Читать онлайн Дар Элизабет, автора - Дэвидсон Донна, Раздел - Глава восемнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дар Элизабет - Дэвидсон Донна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.37 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дар Элизабет - Дэвидсон Донна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дар Элизабет - Дэвидсон Донна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэвидсон Донна

Дар Элизабет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восемнадцатая

– Ах ты предатель! Иуда…-приговаривала Элизабет, изо всей силы молотя его по груди кулачками. От неожиданности Хоксли отступил назад, и она сразу отошла на несколько шагов, но затем снова повернулась к нему лицом.
– Я думала о тебе лучше, Натан! Я думала, что Мэтью – твой друг! Или ты считаешь, что Мэриан – плохая жена для него? Именно поэтому ты бросаешь ее в объятия лорда Стэнли? Ты сказал, что поможешь. Но на самом деле ты только предложил помочь, а это разные вещи!
Хоксли улыбнулся, абсолютно не тронутый ее тирадой.
– Милая моя, – сказал он, положив руку на сердце, – неужели ты не веришь мне?
– Верить тебе?! – воскликнула в ярости Элизабет. – Я верю делам, а не словам! Все, что ты говорил о соединении Мэриан и Мэтью, оказалось пустой болтовни! И не называй меня своей милой!
– Но, дорогая моя, ты уверена, что они должны быть вместе?
– Конечно! Неужели ты думаешь, будто я хочу, чтобы Мэриан связала свою жизнь с лордом Стэнли и с его противной мамашей? Она, кстати, лучшая подруга леди Лоуден, а это о многом говорит. Он совсем не подходит Мэриан! И я не твоя дорогая!
– Но подходит ли Мэриан Мэтью?
– Что?!
– Успокойся, Элизабет, и выслушай меня.
Она перевела дыхание:
– Хорошо, я постараюсь. Даже если это опять будут твои лицемерные уверения в вечной любви…
Улыбка исчезла с лица Хоксли. Его глубокие темные глаза пристально смотрели на нее.
– Ты не должна так говорить, Элизабет. А что касается Мэриан, то неужели ты правда считаешь, что я могу намеренно причинить ей вред?
– Я просто не знаю, что думать, – вздохнула она покорно.
– В таком случае, выход один – доверься мне.


«Какое странное время!» – думала Элизабет, одеваясь к обеду через несколько дней.
По утрам Мэриан радостно принимала у себя лорда Стэнли, а потом бежала наверх и проводила время с матерью и Мэтью, который очень быстро поправлялся и уже самостоятельно ходил по комате. Таким образом, Юнис обеспечивала Мэриан беспрепятственное общение с женихом, а Хоксли упорно «угощал» ее лордом Стэнли.
Дедушка властно руководил поисками Паука, а в присутствии Юнис превращался в смирного ягненка. Каждый вечер приходили гости, и Хоксли постоянно увеличивал круг приглашенных. Элизабет постепенно отбросила все барьеры, воздвигнутые ею в своем сознании. Она пыталась не пропустить ни одной чужой мысли, но Паук упорно молчал. Никто больше не заговаривал об использовании Вулфи в качестве приманки, и если бы не ощущение опасности, не покидающее ее ни на минуту, Элизабет могла бы думать, что все хорошо.
Но она прекрасно понимала, что это спокойствие обманчиво – так затихает природа перед бурей. Тревога ее росла, и труднее всего было справляться с этим по ночам. Иногда Элизабет с трудом удерживалась от желания спрятаться под кроватью.
К тому же собственная кровать начинала напоминать ей поле сражения. Каждый вечер Элизабет давала четкий приказ какой-то части своего мозга не пускать в ее сны навязчивых любовных видений. Но каждый раз посреди ночи она просыпалась от таких ощущений, что готова была пойти к Хоксли и поколотить его! Впрочем, это могло бы только усугубить положение.
Вскоре Элизабет заметила, что этот негодник начал вторгаться в ее сознание и среди бела дня, заставая ее подчас в самый неподходящий момент. Иногда во время званого ужина Элизабет застывала с вилкой в руке, увидев внутренним взором картину, которая заставляла ее щеки гореть, и забывала обо всем, чем бы она ни была занята.
С каждым разом Хоксли позволял себе все новые и новые вольности; она боролась за свою добродетель, посылая ему уничтожающие взгляды, но он лишь недоуменно поднимал брови.
А сегодня, как будто у нее не было других неприятностей, Элизабет предстояло просидеть весь вечер лицом к лицу с этим противным лордом Стэнли! Точнее, с лордом Стэнли и его друзьями: Хоксли устраивал очередной пышный прием. «Форма одежды – парадная!» – объявил он, и все домочадцы вынуждены были подчиниться. Даже Вулфи, который предпочитал держаться особняком, должен был принять участие в этом вечере.
Элизабет надела кремовое с золотой отделкой платье, и Мэриан одобрила ее выбор.
– Очень жаль, Элизабет, что ты отказалась немного приподнять грудь. Сейчас это так модно!
– Мэриан, если я приподниму ее еще хоть чуть-чуть, мой подбородок будет покоиться на ней весь вечер. И кто придумал такую нелепую моду?! Наверное, какая-то леди, похожая на надутого голубя!
Все еще хихикая, Мэриан взяла свою шелковую накидку, и они направились к двери.
Хоксли и Вулфи стояли внизу и смотрели, как Мэриан и Элизабет грациозно спускаются на первый этаж во всем блеске своей ослепительной красоте. Элизабет почувствовала, что от вида Хоксли в вечернем костюме у нее перехватило дыхание. Конечно, его нельзя было назвать красавцем, но его черный фрак так эффектно контрастировал с белоснежной рубашкой и жилетом, а его пронзительные глаза казались еще темнее и опаснее. Особенно сейчас, когда он окинул ее неспешным взглядом, для которого, казалось, не существовало никаких барьеров. И пока она мысленно перечисляла места, куда хотела бы его послать, он раздел ее до самого белья.
Элизабет с усилием отвела взгляд, переключив свое внимание на Вулфи, который был одет в темно-синий костюм. Его худощавость в этом костюме была почти незаметна, а широкие плечи и длинные ноги придавали фигуре элегантность. Что и говорить, Вулфи сегодня был очень хорош собой, и Элизабет одобрительно улыбнулась ему. За последнее время они очень подружились, а ее постоянная тревога за его безопасность только укрепила эту дружбу.
Стоило Элизабет спуститься, Вулфи шагнул вперед и взял ее под локоть, опередив Натана. Она быстро взглянула на Хоксли, опасаясь, что это даст ему новый повод для ревности, но, заметив удовлетворенное выражение его лица, поняла, что все идет по заранее намеченному плану.
Мэриан и Хоксли последовали за ними в гостиную. Как обычно, солдаты Тарра, переодетые лакеями, стояли в самых разных местах элегантной комнаты, не нарушая общего веселья, и наблюдали за гостями, а также за симпатичными горничными.
Все разговоры стихли при их появлении, потом раздался тихий шелест женских голосов. Элизабет довольно улыбнулась, когда лорд Стэнли, увидев Мэриан под руку с Хоксли, нахмурился и немедленно направился к ним. Скорость, с которой он передвигался, выдавала опасение, что внимание Мэриан будет принадлежать кому-то другому.
А Мэриан, похоже, вовсе не спешила расставаться со своим спутником. Все так же под руку с Хоксли она обошла гостиную, чтобы поприветствовать всех, и Элизабет вдруг почувствовала ощутимый укол ревности: Мэриан и Хоксли очень хорошо смотрелись вместе. Впрочем, ей некогда было думать об этом: следовало представить Вулфи тем, кого он не знал.
Молодежь была совершенно очарована Вулфи. Все знали, что этот высокий, очень незаурядный джентльмен – лучший друг лорда Хоксли и кузен принца Кингсфордского.
Разумеется, на него стоило обратить внимание.
Вулфи казался очень польщенным, хотя это было совсем не похоже на него. Он непринужденно болтал и шутил с дамами, тогда как у Хоксли был такой вид, будто он предпочел бы сейчас оказаться где-нибудь в другом месте. Впрочем, он умело это скрывал.
Когда гости собрались, Элизабет задумалась, почему ни герцог, ни Хоксли не приглашают всех к столу. Вместо этого Натан развлекал разговорами ее кузину, которая и от других то и дело принимала преувеличенные комплименты в свой адрес. Внезапно дверь открылась, и на лице Хоксли появилась радостная улыбка.
Марш гордо объявил:
– Мэтью Стэфенс, лейтенант девятого драгунского полка!
Элизабет сразу простила несгибаемому дворецкому все его упрямство: она была просто счастлива видеть своего пациента таким бодрым и цветущим.
Улыбка Мэриан тоже говорила о том, что она испытывает к Мэтью настоящее чувство – неважно, думала она о нем только как о друге или как о женихе. Хоксли подвел ее к Мэтью, и тот наклонился над ее рукой с изяществом, которое непросто было сохранить во время суровых военных походов. В руке он держал трость, но лишь изредка легко опирался на нее.
Парикмахер хорошо поработал над прической Мэтью, а портной сшил ему новую униформу. К радости Мэриан, многие юные леди вздохнули при виде красивого мужественного лица Мэтью и его стройной фигуры.
Герцог наконец пригласил всех к столу. Ужин был подан, и все, казалось, шло замечательно, пока во время второй смены блюд лорд Стэнли не бросился в атаку:
– Мистер Стэфенс, насколько я понимаю, вы – фермер?
Мэтью удивленно посмотрел на молодого лорда. Хотя собравшиеся чувствовали себя здесь достаточно свободно и приглашено было всего двадцать человек, это все же был дом герцога. И лорд Стэнли, конечно, прекрасно знал, что разговаривать через стол не принято.
– Когда мы одержим победу в войне, тогда – да, я опять стану фермером и буду заниматься зерном.
– Но вас не было два года. Очевидно, вы наняли надежного управляющего на это время?
– Должен признаться, лорд Стэнли, что я совершенно обо всем этом забыл, пока выполнял свой военный долг. К тому же состояние моих ресурсов не позволяет мне держать управляющего. Я оставил все хозяйство под присмотром соседа.
Все с жалостью посмотрели на Мэриан, и она поежилась под этими взглядами. Сначала Элизабет подумала, что ее кузина чувствует себя неловко из-за того, что выходит замуж не только за нетитулованного, но к тому же бедного землевладельца. Однако взглянув на нее еще раз, Элизабет поняла, что Мэриан просто готова ринуться в бой, защищая своего жениха. Мэтью наклонился к ней и прошептал что-то на ухо. Мэриан сразу успокоилась и приступила к следующему блюду.
Элизабет с удовольствием ела фазана с зеленым горошком, когда лорд Стэнли опять нарушил общий разговор:
– Я вижу, вы серьезно ранены и не можете ходить без помощи?
Элизабет перевела дыхание и быстро взглянула на Мэриан, чтобы увидеть ее реакцию на эту новую атаку. Мэриан казалась слегка удивленной, но спокойно повернулась к Мэтью, ожидая его ответа.
Резкий тон Мэтью продемонстрировал его навыки обращения с противником, приобретенные на войне.
– Полагаю, подобная дискуссия не годится для дамских ушей и не способствует хорошему пищеварению, лорд Стэнли, – и Мэтью отвернулся от него, сочтя свой ответ достаточным.
Элизабет не поверила своим ушам, когда лорд Стэнли начал опять:
– Я уверен, что дамы простят меня, если я удовлетворю их любопытство относительно того, смогут ли они получить возможность потанцевать сегодня с вами, лейтенант.
Бокал Мэтью замер в воздухе.
– Увы, сегодня они смогут лишь посидеть рядом со мной. Но если кто-нибудь из них вознамерится пригласить меня в Альмок на пирожные и лимонад, я смогу предложить им восхитительное угощение в виде нескольких смешных историй о Веллингтоне. – Он улыбнулся, пожал плечами и добавил: – Надеюсь только, что они не захотят обсудить со мной наш флот. Я не смогу им ничем помочь: я ненавижу корабли.
Несколько девушек засмеялись и этим еще больше распалили лорда Стэнли. Он дождался удобного момента во время следующей смены блюд.
Ложечка с кусочком пудинга была на полпути ко рту Элизабет, когда лорд Стэнли как бы случайно вернулся к разговору с Мэтью.
– Может быть, мистер Стэфенс, вы уже собираете чемоданы, чтобы отправиться на новое задание? Но стоит ли ожидать от мисс Вайднер, что она последует за боем барабана или же будет ждать вас еще несколько лет? На мой взгляд, это бесчеловечно.
Все присутствующие замерли: лорд Стэнли явно перешел все границы приличия. В наступившей тишине внезапно прозвучал громкий голос Хоксли:
– Мэтью, если ты опять собираешься отправиться воевать, не уступишь ли мне тот небольшой лужок рядом со Стэндбриджем? Мы обсуждаем это с тобой с самого детства. – Заметив недоуменные взгляды гостей, он пояснил: – В речке, которая протекает через этот лужок, водится лучшая рыба в Англии. Но в моих владениях находится только небольшой участок; все остальное принадлежит Мэтью.
Хоксли засмеялся и повернулся к старому другу:
– А помнишь, как ты арестовал меня за нарушение границы, когда мы устраивали соревнование на поимку самой большой форели?
– Арестовал? Сына герцога?! – запротестовали некоторые.
– О, вы никогда не видели Хоксли и его светлость в деревне! – усмехнулся Мэтью. – Они одеваются, как бедные цыгане.
Лорд Стэнли открыл было рот, чтобы еще что-то сказать, но Мэриан перебила его:
– Мэтью будет рад переговорить с вами позже, а сейчас… Сейчас он хочет объявить всем что-то очень важное.
Мэтью поднялся со стула – немного неловко, но с сияющим лицом.
– Некоторым из вас уже известно, что мой полк вернулся в Англию и я переведен в Военное министерство под начало лорда Хоксли. Не потому, что ему нужна моя помощь, – просто он очень хочет все-таки допечь меня и завладеть моим рыбным местом. – Он взял руку своей невесты и продолжил: – Мы уже сообщили миссис Вайднер и герцогу, а теперь можем поделиться со всеми прекрасной новостью.
Глядя прямо в глаза лорду Стэнли, Мэтью торжественно произнес:
– Мэриан согласилась стать моей женой в самое ближайшее время. Мы объявим об этом официально на балу у леди Коупер.
Это заявление было встречено шумными восклицаниями, все сразу заговорили, но Мэтью попросил тишины и добавил, обратившись к Элизабет:
– Приношу свои извинения мисс Элизабет Вайднер, но Мэриан хотела устроить ей сюрприз. И как вы можете видеть, нам это превосходно удалось.
Элизабет поднялась, чтобы обнять и поцеловать счастливую пару. Улучив момент, когда все бросились поздравлять жениха и невесту, Хоксли прошептал ей на ухо:
– Я же говорил, что ты можешь верить мне, Элизабет!
Когда она непонимающе посмотрела на него, он добавил:
– Мэриан должна была решить все сама. Я лишь предоставил ей возможность сравнить этих двух мужчин.
И они взглядами поздравили друг друга, когда лорд Стэнли вышел из комнаты.


Присутствие наследного принца сделало бал у леди Коупер самым громким событием сезона. Стены зала в ее доме напоминали облака; зелень, украшавшая все стены и мебель, придавала ему ощущение свежести и открытого воздуха.
Вулфи бродил по комнатам в поисках своего кузена Джеффри, который почему-то запаздывал, а Мэриан и Мэтью, усадив герцога и Юнис в уютные кресла, гуляли по саду, делясь своей радостью со всеми желающими. Когда к Элизабет подошел лорд Стэффорд и пригласил ее на танец, она взглянула на Хоксли, спрашивая разрешения, так как он упорно настаивал, чтобы они все время были вместе.
Натан пожал плечами и кивнул. Его высокомерный вид разозлил Элизабет, и она протанцевала со Стэффордом еще один танец. Потом они выпили по бокалу лимонада, а когда Элизабет вернулась туда, где остался Хоксли, то обнаружила, что он уже танцует с той женщиной из парка, волосы которой она так нахально обозвала париком.
Ничего не оставалось, как дожидаться его, и она ждала, нервно постукивая каблуком. Когда танец кончился, Хоксли так галантно поклонился своей партнерше в ответ на ее реверанс, что Элизабет захотелось вырвать этой ни в чем не повинной даме все волосы, чтобы ей и вправду пришлось носить парик.
Хоксли вернулся к Элизабет с довольной улыбкой и прошептал:
– Око за око, моя дорогая!
– Негодяй!
Хоксли рассмеялся и, не обращая внимания на протесты Элизабет, взял ее за руку и повел танцевать вальс.
Он прижимал ее к себе так крепко и кружил по залу с такой бешеной скоростью, что у Элизабет все поплыло перед глазами. Когда затихли последние аккорды, они, обессиленные, неторопливо вышли из круга и направились к буфету у стены. Там они застали Вулфи, наполняющего свою тарелку омарами.
– Я решил, что поем, пока Джефф не появился. Не пойму, почему он так опаздывает.
И в эту минуту вдруг начался кошмар, столь знакомый Элизабет. Красный туман закружился перед глазами, появилось видение, пугающее своей незавершенностью. Элизабет мучительно пыталась рассмотреть людей, мелькавших перед ее внутренним взором, боясь узнать кого-нибудь из своих близких. Но их там не было.
Внезапно мелькание прекратилось, картина приобрела четкие очертания, и Элизабет увидела монстра. Он слегка отвернулся от нее, так что лицо его было невозможно разглядеть. Она в ужасе увидела, как он наклонился и сделал резкое движение рукой, а потом выпрямился и рассмеялся беззвучным страшным смехом. Красный туман закружился быстрее, и Элизабет разглядела лицо жертвы, залитое кровью. Это был Вулфи! Потом видение быстро исчезло, как будто его заволокло белым облаком.
Элизабет ухватилась за руку Хоксли, потому что у нее внезапно подкосились ноги. Она бы упала, если бы Хоксли не подхватил ее, обменявшись тревожным взглядом с Вулфи.
Похоже, больше никто ничего не заметил, Натан быстро вывел Элизабет из зала и усадил на диванчик в пустой комнате. Вулфи вошел за ними туда и закрыл дверь.
– О Боже, Элизабет, что с тобой?! – воскликнул он.
Она посмотрела на своего друга полными слез глазами.
– О, Вулфи, это было ужасно! Я видела, как монстр убивает тебя!
Вулфи напрягся и быстро проговорил:
– Ты уверена, что это был я?
– Это был ты! Но я не могла узнать комнату, в которой все это происходило. Я там ни разу не была.
Мужчины переглянулись, лицо Вулфи покрылось смертельной бледностью, и он произнес странно спокойным голосом:
– Опиши мне эту комнату.
Элизабет не сразу смогла оторвать взгляд от его лица.
– Кажется, это была бильярдная. На стенах – панели и огромные картины, изображающие море. Я помню корабли, маяк с красной крышей…
Она остановилась, потому что Хоксли вдруг вскочил и подбежал к своему другу, который прислонился к двери, закрыв глаза.
– Это дом Джеффри, да? О, Вулфи, я очень сожалею!
Вулфи выпрямился и сказал:
– Мне нужно срочно идти. Может быть, он еще жив! Может быть, если послать за доктором…
Он рванул на себя дверь, но Хоксли удержал друга.
– Не горячись, Вулфи. Вовсе не обязательно, что Элизабет видела именно твоего кузена, хотя вероятность велика. Мы едем немедленно, но сначала должны убедиться, что наши люди готовы к любым неожиданностям и что Элизабет будет в безопасности.
Вулфи кивнул, но Элизабет видела, что он еле сдерживается, чтобы не броситься бежать. Она спросила Хоксли:
– Скажи, Вулфи похож на своего кузена? Я, к сожалению, никогда не видела Джеффри.
– Они похожи, как братья. Даже, скорее, как братья-близнецы…
Элизабет вытерла набежавшие слезы.
– Отведи меня к герцогу. Я объясню ему все, но только после того, как вы уедете, иначе он будет настаивать на том, чтобы поехать с вами. Но сначала ты поклянешься, что возьмешь с собой охрану!
Хоксли пообещал ей это, и они поспешили обратно в зал. Подойдя к герцогу, Хоксли прошептал ему что-то на ухо. Когда они уже хотели уходить, Элизабет внезапно посетила ужасная мысль. Она дотронулась до руки Хоксли.
– А что, если это ловушка, в которую хотят заманить вас обоих?!
Хоксли улыбнулся:
– Молю Бога, чтобы это было так!
И они быстро ушли, не желая слушать ее возражений.
Спустя несколько минут Тарр и охрана подвели к герцогу Мэриан и Мэтью, затем встали вдоль стен и начали наблюдать за танцующими. Два охранника заняли пост у выхода из зала, двое других – у двери на балкон, выходивший в сад.
Такое невиданное представление вызвало возбужденный шепот. Леди Коупер и ее муж прекратили разговор с герцогом и Юнис, оглядываясь в растерянности. Им явно хотелось отойти подальше. Вскоре часть зала, в которой находился герцог и его семья, напоминал разбуженный улей. Кто-то первым подошел к герцогу, и вскоре все гости устремились туда, желая раздобыть всю возможную информацию, чтобы быть в курсе событий, о которых завтра будут говорить на всех приемах и балах.
Подходили все новые и новые важные лица, вежливо демонстрируя герцогу свое почтение. Лорд Коупер тоже приободрился и уже не выражал желания сбежать. Лорд Стэффорд и лорд Монтесфорд также подошли поговорить с герцогом.
Элизабет с сочувствием смотрела, как лорд Монтесфорд, опираясь на свою трость, с трудом пробирается через толпу. Он любезно улыбнулся ей и сказал:
– Вы очень красивы, мисс Вайднер. Лорд Хоксли просто счастливчик! Могу ли я просить вас об удовольствии выпить со мной бокал шампанского?
О, как неудобно! Стол с напитками находился в другом конце зала. Если она примет его приглашение, придется пойти туда, а Хоксли приказал ей не отходить от герцога ни на минуту. Но не ждать же, пока этот древний старик проковыляет туда и принесет ей бокал!
– Очень мило с вашей стороны, лорд Монтесфорд, но я должна предупредить тетю.
Монтесфорд многозначительно указал глазами на толпу вокруг ее родных. Да, он прав: пока она проберется к тете и выберется обратно, ему придется долго ждать. Элизабет минуту постояла в нерешительности. Ей не хотелось, чтобы ее семья волновалась, не зная, куда она пошла, но и обижать бедного старика тоже не следовало.
– Хоксли просил меня подождать его здесь, – объяснила она, – и я должна сказать Тарру, куда иду, чтобы Хоксли мог сразу найти меня.
– Ну что ж, замечательно. Я, пожалуй, напишу записку Хоксли и повешу ее на дверь. А мы можем взять напитки и выйти на балкон, чтобы подождать его на свежем воздухе.
Элизабет могла себе представить реакцию Хоксли, если бы она вышла на балкон при таких обстоятельствах… Она решила, что дойдет с Монтесфордом только до стола, чтобы не обидеть его, и кивнула Тарру в знак того, что уходит. Он несколько удивленно кивнул в ответ, и Элизабет с Монтесфордом медленно пошли вдоль стены, стараясь не задевать танцующих.
– Вы уверены, что хотите связать свою жизнь с мужчиной, который столь ревнив, что посылает людей следить за каждым вашим шагом?
– О, мой дорогой лорд Монтесфорд, боюсь, что это принято у Стэндбриджей. Они все такие собственники, знаете ли!
Когда они подошли к столу, Элизабет взяла два бокала, а ее спутник, тяжело опираясь на трость, предложил ей руку, чтобы отвести на балкон. Но она быстро предупредила его:
– Лорд Мотесфорд, я не хочу выходить на воздух. Мы можем посидеть здесь? – и она показала на стулья, которые только что освободились.
На его лице отразилось искреннее сожаление, но Элизабет неожиданно для себя прочла его мысли, и ее сердце похолодело: лорд Монтесфорд думал о том, что в этот самый момент четверо мужчин, скрывшись за деревьями у балкона, поджидают Хоксли. Она ощутила дьявольскую радость Монтесфорда, что Хоксли сейчас поймают!
Элизабет быстро опустила глаза, чтобы не выдать своих чувств. Ей нужно было сосредоточиться и проверить себя. Монтесфорд был сгорбленным стариком! Он едва мог ходить, не говоря уже о том, чтобы держать в своих руках нож! И почему в ее видении не было красного тумана, всегда сопутствующего Пауку?
– Вы хорошо себя чувствуете, моя дорогая? Здесь очень душно.
Глаза Элизабет широко распахнулись, когда он неожиданно крепко, совсем как паук, схватил ее за руку.
– Позвольте, я провожу вас на балкон, там вы придете в себя на свежем воздухе. Хоксли найдет вас там, вы не пропустите его ни в коем случае.
Его рука была очень сильна, и Элизабет почувствовала, что ее сознание словно куда-то поплыло. Обе ее руки были заняты: в одной шампанское, за другую уцепился Монтесфорд и тащил ее на балкон с удивительной быстротой. Она могла бы притвориться, что падает в обморок или просто громко позвать Тарра. Пока ей еще не угрожала серьезная опасность, но Натан… Он мог пройти на балкон до того, как она успеет его предупредить!
В этот момент, как будто она вызвала его, недалеко от выхода на балкон появился Натан.
Рядом с ним шел Вулфи. Хоксли посмотрел в сторону компании герцога, потом на записку, которую держал в руке. Он сделал знак Вулфи, чтобы тот шел к герцогу, а сам направился к балкону. Он шел так быстро, что достиг бы балкона раньше, чем она могла бы остановить его!
И тут Элизабет услышала голос Монтесфорда, проворковавшего ей на ухо:
– А вот и ваш жених, милочка моя, и как кстати! Наконец-то вы оба будете у нас!
Только теперь красное облако окружило Элизабет – такое темное, каким раньше не было никогда, – и закрутилось в толстую спираль. Монтесфорд довольно посмеивался, предвкушая свой триумф и ту боль, которую все это доставит герцогу. Элизабет ничего не видела за облаком: она была ослеплена и беспомощна.
И тогда она сделала единственное, что пришло ей в голову. Размахнувшись, она изо всей силы бросила бокал на пол. Раздался чудесный звон разбитого хрусталя. Холодное шампанское выплеснулось ей на ноги. Вокруг зазвучали возмущенные голоса, потому что она облила кого-то еще. Все расступились, и они с Монтесфордом остались одни на мокром ковре, усыпанном осколками.
Монтесфорд убрал руку с ее руки и тихо выругался. Элизабет почувствовала, что красное облако становится тоньше: очевидно, он опять начал контролировать себя и обдумывать ситуацию. Монтесфорд тревожно взглянул на балкон, желая удостовериться, что Хоксли уже взяли, и удовлетворенно хмыкнул, заметив, что Натан находится у самой двери. Еще минута – и он попадет в руки тех, кто прячется в засаде. Но Монтесфорду нужны были они оба! Он опять схватил Элизабет за руку и потащил вперед, тихо бормоча:
– Я отведу вас к вашему жениху, и мы попросим слугу почистить ваше платье.
– Нет! – в ужасе закричала она.
Сила Монтесфорда потрясла Элизабет: она никак не могла вырваться из его хватки. Что же делать?! Изловчившись, она ударила ногой по его трости. Монтесфорд не ожидал этого, выпустил трость из руки, и она отлетела в сторону.
То, что Элизабет увидела потом, она долго не могла забыть. Как циркач, он упал очень ловко и тут же вскочил на ноги, даже не сбив дыхания. О Боже, да он вовсе не хромал!
Монтесфорд покачал головой с дьявольской улыбкой и злым огнем в глазах. Она попыталась нарушить его планы, и теперь ей не уйти от возмездия! С удвоенной силой он потащил Элизабет к балкону. О нет! Но как остановить его?!
– Лорд Монтесфорд! – закричала Элизабет. – Вы преступник!
Она с радостью увидела, что он остановился и молча уставился на нее, потеряв дар речи от этого дерзкого поступка. Ни одна леди не устроила бы подобной сцены на балу у леди Коупер!
Шум разговоров затих, и все гости посмотрели в их сторону, с любопытством ожидая, что будет дальше. Останавливаться было нельзя: ее слова должны стать предостережением для Хоксли!
– Вы напали на герцога Стэндбриджа на площади и убили его лакея! А сейчас ваши наемники стоят в саду и ждут возможности напасть на лорда Хоксли!
Около балконной двери началось движение: некоторые мужчины выбежали на балкон и перегибались через перила, чтобы своими глазами рассмотреть негодяев. Наконец Элизабет увидела Хоксли – он быстро пробирался к ней через толпу.
Монтесфорд осторожно проговорил, желая снять с себя все подозрения:
– Мое милое дитя, вы переутомились! Позвольте, я найду кого-нибудь, и вас проводят домой.
Он сделал шаг по направлению к ней. Элизабет отступила, лихорадочно соображая, что ей делать дальше: ведь если она сейчас уступит, все лишь посмеются над ней, а Монтесфорд опять сбежит и будет продолжать держать в страхе ее близких. Но у Элизабет не было никаких доказательств – ни у нее, ни у Натана! Ведь никто не знает, что она способна читать мысли людей, никто не поверит ей! Как же придать своим словам силу и достоверность?!
Элизабет колебалась, словно, стоя на краю пропасти. Если она продемонстрирует всем свои способности, она будет навсегда изгнана из мира Хоксли. В этом кругу такого не прощают! Наверное, Натан счел бы своим долгом заступиться за нее, но она не допустит, чтобы ее позор лег и на него. С другой стороны, если она сейчас не использует свой дар, Паук победит, и жизнь Хоксли снова будет в опасности… Выбора не было.
– Я могу читать чужие мысли, особенно – мысли людей, замышляющих зло!
Ее слова вызвали новую волну перешептываний и любопытных взглядов. Элизабет поняла, что обратно дороги нет, и обратилась к джентльмену с красным носом, который тут же замахал руками.
– Вот у вас, например, есть секрет.-Элизабет ощутила исходящий от него поток страха, но на карту было поставлено слишком многое, поэтому она решительно продолжала: – У вас роман с актрисой, и вы не хотите, чтобы ваш тесть узнал об этом, так как от него зависят ваши деньги.
Мужчина что-то невнятно пролепетал, протестуя, но его лицо залилось краской. Гости забеспокоились.
Рядом с Элизабет стояла та молодая беременная женщина из магазина Гантера. Под руку ее держал красивый мужчина, и Элизабет обратилась к нему:
– Подойдите ко мне поближе, и я шепну вам на ухо ваш секрет. – Он заколебался, и она подзадорила его: – Или вы хотите, чтобы я сказала это вслух?
Стараясь не терять достоинства, джентльмен приблизился к ней и позволил прошептать себе на ухо:
– Ваши чувства к мисс Копли… – Элизабет помолчала, но потом с радостью прочла в его мыслях, что он любит эту девушку, которая слишком многое ему позволила. – Она ждет вашего ребенка и в ужасе оттого, что не может сказать вам об этом. Вы понимаете, как надо поступить?
Джентльмен напрягся на мгновение, а потом лицо его приобрело взволнованное, но счастливое выражение. Все с тем же достоинством он кивнул Элизабет и громко провозгласил:
– Я свидетельствую, что эта женщина говорит правду!
Он вернулся к мисс Копли и сжал ее руку с новым чувством. А Элизабет повернулась к Монтесфорду, который потрясенно смотрел на нее.
– Вы убийца, контрабандист и французский шпион! – Монтесфорд явно заволновался, и ей стало намного легче читать его мысли. – Вы совершали преступления из мести и ради денег, огромных денег, которые вы спрятали! Если угодно, я могу даже сказать – где. Вы спрятали их в секретной нише за креслом в вашей спальне.
Теперь Монтесфорд начал приближаться к ней, его глаза дико сверкали. Элизабет видела, что с другой стороны к ним пробирается Вулфи. Монтесфорд тоже увидел его, и его глаза потемнели от злости. Надо было спешить.
– Ваше последнее преступление, лорд Монтесфорд, действительно ужасно! – глаза Элизабет наполнились слезами. – Сегодня вечером вы жестоко убили лорда Джеффри Кингсфорда!
По измученному лицу Вулфи она поняла, что права: он нашел своего кузена убитым – и у нее защемило сердце.
Элизабет вспомнила, что Хоксли когда-то предупреждал ее о реакции света на ее фантастические способности, и все-таки она не ожидала, что будет настолько больно. Но даже эта боль не могла сравниться с тем, что она испытала, увидев глаза Натана. Он был в ужасе! Элизабет пришлось напомнить себе, что все это она сделала ради того, чтобы спасти его от Монтесфорда. Эта мысль успокоила ее, и она опять сосредоточилась на враге, который остановился в нескольких шагах.
– Лорд Монтесфорд, я иду по вашему сознанию и открываю все новые и новые злодейства. Боже, ваш мозг полон самых грязных, самых ужасных преступлений! Вы пытали смелых англичан, которые собирали сведения против французов. И вам нравилось делать это! А затем вы отвезли их домой и высадили на пустынном побережье на юге Англии, чтобы убить именно там. Вы наслаждались своей властью над ними!
На лицах людей, окружавших их, Элизабет читала потрясение и недоверие. Они явно не знали, чему верить. Монтесфорд опять начал двигаться вперед, и все невольно отступали, не в силах противостоять его чудовищной энергии. Элизабет тоже сделала шаг назад, в отчаянии сознавая свое бессилие, но упорно продолжала следовать за мыслями, которые бурлили сейчас в голове Монтесфорда. Одна из этих мыслей потрясла ее. Даже в черном сознании Монтесфорда она не ожидала обнаружить такое!
– Боже! Неужели вы убили собственного отца?!
Волнение в зале усилилось. Хоксли и Вулфи наконец добрались до Элизабет. Как раз в это время Тарр со своими людьми вытащили с балкона наемников Монтесфорда, и Хоксли обратился к другу:
– Вспомни, Вулфи: когда на тебя напали в ту ночь, был ли среди них кто-нибудь из присутствующих?
Вулфи без колебаний указал на самого высокого мужчину и, не в силах сдерживаться, вцепился в него мертвой хваткой, заставил опуститься на колени и прорычал:
– Выбирай: или ты признаешься во всем и тебя будут судить честным судом, или промолчишь, и тогда мой пистолет окончит твою жалкую жизнь здесь и сейчас!
Мужчина на коленях секунду колебался, но, услышав щелчок взведенного курка, забормотал:
– Это все он, лорд Монтесфорд! Он отдавал нам приказания, а мы лишь выполняли их! Но он всегда говорил, что мы убиваем изменников короны…
Ярость Монтесфорда перешла все границы; он вытащил нож из рукоятки трости и ударил им своего человека. Хоксли прыгнул вперед, схватил Монтесфорда за руку и вывернул ее, чтобы тот выпустил нож. Но Монтесфорд успел размахнуться тростью и ударил Хоксли по голове. Натан упал на пол.
Напрочь забыв о Монтесфорде, Элизабет бросилась на колени рядом с Хоксли. Но в этот момент сзади раздалось яростное рычание, Монтесфорд схватил свой выпавший нож, вцепился в волосы Элизабет и прижал ее к себе, держа нож у горла.
Никто не шелохнулся. Герцог шагнул вперед, и Элизабет, прочтя его мысли, поняла, что он готов рискнуть своей жизнью ради ее спасения. Она мучительно старалась что-то придумать, но была совершенно бессильна в железных объятиях Паука. В зале стояла мертвая тишина.
– Монтесфорд!
Все вздрогнули, поняв, кому принадлежит этот голос. Хоксли открыл глаза и, пытаясь подняться, смотрел на своего врага с таким презрением, что Элизабет невольно прониклась гордостью за него.
– Вижу, ты до сих пор нападаешь только на тех, кто слабее тебя, – насмешливо произнес Хоксли. – Но ты не в силах сразиться со мной! Ты пытался однажды убить меня и ушел ни с чем. Ты потерял свою силу и никогда не сможешь отомстить герцогу!
Рука Монтесфорда сильнее сжала Элизабет, и она поняла его подлый замысел: он хотел сначала убить ее, а затем уже напасть на Хоксли, который еще не оправился от страшного удара по голове. Из последних сил она повернула голову и укусила Монтесфорда за руку, держащую нож. От неожиданности он отпустил ее и двинулся к Хоксли.
Монтесфорд уже занес нож с драконом на лезвии, но Хоксли удалось увернуться. Ловким движением он выхватил шпагу и пронзил ею нападавшего врага. Монтесфорд скорчился, ухватился за рукоять шпаги, торчащую из его груди, и тяжело опустился на пол. Со стоном он медленно перевернулся на спину и с ужасной ненавистью посмотрел на герцога.
– Мне пришлось убить моего отца, Стэндбридж, и это была твоя вина! Когда ты расстроил мою операцию с контрабандой, он узнал об этом. Он сказал, что лишит меня наследства, выгонит из дома и больше никогда не назовет своим сыном! – Дыхание Монтесфорда участилось, его голос задрожал. – Я любил своего отца, а ты заставил меня убить его! И тогда я поклялся отомстить…
Он попытался встать, затем упал навзничь, и месть навсегда отобразилась на его застывшем лице.
Хоксли с помощью герцога поднялся на ноги и бросился к Элизабет. Она лежала без чувств, вокруг нее хлопотали Юнис и Мэриан. Хоксли опустился на колени рядом с ней и взял ее руки в свои.
– О, милая моя, маленькая бесстрашная глупышка! Ты ведь давно собиралась напасть на него, не так ли?
Элизабет пошевелилась, открыла глаза и провела ладонью по его лицу.
– Ты в безопасности? – Слезы градом покатились по ее щекам. – Прости, что я выдала свою тайну и опозорила тебя перед всеми. Но я не могла позволить Пауку убить тебя!
Хоксли нежно улыбнулся и нашел способ доказать ей свою любовь:
– Итак, господа, надеюсь, вы все убедились, какая замечательная девушка моя невеста!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дар Элизабет - Дэвидсон Донна



Такая ерунда,если хотите возразить,вот мой адрес. mars_5s@mail.ru
Дар Элизабет - Дэвидсон ДоннаНиколай.ОМСК
27.10.2010, 9.25





Полностью согласна с Николаем!!!ЧУШЬ!
Дар Элизабет - Дэвидсон ДоннаСвет лана
13.02.2013, 13.38





Суппппеерррр!!!!!Прочитайте, не пожалеете
Дар Элизабет - Дэвидсон ДоннаНаталья
31.08.2013, 14.32





помечтать то можно!!!!!!( это я отвечаю Николаю) вообщем неплохо! Не супер конечно.
Дар Элизабет - Дэвидсон Доннавэл
1.09.2013, 13.56





Мне книга понравилась.
Дар Элизабет - Дэвидсон ДоннаАнна
9.09.2014, 6.00





Детективная линия интереснее любовной. Средненький такой романчик.
Дар Элизабет - Дэвидсон ДоннаВирджиния
19.12.2014, 0.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100