Читать онлайн Атласная куколка, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 80)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Атласная куколка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5
ЭСКИЗ

Проснувшись в воскресенье утром, Сэмми поняла, что должна связаться с Нью-Йорком.
Джеку звонить нельзя. В любой другой день — да, но не в воскресенье, потому что выходные он проводит в Коннектикуте с Марианной и дочерьми. Связь с женатым мужчиной — прежде Сэмми всегда осуждала такое. «Но еще хуже первым делом вспоминать об этом, просыпаясь утром», — сказала она себе, перекатываясь на широкой кровати и протягивая руку, чтобы взять часы с ночного столика.
В Париже было девять часов утра. Значит, в Нью-Йорк звонить слишком рано. Однако совершенно необходимо переговорить с Минди Феррагамо, уточнить кое-что, прежде чем она в понедельник встретится с директрисой Дома моды Лувель. Отчет для штаб-квартиры Джексона Сторма в Нью-Йорке окажется не таким простым делом, как все они думали. Звонок, конечно, придется отложить на несколько часов, но за это время следует продумать, что она собирается сказать.
Сэмми перевернулась на спину и прикрыла глаза, стараясь не обращать внимания на затхлый запах, исходящий от кровати, покрытой какой-то невероятной простыней из черного атласа, и привести мысли в порядок. Она никогда не отличалась способностью составлять отчеты и все еще ощущала последствия долгого перелета, но хотела выполнить поручение как можно лучше. Если в ее голосе прозвучат панические нотки, это никак не укрепит ее позиции в корпорации. Необходимо четко представить себе, что нужно сказать.
«О'кей, так что же сообщить?» — со вздохом подумала Сэм.
Может, так: «Дом моды Лувель — старое здание на улице Бенедиктинцев, что недалеко от рю де ла Пэ. Большие площади, которые сейчас не используются, особенно конторские. Работников в ателье немного. Одна из портних одновременно занимается примерками». Не слишком хорошо, но все-таки какое-то подобие доклада.
Пошив одежды для похорон — можно ли считать это основной деятельностью заведения? Лучше промолчать, пока она сама не разберется. Часовня с могилами рыцарей в подвале? Смешно. Директриса — мадам Соланж Дюмер — говорит, что не знает английского, а ее дочь, которая работает здесь же моделью?
По крайней мере, одна загадка: почему прекрасная Софи подвизается в таком салоне, как Дом моды Лувель, — разрешилась, как только появилась мадам Дюмер. Саманте даже не понадобились тихие комментарии Алана де Бо, сообщившего, что Соланж Дюмер — мать Софи. Сходство сразу же бросалось в глаза: та же фигура, высокая грудь, кожа цвета взбитых сливок и рыжие волосы. Мадам Дюмер вовсе не пришла в восторг от несколько взъерошенной Сэм Ларедо в вязаной кофточке, джинсах и ботинках — неожиданного представителя Джексона Сторма из Нью-Йорка.
При помощи Алана де Бо, взявшего на себя обязанности переводчика, Сэмми узнала: мадам Дюмер очень сожалеет о том, что мадемуазель Ларедо прибыла в такое неподходящее время — в выходные дни. Резко повернувшись и поднимаясь вверх по ступенькам, директриса сказала, что прямо в понедельник утром, прибыв в свой офис, встретится с представителем Сторма.
Не слишком любезно, никакого желания сотрудничать. Было ясно, что сообщение о продаже ателье оказалось для управленческого персонала Дома моды Лувель такой же неожиданностью, как и для руководства компании Сторма. В одном Сэмми была уверена: перед встречей с директрисой необходимо переговорить с Минди Феррагамо. Ей нужны кое-какие руководящие указания. Слишком многие вопросы до сих пор оставались без ответа.
Из того, что она увидела в Доме моды Лувель, стало ясно: стиль работы этого Дома моды не совпадает с тем, что можно назвать общей тенденцией для подобных заведений. И все-таки, даже принимая во внимание все — от старинного, похожего на музей здания в темном тупике до полупустых контор, мастерских и откровенно враждебно настроенной мадам Дюмер, — может, этого недостаточно, чтобы говорить о странностях Дома моды Лувель?
Оставались, правда, еще и загадочные клиенты. Кое-кого из них она уже видела: Алан де Бо. его сестра, побирушки-итальянки. Все это только повод для новых вопросов. Как могут старуха и ее внучка заказывать здесь туалеты, если даже манекенщица знает, что они слишком бедны, чтобы оплатить счета? Единственный способ выяснить это — ознакомиться с бухгалтерией. Сэмми нахмурилась и сжала губы. Ведь это дело Денниса Волчека, не так ли?
После полудня она подошла к золотисто-белому телефонному аппарату рядом с кроватью. Минди Феррагамо чаще всего проводила воскресные дни в своей квартире в Манхэттене, созваниваясь с фабриками в Бразилии и Мексике, а также с руководителями отделений корпорации Джимми Энгом в Гонконге, Дайшеком Кимом в Сеуле и Чарли Ли на Тайване, где в разгар сезона работа велась круглосуточно семь дней в неделю. Сэмми собиралась просто сообщить, что прибыла в Париж, и с этого начать разговор.
Она никак не ожидала, что дозваниваться придется долго. Из Нью-Йорка нетрудно позвонить в любой европейский город — достаточно набрать нужный код. Но сегодня разговор то и дело откладывался. Когда наконец в трубке раздался голос Минди Феррагамо, помехи на линии не позволяли услышать почти ни слова.
Сэмми пришлось кричать.
— Это Сэмми из Парижа. Думаю, следует сообщить, что я добралась нормально.
— Да, детка. — Голос Минди звучал неразборчиво и, похоже, немного обеспокоенно. — Я жду важный звонок. Сэмми, что там у тебя?
По тону Минди Сэмми сразу же догадалась: происходит нечто неладное. Ей, видимо, следовало дождаться понедельника и переговорить с самим Джеком.
— Минди, я могу подождать и связаться завтра с Джеком. — Она вовсе не желала показать, будто чувствует себя виноватой. — Прости, что побеспокоила, если ты сейчас занята.
— Послушай, Сэмми. Чертовски трудно связаться с Чарли Ли, а я как раз с ним разговариваю.
Сэмми не могла понять, в чем дело. Минди говорила не торопливо, а нетерпеливо, словно хотела сказать: «Не занимай мое время».
— Джека нет в городе, Сэмми. Можешь звякнуть мне в конце недели?
В конце недели? Саманта совсем ничего не понимала; она оказалась за тысячи миль от чего-то важного, происходящего в Нью-Йорке без ее участия. Хуже того, Джек, оказывается, уехал и ничего ей не сказал. Как могло случиться такое?
— Но, Минди, мне казалось, что к концу недели я должна вернуться в Нью-Йорк. А Джек долго будет отсутствовать? — осторожно поинтересовалась она.
— Послушай, Сэмми… — Голос Минди зазвучал весьма резко. — Мы приняли решение, что все твои звонки из Парижа должны быть адресованы в «Джуниор лонстар». На следующей неделе переговори с Джини Кляйнберг, ладно? Пока ты отсутствуешь, отделение «Сэм Ларедо» передано ей.
— Что? — Сэмми показалось, что она ослышалась. В мире торговли может случиться что угодно. Неужели что-то происходит прямо сейчас? — Минди, где Джек? Что происходит с «Вестерн джинс»? Почему мое отделение передано «Джуниор лонстар»? Я хочу переговорить с Джеком!
Она поплотнее прижала трубку к уху. Если поездка в Париж была столь важна, почему в ее отсутствие предпринимаются такие шаги?
— Дай мне номер телефона Джека, Минди. Где бы он ни находился. Я должна поговорить с ним.
Наступила долгая пауза.
— Сэмми, Джек не хочет, чтобы ты торопилась с парижскими делами. Представь, что это небольшой отпуск. А почему бы и нет? Черт возьми, Сэмми. Пожить вот так в Париже — шанс, который дается не каждому. Хотела бы я оказаться на твоем месте, детка.
Саманту охватила легкая паника.
— Где он? — закричала она.
В это мгновение для нее не имело значения то, что представитель крупной корпорации теряет свой престиж, переходя на визг. Только Джек может все объяснить. Ей необходимо с ним связаться.
— Минди, куда уехал Джек?
— Сэмми, у меня важный звонок. — В голосе на другом конце линии послышались ледяные нотки. — Джека не будет пару недель, он объезжает предприятия на Дальнем Востоке. Я уже сказала: обсуждай все с Джини Кляйнберг.
«Нет, никаких разговоров с Джини Кляйнберг», — зло решила Сэмми. Сколько же всего произошло за короткое время, а она ни о чем не знает! «Это Джек, — прошептал тихий голосок где-то внутри. — Не Минди и никто другой. Это Джек. Это он так поступил с тобой».
— Послушай, я возвращаюсь в Нью-Йорк. И привезу доклад относительно Дома моды…
Прервавшая ее Минди заговорила более чем резко:
— Оставайся в Париже, Сэмми. Слышишь? Используй время с максимальной пользой. Здесь все чертовски заняты подготовкой июльского шоу. Так что оставайся там, детка, и, пока есть возможность, наслаждайся Парижем. Готовь, и присылай доклады. Джини Кляйнберг или я просмотрим их. Но, Сэмми, оставайся в Париже!
— Я привезу доклад с собой. — В голосе Саманты звучало отчаяние. — Но прежде я должна переговорить с Джеком. Сейчас, сегодня же! Мииди! Ты должна дать мне номер, по которому я могу с ним связаться!
Теперь тон Минди был холоден и непреклонен.
— Не делай глупостей, Сэмми. Джек объезжает Гонконг и Тайвань. Ты не сможешь ему позвонить. — Она помолчала и многозначительно добавила: — Марианна и девочки поехали с ним.
Сэмми сидела на краешке кровати, выслушивая то, что говорит Минди, и не веря собственным ушам. Вот как Джек заканчивает подобные истории! Сомнений быть не могло, слухи доходили до нее с первого же дня работы в корпорации. Когда Джек Сторм хотел положить конец истории со своим очередным «открытием», он делал это быстро. И именно Минди Феррагамо всегда помогала ему обрубить концы.
— Сэмми? — донесся до нее далекий голос. — Ты меня слышишь? Не торопясь, занимайся делами. Все оплачено до конца июля, а в парижском банке открыт депозитный счет на твое имя. И, Сэмми… оставайся в Париже.
Это в конце концов произошло.
Джек Сторм вытянулся в кресле на террасе своего гостиничного номера, осторожно держа в руках стакан минеральной воды с плавающими в ней кусочками льда и лимоном. Он закрыл глаза и постарался забыть, как ненавидит Гавайи. В особенности этот шумный, кишащий туристами отель «Кахала-Хилтон», где любят останавливаться Марианна и дочери.
Кресло из хрома и красного дерева оказалось коротковато для мужчины ростом под метр девяносто. Вечерний бриз с залива Вайкики был насыщен влагой и не приносил желанной прохлады, но все-таки находиться на террасе приятнее, чем в номере, где свежий воздух подавался мощными кондиционерами.
Джек с тоской подумал, что к вечеру влажность становится совершенно невыносимой. Однако лучше сидеть здесь, чем заставить себя подняться и, спустившись на лифте на несколько этажей, выйти на прогулку по специально проложенным тропинкам, где создавалось впечатление, что человек бредет по настоящим джунглям. Ведь для этого следовало хотя бы переодеться. Сейчас на нем был оранжево-белый костюм, похожий на те, что носят полинезийцы. Его вчера купила в одном из самых дорогих магазинов острова его красавица жена. Даже кричащей расцветки лоскутам материи, ниспадающим с его бедер, не удалось заставить Джека почувствовать дух Гонолулу. Но когда он после обеда облачался в этот наряд из легкого хлопка, Марианна прошептала ему на ухо, что теперь он, седовласый и смуглый, похож на древнего таитянского бога войны. Как обычно, Джек сдался.
На какое-то мгновение он даже ощутил прикосновение обвившихся вокруг его тела рук жены и знакомую реакцию плоти на красоту Марианны. Это чувство стало редким гостем после семнадцати лет брака. А когда оно вдруг появлялось, он чаще всего отгонял его прочь, как сейчас, когда Марианна, легонько хлопнув мужа по плечу, напомнила, что их дочери-подростки находятся в соседней комнате.
Джек приоткрыл один глаз и заметил собственное отражение в стеклянной двери, ведущей из номера на террасу: загоревший до цвета поджаристой булочки старина Джейк, со смешком припомнил он свое настоящее имя, валяется в шезлонге. Все его мужские достоинства были прикрыты лишь туземными тряпицами, разрисованными белыми и оранжевыми цветами. Может, жене он и напоминал полинезийского бога, но ровный загар и стройность тела достигались все-таки куда более цивилизованным путем: под лампами для загара в атлетическом клубе Нью-Йорка. Жариться на солнышке Оаху, слышать визг детишек, играющих у бассейна гостиницы «Хилтон», монотонное перекатывание серфинговых досок на волнах и шорох автомобильных шин, мчащихся по направлению к Даймонд-Хэд, — занятие для бездельников.
«За ту же цену — тысяча долларов в сутки, — подумал он, вглядываясь в первые звездочки на небе, — мы могли бы прекрасно провести время на большом острове Мауи, в отеле „Капалуа-Бей“, где на семистах акрах раскинулись великолепные бунгало; каждый дом имел свой пляж, на котором при желании можно купаться в море и загорать хоть нагишом. Там, по крайней мере, не приходилось на каждом шагу сталкиваться с бесчисленными шумными туристами, толпами бродящими тут и там. Напялив на головы комичные соломенные шляпы, продающиеся в каждой сувенирной лавке Вайкики-Бич, они дружными рядами выстраивались в очереди на экскурсионные автобусы. Однако его жена и дочери даже слышать не желали о Мауи. Им не хотелось далеко уезжать от Гонолулу прежде всего по той же причине, по которой они сопровождали его во многих поездках, — их страстью всегда было посещение магазинов.
Вечно что-нибудь покупают, размышлял Джек, потягивая прохладную минералку. Он никогда не пытался лишить жену и дочерей этого развлечения, но покупки, которые приходилось потом упаковывать и доставлять багажом в Штаты, бесполезным грузом дополняли тонны образцов примитивистского искусства, коллекционных вещичек, модных штучек, без которых «никак не обойтись», мебели и бог знает еще чего, что приобреталось в Париже, Лондоне, Каире, Сингапуре, Сиднее, а за последний год и в Рио-де-Жанейро Все это распихивалось по всему дому в Коннектикуте, а кое-что, несмотря на его мольбы и возражения, перебралось даже в Манхэттен. Трофеи, «захваченные» во время набегов на магазины, начали проникать даже в зимний домик в Сент-Круа.
Теперешняя поездка — помоги ему бог! — предполагала Гонконг и материковую часть Китая, и Марианна уже давно вынашивала планы этбго турне.
Вновь поднеся стакан к губам, Джек услышал хлопанье дверей и высокие, чистые голоса дочерей, окликающих его. В то же мгновение раздался телефонный звонок. Он схватил трубку аппарата, стоящего на террасе, прежде чем успела ответить Марианна.
— Алло, — неопределенно протянул Джек.
Высокая стройная фигурка жены застыла в стеклянных дверях на фоне яркого пятна электрического света. Марианна, как всегда, являла собой образец холодной красоты: темные волосы гладко зачесаны назад, открывая великолепную, словно вылепленную скульптором, форму головы. Недаром эта женщина стала фотомоделью номер один в семидесятых. Тело Марианны было завернуто в полинезийский саронг, эффектно подчеркивающий соблазнительные холмики небольших грудей и обнаженные плечи: на ногах — оранжевые босоножки на высоких каблуках; за ухом — белый цветок гибискуса. Он заметил, что жена нахмурилась, когда он ответил на звонок.
— Джек? — По голосу чувствовалось, что Минди Феррагамо немного нервничает. — Джек, ты меня слышишь? Я едва дозвонилась, и такие помехи на линии…
— Джек, — позвала Марианна, открывая стеклянные двери.
— Привет, детка, — ласково поприветствовал он жену, прикрыв трубку ладонью. — Где ты была? Опять ходила по магазинам?
Он вовсе не хотел, чтобы вопрос прозвучал саркастично, но заметил, как она напряглась.
— Ты занят, Джек? — поинтересовалась Минди. — Я могу перезвонить через час, о'кей?
— Боже! Да скажи же ей, что это Гавайи! — потребовала Марианна. — Объясни, что ты в отпуске!
Он только улыбнулся.
— О'кей. Итак, «конюшня сгорела»… — сказал он Минди. — А в остальном?
Эго была их старинная шутка: если он уезжал и Минди звонила ему, они приветствовали друг друга таким образом. Когда-то, еще на Седьмой авеню, действительно произошло нечто подобное. И вот теперь, когда он стал мультимиллионером, властителем империи моды, они все, еще продолжали шутить, как встарь.
Джек наблюдал, как слегка покачиваются соблазнительные бедра жены, обтянутые оранжевым цветастым полотном, когда она скрылась в комнате. Было что-то новенькое в том, что Марианна возражала против деловых звонков. Она просила его не отвлекаться на деловые вопросы, пока они будут на Гавайях. Джек этого не обещал, да и Марианна знала, что такое невозможно. И все-таки он не мог понять, что с ней творится.
— Звонила Сэмми Ларедо из Парижа. Я все сказала ей, Джек. Она хотела сразу же вернуться в Нью-Йорк. Я велела ей не торопиться. Но, знаешь, нельзя оставлять это в таком виде.
— Минди, не беси меня. — Он допил воду и поставил стакан на пол рядом с креслом. У него не было сейчас ни малейшего желания думать о парижских делах или о Сэмми. — Отложим этот вопрос, — сказал Сторм, наблюдая сквозь стеклянные двери, как жена разворачивает брошенные на кровать пакеты с покупками. — Оставим это до моего возвращения.
— Джек, послушай, пожалуйста. Она хочет переговорить с тобой в понедельник.
— Нет. — Джек следил за тем, как жена и младшая дочь освобождают от тисненой оберточной бумаги пару ярко-розовых национальных головных уборов.
— Послушай, Джек. — По резкому тону стало ясно, что Минди не на шутку обеспокоена. — Стала бы я звонить в Гонолулу, если бы не понимала, что это серьезная проблема? Сэмми — трудный ребенок, выросший на Диком Западе. Она упряма, Джек, и настырна, как и все там. Она не станет вот так запросто ждать в Париже решения своей судьбы.
Марианна соорудила на голове подобие чалмы, примеряя обновку, и стояла теперь посреди комнаты в узеньком кружевном бюстгальтере и вызывающих трусиках, состоящих из одних тесемочек. Джек припомнил, что это — вчерашние приобретения, и едва не схватился за голову, увидев на младшей дочери, Дженнифер, такие же пикантные штучки.
— Джек, я тебя не узнаю! Послушай, разве я когда-нибудь беспокоила тебя по пустякам? Но девочка в Париже, и меня волнует вопрос — к чему это приведет?
В трубке послышался легкий щелчок. Марианна сняла трубку в спальне и позволила себе вмешаться в разговор. В обычно нежном голоске слышались железные нотки.
— У нас отпуск, Минди! К черту дела! Я не желаю, чтобы ты сюда звонила!..
— Детка, — привычно обратился к жене Джек и укоризненно покачал головой, стараясь, чтобы она увидела его через стеклянную дверь номера.
— Это крайне важно, Марианна, — донесся далекий голос Минди. — Мне необходимо поговорить с Джеком.
— Я знаю, что это важно. Но мы на Гавайях, ты не забыла? — В непреклонном тоне миссис Сторм сквозила издевка. — Предполагается, что до Гонконга ты не будешь втягивать Джека ни во что. С ним здесь я, и, смею надеяться, я могу хотя бы ненадолго забыть о делах и о тебе. Вешай трубку, Минди! — Она с вызовом посмотрела на Джека, прижимая к уху телефонную трубку. — Все, Минди, все, — монотонно повторяла Марианна. — Вешай трубку, хватит!
Сердито глядя на жену и всем своим видом давая ей понять, что он ужасно недоволен, Джек Сторм торопливо сказал:
— Черт возьми, ты же видишь, Минди, я не могу сейчас разговаривать. Позвоню позже.
Он едва слышал себя, потому что Марианна продолжала настойчиво требовать, чтобы Минди повесила трубку.
— Нет, подожди, — повысив голос, распорядился он. — Лучше давай созвонимся завтра.
Он уже клал трубку на аппарат, когда Марианна распахнула стеклянные двери. Как всегда прекрасная, она стояла перед мужем, и ее огромные глаза метали сердитые молнии.
— О'кей, о'кей, — примирительно заговорил Джек, поднимая руки в знак того, что сдается, хотя и не испытывает раскаяния. — Ты добилась, чего хотела. Я от нее отделался. — Оба знали, что он имеет в виду; называть имен не было необходимости. — Повторяю тебе, Марианна. Никаких проблем.
В соседней комнате находились дочери, и по их позам — обе как бы невзначай замерли у открытых дверей, напряженно склонив головки, — Джек понял, что девочки прислушиваются к разговору. Ему совершенно не хотелось, чтобы разыгралась какая-нибудь отвратительная сцена. Раньше такого никогда не случалось, и Джек никак не мог понять, что же изменилось на сей раз.
— Господи, Марианна! — рявкнул он. — Может, ты отстанешь от меня? Все кончено. Я уже сказал тебе: все кончено!
Впервые он осознал, что не так уж сильно раскаивается. Во всяком случае, не из-за Сэмми Уитфилд. К тому же пока нет необходимости принимать решение. Он просто отошел в сторону, в чем, собственно, и обвиняла его Минди. Но он ни за что не будет торопиться.
Его жена, стоя в дверях, пристально рассматривала Джека с каким-то совершенно новым выражением лица. Все, что происходило на сей раз, происходило впервые. Даже то, как Марианна при этом выглядела.
— Ты дерьмо. — Голос Марианны Сторм прозвучал совершенно спокойно.
Она повернулась и вошла в номер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог

Часть I

123456789101112

Часть II

1314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Атласная куколка - Дэвис Мэгги



пять с плюсом, получила такое же удовольствие как от книг сьюзен э.филлипс
Атласная куколка - Дэвис Мэггиарина
19.08.2011, 16.56





Замечательно! Не банально, без соплей и тупости! Захватил и не отпускал до самого конца! советую
Атласная куколка - Дэвис МэггиГалина
16.08.2013, 22.33





хороший роман!
Атласная куколка - Дэвис Мэггианна
6.10.2013, 17.49





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





Чуть затянуто, но не плохо. Отличный герой. 9/10
Атласная куколка - Дэвис МэггиВикки
2.06.2015, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100