Читать онлайн Зачем ловеласу жениться, автора - Дэр Тэсса, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэр Тэсса

Зачем ловеласу жениться

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

В пятницу утром Бел ждала гостей в розовой гостиной.
Но этим утром гостиная была совсем не розовой. Она была совершенно белой. При подготовке к демонстрации устройства для чистки печных труб шторы в комнате сняли, ковры скатали. Все безделушки уложили в коробки, картины задрапировали холстиной, а мебель прикрыли чехлами из муслина.
Своим суровым аскетизмом эта комната теперь напоминала Бел детство и спальню матери. Та спальня тоже была без штор и безо всяких безделушек — ради безопасности матери. После ужасного происшествия с балдахином над кроватью и после того, как коврик у камина загорелся, было решено: чем проще декор, тем лучше.
«Да, все очень, очень похоже»… — думала Бел, то и дело вздыхая. И она была права — этим утром розовая гостиная и впрямь напоминала пустую, залитую солнцем спальню на Тортоле. Только тут, в Лондоне, не было безумной женщины.
Возможно, безумная женщина была и здесь. Потому что любовь — безумие.
Тихо застонав, Бел закрыла лицо ладонями. Но она не плакала. За двое суток, что прошли с того дня, как Тоби ее покинул, она уже выплакала все слезы. Гнев, отчаяние, страх, боль одиночества, тоска — все эти чувства, сменяя друг друга, накатывали на нее, не давая ни минуты передышки, они сводили с ума. Временами она так скучала по Тоби, что уже готова была помчаться к нему в Суррей, но в следующую секунду вспоминала художества мистера Холлихерста, и у нее пропадало всякое желание видеть того, кто «вдохновлял» художника.
И теперь Бел уже не знала, что думать. Может, она сходила с ума?..
Возможно, она должна была благодарить Тоби за то, что он ушел, избавив ее от необходимости уходить самой. Потому что ей было бы ужасно трудно жить с ним под одной крышей после всего произошедшего: после того как она, словно обезумев, набросилась на него, била его и оскорбляла.
И теперь она ни в коем случае не должна была допустить повторения этой мерзкой сцены. Поэтому ей следовало держаться от него подальше. И выходит, что Тоби, покинув Лондон, уберег ее от беды.
Конечно, они не могли постоянно жить порознь. Ведь, в конце концов, они были мужем и женой… Рано или поздно они с Тоби встретятся. Но к тому времени их взаимное ожесточение поутихнет, а страсть остынет. С ясной головой они могли бы начать все заново. И зажили бы так, как живет в браке большинство людей их круга. И, пожалуй, это даже к лучшему. Ведь именно такого брака она поначалу и хотела.
К тому же она прекрасно знала, что Тоби не составит труда найти другую женщину… или других женщин. И она, Бел, не стала бы лишать его этого удовольствия. Она хотела, чтобы он был счастлив, а при его дружелюбии и общительном характере одиночество ему противопоказано.
Нет, одиночество станет ее, Бел, уделом. И не важно, что она будет при этом чувствовать. Она всецело посвятит себя благотворительности, будет спасать несчастных детей. Она не позволит им задохнуться в печных трубах.
Любовь и страсть не для нее.
Комната постепенно наполнилась приглашенными дамами, одетыми в серые и черные тона, как и было указано в приглашении. Дамы расправляли темные юбки, усаживаясь на кушетки и кресла, задрапированные белым муслином.
Наконец появилась и последняя из приглашенных дам.
— Леди Вайолет Морхаус! — громко объявил дворецкий. И в тот же миг в комнату вошла почтенная матрона, вся в ядовитых оттенках кирпично-красного цвета.
— Леди Олдридж, моя дорогая! — Вайолет присела в реверансе, одарив хозяйку откровенно фальшивой улыбкой.
Бел тоже изобразила улыбку.
— Прошу прощения за то, что не выполнила требования относительно цвета платья, — продолжала гостья, окинув взглядом свой наряд. — Но, видите ли, дело в том… — Она снова улыбнулась. — В то время как у вас начинается утро, у меня заканчивается вечер. Я еще не появлялась дома.
— Это не имеет значения, — ответила Бел. — Я очень рада, что вы смогли найти время и присоединиться к нам.
Леди Вайолет откашлялась и пробормотала:
— Полагаю, чай тут не подают… Я уже не спрашиваю о вине — его здесь точно не найдешь. У меня такое ощущение, что я попала на собрание Общества квакеров.
Дамы захихикали.
Бел нахмурилась, но тотчас же взяла себя в руки. «Милосердие, — сказала она себе. — Ведь ради этого ты живешь, не так ли?» А леди Вайолет так же нуждалась в милосердном к себе отношении, как и все прочие смертные.
— Конечно, я могу предложить вам чаю. — Бел обвела взглядом собравшихся. — Чай, кофе, шоколад — кто что пожелает. Дамы, мы пойдем завтракать?
Бел дожидалась, когда все приглашенные, выйдут в коридор. Вдруг кто-то у нее за спиной взял ее за локоть. Бел стремительно обернулась.
— О, София! Я очень рада, что ты приехала. — Она с жаром обняла невестку. — Я уже начала волноваться, боялась, что ты не придешь. Августа уехала в Суррей, и помочь мне сегодня некому.
— Как я могла не прийти? Ты думаешь, я бы оставила тебя одну на растерзание этим драконам в юбках? — В голубых глазах Софии блеснули озорные огоньки. — Да, пока я не забыла… — доложила она шепотом. — У меня для тебя подарок. — София вложила в руки Бел аккуратный сверток, перевязанный тесьмой. — Это книга, — пояснила она. — Но не открывай ее сейчас.
— Только не говори мне, что это — та самая книга. Та, на которую намекала Люси.
— Она самая. Правда, другое издание. Мне пришлось отправить слугу за новым экземпляром. — София скорчила гримасу. — Тому пришлось изрядно побегать… Я считаю, что тебе действительно нужна эта книга. Такие вещи должны передаваться из рук в руки.
Бел пожала плечами, потом в смущении пробормотала:
— Даже не знаю, как сказать тебе об этом… но дело в том… Я уже видела ее. Видела твой экземпляр, конечно же.
София зажала рот ладонью, прыснув от смеха:
— Не может быть!
— Честное слово, это произошло случайно. Я искала снотворное и… — Бел потащила невестку в дальний конец коридора, туда, где они могли бы поговорить, не привлекая к себе внимания. — Честное слово, я почти не смотрела на картинки. А как только я поняла… то, что я поняла, я сразу убрала книгу на место. Но если честно, то я прочла вполне достаточно, чтобы понять, что остальное читать не хочу. Так что можешь забрать эту книгу.
— Ты не прочла ее до конца?
— Господи, нет, конечно. — Бел протянула Софии сверток, но невестка наотрез отказывалась его брать.
— Тогда тебе просто жизненно необходимо прочесть эту книгу.
Бел покачала головой:
— Я не хочу. Да о чем мы вообще говорим? «Воспоминания распутной молочницы» — это же просто нелепо.
— Именно так, — кивнула София. — Смешная и нелепая книга, полная распутных фантазий, глупых замечаний и неправдоподобной романтики. Тем не менее ты должна дочитать ее до конца.
— Зачем?
София улыбнулась:
— Потому что у нее счастливый конец.
Чтобы не спорить с Софией, Бел взяла подарок и положила на приставной столик. Потом с улыбкой сказала:
— Это утро и в самом деле закончится бедой, если я сейчас же не накормлю гостей завтраком.
Пончики, присыпанные сахарной пудрой, пирожные в сахарной глазури, корзиночки с джемом, хворост — всеми этими сладостями был в изобилии уставлен буфет в комнате для завтрака. К подбору меню Бел подошла со всей серьезностью. Она затаила дыхание, когда миссис Фрамингем сняла засахаренный абрикос с вершины тщательно уложенной пирамиды. Пирамида не рухнула, и Бел вздохнула с облегчением.
— Должна заметить, — сказала София, надкусывая пончик, — что это наше собрание в каком-то смысле уникально. Во всяком случае, я никогда не видела ничего подобного. Ранний завтрак для дам, на который необходимо явиться в траурном одеянии… Мероприятие, достойное самого пристального внимания.
— А может, они приехали сюда ради сплетен и скандала? — шепотом спросила Бел.
София криво усмехнулась:
— Уж точно не ради чистки труб — это я могу гарантировать.
Бел нервно заерзала на стуле. Теперь, когда Тоби уехал на похороны ближайшего соседа и доброго друга, последняя карикатура мистера Холлихерста, наверное, потеряла свою актуальность. И если эти дамы приехали сюда в надежде полюбоваться, как она, Бел, обезумев от похоти, будет домогаться собственного мужа, то они зря приехали. Сегодня такого не случится.
Такого больше вообще никогда не случится.
— Но раз уж они здесь, — продолжала София, — то из этого все же будет кое-какая польза. Иногда небольшой скандал — это как раз то, что нужно, чтобы взбодриться. Небольшой скандал — как чашка крепкого кофе утром.
— Да, возможно. Тоби говорил мне что-то подобное. Тоби многое ей говорил, но почти все это оказывалось неправдой.
— Леди Олдридж!.. — позвала ее миссис Брекинридж. — Дорогая, вы должны рассказать мне, как ваш кондитер добивается такого идеально сливочного цвета глазури. У него есть какой-то особый рецепт?
— О, эти пирожные подсластили любовью, — ехидно заметила леди Вайолет. — Это и есть секрет рецепта. Мы, знаете ли, находимся в гнездышке молодоженов.
— Нет! — выпалила Бел. И тут же прикусила губу. — То есть… я имела в виду рецепт. Дело в особом качестве сахара. Мы используем только рафинированный сахар особой очистки, который ввозит в страну корабельная компания моего брата. Сахар производится на Тортоле свободными работниками. Если хотите, я могу дать вам список торговых домов, которые продают этот сахар в Лондоне, — добавила она.
— Да, будьте так любезны, — пробормотала миссис Брекинридж, откусив пирожное. — О, просто божественно…
И тотчас же еще несколько дам выразили желание заполучить такой же список.
— Бел, вот видишь? — прошептала София с улыбкой. — Я же говорила тебе: что-нибудь полезное из этой затеи непременно получится. А ты ведь еще даже не начинала демонстрацию…
— Кстати, о демонстрации… — сказала Бел. — Надо проверить, все ли подготовлено. — Поднявшись со стула, она поспешила, в розовую гостиную, но остановилась на полпути.
В холле Бел заметила знакомый мужской силуэт — высокий и широкоплечий.
— Джосс! — воскликнула она радостно и поспешила навстречу гостю. — Как хорошо, что ты пришел! Мне нужен список торговых компаний, которые закупают сахар на Тортоле. Дамы, кого…
Бел осеклась на полуслове, заметив нечто весьма необычное во внешности вечно насупленного сводного брата. Джосс улыбался! Улыбался широко и простодушно. Она не видела его таким уже почти два года. Последний раз он так улыбался, когда Мара была еще жива и ничто не предвещало беды.
— Прости меня, — сказала Бел. — Ты пришел, чтобы сообщить мне что-то очень важное, а я болтаю всякие глупости. Я тебя слушаю, Джосс.
— Бел, мне нужна твоя помощь. Ты не присмотришь за Джейкобом? Мне надо уехать. Меня не будет месяц или около того.
— Конечно, присмотрю. Ты уходишь в море?
— Нет-нет. Путешествовать я буду по суше. — Он взял сестру за руки. — Видишь ли, я женюсь.
Бел в изумлении раскрыла рот. И дар речи вернулся к ней не сразу.
— Женишься? Но на ком? — пробормотала она наконец.
— На мисс Осборн.
— На Хетте?
Джосс кивнул, улыбнувшись еще шире.
— Значит, женишься на Хетте… — Бел покачала головой, словно отказывалась в это верить. — Но я думала, ты…
— Ты думала, что я ее презираю?
— Да, что-то вроде того.
— Я тоже так думал, — кивнул Джосс. — К счастью, Хетта оказалась гораздо умнее меня. Мы с ней поедем на север, чтобы повидаться с ее отцом. Он поведет ее к алтарю. Лорд Кендалл великодушно предложил нам во время медового месяца пожить в Корбинсдейле. А потом мы… Бел, с тобой все в порядке? — Он заглянул сестре в глаза. — Ты какая-то… бледная.
Она тихо вздохнула:
— Нет-нет, Джосс, не беспокойся. Прости, пожалуйста, я не хотела тебя напугать. Я обожаю Хетту, и я счастлива за вас обоих. Просто это стало для меня… сюрпризом. Я не думала, что после Мары ты…
— Да, понимаю, — кивнул Джосс. — Я тоже не думал. Но я никогда еще не был так счастлив, как сейчас.
— Но, Джосс, почему так скоро? Ты не… — Она прикусила губу. — Ты не боишься?
— Конечно, боюсь, — ответил он посмеиваясь. — Я безумно напуган. Это верный признак того, что я влюблен.
Веселый смех брата согрел сердце Бел. Она уже очень давно не видела его таким счастливым.
— Что ж, тогда понятно, почему я за тебя так боюсь. — Она тоже рассмеялась. — Потому что я очень тебя люблю.
Джосс вдруг стал серьезным и проговорил:
— Поверь, я никогда не забуду Мару. Я любил ее. Я знаю, что ты тоже ее любила. И я никогда не забуду, как больно мне было ее потерять. Но я не могу допустить, чтобы страх взял надо мной верх, помешал мне жить и любить. Больше я такого не допущу. Я пережил худшее из того, что может выпасть на долю человека, но я не позволю прошлому лишить меня всех радостей жизни.
Бел смахнула слезу.
— Когда ты уезжаешь?
— Сегодня вечером в почтовой карете. А София и Грей остаются с Джейкобом. У малыша, конечно же, есть еще и няня, но я знаю, как он любит свою тетушку Бел, и мне бы хотелось, чтобы ты навещала его почаще.
— Разумеется, я буду его навещать.
— Бел, где ты?! — крикнула София, выглянув в коридор. — Я думаю, леди уже почти закончили завтракать.
— Сейчас иду, — ответила Бел, шмыгая носом. Она виновато улыбнулась Джоссу: — Я должна идти. У меня гости.
— Мне тоже пора. — Джосс наклонился и поцеловал ее в щеку. — Передай мои поздравления Тоби, когда его увидишь.
— Поздравления? С чем?
— С избранием в парламент, с чем же еще? Сегодня последний день голосования. Я узнал об этом от Грея сегодня утром. Ясно, что исход предопределен. — Джосс поморщился. — Обидно, что так вышло. Уверен, что Тоби предпочел бы выиграть при иных обстоятельствах.
— Да, конечно, — кивнула Бел. Ей не хотелось возражать брату, потому что в этом случае пришлось бы многое объяснять, а объяснять ужасно не хотелось.
Бел была уверена, что Тоби предпочел бы не выигрывать вообще. Он сделал все мыслимое и немыслимое, чтобы обеспечить свое поражение. Ей снова вспомнилась карикатура из газеты, и обида накатила на нее с новой силой. Вот как поступил с ней мужчина, который клялся ей в любви… Перехватив озабоченный взгляд брата, Бел заставила себя улыбнуться. Честное слово, ей не на что было жаловаться. Тоби прав — теперь она получила именно то, что хотела. Прохладно-вежливые отношения с супругом, чье место в парламенте наделяло ее именно теми преимуществами, каких она искала. Следовательно, теперь она могла посвятить себя благотворительности.
Таков был счастливый конец ее истории.
— Пожалуйста, передай от меня наилучшие пожелания Хетте, — сказала Бел с жизнерадостной улыбкой. — Ее можно поздравить. Лучшего мужа, чем ты, на всем свете не найти. Вот, возьми… — Она схватила завернутую в коричневую бумагу книгу, которую принесла София, — это подарок твоей невесте.
Попрощавшись с братом, Бел вернулась в комнату для завтрака и пригласила дам пройти в гостиную для демонстрации.
— Ну, так как же?.. — проговорила леди Вайолет, усевшись в ближайшее к камину кресло. — И где же тут крепко сбитый трубочист со своим чудодейственным прибором?
Дамы захихикали.
— Все оборудование здесь. — Бел указала на изящный складной стержень с разнообразными проволочными щетками на конце. — Но трубочиста тут нет. То есть нет профессионального трубочиста. Я сама буду демонстрировать работу устройства.
Все леди, словно онемев, молча уставились на нее. А Бел, делая вид, что не замечает их изумления, принялась за дело.
После той ужасной сцены у тети Камиллы у нее не было ни малейшего желания приводить сюда мужчину — тут его непременно сделали бы объектом двусмысленных шуточек или, того хуже, представили бы предметом вожделения хозяйки. К тому же Бел решила: она наилучшим образом докажет эффективность оборудования, если продемонстрирует, что даже женщина в состоянии им пользоваться.
Надев широкий фартук, Бел подняла стержень со щетками повыше, чтобы все дамы могли их рассмотреть.
— Вот, видите? Проволочная щетина напоминает зонтик. Она остается прижатой к стержню, когда его засовывают в дымоход, — словно сложенный зонтик. — Бел перевернула стержень щетками вниз. — Но когда их вытаскивают из дымохода, щетина расправляется, соскребая сажу со стенок. В отличие от мальчика-трубочиста, у которого всего две руки и одна маленькая щетка, это устройство способно достигать каждого уголка дымохода.
Бел опустилась на колени перед камином, чтобы сунуть стержень в дымоход. Раздвинув стержень и закрепив каждый из участков, она просовывала конец все выше и выше. Но все оказалось совсем не так просто, как ей представлялось. Дымоход был забит сажей, скопившейся за всю зиму, и для того, чтобы протолкнуть щетки в узкий проход, требовались немалые усилия. К тому же то и дело сверху сыпался пепел, оседавший на ее волосах и одежде.
Через минуту-другую среди дам, собравшихся посмотреть демонстрацию, стало явственнее ощущаться беспокойство. Бел же украдкой утирала рукавом пот со лба.
— А вашего мужа нет дома? — послышался голос леди Вайолет.
— Нет, — бросила Бел через плечо. — Его сейчас нет.
— Как жаль… — протянула леди Вайолет. — Он прекрасно умеет повеселить дам. Кто-кто, а сэр Тоби способен оживить даже самую скучную вечеринку.
— Прошу прощения… — Бел яростно налегала на шест. — Но здесь сейчас вовсе не вечеринка. А если хотите повеселиться, то можете отправляться куда-нибудь в другое место.
Все притихли. В наступившей тишине слышался лишь зловещий скрежет щеток.
— Что касается моего мужа, — не унималась Бел, — то сейчас он никаких дам не развлекает. Он в Суррее.
— О, но в Суррее наверняка тоже живут леди, — с усмешкой заметила леди Вайолет. — И, конечно же, там есть леди, которые не прочь развлечься. Но из того, что я вычитала в «Праттлере», вполне можно заключить, что графство Суррей имеет… весьма интересные особенности. Насколько я понимаю, оно очень напоминает заведение, известное под именем «Потаенная жемчужина».
— Не понимаю, о чем вы… — пробурчала Бел.
Леди Вайолет громко рассмеялась:
— Конечно, не понимаете, милочка. Вероятно, именно поэтому ваш муж туда и отправился.
Бел на мгновение замерла. Ее переполнял гнев, но она понимала, что не должна давать ему волю. Она во что бы то ни стало должна была сдержаться, чтобы обеспечить успех этой демонстрации, ведь на кон была поставлена жизнь несчастных детей. Даже если ее непомерно раздражала леди Вайолет со своими грязными инсинуациями и еще сильнее раздражал Тоби с его карикатурами, которые и явились причиной этих инсинуаций… она, Бел, не станет рабой страстей. «Терпение, — говорила себе Бел. — Доброта и милосердие. Помни о несчастных детях».
— Вот сейчас щетки полностью зашли в дымоход, — сказала Бел, обращаясь к дамам. Она поднялась на ноги и снова утерла пот со лба. — А теперь легким поворотом ручки я раскрою щетки, как раскрывают зонтик. И по мере того как я буду вытаскивать устройство, сажа из дымохода будет удаляться. — Она посмотрела наледи Вайолет с невинной улыбкой: — Миледи, возможно, вам следовало бы пересесть подальше, к дальней стене, например. Или еще дальше. Вы можете испачкаться.
— О, я думаю, мне следует остаться здесь. Я получаю неизмеримое удовольствие, наблюдая за представлением с первого ряда. Это утро обещает стать для меня утром открытий.
— Как знаете. — Вновь опустившись на колени, Бел принялась вытаскивать щетку отчаянными рывками. И каждое ее движение сопровождалось мощным выбросом сажи, оседавшей на фартуке и на юбках. — Обычно этот метод не создает столько грязи, — пробормотала Бел себе под нос. — Трубочисты, которые пользуются таким оборудованием, также имеют в своем распоряжении специальные экраны, которые они устанавливают перед камином, чтобы не… — Бел умолкла в тот момент, когда почувствовала, что щетка зацепилась за какое-то препятствие. — Чтобы не загрязнять… — Еще более резкий рывок ни к чему не привел. Тогда, упершись ногой в решетку камина, она потянула за ручку обеими руками.
Безрезультатно.
— Я думаю, ваш прибор застрял, дорогая, — участливо проговорила леди Вайолет. Словно она, Бел, сама этого не понимала!
— Да, он действительно застрял, — ответила Бел, с трудом поднимаясь на ноги. — Точно так же, как эти маленькие дети с пугающей регулярностью застревают в дымоходах. Представьте, леди Вайолет, что это вас засунули в узкий дымоход. Представьте, что это вы застряли там и не можете шевельнуться. Что это вы задыхаетесь в облаке сажи. И представьте, что ваш жестокий хозяин, стоящий внизу, колет вас булавками, чтобы заставить вас двигаться, а если это не помогает, то поджигает пучок соломы и поджаривает вам пятки. Представьте себя, леди Вайолет, несчастным, нищим, лишенным друзей, умирающим ребенком. Представьте, что это вы вот-вот умрете из-за любви англичан к традициям, умрете лишь потому, что какой-нибудь светской даме не по душе современные хозяйственные приспособления. — Бел откинула с лица выбившуюся из прически прядь волос. — Такая картина нравится вам, леди Вайолет? Получаете удовольствие?
— Думаю, что нет, — с издевательским высокомерием протянула леди Вайолет. — Но мне кажется, что удовольствие получаете вы.
Бел невольно поморщилась. Леди Вайолет была права. Она действительно наслаждалась, представляя съежившуюся, задыхающуюся, покрытую сажей леди Вайолет. Она получала от этого даже слишком большое удовольствие. Выходит, с ней что-то не так. Эта демонстрация задумывалась в благотворительных целях, и ей не следовало срывать злость на гостях. «Ты должна во что бы то ни стало взять себя в руки, — говорила она себе. — Ты должна справиться, обязана справиться».
Стараясь успокоиться, Бел сделала глубокий вдох. И в этот момент к ней подошла София:
— Дорогая, ты так много трудилась… Возможно, тебе стоит отдохнуть.
— Нет. — Бел покачала головой и наклонилась, чтобы вновь взять в руки стержень. Окинув взглядом комнату, проговорила: — Только мне нужно, чтобы мне немного помогли. Давайте поработаем вместе, леди Вайолет. Не могли бы вы мне помочь?
Леди Вайолет бросила на Бел томный взгляд:
— Вы, конечно, шутите, милая. Неужели вы действительно…
— Боитесь, сил маловато?
— Дело не в этом, уверяю вас…
— Значит, боитесь испачкаться?
— Нет-нет, — решительно заявила леди Вайолет. Поднявшись с кресла, она взялась за стержень чуть повыше того места, где его держала Бел. — Все, что угодно, лишь бы поскорее уехать из этого сумасшедшего дома, — пробормотала гостья. — Как все это забавно, дорогая! Я, пожалуй, позаимствую у вас кое-какие идеи, чтобы развлечь своих гостей на следующем званом вечере. Наверное, у входа всем раздам фартуки и приглашу всех дам попробовать себя в качестве уборщиц. А после чая заставлю каждого из гостей вымыть за собой чашку и блюдце.
Леди опять захихикали. Бел готова была рвать и метать, но при этом каким-то образом умудрялась сохранять внешнее спокойствие.
— На счет «три»? — процедила она сквозь зубы.
— Очень хорошо, — кивнула леди Вайолет. — О, подождите!.. У меня только что возникла блестящая мысль для осеннего бала. Мы все будем играть в молочниц!
Проигнорировав грязный намек, Бел произнесла:
— Один…
И в этот краткий ускользающий миг с ней произошло нечто странное… Сжимая в руке шест, слушая насмешливый смех дам, чувствуя, как в ней бурлит и закипает ярость, она вдруг увидела себя со стороны, увидела собственное безумие.
— Два…
О, каким искушением было бы сдаться, дать волю гневу и обозвать леди Вайолет последними словами! Затем выгнать из своего дома всех этих глупых женщина и разбить напоследок несколько фарфоровых ваз, чтобы уж как следует отвести душу.
Но Бел предпочла этого не делать. Взвесив все «за» и «против», она приняла решение. Предельно рациональное.
«Надо отпустить шест», — сказала она себе.
— Три.
В следующее мгновение Бел разжала руку и стремительно шагнула назад. И теперь она со стороны наблюдала, как…
Мощный рывок леди Вайолет возымел результат. Залежи сажи и пепла рухнули вниз, и даму, облаченную в кирпично-красный наряд, накрыло черное облако.
Отвернувшись от камина, Бел зажмурилась и прижала ладони к лицу.
И теперь уже никто не смеялся. В комнате сделалось так тихо, что Бел — так ей казалось — слышала, как оседает на пол угольная пыль. Через некоторое время она опустила руки и, открыв глаза, повернулась к камину.
Перед ней стояла леди Вайолет — вся в угольной пыли с головы до ног. Она фыркала и шипела, как пригашенный в лампе фитиль. А вокруг нее застыли в оцепенении двенадцать дам с прижатыми к носам носовыми платками.
Бел же зажала рот ладонью, но напрасно. Как бы сильно она ни прижимала пальцы к губам, предотвратить катастрофу было не в ее силах.
Она засмеялась.
Все началось с едва слышного хихиканья, быстро перешедшего в полновесные взрывы хохота. Она никак не могла сдержаться. Эта демонстрация превратилась в фарс, и брак ее тоже оказался фарсом, а она сама скорее всего сходила с ума — и с этим уже ничего нельзя было поделать, разве что посмеяться от души. Посмеяться громко и долго. Действительно, что же ты за сумасшедшая, если не можешь позволить себе хохотать как сумасшедшая?
Бел смеялась до тех пор, пока у нее от смеха не заболели бока. По щекам ее струились слезы, и она то и дело их утирала. Наконец, успокоившись, она снова взглянула наледи Вайолет. В голубых глазах гостьи, особенно ярких на присыпанном пеплом лице, застыло изумление, казалось, она не понимала, что с ней произошло.
И тут Бел, даже не осознавая, что делает, шагнула к леди Вайолет и обняла ее. И почему-то вдруг снова засмеялась — громко, весело и радостно. Потом отстранилась и, отступив на шаг, проговорила:
— Я могла бы сказать, что мне жаль ваше платье. Но согласитесь, в приглашении было сказано приходить в черном, не так ли?
Леди Вайолет молчала: казалось, она лишилась дара речи.
Бел же сняла испачканный сажей фартук и, отбросив его в сторону, обратилась к дамам:
— Что ж, на этом демонстрация завершается. Леди Грейсон сейчас передаст всем список профессиональных трубочистов, которые используют механизмы вместо детского труда. Я искренне надеюсь, что вы будете пользоваться услугами взрослых профессионалов. Если, конечно, леди Вайолет не решит сама набирать клиентов. — Захихикав, Бел направилась к двери.
София бросилась за ней:
— Бел, куда ты? Ты здорова?
— Не знаю, здорова ли я, но сейчас я направляюсь в Суррей. — Она выглянула в коридор, где на стене висели часы. — И мне надо поторопиться, не то опоздаю.
— Куда опоздаешь? — спросила София.
Не обращая на нее внимания, Бел повернулась к дамам:
— Прошу меня извинить, но я только что вспомнила об одной срочной встрече, и мне нужна… — Она снова рассмеялась и сквозь смех с трудом выговорила: — И мне нужна карета.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Зачем ловеласу жениться - Дэр Тэсса



Книга интересная !!! Это вторая книга , а первая "Искушение сирены ". Эти книги можно читать и по отдельности . Книга не менее интересная , хотя мне первая понравилась чуть больше !!!
Зачем ловеласу жениться - Дэр ТэссаМарина
10.02.2012, 19.28





Головний герой описаний не послідовно: спочатку відважний, спокусливий, саркастичний,потім одружився і раптом став готовим на все заради інтимних відносин з дружиною, а на кінець - знову стає собою, оскільки дружина не таке вже й ангелятко. А загалом дуже милий роман
Зачем ловеласу жениться - Дэр ТэссаItis
19.07.2012, 20.15





Открыла для себя нового автора Тессу! На этом сайте нет ее романов, очень рекомендую к прочтению Исцеление любовью. Планера ее сердца. Леди полуночи. Все романы написаны красивым языком, сюжеты не банальные, а герои и героини замечательные и очень земные, конечно же хеппи енд везде есть!
Зачем ловеласу жениться - Дэр ТэссаКирочка
4.06.2016, 23.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100