Читать онлайн Атласная куколка, автора - Дэвис Мэгги, Раздел - 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 80)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Атласная куколка - Дэвис Мэгги - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Мэгги

Атласная куколка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

15

«Ламборджини» остановился на красный сигнал светофора при выезде на окружную дорогу. Алан, улыбаясь, повернулся к Сэмми.
— Так ты говоришь, я твой рыцарь в сверкающих доспехах?
— Ну, по крайней мере, в сверкающем черном спортивном автомобиле, — ответила Саманта. — Ты меня похитил и спас, иначе я сгорела бы на работе, пытаясь склеить это шоу. Думаю, мне необходим перерыв.
— Ты слишком много работаешь, — повторил он в который уже раз. — Неужели невозможно отказаться? Скажи господину в Нью-Йорке, что для тебя это слишком, ты не справляешься.
Она покачала головой. Его кожа стала смуглее от летнего солнца, и выгоревшие пряди в волосах сделались гораздо заметнее, а глаза казались еще более золотистыми. На нем была голубая трикотажная рубашка и простые узкие брюки, подчеркивающие элегантную, по-мужски стройную фигуру. Алан был по-настоящему красив. Сэмми улыбалась, понимая, что он прочел это в ее глазах.
— Когда ты так на меня смотришь, — сказал он, затаив дыхание, — я могу сделать только одно. — Его правая рука оторвалась от руля, обвилась вокруг ее шеи, и Алан быстро притянул Сэмми к себе. Его губы прильнули к ее рту.
Это был короткий и горячий поцелуй, полный страсти и чувственности.
«Боже! — думала счастливая Сэмми. — Мы обнимаемся у всех на глазах, как настоящие французские влюбленные!» Она восторженно ответила Алану, проведя кончиком языка по его губам. Это было так по-. парижски — целоваться прямо у светофора, ничего не замечая вокруг. Вряд ли Сэмми могла прийти в больший восторг от чего-то другого.
Сигнал сменился, водители стоящих за ними машин принялись настойчиво гудеть.
— Так ты чувствуешь себя получше? — Алан неохотно завел «Ламборджини».
— Когда мы вот так целуемся — да, — выдохнула Саманта.
Она сидела, прижавшись к нему, удобно устроив голову на его широком плече, а гоночная машина набирала скорость, повернув на шоссе №10, где стояли указатели на Версаль.
— Несколько часов за городом сотворят чудо. — Алан на секунду оторвался от дороги и нежно взглянул на нее. — Ты захватила купальник?
Саманта снова кивнула. Последние десять дней она работала не покладая рук, и, садясь в машину, Алан заметил у нее под глазами темные круги. Несколько минут спустя он поинтересовался, высыпалась ли она в последнее время, и, узнав, что это не так, прочел целую лекцию о том, насколько глупо пытаться вытащить на своих плечах весь проект ретроспективного показа в Доме моды Лувель. Его неподдельная тревога тронула Сэмми, хотя Алан, мягко говоря, считал, что вся затея с шоу, посвященным Клод Лувель, с треском провалится. Он столько раз и так настойчиво пытался переубедить ее, что Сэмми всеми способами старалась избегать этой темы.
С глубоким вздохом Саманта подумала, что идея шоу не нравится никому из ее знакомых. Мадам Дюмер величаво проплывала по Дому моды Лувель с холодным, неумолимым видом, срывая зло на Софи, постоянно пребывающей в каком-то сомнамбулическом состоянии. Наннет и Сильви держались замкнуто и не выказывали никакой готовности помочь. Брукси Гудман, казалось, совершенно закопалась в проблемах, которых по мере их разрешения почему-то становилось все больше. Накапливающаяся усталость постепенно брала верх.
Сэмми уткнулась лицом в рукав рубашки Алана, вдохнув запах хлопка, тонкий аромат дорогого одеколона и успокаивающую близость чистой, гладкой кожи. Ей больше не к кому было прислониться. Когда она оказывалась рядом с этим человеком, все в мире вставало на свои места и жизнь опять становилась замечательной.
— Не хочешь устроиться поудобнее и поспать? — нежно спросил Алан. — До того места, куда мы направляемся, совсем недалеко — каких-нибудь двадцать минут езды, но, может, этого времени хватит, чтобы немного вздремнуть?
Что значит поспать? Сэмми уже забыла, как это делается! Каждую ночь, поднимаясь в квартиру на верхнем этаже Дома моды Лувель около двенадцати, она лежала без сна часов до пяти утра и, напряженно всматриваясь в темноту, снова и снова прокручивала в уме сценарий шоу, изменяя и улучшая его, перебирала в уме нерешенные проблемы, доходя порой до отчаяния, пока, совершенно измученная, не проваливалась в пучину сна на несколько предрассветных часов.
Одной из самых больших сложностей по-прежнему оставался выбор даты. Они с Брукси остановились было на десяти утра во вторник 22 июля, потому что по графику синдиката в этот день с утра не было никаких показов. Но потом Альберт Ниппон перенес свое шоу на четверг, и, подобно разноцветным стеклышкам детского калейдоскопа, многие Дома высокой моды также изменили дни и часы показов.
Кончилось тем, что дата и время ретроспективы совпали с гала-шоу Руди Мортесье, которое все называли крупнейшим событием недели, поскольку ожидалась демонстрация новой коллекции Жиля Васса. Такое совпадение можно смею назвать смертельным: нетрудно предсказать, куда именно отправятся представители прессы. Приглашения уже были отпечатаны и подготовлены к рассылке, а Сэмми с Брукси еще предстояло найти выход из положения.
— Удобно? — Алан внимательно посмотрел на нее сверху вниз. — Тебе непременно понравится моя кузина Мари-Луиза. Я говорил, что все называют ее Мэри-Лу?
Сэмми выпрямилась на сиденье, забросила руки за голову, зевнула и потрясла головой. Когда Алан вновь взглянул на нее, она ответила ему обворожительной улыбкой.
— Ты такая красивая, — тихо сказал Алан, лаская ее взглядом. — И я тебя обожаю, ты знаешь об этом? — Он вновь посмотрел на дорогу и весело сообщил: — Поскольку сегодня суббота, то в этот час, без сомнения, все будут у бассейна. Ты познакомишься с моей кузиной и ее мужем Жан-Ивом де Бержераком. Он отвечает за аэрокосмические программы ВВС Франции. Познакомишься и с их друзьями-инженерами, с женами этих друзей и, конечно, с их детьми. Ребятня ужасно шумная. Французские детишки вообще очень избалованы, так что будь готова.
Как замечательно было это слышать! Веселье у большого семейного бассейна представлялось Сэмми прекрасной возможностью провести день, совершенно непохожий на те, что были наполнены мучительными хлопотами в Доме моды Лувель.
Она знала, что Алан де Бо принадлежит к богатой титулованной семье, что он — герцог из какого-то древнего французского рода. И все-таки это не подготовило Сэмми к лицезрению огромного поместья его зятя на окраине Версаля. Они въехали в широкие ворота, за которыми, насколько хватал глаз, раскинулись зеленые лужайки, ровно подстриженные, словно поле для гольфа. Серое каменное здание шестнадцатого века — дом де Бержераков — утопало в зелени древних буков, возвышающихся над небольшим озером. Алан припарковал «Ламборджини» на идущей по кругу подъездной дорожке. Горничная ввела их в просторный прохладный дом, где голоса эхом отражались от высоких потолков, повсюду стояли живые цветы в вазах и тщательно подобранная антикварная мебель.
— К бассейну — сюда, — показал Алан.
Он взял Сэмми за руку и через просторную, залитую солнцем кухню провел на маленький, выложенный булыжником дворик. Откуда-то спереди до них донеслись громкие крики детишек.
То, что увидела Сэмми, дойдя до конца дорожки, ведущей к большой поляне на окраине сада, застало ее врасплох.
Бассейн оказался потрясающе современным сооружением, сверкающим на ярком солнце аквамарином. Вокруг стояли удобные шезлонги, столики под зонтами, небольшой открытый бар и ряд кабинок для переодевания под черепичными крышами. За всем этим открывался великолепный вид на изумрудные поляны — типичный французский пейзаж. Молодой бармен подавал присутствующим напитки.
Как и предсказывал Алан, не менее десятка малышей носились вокруг бассейна, прыгали в слепящую синевой воду прямо с бортика, полностью оккупировали мостик. За детишками наблюдали двое симпатичных загорелых мужчин лет тридцати с бокалами, в суперузеньких, на европейский манер, плавках, больше всего похожих на ярко раскрашенные жокейские вожжи. Огромные солнечные очки по размеру были, пожалуй, больше, чем то, что на них надето. Сэмми удивлялась до тех пор, пока не увидела загоревшие изящные фигурки женщин.
Все они загорали с обнаженной грудью.
Гибкая брюнетка со сверкающими голубыми глазами торопливо подошла к ним, схватила Алана за руку и поцеловала в щеку, быстро приветствуя его по-французски.
— Моя кузина Мэри-Лу, — представил ее Алан, нежно обнимая сестру за обнаженные плечи.
Саманта никак не могла отвести взгляд от маленьких загорелых грудей молодой женщины, напрягшихся от холодной воды бассейна. Прошло несколько секунд, прежде чем Сэм заставила себя поднять изумленные глаза на привлекательное озорное личико хозяйки дома. На всех женщинах, отдыхающих вокруг бассейна, были надеты только узенькие бикини.
Хорошенькая брюнетка вдруг бросила на кузена осуждающий взгляд.
— Боже мой, Алан, ты — животное! — И чуть слышно продолжала: — Idiot, elle est tres embarrassee!
type="note" l:href="#FbAutId_39">[39]
— Мэри-Лу схватила Сэм за руку. — Пойдемте, я хочу познакомить вас с моим мужем, а заодно положить конец его деловым разговорам с Генри Дюверне. Как только они увидят, какая вы хорошенькая, им сразу надоедят всякие важные беседы. Они оба — инженеры, и их рассуждения невыносимы! И ужасно скучны. — Она хитро улыбнулась Саманте. — Потом вы можете переодеться вон в тех маленьких кабинках. Свою одежду оставьте прямо там.
Маленькая, сильно загоревшая Мэри-Лу с ее самоуверенным живым шармом оказалась настоящей француженкой из высшего общества. Когда они подошли к симпатичным молодым людям, беседующим у кромки бассейна, хозяйка дома сказала:
— Это очаровательная американская подруга Алана. Я уже предупредила ее, что она должна заставить вас прекратить деловые разговоры. Но прежде чем Сэмми переоденется, я, пожалуй, покажу ей дом, который, уверена, ей понравится. А вы должны говорить по-английски.
Мужчины повернулись к Саманте. Назвав себя, тот, что не был мужем Мэри-Лу, галантно поцеловал ее руку, окинув внимательным взглядом довольно нарядное бежевое платье из шелка, юбка которого трепетала на ветру и обвивала ее длинные ноги и стройные бедра.
«Снова мне целуют руку», — подумала Саманта, и уголки ее губ слегка поползли вверх. Это была, конечно, чистая формальность, если учесть, что на симпатичном загорелом молодом человеке, прижимающем к губам ее пальцы, не было ничего, кроме узенькой полосочки ткани, что позволило Сэмми ответить ему не менее пристальным оценивающим взглядом.
В доме, который показала ей кузина Алана, чувствовалось очарование и благородство многих поколений французской аристократии.
— Это всего-навсего загородный дом, не очень большой для того времени, когда он был построен, — объясняла Мэри-Лу. — Вы еще не посещали версальские дворцы? Это что-то невероятное! Заставьте Алана показать их вам.
Через высокие окна в элегантные задние комнаты, где семья проводила большую часть времени, проникало много света. Гостиная была вперемежку обставлена современной и старинной мебелью, стены украшали филиппинские циновки, на полу лежал симпатичный, хотя и выцветший красно-белый ковер, всюду стояли удобные мягкие кресла и диваны. Фаянсовые кувшины на мраморной каминной полке семнадцатого века соседствовали с яркими геометрическими полотнами — работами Брака, знаменитого художника начала двадцатого века. И повсюду стояли огромные букеты свежих цветов — типичное украшение домов французского высшего общества. Бывшую когда-то темно-коричневой деревянную обшивку стен кабинета очистили от старого лака и вручную отполировали, отчего панели стали немного бледнее, добавив света в большую комнату, все четыре стены которой были увешаны книжными полками. Стены, рабочий стол и несколько маленьких столиков украшали семейные фотографии.
— Это Жан-Ив и я… наша свадьба… наши дети, — показала Мэри-Лу.
— И Алан, — заметила Сэм. Она хотела было взять фотографию, но хозяйка дома неожиданно прикрыла ее рукой.
— Да, это Алан. Но есть другой снимок, на стене. Он лучше, — быстро сказала она.
Саманта удивленно подняла глаза, и несколько секунд женщины молча смотрели друг на друга.
— Merde
type="note" l:href="#FbAutId_40">[40]
, — тихо выругалась Мэри-Лу. Быстро и добродушно пожав плечами — как бы в знак того, что Саманта ей нравится и она не собирается кривить душой, — женщина протянула Сэмми фотографию в золоченой рамке. — Они обручены, — объяснила она. — Девочка еще не закончила школу.
Да, она, вероятно, еще школьница, думала Сэмми, разглядывая бесподобную фигуру Алана де Бо в костюме для игры в поло. В одной руке он держал шлем, а другой обнимал девчушку с развевающимися на ветру темными волосами, смотревшую на него с нескрываемым восхищением, написанным на хорошеньком личике.
— Знаете, так обычно бывает в семьях с древними родословными, — буркнула кузина Алана. — Они помолвлены с детства.
Да, это правило было ей известно. В душе Саманты появилась какая-то странная пустота. Удачный брак — самое важное для европейской аристократии. Это она усвоила еще в первый день своего пребывания в Париже. Алан выглядел лет на двенадцать-пятнадцать старше невесты, и, когда наступит первая брачная ночь, она, конечно, будет девственницей! Невеста, уже сейчас влюбленная в человека, которого ей предназначили в мужья. Через несколько лет она станет респектабельной молодой женой и примерной матерью, которая будет вот так же купаться в бассейне собственного дома с садом где-нибудь под Парижем. И ее маленькие обнаженные груди потемнеют от загара.
Все встало на свои места, с ужасающей ясностью поняла Саманта. Она вспомнила бутик Лауры и все понимающую хозяйку магазина. Это означало, что Алан и прежде приезжал туда за покупками не только с сестрой. Значит, это были его подружки, кто же еще? Если она задаст сейчас вопрос Мэри-Лу, та скорее всего ответит, что такое вполне вероятно.
Саманта осторожно поставила фотографию в золотой рамочке рядом с другими семейными снимками.
— Но он без ума от вас, — быстро сказала Мэри-Лу. — Вы, несомненно, сами это видите. Он привез вас сегодня сюда, потому что мечтал, чтобы мы познакомились. «Она самая восхитительная, самая очаровательная женщина из всех, кого я встречал», — вот что он сказал мне. Я не припомню, чтобы он говорил так о ком-то еще.
Легче от этого не стало, но Саманте удалось улыбнуться, благодаря хозяйку за доброту. Больше всего ее удивляло то, что она ощущала лишь удивление и пустоту, хотя, казалось бы, должна была прийти в отчаяние Сэмми снова посмотрела на фотографию. По крайней мере, теперь она немного лучше знает, какое место ей отведено. Если это может принести какое-то успокоение.
— Думаю, я готова пойти искупаться, — сказала Саманта. — Где бы мне переодеться?
Черный купальник-бикини был самым скандально-крохотным из всех, какие она смогла отыскать в Нью-Йорке: три маленьких нейлоновых лоскутка, соединенных серебристо-черными плетеными ленточками. Но все-таки у этого купальника имелась верхняя часть.
Сэмми разделась в маленькой, крытой черепицей кабинке, куда доносились голоса взрослых, возившихся в бассейне с малышами, визги и плеск воды. Она быстро натянула бикини, завязала ленточки на боках, прижала бюстгальтер одной рукой к груди, накинула лямочки на плечи и замерла.
«Я буду бороться, — сказала она про себя, разглядывая лоскутки черного нейлона, прикрывающие ее гладкую кожу. — Бороться за Алана, за то, чего хочу достичь. Да, эти дни превратились в сплошную борьбу».
Сэмми осторожно сняла верх купальника и положила его на полку рядом с аккуратно сложенным платьем, бельем и босоножками на высоких каблуках. Впервые в жизни она появится перед посторонними людьми в полуобнаженном виде. Если Саманта вообще что-то сейчас чувствовала, больше всего это походило на разбег перед прыжком с вышки, когда выгибаешь спину, чтобы красиво нырнуть, и надеешься только, что не выставишь себя на посмешище перед всем миром, плюхнувшись в воду животом.
Она вышла на яркое солнце и закрыла за собой дверцу кабинки. То ли ей показалось, то ли действительно крики у бассейна немного поутихли? Так же, как разговоры хорошеньких молодых француженок, вытянувшихся в шезлонгах на солнышке и наблюдающих за мужьями и детьми, резвящимися в сверкающей голубой воде.
Саманта высоко вскинула голову и посмотрела прямо перед собой, надеясь, что в ее походке нет ничего необычного. Она заметила, как на мгновение удивленно расширились глаза Мэри-Лу, сидящей на противоположной стороне бассейна, и как она постаралась поскорее придать лицу нейтральное выражение. Боже, вокруг действительно воцарилась тишина!
Подойдя к кромке бассейна, взявшись рукой за поручень и шагнув на первую бетонную ступеньку, ведущую в чистейшую аквамариновую воду, Сэмми с некоторым опозданием осознала ужасное: ее груди были совершенно белыми и, должно быть, выделялись на загорелой коже, словно автомобильные фары! Она гибка и высока — на голову выше, чем все эти молодые француженки с обнаженными бюстами, лежащие у бассейна. Узкие бедра вряд ли навевали мысли о сладострастии. Но даже при сравнении, которое оказывалось явно в ее пользу, Сэмми пожалела, что не вспомнила о том, что ее грудь гораздо светлее остальной кожи.
Когда она вошла в воду по плечи, вокруг бассейна возобновился обычный шум. Молодые мужья наконец перестали восхищенно разглядывать ее и вернулись к игре в водное поло с кричащими детишками. Краешком глаза Сэмми увидела, что Мэри-Лу ободряюще ей улыбается.
«Ну вот я и сделала это!» Она откинулась назад, так, чтобы холодная вода и горячее солнце одновременно ласкали плечи и лицо. Возможно, это ничего и не доказывало, но она стала частью компании. И это лучше, чем застенчиво стоять в сторонке с прикрытой бюстгальтером грудью, когда все остальные обнажены.
Сэмми запрокинула голову, с наслаждением ощущая тепло солнечных лучей, впервые за несколько недель имея возможность расслабиться. «Я в бассейне, во Франции, — сказала она себе, закрывая глаза. — И какие странные вещи я вытворяю в последние дни!»
Вспенивая гладь бассейна мощными гребками, к ней кто-то приблизился; над поверхностью воды внезапно появились выцветшая на солнце голова и мускулистые плечи. Струйки стекали по каштаново-золотистым прядям, прилипшим ко лбу Алана, капли бусинками висели на его ресницах. Вода была настолько прозрачна, что молодому человеку, стоящему рядом с ней, достаточно было опустить глаза, чтобы увидеть ее высокую упругую грудь всего в нескольких сантиметрах от своего загорелого тела. Алан похлопал ладонью по воде.
— Тебе здесь нравится?
— Да, все замечательно. — Она покачивалась на воде, слегка шевеля ногами, чтобы оставаться на одном месте. Сэмми скорее почувствовала, чем увидела, что Мэри-Лу и все гости де Бержераков старательно делают вид, что их нисколько не интересует эта парочка.
— Саманта… — Его тон был весьма настойчив. — Ты должна приехать на несколько дней в мой загородный дом. — Алан откровенно посмотрел на ее обнаженную грудь. — Ты такая красивая! Я хочу прикоснуться к тебе. Я так хочу любить тебя. Поедем прямо сейчас. Сегодня.
Она медленно опустила голову, разглядывая его.
— Ты знаешь, что я не могу. Я должна заниматься шоу.
— Нет, можешь. Если бы ты хотела меня, моя дорогая, то смогла бы. Но ты не хочешь меня так, как желаю тебя я. Согласись!
Можно было подумать, что они ссорятся. Сэмми оглянулась.
— Я не могу.
Он знал, как упорно она сейчас работает. Безумием было продолжать настаивать на поездке в самый ответственный момент. Сэмми оттолкнулась рукой от стенки и поплыла. Алан следовал за ней, не отставая.
— Тебе что-то сказала обо мне Мэри-Лу?
Несколькими мощными гребками он отплыл в сторону и, коснувшись ногами дна, встал, похожий на бронзовокожего греческого бога, выходящего из пенистых волн и пожирающего ее глазами.
— Саманта, ради всего святого, давай поедем, позволь побыть с тобой наедине. Я все объясню. Неужели ты меня не хочешь? — В его голосе появились нотки отчаяния. — Завтра. Ты поедешь завтра?
Об этом не могло быть и речи. Ну почему он проявляет такую настойчивость, не понимала Сэмми. Только потому, что, увидев ее обнаженную грудь, не может больше ждать?
— Алан, пожалуйста, не своди меня с ума, — попросила она, решительно тряхнув головой и чувствуя себя немного неловко. — Может быть, позже, после шоу.
Она еще не успела найти ответы на все вопросы об Алане де Бо и теперь уже не была уверена, что когда-нибудь сможет это сделать.
Лучи яркого июльского солнца в самом центре Манхэттена осветили пустующий стол секретарши в приемной перед кабинетом Джексона Сторма. В этот субботний полдень множество народа ждало своей очереди повидать его. Встревоженная Джин Руис из координационно-рекламного отдела держала в руках несколько отпечатанных на машинке страничек — доклад о шоу в «Палас-отеле», где демонстрировались костюмы для лыжных прогулок. Здесь же находились два усталых художника с окончательными оригинал-макетами пригласительных билетов на шоу. Худая, как спичка, манекенщица, драматического вида брюнетка в полном гриме и ярко-красном комбинезоне из «Вальдорф-шоу», украдкой курила, прислонившись к секретарскому столу.
Питер Фрэнк подошел к приемной в то же время, когда Минди Феррагамо вышла из своего кабинета на противоположном конце тридцать девятого этажа. У дверей Джексона Сторма они встретились.
— Мы по одному и тому же вопросу? — поинтересовался Фрэнк.
Минди стянула с пышных волос очки и пристроила их на переносице, глядя на листок, который держал в руках Пит.
— Статья в «Эгоисте» относительно Дома моды Лувель?
Он покачал головой:
— Телеграмма из парижского агентства с просьбой подтвердить, что нам нужны четыре манекенщицы на двадцать второе июля.
— Господи Иисусе! — выдохнула Минди. Она долго смотрела на вице-президента компании, отвечающего за развитие производства, и только потом вымолвила: — Это должно быть забавно.
Минди решительно прошагала мимо Джин Руис и художников и вошла в кабинет президента — уверенная в себе маленькая женщина в черном, единственный человек, которому дозволялось прерывать Джексона Сторма во время субботнего приема и при этом не испытывать на себе последствия его гнева.
Когда глава всемирно известной корпорации поднял седовласую голову, по выражению его лица они поняли: в эти горячие, требующие титанического напряжения сил выходные он испытывает не меньшую усталость, чем его сотрудники.
— Что еще? — прорычал он нетерпеливо.
Минди обменялась взглядом с Питером Фрэнком. Если Джек пускает в ход голос с Седьмой авеню — это плохой знак.
— Париж, — безразличным тоном сказала она и наклонилась, чтобы положить перед ним два листочка — вырезки из газет.
— Какой, к черту, «Эгоист»? — проревел Джек.
Поскольку заметка была на французском, он отшвырнул ее в сторону, взял статью из парижского выпуска «Геральд трибьюн» и принялся читать. Через несколько мгновений он сунул карандаш в подставку и повернулся к исполнительному директору агентства по связям с общественностью и прессой, стоящему рядом с ним.
— Позже, Фредди. — Джек указал на дверь. — Выйди и подожди. Через минуту я вызову тебя.
Не успел молодой человек покинуть кабинет, как Джек Сторм откинулся в кресле, закинул руки за голову и закрыл глаза.
— Каждый год я говорю себе, что уеду из города, — пробурчал он, — и оставлю всю эту июльскую чертовщину на откуп вам. И каждый год я все-таки остаюсь, увязая во всем этом по все мои ослиные уши. Я — глава ворочающей миллиардами долларов империи, и чем же я занимаюсь в выходные дни посреди лета? Просматриваю меню ленча для прессы от Вальдорфа, который, похоже, свихнулся, и любуюсь на дерьмовый комбинезон, вставленный в шоу кем-то, с кем, как мне говорят, мы должны считаться.
Они ждали, что последует еще более яростный взрыв, но Сторм только спросил:
— Ну, так что?
— Она готовит шоу, Джек, — начала Минди, и в тот же момент Питер Фрэнк положил на стол телеграмму.
— Парижское агентство запросило подтверждение на найм четырех менекенщиц.
Джек поднял руки вверх.
— Господи Иисусе, дайте мне передохнуть! — Он схватил заметку из «Геральд трибьюн» и прочитал вслух: — «Одной из самых неожиданных новостей недели, которая, правда, не слишком заинтересовала журналистов и обозревателей, стало заявление корпорции Джексона Сторма, Нью-Йорк, о намерении провести 22 июля в 10.00 ретроспективный показ работ Клод Лувель, который состоится в Доме моды Лувель, улица Бенедиктинцев, дом 3, Париж. Другой информацией в настоящее время редакция не располагает».
Он отшвырнул вырезку из «Геральд трибьюн» и схватил статью из авангардистского журнала «Эгоист».
— Я не читаю по-французски. О чем идет речь?
Минди пожала плечами.
— У меня не было времени получить перевод, но и здесь говорится о Доме моды Лувель. Джек, несколько минут назад я позвонила в Париж, связалась с мадам Дюмер, но она даже не стала со мной говорить. Потом к телефону подошла какая-то идиотка, которая заявила, что она отвечает за связи с общественностью и прессой по вопросам шоу. Кажется, она решила, что я какой-то корреспондент в Париже. Вот что я смогла узнать: 22 июля состоится демонстрация моделей какой-то Клод Лувель — то же самое сообщает «Геральд трибьюн». Она спросила, желаю ли я получить предварительную программу! Ты понимаешь, что это значит, Джек? — Минди слегка повысила голос. — Сэмми собирается устроить что-то в Париже, и это приписывается Джексону Сторму! — Она взволнованно сдернула с носика очки и близоруко уставилась на босса. — Эта девчонка выпустила пресс-релизы и разослала приглашения на какую-то — как они там ее называют? — ретроспективу! Посреди июльских показов новых коллекций в Париже! Если нам позвонит кто-то из нью-йоркских журналистов, мы даже не знаем, какую информацию им предоставлять!
— К тому же мы еще не сообщали прессе о приобретении недвижимости во Франции, — осмелился напомнить Питер Фрэнк. — А теперь невозможно даже опубликовать опровержение, потому что мы абсолютно не в курсе того, что происходит.
— Джек, — быстро сказала Минди. — Если кто-то захочет в этом покопаться, нетрудно выяснить, что мы приобрели в Париже дом моды. Лучше позвони Деннису, чтобы он сегодня же вернулся в Нью-Йорк. Необходимо созвать пресс-конференцию. Я позвоню в Нью-Джерси Тоби из юридического отдела и вызову его.
Прищурив свои удивительные ярко-голубые глаза, Джек Сторм смотрел на стоящих перед ним заместителей. Они ждут его реакции, ждут, когда разразится первый гром.
Неожиданно Король Сторм откинулся в кресле, запустил пальцы в безупречно подстриженную платиновую шевелюру и засмеялся. Сначала он позволил себе негромко хмыкнуть, потом раздались тихие смешки — он давал выход невероятному напряжению, накопившемуся за этот безумный день. Через несколько секунд Джек откровенно хохотал.
Минди Феррагамо и Питер Фрэнк стояли и молча наблюдали, как надрывается от смеха президент и председатель совета директоров великой корпорации моды.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Атласная куколка - Дэвис Мэгги

Разделы:
Пролог

Часть I

123456789101112

Часть II

1314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Атласная куколка - Дэвис Мэгги



пять с плюсом, получила такое же удовольствие как от книг сьюзен э.филлипс
Атласная куколка - Дэвис Мэггиарина
19.08.2011, 16.56





Замечательно! Не банально, без соплей и тупости! Захватил и не отпускал до самого конца! советую
Атласная куколка - Дэвис МэггиГалина
16.08.2013, 22.33





хороший роман!
Атласная куколка - Дэвис Мэггианна
6.10.2013, 17.49





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





На мой взгляд не очень.rnХотя кому-как.
Атласная куколка - Дэвис МэггиEsperanza
22.02.2015, 1.56





Чуть затянуто, но не плохо. Отличный герой. 9/10
Атласная куколка - Дэвис МэггиВикки
2.06.2015, 17.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100