Разве это не безумие? Она совершенно не хотела заниматься любовью с Чипом!
«С Джеком такого никогда не происходило», — со злостью припомнила она. Джек был великолепным, опытным любовником, но между ними всегда сохранялось какое-то отчуждение — этакий мужчина средних лет, занимающийся любовью с неопытной девочкой. А этот чувственный, дикий, словно зверь, мужчина, который так хотел ее, таил в себе угрозу. Он и ее заставлял почувствовать нечто, что казалось ей опасным.
— Остановись, — выдохнула Саманта. — Я не могу…
Он крепче сжал ее бедра и притянул их к себе.
— Я хочу тебя, Саманта. — Его голова опустилась к выпуклостям ее атласной груди. — И не оставлю тебя в покое. Теперь уже поздно! — Его рот ласкал ее кожу, губы трепетно поигрывали с тугими сосками. — Любовь моя, — бормотал Чип, — ты хоть представляешь себе, насколько соблазнительна? Может, у меня не все в порядке с головой, но я не могу противиться этому.
Потеряв голову, Сэмми думала об одном: это сумасшествие — заниматься любовью с тем, кого вовсе не желаешь! Но все ее существо до боли тянулось к Чипу, стремясь вновь оказаться во власти горячего великолепного тела. Она запустила пальцы в его густую шевелюру, когда он прикусил один сосок и мягко потянул за него. Тело Саманты само обвилось вокруг него, а его губы тем временем горячо ласкали ее, покусывая и всасываясь в кожу. Она прижалась ногами к его ногам, сладострастные судороги сводили ее тело. Рука Чипа скользнула ниже, поглаживая нежную плоть между бедер, его ладонь круг за кругом добралась до влажного, жаркого лона. Сэмми замерла.
— Пожалуйста, не делай ничего, — выдохнула она.
Ничего не будет — в этом Саманта была совершенно уверена. Ведь никогда ничего не было!
— Так именно в этом проблема? — Он посмотрел на нее сверху вниз. — Ты хочешь сказать, что при всем твоем очаровании… ни один мужик ни разу не удосужился удовлетворить тебя?
Не удосужился? Она вспомнила долгие, изматывающие любовные игры с Джеком, которые приносили лишь осознание того, что она опять обманула его ожидания. Саманта закрыла глаза, морщась от боли нахлынувших воспоминаний. Когда она вновь их открыла, Чип все еще внимательно смотрел на нее.
— Саманта, я это сделаю, — прошептал он. — Просто доверься мне.
Она едва не задохнулась, почувствовав, как его сильный палец легонько и как-то очень интимно ласкает ее, проникая все глубже внутрь. Сэмми, смущенная и протестующая, попыталась вырваться из его рук, но Чип словно превратился в гигантского тигра, источающего страсть, а она — беспомощная и беззащитная — постепенно подчинялась его власти.
— Любовь моя, — бормотал он. — Будь умницей, не сопротивляйся. Дорогая моя, прекрасная, замечательная, просто отдайся мне.
Это и впрямь походило на безумие. Ночь полностью поглотила их. Темноту разрывали только ослепительные вспышки огня, которые обрушивались на Саманту, нашептывая, что здесь, на верхнем этаже мрачного дома, в совершенно чужой стране, за тысячи миль от всего, что важно для нее, она может забыть обо всем и поступить так, как подсказывает звучащий в ушах мрачный голос.
Она испугалась.
— Я не могу! — Сэмми вытянулась в струнку. Она боялась этого человека. Он обладал слишком большой властью над ней. Казалось, она спускается в кратер бурлящего вулкана.
Чип быстро приподнял Саманту и, обняв за плечи, слегка прижал к себе. Сэмми глубоко вдохнула теплый мускусный запах его тела. Сильные пальцы, лаская и поглаживая ее кожу, не давали высвободиться из крепких объятий.
— Ты можешь. Люби меня, Саманта, дай себе волю. Думай о том, что я делаю и как сильно ты этого хочешь.
Он быстро накрыл жадным ртом ее губы. Поцелуй, словно разряд электрического тока, горячий и болезненный, пронзил ее. Против собственной воли она ощутила, что тело уносится в буйную, жгучую темноту, и мозг фиксирует лишь какие-то клокочущие удары и все разрастающиеся красные вспышки. Сэмми вдруг изогнулась, ноги сами собой начали неистово скользить вверх и вниз по его бедрам, и она погрузилась в волшебную темноту, где разгорающийся огонь концентрировался вокруг бесподобных ласк его пальцев.
— Отдайся мне целиком, любовь моя. — Чип внимательно наблюдал за ней, на его лице застыло выражение сладострастия.
Кожа Сэмми покрылась испариной, она стонала, все плотнее прижимаясь к нему, поднимаясь выше и выше в безумном экстазе горячечного любовного танца. Она, громко всхлипывая, еще пыталась бороться с нарастающим наслаждением, но вдруг в глазах почернело, яркие вспышки молний разорвали окружающую темноту. Это чувство захватило ее целиком, подняло на невероятную высоту, заставило вплотную прижаться к Чипу. Саманта кричала в полный голос. Неконтролируемая страсть заставляла ее извиваться, состря-сала и пожирала ее.
Жесткие губы закрыли ей рот, стараясь заглушить крики. Чип упал на нее, обхватил бедра руками и проник в нее настолько глубоко, что Саманта всхлипнула Охваченная всполохами пламени, она впустила его в себя, словно меч в ножны. Раздался громкий стон Чипа.
— Саманта, открой глаза и посмотри на меня. — Она выполнила его просьбу и увидела совсем близко пылающий взгляд. — Обними меня. — Чип прижался к ней всем телом. — Смотри на меня.
Ее руки заскользили по его гладкой коже, по подрагивающим мощным мышцам и широким плечам, крепко обняли за шею. Пальцы Саманты нащупали чуть взмокшие от пота пряди курчавых волос. И наконец с восторженным победным криком он вошел в нее целиком, и его ритмичные движения внутри ее тела подвели Сэм к новому пику наслаждения и страсти.
Теперь Саманта уже сама впилась в его губы неистовым поцелуем. Он что-то попытался сказать, но слова утонули в ее губах. Адское смятение чувств слилось в общем крике. Саманта задрожала всем телом, хриплые стоны Чипа раздавались где-то прямо над ее ухом. Он напрягся, прижимая Сэмми к себе, изливая в ее лоно всю свою страсть. Она уткнулась лицом в его плечо, рот открылся в безмолвном крике, зубы впились в скользкую от пота кожу, так что на языке появился соленый привкус.
Не переставая содрогаться, Чип всей своей тяжестью упал на Сэмми. Он сжал ее ладони, пальцы их переплелись.
— О, Саманта, — странным, дрогнувшим голосом проговорил он. — Лучше не бывает. — В тоне Чипа звучало некоторое удивление.
За безумием страсти последовало долгое молчание. Она полностью погрузилась в баюкающее, уносящее за собой, не отпускающее ощущение удовольствия. Об этом нельзя сказать «лучше», промелькнуло у нее в голове, это великолепно! Наконец это свершилось!
Он осторожно притянул Сэмми к себе, обнимая, словно давно имел на это право, словно она — его собственность. Его губы утонули в копне ее волос.
— Устала? — заботливо спросил Чип.
Когда Сэмми не ответила, он повернулся к ней и внимательно заглянул в лицо. Потом выпрямился, натянул простыни поверх обнаженных тел и устроил их обоих поудобнее.
— Поспи, — тихо сказал он.
Прошло немало времени, и посреди глубокой ночи она вдруг услышала:
— Саманта, проснись.
Сэмми с огромным нежеланием вернулась к действительности, усталость не отступала. Она даже не отдавала себе отчета, где находится, да и чувствовала такое изнеможение, что это не имело принципиального значения.
Низкий мужской голос настойчиво продолжал обращаться к ней.
— Саманта, дорогая, проснись. — Сильные руки обхватили ее и приподняли над подушкой. — Ты плакала во сне, любовь моя.
Возможно, так и было. Причем не в первый раз. Это был давнишний знакомый ночной кошмар. Она почувствовала, что в темноте прижимается щекой к чему-то крепкому и теплому, к сильным мышцам под гладкой кожей. Чьи-то руки сжимали ее в объятиях. Лицо Саманты было мокрым от слез, влажной оказалась даже кожа Чипа.
Скорее всего ей приснился все тот же ужасный сон, который приходил всякий раз, когда Сэмми попадала в беду: поднимается буран, а она стоит, охваченная ужасом, потому что рядом никого нет. Но на сей раз вообще все пропало, все покинули ее. Она никак не могла отыскать людей, которых любила.
Постель показалась ей уютной, как насиженное птичье гнездышко, лежащий рядом большой, сильный мужчина нежно сжимал ее в объятиях. Так до конца и не проснувшись, Сэмми повернулась к нему, ища тепла и покоя.
— Подари мне еще раз твою любовь, — прошептала она.
Его пальцы очень нежно смахнули с ее лица оставшиеся слезинки.
— Ты уверена, что хочешь этого? — прошептал в темноте низкий голос. — Ты хочешь, чтобы я снова занялся с тобой любовью?
— М…м… да.
Ее голос слегка охрип со сна. Тело само собой прильнуло к нему, а руки притянули к себе его сильную, мускулистую фигуру. Она почувствовала, как Чип тут же оказался между ее ног, напряженный, жаждущий снова обладать ею.
Она, наверное, должна вспомнить о Джеке. В конце концов, именно Джек был мужчиной, которого Сэмми не так давно любила. Чувство вины и боли, которое она испытывала, думая о Джеке Сторме, должно было оживить в ее памяти его образ, но этого не произошло.
И был кто-то еще, теплый, нежный и волнующий, но кто именно — Сэмми понять не могла. Мысли сами собой уплывали в темень ночи.
Единственным, что она могла представить себе, когда горячие губы устремились навстречу и накрыли ее рот страстным поцелуем, были прекрасные аристократические черты и карие с золотинкой глаза Алана де Бо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог

Часть I

123456789101112

Часть II

1314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Атласная куколка - Дэвис Мэгги



пять с плюсом, получила такое же удовольствие как от книг сьюзен э.филлипс
Атласная куколка - Дэвис Мэггиарина
19.08.2011, 16.56





Замечательно! Не банально, без соплей и тупости! Захватил и не отпускал до самого конца! советую
Атласная куколка - Дэвис МэггиГалина
16.08.2013, 22.33





хороший роман!
Атласная куколка - Дэвис Мэггианна
6.10.2013, 17.49





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





Чуть затянуто, но не плохо. Отличный герой. 9/10
Атласная куколка - Дэвис МэггиВикки
2.06.2015, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100