Читать онлайн Искушение сирены, автора - Дэр Тэсса, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение сирены - Дэр Тэсса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение сирены - Дэр Тэсса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение сирены - Дэр Тэсса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэр Тэсса

Искушение сирены

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Грей вышел из каюты и занялся работой. Он работал несколько дней. Он работал до тех пор, пока был уже не в состоянии думать, не в состоянии чувствовать. Его жизнь превратилась в непрерывные сальто песочных часов, звуки склянок — и совершенно не оставалось времени на то, чтобы позволить себе беспокоиться о будущем или сожалеть о прошлом. Он концентрировался на задаче момента: нужно было брать рифы, брасопить реи, проводить «Кестрел» по гребням особенно больших волн.
И все это время глубокий, коварный поток эмоций заставлял тревожно ныть его сердце. Чувство обиды, смятение, страх. Неуверенность во всех ее самых мучительных проявлениях. Усилием воли он отгонял ее. Одного лишь намека на неуверенность было бы достаточно, чтобы потерять на корабле авторитет.
Но как бы сильна ни была его сила воли, от одного ее присутствия он совершенно терял голову.
Когда раздался звон склянок и Грей вошел в камбуз, он увидел там ее.
Что, черт возьми, она делает здесь? Камбуз — совсем не то место, где ей следует находиться. Она должна сидеть в капитанской каюте, где и была последние три дня. Там ему не пришлось бы видеть ее прекрасное лицо, вдыхать этот одурманивающий аромат, страдать от этих землетрясений в груди, после которых он нетвердо держится на ногах.
— Что ты здесь делаешь?
— Я накрываю к ужину. — Она держала в руках глубокую глиняную тарелку, наполненную густой дымящейся похлебкой. — Ты всегда так опаздываешь к трапезе?
Грей уставился на тарелку. Потом на Софию. И это было ошибкой.
В камбузе было жарко и душно. Ее щеки и шея раскраснелись. Выбившиеся пряди волос свились от пара в тугие завитки. Крошечные капельки пота блестели на ее груди, которая выступала из лифа, как два холмика поднявшегося теста. Ее кожа блестела, а ее глаза… Боже, ее глаза просто сверкали. Пухлые губки изогнулись в удовлетворенной кошачьей улыбке.
У нее был вид абсолютно удовлетворенной женщины, которая только что была в постели с мужчиной. И чувства Грея оказались в осаде. Все то желание, которое он пытался подавить в себе в течение последних трех дней, вырвалось на свободу. Оно промчалось по его жилам и обожгло пах.
— Я помогаю, — выдавила она. Улыбка исчезла, искорки в глазах погасли. Поджав губы и прищурив глаза, она поставила тарелку на стол.
Грей прислонился к двери и одной рукой потер виски. Проклятие, ну почему именно он всегда стирает улыбку с ее лица, гасит искорки в ее глазах?! Ему нужно, чтобы она оставалась в каюте. Он не мог смотреть на нее, быть рядом с ней, думать о ней и одновременно вести «Кестрел». Ни один полноценный мужчина не смог бы.
— Отправляйся в свою каюту.
— Нет. — Она сложила руки на груди. — Я сойду с ума, если проведу там еще хоть один день: мне не с кем поговорить, нечем заняться.
— Сожалею, что мы не можем предоставить тебе достаточно развлечений, но это не развлекательный круиз. Найди другой способ развлечь себя. Неужели тебе нечем заняться? — Он широко взмахнул рукой. — Почитай.
— У меня всего одна книга. Я уже прочитала ее.
— Только не говори, что это Библия.
Уголки ее губ изогнулись.
— Нет, не Библия.
Он перевел взгляд на потолок и нетерпеливо вздохнул.
— Только одна книга, — пробормотал он. — Как может женщина отправляться в длительное путешествие, взяв с собой всего одну книгу?
— Очевидно, не гувернантка.
В ее голосе звучал вызов.
Грей не клюнул на эту наживку, предпочтя замолчать. Молчание было единственным, на что он был способен, когда злость буквально раздирала его. Причиняла боль. Он не отводил взгляда от растрескавшейся доски на потолке, стараясь сохранять непроницаемое выражение лица.
Каким же он был дураком, когда поверил ей! Когда поверил, что это изменило его, что теперь он может найти в отношениях с женщиной нечто большее, чем мимолетное удовольствие, даже с такой, как это совершенное, изящное создание, которому он раскрыл не просто свое тело, но и душу.
Ха! Она ведь даже не открыла ему свое имя.
— Ты вообще собираешься когда-либо поговорить со мной? — спросила она. — Ведь ты хотел о чем-то меня спросить.
— Только об одном. У тебя были месячные?
— Пока не было.
— Тогда нам нечего обсуждать.
— Пока нечего, — ответила она многозначительно.
По правде говоря, Грей и сам не знал, как много ответов на свои вопросы он хочет получить, независимо от того, зачала она ребенка или нет. Он знал, что предпочитает молчание лжи. Для него не имело ни малейшего значения, кто она такая и что совершила. Для него и прежде было не важно, были ли у нее возлюбленные и сколько у нее денег — шесть шиллингов или шесть сотен фунтов. Имело значение лишь одно — она лгала ему и что-то скрывала от него.
Во время этих мрачных одиноких бдений в течение трех последних ночей он потихоньку сходил с ума, страдая оттого, что она не была с ним откровенна. Он открылся ей полностью, а она лгала ему с момента их первой встречи. Была ли в течение всех этих дней на «Афродите» хоть одна ее улыбка предназначена именно ему? Какую частицу своего сердца она открыла ему во время всех их разговоров? Когда он держал ее в своих объятиях, ласкал ее, смог ли он добраться до того уголка ее души, где кончалась ложь и начиналась настоящая женщина? Он не знал.
— Займись рисованием. — В горле першило, и он почти прокаркал эти слова. Прочистив горло, он продолжил: — Иди в свою каюту и рисуй. Раньше ты посвящала этому много времени.
— Я пыталась. Не получается.
— Закончилась бумага?
— Закончилось вдохновение. Думаю, я потеряла к этому интерес. — Пожав плечами, она отвернулась к плите и начала помешивать варево в горшке. — Грей, ты можешь сердиться на меня, если это тебе необходимо. И ты имеешь все основания чувствовать себя оскорбленным. Можешь называть меня уничижительными именами, вынашивать планы мести. Но ты должен позволить мне сделать это. Я хочу помочь.
— Мне не нужна твоя помощь.
— Нет, нужна. — Она прекратила помешивать и, словно меч, нацелила на него черпак. — У тебя восемь матросов на этом корабле, а работают они за дюжину. Я все слышу из своей каюты. Думаешь, я не знаю, как много тебе приходится работать? Что ты отдыхаешь только во время каждой третьей вахты, а иногда и того меньше?
Из ее голоса исчезли язвительные нотки, и она отложила черпак в сторону и вытерла лоб тыльной стороной ладони.
— Если я буду работать в камбузе, это высвободит Дейви для вахт. А если Дейви будет нести вахту, ты сможешь больше отдыхать.
Грей пристально посмотрел на нее. Он медленно покачал головой:
— Милая…
— Не надо. — Ее голос дрогнул. — Не называй меня так, когда на самом деле так не думаешь.
— Как же мне тогда называть тебя? Мисс Тернер? Джейн?
— Называй меня коком. — Она задиристо сдунула со лба завиток. — Если бы я умела ставить паруса или сращивать тросы, тебе бы пришлось сейчас гоняться за мной, заставляя спуститься с мачты. Я не могу выполнять обязанности матроса, но работу кока я делать в состоянии. Каждое утро с момента отплытия из Англии я проводила с Габриэлем, и я знаю, как отбить кусок солонины.
— Я не могу позволить тебе заниматься таким низким трудом.
— Неужели ты думаешь, что я буду сидеть сложа руки в своей каюте, читать или рисовать, пока ты трудишься до изнеможения? — Она схватила ложку поменьше с крючка на стене и сунула ему в руку. — Я приготовила еду, и ты будешь ее есть.
Он взял ложку, похоже, в противном случае он бы получил этой ложкой по лбу.
Она подтолкнула ему табурет.
— А теперь сядь.
И Грей сдался. Он нуждался в отдыхе, и если Дейви будет работать на палубе, это будет благо. А его желудок напомнил ему, что в течение нескольких дней он перебивался галетами. Он избегал встречаться с ней с того момента, как они поднялись на борт этого корабля, но каким-то образом она все почувствовала: его усталость, его голод. И она почувствовала кое-что еще. Три дня кряду он отдавал приказы и теперь явно нуждался в том, чтобы им самим немного покомандовали. Если стоять перед выбором — есть или работать, то его долг капитана требовал отдать приоритет работе. Но она не оставила ему выбора, поэтому он сел и начал есть.
И все же он не мог позволить, чтобы победа досталась ей так легко.
— Если ты кок, — проговорил он между глотками, — я твой капитан. И ты должна вести себя со мной соответствующим образом.
— Ты одет не как капитан.
Грей посмотрел на свою домотканую блузу и свободные штаны, подтянутые шнуром. Одежда простого моряка, позаимствованная у одного из матросов. На «Кестреле» ему пришлось отказаться от хорошего платья, рук на корабле не хватало, и ему приходилось заниматься всем — лазать по мачтам, править снасти, забираться в трюм.
— Не извиняйся за свой внешний вид. Этот наряд тебе идет. — Ее взгляд опустился к полу. — Но я вижу, ты оставил эти ненавистные тебе сапоги.
Он пожал плечами и зачерпнул еще одну ложку похлебки.
— Я их уже разносил.
— А я-то думала, что ты оставил их из сентиментальных соображений. — Она поставила перед ним кружку грога прежде, чем он успел ощутить жажду. Грей потянулся за кружкой и покачал головой. Большой глоток разбавленного водой рома добавил горючего к его пылающему негодованию. Он позволил себе полностью открыться перед ней, тогда как она оставалась для него загадкой. Ее способности не укладывались в логическую схему — рисование, обман, соблазн, воровство… а теперь еще и способность варить вкусную похлебку из галет и солонины. Всего этого было достаточно, чтобы оставить надежду когда-либо понять ее.


— Просто держите ее ровно, вот так. Не приближайтесь слишком близко, она может лягнуть. Теперь крепко хватайте ее за… за…
София приняла невозмутимый деловой вид.
— За соски?
— Ну да.
К счастью, коричнево-белая коза загораживала лицо Дейви, но София по его напряженному голосу почувствовала, как он покраснел.
— Берите ее за вымя, — сказал он запинаясь. — Вот так.
Она наклонила голову, чтобы посмотреть сбоку на козу, которую Дейви, обхватив ее длинный сосок большим и указательным пальцами, начал доить. Она осторожно протянула руку, чтобы попробовать сделать то же самое. При первом прикосновении ее пальцев к переполненному молоком вымени животное раздраженно дернулось, и София отдернула руку.
— Не позволяйте ей запугать вас, мисс Тернер. Нельзя козам показывать свою робость.
Она нервно хихикнула:
— Не могу. У меня нет вашей смелости, мистер Линнет.
Ее реплика повисла в воздухе. Дейви ничего не ответил. Проклятие! Неудобно было уже то, что она попросила Дейви научить ее доить коз, а уж кокетничать с ним было вовсе бесчувственно. И все же ей необходимо было научиться это делать. Каждый час, который Дейви тратил на дойку, он мог бы работать с остальными.
— Попробуйте снова, чуть побыстрее.
Она попыталась снова, потянув чуть сильнее. Ничего. Коза заблеяла, будто раздраженная ее неумелостью.
— Не скручивайте его. Вы ведь не хотите выдавить молоко, значит, надо давить каждым пальцем поочередно.
Он послал еще несколько порций молока в бадью. Сделав глубокий вдох, София начала снова уже с большей уверенностью. Показалась струя молока.
— Хорошо, — сказал Дейви, после того как она выдоила достаточно желтоватого молока, чтобы покрыть дно бадьи. — Теперь вы знаете, как это делать.
Она продолжала доить второй сосок, и они заработали в неспешном ритме.
— Тебе часто приходилось заниматься этим дома? — Она надеялась, что разговор будет менее тягостным, чем молчание.
— Довольно часто. Каждый день, когда я был мальчишкой.
София улыбнулась себе под нос. Да, теперь он уже больше не мальчик.
Прошло больше минуты, прежде чем Дейви снова заговорил:
— Он хороший человек, наш капитан.
Ее рука замерла.
— Капитан?
— Грей. Он хороший человек, мисс Тернер. Он с вами будет хорошим.
Пресвятая Дева, мальчик дает ей свое благословение. София не нашлась что сказать. Конечно, она не могла рассказать ему правду о том, как обстоят дела у них с Греем. Она не хотела подрывать веру парня в благородные намерения капитана. Напротив, как бы она хотела позаимствовать у него этой веры!
Фыркнув, она отпустила вымя и вытерла руку о фартук.
— Думаю, она пустая.
— Вы уверены? — Он потянулся к козе и слегка помассировал ее вымя. Потом подвинул его ближе к Софии и ловко дернул за сосок. Свежая струя молока ударила в переполненную бадью, молоко выплеснулось на ее туфли.
— Осторожно!
Она рассмеялась и отодвинулась от козы. Дейви наклонил голову и вновь сжал вымя, на этот раз окатив Софию от макушки до груди. Смеясь и вытирая молоко с лица, она вскочила на ноги.
— Дейви Линнет, — с деланным гневом воскликнула она, — вы настоящий негодник!
— Разве? — Он смотрел на нее, невинно улыбаясь, потом опустил глаза и выдавил последние капли молока в бадью. — А вы покраснели.
София, скрестив руки на груди, попыталась изобразить сердитое пыхтение, но не смогла сдержать смеха.
— Никогда не говори, что ты ничему не научился от меня, Дейви. Да, ты показал мне, как доить, зато я научила тебя флиртовать.
— Значит, мы квиты. — Он встал.
— Смотри, не перепутай эти два умения. Не путай своих коз со своими девушками.
— Легче легкого. — В его глазах заиграла лукавинка. — Козы не краснеют.


— Сукин сын!
Грей выругался, когда чернила пролились и запачкали его брюки, собравшись в лужицу на носке сапога. Практически невозможно было заполнять вахтенный журнал на спальном месте первого помощника, где такое скудное освещение, а небольшой стол для письма, выступающий из стены, слишком узок, чтобы на нем можно было разместить и журнал и чернильницу. И, как заключил он, глядя с хмурым видом на опустевшую склянку, определенно невозможно вести вахтенный журнал без помощи чернил. Он распахнул дверь своей каюты и вошел в капитанскую каюту, зная, что сейчас она должна быть пуста. В это время София обычно готовила ужин в камбузе.
Бросив журнал и перо на стол, он начал искать во встроенном ящике новую склянку чернил. Ничего не нашел.
— Проклятие!
Ему на глаза попались ее сундуки, аккуратно составленные в угол. У нее наверняка есть запас чернил, причем отменного качества. Ни секунды не раздумывая, он подошел к сундукам и, расстегнув ремни, распахнул сундук поменьше.
Ощущение было такое, что он вторгается в ее интимную сферу, словно расшнуровывает ее корсет. И какие же сокровища ожидали его там! Пачки бумаги, аккуратно завернутые в плотную ткань и перевязанные такими узлами, что ими мог бы гордиться и моряк. Небольшие упаковки кисточек, слегка пахнущие терпентином. И многочисленные ряды маленьких бутылочек с чернилами и красками. Конечно, набор красок не произвел особого впечатления на Грея. Скорее, его впечатлили заботливость и аккуратность, с какой они были упакованы, и от этого почему-то ему вдруг резко сжало грудь. В этом сундуке все вещи были изысканными, красивыми и изящными, и видно было, что о них тщательно заботились. Все, что в ней восхищало Грея, предстало его взору открыто, не замутненное никакой ложью.
Он тщательно и неторопливо осмотрел все. Он прикоснулся к каждой вещи в сундуке, ощупывая один предмет за другим. Но он не мог заставить себя достать из этого сундука даже самую малую мелочь.
Не мог, пока его внимание не привлекла небольшая книжица в кожаном переплете. Подцепив пальцем за переплет, он вытащил книжку и прочитал название: «Мемуары распутной фермерши». Раскат смеха потряс аккуратные ряды бутылочек, проложенных соломой.
Так вот какую книгу она выбрала для путешествия?
Непристойный любовный роман?
Грей повертел книгу в руках. Переплет был деформирован, а страницы распухли, словно всю книгу окунули в воду и высушили. Обложка раскрылась, и он увидел роскошный фронтиспис, на котором была изображена пухленькая фермерша в соломенной шляпке, пышных юбках, на ее лице играла многозначительная улыбка. Когда Грей пролистал страницы, стало ясно, что странно объемный вид книжки объясняется многочисленными вставками — иллюстрациями, выполненными пером и чернилами.
Перед его глазами мелькали изображения фермерши и джентльмена с неприметной внешностью, которые были связаны любовными отношениями: вот он целует ей руку, а тут что-то шепчет на ухо. К середине книги пышные юбки оказались уже на голове девицы, а иллюстрации содержали серию изображений простых и одинаковых поз, отличавшихся лишь местоположением пары. Не только на маслобойне, а в экипаже, на лестнице, на сеновале с зажженными свечами, усыпанном… уж не лепестками ли роз?
«Будь я проклят!»
Грей быстро догадался об истинном источнике мифических подвигов французского учителя рисования. Однако более тревожащим было то, что, внимательно рассматривая иллюстрации, он заметил некоторые изменения в чертах лица возлюбленного джентльмена. С каждой последующей иллюстрацией герой становился выше, шире в плечах, а его волосы в пределах двух страниц изменились от короткой стрижки до ниспадающей на плечи прически.
Чем больше страниц переворачивал Грей, тем больше он узнавал себя.
Ошибки быть не могло. Она использовала его как модель для этих непристойных рисунков. Она тайно рисовала его, и не один раз, а много. А он сходил с ума, завидуя то одному матросу, то другому из-за каких-то жалких набросков. Его чувства претерпели ошеломляющие изменения — от удивления до самодовольства и даже (не без помощи одной особенно изобретательной ситуации в саду) до безошибочного возбуждения.
Но, задержавшись над изображением обнаженного джентльмена — причудливой смеси его самого и какой-то плутовской фантазии, он начал испытывать кое-что еще. Он почувствовал, что его использовали.
Она передала его фигуру с потрясающей аккуратностью, и это при том, что она, должно быть, рисовала его до того, как у нее появилась возможность действительно увидеть его без одежды. Нельзя сказать, чтобы она добилась абсолютного сходства. Он отметил с горьким изумлением, что ее воображение девственницы было весьма щедрым в некоторых отношениях и несколько ограниченным в других. Но ведь она изобразила его обнаженным на этих страницах, не ставя его в известность и не испрашивая его согласия. Господи, она даже изобразила его шрамы. И все с помощью какой-то подростковой эротической фантазии.
Теперь он начал раздражаться.
Сначала он переворачивал страницы книги только кончиками пальцев, опасаясь испачкать или порвать страницы. Теперь он отбросил осторожность и торопливо пролистал книгу до конца. И когда подошел к эпилогу, его рука замерла.
Тут были изображены они вдвоем — он и София, полностью одетые и не занимающиеся ничем интимным, однако их окружал ореол любовной близости такой глубины, о существовании которой он даже не подозревал и о чем, естественно, никогда не мечтал. Они сидели под ивой, его голова лежала на ее коленях. Одна ее рука покоилась у него на груди, другая касалась его лба; Высоко над ними раскинулось небо — безбрежное и бескрайнее, легкие тучки уносились в вечность.
Горячий прилив желания, который охватил его пах, ослабел, двинулся выше по его телу, пощекотал подвздошье и достиг сердца, стиснув его до боли. Почему-то именно эта иллюстрация больше всего приводила в смятение. Она была такой забавной, такой трогательно-наивной. Как всякий мужчина, он довольно спокойно принял непристойные сцены, хотя некоторые замечания он готов был сделать, но эта сцена была совершенно невозможной. Оказывается, для нее он всегда был лишь игрой воображения. Грею пришла в голову мысль, что в этих сундуках могут содержаться и другие секреты. Если он пороется в ее вещах, то, вероятно, сможет найти ответы на все свои вопросы. Возможно, даже и на те, которые он никогда бы не додумался ей задать. Однако он захлопнул сундук и дрожащими пальцами застегнул ремни. Слишком много фантазий для одного дня.
Пора было знакомить ее с реальной жизнью.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение сирены - Дэр Тэсса



туфта
Искушение сирены - Дэр ТэссаEris
2.08.2011, 0.38





а мне понравилось! даже очень. Очень чувственно
Искушение сирены - Дэр ТэссаАнна
26.01.2012, 20.30





Роман хорош !!! Мне очень понравился !!!
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарина
10.02.2012, 19.26





Неплохой, можнопочитать в своблдное время.
Искушение сирены - Дэр Тэсса-А-
16.09.2012, 8.02





Милый любовно-приключенческий роман.Интересно читается.Несколько приторно-слащаво описаны матросы. Прямо ангелы.Можно почитать для отдыха от душевных переживаний.
Искушение сирены - Дэр ТэссаВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.53





Роман почитать можно,гг очень понравился,а вот г героиня раздражала своей ложью.
Искушение сирены - Дэр ТэссаНаталья
17.01.2013, 21.37





Милый роман, многочисленные глупости вызывают улыбку, словно писала малолетка
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарго
9.08.2013, 23.56





Прочитав данный роман получила противоречивые чувства- с одной стороны очень бесила героиня, а с другой восхищала своей силой и " искуплением" . главный герой просто лапочка- сильный, красивый, понимающий. В романе достаточно смешных моментов и в тоже время он не слащаво приторный. прочитала с удовольствием за вечер.... но, если бы не прочла до конца, то сделала бы иной вывод. а так 10
Искушение сирены - Дэр ТэссаЖеня
23.05.2015, 11.39





читается легко...неплохой роман!
Искушение сирены - Дэр ТэссаКира Корор
26.05.2015, 10.17





Вчера закончила читать ее роман "Romancing the Duke", это просто изумительно! Ролевики прикололи, очень понравилось как постепенно раскрываются маленькие тайны и неожиданности, в общем, понравилось всё! А когда дочитала до "I'm your brother!", просто ухахатабл. Очень остроумная идея. :-) В русском переводе называется "Исцеление любовью", обязательно почитайте!
Искушение сирены - Дэр ТэссаСоветик
24.05.2016, 15.38





Отличный роман)какая страсть между ними.правда София иногда бесила но в целом не плохо)
Искушение сирены - Дэр ТэссаЛала
3.06.2016, 7.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100