Читать онлайн Искушение сирены, автора - Дэр Тэсса, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение сирены - Дэр Тэсса бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение сирены - Дэр Тэсса - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение сирены - Дэр Тэсса - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Дэр Тэсса

Искушение сирены

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Это, — мистер Грейсон с грохотом захлопнул дверь капитанской каюты, — была самая потрясающая глупость, которую я когда-либо видел. — Нервным движением он достал из внутреннего кармана сюртука фляжку, отвинтил крышку и, поднеся горлышко к губам, сделал большой глоток.
Она никогда не видела его таким возбужденным.
— Вы сердитесь, — сказала она.
— Чертовски верно, я рассержен, более того, я зол. Я бы с удовольствием развесил бы всех этих чертовых идиотов на нок-рее и орал бы на них, пока они не оглохли.
— Так почему же вы кричите на меня?
Он рывком открыл ящик небольшого комода и достал оттуда обтянутую кожей коробку. Щелкнули застежки, и коробка оказалась медицинским набором, наполненным бутылочками коричневого стекла, пластырями и мотками марли.
— Потому что… — Сердито вздохнув, он уселся на второй стул. — Дайте мне ваши руки.
Она положила руки на стол и медленно разжала пальцы. Каждую ладонь пересекала широкая красная полоса.
Выругавшись себе под нос, он осторожно приподнял ее израненную ладонь. В его руке ее ладонь казалась совсем маленькой.
Свободной рукой он смочил в воде кусок марли.
— Будет больно.
— Уже больно.
— Будет еще больнее.
София поморщилась, когда Грей коснулся раны.
— Вы хоть понимаете, что могли погибнуть? — все еще раздраженно спросил он. — Почему вы не бросили линь, когда я вам приказал?
— Не знаю. Я не думала.
— Я так и понял. Для гувернантки в вас маловато здравого смысла.
Он слегка подул на ее ладонь, и она почувствовала, как на затылке у нее шевельнулись волоски. Его серо-зеленые глаза поймали ее взгляд.
— Да и ведете вы себя не слишком разумно.
От этих слов дрожь пробежала по ее телу до самых пяток.
Он отпустил ее руку и взял другую, окунув в воду свежий кусок марли. Протирая рану, он, словно размышляя, произнес:
— Вы мозаика-головоломка, мисс Тернер, в которой ни один из кусочков не ложится на место. Это невзрачное платье было сшито явно не по вашему заказу. У вас великолепные перчатки, которые вам якобы были подарены. Потеря двух листов бумаги вызывает у вас слезы, а на вашем носовом платке, как оказалось, чужая монограмма.
София сидела ни жива ни мертва, но он вновь подул на ее ладонь, успокаивая горящую кожу, и на этот раз ощущение щекочущего холодка едва не заставило ее потерять самообладание.
— Вы избегаете меня, — продолжил Грей.
— Вы тоже меня избегаете.
— Не пытайтесь сменить тему.
«Я и не пыталась». Он начал перевязывать ее раны, наматывая тонкий холст вокруг ладоней, и от этого обычного, не исполненного никакого таинства действия ее сердце забилось как сумасшедшее.
— Я же сказала вам, я…
— Вы сказали мне, что оплатите проезд в тот же день, и с того момента вы избегаете меня. И я знаю почему, мисс Тернер.
— В самом деле?
— В самом деле. — Он забинтовал вторую руку.
«О Боже!» Что же ему действительно известно? Стоит ли ей придерживаться прежней истории? А может, сочинить новую? Обычно София могла сплести настоящую паутину правдоподобной лжи столь же легко, как паук плетет свою сеть. Но этот человек постоянно, с самой первой встречи, выводит ее из душевного равновесия, и теперь… теперь она ранена и испытывает боль, а он так нежно за ней ухаживает.
— Вы лгали мне все это время, не так ли?
Она не могла ответить. Голос ей не повиновался.
— Посмотрите на себя, — сказал он, окидывая взглядом ее лицо. — Вы побелели, как парусина. Теперь я понял. Вы и не собирались платить мне за проезд. У вас нет ни шиллинга, верно?
София смотрела на него широко открытыми глазами. Что ответить? Ей нужно сохранить свои деньги — а значит, их наличие нужно держать в тайне. Уверовав в свою правоту, Грей, сам того не подозревая, собирается сделать ей подарок, от которого совершенно неразумно отказываться.
— Верно? — повторил он, нажимая большим пальцем ей на запястье.
Опустив глаза долу, София издала едва слышный драматичный вздох.
— Что вы со мной сделаете?
— Не знаю, что с вами делать, — сказал он, и в его голосе вновь послышались нотки раздражения. — Лживая, дерзкая девчонка, я почти готов заставить вас работать, например, доить коз. Но не бойтесь, я же понимаю, что с такими-то руками об этом не может быть и речи.
Он несколько раз согнул и разогнул ей пальцы, проверяя повязку.
— Я велю Стаббу менять бинты два раза вдень. Нельзя, чтобы раны загноились. И поберегите руки, по крайней мере несколько дней. Постарайтесь ничего ими не делать. Например, повремените с рисованием.
София совершенно по-детски спрятала руки за спину.
— Вы могли бы отрезать мои руки и скормить их акулам, но и тогда я не перестала бы рисовать. Если мне ничего другого не останется, я готова держать карандаш зубами. Я художник.
— Надо же. А я-то думал, что вы гувернантка.
— Ну да. И это тоже.
Не скрывая своего раздражения, Грей побросал оставшиеся бинты в коробку и защелкнул замок.
— Так и ведите себя как подобает гувернантке. Гувернантка знает свое место, говорит, когда к ней обращаются, не путается под ногами у команды и не ловит акул.
Резко поднявшись, он выдвинул ящик комода и бросил туда коробку.
— С этого момента вы не прикоснетесь ни к одному парусу, ни к одному болту, ни к веревке и ни к одной щепке на этой посудине. Вы не будете говорить с матросами, когда они стоят на вахте. Вам запрещается бродить у фок-мачты и подниматься на мостик.
— И что же мне остается? Ходить кругами по палубе?
— Да. — Он с грохотом захлопнул ящик. — Но только в определенное время. В полдень и в полувахту. В остальные часы вы будете оставаться в своей каюте.
Разгневанная, София вскочила на ноги. Она не для того бежала от всяческих ограничений, чтобы подчиняться другим.
— Кто вы такой, чтобы указывать мне, куда и когда я могу ходить и что мне дозволено делать?
— Я скажу вам, кто я такой! — еле сдерживая бешенство, прорычал он. — Я человек, которому небезразлично, останетесь вы живы или умрете.
У нее подкосились колени.
— В самом деле?
— В самом деле. Я не капитан, но я человек, вложивший в это плавание немалые средства. Я человек, которому вы должны шесть фунтов и восемь шиллингов. А теперь, когда я знаю, что вы не в состоянии оплатить свой долг, я тот человек, который знает, что не увидит ни одного треклятого пенни, пока в целости и сохранности не доставит Джорджу Уолтему его гувернантку.
София сердито смотрела на него. Как ему это удается? С момента их встречи в таверне в Грейвсенде между ними возникло некое притяжение, которого она раньше никогда не испытывала. Она знала, что и он это чувствует. Но почему этот человек порой бывает таким нежным и чувственным, а порой — таким грубым и расчетливым?
— Понятно, — сказала она. — Все дело в шести фунтах и восьми шиллингах. По этой причине вы следили за мной…
Он протестующе фыркнул:
— Я не следил за вами…
— Вы постоянно смотрите на меня таким пристальным взглядом, что у меня мурашки по телу начинают бегать, а оказывается, вы видите лишь горстку монет. И с акулой вы боролись ради этих шести фунтов. Для вас все сводится к деньгам.
— Да.
Грей жестко, по-боксерски ударил кулаком по столу. От мощного удара жалобно задребезжало маленькое зеркало, прикрепленное к стене, а София едва не прикусила язык. Жестокая сила движения была немного пугающей, но и безумно возбуждающей, а он к тому же так сердито и так напряженно смотрел на ее губы, что она была почти уверена, что Грей ее поцелует.
И она была совершенно уверена, что ей этого хочется.
Целый бесконечный день Грей провел в тесном и душном закутке румпельной, он переворачивал страницы какой-то книги, старательно вглядывался в сливавшиеся в серые полосы строки, но не мог прочитать ни единого слова.
Он мог видеть только ее.
Когда дневной свет начал угасать, он, наконец, позволил книге упасть ему на грудь, закрыл глаза и задремал.
Когда склянки пробили вторую полувахту, он сдался. Чертыхнувшись и отшвырнув книгу в сторону, он встал со своего гамака, решив подняться на верхнюю палубу. Если ее образ все равно будет его преследовать, что бы он ни делал, то эту пытку с тем же успехом можно выносить и в ее присутствии.
Но его преследовало не только ее прелестное лицо. И не только мягкое роскошное тело, которое он все отчаяннее хотел увидеть освобожденным от хлопкового кокона.
Боже милостивый! Какая ирония жизни, даже смешно! В юности он тратил недели, заучивая сонеты, проводил годы, отшлифовывая степень прозрачности намеков, и все для того, чтобы в конце концов выяснить, что самая чарующая фраза в английском языке звучит примерно так: «Что бы ни случилось, мне бы совсем не хотелось, чтобы вас проглотила акула».
Однако когда он вышел на квартердек, то обнаружил, что там никого нет. Почти вся команда, кроме вахтенных, собралась на юте, откуда доносился громкий хохот, видимо, ром лился рекой. Офицеры были на мостике, о чем-то вполголоса переговариваясь. Грей поднялся на мостик и подошел к брату:
— Хороший ветер сегодня.
— Да. С мисс Тернер все в порядке?
— Было все в порядке, когда я уходил.
Они стояли молча, наблюдая, как солнце исчезает за горизонтом. С кормы доносились громкие радостные крики. Грей покачал головой:
— Не могу поверить, что ты выдал им выпивку после того, что они сегодня натворили.
— Сегодня суббота, команда выпивает за своих жен и подружек, ты же знаешь, — ответил Джосс.
— Да плевать, будь сегодня хоть день рождения самого дьявола. Если бы я командовал кораблем, им бы и капли не перепало до самого тропика.
Джосс саркастически хмыкнул:
— В таком случае им повезло, что не ты командуешь «Афродитой». Ты сам прекрасно понимаешь, что принимать подобное решение было бы по меньшей мере глупо. Кстати, а почему ты не с ними? После сегодняшней истории ты вполне мог бы присоединиться к команде.
Грей вздохнул. Он знал, что брат прав. На море смерть ходит за тобой по пятам, и настоящий моряк должен привыкнуть к этой спутнице и относиться к ней либо с улыбкой, либо с полным равнодушием.
— Тогда пойдем выпьем, — сказал Грей, слегка подталкивая брата локтем.
Джосс покачал головой:
— У меня нет возлюбленной, за здоровье которой я мог бы выпить. И жены тоже нет.
— Выпьешь в память о ней.
— Не сегодня. — Джосс оторвался от поручня и направился клюку, задержавшись для последней реплики — реплики, которая стала уже привычной и завершала почти каждый их разговор с того дня, как умерла Мара: — Иди без меня.
И Грей до сих пор не придумал, что сказать ему в ответ.
Как только Джосс исчез в люке, Грей неторопливо направился на корму, чтобы присоединиться к общему веселью. Вообще-то он начал праздновать немного раньше, крепко приложившись к заветной фляжке.
Нехитрая музыка стихла, и он услышал женский смех, легкий, даже немного кокетливый, который явно доносился с кормы. Грей замер, забыв спрятать фляжку.
Это могла быть только она. Грей знал это не потому, что узнал ее смех, а потому, что мисс Тернер была единственной пассажиркой на борту его корабля.
Еще несколько шагов, и правда предстала перед ним во всей красе. На юте среди матросов сидела мисс Джейн Тернер, удерживая на ладони глиняную кружку. Складки ее дешевого серого платья раскинулись поверх перевернутого ящика. Черт возьми, ведь он сам велел этой девчонке держаться подальше от фок-мачты.
Бейли взял несколько нот на своей свирели, и матросы затянули новую залихватскую песню. Грей подождал, пока они закончат куплет, затем тихо подошел к Софии и остановился за ее правым плечом. Некоторые из матросов, вскинув наполненные кружки, дружески приветствовали его, но большинство были так увлечены веселой песней, что не обратили на него внимания.
— Что вы здесь делаете? — спросила она, обернувшись и увидев Грея в свете раскачивающегося фонаря.
— Кто, я? — пробормотал он. — Я просто проверяю, как отдыхает команда, а заодно — как себя чувствует леди, оказавшись в компании матросов.
Она отвернулась и демонстративно поднесла кружку ко рту.
Грей склонился над ней:
— А теперь спрошу я: что, черт побери, вы здесь делаете?
— Я? Просто весело провожу время, — легко ответила она, делая очередной глоток. — Предлагаю вам заняться тем же.
Грей глянул в ее наполовину опустошенную кружку, удивленно хмыкнул и, все еще сомневаясь в увиденном, понюхал. Чистый, неразбавленный ром пила мисс Тернер. Наверное, именно этим объясняется ее жизнерадостное возбуждение. Она закончила аплодировать певцам и лихо осушила кружку одним глотком, который более пристал бы просоленному морскому волку.
— Грей! — О'Ши, протиснувшись сквозь плотный ряд подвыпивших матросов, сунул ему в руку наполненную до краев кружку. — Ты как раз вовремя — сейчас твоя очередь.
— Я здесь не для того, чтобы пить. Я пришел проводить мисс Тернер в ее каюту. Ей давно пора отдыхать.
Она бросила на него сердитый взгляд. Он ответил тем же.
— Ну же, Грей, — поддержал другой матрос. — Всего один тост.
Мисс Тернер томно прикрыла глаза и почти прильнула к нему.
— Ну же, мистер Грейсон. Всего один коротенький тост, — с усмешкой произнесла она обольстительным хрипловатым голосом портовой шлюхи. Эта соблазняющая хрипотца была очень хорошо ему знакома, и его тело моментально отреагировало на прозвучавший призыв.
Сирена.
— Ну что ж. — Он поднял свою кружку и громко, глядя в ее широко открытые прозрачные глаза, сказал: — За самую красивую женщину в мире и единственную женщину в моей жизни.
Все затаили дыхание. Грей наслаждался напряженным молчанием, широкая улыбка появилась на его лице.
— За мою сестру Изабель.
Матросы разочарованно загудели.
— Ты разучился веселиться, Грей, — проворчал О'Ши.
— Нет, не разучился. — Твердой рукой он приобнял мисс Тернер за талию. — А нашей милой леди все-таки пора в постель.
— Не так быстро, если позволите. — Она резко отстранилась от него и повернулась к матросам: — Я еще не произнесла свой тост. У дам тоже есть возлюбленные.
Волна соленых шуток и грубоватого хохота прокатилась среди гуляк. Грей отступил назад и поднес кружку ко рту. Если эта девица намерена унизить себя, с какой стати он должен ее останавливать? Кто он для нее, в самом деле?
Слегка покачиваясь, она подняла свою кружку:
— За Жерве. Моего единственного возлюбленного, mon cher petit lapin.
«За моего дорогого маленького кролика»? От неожиданности Грей поперхнулся ромом. Что за странные фантазии у этой девчонки!
— За моего французского учителя рисования, — продолжала она заплетающимся языком, — и за моего наставника в искусстве страсти.
Мужчины одобрительно закричали и засвистели, предлагая ей продолжать. Грей резко поставил кружку на ящик и подошел к ней:
— Ну хорошо, мисс Тернер. Очень забавно. Достаточно шуток для одного вечера.
— А кто шутит? — спросила она, поднося ко рту кем-то наполненную кружку и дерзко глядя на него. — Он любил меня. Безрассудно.
— Французы все делают безрассудно, — пробормотал он, начиная испытывать отчаяние. Он понимал, что девица сочиняет сказки, но другие-то этого не понимали. Настроение компании, продолжавшей подогревать себя крепчайшим ромом, стало меняться, переходя от добродушного веселья к похотливому предвкушению. — Но он ведь не слишком вас любил? Если позволил вам уехать?
— Полагаю, что да. — Она пренебрежительно фыркнула, потом кокетливо улыбнулась мужчинам: — Полагаю, это означает, что мне нужен новый возлюбленный.
Вот оно. Нужно было срочно заканчивать этот спектакль.
Грей нагнулся, быстро обхватил капризную гувернантку за бедра и перекинул через плечо. Она взвизгнула и попыталась освободиться, скользя перевязанными ладонями по его спине.
— Отпустите меня, грубиян! — Она извивалась, норовя побольнее ударить его маленьким кулаком.
Грей одной рукой прижал ее ноги к своей груди, другой похлопал по взбившимся на плече юбкам.
— Что ж, — заявил он матросам, выдавливая из себя идиотскую ухмылку, — мы отправляемся в постель.
Поощрительные возгласы и громкий хохот сопровождали их до самого люка на нижнюю палубу. Не отвечая на скабрезные шутки, Грей тащил свою извивающуюся добычу по ступенькам сходного трапа прямо в дамскую каюту.
Еще раз шлепнув ее по попе, чего она, сквозь все свои юбки, вероятно, даже не почувствовала, Грей опустил ее на пол. Стоять ей было трудно, и она тут же подалась назад, но он поймал ее руку и потянул на себя; как кукла, она послушно шатнулась вперед, почти бессознательно обвила руками его шею и безвольно повисла на его груди.
Ох, черт возьми!
Широко раскрыв глаза, она вдруг расхохоталась. Склонив голову и уткнувшись лицом в отворот его куртки, она смеялась. Смеялась громко, взахлеб, так что ее хрупкие плечи тряслись, как в ознобе.
— Это не смешно, — произнес Грей.
— Нет, смешно. Эти мужчины там… Что они подумают, увидев, что мы спустились вниз? — Она снова засмеялась. — Они подумают, что мы любовники, — проворковала она, вновь рассмеявшись.
— Моя дорогая, вы должны молиться, чтобы они так подумали. Потому что только в этом случае вам, мисс Тернер, удастся провести эту ночь спокойно. Матросы будут вести себя относительно прилично, только если поверят, что вы моя любовница.
Коснувшись его затылка, она молча стала накручивать завитки его волос на палец. Она играла с ними лениво и даже небрежно, позволяя ноготками слегка царапать его кожу. Бинты, похоже, совсем не мешали этой игре.
— Прекратите, — произнес он хрипло. Она не послушалась.
— Прекратите, — повторил он. — Вы должны беречь руки.
— Я не слишком их утруждаю. — Она прижалась подбородком к его груди и взглянула на него снизу вверх: — Интересно, сколько зубов у акулы? Похоже, не меньше сотни.
— Я… понятия не имею. — Когда она легко пощекотала его за ухом, он лишь стиснул зубы и чуть прикрыл глаза.
— Нет, не закрывайте глаза, — сказала она. — Мне нравится, как вы смотрите на меня… Таким голодным взглядом. Таким опасным. Словно ты пират, а я трофей, который стоит намного больше шести фунтов и восьми шиллингов.
— Да вы просто пьяны.
— Мм… А вы мужчина. Большой, сильный, с необычайно мягкими красивыми волосами.
Ее пальцы зарылись в его волосы, и Грей вдруг понял, что против своей воли испытывает сильнейшее, почти непреодолимое возбуждение.
Она хихикнула. Грею никогда не нравились хихикающие женщины, но, черт побери, этот негромкий смешок почему-то возбудил безумное желание.
— Хотите узнать, почему я смеюсь?
— Нет.
Пародируя какой-то восточный танец, она фривольно вильнула бедрами.
— Но я все равно скажу вам, — пробормотала она. — Все дело в ваших волосах. Они такого изумительного цвета, темного, восхитительного каштанового оттенка, с частыми проблесками рыжего. А вот тут… — ее пальцы скользнули вверх по его вискам, — небольшие пряди золотистого оттенка. — Она нахмурилась, словно попытка сфокусировать взгляд стоила ей немалых усилий. — Это напоминает мне о том, что с первого момента нашей встречи я хотела…
Она вновь хихикнула.
Да, черт возьми, теперь он хотел знать почему. Он очень, очень хотел знать почему. Сам он ни в малейшей степени не находил эту ситуацию забавной. Его тело отказывалось подчиняться его воле. Отдельные остатки былой решимости быстро таяли под напором растущего желания, а руки уже были готовы сорвать с нее это дешевое платье.
Теперь он даже не касался ее.
Но она касалась его. Она продолжала поглаживать его волосы и все плотнее прижималась своим теплым телом к его телу. Ее мягкий, податливый живот настойчиво терся о его напряженное естество, но все, что он мог сделать, — это сдерживаться, пусть даже из последних сил. Он должен уйти. Немедленно. Уйти из этой проклятой каюты, даже не оглянувшись.
Но он не мог. Боже, он просто не мог! Так приятно было чувствовать ее. Она хотела его, и это было слишком соблазнительным ощущением. Собственному желанию он, хоть и с трудом, еще мог сопротивляться. Но понимание того, что женщина тоже его хочет, всегда губительно действовало на него. Эта маленькая сирена ведет его и все его дело к погибели, и он уже почти готов сдаться и с обреченным восторгом пойти по этому гибельному, но безумно радостному пути.
— Я хотела, — выдохнула она, — так сильно хотела… нарисовать вас.
Нарисовать его?
Он нервно, но с облегчением рассмеялся. Да, с ней не соскучишься.
— Дорогая моя, я…
Грей умолк. Неожиданно в его голове возник четкий и ясный образ. Нет, не образ обнаженной и извивающейся под ним мисс Тернер, хотя, конечно же, этот образ будет преследовать его в мечтах.
Нет, он увидел перед собой портрет юного Дейви Линнета. Восприятие его образа художником, внимание к деталям. И неожиданно Грей представил, как может выглядеть он в глазах художника, от внимательного взгляда которого ничто не ускользает.
Он увидел небритого флибустьера, в лапы которого попала невинная гувернантка, по каким-то причинам покинувшая дом и набравшаяся в компании матросов. Еще он увидел мужчину, который вновь, словно это уже вошло в привычку, едва не нарушил слово, данное своему единственному брату. Плут и авантюрист в дурацких щегольских сапогах, который, не имея заслуживающих уважения достоинств, пытается с помощью денег добиться благосклонности своей сестры и признания общества.
Доля секунды понадобилась Грею, чтобы рассмотреть свой собственный неприукрашенный портрет, и ему не понравилось то, что он увидел. Что ж, он, возможно, никогда не станет образцом респектабельности, но будь он проклят, если он позволит миру запомнить его таким.
Оттолкнувшись от стены, Грей сжал запястья девушки и излишне резко отстранил ее от себя. Забинтованные руки растерянно опустились вдоль платья.
— Этого не будет, — сказал он скорее себе, чем ей. Отступив на несколько шагов, он жестко растер лицо, словно пытаясь избавиться от воспоминания о ее нежных, дразнящих прикосновениях.
— Почему же нет? Разве вы не хотите, чтобы я…
— Нет. Я ничего от вас не хочу. Я не хочу, чтобы вы меня рисовали. Я не хочу, чтобы вы прикасались ко мне. Я не хочу видеть, как вы крутитесь среди матросов, отвлекая их. Я не хочу больше видеть, как вы становитесь приманкой для акул. И вообще, я больше не хочу вас видеть.
Она смотрела на него широко раскрытыми глазами. В них больше не было смеха. Но Грей еще не закончил.
— Вы, — он ткнул в ее сторону пальцем, — чертовски глупы, поэтому даже не представляете, как вам повезло. Собраться пересечь океан, и как? Без денег, без сопровождения. Вы даже не представляете, что с вами могло случиться еще там, в порту. А здесь, на корабле, вы накачиваетесь ромом в компании матросов, многие из которых еще не забыли свое пиратское прошлое, произносите непристойные тосты и вообще ведете себя как портовая девка.
София тяжело сглотнула.
— Если бы я хотел вас, — продолжил он, нависая над ней с угрожающим видом, — я мог бы переспать с вами в первую же ночь на этом корабле. И скорее всего к настоящему моменту вы уже надоели бы мне. Вы распрощались бы со своей невинностью, а вместе с ней исчезло бы и ваше обаяние.
Ее глаза распахнулись в почти неприкрытом ужасе. Пьяный блеск в них исчез.
Грей отступил на шаг, потом еще, открывая ей путь к двери.
— Так что оставайтесь приличной английской гувернанткой, мисс Тернер. Идите в свою каюту, закройте дверь на засов, заберитесь в свою койку и в своих молитвах возблагодарите всемогущего Бога за то, что я вас не хочу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение сирены - Дэр Тэсса



туфта
Искушение сирены - Дэр ТэссаEris
2.08.2011, 0.38





а мне понравилось! даже очень. Очень чувственно
Искушение сирены - Дэр ТэссаАнна
26.01.2012, 20.30





Роман хорош !!! Мне очень понравился !!!
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарина
10.02.2012, 19.26





Неплохой, можнопочитать в своблдное время.
Искушение сирены - Дэр Тэсса-А-
16.09.2012, 8.02





Милый любовно-приключенческий роман.Интересно читается.Несколько приторно-слащаво описаны матросы. Прямо ангелы.Можно почитать для отдыха от душевных переживаний.
Искушение сирены - Дэр ТэссаВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.53





Роман почитать можно,гг очень понравился,а вот г героиня раздражала своей ложью.
Искушение сирены - Дэр ТэссаНаталья
17.01.2013, 21.37





Милый роман, многочисленные глупости вызывают улыбку, словно писала малолетка
Искушение сирены - Дэр ТэссаМарго
9.08.2013, 23.56





Прочитав данный роман получила противоречивые чувства- с одной стороны очень бесила героиня, а с другой восхищала своей силой и " искуплением" . главный герой просто лапочка- сильный, красивый, понимающий. В романе достаточно смешных моментов и в тоже время он не слащаво приторный. прочитала с удовольствием за вечер.... но, если бы не прочла до конца, то сделала бы иной вывод. а так 10
Искушение сирены - Дэр ТэссаЖеня
23.05.2015, 11.39





читается легко...неплохой роман!
Искушение сирены - Дэр ТэссаКира Корор
26.05.2015, 10.17





Вчера закончила читать ее роман "Romancing the Duke", это просто изумительно! Ролевики прикололи, очень понравилось как постепенно раскрываются маленькие тайны и неожиданности, в общем, понравилось всё! А когда дочитала до "I'm your brother!", просто ухахатабл. Очень остроумная идея. :-) В русском переводе называется "Исцеление любовью", обязательно почитайте!
Искушение сирены - Дэр ТэссаСоветик
24.05.2016, 15.38





Отличный роман)какая страсть между ними.правда София иногда бесила но в целом не плохо)
Искушение сирены - Дэр ТэссаЛала
3.06.2016, 7.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100