Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Мальчика звали Томас. Ему было всего семь лет, но последние события заставили его быстро повзрослеть. Лотти наблюдала, как он осторожно подкладывает поленья в печь, как перемешивает угли, поддерживая огонь.
– Это необходимо делать, мэм, – пояснил он, вытирая ладони о свой поношенный комбинезон. Его русые, с золотистым отливом волосы были давно не стрижены. Одна прядь прилипла ко лбу, вспотевшему от жара печи. С торжественным выражением на лице он сказал, что работа окончена, и Лотти заметила промелькнувшую в его глазах мальчишескую гордость.
– Спасибо тебе, Томас, – бодро сказала она, пытаясь преодолеть наваливающуюся на нее усталость.
Присев вместе с Сисси, Лотти допустила ошибку. Ее тело, подвергшееся суровому испытанию во время езды по ухабам, требовало отдыха. Более всего ей сейчас хотелось лечь в кровать, которая занимала один из углов в большой комнате. Но Лотти прекрасно знала, что пища никогда не готовится сама по себе и ее должен кто-то приготовить.
Лотти готовила с тех пор, как смогла дотянуться до края плиты в приютской кухне. Голодные дети не давали ей сидеть без дела – три раза в день ей приходилось проявлять всю свою изобретательность, чтобы наполнить их желудки.
– А ты можешь сварить овсянку? – робко спросила Сисси, грустно глядя на нее из-под спадающих на лоб растрепанных волос.
– А ты любишь овсянку? – спросила Лотти.
Но одного взгляда внутрь грубо сколоченного буфета было достаточно, чтобы понять: запас продуктов в доме практически иссяк, и у нее просто нет другого выбора. «Овсянка», конечно, звучит не слишком вдохновляюще, но на худой конец сойдет и она, тем более, если дети ее любят.
– У нас осталось немного изюма – можно положить его в кашу, – предложил Томас, сидевший в противоположном углу комнаты. – Еще я могу принести кусок свинины из бочки.
Лотти бросила на него благодарный взгляд.
– Хорошая идея, – подхватила она с энтузиазмом. – Томас, у нас будет поздний ужин.
Осматривая дом, Лотти поняла, что Джеймс Тиллмэн был заботливым отцом семейства. Его жене, конечно, приходилось носить воду из колодца на улице, но в доме имелась раковина, куда можно было слить воду. У одной из стен стояла блестящая черная плита, а рядом буфет, на полках которого она обнаружила много посуды и столовые приборы.
Дом был довольно большим для поселенца: имелся чердак, на который вела массивная деревянная лестница. Мебели было немного, но она выглядела добротно. Около камина стояли два стула с самодельными сиденьями. Скамеечка для ног, сколоченная из небольших дощечек, была обтянута той же тканью, что и сиденья стульев. Здесь чувствовалась заботливая рука женщины, на которой женился и которую впоследствии похоронил Джеймс.
Должно быть, она умерла не очень давно, решила Лотти, вспомнив о полудюжине банок с законсервированными продуктами, которые она нашла на полках. Однако легкий налет запустения, лежавший на жилище, свидетельствовал об отсутствии женщины в настоящее время.
Ознакомившись с обстановкой, Лотти решительно вскинула голову. Она обдумывала список дел на следующее утро, когда в дверях появился Томас со свертком в руках.
– Вот, я принес, – задыхаясь, сказал он. Очевидно, мальчик проделал весь путь в темноте бегом. Он протянул ей кусок свинины, завернутой в холщовую тряпку, и она одобрительно улыбнулась, принимая сверток у него из рук.
– Если теперь ты мне найдешь еще и нож, я отрежу кусок и поджарю его, пока варится овсянка.
Вода в старом котле уже закипала, и Лотти бросила в нее две горсти овса. Вкусно запахло свежей пищей – это было непривычно для нее. В приюте ей приходилось предварительно отмывать и отчищать продукты от плесени, прежде чем начать готовить.
Джеймс Тиллмэн был хорошим хозяином…
Снова внезапная боль, боль утраты пронзила ее. Она думала о несправедливости судьбы, лишившей два юных существа обоих родителей. Лотти всеми силами пыталась побороть слезы, застилавшие ей глаза. Достаточно тяжело потерять мать, потеря же еще и отца оказалась просто сокрушительным ударом.
Свинина шипела и шкворчала на сковороде, в котле тихонько побулькивала овсянка. Лотти проворно двигалась между плитой и буфетом, сервируя стол. Сисси, пристроившись на одном из трех стульев, стоявших вокруг стола, смотрела на нее широко раскрытыми глазами.
Тихо, не дожидаясь подсказки, Томас взял кувшин и скрылся за дверью, оставив ее приоткрытой. Он направился в небольшой сарайчик, находящийся примерно на полпути к амбару. Через несколько минут он появился, неся в руках кувшин, наполненный молоком. Мальчик попытался закрыть за собой дверь, зацепив ее ногой, но дверь не закрылась, так что ему все-таки пришлось повернуться и аккуратно закрыть ее.
– Запереть на засов? – спросил он, поставив кувшин на стол. – Уже совсем стемнело, а дядя Джон вряд ли вернется скоро. – Его голос дрожал, когда он произносил последние слова.
Лотти стиснула зубы, глядя, как мужественно этот ребенок переносит свалившееся на него горе. Страдание было написано на его лице, глаза, затуманенные болью, смотрели печально, но он держал боль внутри себя, не давая чувствам вырваться наружу. Мальчик то и дело поглядывал на свою сестренку, как бы оберегая ее взглядом. Он часто смотрел и на Лотти, готовый в любую минуту помочь ей в приготовлении ужина.
– Ваш дядя живет с вами, Томас? – спросила Лотти, переворачивая аппетитное и ароматное мясо и осторожно отступая назад, чтобы не забрызгать жиром платье.
– Нет, мэм, – ответил он. – Его дом недалеко отсюда, ближе к городу.
Лотти нахмурилась, напрягая память.
– Но я не видела другой фермы по пути сюда. Кроме тех, что находятся около самого Миль-Крика, – медленно проговорила она.
Томас подошел ближе, глядя на шипящее, на сковородке мясо, наполнявшее жилище соблазнительными запахами.
– Его дом стоит подальше от дороги, у реки. До него около мили, и он за холмом, так что его нельзя увидеть с дороги, – объяснил мальчик, облизывая губы и с жадностью вдыхая ароматы пищи.
Лотти улыбнулась, понимая его нетерпение. Ее ноздри также трепетали, когда она вдыхала аппетитный аромат жареного мяса.
– Можно накрывать на стол. Томас, ты не поможешь сестренке вымыть руки?
– Да, мэм, – ответил мальчик.
Он стащил Сисси со стула и отвел ее к умывальнику. Затем взял тряпочку, лежавшую на краю ящика, и опустил ее в кастрюлю с водой, которая стояла в раковине. Намочив тряпку, мальчик принялся протирать крохотные пальчики Сисси. Он осторожно проводил куском грубой холстины по ее личику, делая легкие мазки там, где раньше оставили след уже высохшие ручейки слез.
– Томас, мне же больно! – протестовала малышка, сморщив нос, кривя губки и всячески стараясь уклониться от умывания.
– Я же осторожно, Сисси, – терпеливо уговаривал сестру Томас, оттирая пятно с ее подбородка.
Сисси с трудом терпела эту процедуру, ее губы были надуты, глаза зажмурены. Лотти отвернулась, чтобы спрятать невольную улыбку при виде такой детской терпеливости. На какое-то мгновение она увидела, какой могла бы стать ее жизнь, если бы был жив Джеймс Тиллмэн, а она бы стала его женой. И с грустью подумала о том, что эти дети могли бы стать ее детьми, а этот дом…
Лотти встряхнула головой, отгоняя подобные мысли. «Мечты – пустая трата времени, – любила говорить мисс Конклин в приютской кухне. – Всегда ожидай от жизни худшего – таким путем тебе удастся избежать разочарования». Это было лишь одним из ее убеждений, которые вбивались в голову Лотти в течение многих лет.
Девушка наполнила тяжелые миски горячей, дымящейся овсянкой, по краям мисок выложила набухшие изюмины. Сисси вскарабкалась на стул и уселась, поджав под себя ноги – так ей было удобнее тянуться к еде. Томас, сложив перед собой руки, подал предостерегающий знак сестре, потянувшейся за ложкой в кувшине. Лотти с некоторым запозданием села на свое место и сложила ладони у подбородка. Прикрыв глаза, она застыла в раздумье.
– Мэм? – вопросительно посмотрел на нее Томас.
Лотти наклонила голову и помедлила мгновение. Что могла она сказать? Какие слова были бы уместны в этом доме, где счастье оказалось таким хрупким? В доме, где двое маленьких детей лицом к лицу столкнулись со смертью…
Слова всплыли в ее памяти, и она произносила их тихим голосом, механически повторяя то, что в детстве слышала от пастора по три раза в день:
– …благодарим Тебя за то, что Ты ниспошлешь нам. Аминь.
Дети повторили за ней последнее слово и уже без дальнейшего промедления потянулись к ложкам. Лотти также приступила к трапезе, наслаждаясь запахом овсянки и сравнивая ее с кашей, которой питалась, когда была ребенком. Жидкая и водянистая, скупо приправленная снятым молоком – пожертвованием от местного бакалейщика, делавшего масло для продажи, – такую кашу обычно и подавали детям на завтрак в приюте.
– Обожаю изюм, – с набитым ртом сказала Сисси.
– Папа купил его, когда продал излишки урожая кукурузы, – объяснил Томас. – Еще он купил желтый сахар и немного чаю.
– Ваш папа любил чай? – поинтересовалась Лотти, ей не часто приходилось пить чай, и этот напиток был для нее редким удовольствием.
– Не-а, он больше любил кофе. Но мама всегда пила чай. Она его нам тоже давала. С молоком и с сахаром. – Мальчик сунул в рот ложку и огорченно пожал плечами. – Папа делал чай не так вкусно, но мы все равно пили. Нам не хотелось его огорчать.
– Может, попьем чаю за завтраком, если вы хотите, – предложила Лотти, меняя тему разговора.
– Я люблю чай, – заявила Сисси. – Я хочу попить его утром.
«Слава Богу», – с облегчением подумала Лотти. Сисси была очень жизнерадостным, неунывающим созданием, способным принимать заботу от незнакомого человека.
– Утром ты мне поможешь, – пообещала девочке Лотти. – Пока Томас будет заниматься другими делами, мы с тобой приготовим завтрак. – Лотти вопросительно взглянула на мальчика: – Какие у тебя домашние обязанности? Тебе потребуется помощь?
– Сюда приедет дядя Джон, – ответил Томас. – Мне надо будет только покормить кур и присматривать за ними в течение дня. Еще папа учил меня доить Рози, и я должен относить помои свиньям.
– Какие помои? – спросила Лотти. Кормление свиней представлялось ей крайне неприятной работой.
– Остатки молока и другой еды, какая есть в доме, – бойко объяснил Томас.
Насколько она себе представляла, пищевых отходов должно остаться совсем немного, явно недостаточно для свиней. Лотти думала об этом, пока дети очищали свои миски и облизывали с пальцев жир. После этого Сисси тяжело вздохнула.
– Я хочу спать, – сказала она. – Мисс Лотти, я очень устала.
– Тебе столько сегодня пришлось пережить, что это меня ничуть не удивляет, – едва слышно прошептала Лотти, быстро убирая со стола и складывая в раковину грязную посуду.
Она открыла бак, стоявший сбоку от плиты, и с облегчением увидела, что он полон. Очевидно, его наполнили еще рано утром. Маленьким ковшиком она зачерпнула воды, поднесла его к раковине и вылила на грязную посуду.
– Где у вас лежит мыло, Томас? – спросила она, пытаясь найти его на ощупь под раковиной.
– Вон там, – сказал он, указывая на стеклянную банку с клейкой серой массой.
Взяв немного мыла, она бросила его в воду, где отмокала посуда.
– Сейчас мы тебя умоем – и в постель, – сказала Лотти, поманив девочку пальцем и ласково ей улыбнувшись.
Маленькие ручки потянулись к девушке, и на сонном личике появилась кривая гримаска. Глубоко дыша, Сисси уткнулась носом в платье Лотти и удовлетворенно вздохнула.
– Ты хорошо пахнешь, – сонно пробормотала она.
– Это всего лишь мыло, вода и немного розового масла, – сказала Лотти, посмеиваясь.
За полчаса она управилась с мытьем посуды и уложила Сисси в ее кроватку на чердаке. Лотти отвергла предложение Томаса оставить на ночь топиться печь.
– Нам ночью будет достаточно тепло и без нее, – твердо сказала она. – Нет никакой необходимости расходовать дрова.
Дверь была заперта на засов, который плотно входил в скобы, вбитые в косяк.
Томас широко зевнул, направляясь к лестнице.
– Спокойной ночи, мэм, – сказал он. Поднявшись на вторую ступеньку, он с надеждой в голосе спросил: – Вы ведь будете здесь завтра, правда?
От взгляда мальчика что-то екнуло в груди у Лотти. Она чуть-чуть помедлила с ответом.
– Конечно, я останусь. И не уеду, пока я нужна вашему дяде Джону.
Джон Тиллмэн спал посреди благоухающего свежескошенного сена. Этим утром он вдыхал его запах, совсем не улавливая тонкого, как у изысканных духов, аромата.
Джон Тиллмэн не впервые ночевал в сарае у брата, на мягком сене, укутавшись в старое одеяло.
Но в это утро все было не так, как обычно. Подняв голову, Джон вновь услышал звук, разбудивший его, – мычание коровы, которую пора доить. «Рози – идиотское имя для коровы», – подумал он, нахмурившись. Но Сара предоставила право выбора детям, и Сисси без колебаний пролепетала это имя.
Сара… Прекрасная, недоступная женщина, которая стала женой его брата и матерью его же детей. Сара… воплощение спокойствия… воплощение сердечности… достойная стать ангелом, как говорил детям Джеймс Тиллмэн.
Джон Тиллмэн выбрался из-под одеяла и вскочил на ноги. Он редко позволял себе роскошь предаваться воспоминаниям о Саре. Но, несомненно, нынешним утром было бы большим грехом позволять себе это. Он должен изгнать ее из своих мыслей, из своей памяти, освободив место для Джеймса.
Он стиснул зубы, но боль еще сильнее сдавила его грудь, сдавила с такой силой, что ему стало трудно дышать. Он закрыл глаза, и перед ним снова ожила картина происшедшего: скрип повозки, низкий голос брата, грубые шутки, которыми они перебрасывались.
Еще раз он увидел: падают вилы, Джеймс теряет равновесие, толчок тронувшейся повозки – и лошади рванули с места, а Джеймс падает вниз…
Стон вырвался сквозь его сжатые губы – крик из самых глубин души. Он откинул назад голову, давая этому крику выйти наружу.
Рози снова забеспокоилась в своем стойле, и повседневные утренние обязанности заставили Джона на время забыть о боли. «Не время предаваться печали, надо заниматься делами», – решил он. Для начала следовало подготовить детей к тому, с чем им придется столкнуться сегодня. И, кроме того, была еще эта девушка, выписанная Джеймсом с востока.
Цветы и ленты на ее шляпе… Соблазнительные кудряшки на висках и маленький вздернутый подбородок, когда она так дерзко бросила ему вызов. От нее приятно пахло. Даже с расстояния четырех футов он уловил ее благоухание – тот легкий цветочный женский аромат, который вызвал в нем воспоминания о Саре.
«Она совсем не похожа на Сару, – отметил он про себя. – Не могу понять, о чем он думал… приглашая ее». Джон встал на цыпочки и потянулся. «Вероятно, она бы не приехала, если бы не предложение пастора. Это было бы хорошим местом для нее… Ее шляпка произвела бы впечатление, хотя…» Джон наклонился, чтобы заправить штанину в сапог, доходящий ему до середины икры. Затем он проделал ту же процедуру с другой штаниной. После чего заправил рубаху и водворил подтяжки на место.
«Преподобный Буш не увлекается безделушками, – подумал Джон, криво усмехаясь. – Строгий черный наряд безо всяких оборок больше соответствовал бы его вкусу. Какая жалость, что он не удосужился встретить свою невесту. – Он досадливо поморщился. – Это избавило бы меня от необходимости отвозить ее обратно».
Он стоял в широком дверном проеме сарая и смотрел, как на востоке поднимается из-за горизонта солнце. Облака были тонкие, розовые по краям и слишком высокие, чтобы нести в себе дождь. Джон обвел взглядом ряд строений, составлявших владения его брата. Ледник, зернохранилище, курятник, где даже сейчас куры громко кудахтали, объявляя о своих достижениях. Каменная коптильня была практически пуста. Много неоконченных дел, которые некому доделать…
– Ты не должен был умирать, Джеймс, – простонал Джон. Он прислонился лбом к дверному косяку, изливая в словах свое горе, свое отчаяние.
Ее разбудил голос с улицы. Раздавшийся вслед за ним настойчивый стук в дверь заставил ее сесть в кровати. Она с ужасом смотрела, как Томас отодвигает засов.
– Подожди, Томас, – запротестовала Лотти, натягивая на себя простыню по самое горло.
Мальчик посмотрел на нее через плечо и поднял засов.
– Это всего лишь дядя Джон, – успокоил он девушку.
– Но, Томас, я ведь в постели, – в отчаянии проговорила Лотти.
Дверь медленно открылась, и на пороге появился высокий мужчина, заслонивший собой дневной свет. Голубая рубашка подчеркивала ширину его плеч, темные подтяжки поддерживали штаны из грубого хлопка. Его лицо поблескивало от влаги, волосы были гладко зачесаны назад. Штаны мужчина аккуратно заправил в сапоги. Остановившись в дверном проеме, он вглядывался в полумрак комнаты.
– Время быть на ногах, – объявил он тем же суровым голосом, какой Лотти запомнила еще с прошлого вечера.
– Прошу прощения… – проговорила она хриплым со сна голосом.
– Дела не ждут лежебок, мисс О'Мэлли, – отрезал Джон Тиллмэн. – Вы сможете остаться здесь только в том случае, если ваше присутствие будет приносить какую-нибудь пользу.
Ее подбородок взметнулся вверх, глаза гневно сверкнули. Уже во второй раз за последние двенадцать часов этот человек вызывал у нее вспышку ярости. Она с трудом сдерживала гнев, переполнявший ее и готовый вырваться наружу. Но лучше промолчать, чем сказать глупость, как часто говорила мисс Кон-клин. В конце концов, воспитание взяло верх.
– Если вы выйдете на несколько минут, то я встану, – проговорила Лотти, стараясь не злить его, ведь ее положение здесь было слишком неопределенным.
– Я отвернусь, – сказал Джон тоном, не допускающим возражений.
Повернувшись лицом к выходу и оперевшись о дверной косяк, он ждал.
– Томас… – попросила девушка. Последовав примеру дяди, мальчик присоединился к нему, повернувшись спиной к Лотти.
Она выскользнула из постели и встала на коврик, предохранявший ее босые ноги от утреннего холода. Затем, порывшись в своей сумке, извлекла оттуда светло-серое платье и чистое нижнее белье. Быстро натянув панталоны, она надела нижнюю юбку, завязала ее на талии и, повернувшись спиной к двери, сняла ночную сорочку. Потом надела лифчик, завязала и заправила на талии под нижнюю юбку. Натянув через голову платье, расправила его. Ее пальцы торопливо застегнули пуговицы. Наконец, обернувшись, девушка посмотрела в спину человеку, стоявшему в дверях.
– Можете поворачиваться, – сказала Лотти, наклонившись, чтобы взять расческу из коробки, в которой она хранила предметы первой необходимости. Последнее, что ей оставалось сделать – это расчесать волосы. Сейчас они спадали ей на плечи спутанной копной, а отдельные пряди спускались до талии. Лицо же ее словно окружало светящееся облачко.
Мужчине, повернувшемуся к ней, представилось весьма соблазнительное зрелище. Не сознавая этого, она вскинула вверх руки, собрала волосы и перекинула их на одну сторону, собираясь расчесать их и уложить в прическу. Полные, крепкие груди соблазнительно вырисовывались под грубым хлопком ее платья, и Джон почувствовал шевеление в паху, когда его взгляд остановился на выпуклостях ее груди.
«У тебя давно не было женщины, Джон Тиллмэн», – подумал он. Если вполне невинные движения девушки смогли так подействовать на него в шесть часов утра, значит, он находился в неважной форме. Вне всякого сомнения, ему требовалась женщина… Джон скользнул взглядом по ее тонкой талии и бедрам. Затем его алчный взор снова уперся в ее грудь. И вдруг Джон обнаружил, что смотрит в ее испуганные глаза. По румянцу, вспыхнувшему на ее скулах, он понял, что она или очень смущена, или вот-вот сильно разозлится.
«Ну вот», – подумал Джон. Он хотел ее дико, необузданно. Вероятно, она привыкла к тому, что ее осматривают, и может покрутить попкой, чтобы приманить будущего мужа. «Заказные невесты в наши дни – лотерея», – напомнил себе он. Лестер с лесопилки чуть не попался на удочку одной такой штучки, которая, судя по ее письмам, была просто ангелом во плоти. Правда, она начисто забыла сообщить о том, что брюхата. Однако все обошлось, и в результате ее подобрал и женился на ней один из фермеров постарше. Были и такие, которые уже вышли из брачного возраста, хотя, по их словам, не так давно вступили в него. Но на западе, где женщин не хватало, они, несомненно, нашли место, где приземлиться и свить себе гнездо.
Видимо, и эта не слишком отличалась от них, хотя в данном случае здесь можно было, по крайней мере, не беспокоиться, что ей чересчур много лет. «Наверное, она ищет, где бы укрыться от скандала», – решил Джон. Он прищурился, осматривая ее с головы до пят.
Покрасневшая от смущения Лотти представлялась олицетворением невинности. Было это смущение истинным или притворным, не имело для него никакого значения. Так или иначе, она здесь не задержится надолго. Наверное, уже подумывает о том, чтобы поехать в город поискать третьего кандидата и попробовать на нем свои уловки. Циничная ухмылка появилась на его лице, когда он подумал о том, где она могла научиться всем этим движениям и жестам, подчеркивающим ее женственность. Тем временем девушка приступила к следующему этапу своего туалета.
Управившись с волосами – быстрыми движениями пальцев она заплела их в косу, – Лотти собрала волосы с расчески, скрутила их в жгутик и перевязала ими косу, чтобы та не расплеталась. Затем, прежде чем уложить косу короной на голове, она отбросила ее за спину и занялась непокорными короткими прядками, обрамлявшими ее лицо. Они завивались самым произвольным образом и к концу дня выбивались из прически, окутывая пушистым облачком ее лицо. Бросив расческу обратно в коробку, Лотти направилась к умывальнику, преследуемая жадным мужским взглядом.
Вода в котелке, который она оставила на ночь в печке, была еще теплой, и девушка отодвинула заслонку, чтобы проверить, горит ли огонь. Угольки тлели, и ветерок, задувающий в открытую дверцу, оживлял их.
Она наклонилась, взяла из деревянного ящика для дров несколько поленьев и аккуратно положила их в топку. Затем, воспользовавшись кочергой, закрыла заслонку, поставила кипятиться воду и принялась умываться. Намылив руки, Лотти тщательно вымыла их и слегка намылила лицо. Она низко склонилась над умывальником, смывая мыло. Затем стала на ощупь искать полотенце из грубой ткани, висевшее на краю умывальника. Неожиданно полотенце само оказалось у нее в руках. Она удивленно открыла глаза. Рядом стоял бесшумно подошедший Джон Тиллмэн.
– Спасибо, – смутилась она, потом вытерла лицо и повесила полотенце на место.
– Не за что, – кивнул Джон. – Похороны состоятся сегодня днем, – продолжал он негромко, так, чтобы услышала только она одна. – Я поговорю об этом с детьми после того, как они позавтракают.
Лотти кивнула и опустила голову. Все происшедшее было слишком неожиданно и трагично. «Жизнь тут совсем другая», – с грустью подумала она. Траур здесь не принят, каждый день – борьба за выживание.
Джон повернулся и прислонился к буфету, скрестив руки на груди.
– Вы будете готовить сегодня завтрак? – спросил он с насмешкой. – Или вы решили, что мы здесь слишком грубы для вашей восточной чувствительной натуры?
В ответ на его насмешку она сжала зубы, пытаясь сдержаться.
– Я уже, кажется, говорила вам вчера, мистер Тиллмэн, что я умею готовить, и я не замечала за собой ничего из того, что вы называете чувствительной натурой женщины с востока, – сухо проговорила она.
– Ну так докажите нам это, – улыбнулся он, но девушке в его голосе снова почудилась насмешка, как будто он догадывался, какие усилия она прилагает, чтобы не вспылить.
Она опустила глаза, скрывая свою досаду. Кроме того, детям не следовало слышать, как ссорятся взрослые, на попечении которых они находились – пусть даже и временно.
Она уловила какой-то звук, донесшийся с чердака, и подняла глаза. Сисси смотрела на нее с лестницы. Девочка с недовольным видом терла кулачками глаза.
– Вы разбудили меня, – сказала она, надувшись.
– Все равно тебе пора вставать, – заметил дядя, направляясь к лестнице, чтобы помочь племяннице спуститься.
Сисси оперлась о перила.
– Дядя Джон, мне нужно одеться, – сказала она, зевая.
– Тогда поторопись. Ты ведь не хочешь опоздать к завтраку?
– Я хочу помочь Лотти приготовить чай, – сказала девочка, принимаясь искать свое платье.
– Чай? – презрительно фыркнул Джон, и его бровь недоверчиво приподнялась, когда он посмотрел на Лотти. – Чай? – переспросил он.
– Я обещала, – ответила девушка, пожимая плечами.
– А кофе вы умеете варить? – спросил он минуту спустя, удобно устроившись на стуле.
Стоя с ножом в руке над куском свинины, оставшимся с ужина, Лотти взглянула на него через плечо.
– Я могу сварить такой кофе, какой вам никогда не доводилось пить, – отрезала она.
Поджав губы, Лотти резкими движениями, почти ударами, нарезала свинину на куски и ловко уложила их на сковороду. Затем поставила сковороду рядом с котелком и занялась приготовлением кофе.
Все ее движения были точны и быстры. Джон откинулся на спинку стула, наблюдая за колыханием ее юбок и время от времени мелькавшей ножкой.
– Ну, допустим, – лениво протянул он, – это вы умеете. Но может, я просто так спросил? Потому что кофе не имеет значения…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100