Читать онлайн Искушение сирены, автора - Дэр Тэсса, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение сирены - Дэр Тэсса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение сирены - Дэр Тэсса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение сирены - Дэр Тэсса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэр Тэсса

Искушение сирены

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Каблуки Грея гулко грохнули по палубе «Кестрела», Как только трое остальных перебрались через фальшборт судна, он начал отдавать приказы. Его громоподобный голос перекрывал рев ветра.
— О'Ши, встань к штурвалу. Держи курс прямо на глаз шторма и ни румба в сторону, иначе эта посудина завалится набок, прежде чем мы доберемся до места возникновения пожара.
Ирландец кивнул и побежал к штурвалу.
Грей посмотрел на Леви:
— Найди топоры и начинай рубить грот-мачту, я к тебе присоединюсь.
Отослав матросов, Грей посмотрел наверх. На фоне свинцовых, почти черных туч ярко светилось раздуваемое ветром пламя. Огонь спускался все ниже и уже охватил почти половину мачты. При таком дьявольском ветре пламя уже через несколько минут может добраться до палубы. Нельзя терять ни секунды.
— Я буду рубить вместе с Леви. — Дейви встал рядом с ним. — Я сильный.
— Нет. — Грей огляделся. Где же эти чертовы топоры? — Осмотри корабль. Есть ли огонь в трюме? Поищи раненых или тех, кто оказался в западне. Найдешь что-нибудь легковоспламеняющееся — алкоголь, порох, корпию — тотчас выбрасывай за борт.
Парень кивнул, лицо было бледным, но решительным.
— Да, капитан. — Дейви поспешил к люку.
Грей торопливо направился к грот-мачте. Под его сапогами хрустнуло что-то металлическое. Он посмотрел вниз. Гвозди. Погнутые, сплавленные, искривленные, словно корни деревьев. Господи, он ведь слышал подобных ударах молнии, которые вырывали гвозди из тела мачты и, словно шрапнелью, обстреливали корабль, но за все годы плаваний ему никогда не доводилось видеть ничего подобного.
Бесформенный кусок все еще дымящегося металла подкатился к его ногам и остановился. Грей пнул ногой округлую форму.
— А это что такое, черт возьми?
— Похоже, корабельная рында.
Грей резко вскинул голову и увидел, что перед ним стоят двое измазанных сажей матросов «Кестрела».
— Что нам делать? — спросил тот, что был пониже. Оборванная одежда свисала с их сухопарых тел, а руки были черны от дегтя и сажи. Резкий запах паленых волос ударил Грею в нос.
— Где ваш капитан? И где, черт возьми, у вас топоры?
— Капитан, — ответил один из матросов, — возможно, накачивается ромом в своей каюте. А может, мерзавец уже мертв, но вряд ли нам так повезло.
— А топоры… — Высокий кивком показал на фальшборт, у которого в специальных гнездах стояли топорища, но сами лезвия топоров в беспорядке валялись на палубе — молния сорвала их с рукояток, некоторые даже оплавились от адского жара небесного огня. В общем, эти куски железа теперь ни на что не годились. Грей выругался. Из камбуза торопливо вышел Леви, в одной руке у него было что-то вроде тесака для рубки мяса, а в другой длинный нож для разделки рыбы. Грей чуть было не расхохотался — похоже, им придется валить мачту тесаком кока.
Не говоря ни слова, Леви подал ему нож и атаковал грот-мачту.
Что ж, придется попытаться.
Грей подбежал к вантам и, на все лады костеря шторм, молнию и ни в чем не повинный корабль длинным острым ножом начал пилить толстые канаты, крепившие мачту к корпусу корабля. Если каким-то чудом Леви удастся перерубить грот-мачту, она не сможет упасть, пока цела оснастка. Матросы «Кестрела» достали свои ножи и начали помогать Грею. Несмотря на ветер и мелкие холодные брызги, Грей быстро вспотел от непомерного напряжения. Пот струился по его лбу, заливал глаза, и ему приходилось отрываться от работы и утираться рукавом рубахи. Наконец, приноровившись, он перестал пилить ванты и, вкладывая в удар всю свою силу, начал рубить их.
— Сколько осталось в живых? — проревел он, кромсая очередной канат. Еще один сильный удар. — Много погибших?
— Нас всего одиннадцать. Пятеро были на полубаке. Не знаю, что с ними. На палубе двое мертвых. И есть раненые.
— Какой груз в трюме? — Натянутый, как струна, канат спружинил под его ударом, и острая боль пронзила локоть.
— Ром! — Хватаясь за снасти, к ним подбежал Дейви, прижимая к груди небольшой бочонок с порохом. Грей застыл с занесенной для очередного удара рукой и вопросительно уставился на парня. На лице мальчишки отпечатался ужас. — Там ром, Сэр. Трюм набит под завязку, и…
Дейви споткнулся о бухту каната и уронил бочонок. Грей увидел, как тот покатился по палубе, оставляя за собой тонкую полоску пороха. Ну просто замечательно!
Грей остервенело рубанул по толстому пеньковому крепежу, страх придал ему сил.
— Внизу есть огонь?
— Я не увидел. Но там раненые. Один из них… — Дейви сглотнул, явно стараясь прогнать рвотный позыв, — сильно обгорел.
— Шлюпки? — Грей посмотрел на матросов.
— Только одна.
Когда огонь перекинулся на грот-марсель и тот загорелся, словно сухой лист, их обдало горячей волной. Грей осмотрел углубление, вырубленное в грот-мачте. Несмотря на всю свою силу, Леви удалось углубиться в дерево лишь на пару дюймов. Потребуется слишком много времени, чтобы свалить эту многослойную махину. К тому времени языки пламени опустятся слишком низко. Огонь доберется до палубы, зажжет порох, дойдет до трюма, заполненного ромом, и весь корабль взорвется.
«Будь оно все проклято!»
— Капитан?
В это самое мгновение Грей понял несколько вещей. Он понял, что теперь действительно является капитаном этого Богом забытого корабля и должен оставаться на нем до конца. Он понял, что может спасти только часть людей, если повезет и удастся спустить на воду шлюпки, прежде чем загорится ром. И он понял, что если не сумеет спасти всех, то не сможет потом жить с этим.
А это означало, что жить он не будет. Он никогда не вернется на «Афродиту». Не вернется к своему делу, к своей семье. Не вернется к ней.
Он погибнет. Сегодня. Господи Иисусе!
Грей запустил руку в волосы, откинув их со лба, потом взял у Леви тесак.
— Спускайте шлюпку. Всем покинуть корабль. — Несколько пылающих кусков сгоревшего марселя сорвались с реи и, подгоняемые ветром, канули в пучине океана. — И поторопитесь.
Матросы ловко и споро спустили на воду небольшую шлюпку. Грей поднял голову и посмотрел на горящую грот-мачту. Мачта пылала, рассыпая снопы искр, подобно плохой жировой свече. Скрипнув зубами, он саданул по чертовой деревяшке кулаком, но лишь ободрал руку, мачта и не сдвинулась с места.
— Падай же, черт тебя побери! — Он прислонился плечом к мачте и толкнул, хотя и понимал, что это абсолютно бесполезно. Сжав зубы, Грей уперся пятками в выступающее ребро шпангоута и снова толкнул. — Падай!
Ничего.
Незнакомый матросский голос прорвался сквозь шторм:
— Покинуть корабль! Все наверх! Покинуть корабль! В шлюпку!
Несколько матросов с трудом протиснулись сквозь люк полубака и, шатаясь, направились к борту. Если матросы и заметили небритого сумасшедшего, который голыми руками пытался свалить грот-манту, они даже не остановились, чтобы бросить на него второй взгляд.
— Прекратите чертовы вопли!
Грубое, но какое-то вялое ругательство донеслось до Грея. Он обернулся на голос и увидел, как долговязый мужчина в черном с медными пуговицами сюртуке, пошатываясь, вышел на палубу, потирая изможденное лицо. Несколько секунд он тупо, с пьяной сосредоточенностью, смотрел вокруг. Полное непонимание происходящего читалось на его лице.
Наконец он поднял голову и увидел горящую мачту. Удивление, мелькнувшее в его глазах, моментально сменилось неприкрытым страхом.
— Какого черта?… — Он снова грубо выругался. Грей покачал головой. Неужели этот человек проспал все, что произошло с его судном? Он потерял по крайней мере двух матросов, его корабль вот-вот превратится в ад, а он костерит матросов за то, что их тревожные крики прервали его крепко сдобренный ромом сон.
Грей сложил руки рупором:
— О'Ши!
Ирландец поймал его взгляд.
— Забирай этого пьянчугу и вместе с Леви усаживайтесь в шлюпку, отходите сразу же, как только погрузитесь.
— А как же ты, Грей?
— Я доплыву до вас. Все, отправляйтесь!
— Да, капитан.
О'Ши, схватив капитана «Кестрела» за рукав сюртука, потащил его к шлюпбалке, через минуту они исчезли за фальшбортом, а еще через несколько секунд Грей увидел, как туго натянутый линь, который удерживал шлюпку у борта корабля, дернулся и провис.
Шлюпка отчалила.
Грей смотрел на грот-мачту, чувствуя, как ползущий по рангоуту огонь опаляет его волосы. Он погибнет здесь в одиночестве, не оставив после себя ничего, что бы отметило его существование на этой земле — только ряд неоправдавшихся надежд и несдержанных обещаний. То, что останется после него, исчезнет быстрее, чем след дельфина.
Что-то треснуло у него над головой, и сверху посыпались искры. Грей отошел от мачты. Возможно, он все-таки сможет доплыть. Внизу есть раненые — сколько их? Четверо? Пятеро? Теперь уже их невозможно спасти. Но сам он может попытаться. Он может доплыть обратно к ней. Ради нее он сможет проплыть мили.
Но как дальше жить с этим, как жить, зная, что ты сбежал с горящего судна, оставив там пятерых человек умирать мучительной смертью?
Перед его мысленным взором возник ее прекрасный образ.
Грей решил, что, возможно, он смог бы.
Он сел на палубу и, чертыхаясь, стал снимать сапоги.
Пламя уже облизывало части неподвижного такелажа. Прямо над его головой шипела горящая смола. Она капала на палубу, словно огненный дождь. Вот оно, преддверие ада, не было только запаха серы. Грея обдало жаром пламени.
А затем от знакомого голоса кровь в его жилах буквально застыла.
— Что теперь, капитан?
Этого не могло быть, но это было. Грей резко поднял голову, и забористое ругательство вырвалось вместе с дыханием. Дейви.
— Что, черт возьми, ты здесь делаешь? Ты должен быть и шлюпке!
Мальчишка пожал плечами:
— Я остался. Подумал, что я вам понадоблюсь. Сплюнув в сердцах, Грей оставил попытку снять сапоги.
— Дейви, ты умеешь плавать?
— Нет, капитан.
Грей снова выругался и пнул ногой мачту. Ударил по ней кулаком. Отступил назад, опустил плечо и врезался в нее со всей силой, сопровождая все свои действия потоком крепких ругательств; Дейви наклонил голову и почесал шею.
— Не думаю, что это поможет.
— Ты чертовски прав, это не поможет! — закричал на него Грей. — Мы погибнем, ты это понимаешь?
— А разве нет другого способа повалить мачту?
— Я валил дюжину мачт. Но со своего собственного корабля, с помощью…
Грей не закончил, а в его душе загорелась искорка надежды. Идея была абсолютно безумной.
Но лучше быть безумным, чем мертвым. Он повернул лицо к носу корабля, в его горле застыла молитва, когда он взглядом обшаривал палубу. Наконец его взгляд остановился на предмете, который он искал.
Шестифунтовая пушка стояла на полубаке, почти скрытая бухтой каната.
Бегом Грей рванулся к ней. Парень поспешил за ним.
— Дейви, ты умеешь стрелять из пушки?
— Нет, капитан.
Перерезав ножом пеньковые лини, Грей развернул пушку на сто восемьдесят градусов.
— Сейчас научишься. Положи большой палец вот сюда… — он указал на отверстие запального канала, — и не отнимай, пока я не скажу.
Грей схватил бочонок, который ранее уронил Дейви, и, вытащив пробку, всыпал изрядное количество пороха в жерло пушки. Нет времени измерять заряд. Лучше ошибиться в большую сторону.
Теперь черед пушечных ядер.
— Мы сделаем двойной заряд, — объяснил он Дейви. — Сейчас попытаемся.
Грей потянулся к планширю и тотчас отдернул руку. Чертовы полосы уже здорово нагрелись. Более того, они оказались сплавлены вместе. Прямо настоящий удав из железа. Его сердце упало.
Все ругательства, которые Грей когда-либо слышал, читал, произносил или изобретал, потоком полились из его рта.
«Только не паниковать», — сказал он себе, заметив, как побелел Дейви. В пушку может войти что угодно. Любой металлический предмет, желательно круглый.
Шторм ревел в оставшихся парусах. Корабль, взлетев на очередную волну, наклонился на левый борт, и к ногам Грея, подпрыгивая, подкатилось то, что не так давно было корабельным колоколом.
Наспех поблагодарив Господа за подарок, Грей, обжигая руки, швырнул снаряд в жерло пушки и жестом показал Дейви отнять палец.
— Теперь нам нужен запал… и искра.
— Этого добра хватает.
Саркастическое замечание, которое Дейви сделал с непроницаемым выражением лица, придало Грею решимости. Он не позволит этому мальчику умереть. Чертовски трудно найти храброго матроса с хорошим чувством юмора. Согнувшись за пушкой, он навел ствол на основание грот-мачты чуть ниже распространяющегося пламени.
Если он промахнется — или даже если попадет в цель, — этот единственный выстрел может взорвать корабль и сжечь его дотла. Это был отчаянный риск в отчаянной ситуации.
— Отойди в сторону, — приказал он Дейви. — И закрой уши.
Грей с трудом отодрал от палубы кусок тлеющего дерева и поднес его к запальному отверстию. Раздался ужасающий грохот.
Заряд вырвался из ствола пушки. Облако дыма мгновенно окутало смельчаков. На них посыпались щепки, впиваясь в защищенную только рубахой плоть Грея. Ослепленный, оглушенный и задыхающийся, Грей еще несколько секунд ждал, когда к нему вернется одно из его чувств.
Разгоняемый ветром дым довольно быстро рассеялся, и стало видно грот-мачту. Скошена на одну сторону, но нее еще стоит, удерживаемая вантами. Все еще в огне. Горит еще ярче. Грей вскочил на ноги.
— Падай же, будь ты проклята! — Порыв ветра, и громкий треск лопающихся канатов пронзил воздух. Медленно, словно нехотя, грот-мачта накренилась и тут же, как подкошенная, упала за борт. Остатки такелажа, как угри, скользнули по палубе и скрылись в темной воде. — Господи Иисусе!
Грей опустился на колени. А затем, словно сам Господь услышал его и решил омыть его нечестивую душу, небеса разверзлись и проливной дождь хлынул на их головы.
Мощные струи пресной воды поливали мужчин. Они сидели, прислонившись спинами к пушке, и, как губки, впитывали небесную влагу, которая вымывала из их тел боль, страх и напряжение пережитого.
Наконец Дейви повернул голову к Грею:
— Слава Богу, вы свалили ее, капитан.
Его мальчишеская улыбка растопила бы лед, и Грей невольно улыбнулся в ответ. Потом он расхохотался.
— Пока не расслабляйся. Мы еще не закончили. — Он взял Дейви под мышки и поднял на ноги. — Корабль все еще в опасности, тлеть может где угодно. Найди на борту тех, кто может передвигаться, и тащи в трюм. Мы должны выбросить ром за борт. Потом позаботимся о раненых.
Дейви остановился, когда они направились к люку.
— Если мы все равно будем выбрасывать ром за борт… не можем ли мы прежде немного выпить? Мне бы глоток не помешал.
Грей рассмеялся:
— Мне бы тоже.
Некоторое время спустя Грей перекинул свои дрожащие от усталости ноги через фальшборт «Афродиты». К нему поспешил Джосс.
— Погибшие есть?
— Двое. И еще трое серьезно ранены. — Грей смахнул влажные пряди волос с лица. — Надо послать за ними шлюпку. Воды в трюме, похоже, нет, а ты не хуже меня знаешь, что загореться может и несколько часов спустя.
Мы подстраховались и избавились от всего, что легко воспламеняется.
Джосс посмотрел на небо:
— Ну, при таком ливне это маловероятно.
— Да. — Измученный, Грей сел на укрытую парусиной бухту каната и вытер лоб рукой. — Здесь все в порядке? — Он старался, чтобы его голос звучал ровно.
Джосс кивнул:
— Она в моей каюте, Грей. Думаю, тебе лучше пойти к ней.
— Не думаю, что ей этого хочется. — Учитывая то, как они расстались, она будет рада вообще никогда его больше не видеть.
— Она вся извелась от беспокойства, Грей. Мне пришлось приказать ей спуститься вниз. Она ушла в каюту только после того, как дождь погасил огонь. Она успокоится, когда увидит, что с тобой все в порядке.
В капитанской каюте стоял густой полумрак, тучи настолько плотно закрыли солнце, что день превратился в поздний вечер. Грей прищурился, вглядываясь в темноту. Затем он увидел ее силуэт на фоне более светлых кормовых окон.
— Грей?
Он кивнул. Затем, сообразив, что в такой темноте она вряд ли разглядела его движение, он кашлянул и выдавил:
— Это я.
— Ты… с тобой все в порядке?
— Да.
Его глаза начали привыкать к сумраку, и он уже мог различить мягкий наклон ее плеча, руки, сложенные на животе. Ее волосы были распущены и падали до талии тяжелыми волнами.
— А Леви и О'Ши? — спросила она дрожащим голосом. — А Дейви?
— Они в безопасности. Пожар потух. Все закончилось.
Она ничего не сказала. Несколько секунд Грей стоял, молча переминаясь с ноги на ногу. «Подойди к ней, — требовал внутренний голос. — Обними. Умоляй о прощении. Скажи ей хоть что-нибудь».
Молчание было невыносимым. Он уже собирался уйти, когда она неожиданно вскочила и обхватила его за шею:
— О, Грей! Я знала, что ты вернешься ко мне. Ты должен был вернуться.
— Конечно, я должен был вернуться.
Грей стоял, потрясенный и неподвижный, а она тихо рыдала, повиснув у него на шее, уронив голову ему на грудь. Руки его безвольно висели по бокам.
— Грей, — всхлипывала она вновь и вновь. — Слава Богу, с тобой все в порядке.
Ее любовь переполнила его, как и ее нежность, ее слезы. Наконец решившись, Грей глубоко вздохнул и обнял ее, крепко прижав к своей груди.
— Ш-ш, милая. — Подрагивающими от волнения ладонями он погладил ее по волосам. Влажные локоны скользнули между его пальцами, как шелковые нити. — Не плачь. Все хорошо. Все позади.
Быстрым нервным движением и с неожиданной силой она вдруг привлекла к себе лицо Грея. Боясь сойти с ума от желания, раскаяния, любви и сожаления, Грей закрыл глаза, когда она запечатлела теплый и легкий поцелуй на его скуле. Второй поцелуй коснулся шеи. Следующий — уголка рта. Она прижалась щекой к его щеке и затихла.
Грей чуть отстранился.
— Тише, любимая, — прошептал он, заправляя прядь волос ей за ухо. Он взял ее лицо в свои ладони и прижался губами к ее губам в нежном поцелуе. — Все закончилось.
Так оно и было. Все закончилось. Пожар погасили, все живы, а она млеет в его объятиях, будто и появилась на свет ради этого момента. Недели изнуряющего неудовлетворенного желания наконец подошли к концу. Как и годы пустоты. Все закончилось.
А Грей… Тот Грей скончался. Он канул в прошлое.
Он держал ее лицо в своих ладонях, нежными поцелуями касаясь ее губ. Он целовал ее медленно, осторожно, будто только учился искусству поцелуя, — впрочем, он действительно учился.
Он касался своими губами ее щек, ее лба, век, волос, перемежая поцелуи ласковыми словами на всех известных ему языках. Затем, закрыв глаза, он прижался щекой к ее лбу и стал ждать. Выбор он оставил за ней.
— Прости меня, — бормотал он между поцелуями, — за то, что я говорил тебе той ночью. За то, что я оставил тебя. Я никогда не хотел этого…
— Я знаю, — прошептала она, обхватив ногой его бедро и приподнимаясь по его сильному телу. Губами она слегка коснулась его уха. — Я знаю. Только не оставляй меня больше.
— Никогда. — Слово вырвалось как клятва или как молитва, и, помоги ему Бог, он произнес это искренне. — Никогда, — повторил он, глядя прямо в ее сияющие глаза. Затем он скрепил клятву поцелуем, глубоким и отчаянным.
— О Господи! — простонал он, когда их губы разъединились.
Она снова поцеловала его, лаская своими теплыми, изящными пальцами его плечи и спину. Он уткнулся лицом в ее шею, вдыхая чудесный запах молодого, жаждущего тела. Он и забыл, как сладок запах роз после дождя. Покрывая поцелуями ее шею и грудь, он начал теснить ее, возможно, сам того не сознавая, к постели.
— Люби меня, Грей.
Она могла бы и не просить об этом. Они оба знали, что это должно случиться.
Они буквально рухнули на узкую корабельную койку.
С тихим стоном он наклонился над ней и обхватил губами один дерзкий сосок, прямо через ткань рубашки и платья. Она застонала и выгнулась, одной рукой расстегивая пуговицы, пока ее пальцы не скользнули в его брюки, лаская его возбужденное естество.
О Господи! Он так хотел ее. Он хотел ее сейчас, хотел, чтобы в эту ночь это случилось несколько, много раз. Хотел, чтобы это происходило и завтра, и через день, и каждый последующий день.
Она гладила его так мягко, так нежно, что ему захотелось рыдать от счастья. Он провел рукой вверх по ее бедру и нашел ее лоно — горячее, влажное. В следующий раз, пообещал он себе. В следующий раз он будет ласкать ее медленно, и пробовать ее на вкус, и наслаждаться, изучать ее реакцию, и наблюдать, как ее красота раскрывается на пике страсти.
Но он нужен был ей сейчас, и она нужна была ему сейчас, а «сейчас» означало только одно — ни минутой и ни секундой позже. «Сейчас» означало «без промедления». Грей отвел ее руку, нацелился на ее горячий, влажный вход и вошел.
Она вскрикнула и впилась пальцами в его руку так сильно, что он едва не вскрикнул тоже.
О Боже! Она была напряжена. Слишком напряжена. Слезы вновь заструились по ее щекам, хотя она пыталась выглядеть смелой. И Грей наконец понял то неуловимое, что таилось под покровом ее пудры и розовой воды.
Это была ее невинность.
Его маленькая сирена была девственницей.
— Но почему… — Его дыхание сбилось, и он попытался овладеть собой. — Ох, милая, ты должна была сказать мне правду.
— Я говорю тебе это сейчас. — Она тяжело сглотнула, подняла руку и погладила его по лицу. — Только ты, Грей. Сейчас и всегда. Только ты.
— А как же…
Она заставила его замолчать, поднеся палец к его губам, потом медленно провела пальцем по подбородку и дальше по его обнаженной груди.
— Никогда никого не было.
Грей покачал головой, не зная, чему верить. Ее слова были каким-то чудом, таким же, как ее бедра, охватившие его чресла, и ее волосы, рассыпавшиеся сияющим ореолом вокруг ее головы.
Дикая, первобытная, почти животная радость наполнила его грудь. Она принадлежит ему, и только ему.
Она его женщина, только он будет владеть ею, только он будет наслаждаться ею.
Он чуть ослабил давление и тут же осторожно вошел в нее еще на дюйм. Они оба поморщились.
— Милая, мне невыносимо причинять тебе боль.
— Все в порядке, — произнесла она дрожащими губами. — Честное слово, уже легче.
Он понимал, что она говорит неправду. Он двинул бедрами, чтобы освободить ее от боли, но она обхватила его ягодицы своими ногами.
— Нет, — выдохнула она, и ее тело сжалось вокруг его тела caмым немыслимым образом. — Ты не можешь оставить меня. Ты же обещал.
Стиснув зубы, чтобы сдержать себя, он вошел в нее медленно. Ее глаза широко раскрылись, но она смело кивнула ему, поощряя его движение.
— Да, — выдохнула она, когда он, наконец, полностью погрузился в нее и они стали единым целым. Боже всевышний, он даже не мечтал о том, что будет чувствовать такое блаженство, ощущая, как она окружает его, как ее лоно удерживает его, призывая продолжить сладостное движение. Грей крепко закрыл глаза и вновь медленно вошел. И он делал это снова и снова, пока она не сказала это опять, на этот раз выдохнув слово в эротическом вздохе:
— О да!
Грею потребовалась вся сила воли, чтобы восстановить контроль над своими ощущениями. Он не имел права на ошибку. Она доверилась ему, и он должен был дать ей любовь, а не совокупление. Она доверилась ему, чтобы он был ее единственным. Сейчас и всегда. Поэтому он продолжал раскачивать своими бедрами, чувствуя, как ее лоно ласкает его плоть при каждом осторожном и выверенном толчке.
Она закрыла глаза и откинула голову на подушку.
— О Грей! — простонала она, изгибаясь в такт его движениям.
Грей замер, хрипло дыша. Неимоверным усилием он восстановил контроль над собой.
— С тобой все в порядке? — спросил он.
— Все хорошо.
— Я хочу, чтобы тебе было хорошо.
— Мне хорошо. — Она положила голову на подушку и посмотрела ему в глаза. — Мне уже больше не больно.
На этот раз ему пришлось поверить ей, потому что от его самообладания уже ничего не осталось.
Он ринулся в нее, перестав сдерживаться, и когда она вскрикнула и вцепилась ему в шею, он понял, что это от удовольствия, а не от боли. Потом она обхватила его лицо своими ладонями и благословила своего первого мужчину долгим благодарным поцелуем.
И именно этот поцелуй спровоцировал его крушение. С хриплым криком он содрогнулся и рухнул, извергнув в нее свое освобождение. Последняя дрожь высочайшего удовлетворения рябью еще проходила по его телу, а он уже хотел ее снова. Снова и снова, именно сейчас.
Он лежал на ней, защищая ее своими руками. Его судорожное, неровное дыхание не позволяло ему говорить, но слова им были не нужны. Невозможно было найти слов для этого невыразимого ощущения счастья, переполнявшего его сердце.
Прошло некоторое время, прежде чем сознание Грея смогло переключиться с изумительного вкуса ее нежных щедрых губ на странный угловатый предмет, упирающийся ему в живот.
Он приподнялся и, опершись на локоть, скользнул рукой по ее бедру, ласково коснулся шелковой кожи живота и подобрался к нежной впадине, образовавшейся под ее ребрами. Его рука нащупала небольшой завернутый в ткань сверток, примотанный к ее телу полосками ткани. Он нахмурился, ощупывая пальцами твердый предмет, пытаясь определить его форму.
Деньги, понял он. Это, должно быть, деньги. Он провел пальцами по свертку, проверяя размер. Черт побери!
Это были большие деньги.
— Грей, я могу это объяснить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение сирены - Дэр Тэсса



туфта
Искушение сирены - Дэр ТэссаEris
2.08.2011, 0.38





а мне понравилось! даже очень. Очень чувственно
Искушение сирены - Дэр ТэссаАнна
26.01.2012, 20.30





Роман хорош !!! Мне очень понравился !!!
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарина
10.02.2012, 19.26





Неплохой, можнопочитать в своблдное время.
Искушение сирены - Дэр Тэсса-А-
16.09.2012, 8.02





Милый любовно-приключенческий роман.Интересно читается.Несколько приторно-слащаво описаны матросы. Прямо ангелы.Можно почитать для отдыха от душевных переживаний.
Искушение сирены - Дэр ТэссаВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.53





Роман почитать можно,гг очень понравился,а вот г героиня раздражала своей ложью.
Искушение сирены - Дэр ТэссаНаталья
17.01.2013, 21.37





Милый роман, многочисленные глупости вызывают улыбку, словно писала малолетка
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарго
9.08.2013, 23.56





Прочитав данный роман получила противоречивые чувства- с одной стороны очень бесила героиня, а с другой восхищала своей силой и " искуплением" . главный герой просто лапочка- сильный, красивый, понимающий. В романе достаточно смешных моментов и в тоже время он не слащаво приторный. прочитала с удовольствием за вечер.... но, если бы не прочла до конца, то сделала бы иной вывод. а так 10
Искушение сирены - Дэр ТэссаЖеня
23.05.2015, 11.39





читается легко...неплохой роман!
Искушение сирены - Дэр ТэссаКира Корор
26.05.2015, 10.17





Вчера закончила читать ее роман "Romancing the Duke", это просто изумительно! Ролевики прикололи, очень понравилось как постепенно раскрываются маленькие тайны и неожиданности, в общем, понравилось всё! А когда дочитала до "I'm your brother!", просто ухахатабл. Очень остроумная идея. :-) В русском переводе называется "Исцеление любовью", обязательно почитайте!
Искушение сирены - Дэр ТэссаСоветик
24.05.2016, 15.38





Отличный роман)какая страсть между ними.правда София иногда бесила но в целом не плохо)
Искушение сирены - Дэр ТэссаЛала
3.06.2016, 7.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100