Читать онлайн Искушение сирены, автора - Дэр Тэсса, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение сирены - Дэр Тэсса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение сирены - Дэр Тэсса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение сирены - Дэр Тэсса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэр Тэсса

Искушение сирены

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

София насчитала шесть ударов корабельного колокола, прежде чем мистер Грейсон, вздрогнув, очнулся. Он изумленно поднял на нее глаза и покраснел, словно его застали за тем, чего ему делать не следовало.
Она улыбнулась.
Потирая глаза, он поднялся на ноги.
— Мисс Тернер, вас не шокирует, если я сниму рубашку?
София почувствовала укол разочарования. Когда же он перестанет держаться с ней с этой напускной вежливостью, так старательно сохраняя дистанцию? Сколько же сказок о пылких свиданиях должна она рассказать, чтобы он понял, что она не менее порочна, чем он, только менее опытна? Может быть, пришло время принимать более решительные меры?
— Конечно же, снимайте. — Она скосила глаза и бросила на него дерзкий взгляд. — Мистер Грейсон, я не невинная школьница. Вам придется много стараться, чтобы шокировать меня.
Его губы изогнулись в полуулыбке.
— Я хорошенько над этим подумаю.
Она, глядя на него лукавым взглядом, неторопливо, подбирая необходимый оттенок, смешивала на палитре краски.
Дрожь, теперь уже не приятно щекочущая, а до боли возбуждающая, пробежала по телу Софии. Ее щеки загорелись, она опустила глаза, потом заставила себя встретиться с ним взглядом. Сейчас не время терять храбрость. Ничто не способно так повлиять на намерения мужчины, как ревность.
— Однажды Жерве целый день продержал меня обнаженной, чтобы расписать меня.
Он удивленно раскрыл глаза:
— Наверное, вы хотели сказать, что он писал вас обнаженной.
— Нет, Грей, вы не поняли. Он рисовал на моем теле. Я сняла одежду и легла на постель, а он, взяв кисти, начал покрывать меня краской. Жерве назвал меня своим совершенным чистым холстом. Он нарисовал лиловые орхидеи вот здесь, — она пальцем показала на грудь, — а вниз вилась виноградная лоза… — Ее пальцы скользнули вниз, и София заметила с восторгом, как его глаза проследили за ее рукой. — Я притворилась, что простудилась, и целую неделю отказывалась принимать ванну.
На его лице отразилась борьба желания с гневом ревности, однако он оставался недвижимым, словно мраморная скульптура. Что же может заставить этого мужчину перейти к действиям? Она сдула завиток волос с лица и кивком показала на его руку:
— Вы не передадите мне этот маленький горшочек с красной краской?
Он нахмурился и посмотрел на разбросанные кусочки пигмента.
— Которая красная?
— Вермильон. Под вашим локтем. Вы на нее смотрите.
— Эта? — Он подал ей горшочек с коричневым Ван Дейка.
София швырнула палитру на стол и сама потянулась за красной краской.
— Если не хотите мне помогать, так и скажите. Незачем дразнить.
— Успокойтесь, моя дорогая. Я не собирался вас дразнить. Похоже, я вижу цвета не так, как видит большинство людей.
— Но это же ужасно!
Он рассмеялся:
— Постойте, милая. Задержите вашу кисточку, прежде чем вы изобразите меня мучеником или страдальцем. Я ведь не слепой. Я очень ценю искусство. А что касается различения красок… Мне не нужно знать, какого цвета ваши глаза — голубые или зеленые, лавандовые или карие, чтобы понять, что они прелестны.
— Лавандовых глаз не бывает.
— Разве? — Он поймал ее взгляд и не отпускал его. — А ваш наставник когда-нибудь говорил вам о том, что когда зрачки расширяются, — вот как сейчас, — ваши глаза становятся подобны двум цветкам, которые только начинают распускаться?
Она склонила голову, смешивая на палитре капельку свинцовых белил с хром-кобальтом, который так хорошо передает цвет изменчивых океанских волн. Он наклонился еще ближе, его голос звучал, словно гипнотический шепот.
— И мне нет необходимости знать цвет ваших волос, чтобы увидеть, что они гладкие и блестящие как шелк. Мне не нужно знать, желтые они, рыжие или цвета осеннего леса, чтобы осязать их своими пальцами. — Открыв свою книгу на отмеченной странице, он продолжил: — И лучше не начинать говорить о ваших губах, дорогая. Если бы я рискнул определить их настоящий оттенок — карминово-красный, розовый или кошенилевый, — я вряд ли смог бы сосредоточиться на чем-то еще.
Он перевернул страницу и замолчал.
София сверлила взглядом свой холст. Стук собственного сердца громко отдавался в ее ушах. Бисеринки пота стекали между лопаток, горячее зудящее желание нарастало между ног.
Черт бы побрал его! Он понял, что она дразнит его своими рассказами. И теперь вот сидит здесь и с почти скучающим видом произносит дразнящие реплики, явно пытаясь смутить ее. Это напоминает игру в карты, и он только что поднял ставки.
София улыбнулась. Она всегда выигрывала в карты.
— Чепуха, — спокойно сказала она, отложила в сторону палитру и сложила руки на столе. — У вас довольно интересная форма носа.
Его губы слегка искривились в усмешке.
— В самом деле?
— Да.
Она наклонилась вперед, так что ее грудь коснулась сложенных рук. Его взгляд опустился, затем он быстро поднял глаза и посмотрел ей в лицо.
— Легкая горбинка на вашей переносице определенно говорит о вашей способности бросать вызов кому угодно. И чему угодно.
— Неужели? — Он опустил голову и уставился в книгу. София смотрела на него, выжидая, прежде чем он поднял руку и потер переносицу. Вполне удовлетворительный прогресс.
— Однажды во время одного из моих уроков с Жерве я пыталась рисовать скульптуру Микеланджело «Давид», точнее, я пыталась ее срисовать с гравюры в книге. Но мне никак не удавались мускулы руки этого библейского героя, пока Жерве не взял мою руку и не провел моими пальцами по каждому бугорку и сухожилию своей руки.
— Вы опять о нем?
Грей с шумом захлопнул книгу и, отбросив ее в сторону, с вызовом посмотрел на Софию. Мрачная напряженность его взгляда заставила сердце Софии на несколько мгновений остановиться. Она медленно протянула руку к его лицу.
— Вот так. Теперь не двигайтесь.
Когда она коснулась пальцем его переносицы, Грей, обреченно вздохнув, закрыл глаза. Намеренно медленно она кончиком пальца провела по неровному, медно-бронзового цвета изгибу. Его дыхание стало хрипловатым. Наконец София отняла руку. Он не стал открывать глаза.
Она провела большим пальцем по его левой брови, затем, осмелев, прочертила пальцем четкую линию от его виска до скулы. Его кожа была мягче, чем она ожидала, и кончики пальцев ощущали ее странную прохладу. Она медленно, раскрыв ладонь, провела рукой вдоль его скулы прямо по жесткой щетине, чтобы ощутить, как волоски щекочут чувствительную кожу ладони.
Он прерывисто задышал, чувствовалось, что он едва сдерживает стон, но его глаза оставались закрытыми, а сам он будто окаменел.
Она провела по его бровям, которые точно повторяли уязвимые изгибы его век. Его ресницы, длинные и изогнутые, как у ребенка, затрепетали под ее прикосновением, и она ощутила сладкий укол нежности в своем сердце. Набравшись дерзости, София огладила его лицо, слегка царапнув симпатичную ямку на подбородке, и нежно дотронулась до тонкого шрама в уголке рта. Он с силой выдохнул, и София почувствовала, как жар его дыхания проник в ее кровь. Не думая о последствиях, она скользнула большим пальцем по его выпуклой нижней губе.
Быстрым движением он перехватил ее руку и прижал к своей щеке. Тяжелым, даже скорее измученным взглядом посмотрел на Софию, дыхание было хриплым и прерывистым.
Она достигла своей цели.
— Я не невинна, Грей. Я знаю, чего ты хочешь. Разве ты не понимаешь, что я тоже этого хочу?
— Моя дорогая…
София склонилась над ним, ее губы были на расстоянии одного дюйма от его губ.
— Я обещал, что не буду даже пытаться за тобой ухаживать.
— В самом деле? Но вообще-то я устала от того, что за мной ухаживают. Меня бы больше устроила другая роль.
— Милая, поверь мне. Я не стою того, чтобы за мной ухаживали. А если я… — Он крепко закрыл глаза, потом вновь открыл их. — Если я допущу, что такое произойдет, то я тем более не буду того стоить. Я дал слово, и на этот раз я хочу сдержать его. Я негодяй, по профессии и по призванию, и я совсем не подхожу такой женщине, как ты.
— Такой, как я? Но моя репутация и так уже погублена.
— Погублена? Оттого, что ты познала удовольствие? В тебе нет ничего порочного. Ты молода, красива, у тебя есть мечты. Ты изысканна. — Он коснулся ее лица. — Совершенна.
Слезы жгли Софии глаза. Какие чудесные слова! Как жаль, что она их не заслуживает!
Он осторожно дотронулся до выбившегося из прически тонкого, непокорного завитка волос.
— Этот учитель, который пытался погубить тебя, явно был любителем. Но, милая, к моему стыду, у меня слишком большой опыт, к тому же, я пытаюсь стать респектабельным человеком. Пытаюсь стать лучше.
— Ты пытаешься стать не тем, кем являешься в действительности, и это делает тебя несчастным. — Она прижала руку к его другой щеке, теперь его лицо оказалось в ее ладонях. — У тебя действительно лицо негодяя…
— Значит, ты меня понимаешь.
— Но ведь совсем другой человек живет внутри тебя. Я это знаю, я это чувствую. Страсть к жизни. Такая сила… — Запустив пальцы ему под воротник, она скользнула ладонью по его мускулистому плечу. — И это сердце.
Ее пальцы спустились ниже и слегка коснулись линии шрама.
Он вздрогнул. С тихим горловым рыком Грей отвел ее руки в сторону.
— Моя дорогая, я… — Он резко вздохнул, и его лицо подернулось тенью, словно кто-то быстро захлопнул ставень. — Я не могу.
— Я понимаю.
София села, ощущая боль поражения.
— Мне очень жаль. — Грей жестко провел рукой по волосам. — Ты представить себе не можешь, как жаль.
— Пожалуй, тебе и следует сожалеть. — Она почти угрожающе нависла над ним. — Очень… очень… сожалеть.
Легко, как в танце, повернувшись, София упорхнула на свой стул, хотя чувствовала она себя неважно: сердце болело, отказываясь работать, а бедра пылали, охваченные жарким томлением.
— Ну что ж, — с наигранной веселостью сказала она, взяв в руки палитру и обмакивая кисточку в краску. — Я закончу работу. Можешь продолжить чтение.
София сосредоточила свое внимание на холсте. Однако боковым зрением она видела, что книга Грея осталась закрытой и по-прежнему лежит на столе. Она слышала его дыхание — медленное и тяжелое. Даже в духоте каюты она чувствовала, как исходящий от него мужской жар прожигает ее сквозь тонкое муслиновое платье и рубашку.
Становилось все труднее делать вид, что ее не беспокоит его откровенное вожделение. Через несколько минут у нее заболела рука — так сильно она вцепилась в палитру. София положила палитру и кисточку и начала растирать место, где шея встречалась с плечами, массируя затекшую мышцу. Завитки волос на ее шее были влажными от испарины.
— Потрогай себя.
София оцепенела. Ее сердце остановилось. Она явно ослышалась.
— Ты не ослышалась. — Громыхнув стулом, он придвинулся к ней почти вплотную. — Я обещал, что не прикоснусь к тебе. Так прикоснись сама.
Ее сердце, испуганно подпрыгнув, снова вернулось к жизни, и его бешеный ритм отдавался тупыми, мощными толчками в высшей точке ее бедер. София закрыла глаза. Предложение было шокирующим, но возбуждающим, хотя принять его было, конечно же, невозможно. Она должна найти ответ. Едкий, язвительный, подобный ушату ледяной воды, которая остудит его пыл, да и ее собственный. Она должна залить студеной водой эту дикую страсть, буквально разрывающую ее жилы.
Но не было холодной воды: Только горячее, растекающееся желание капельками выступало у нее на лбу и тонкими, почти невидимыми струйками стекало между грудями. Она первой начала эту игру, она блефовала, не подумав, что он может вынудить ее раскрыть карты. Но едва ли теперь она могла отступить — проиграть означало потерять его.
Словно двигаясь независимо от ее воли, ее пальцы спустились с плеч к отороченному кружевом вырезу платья.
— Да. — Мягкое шипение этого слова проскользнуло по ее коже, словно эротическая ласка. — Да. Коснись их вместо меня.
Ее соски мгновенно набухли и проступили твердыми вершинками сквозь рубашку. Она заколебалась, глаза были все еще плотно закрыты. Дыхание стало тяжелым, и с каждым вздохом грудь высоко поднималась под ее пальцами.
— Да, милая. Прикоснись к ним. Двадцать пять дней, мы находимся на этом корабле. Двадцать четыре ночи я мечтал, чтобы обхватить ладонями твои груди. Я страстно желаю этого, хочу почувствовать своими пальцами, как они упруги, нежны и округлы. Боже, они ведь так нежны, правда, моя милая? Как и твои руки, твои запястья, твои губы. Ты вся нежна, все в тебе нежное, подобно лепесткам цветка.
Его глубокий баритон волнами прокатывался внутри ее, и каждое слово вызывало трепет в душе. Софии пришлось закусить нижнюю губу, которая начала предательски подрагивать. Вцепившись влажными от жары и волнения пальцами в ткань платья и рубашки, она начала медленно стягивать их с плеч, пока вырез платья не перестал растягиваться дальше. Тогда София скользнула рукой под ткань и подняла грудь, высвобождая влажную, тяжелую округлость от лифа платья. Горячий воздух закружился вокруг ее соска. Она вздрогнула, на мгновение ей показалось, что это его дыхание.
Целую секунду, которая показалась ей вечностью, Грей молчал. София по-прежнему сидела с закрытыми глазами, умирая медленной тихой смертью от обнаженной незащищенности и немного от стыда, с которым ей так и не удалось справиться. Что же она делает, обнажая свою грудь перед этим мужчиной? Это же какая распутница сидела внутри ее и сейчас пытается вырваться из своей глубоко запрятанной клетки! Он знал, что она это сделает.
— Боже милостивый! — наконец выдохнул он. — Ты так прекрасна! Гладкая и чистая, кремовая и округлая. И сладкая, о, какая сладкая! Словно я могу попробовать тебя. Прикоснись к своему соску.
Не веря тому, что она это делает, София провела большим пальцем по кончику соска. Белый свет прорвался сквозь темноту под ее веками.
— Да, — простонал он. — Сделай это еще раз.
Она повиновалась.
— Еще раз. Боже, как я хотел бы поласкать его, затеряться в этой мягкости и ощутить твои руки в своих волосах!
София зажала сосок большим и указательным пальцами, представляя, что это его сильные руки сжимают его. Его губы и язык ласкают его. Ее дыхание вырвалось в долгом тихом вздохе.
— Да, громче. Стони для меня. Позволь мне это слышать.
Стеная, София обхватила другую грудь через ткань платья, дразня упругий, спрятанный бутон.
— Я хочу коснуться тебя. Хочу видеть каждое движение, каждый совершенный дюйм твоего прекрасного тела. Твои груди. Твой пупок. Обратную сторону твоих коленей. Каждый пальчик ног. Я хочу попробовать тебя всю. Слизнуть пудру с твоей кожи. Я хочу знать все секреты, все тайны твоей души. Я хочу понять, как тебе удается пахнуть розами посреди океана.
Она облизнула пересохшие губы. Он застонал.
— Ох, милая! Если бы ты знала, что делаешь со мной! Я умираю от желания.
София подвинулась на стуле и слегка раздвинула ноги. Между бедрами она чувствовала жар. Жар любовного пота и неудовлетворенного желания.
— Подними свои юбки, — хрипло скомандовал он. — Позволь мне увидеть тебя. Я должен увидеть тебя.
Потерявшись в непроглядном тумане страсти, София уже не могла ни думать, ни испытывать стыд. Ее рука скользнула от груди до вершин бедер. Она зажала муслин в кулаке и начала медленно поднимать ткань, обнажив сначала лодыжки, потом икры.
— Выше. Еще.
Она повиновалась, поднимая муслин над коленями, касаясь одной ладонью внутренней части бедра.
— Райское блаженство смотреть на тебя. Никаких чулок, никаких подвязок. И никаких панталон? Скажи, на тебе ведь действительно нет панталон?
Она слегка выгнула позвоночник, голова наклонилась к спинке стула. Она подняла руку выше, чтобы обнажить гладкое пространство своего бедра.
Он издал прерывистый вздох.
— И никаких панталон. Теперь я знаю, что никогда не отвезу тебя обратно в Англию. Вот такой я хочу иметь тебя всегда. Здесь, в тропической жаре — без нижних юбок, без чулок, без панталон, готовой принять меня в любое время. А ты ведь готова принять меня, моя милая, не так ли? Ты такая горячая и влажная. Боже, как я хочу тебя попробовать! Ты бесподобна, даже отсюда.
Сердце у Софии стучало так сильно, что, казалось, вот-вот взорвется. Голова кружилась, то ли от жары, то ли от возбуждения. Губы ее раскрылись, жадно втягивая перегретый воздух. Она чувствовала себя бесстыдной, чувственной и по-настоящему женственной — такой, какой никогда не чувствовала раньше.
— Потрогай себя. — В его голосе прозвучала новая нотка настойчивости, теперь его тон стал требовательным и даже немного грубоватым. — Ты знаешь это место. Я уверен, ты знаешь. Потрогай себя.
Голос Грея настолько порабощал ее, что София совершенно не имела сил ослушаться, даже если бы захотела. Но она и не хотела. Более того, ей хотелось подчиниться, ей хотелось делать все, что он говорил. Ей хотелось навсегда остаться в этом удушающем тропическом тумане желания, чтобы позволить ему делать с ней все, что ему захочется. Ее пальцы скользнули по влажному гнезду завитков на соединении бедер и нашли чувственно набухший кусочек плоти.
— О да, милая! Сделай это для меня. Я хочу попробовать тебя там. Я хочу быть в тебе, чувствовать, как ты плотно обхватываешь меня. Я хочу слышать, как ты стонешь. Прикоснись для меня. Представь, что это я там, прикасаюсь к тебе. В тебе.
Оргазм пронесся по ее телу разрушительной волной. София выгнулась, и сдавленный, задыхающийся крик сорвался с ее губ. Наслаждение вздымало ее снова и снова, пока София не обмякла, содрогаясь.
Первое, что она почувствовала, — блаженное спокойствие, которое омыло ее ласковой прохладой.
Затем последовало осознание.
А затем — стыд.
О Боже! Что она сделала? Дрожащими руками София натянула юбку на колени. Одной рукой прикрыла свою все еще обнаженную грудь, а другой крепко закрыла глаза. Но недостаточно крепко. Горячие слезы полились по дрожащим ресницам.
— О нет, милая! Нет.
Он шептал так нежно, но сейчас его голос лишь служил грубым напоминанием о том, что он был здесь. Он видел. Слезы полились сильнее, они струились по ее щекам.
— Нет, милая, не плачь. — Его голос звучал совсем тихо, а его дыхание касалось ее уха. — Ты… — он помолчал, — ты думаешь о нем?
Она отрицательно качнула головой.
— Так почему же ты плачешь? Неужели от смущения? — Жесткие пальцы ласково отвели прядь волос с ее лба. — Ты никогда не должна стыдиться меня.
Ласковым, но твердым движением Грей отвел ее руку от лица. Ее глаза оставались закрытыми, когда он начал целовать кончики ее пальцев, один за другим, потом перевернул руку и запечатлел на ее ладони нежнейший, идущий из глубины сердца поцелуй.
— Не плачь. Я скорее умру, чем позволю кому-нибудь причинить тебе боль. Я и подумать не мог, что все это так расстроит тебя. — Он прижал ее ладонь к своей щетинистой щеке. Она почувствовала, как его губы слегка коснулись ее виска. — Милая, — прошептал он ей на ухо, — со мной ты в безопасности. Всегда.
София медленно повернула голову и встретилась с ним взглядом. Его глаза были цвета чистейшего бездонного неба. Она погладила его щеку большим пальцем.
— О, Грей!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение сирены - Дэр Тэсса



туфта
Искушение сирены - Дэр ТэссаEris
2.08.2011, 0.38





а мне понравилось! даже очень. Очень чувственно
Искушение сирены - Дэр ТэссаАнна
26.01.2012, 20.30





Роман хорош !!! Мне очень понравился !!!
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарина
10.02.2012, 19.26





Неплохой, можнопочитать в своблдное время.
Искушение сирены - Дэр Тэсса-А-
16.09.2012, 8.02





Милый любовно-приключенческий роман.Интересно читается.Несколько приторно-слащаво описаны матросы. Прямо ангелы.Можно почитать для отдыха от душевных переживаний.
Искушение сирены - Дэр ТэссаВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.53





Роман почитать можно,гг очень понравился,а вот г героиня раздражала своей ложью.
Искушение сирены - Дэр ТэссаНаталья
17.01.2013, 21.37





Милый роман, многочисленные глупости вызывают улыбку, словно писала малолетка
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарго
9.08.2013, 23.56





Прочитав данный роман получила противоречивые чувства- с одной стороны очень бесила героиня, а с другой восхищала своей силой и " искуплением" . главный герой просто лапочка- сильный, красивый, понимающий. В романе достаточно смешных моментов и в тоже время он не слащаво приторный. прочитала с удовольствием за вечер.... но, если бы не прочла до конца, то сделала бы иной вывод. а так 10
Искушение сирены - Дэр ТэссаЖеня
23.05.2015, 11.39





читается легко...неплохой роман!
Искушение сирены - Дэр ТэссаКира Корор
26.05.2015, 10.17





Вчера закончила читать ее роман "Romancing the Duke", это просто изумительно! Ролевики прикололи, очень понравилось как постепенно раскрываются маленькие тайны и неожиданности, в общем, понравилось всё! А когда дочитала до "I'm your brother!", просто ухахатабл. Очень остроумная идея. :-) В русском переводе называется "Исцеление любовью", обязательно почитайте!
Искушение сирены - Дэр ТэссаСоветик
24.05.2016, 15.38





Отличный роман)какая страсть между ними.правда София иногда бесила но в целом не плохо)
Искушение сирены - Дэр ТэссаЛала
3.06.2016, 7.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100