Читать онлайн Атласная куколка, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Атласная куколка

Читать онлайн


Предыдущая страница

23

— Если мы поженимся, где мы будем жить? — спросила Сэмми.
Она стояла в дверях ванной комнаты и наблюдала, как Чип бреется. На его великолепном теле не было ничего, кроме бинтов. Он слегка нагнулся над раковиной, заглядывая в зеркало и проводя лезвием по намыленной верхней губе. Сэмми не могла сдержать восхищения, любуясь мускулами его спины, крепкими длинными ногами и сильными бедрами и ягодицами. Он выглядел настолько мощно, настолько мужественно, что мысли Сэмми были полны сладострастия. Далеко не каждый мужчина может похвастаться такой фигурой. Ей очень нравилось вот так стоять в дверях ванной и наблюдать за ним.
Его черные глаза поймали в зеркале ее взгляд, пока Чип стряхивал с бритвы в раковину мыльную пену.
— Не «если» мы поженимся, Саманта. Мне казалось, что мы уже решили этот вопрос.
«Ладно, предположим, решили», — мысленно согласилась она.
— Хорошо, где мы будем в этом случае жить?
Он приподнял подбородок и начал водить лезвием по коже.
— В Лондоне, по большей части. Я работаю здесь, в Скотланд-Ярде, уезжаю только по заданиям Интерпола. — Он минуту помолчал и добавил: — Здесь много модных магазинов. Лондон — не такая уж дыра, как ты думаешь. Ты никогда не думала заиметь собственный бутик?
Она удивленно уставилась на него. Ее первой мыслью было: инспектор Чизуик командует во всем. Только потом она поняла, что удивлена и растрогана. Он беспокоится о ней!
— Да, это было бы великолепно, — неуверенно начала она. — Но у меня нет капитала, с которым можно было бы начать такое дело, как ты понимаешь.
Он нахмурился, потом повернулся к зеркалу и продолжил бритье.
— Я мог бы обеспечить финансирование этого дела. А когда нам придется уезжать, будешь оставлять кого-нибудь вместо себя, чтобы присматривал за магазином. Скажем, наймешь менеджера. Ты ведь в большинстве случаев захочешь ездить со мной, правда?
Она видела, что Чип говорит совершенно серьезно. У него уже все было распланировано: бутик, менеджер, совместные поездки. Звучало это восхитительно.
— Хотя не следует слишком торопиться с магазином, — посоветовал он. — Лучше подождать. У меня есть родственники в Калгари, в Канаде. Это недалеко от Вайоминга, правда? Думаю, мы проведем медовый месяц там.
Ну вот, теперь они уже едут на медовый месяц в Канаду! Типичный англичанин, размышляла Саманта, думает, что Калгари совсем рядом с Вайомингом.
— Ты, конечно, прекрасный организатор, — сухо заметила она. — Так когда начинается наш медовый месяц?
Чип бросил бритву в раковину и повернул кран, все еще глядя в зеркало. Одна его бровь удивленно поползла вверх.
— На следующий день после свадьбы, глупышка, — нежно объяснил он, обжигая ее горячим и не слишком пристойным взглядом. — Скажем, послезавтра.
Сэмми проглотила вставший в горле комок. Она, конечно, уже поняла, что ее влечет к властным, умеющим командовать мужчинам. Но теперь она уяснила, насколько сильно это влечение Инспектор Кристофер Чизуик… Интерпол .. Скотланд-Ярд .. Медовый месяц, бутик и путешествие в Канаду. Интересно, не купил ли он уже и билеты?
— Я могу взять трехнедельный отпуск, — сказал Чип, опираясь на раковину и продолжая сверлить ее черными глазами. — Я всегда мечтал увидеть Канаду и Штаты. Навестим твоих родственников?
Саманта взглянула на него с удивлением. Об этом она как-то не думала Все ее братья были уже женаты и более-менее устроены, хотя двое сидели без работы, а Джек, самый младший, по-прежнему отмечался в полицейском участке после того, как был осужден за драку в баре. Сэмми почему-то была уверена, что ее братьям Чип понравится, — он, пожалуй, покруче их. Может, он найдет общий язык даже с отцом. Чип почувствует себя как дома в ее семье, несмотря на то, что он полицейский.
— Думаю, да, — пробормотала она и полюбопытствовала: — А ты всегда бреешься голый?
Он вновь удивленно вскинул брови.
— А ты всегда наблюдаешь голая за тем, как бреется голый мужчина?
Она быстро опустила глаза, посмотрела на себя и почувствовала, что краснеет под его горячим взглядом.
— Я никогда не наблюдала за тем, как бреется мужчина, — пробормотала она. Сэмми чувствовала, что щеки ее полыхают, но не собиралась убегать в спальню. Она встретилась с Чипом взглядом и вскинула подбородок.
— До тебя у меня был всего один мужчина. — Она хотела полной ясности в их отношениях.
— Я знаю, любовь моя, — тихо сказал Чип и улыбнулся ей в зеркало.
«Удивительный человек». Сэмми с любовью глядела на Чипа. Он не собирался расспрашивать ее о Джеке и, возможно, никогда не соберется, если она сама не захочет поговорить об этом.
— Что они делали с героином? — спросила она, чтобы сменить тему. — Им ведь приходилось вывозить его из Дома моды Лувель, правда?
Чип склонился над раковиной и плеснул водой на лицо.
— Они выносили его через подземную часовню.
— Но Алан водил меня вниз, все мне там показал.
Конечно, вдруг поняла она, так он и должен был поступить. Алан де Бо даже настоял, что все покажет сам, чтобы она никогда не спускалась туда одна. С ним она была там в безопасности. А каким замечательным казалось ей то время, ее первое утро в Париже, вспомнила Сэмми. Алан был так очарователен, когда показывал ей гробницы крестоносцев! Он убедил ее, что экскурсия не больше чем шутка, а сам был связан с наркобизнесом. Вспомнились Саманте и многие другие довольно странные вещи, например, необъяснимая сцена между Аланом и Софи в день ее приезда, когда расстроенная манекенщица убежала от него прочь. Это тоже, вероятно, было связано с наркотиками.
— В чем дело, любовь моя? — Чип внимательно следил за выражением ее лица.
— Ни в чем, — вздохнула Сэмми. — Просто я ничего не понимаю. Все у него было — внешность, деньги, титул. Ты ведь знаешь, что Алан де Бо — герцог?
Он усмехнулся.
— Какая-то боковая ветвь семейства Анжева, но никаких денег, любовь моя, уже сотни лет. Все — сплошной обман. Они получали доход от торговли наркотиками.
«Еще и это! — подумала Сэм. — Алан де Бо — еще одна странная, темная сторона парижской жизни, к которой относятся и все эти потрепанные титулованные старухи и их родственники, то и дело появляющиеся в Доме моды Лувель».
— Надеюсь, мне никогда больше не придется иметь дело с аристократами, — содрогнулась Сэмми. — Теперь я понимаю причины американской революции.
Мужчина, стоящий перед умывальником, замер, поднеся бритву к намыленной половине лица.
— Нельзя судить об урожае по одному гнилому яблоку, Саманта. Будь милосердной.
— Нет, можно. К тому же Алан де Бо — не один. Есть еще старая герцогиня, скрывающая болезнь внучки, лишь бы выдать ее замуж, и целая команда клиенток, которым шили наряды, не ожидая, что они когда-нибудь заплатят. А еще существовало «право господина», — продолжала она все громче, не давая Чипу прервать ее. — Это когда господин проводил ночь с несчастной новобрачной своего крестьянина, лишая ее девственности. Жестоко и отвратительно! Все вообще отвратительно! Какое лицемерие! Эти принцессы, графини и герцогини — все они ничуть не лучше остальных. Просто банда уличных разбойников! И если бы не они, не было бы прикрытия для операций с наркотиками!
— Возможно, и нет, — мягко согласился Чип и снова занялся бритьем. — Согласен, их использовали в качестве прикрытия.
— Вот чего я никак не могу понять: что они делали с героином после того, как выносили его в подвал?
— В подземную часовню, любовь моя, — поправил Чип. — Часть канализационной системы Парижа проходит в этой части города. До сих пор существует маленький ручей между бульваром Капуцинов и улицей Бенедиктинцев. А раньше на противоположных берегах стояли два больших монастыря. Сейчас все оказалось под землей и связано с коллектором, идущим от Оперы. Это и было залогом успеха. — Чип повернулся к ней, с его лица падали капельки воды. — Будь добра, подай мне полотенце. — Он замер, подозрительно уставившись на нее. — Что тут смешного?
Она прислонилась к дверному косяку и рассмеялась.
— Смешно слышать об этом от тебя! Коллектор! Есть старый фильм «Призрак оперы», его знает каждый американец. События происходят в парижских коллекторах, но это все-таки шутка!
Чип сдернул с крючка полотенце, прижал его к влажному лицу и посмотрел на Сэмми.
— Ты не собираешься одеться и пойти пообедать? — Он скользнул нежным взглядом по ее прекрасной фигуре от копны соломенных волос до босых ступней. — Или вернемся в постель и опять займемся любовью?
В этот момент раздался телефонный звонок.
Саманта заметила, как изменился его взгляд. Чип прислушивался к трезвону. Его красивое лицо ничего не выражало.
— Это тебя. Можешь поговорить в спальне.
— Как это меня? — удивилась она. — Ни у кого нет этого номера.
— Саманта, пожалуйста, возьми трубку, — тихо попросил Чип.
Сэмми быстро направилась в спальню. Сев на кровать, она, нахмурившись, протянула руку к телефону.
— Алло?
Послышался голос Питера Фрэнка.
— Сэмми? Прекрасно! Мне дали этот номер в Интерполе. Рад, что застал тебя. Передаю трубку Джеку.
— Беби, куда ты делась? — раздался сочный, ровный голос Сторма. — Сэмми, кончай валять дурака, садись в самолет и возвращайся в Париж. Я брошу весь мир к твоим ногам, дорогая. Ты меня слышишь? Сегодня мы объявили в средствах массовой информации, что ты назначаешься директором парижского отделения корпорации. Включи телевизор. Прочти утренние газеты. Все уже там!
— Что? — Саманта подняла глаза. Чип, обернув бедра полотенцем, стоял в дверях ванной комнаты. — Я не понимаю, о чем ты говоришь, Джек. Что за парижское отделение?
— Ты нужна мне, Сэмми, — властно прозвучал его голос. — Я люблю тебя, куколка, но не буду тебя подталкивать. Я не хочу, чтобы ты прямо сейчас принимала решение. Об этом мы сможем поговорить и позже. Сейчас ты должна быть в Париже. Тут только об этом и говорят. Самое время для Джексона Сторма! Спрос, какого ты и представить себе не можешь!
Сердце ее учащенно забилось.
— Джек, подожди…
— Это твой счастливый билетик, Сэмми! Ты хотела получить Дом моды Лувель, и ты его получила. Хочешь протащить эту идею с высокой модой, открыть шикарный бутик, завоевать Париж отличными товарами из Америки — получишь и это. Но ты нужна нам, беби. Ты нужна нам! Они тут с ума посходили — подавай им Сэм Ларедо. И мне тоже, — нежно добавил Джек. — У нас все получится!
Саманта смотрела на помрачневшего красавца, который замер в дверях и молча наблюдал за ней. Она не знала, что отвечать.
— Джек, подожди минутку. Я не хочу завоевывать Париж. Я… я выхожу замуж.
На минуту воцарилась полная тишина. Потом голос Джека Сторма неожиданно дрогнул.
— Сэмми, мне потребуется немного времени, чтобы получить развод. Но, дорогая, благодаря тебе я самый сча…
— Джек! — Сэмми сорвапась на крик. — Я выхожу замуж за человека, которого ты не знаешь! Он… он полицейский, работает в Интерполе.
Она не смогла сдержать глубокий нервный вздох. Ладонь, в которой она сжимала телефонную трубку, неожиданно стала влажной. «Я бросаю все, о чем мечтала. Все, за что боролась целых два года. Действительно ли я хочу этого?»
— Я думаю, мы поженимся в ближайшее время, — выпалила Саманта.
На противоположном конце провода воцарилась непроницаемая тишина. Сэмми даже решила, что связь прервалась.
— Джек? — неуверенно позвала она.
После долгого молчания до нее донесся ответ:
— Кто бы он ни был, Сэмми, он не для тебя. Я знаю тебя, прелесть моя. Я знаю, чего ты хочешь, и только я могу дать это тебе. Сердцем ты чувствуешь, что я прав, верно? — После небольшой паузы он продолжал: — Радость моя, ты беременна? У тебя неприятности? Не выходи за этого парня, возвращайся ко мне. Я сделаю все, что ты захочешь, дорогая, я позабочусь о тебе.
Беременна? Саманта уставилась на телефонную трубку.
— Джек, у меня нет никаких неприятностей. Я знаю, что делаю. — Она замолчала, поняв, что приняла окончательное решение. Она выйдет замуж за Чипа и станет счастливой женой полицейского. Не так уж много, но ведь она любит этого человека. Сэмми опять ощутила, как ее охватывает это новое чувство — удивительное и всепоглощающее.
— Я думаю, твоя любовь должна принадлежать твоей жене, Джек, — решительно заявила она. — Не стоит продолжать эти игры. Все-таки ты не становишься моложе. Знаешь, если есть кто-то, кто тебя любит, надо держаться за него. Я это только сейчас поняла.
— Ты любишь меня, Сэмми, — загремел у нее в ухе львиный рык. — Я — единственный, кого ты любишь! Меня, а не какое-то ничтожество, которое только что встретила. Беби, я тебя знаю. Ты честолюбивая, хорошенькая, в тебе есть изюминка — все. Но ты еще ребенок. Рядом с тобой должен быть сильный мужчина, который поможет тебе достичь того, чего ты хочешь. Господи, мне что, сесть в самолет и прилететь за тобой в этот чертов Лондон?
Она посмотрела туда, где Чип, стоя в дверях, прислушивался к их разговору. Джек Сторм не представляет себе, во что рискует ввязаться, если собирается запросто отобрать ее у инспектора Кристофера Чизуика.
— Послушай, — тихо сказала она. — Я не люблю тебя, Джек, прости. И я больше не ребенок. Я даже не Сэм Ларедо. Думаю, все это сотворил со мной Париж. И знаешь, Джек… — Она колебалась. — То, что творится в Париже вокруг Джексона Сторма, — великолепный шанс. Воспользуйся шумихой. Корпорация может немало сделать в высокой моде. Думаю, тебе следует прочесть мои предложения, когда будет время.
— Ты просто очень устала и подавлена, Сэмми! — Джек Сторм по-настоящему кричал на нее. — Ты не сделаешь этого сумасшедшего шага! Ты не бросишь все, что я тебе предлагаю! Послушай, ты встретила какого-то парня, когда тебе было плохо…
— Он не просто парень! — завопила Сэмми. Она повернулась к Чипу, все еще стоящему в дверях, потому что хотела, чтобы он видел ее лицо. — Джек, тебе, может, трудно поверить, но я собираюсь стать женой самого замечательного мужчины, которого встречала в своей жизни. Он всего-навсего полицейский, но он способен дать мне все, о чем я мечтаю. И я очень его люблю!
Она не стала дожидаться ответа Сторма, повесила трубку, встала и медленно пошла через всю комнату.
Прямо в крепкие объятия Чипа.
Отель «Каннот» оказался маленьким и на первый взгляд без особых претензий. Вокруг раскинулся симпатичный небольшой парк, где так приятно было прогуляться. Портье приветствовал Чипа как старого знакомого.
Хорошо, размышляла Сэм, наблюдая, как Чип расплачивается с водителем такси, отель очень похож на место, которое может довольно часто посещать полицейский из Скотланд-Ярда: небольшой, консервативного вида и, должно быть, не слишком дорогой. Входя в темный, обшитый деревянными панелями вестибюль, она следила за Чипом влюбленными глазами. На нем был темно-синий костюм, белоснежная рубашка и привычный галстук в серо-голубую полоску. Несмотря на все усилия, Чипу так и не удалось пригладить непослушные кудри. Суровое, решительное лицо — само совершенство. «И этот мужчина принадлежит мне», — с гордостью думала Саманта.
В дверях ресторана она несколько изменила свое мнение. «Каннот» вполне мог оказаться и весьма дорогим заведением, решила она, разглядывая панели из темного дерева, старинные канделябры, толстый, дорогой ковер. Метрдотель, высокий седовласый человек с внешностью президента солидного банка, тоже знал Чипа.
— Давно мы вас не видели, милорд.
Чип крепко ухватил Сэм за локоть.
— Я уезжал из Лондона, Лоуренс. — Он вдруг заторопился. — Посади нас где обычно, если можно.
Саманта удивленно осмотрелась и обнаружила, что в зале полно прекрасно одетой публики. На столах стояли весьма дорогие блюда. Ресторан отеля «Каннот» оказался очень тихим местом, похожим, как ей показалось, на весьма дорогой, чисто английский клуб. Чип так быстро проследовал за Лоуренсом, что она почти не успела рассмотреть окружающих.
Их столик оказался рядом с окном, выходящим на чудесный, окруженный стеной сад.
— Леди Констанс была у нас в среду, — сообщил мэтр, предлагая Чипу переплетенное в тисненую кожу меню. — Она очень ждала вашего возвращения в Лондон, ваша милость.
Саманта даже представить себе не могла, что у Чипа есть знакомые, к которым следует обращаться «леди», но она уже давно поняла, что пока не знает о нем многого. Например, они поселились в прекрасной квартире, обставленной старинной, наверное века восемнадцатого, мебелью. Дом расположен в фешенебельном районе Лондона, чего никак не может позволить себе человек, живущий на зарплату полицейского инспектора. Когда Саманта поинтересовалась, Чип объяснил, что квартира принадлежит одной корпорации и, когда он бывает в городе, его друг позволяет ему пользоваться ей.
— Попробуй морской язык по-дуврски, — посоветовал Чип, заглядывая в меню. — Обычно его готовят замечательно.
— Кто такая леди Констанс? — шепотом поинтересовалась Сэм.
Книжка меню медленно опустилась, и Сэмми увидела лицо Чипа: знакомый, ничего не выражающий, загадочный взгляд. Перед ней вновь сидел инспектор Кристофер Чизуик, властный и немного суровый.
— Саманта, хочу тебя предупредить: в «Канноте» ты ни в коем случае не должна повышать голос. Это не Париж и не Дикий Запад. К тому же я голоден и хочу пообедать. Попробуй ассорти из жареного мяса.
— Но я и не думала повышать голос, — удивилась Сэмми. Она снова осмотрела элегантный обеденный зал и порадовалась, что надела довольно нарядную блузу из бежевого шелка и подходящую к ней юбку в складку, а из украшений — нитку искусственного жемчуга. — Я лучше съем морской язык по-дуврски. И если леди Констанс — твоя старая подружка, мне нет никакого дела до твоего прошлого. Я люблю тебя, мы собираемся пожениться… — Сэмми вдруг задумалась. — Она ведь не стриптизерша, я надеюсь?
— Саманта, — голос мужчины напротив прозвучал довольно сердито, — она никакая не стриптизерша А если ты будешь продолжать кричать, я заткну тебе рот вот этой салфеткой. Понятно?
— Во-первых, я не кричу. — Сэмми начало удивлять происходящее, потому что она обнаружила, как у него на скулах заходили желваки. — Во-вторых, если ты только попытаешься сделать что-нибудь с этой салфеткой, то пожалеешь об этом, поверь. — Она упрямо выпятила нижнюю губу. — У меня четверо братьев, и я прекрасно владею левой.
— Я люблю тебя, Саманта. Ради всего святого, постарайся об этом помнить. — Чип снова поднял меню и сказал, прикрываясь им: — Правильным было обращение «милорд», а не «ваша милость». «Ваша милость» — мой троюродный брат. Лоуренс что-то на минуточку забылся.
— Боже, так есть еще и какая-то «милость»? — Сэмми закрыла глаза.
Воцарилось молчание. Затем Чип в очередной раз опустил меню, и она поймала на себе странный, почти умоляющий взгляд обычно таких самоуверенных черных глаз. Он несколько минут смотрел на нее, потом глубоко вдохнул и тихим голосом произнес:
— Дорогая, мое полное имя Перси Чарльз Кристофер Эдвард Джордж. А титулы — граф Брейсгедл, виконт Варрингтон, барон де Клэр. Семейству моей матери принадлежит манчестерская нитяная фабрика «Дозьер». А сама она — леди Констанс Чизуик, вдовствующая графиня Марль.
Сэмми сидела и смотрела на него, склонив голову набок, солнечные лучи играли в ее светлых волосах.
— Но ты ведь коп, — пробормотала она, пытаясь осознать только что услышанное. — Кто такой Перси Чарльз Кристо… Твою маму, — сказала она уже громче, — зовут леди Констанс?
Он еще крепче сжал челюсти.
— У меня не было времени объяснить тебе все утром. К тому же я знал, что этот чертов американец воспользуется телефоном, который ему дали в Интерполе. Я хотел подождать.
— Ты хотел подождать? — До нее все еще не доходил смысл сказанного. — Ты хотел подождать и посмотреть, понравятся ли мне все эти имена — всякие там графы и бароны?
— Это титулы, — процедил Чип сквозь зубы. — Не зовут же меня Граф, я просто английский граф! И виконт, и барон. — Заметив, как изменилось выражение ее лица, Чип быстро проговорил: — Тебе понравится мама. Мы сегодня же поедем в Суррей к ней на чай. Она наполовину американка. Ее мать…
Сэмми смотрела на него широко открытыми, совершенно обезумевшими глазами, пальцы ее намертво вцепились в стол.
— Минуточку! — воскликнула она. — Но ведь граф означает и лорд, правильно? Ты хочешь сказать, что ты — аристократ? Лорд Как-его-там?
— Я получил образование и диплом криминалиста в университете Лидса, — возразил он, — и я предпочитаю работать. Моя мать тоже работает. Она возглавляет совет директоров фабрики «Дозьер».
— Ты не можешь так со мной поступить! — пронзительно выкрикнула Сэм. — Я бросаю все, чтобы выйти замуж за копа… Гори ты огнем, ты же знаешь, как я отношусь к аристократам. Мне хватило их в Париже! Я рассчитывала, что буду женой простого полицейского.
— Саманта, я дам тебе все, что ты захочешь. — Глаза Чипа заблестели. — Я в десять раз богаче, чем Джексон Сторм. И я действительно коп. Причем следующая моя командировка — в Гонконг.
— Нет, подожди! — не успокаивалась Саманта. — Ты соврал мне! Тебя зовут Перси Что-то-там и какой-то …гедл!
Чип осторожно положил салфетку на стол.
— Граф Брейсгедл. Это очень древний родовой титул, но фамилия нашей семьи Чизуик.
Он нагнулся через стол, поймал ее руку и крепко сжал, когда она попыталась ее вырвать.
— Радость моя, мне очень жаль, что ты не сможешь принести эту последнюю жертву и стать женой простого копа. Потому что, выйдя за меня замуж, ты станешь весьма богатой графиней.
Его пальцы сжали ее руку железной хваткой, он решительно поднес ладошку Сэмми к губам и поцеловал.
— Я не хочу быть графиней, — заявила она, пытаясь вырвать руку. — От них до проституток один шаг, видела я!
— В Англии все по-другому. — Чип весьма чувствительно покусывал зубами ее пальчики, не давая отвести руку. — И подумай, дорогая моя, тебе никогда больше не придется себя жалеть. Ты никогда не будешь просыпаться посреди ночи в слезах из-за бурана и из-за того, что тебя не любят. У тебя будет все, что нужно, и даже больше. Квартира в Мэйфер принадлежит семейной корпорации, но я — ее президент, поэтому обычно ей и пользуюсь. Есть еще загородный дом Чизуик-Мэйнор в Суррее и хорошенький маленький домик в Айршире, а мой троюродный брат управляет имением в Альберте, куда ты в любой момент можешь съездить взглянуть на коров, если затоскуешь по родным местам.
Свободной рукой Чип быстро отодвинул от ее дрожащего локтя вазу с цветами.
— А еще есть огромное количество фамильных драгоценностей, и моей матушке не терпится передать их невестке. К тому же тебе как супруге пэра полагается место в Вестминстере, где ты будешь сидеть на коронациях и надевать чертову тиару Варрингтона. И ты станешь графиней Брейсгедл, леди Варрингтон и так далее и тому подобное. И станешь миссис Кристофер Чизуик, — предостерегающе добавил он, почувствовав, что Сэмми ударила его под столом ногой. — Но Морган только мой, любовь моя. На днях я отказался от двадцати тысяч фунтов, которые мне за него предлагали.
Сэмми смотрела на Чипа ничего не понимающими глазами.
— Кто такой Морган, ради всего святого!
— Машина. Мой автомобиль, который ты так ненавидишь. Я куплю тебе замечательный «Бентли», радость моя. Он тебе понравится больше.
— Не хочу я «Бентли», я хочу назад инспектора Чизуика! — закричала Сэм. — Я хочу Чипа… моего Чипа…
Она замолчала под его пристальным взглядом.
— Я знаю, Саманта. Потому-то и женюсь на тебе. Я нашел единственную женщину, которая любит меня ради меня самого. Неужели ты не можешь понять это?
Она сдалась и позволила ему поцеловать свою руку. Теплые, мягкие губы ласкали каждый ее пальчик. Она откинулась на спинку стула. «Это Чип, — словно в тумане повторяла она, — коп, граф, лорд и все прочее, что он перечислил». В это невозможно было поверить! Он хотел, чтобы она полюбила его ради него самого, поэтому ничего не говорил раньше. Она от всего отказалась ради него, ради любви — и вот что теперь выяснилось!
— О черт, неужели это правда? — прошептала Сэмми со слезами на глазах. — Ты меня надул!
— Я не надул тебя, дорогая, — с улыбкой сказал он. — Пожалуйста, не надо так думать. Ты прелестная, смелая, красивая и умная. Ты ко всему привыкнешь. Постарайся теперь взглянуть на жизнь с другой стороны и будь щедрее, разве ты не можешь? Никогда не поверю!
Она покачала головой.
— В любом случае я не могу стать леди, — со вздохом возразила Саманта. — Это смешно! Это не по-американски! Я отказываюсь от всего, о чем когда-то мечтала!
— Нет, не отказываешься. У тебя будет свой бутик, любовь моя. Ты станешь модельером и будешь королевой Карнэйби-стрит, обещаю. — Чип заставил ее разжать кулачок и снова ласково поцеловал каждый пальчик. Его черные глаза светились радостью. — Ты будешь много работать, повсюду ездить со мной, родишь мне детишек…
— Я тебе не пара, — прервала она. — У меня ужасная семья. Они очень бедны… Мой отец — самый настоящий тунеядец. Двое моих братьев сидели в тюрьме!
— Трое моих предков обезглавлены за измену, один попал в засаду и был повешен в Ирландии собственными арендаторами, а моего прапрадедушку выслали в Австралию за растрату, — сообщил Чип, не выпуская ее руки. — Просто скажи, что ты меня любишь, Саманта. Ты очень нужна мне. У меня очень тяжелая жизнь и работа, и я очень одинок. Я хочу, чтобы ты принесла мне счастье.
Она только качала головой, слезы не давали ей вымолвить ни слова. В его пылающем взгляде, в его красивом лице было столько любви, что она поняла: как бы его ни звали, для нее он навсегда останется просто Чипом. Он оказался самым могущественным, замечательным, властным, восхитительным мужчиной в ее жизни. «И к тому же богатым», — ехидно добавила она про себя.
Свободной рукой Чип взял салфетку и вытер слезы, медленно катившиеся по ее щекам.
— Скажи, Саманта, — прошептал он, — скажи, что ты любишь меня так же, как люблю тебя я.
Она понимала: сидящие в зале «Каннота» люди не сводят с них глаз. Они привлекли всеобщее внимание, пока Сэмми пыталась вырвать руку из его сильных пальцев. Теперь она плакала в три ручья, а Чип настойчиво упрашивал ее не устраивать сцену. Наверное, стены этого респектабельного заведения, благопристойная публика, выдержанные официанты впервые стали свидетелями такой бурной сцены.
— Я тебя люблю, — выдохнула Сэмми.
После ужасных ошибок, которые она совершила, после массы честолюбивых попыток добиться успеха, власти и любви коварная судьба перевернула все в ее жизни, когда она меньше всего этого ожидала. Сэмми готова была отказаться от всего, о чем мечтала, и стать женой копа. То, что поведал ей Чип, не укладывалось в голове.
— Тебя действительно зовут Перси Брейсгедл? — покорно спросила она, всхлипнув напоследок.
Чип настороженно взглянул на свою будущую жену.
— Скажем, это один из способов сочетания имен, но нечасто употребляемый.
Саманта вздохнула.
— Ладно, хорошо, — согласилась она, потому что любила этого человека. — Я постараюсь.
Внезапно ее поразила неприятная мысль.
— Только сделай мне одолжение, ладно?
Он удивленно приподнял одну бровь и посмотрел на нее.
— Что на сей раз, любовь моя?
— Ради бога, не рассказывай в Вайоминге, что тебя зовут Перси Брейсгедл, и Варрингтон, и де Клэр, ладно?
Он улыбнулся:
— Что же я должен сказать?
Сэмми улыбнулась в ответ, в ее глазах светилось то, что она чувствовала сердцем.
— Просто скажи, что ты Чип, — ласково попросила она. — И что ты — мой муж.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог

Часть I

123456789101112

Часть II

1314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Атласная куколка - Дэвис Мэгги



пять с плюсом, получила такое же удовольствие как от книг сьюзен э.филлипс
Атласная куколка - Дэвис Мэггиарина
19.08.2011, 16.56





Замечательно! Не банально, без соплей и тупости! Захватил и не отпускал до самого конца! советую
Атласная куколка - Дэвис МэггиГалина
16.08.2013, 22.33





хороший роман!
Атласная куколка - Дэвис Мэггианна
6.10.2013, 17.49





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





Чуть затянуто, но не плохо. Отличный герой. 9/10
Атласная куколка - Дэвис МэггиВикки
2.06.2015, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100