Читать онлайн Вкус любви, автора - Дэвис Френсис, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус любви - Дэвис Френсис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.59 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус любви - Дэвис Френсис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус любви - Дэвис Френсис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвис Френсис

Вкус любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Студия Эдвардсов находилась в узком, трехэтажном кирпичном здании на Восточной восьмидесятой улице. Окна были высокие, но малочисленные, и дом совсем не походил на место, подходящее для коммерческой студии — такой удаленный, такой жилой, такой домашний, что Кэйт дважды проверила адрес, прежде чем позвонить. Симон отворил дверь почти тотчас же.
— Проходите. — Он дружелюбно приветствовал ее и провел в глубь небольшого офиса. Она очутилась в мире света. Весь цокольный этаж был превращен в громадную, с высоким потолком студию. Задняя стена, выходящая в сад, была целиком из стекла. Передвижные прожекторы свисали с металлических конструкций с выкрашенного в черный цвет потолка. Дюжины ламп выстроились рядами по всем сторонам деревянного ящика, похожего на пчелиный улей, торчали рулоны цветной бумаги для задников.
— Лаборатория у нас вон там, — указал он на маленькую комнату в глубине студии.
— А кто живет наверху?
— Мы живем. Там спальни, кухня внизу. Мы пожертвовали гостиной и столовой, чтобы устроить студию, но потеря невелика. Кухня достаточно большая, чтобы все могли там поместиться. — Взяв Кэйт под руку, он провел ее по периметру студии. — Ожидаю одобрения клиента, прежде чем я все это разорю, — сказал он, указав жестом на несколько предметов, расставленных для предстоящей съемки.
Кэйт замерла в восхищении перед неглубокой керамической чашей на подставке из тикового дерева.
— Это прекрасно, Симон. Династия Сунь?
— Да, вы угадали. Двенадцатый век, Корея. Я полагаю, она пойдет на обложку почтовых отправлений галереи. Работа на галерею приносит немного денег, но согревает душу. Совсем не то, что промышленные краны или обои… Куда подевался Джулио, этот человек никогда не опаздывает.
— А Мелисса?
— Она скоро вернется. Наши близнецы наконец-то закончили макет из папье-маше острова Мон-Сен-Мишель в комплекте с бенедиктинским аббатством, и она повезла их в школу в фургоне вместе с работой в багажном отделении. Мы все вчетвером запихивали туда макет, — сказал он с улыбкой. — Вы еще увидите их, когда ребята вернутся из школы, они всегда присутствуют, когда мы работаем. Фанатики фотографии, — добавил он с гордостью, — Рик и Полли, двенадцати лет.
Вдобавок, у них еще двое детей, подумала Кэйт. Мелисса определенно из тех женщин, которые способны соединять свой брак с успешной карьерой. Конечно, фотография была явно их семейным занятием. Такое взаимопонимание во многом и сделало все это возможным.
Раздался заливистый смех Мелиссы, и она вместе с Джулио впорхнула в студию. Он бережно держал в руках сверток — что-то объемистое, завернутое в газету и помещенное в старую продовольственную сумку.
— Скажи им, — хихикая, обратилась она к Джулио, — скажи им.
Джулио протер глаза и изобразил на лице выражение полной серьезности. Потом прочистил горло и заговорщицки подмигнул Кэйт.
— Сегодня утром я заехал на квартиру автора, чтобы забрать это, — он пошлепал по своему подозрительному свертку, — и тот стал настаивать, чтобы мы вместе поехали на съемку. Это отвратительный старый зануда, он довел бы нас до полного сумасшествия. Тогда я посмотрел ему прямо в глаза и сказал самым лицемерным голосом, каким только мог: «А у вас была свинка?» — «Нет, никогда», — ответил он, и глаза у него выпучились, как у испуганного кролика. «Тогда вы не должны приходить, — сказал я, — свинка, подхваченная после наступления половой зрелости, может сделать вас бесплодным. А у обоих близнецов Эдвардсов — свинка». Я оставил его в холле, он выглядел как человек, который чудом избежал смерти.
— Вы ужасны! — хохоча, сказала Кэйт.
— Джулио, это нечестно, — заливаясь смехом, заявил Симон, — абсолютно нечестно, но мне нравится. А это тот кофейник? В этом ужасном свертке?
— Конечно. Мне сказали, что меня могут ограбить, если я повезу его в собственном футляре. Мне нужны нитяные перчатки, Симон.
Он отбросил в сторону газеты, под которыми обнаружился аккуратно перевязанный сверток из белой бумаги. Затем Джулио натянул белые нитяные перчатки и, как фокусник, развернул голубую фланелевую ткань, перевязанную ленточками. Из нее он извлек серебряный кофейник с фасеточным, изогнутым, словно лебединая шея, носиком и темной ручкой из самшита.
— Великолепно! — вскричали все хором. — Прекрасно! Чудесно! Восхитительно!
— Да, — сказал Джулио. И слова восхищения замерли у всех на устах, когда он медленно стал поворачивать перед ними кофейник, чтобы его можно было рассмотреть со всех сторон. Он был элегантен и изящен. Его цилиндрический корпус изгибался к широкому литому основанию. Серебро отливало благородным тусклым блеском.
— Я хочу, Симон, чтобы ты фотографировал его сначала на белом, а потом на черном фоне.
Вдвоем Мелисса и Симон водрузили над столом белый тент так, чтобы Симон мог фотографировать кофейник без каких-либо мерцающих бликов, искажающих форму сияющей серебряной поверхности. Когда лампы были тщательно установлены, Джулио и Симон перешли к громоздкой студийной камере, линзы которой проступали сквозь дыру, прорезанную в белой бумаге.
— Ну, что там видно? — спросил Джулио Симона.
— Все, черт побери! Взгляни сам! Джулио притиснулся к нему возле камеры, пробормотав что-то, что Кэйт показалось старым итальянским проклятьем. Мелисса уловила ее взгляд, и они ухмыльнулись друг другу. Пока Джулио и Симон колдовали над камерой, Мелисса и Кэйт ползали в пространстве, высотой в два фута между дном тента и полом и переставляли лампы, как им указывали. Они двигали их взад и вперед, вправо и влево и обратно вправо.
— Это ужасно! — сказал Джулио, уступая Симону его место.
У Кэйт округлились глаза, а Мелисса шепнула:
— Серебро всегда чертовски трудно снимать. Даже хуже, чем хрусталь.
— Ручка нуждается в дополнительной подсветке, — заявил Симон, — и я потерял изгиб брюшка над основанием.
— А я вижу пятно от лампы на носике, — завершил Джулио. — Следите теперь вы, двое, мы попробуем подвигать свет.
Теперь уже Мелисса и Кэйт стояли, придвинув друг к другу головы, за камерой.
— Прибавь немного света на основание, — сказала Мелисса.
— И чуть меньше на крышку, — добавила Кэйт.
Наконец Джулио, Мелисса и Кэйт сошлись во мнении, что кофейник выглядит, как надо.
— Чувствую, что начинаю ненавидеть его.
— Давай-ка сделаем снимок поляроидом, — сказал Джулио, — просто, чтобы увидеть, чего мы добились.
Через несколько минут они сгрудились, рассматривая снимок.
— Уже близко, — сказала Кэйт, надеясь, что ее голос не выдаст разочарования. Основание вышло слишком темным, а всей вещи не хватало блеска.
— Ненавижу, — сморщился Симон, — выглядит как выброшенный солдатский котелок.
— Бодритесь, ребята, — заявил Джулио, — теперь мы знаем, в какую сторону двигаться. А сейчас я собираюсь устроить перерыв, а потом опять вернемся к работе.
Симон удалился в темную комнату, что-то недовольно бормоча себе под нос.
— Не обращай внимания на Симона, — сказала Мелисса, — он всегда ворчит, когда работает. Он никогда не бывает удовлетворен. Джулио, конечно, тоже, так что они образуют великолепную пару.
Кэйт помогла Мелиссе освободить верхнюю крышку низкого столика с ящиком. Изнутри его Мелисса достала тарелки, серебряные приборы и стаканы.
— Мы всегда обедаем здесь, когда бываем завалены работой, и ужинаем тоже, а иногда и завтракаем. Это освобождает нас от необходимости спускаться в кухню. И я настояла на том, чтобы завести встроенный холодильник. Я знаю манекенщиц, которые поддерживают свои силы исключительно соком из сельдерея, деревенским сыром и воздухом.
— А это действительно правда, что они удаляют коренные зубы, чтобы их щеки выглядели впалыми?
— Некоторые по-прежнему делают это.
Но, похоже, это выходит из моды, и те, кто родился с хорошими скулами, в этом не нуждаются.
— Эй, дайте мне руку, Кэйт, — позвал из дверей Джулио и своим командным тоном предложил ей помочь распаковать сумки с продовольствием. — Симон, иди обедать! — закричал он.
Он принес с собой салаты, несколько порций паштета, копченый итальянский сыр, два длинных французских батона, охлажденную бутылку орвето и несколько апельсинов.
Наполнив тарелки, Симон и Мелисса удалились в офис в передней части дома, чтобы немного заняться деловыми бумагами. Джулио сначала положил на тарелку Кэйт деликатесы, потом себе — вдвое больше.
Не успела она отправить в рот кусок сыра, как голос Джулио оторвал ее от еды.
— Скажите, чем вы занимаетесь, когда не работаете?
Она проглотила кусок, прежде чем ответить.
— Рисую, как только выпадает немного свободного времени. Кажется, Гойя сказал, что если кто-нибудь выпадет из окна второго этажа, художник должен быть в состоянии запечатлеть его раньше, чем он грохнется на землю. Мне еще предстоит долгий путь, чтобы достичь такого профессионального уровня, но я работаю над этим. Когда хорошая погода, хожу рисовать в Центральный парк.
— Вы говорите это серьезно, да? А что еще вы делаете? — настаивал он.
— Пишу и иллюстрирую детскую книжку. Это очень забавная история, основанная более или менее на некоторых старых народных норвежских сказках, которые когда-то рассказывала мне моя бабушка. Можете положить мне еще немного этого салата? Там полно всяких чудовищ в жутких чащобах.
Он вручил ей картонное корытце.
— Но когда вы не оттачиваете свое мастерство или не работаете над книгой, что вы делаете, чтобы расслабиться? Вы встречаетесь с кем-нибудь? — спросил он прямо.
— Нет, сейчас я ни с кем не встречаюсь, — ответила она нерешительно, подумав немного виновато о неисполненном желании Нила завязать с ней любовный роман.
— Хм… Вы с ним недавно порвали? Почему? Она покачала головой. Это действительно было не его дело. Она определенно не собиралась обсуждать с ним безуспешные домогательства Нила по отношению к ней.
— Скажите… — начала она.
Но он оборвал, проигнорировав ее слова:
— Почему? — настаивал он.
Этот человек мог довести до белого каления.
— Если хотите знать, я не порывала с Нилом, потому что там нечего было порывать. Он слишком похож на моего бывшего мужа…
Джулио поперхнулся вином.
— Бывший муж? — Он прокашлялся и с трудом выговорил:
— Мне показалось, вы сказали…
— Я сказала, что не замужем, но не говорила, что не была.
— Вам надо было стать юристом… — Теперь была его очередь раскаляться добела. — А что с этим Нилом?
— Нил — это друг, который хочет быть больше чем другом — возлюбленным, чего никогда не случится, только и всего.
Джулио несколько оживился.
— Хм… А почему?
— Он одновременно и зависим и доминирует — это ужасно деструктивная комбинация.
— Вы не считаете, что мужчина должен доминировать над своей женщиной?
То было в равной степени и вопросом, и явным утверждением. Его глаза были абсолютно серьезны, но что-то в том, как он поджал губы, напомнило ей о бесшабашно веселом дне в парке. Она понимала, что должна узнать его много лучше, прежде чем сумеет с какой-то определенностью говорить, когда он серьезен, а когда просто играет с ней. В настоящий момент она чувствовала, что он делает и то и другое одновременно.
«Вот в чем ключ: в его представлении его женщина, вроде как его кресло, его плед. Нет, это не те отношения, какие должны быть, по моему мнению». Она замотала головой и сердито стукнула по ручке кресла.
— Это определенно не то, чего я хочу. Он ничего не ответил, но, вытянув свои длинные ноги, откинул назад свое кресло под опасным углом и, задумчиво теребя себя за мочку уха, внимательно рассматривал Кэйт, полузакрыв глаза.
— А вы завелись, не так ли? У вас есть то, что мы называем temperamento.
Он рассмеялся, потом неожиданно выпрямил кресло и медленно, с большим вниманием и тщательностью, чем того требовала задача, очистил от кожуры два апельсина, разделил на дольки и положил на тарелки.
— Десерт, — произнес он, улыбнувшись. Прихватив с собой тарелку, Кэйт подошла к керамической чаше. Как она завидовала Симону и Мелиссе, работающим вместе, поддерживающим друг друга, создающим друг друга. Каким отличным должно быть их окружение, и как совершенно они подходят друг другу с их нежной взаимностью. Это то, чего бы и ей хотелось, размышляла она, — два человека, живущих одной жизнью, одной любовью, но духовно свободных, свободных в своем творчестве. Неужели возможно иметь одновременно любовь, защищенность и свободу? Мелисса и Симон определенно владели этим секретом. Она рассеянно подумала, есть ли у Симона брат, о котором он не упомянул.
— Пенни в их пользу, — спокойно произнес Джулио. Ее даже напугало, когда она услышала, как он подошел к ней сзади.
— Я сейчас подумала, какие совершенные отношения между Мелиссой и Симоном. — Она отказывалась признать, что он сумел так глубоко проникнуть в ее мысли.
— Это только последние восемь лет, но я уверен, что так будет продолжаться и дальше. У них все очень прочно сейчас, но для их друзей не секрет, что в первые годы брака у них было много камней преткновения. Они не раз почти расходились.
— Глядя на них сейчас, я не могу этому поверить.
— Это правда. Мелисса успела сделать себе имя, как фотограф в мире моды, когда они решили пожениться, но Симон еще боролся за свое место. Для мужчины всегда тяжело смириться с тем, что его жена добилась больших успехов, чем он, даже когда они работают в разных областях, но в десять крат труднее, когда они соревнуются в одной и той же области. Но когда он открыл, что его талант лежит в сфере изящных искусств и промышленной рекламе, конфликт был преодолен. Двум конкурентам нельзя заключать брак — это отравляет отношения.
— Да, я полагаю, что так. Неожиданно он усмехнулся.
— Вспомните «Укрощение строптивой». В конце концов Катарина подчиняется Петруччио.
— Вы так в самом деле думаете? Катарина просто очертила свои собственные границы, только и всего. Я всегда представляла, что эти двое, бесчинствуя, проходят по жизни вместе, окруженные стайкой хохочущих, шумных ребятишек.
— Возможно, вы правы, Кэйт, возможно. — Его глаза снова потемнели и стали серьезными, но в уголках рта затаилась легкая улыбка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус любви - Дэвис Френсис



Великолепно! Искрометный юмор!
Вкус любви - Дэвис ФренсисТатьяна
27.01.2013, 5.34





Ну вот что то никак. Много ахов вздохов. Еле дочитала до конца, да и страсти особой нет,перечитывать не буду. 5 баллов
Вкус любви - Дэвис Френсисаня
27.01.2013, 16.46





довольно высокий рейтинг, хотя я бы оценила на 9. понравилось,что герои романа не слишком наивно относятся к жизни и оба идут на компромиссы. очень много описаний обедов-завтраков-ланчей, к концу романа я уже представляла себе как героиня с ее маленьким ростом достигает через 10 лет брака размеров "итальянской мамы". мой муж наполовину итальянец и хорошо покушать у него в крови. тоже большой любитель всего вредного и жирного, когда я набрала вес 60 кг,решила ввести разгрузочные дни, по-другому никак)))
Вкус любви - Дэвис Френсиснемочка
27.12.2013, 3.14





Мило.
Вкус любви - Дэвис Френсислиса
20.07.2014, 7.01





Что-то мне не везет на хорошие романы в последнее время. Встретились, жрали, жрали жрали, где то в перерывах "успели полюбить друг друга"... В общем это скорее кулинарная книга, описания еды просто супер.. но любви в книги нет... Концовка переслащенная "он взял ее под водопадом сирени")))... Хотя отдам должное героям, в общем то они ничего... 6 из 10
Вкус любви - Дэвис ФренсисВарёна
20.04.2016, 14.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100