Читать онлайн Искушение сирены, автора - Дэр Тэсса, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение сирены - Дэр Тэсса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение сирены - Дэр Тэсса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение сирены - Дэр Тэсса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэр Тэсса

Искушение сирены

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

— Джосс, что, черт побери, происходит?
Грей, волоча ноги, вошел в сырую тюремную камеру. Стражники сняли с него кандалы и ушли, закрыв за собой дверь на крепкий засов.
Его брат поднялся, чтобы поздороваться.
— Очевидно, мы пираты.
— По словам Мэллори, как я понимаю.
— Да. — Джосс снова опустился и прислонился к стене. — Эта свинья отправилась к офицерам, как только мы вошли в порт. Мне следовало держать его в карцере до твоего прибытия.
— Так почему же ты этого не сделал? Джосс пожал плечами:
— Он беспрестанно кричал и плевался. Меня это жутко раздражало. К тому же я не думал, что они воспримут его всерьез. Твоя репутация здесь стоит золота, в буквальном смысле.
— Стоила. Теперь уже нет, как я понимаю.
— Как только судья выслушает тебя, нас отпустят.
— Пусть только попробует не отпустить.
И лучше ему сделать это поскорее. Она задумала оставить его? Ей некуда идти на этом острове и некуда плыть с этого острова. Куда бы она ни направилась, он последует за ней. Несколько часов или даже дней задержки, и он выследит ее. А когда он это сделает, на этот раз он потребует ответов на некоторые свои вопросы.
Грей просунул руку за решетку двери.
— Что Мэллори сказал ему? Ты знаешь?
— Что мы напали на «Кестрел» без малейшего повода, уничтожили их груз. — Джосс поднял брови. — Разрушили их мачту нашими пушками.
— Мерзавец. — Грей ударил кулаком по решетке. — Почему я не позволил ему затонуть вместе с его жалким кораблем?
— Думаю, ты слишком увлекся, играя роль героя. Тебе чересчур нравится производить впечатление на дам. Кстати, как поживает милая мисс Тернер?
Грей выпустил воздух из груди.
— Я не хочу говорить об этом.
— Боже, что ты натворил?
— Я сделал ей предложение.
Джосс присвистнул:
— И?…
Грей обеими руками схватился за решетку и рванул ее:
— Я не хочу говорить об этом.
Он и думать об этом не хотел, но это у него никак не получалось. Что ее так испугало? Несмотря на то, что держалась она очень решительно, Грей был уверен, что заметил страх в ее глазах. Неужели то, что она увидела его в цепях, заставило ее бежать? Возможно, у нее были собственные причины бояться ареста?
— Ее зовут не Джейн Тернер, — с горечью произнес Грей. — Она даже не гувернантка. Она хитрая маленькая воровка с шестью сотнями фунтов, запрятанными под корсет.
— Ты сказал, что не хочешь говорить об этом.
Грей посмотрел на брата и только тогда заметил, как осунулось его лицо, а под левым глазом темнел фиолетовый синяк.
— Да, давай поговорим о другом. Сколько ты уже здесь?
— Два дня.
— Это стражники тебя так?
Джосс пожал плечами. Грей витиевато выругался.
— Который из них? Клянусь, он за это заплатит.
— Успокойся, Грей. Все не так ужасно. У меня бывало и похуже. Ты доставлял мне и более серьезные неприятности. Как еще могут обращаться с человеком, которого считают пиратом?
— Обвинение в пиратстве… — Грей хрустнул суставами пальцев. — Какая ирония!
Именно из этого плавания он решил вернуться респектабельным человеком, и что из этого вышло? На острове, который он считал своим домом, его бросили в тюрьму, а женщина, которую он готов был назвать своей женой, вдруг без объяснений бросила его. Никакое благое дело не остается безнаказанным.
Несколько часов спустя охранник ленивой походкой прошел по коридору.
— К вам посетительница, джентльмены. Хорошенькая мисс.
Необъяснимая волна надежды поднялась в груди Грея. «Она вернулась, — шептал ему внутренний голос. — Она не покинет тебя».
По каменному полу легко застучали тонкие каблучки, и из темноты появилась фигура Бел.
— Джосс. Долли.
Она вцепилась в прутья решетки, а братья присоединились к ней с другой стороны.
— Как мой сын? Как Джейкоб? — спросил Джосс напряженным от волнения голосом.
— С ним все хорошо, Джосс. Он немного подрос за то время, пока ты его не видел, и стал в два раза проказливее. Настоящий Грейсон. Он спрашивает, где его папа.
Она засопела носом, чтобы не заплакать.
— Я говорила с моим другом, мистером Уилсоном, — продолжала Бел. — Ты ведь помнишь его, Джосс. Он был адвокатом в Лондоне, до того как посвятил свою жизнь благотворительности. — Она мельком взглянула на охранника и продолжила чуть тише: — Он навел кое-какие справки. Он говорит… Он говорит, что положение у вас неважное.
— Что это значит? — спросил Джосс. — Но ведь судья не может выдвинуть обвинения, пока не заслушает показания Грея?
— В этом-то все и дело, — сказала Бел. — Слово Мэллори против слова Грея.
— И моего, — сказал Джосс. — И каждого матроса с «Афродиты» и «Кестрела».
— Не каждого. Есть один офицер, который прибыл только сегодня, и он принял сторону Мэллори.
— Брэкетт, — со стоном произнес Грей. — Вот мерзавец!
— А что касается некоторых других матросов, мистер Уилсон говорит, что их показаниями можно легко пренебречь, поскольку им самим могут быть предъявлены обвинения.
— Какие обвинения могут быть им предъявлены? — спросил Джосс.
— Пиратство — экипажу «Афродиты» и мятеж — матросам с «Кестрела».
Грей выругался. Да, и в самом деле ситуация выглядела неважно.
— Тогда мы подкупим судью. У каждого человека есть своя цена.
— Мы не можем. — Бел покачала головой.
— Бел, сейчас не время быть разборчивыми в средствах. Речь идет о виселице.
— Я хочу сказать, что из этого ничего не выйдет, — продолжила она. — Мистер Уилсон кое-что знает об этом мистере Фицхью. Он амбициозный, говорит мистер Уилсон, хочет сделать себе имя и получить должность повыше. Вот почему он выдвигает обвинение, построенное на таких шатких доказательствах. Он хочет сделать дело Грея показательным.
Джосс повернулся к Грею:
— С чего вдруг у него такое желание?
Грей стиснул челюсти. Он точно знал почему.
— После войны не все каперы перестали захватывать суда. Некоторые из них продолжали грабежи, даже когда их лицензии были изъяты. Теперь это пираты, не имеющие никакого отношения к Короне. Это проблема для честных торговцев. Вроде меня, — добавил он с иронией.
В глазах брата зажглось понимание.
— И лучший способ не дать каперам превратиться в пиратов…
— …это захватить самого удачливого из них. И повесить его. — Грей развернулся и отошел от двери. — Этот Фицхью собирается сделать карьеру за счет моей головы. Черт его побери!
— Долли, пожалуйста, не ругайся. — Голос Бел дрожал. — Необходимо, чтобы Господь был на нашей стороне.
— Похоже, больше нам рассчитывать не на кого, — добавил Джосс.
— Завтра состоится что-то вроде слушания, — сказала Бел. — Судья заслушает показания свидетелей и решит, достаточно ли оснований для обвинения вас в пиратстве.
— Обвинить нас в пиратстве? — переспросил Джосс.
— Да, — сказал Грей. — Но чтобы предъявить нам обвинения, он должен вызвать представителей губернатора из Антигуа. А это дело серьезное. Поэтому судья, чтобы не нажить неприятностей, должен быть уверен в исходе дела.
— Понятно, — сказал Джосс. — Надо полагать, что от результатов завтрашнего слушания зависит очень многое.
— От завтрашнего дня зависит все.
Если завтра его не выпустят на свободу, она будет уже слишком далеко. Он может действительно потерять ее. Проклятие!
Бел протянула руку через решетку. Грей накрыл ее тонкие прохладные пальцы своей широкой ладонью, и они тут же уютно переплелись с его пальцами.
— Мистер Уилсон попытается заступиться за вас, — сказала она. — А все мы будем молиться.
Грей сжал ее пальцы:
— Молись за нас, Бел. — Если молиться будет Бел, Господь и в самом деле может прислушаться. — А как там мисс Тернер? — Вопрос вылетел, прежде чем Грей успел остановить его.
— Кто? — На ее лице промелькнуло странное выражение. — Я не знаю никакой мисс Тернер.
— Леди, которая была со мной на причале. Что случилось с ней?
Бел нахмурилась.
— Я не знаю, — прошептала она, опустив глаза. — Она сказала, что ее будут встречать, а потом мистер Уилсон нашел меня, и…
— И она ушла. — Грей прижался лбом к решетке. О Боже! Она действительно ушла. До этого момента он не верил, что это произойдет. Должно быть, он что-то сделал неправильно. Возможно, ему следовало настоять, чтобы она открыла свои секреты. Возможно, ему следовало утаить часть своих. Или, может быть… Господи, может быть, все это время она просто дурачила его.
— Не могу поверить, что я сумела солгать ему, — сказала мисс Грейсон, открывая зеленые ставни, чтобы впустить соленый ветерок. — Никогда в жизни я не лгала своему брату.
Сжавшись, София сидела на краешке кровати. Мало того что она сама лгала ему, так теперь еще сбила с пути истинного сестру Грея.
— Прости, что пришлось попросить тебя об этом, — сказала София. — Но это ради его же блага. Если сегодня судья узнает мое имя, то завтра он может не поверить моему рассказу.
— Но как же судья может не поверить очевидному? Действительно, как? Обманов Софии было так много, что она уже и не знала, как из них выпутаться. Но когда мисс Грейсон приняла Софию за миссионерку, она подсказала ей, как помочь Грею, а заодно и обеспечила возможность скрыться. Еще один день в маске, еще один день обмана, и все закончится.
Мисс Грейсон присела рядом с ней.
— Я надеюсь, что все это во имя благородной цели. Но когда я сказала Грею, что ты ушла, он…
— Думаю, он пришел в ярость.
— Нет, — удивленно ответила мисс Грейсон. — Он вовсе не рассердился, думаю, он был… разочарован. Его лицо было очень печальным. Несмотря на то, что он очень возражал против этой идеи с кооперативом, должно быть, сейчас он согласится на это. — Она с сияющим видом посмотрела на Софию: — Очевидно, это ваше благотворное влияние, мисс Тернер.
София сочла за лучшее переменить тему.
— Надеюсь, что это не ваша спальня? Я не хотела бы создавать неудобства, вы и так слишком добры ко мне.
Грей не преувеличил, когда описывал доброту своей сестры. Действительно, Бел показалась Софии почти святой. Пока Бел ходила навещать брата в тюрьме, Софии предложили настоящие чудеса: ванну со свежей, ароматной теплой водой, пиршество из тропических фруктов, свежевыпеченного хлеба и несоленого мяса, отглаженное платье и мягкую чистую постель в этой хорошо проветренной спальне. Если бы только Грей был рядом, София могла бы подумать, что оказалась в раю.
— Нет, это не моя спальня, — ответила Бел. — Раньше это была спальня моей матери, но ею не пользовались вот уже несколько лет.
— Значит, ваша мать умерла так давно?
Из рассказа Грея София поняла, что мать Бел скончалась не так давно.
— Она умерла чуть больше года назад. Но мы устроили ее в другой комнате несколькими годами ранее, когда она впервые заболела. — Бел открыла дверь между окнами и поманила Софию. — Взгляните.
София вышла через эту дверь и оказалась в отделанной камнем галерее, обрамленной греческой колоннадой. За домом, внизу, простиралась роскошная зеленая долина, чуть дальше виднелись холмы с возделанными у подножий полями. Вдали две высоких скалы поддерживали небосвод двумя голубыми клиньями.
— Как красиво! — выдохнула София. — Отсюда видна вся дорога в гавань.
— Да, вид прекрасный. Доставлять нужные для хозяйства вещи на вершину горы не слишком удобно, но с этим стоит примириться ради такого великолепия.
— Почему вы переселили вашу матушку в другую комнату? — спросила она. — Мне кажется, такая красота может излечить любое недомогание.
— Наверное, некоторые может. Но в случае с моей матушкой риск был слишком велик. — Она улыбнулась грустной улыбкой. — Она перенесла воспаление мозга, когда я была еще маленькой девочкой. Она поправилась телом, но разумом уже не стала прежней. Всю оставшуюся жизнь она была склонна к приступам… непредсказуемости. Ради ее безопасности мы переселили ее в комнату, расположенную внизу.
София нагнулась и посмотрела вниз за ограждение на валуны из известняка. Дорога вниз была длинной. Представить только — Бел росла в постоянном страхе, ведь ее мать в любой момент могла броситься с этой галереи!
— Земля, которую вы видите внизу, раньше была плантацией моего отца. Теперь семейству принадлежит только этот дом.
— Вы очень сердились, когда Грей продал эту землю?
Бел повернулась к ней:
— Но откуда вам известно об этом? — Она широко раскрыла глаза, догадавшись. — Ага, я понимаю. Мои братья все еще воюют? — Она покачала головой: — Он правильно сделал, что продал плантацию. Джосс сделал бы то же самое. Так же как и я, если бы женщинам дали право заниматься подобными делами.
Внизу сумерки окрасили долину пурпурными тенями. София накинула на плечи шаль, которую дала ей Бел.
— Но я не понимаю. Если Грей и Джосс пришли к согласию тогда, почему они продолжают ссориться по поводу сахарного кооператива?
— Почему мужчины вообще ссорятся? — Пожав плечами, Бел продолжала: — Я уже сожалею о том, что предложила использовать деньги, заработанные каперством. Оказалось, мои братья совершенно по-разному относятся к этому. И ни один не хочет уступить. Так что теперь этот вопрос остается постоянным источником раздражения. Но теперь это дело, кажется, может быть решено благодаря миссионерски настроенным христианам, таким, как вы и мистер Уилсон.
София закусила губу. А если откроется, что она не миссионерка?
Бел спросила:
— Вы уверены, что нам не стоит сообщать мистеру Уилсону о вашем прибытии?
— Нет, — выпалила София. — Нет, раз он собирается консультировать ваших братьев. Понимаете, я должна казаться совершенно беспристрастной.
Не хватало еще, чтобы этот мистер Уилсон опроверг ее историю или, хуже того, стал соучастником ее обмана. Бел уставилась на свои руки, Лежащие на перилах.
— Он хочет жениться на мне. Я имею в виду мистера Уилсона.
София, словно оказавшись на секунду в теле Грея, почувствовала укол разочарования.
— Конечно, он хочет, — сказала она, заставив себя произнести эти слова легким шутливым тоном, удивляясь, как эта молодая женщина может не осознавать свою красоту и власть над мужчинами.
— Возможно, мужчины желают меня, но желание не может стать основой для брака. — Бел застенчиво прижала руки к подбородку.
Ага. Значит, все-таки она осознает. София спросила:
— А вы хотите выйти за мистера Уилсона?
— Я не знаю. Он добрый, порядочный человек, и мы оба посвятили себя благотворительности. Мы хорошо ужились бы вместе, но я не испытываю к нему любви, если вы об этом. Но я и не хотела бы выйти замуж по любви.
София коснулась руки девушки.
— Вы заслуживаете быть любимой. И именно это хочет дать вам Грей. Вам не стоит выходить замуж за первого мужчину, который предложит вам руку, общие интересы и кров. Ваш брат с радостью обеспечит все ваши потребности. Он так отчаянно желает сделать вас счастливой.
Бел вздохнула:
— Он хочет увезти меня в Лондон, одеть в шелка и драгоценности и выставить напоказ перед высшим светом — перед теми людьми, которые извлекают выгоду из каждого мгновения человеческих страданий на этом острове. Разве это может сделать меня счастливой?
София молчала некоторое время, глядя, как тучи окрашиваются вибрирующими оттенками розового и оранжевого в мерцании заходящего солнца.
— Я сочувствую вам. Больше, чем вы думаете.
Конечно, она бежала из Англии по той же самой причине, по какой Бел не хотела покидать свой дом. Они обе не хотели, чтобы их выставляли напоказ, вынуждали выходить замуж по указанию своих попечителей. Но теперь София понимала, что планы Грея не имеют ничего общего с заискиванием перед высшим светом, в их основе лежит его глубокая любовь к сестре и желание обеспечить ей самую лучшую жизнь, какую он только может. Не того ли хотели и ее родители?
— Мисс Грейсон, пожалуйста, пообещайте мне кое-что. Пообещайте мне, что послезавтра вы сядете с Греем и расскажете ему… — София умолкла. Она собиралась сказать: «расскажете ему откровенно то, что вы поведали мне, о своих надеждах и мечтах. А потом выслушайте его, позвольте ему объяснить, как он видит ваше будущее и будущее семьи».
Но на самом деле Грею было важно услышать только одно — те самые слова, которые могли бы все изменить для нее.
— Скажите ему, что вы его любите, — сказала София. — Ему необходимо это услышать.
— Конечно, скажу.
— Вы должны пообещать мне.
Бел улыбнулась:
— Обещаю.
— Хорошо.
София с чувством пожала Бел руку. Пришло облегчение, так незаметно, как вечер переходит в ночь. С таким обещанием она чувствовала уверенность, что завтра все исправится. Потому что Грей будет знать, что у него есть безграничная и бескорыстная любовь сестры.
А теперь София должна исполнить свою роль: она должна сделать так, чтобы он дожил до того момента, когда сестра скажет ему это.
Когда занялся рассвет, Грей знал, что он мертвец. Так или иначе.
Всю ночь он мерил шагами тюремную камеру, его мысли в унисон с его шагами метались по кругу. Она уехала, он это знает. Он чувствует это. Все еще в его власти выследить ее, с его кораблями, людьми и золотом, имеющимися в его распоряжении. Но у мертвецов нет таких средств.
Что он собирается предпринять? Он может оспорить свое дело, организовать защиту. Нравственно и юридически правда на его стороне. Но если Фицхью действительно настроен сделать этот процесс показательным, факты не имеют особого значения. Его участь уже решена и скреплена печатью. Но судьба Грея — это еще и судьба Бел, Джосса, Джейкоба. Разве может он поставить на карту будущее всей своей семьи, пытаясь вырваться на свободу ради призрачной надежды отыскать ее?
Нагнувшись, он растолкал спящего брата:
— Джосс. Джосс.
Джосс пошевелился и потер глаза.
— Что случилось, Грей?
— Я хочу, чтобы ты меня выслушал. Я об этом думал всю ночь. Когда мы будем сегодня на этом слушании, позволь мне говорить за нас обоих.
— У меня когда-нибудь был выбор? — Джосс потянулся. — Не думаю, что у нас с тобой сегодня будет возможность произносить речи. Не очень рассчитывай, что тебе удастся обаять эту свору и выпутаться из этого дела.
— Я не собираюсь никого заговаривать и выпутываться. Я пытаюсь спасти твою шкуру. Это не пустые слова, Джосс. Существуют документы, они были составлены еще в Англии. Бизнес, корабли — в случае моей смерти по завещанию это все переходит к тебе. Есть также доверительная на собственность, она для Бел и Джейкоба. — Грей прислонился головой к каменной стене и потер виски. — Я составил эти бумаги одновременно с документами о партнерстве. Надеялся, что ты подпишешь их в этом году.
— Теперь я уже окончательно проснулся. — Джосс поднял брови. — О чем ты толкуешь? Не разыгрывай передо мной страдальца и мученика.
— Я не могу рисковать нашими жизнями, Джосс. Разве ты не понимаешь? С чем останутся Бел и Джейкоб? — Грей поднялся и начал в волнении ходить по камере. — Ради них один из нас должен выйти отсюда жи вым. Я решил признать себя виновным в обмен на твою свободу и свободу экипажа. Я скажу, что ты возражал, но я силой заставил тебя захватить корабль. К тому же ты не поднимался на борт «Кестрела», Джосс. У них нет против тебя улик. Так что молчи и подыграй мне.
— Ты хочешь сказать: «Сделай вид, что ты тупой неграмотный темнокожий, не способный самостоятельно мыслить». — Он подтянул колени к груди и положил на них руки. — Ты это хочешь сказать, Грей?
— Нет. — Грей перестал расхаживать по камере. — Да. Именно это я и хочу сказать.
Мгновение Джосс смотрел в пол. Затем он медленно покачал головой:
— Нет.
— Что значит «нет»? Ты не можешь говорить «нет».
— Уверяю тебя, могу. И, как видишь, я только что это сделал. — Джосс встал и отряхнул брюки. — Могу еще раз продемонстрировать эту возможность. Нет.
— Предпочитаешь быть повешенным? Джосс, у тебя есть ребенок, которому ты нужен. Сестра, которой ты нужен. Черт побери, я твой брат, и ты мне тоже нужен. Ты обязан позаботиться о них ради меня.
Грей в два шага пересек камеру и встал перед братом.
— Проклятие! Никогда не думал, что ты можешь быть таким эгоистичным, Джосс, чтобы пожертвовать безопасностью собственного сына из-за своей гордости.
— Ты просишь меня пожертвовать не только гордостью, но и тем, что называется чувством собственного достоинства, моей человечностью, в конце концов. Я бы скорее предпочел, чтобы Джейкоб остался сиротой после смерти пирата-отца, чем считался сыном раба.
— Ты никогда не был рабом.
— Ты понимаешь, что я имею в виду. Я хочу, чтобы мой сын сам выбрал дорогу в этом мире, своими мозгами и смелостью. Какой пример я ему подам, если поклянусь перед Богом и Англией, что не способен отвечать за собственные действия?
Грей развернулся и отошел в дальний угол камеры. Одной рукой он оперся о стену, другой — закрыл лицо и попытался сосредоточиться.
Пусть все идет к черту! Грей должен убедить Джосса — как угодно, чем угодно, любым возможным способом. Они не имеют права умереть оба. Он просто не может допустить этого. От одной только мысли, что Бел и Джейкоб останутся одни в этом мире, отнимались руки и ноги.
Джосс кашлянул.
— Многие годы ты пытался управлять моей жизнью, Грей. Если вдруг на тебя неожиданно нашло желание принести жертву, сделай мне одолжение. Позволь мне хоть раз побыть самим собой.
От гнева, звучавшего в голосе брата, у Грея холодок пополз по спине.
— Что это значит?
— Ты никогда не давал мне выбора. Ты заложил мой дом и заставил меня выйти в море в первый раз. Ты знал, что я хотел осесть здесь после… после рождения Джейкоба, но ты вновь меня вытащил. Если мне суждено умереть, то хоть сейчас позволь мне самому выбрать свое будущее.
Грей почувствовал гнев.
— Ты любишь море, Джосс. Я знаю, что любишь. По крайней мере, любил до того, как Мара умерла и унесла с собой лучшую часть тебя. — Он заметил, что брат вздрогнул при упоминании о жене. Хорошо, они давно уже не говорили без обиняков. — У нас были планы. Предполагалось, что мы станем партнерами. И именно ты отказался от своего слова, решил, что лучше копаться в грязи и потакать нелепому плану Бел.
— Это не нелепый план.
— Брось, какой там сахарный кооператив? — Грей фыркнул. — Один сезон, и ты банкрот. И при этом ты хочешь, чтобы твой сын уважал тебя? Тебя, доведшего семью до разорения? Да о каком уважении ты говоришь?
— Хороший вопрос. Почему мой собственный брат меня не уважает? Ты никогда не доверял мне настолько, чтобы позволить принять самостоятельное решение.
— Потому что ты принимаешь дурацкие решения!
Джосс сердито посмотрел на него. Он медленно вздохнул, затем продолжил:
— Причина не в этом. Просто ты пытаешься заставить меня жить той жизнью, которая мне не нравится, и все для того, чтобы не чувствовать за собой вины. Потому что ты законнорожденный сын, а я — внебрачный. Потому что| ты белый, а я черный.
— Черт тебя побери, Джосс! Не поэтому. Потому что мы братья. Перестань выискивать неравенство и несходство между нами. Ты мой младший брат, и у меня есть Богом данное мне право заботиться о тебе. — Грей запустил| руки в волосы. — Мы отлично позабавились все эти годы, гоняясь за кораблями. У нас были хорошие отношения| вплоть до смерти Мары. У нас были планы. Ты изменил им и выставил меня злодеем. Неужели это так плохо, что я стараюсь добиться лучшей доли для тебя, для твоей семьи?
Джосс выдохнул:
— Нет. В этом нет ничего плохого.
— Так почему же ты так на меня рассердился? Из-за того, что я уехал со всеми вырученными деньгами?
— Из-за того, что ты вообще уехал. — Джосс начал медленно двигаться к дальнему углу камеры. — Когда Мара умерла, моя жизнь превратилась в ад. Да и для Бел это было нелегко. Они с ней были близки. Поэтому мы с Бел и не ухватились за возможность перебраться в Лондон, покинув единственный дом, который у нас был. Неужели ты можешь ставить нам это в вину? Мы страдали от горя. Ты нужен был нам, Грей. Ты нужен был мне. Все, что ты тут наговорил о том, что лучше для семьи… Твоя семья нуждалась в брате, а ты просто взял и уехал.
Грей пристально смотрел на него некоторое время, затем тяжело сглотнул.
— Я знаю, что тебе было больно. А разве ты не понимаешь, что меня это просто убивало — стоять и смотреть, как горе съедает тебя? Я ничего не мог поделать, мог лишь стараться обеспечивать наше будущее, содержать наш дом. Возможно, в этом я пошел неверным путем, но ведь это не означает, что вы мне безразличны.
— Я понимаю. — Джосс поднес руку к лицу. — Я знаю.
— В самом деле? — Грей ждал, и брат поднял на него глаза. — Джосс… — Его голос дрогнул, и он начал снова: — Не важно, сколько нам будет лет, ты всегда будешь моим младшим братом. Пока я дышу, я не могу допустить, чтобы тебя повесили.
— Видишь ли, не только ты способен испытывать братскую любовь. — Джосс пересек камеру и встал, перед Греем. — Что бы ни случилось, в этом нет твоей вины. Ты это понимаешь? — Он положил руку Грею на плечо. — Я знаю, что ты всегда пытался сделать для меня как лучше, хоть и делал это всегда несколько высокомерно, но ты был хорошим братом, Грей. И отличным другом.
Грей выругался. Он отвел глаза, потом снова посмотрел на брата:
— Честно предупреждаю, Джосс. Если ты не уберешь руку… мне придется обнять тебя.
Джосс рассмеялся:
— После такой речи я буду дьявольски разочарован, если ты этого не сделаешь.
Грей неловко обнял брата. Джосс похлопал его по спине и крепко прижал к себе.
— К чему все эти разговоры о смерти? — спросил Джосс. Глаза его увлажнились, но на губах играла улыбка. — Мы и раньше обманывали смерть. Думаю, у каждого из нас впереди целая жизнь. Возможно, у мистера Уилсона будут какие-нибудь соображения. Или Бел сотворит чудо.
— Может быть.
Грей тяжело вздохнул, сел на пол и, прислонившись к стене, устало вытянул ноги.
Джосс сел рядом с ним.
— Я серьезно, Грей. Хватит рассуждать о виселице и благородных жертвах.
«Ладно, — подумал Грей, — говорить об этом я больше не буду».
— Позволь себе немного оптимизма. Ты должен выжить не только ради меня, Бел и Джейкоба. Где-то там хорошенькая мисс, у которой сердце разорвется, если тебя повесят.
— По всему свету есть красивые женщины, которые будут убиты горем, если меня повесят, — холодно произнес Грей. — Но та единственная, которая мне небезразлична, ушла.
— Ты этого не знаешь.
— Она действительно ушла. А ведь утверждала, что любит меня. Каким я был дураком, что поверил ей!
— Разве в это так трудно поверить? — Джосс слегка подтолкнул брата локтем. — И, похоже, она не единственная.
— Ты еще больший глупец, — проворчал Грей.
Он прислонился головой к каменной стене и уставился в единственное окно камеры. Полоски яркого неба подмигивали ему из-за ржавых решеток. Глазам было больно смотреть, но этот дискомфорт был предпочтительнее темноты.
— Влюбиться, именно теперь… и это после того, как я успешно уходил от этого всю свою жизнь.
— Уходил от этого? Напротив, думаю, ты именно в поисках этого рыскал по всему земному шару.
Минуту Грей обдумывал услышанное. Черт возьми, как ему не нравилось, когда Джосс оказывался прав!
Да, она точно уехала. И он знал, что ему необходимо сделать сегодня. И было бы тяжелее, если бы она осталась. И все же, как обычно, он пожалел о том, что осталось несделанным и невысказанным.
— Я ни разу не сказал ей, что люблю ее. Какой же я идиот! Неудивительно, что она уехала. Я хочу сказать, что я выказывал ей свою любовь самыми разными способами, но ни разу не произнес этих слов.
— Разве их так трудно произнести?
— Да, но… Я не знаю. Наверное, не так уж и трудно. — Грей покачал головой. — Понимаешь, у пятнадцатилетнего мальчишки хватило смелости сказать перед всем экипажем то, что я не осмелился прошептать в темноте. Из него получится отличный офицер, из этого Дейви Линнета. Он уже сейчас больше мужчина, чем мы с тобой.
Джосс фыркнул:
— Говори за себя.
Хохот вырвался из груди Грея. Господи, как ему жаль расставаться с Джоссом! Ему остается лишь надеяться, что однажды его брат простит его за то, что он предаст его веру в последний раз.
— Джосс, — Грей сглотнул комок, поднимающийся в горле, — я тебя люблю. Что бы ни случилось, я хочу, чтобы ты знал это.
Джосс оперся локтем о плечо Грея.
— Рад это слышать. Но я это знаю и в душе никогда в этом не сомневался. Полагаю, и она знает, что ты ее любишь. У тебя еще будет возможность сказать ей эти слова.
Грей потер виски. Что он мог ответить? Ему оставалось жить лишь несколько дней в этом мире, и не было никакой надежды увидеть ее в следующем. Но он должен поддерживать иллюзию оптимизма ради Джосса.
— Предположим, я все-таки найду ее. И что будет? Я скажу ей, что люблю ее, а она все равно уйдет?
— Не знаю, что и ответить тебе на это. В любви нет никаких гарантий. Мне, как никому другому, известно, как быстро все может закончиться.
Грей поморщился, понимая, что Джосс имеет в виду Мару.
Джосс некоторое время молчал, затем тихо продолжил:
— Возможно, тебе не удастся удержать ее навсегда. Но не думаю, что ты будешь жалеть о том, что пытался это сделать. Я не жалею.
Грей почувствовал, как слезы горят в уголках его глаз. Он фыркнул и быстро отвел глаза, пытаясь придумать, что бы сказать такое остроумное и легкомысленное. Но тут Джосс заговорил снова:
— Она любит тебя, Грей. Мы выпутаемся из этой истории, а когда сделаем это, — я готов поставить сто соверенов к одному, что выпутаемся, — София будет ждать тебя там.
— София? — Грей удивленно раскрыл глаза. — Ее зовут София?
Джосс хохотнул:
— Я так и думал. Ты не знал.
— Но ты-то откуда знаешь? — Грей почесал затылок. — Когда ты узнал ее имя?
Джосс с невозмутимым видом пожал плечами:
— Вчера, уж не помню точно когда. — Он рассмеялся, видя, что Грей молчит с недоуменным видом. — Когда ты штаны стянул, чтобы помочиться. Оно нарисовано у тебя на заднице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение сирены - Дэр Тэсса



туфта
Искушение сирены - Дэр ТэссаEris
2.08.2011, 0.38





а мне понравилось! даже очень. Очень чувственно
Искушение сирены - Дэр ТэссаАнна
26.01.2012, 20.30





Роман хорош !!! Мне очень понравился !!!
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарина
10.02.2012, 19.26





Неплохой, можнопочитать в своблдное время.
Искушение сирены - Дэр Тэсса-А-
16.09.2012, 8.02





Милый любовно-приключенческий роман.Интересно читается.Несколько приторно-слащаво описаны матросы. Прямо ангелы.Можно почитать для отдыха от душевных переживаний.
Искушение сирены - Дэр ТэссаВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.53





Роман почитать можно,гг очень понравился,а вот г героиня раздражала своей ложью.
Искушение сирены - Дэр ТэссаНаталья
17.01.2013, 21.37





Милый роман, многочисленные глупости вызывают улыбку, словно писала малолетка
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарго
9.08.2013, 23.56





Прочитав данный роман получила противоречивые чувства- с одной стороны очень бесила героиня, а с другой восхищала своей силой и " искуплением" . главный герой просто лапочка- сильный, красивый, понимающий. В романе достаточно смешных моментов и в тоже время он не слащаво приторный. прочитала с удовольствием за вечер.... но, если бы не прочла до конца, то сделала бы иной вывод. а так 10
Искушение сирены - Дэр ТэссаЖеня
23.05.2015, 11.39





читается легко...неплохой роман!
Искушение сирены - Дэр ТэссаКира Корор
26.05.2015, 10.17





Вчера закончила читать ее роман "Romancing the Duke", это просто изумительно! Ролевики прикололи, очень понравилось как постепенно раскрываются маленькие тайны и неожиданности, в общем, понравилось всё! А когда дочитала до "I'm your brother!", просто ухахатабл. Очень остроумная идея. :-) В русском переводе называется "Исцеление любовью", обязательно почитайте!
Искушение сирены - Дэр ТэссаСоветик
24.05.2016, 15.38





Отличный роман)какая страсть между ними.правда София иногда бесила но в целом не плохо)
Искушение сирены - Дэр ТэссаЛала
3.06.2016, 7.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100