Читать онлайн Зачем ловеласу жениться, автора - Дэр Тэсса, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэр Тэсса

Зачем ловеласу жениться

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Дорогая, наконец-то… — Тоби возник на пороге ее комнаты со свертком под мышкой.
«Ах, как же я хотела его увидеть!» — мысленно воскликнула Бел.
Ей хотелось встать, чтобы поприветствовать его, но у нее кружилась голова и она боялась что не удержится на ногах. Во время болезни у Бел часто возникали приступы головокружения, а сейчас, когда она увидела своего милого Тоби, у нее случился самый сильный приступ за последнее время. Возможно, ей не следовало встречаться с ним, пока она еще не совсем оправилась от болезни, но очень уж ей хотелось его увидеть.
Бел отложила газету в сторону и растянула губы в улыбке. О, как ей хотелось, чтобы Тоби отвернулся на секундочку! Тогда она успела бы ущипнуть себя за щеки и придать лицу вожделенный румянец. Может, она бы смогла придать себе более здоровый вид, пусть даже сил у нее совсем не было.
Но Тоби не проведешь, она прекрасно понимала.
— Как вы бледны! — сказал он, положив сверток на стол. Затем присел рядом с ней на диван. Вначале он потянулся к ней, словно хотел ее обнять, но потом, очевидно, передумал.
Бел же не знала, как себя вести. Но почему-то она была немного разочарована. Может, хотела, чтобы Тоби все-таки обнял ее?
— Дорогая, я ужасно переживал… Заходил к вам каждый день. Почему вы не позволяли мне вас увидеть?
Тоби окинул ее участливым взглядом, и Бел поняла, что он заметил темные круги у нее под глазами и желтоватую бледность щек. Наверняка он заметил и то, что волосы у нее потускнели. Должно быть, он находил ее внешность отталкивающей… А сам же, как всегда, был удивительно хорош собой.
— Как же я могла позволить вам приходить ко мне? Это было бы неприлично. — Бел нервно комкала в руках носовой платок. Нельзя сказать, чтобы она слишком уж отклонилась от истины. Да, она не лгала — просто говорила не всю правду. Не могла же она так ему заявить: «Тоби, вам не следовало видеть меня, поскольку я была не в себе». Бел действительно провела несколько дней в полубессознательном состоянии, то и дело проваливаясь в горячечный сон. Она очень боялась, что останется в этих кошмарных видениях на всю оставшуюся жизнь — как ее мать когда-то. Однажды, когда жар спал, она всю ночь провела без сна, выгоняя из темных закоулков сознания легкокрылых мотыльков безумия.
— Увидев меня, вы бы только еще больше расстроились, — пробормотала Бел. — Даже сейчас я, наверное, выгляжу совсем больной, — добавила она со вздохом.
Тоби посмотрел на нее с беспокойством:
— Но, Изабель, дорогая, послушайте меня… Через несколько недель мы поженимся. Я буду стоять перед всем Лондоном, перед Святой Троицей и даже перед вашими неучтивыми братьями и клясться в том, что стану вам защитой и опорой. В болезни и в благоденствии. — Он заглянул ей в глаза. — Поверьте, милая, вы и сейчас редкостная красавица.
«Неужели он говорит правду? — подумала Бел. — Или все-таки обманывает?» Но ей совершенно не хотелось спрашивать об этом.
— Я так скучала… — прошептала она.
— Я тоже ужасно скучал. — Тоби ласково ей улыбнулся. — Мисс Осборн сказала мне, что вы почти совсем поправились.
— Да, жара больше нет. Только я еще немного слаба.
— Потому что плохо едите. Мисс Осборн так говорит.
— Дело в том… Мне еще больно есть. Мое горло… — Она негромко покашляла.
— Изабель, дорогая, вы должны сделать над собой усилие… Вам надо побыстрее восстановить силы. А впрочем… Я только что говорил с вашим братом, и он предложил отложить свадьбу.
— О нет, я этого не допущу! — Она схватила Тоби за руку. — Я уже чувствую себя почти здоровой.
«Наверное, следовало разрешить ему прийти пораньше», — подумала вдруг Бел. В его взгляде, в его улыбке было что-то такое, от чего ее силы восстанавливались с удивительной быстротой. Временами ее ужасно злили его насмешки, но теперь она начала понимать: подшучивая над ней, Тоби поднимал ей настроение. Есть люди, чьи насмешки и шуточки обижают и унижают, но добродушное подтрунивание Тоби имело прямо противоположный эффект. Он дразнил ее не из злобы, а потому что верил: она достаточно сильна, чтобы выдержать удар. И до сих пор он ни разу не переоценил ее сил. Она пожала его руку и с улыбкой сказала:
— Свадьба должна состояться в июне, как запланировано.
Тоби с облегчением вздохнул и накрыл ее руку своей ладонью — теплой, сильной и надежной.
— Вот и хорошо, дорогая. А для того, чтобы вы поскорее поправились, я принес вам лекарство. — Отпустив ее руку, он потянулся к свертку.
— Лекарство? Но мисс Осборн уже дает мне…
— Это особый вид лекарства. Лекарство, которое вам обязательно понравится. — Глаза его поблескивали озорной хитрецой, когда он, развернув упаковку, достал заиндевевшую стеклянную вазочку с шариком мороженого цвета ореха. — Это шоколадное мороженое. С лесными орехами и, как мне сказали, чуть-чуть с корицей.
— Но, Тоби, я и в самом деле…
— Я настаиваю. — Он сунул ложечку ей в руку. — Если вам больно есть твердую пищу, вы должны съесть столько мороженого, сколько сможете. Оно — прекрасное средство от горла. Холод утоляет боль, а сладость восстанавливает силы. — Он хитровато улыбнулся ей и подмигнул. — Все знают, что шоколад придает бодрости.
Бел уже чувствовала, что ее сопротивление слабеет. Блестящий шарик мороженого казался таким аппетитным, таким заманчивым… Тихонько вздохнув, она пробормотала:
— Но я… я правда не могу.
— Из-за сахара?
Снова вздохнув, она кивнула в надежде на то, что он побыстрее уберет вазочку с ее глаз. Но Тоби поднес вазочку еще ближе к ее губам. Взяв из ее руки ложку, зачерпнул немного этого чудесного лакомства.
— Не переживайте, Изабель. Это мороженое изготовили специально для вас по моему заказу. Вместо сахара в него положили мед.
— Мёд?
— Да, мёд, причем английский, собранный пчелами, очень довольными своей жизнью. Я лично расспрашивал пасечника, и он заверил меня, что с пчелами обращаются хорошо, платят им честно и предоставляют один полный выходной день в неделю. И теперь, когда они сделали свое дело, я устроил для них пансион, где они могут жить в свое удовольствие в очаровательном березовом дупле в Шропшире, в непосредственной близости от лужайки, изобилующей клевером. И поэтому, — он поднес ложку к ее губам, — вы можете принимать это лекарство с чистой совестью.
Бел захихикала. Господи, она никогда в жизни так весело не хихикала. А Тоби… Он говорит так убедительно, что просто обречен на успех в качестве парламентария.
— Вы бессовестно надо мной смеетесь.
— Да, смеюсь. И вам это нравится. — Наклонившись к ней, он сунул ложку ей в рот. — Правда, Изабель, вы должны есть. Вы должны поправиться, и мы должны обвенчаться, как планировали, потому что… — Голос его вдруг изменился, и в нем появились настойчивые нотки. — Потому что я очень не хочу откладывать нашу свадьбу.
Бел закрыла глаза. Если бы она действительно была сильной, то смогла бы оттолкнуть искушение. Но она была больной и слабой. И она сдалась.
Проглотив мороженое, Бел мысленно воскликнула: «О, как в раю!..»
Немного помедлив, она открыла глаза и увидела перед собой вторую ложечку с мороженым. Эту ложку она проглотила не закрывая глаз. Проглотила — и улыбнулась внимательно смотревшему на нее Тоби.
— Ну как, нравится? — спросил он, улыбнувшись ей в ответ.
Нравилось ли ей? Бел облизнула губы, раздумывая над его вопросом. Она не могла описать свои ощущения, но точно знала, что хочет еще.
— Тоби, еще.
Он издал хриплый смешок — немного гортанный. Когда же он поднес к ее губам очередную порцию мороженого, Бел увидела, как расширились его зрачки и чуть приоткрылся рот — казалось, он испытывал туже сладостную муку, что испытывала она, когда обжигающий холод таял у нее во рту. Проглотив мороженое, Бел облизнула губы. И вдруг заметила, что Тоби пристально смотрит на ее губы. Перехватив ее взгляд, он опустил глаза и уставился на ложку. Секунду спустя проговорил все таким же хриплым голосом:
— Могу я попробовать?
— Да, конечно, — кивнула Бел. Как невежливо с ее стороны… Почему она сама не предложила ему попробовать лакомства? — Конечно, можно, Тоби.
Но тут он вдруг отставил вазочку с ложечкой в сторону. А в следующее мгновение — Бел еще не сообразила, что происходит, — взял ее лицо в ладони и прижался губами к ее губам.
Ошеломленная произошедшим, Изабель закрыла глаза. Ощущение было необыкновенно приятным — следовательно, не могло не быть греховным. Конечно же, она должна была противостоять искушению и оттолкнуть его. Ей нельзя было сдаваться.
Но она сдалась.
И обнаружила, что губы ее будущего мужа даже вкуснее шоколада.
Когда же его язык скользнул между ее губ, у Бел перехватило дыхание, и в тот же миг ладони Тоби, сжимавшие ее лицо, чуть расслабились: он как бы давал ей возможность воспротивиться, возможность прервать поцелуй и отстраниться. Но, как и в случае с мороженым, ей захотелось еще. Может, лихорадка действительно что-то с ней сделала? Она знала, что поступает дурно, но все равно хотела большего.
Руки ее словно сами собой обвили его шею, и пальцы погрузились в светло-каштановые волосы. Ах, как долго она мечтала об этом! Как же ей хотелось прикоснуться к нему! Волосы его были на ощупь такими же шелковистыми, как и на вид, а его кожа… Когда палец ее скользнул под его накрахмаленный шейный платок, она обнаружила, что кожа у него была жаркой, горячей и немного влажной от испарины. По телу девушки волной прокатилась дрожь — то была дрожь возбуждения и восторга, но рожденная не только влечением к этому мужчине, но и осознанием того, что она, Бел, желанна.
— Изабель… — Он прошептал ее имя у самых ее губ, и рука его, скользнувшая вниз, обвила ее талию.
В следующее мгновение он крепко прижал Бел к себе, и с губ обоих сорвался тихий стон. Но на этот раз Тоби не предоставил ей возможность отступить, если она того пожелает. Нет, он действовал как человек, охваченный порывом, человек, стремившийся к своей цели. Он еще крепче прижал ее к себе и впился в ее губы поцелуем.
А затем…
«О Боже! — промелькнуло у Бел, когда рука Тоби осторожно скользнула вверх, к ее груди. — Сейчас он остановится, — говорила она себе. — Он должен остановиться».
Но он не останавливался, и рука его поднималась все выше. Сердце Бел забилось быстрее, а в самом низу живота возникло томительное ощущение — там словно что-то пульсировало, и оттуда по всему телу как будто разбегались горячие волны. Дыхание Бел сделалось прерывистым, а руки ее еще крепче сомкнулись вокруг шеи Тоби. Где-то в глубине сознания тоненький голосок призывал ее к добродетели, но она не могла ему подчиниться. Желание с каждым мгновением усиливалось, и Бел чувствовала, что ничего не может с этим поделать.
Тут пальцы его коснулись ее груди, и Бел со стоном прошептала:
— О, Тоби, прошу тебя…
Бел понятия не имела, о чем именно просит. Но теперь она уже сама его целовала, прижимаясь к нему всем телом. Тоби глухо застонал и, отвечая на ее призыв, еще раз провел ладонью по ее груди.
Целуя его и обнимая, Бел как бы призывала Тоби делать то, о чем никогда в жизни не осмелилась бы сказать словами. «Пожалуйста, не останавливайся! — мысленно кричала она. — Пожалуйста, сделай это снова!»
Груди ее болели и сделались необыкновенно тяжелыми. Она всегда ненавидела их, эти бесполезные стянутые корсетом бурдюки, которые ей приходилось таскать лет с четырнадцати. И вот сейчас они, похоже, пробудились… Соски отвердели и, упираясь в лиф, стремились вырваться из плена. А как же они болели…
Но Тоби мог сделать так, чтобы ей стало лучше. Она знала, что мог.
«О, прошу тебя, прошу!» — призывала она его.
В следующее мгновение ладонь его накрыла ее грудь, и Бел едва не закричала от восторга — она испытала необычайное облегчение. Когда же он потрогал большим пальцем ее сосок, она, не удержавшись, тихонько застонала — удовольствие жаркими ручейками разбегалось по всему телу, а затем, слившись в единый поток, разливалось между ногами. И удовольствие это было такое острое, что она боялась потерять сознание. Груди ее по-прежнему были ужасно тяжелыми, такими тяжелыми, но сейчас, накрывая их ладонями, Тоби утолял боль.
Конечно, все это было дурно, очень дурно, но Бел чувствовала, что сейчас ей именно это и требовалось — да-да, только это!
Тоби еще раз провел большим пальцем по отвердевшему соску и невольно застонал. Как долго он мечтал об этом — мечтал поласкать эти великолепные груди? Наверное, с того самого вечера, как они впервые увидели друг друга. Казалось, с тех пор прошла целая вечность. И сейчас, в эти мгновения, его все сильнее влекло к Изабель. Желание кипело и бурлило в крови. Ему ужасно хотелось опрокинуть ее на диван и освободить от тонкого муслинового лифа. Тогда бы он мог ласкать ее по-настоящему, тогда бы он заставил ее кричать от страсти. Ох, как же он соскучился по ней! Соскучился сильнее, чем ему казалось. Желание одолевало его, желание терзало и словно держало в тисках, но все же он еще не до конца утратил здравомыслие, поэтому прекрасно понимал: нельзя лишить Изабель девственности прямо здесь, на диване в гостиной…
Да-да, гораздо разумнее немного подождать. Ведь, в конце концов, Изабель — его невеста, а вскоре она станет его женой, что бы там ни говорил ее брат. «Свадьба должна состояться, как запланировано», — кажется, так она сказала. И теперь у него уже не было сомнений: Изабель действительно станет его женой. Именно сейчас, в эти мгновения, он наконец-то обнаружил в ней ту страсть, проблески которой заметил еще при их первой встрече. Да, она была необыкновенно темпераментной, но старательно прятала свои чувства и эмоции, прятала даже от самой себя. Но только не от него — он-то сразу разглядел в ней темперамент, и теперь она принадлежала ему.
Но если так, если она скоро станет его женой… Может быть, все-таки взять сейчас то, что все равно скоро будет принадлежать ему по праву?
Сделав над собой усилие, Тоби чуть отстранился и проговорил:
— Дорогая, мне очень жаль, но мы должны остановиться.
Изабель залилась краской смущения и тихо прошептала:
— Да, я знаю… Знаю, что все это очень дурно, но я… — Она облизнула губы. — Вы заставляете меня хотеть того, чего я не должна хотеть.
Тоби тихо рассмеялся и поцеловал ее в лоб.
— А вы, дорогая, заставляете меня делать то, что я должен делать. Забавно, не так ли?
— Вы думаете, мы подойдем друг другу? — спросила Бел, немного помолчав.
— Идеально. — И Тоби действительно так думал. В последние несколько минут все сомнения насчет их совместимости окончательно его покинули. Во время этого чудесного поцелуя он чувствовал, что они прекрасно подходят друг другу. Снова поцеловав Изабель, он пробормотал: — Какое счастье, что мы скоро поженимся!
— Да, конечно… — Она вдруг выпрямилась и отстранилась от него. И вновь превратилась в себя прежнюю. Спокойную и рассудительную. — Знаете, очень жаль, что мы не можем обвенчаться прямо сегодня. Однако я надеюсь, что наша свадьба не совпадет по времени с вашей кампанией.
Тони в растерянности заморгал.
— С моей… кампанией?
— Да, разумеется. Я имею в виду выборы в палату общин. Но, к сожалению, нам придется перенести медовый месяц на более поздний срок. Впрочем, ничего страшного. Озерный край в августе, наверное, так же хорош, как и в июле.
— Перенести медовый месяц? Но почему? Дорогая, я действительно ничего не понимаю, — Тоби рассмеялся и добавил: — Знаете, я, пожалуй, немного не в себе. Я не понимаю, о чем вы. Пожалейте влюбленного дурака и объясните, что имеется в виду.
Взяв со стола газету, Изабель протянула ее жениху:
— Разве вы не читали? Принц-регент собирается завтра распустить парламент. Об этом написано во всех газетах. Выборы начнутся через несколько недель. Теперь понимаете?
Тоби уставился на газету, тщетно пытаясь придумать ответ. Неужели Изабель говорила серьезно? А она вдруг положила руку ему на плечо и с улыбкой спросила:
— Правда замечательно? Сначала — наша пышная свадьба, а сразу за ней — ваша блистательная избирательная кампания. Наконец-то вы получите место в палате общин, а я буду… — Она покраснела и опустила глаза. — А я буду вашей женой. Леди Олдридж.
Господи, она действительно говорила серьезно! Она рассчитывала, что он сразу же начнет избирательную кампанию, вместо того чтобы отправиться с ней в свадебное путешествие. Но у него не было ни малейшего желания бороться за место в парламенте. Ни через несколько недель, ни через несколько лет. До сих пор он вполне успешно уклонялся от этого. Почти десять лет уклонялся, а теперь…
— Дорогая, нам ни к чему спешить. Правительства приходят и уходят, а свадьба бывает один раз в жизни. Давайте насладимся медовым месяцем, а затем, когда объявят очередные выборы, я непременно выставлю свою кандидатуру.
— Но это случится только через несколько лет.
«Вот и хорошо», — подумал Тоби. Немного помолчав, он продолжал:
— Кроме того, дорогая, вы еще не вполне оправились от болезни. Вам нужен отдых, нужно поберечь себя. А политика отнимает слишком много сил.
— Но если что-нибудь может помочь мне почувствовать себя лучше, так это предстоящая кампания! — заявила Бел. — Увидев эту газету, я сразу поняла, что должна постараться восстановить силы как можно скорее. Я буду вам нужна. Я буду всегда рядом с вами, буду поддерживать вас во всем. О, Тоби, — глаза ее сияли, — подумайте, сколько хорошего мы могли бы сделать вместе!
Тоби судорожно сглотнул и вновь уставился на газету. Так вот что способствовало ее выздоровлению, вот чем объясняется ее желание обвенчаться в назначенный день… Грядущие выборы — вот о чем она думает! Да-да, вовсе не о нем, своем будущем муже, а о выборах!
Невольно вздохнув, он пробормотал:
— Мне очень жаль, Изабель, но я не думаю, что сейчас для этого подходящее время.
Она нахмурилась:
— Что вы имеете в виду? Ведь вы понимали, когда делали мне предложение, что я ищу мужа для общественного и политического влияния. И вы сказали мне, что будете заседать в палате общин.
— Да, знаю, но…
— Сэр Тоби, вы уверяли, что можете без труда получить место в палате общин, если пожелаете этого, не так ли?
— Да, я помню, но…
— Но что? — Казалось, она вот-вот заплачет. Он прикоснулся ладонью к ее щеке.
— Дорогая, я думал… думал, между нами что-то есть. Что-то настоящее, неоспоримое, то, что сильнее любых слов, сгоряча сказанных на террасе. — Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но Бел отстранилась.
— Вы имеете в виду желание? — спросила она.
Желание?.. Тоби сделал над собой усилие, чтобы не выдать своих чувств. Да, конечно, желание имело место. С его стороны желания было даже слишком много. Но сейчас, во время этого поцелуя… Да-да, он почувствовал, что их связывало нечто большее, чем физическое влечение. Но, увы, Изабель, очевидно, так не считала.
Словно прочитав его мысли, она сказала:
— Для кого-то желание является вполне достаточной причиной для вступления в брак, но не для меня. Разве я не дала вам ясно понять при первой же нашей встрече, что намерена выйти замуж за того, кто предоставит мне возможность делать добро? И если вы не можете мне этого предложить, то тогда, возможно…
— Подождите. — Тоби прижал палец к ее губам. Он видел, что девушка вот-вот расплачется, и это приводило его в отчаяние. И он твердо решил, что не допустит расторжения помолвки, не допустит, чтобы это случилось вновь. Сначала София его бросила, а теперь Изабель грозила поступить с ним так же. Неужели во всей Англии не найдется девушки, готовой выйти за него замуж?
Но что же делать? Как излечить Изабель от этого безумия?
Тяжело вздохнув, Тоби проговорил:
— Дорогая, неужели вы действительно хотите, чтобы я купил себе…
— Нет-нет! — в ужасе воскликнула Бел. Она не могла допустить, чтобы Тоби купил себе место в парламенте.
— Но тогда, дорогая, мне придется выставить свою кандидатуру против кандидатуры мистера Йорка, — продолжал Тоби. — А ведь он много лет честно служит избирателям от нашего округа. И, что еще важнее, мистер Йорк — мой давний друг. Следует сказать и о том, что его очень любят в нашем округе.
— Любят? Но ваша мама терпеть его не может.
— Моя мать — особый случай.
— Не могу поверить, что кто-то может пользоваться большей популярностью, чем вы, — заявила Бел. — Ведь вы самый популярный джентльмен в Лондоне.
— В Лондоне — возможно, — кивнул Тоби, криво усмехнувшись. — Но речь идет не о светских дамах, дорогая Изабель. Речь идет о фермерах, и мистер Йорк знает их нужды. Он очень хорошо их понимает.
— И вы поймете, как только у вас появится возможность их выслушать. — Бел посмотрела на него с надеждой в глазах, и Тоби, перехватив ее взгляд, невольно содрогнулся. Он увидел во взгляде Изабель нечто большее, чем надежда. В глазах ее светилась вера. Вера в него, сэра Тобиаса. Он не сделал ровным счетом ничего, чтобы заслужить эту веру, но она все же верила в него. Верила слепо и бездумно. И эта ее вера… Она воодушевляла и опьяняла, как крепкое вино. — Вы обязательно завоюете их доверие, — продолжала Изабель. — Я уверена, что нет на свете человека, способного убеждать так, как можете убеждать вы. Господи, да вы только что убедили меня в том, что я должна съесть мороженое! Не говоря уже о… — Ее бледные щеки залил румянец. — Вы умеете быть очень убедительным, — добавила она в смущении.
Тоби криво усмехнулся. Едва ли его знаменитое обаяние могло вызвать у фермеров такой же отклик, как у дебютанток сезона. Нет-нет, они ни за что не допустят, чтобы он, Тоби, занял в парламенте место мистера Йорка. Не допустят даже в том случае, если посулить каждому из них приличную сумму, чего, конечно, Изабель никогда не позволит. Совершенно очевидно, что этот безумный план — покупка места в парламенте — неизбежно обречен на провал. И, следовательно, он в любом случае не сможет занять место в палате общин.
Но если так… Возможно, именно это и станет идеальным выходом из положения. Да, если он согласится принять участие в выборах, то почти наверняка проиграет, а Изабель непременно воздаст ему должное уже за одну попытку — она ведь добрая и отзывчивая. И, конечно же, она из милосердия оставит его в покое. А к тому времени, когда настанут следующие выборы, Изабель будет настолько занята своими благотворительными проектами и, дай Бог, ребенком или даже двумя, что совершенно забудет об этой парламентской глупости. Следовательно, он, Тоби, будет избавлен от необходимости заседать в палате общин.
Заставив себя улыбнуться, Тоби сказал:
— Ладно, согласен.
Изабель тотчас оживилась и радостно воскликнула:
— Значит, решено?! Вы выдвинете свою кандидатуру в парламент?
— Да, выдвину. — Он снова улыбнулся. — Но учтите, я не могу гарантировать победу.
— Конечно же, вы победите. Я верю в вас.
«Но долгой ли будет эта вера?» — промелькнуло у Тоби.
В следующее мгновение губы их слились в поцелуе, а еще через несколько секунд он оказался в жарких объятиях Изабель. Возможно, в ее поцелуе была лишь радость — ведь он согласился! — но Тоби не мог на нее обижаться. В данный момент ему вполне хватало того, что она его целует, а почему — не имело значения.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса



Книга интересная !!! Это вторая книга , а первая "Искушение сирены ". Эти книги можно читать и по отдельности . Книга не менее интересная , хотя мне первая понравилась чуть больше !!!
Зачем ловеласу жениться - Дэр ТэссаМарина
10.02.2012, 19.28





Головний герой описаний не послідовно: спочатку відважний, спокусливий, саркастичний,потім одружився і раптом став готовим на все заради інтимних відносин з дружиною, а на кінець - знову стає собою, оскільки дружина не таке вже й ангелятко. А загалом дуже милий роман
Зачем ловеласу жениться - Дэр ТэссаItis
19.07.2012, 20.15





Открыла для себя нового автора Тессу! На этом сайте нет ее романов, очень рекомендую к прочтению Исцеление любовью. Планера ее сердца. Леди полуночи. Все романы написаны красивым языком, сюжеты не банальные, а герои и героини замечательные и очень земные, конечно же хеппи енд везде есть!
Зачем ловеласу жениться - Дэр ТэссаКирочка
4.06.2016, 23.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100